FoE: Боги тоже молятся

Довоенная история. Селестия сняла с себя полномочия правительницы всей Эквестрии и занялась только своей школой. О чем она думала в то время?

Принцесса Селестия

Обретенная Эквестрия. Часть 3. Хранители

Операция "Обретенная Эквестрия" началась. После того как Искорка нашла свою маму, ничто уже не мешало друзьям отправится в тяжёлое путешествие к заброшенной стране пони. Впрочем скоро выяснилось, что добраться до Эквестрии - плёвое дело по сравнению с тем ворохом проблем которые следует решить, причём немедленно, ибо время работает против наших героев...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони Человеки Бабс Сид

Не похожа я на глухую

После свадьбы Винил решает прогуляться прежде чем вернуться домой, к своей соседке, Октавии

DJ PON-3 Другие пони Доктор Хувз Октавия

Ложе для аликорна

Прилежная кобылка Твайлайт Спаркл дважды в месяц посещает Королевскую Кантерлотскую Библиотеку, чтобы набрать новых книг для своих исследований, поскольку ей уже не хватает библиотеки Понивилля. Но в последнее время она стала возвращаться с таким приподнятым настроением... и таким малым количеством книг.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Амнезия-после вчерашнего.

Что скрывают тёмные, неизведанные глубины памяти одного земного пони? Что может вспомнить и сделать он, очнувшись один в незнакомом месте? Берегись, Старлайт! Как бы не испугаться той части своей памяти, что была стёрта спиртом...

Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Дом Восходящего Солнца

Новая жизнь в новом мире. Немного одиноко быть единственным представителем своего вида, но я не особо выделяюсь в мире, населенном таким разнообразием разумных существ. Быть чужаком в мире без норм не самая плохая судьба, надо лишь немного привыкнуть.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Антропология

Всю свою жизнь Лира посвятила поиску любых свидетельств существования людей, и это стало ее одержимостью, поводом для беспокойства и жалости со стороны остальных пони. Но, что если она права? Права во всем.

Твайлайт Спаркл Лира Бон-Бон Человеки

Имя счастья

Братиши, я вам "розовых соплей" принёс))

Лира Бон-Бон

Ложное восприятие

Эта история повествует о двух близнецах-пегасах, брате и сестре, о их нелегкой жизни в современном альтернативном мире, где все и вся настроены против них.

Другие пони ОС - пони

Закат в полосках

Принцесса Луна, со-правительница Эквестрии, в один не слишком прекрасный день оказалась в другом измерении. Не было никаких встречающих злодеев или героев. Не было пони, живущих обычной жизнью. Вообще никого не было. Лунная принцесса ступила в мир Пустоты.

Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: Noben

На краю

Брэйв Винг стоял на краю Брыклинского моста, самого большого и величественного в Мэйнхэттене, архитектурного чуда и ныне памятника былым временам, отголоска некогда славного прошлого бывшей Эквестрии…

Да, именно бывшей, так как страна, за которую ветеран Великой войны проливал кровь, перестала существовать, распавшись после государственного переворота и отречения от престола Ее Величества, Владычицы Солнца, Принцессы Селестии, а после и Её сестры, Принцессы Ночи, Луны. Незамедлительно последовало подписание позорного мира с Зебрикой, после чего обескровленное тело Империи было разорвано на клочки, гордо провозгласившие себя национальными республиками. Новая власть не нуждалась в героях проигранной империалистической войны. Их участь была предрешена: сгинуть на свалке истории, уподобившись своим бывшим правителям…

Однокрылый, серый как тень, пегас смотрел на алый закат над бескрайним проливом, уходящим к самому горизонту.
Лучи заходящего солнца касались покрытого шрамами и ожогами, изуродованного войной тела ветерана.

Боевой офицер вытащил из старой полевой сумки запятнанную засохшей кровью фотографию. На ней был запечатлён он, со своим бравым третьим штурмовым рейнджерским взводом гвардейского полка Её Солнечного Величества. Храбрые, удалые, дерзко и с вызовом смотрящие прямо в лицо смерти, гвардейцы были ударным костяком и символом Эквестрийской Имперской армии.

Он помнил каждого из них…

Рядовой Стронг Соулз, бесстрашный земнопони, пулеметчик, прикрывавший отход колонны беженцев и подорвавший гранатой себя и окруживших его зебринских солдат. Его пламенная душа никогда не знала ни яда страха, ни тени мелочных сомнений.

Сержант Рэйни Дэйз, лихая пегаска, закрывшая смертоносную пулеметную амбразуру врага своим телом, дабы дать шанс солдатам своего отделения продвинуться вперёд и прорвать оборону. Игривая ухмылка ее изящных тонких губ навсегда застыла, легкими штрихами запечатленная на обветшалой фотографии.

Санитар Стронг Харт, хрупкая единорожка, вытаскивавшая из последних своих сил с поля боя раненых солдат и оказывавшая медицинскую помощь мирным жителям. В ее преисполненном великим состраданием нежном, но сильном сердце никогда не было места ни злобе, ни гневу, ни ненависти.

А вот и лейтенант Броукен Стил, его верный замкомвзвода. Да, храбрый малый был, героический, готовый сорвать с себя последнюю рубаху, не жалел себя ни во время войны, ни после неё… Из-за потери рога и одного глаза от осколков снаряда приобрел, как и многие инвалиды войны, зависимость от обезболивающих наркотических препаратов типа мед-икс, и вследствие чего не очень героически умер посреди грязной улицы послевоенного Мэйнхэттена от передоза. Его командира почти наверняка бы настигла такая же бесславная судьба из-за оторванного взрывом крыла, если бы не любящая жена…

Брэйв Винг взял в копыта другую фотографию, так трепетно хранимую им в нагрудном кармане, у самого сердца. На ней была изображена прекрасная белоснежная златогривая единорожка.

"О, моя милая Санни Роуз…" – горько вздохнул Брэйв Винг.

Казалось, она смотрела прямо ему в душу своими строгими, но любящими небесно-голубыми глазами. Он помнил каждый момент их короткой, но счастливой совместной жизни. Помнил, как он катал её на планере, как дарил ей цветы на этом самом мосту, как она провожала его на войну, как ждали друг от друга долгожданных писем, которые в неразберихе военного времени месяцами шли до адресата, как они клялись в верности до конца… И помнил, как она, уже после войны, дождавшись его с фронта, умирала у него в объятиях от внутреннего кровотечения после теракта на железнодорожном вокзале… Как жизнь медленно покинула ее хрупкое искалеченное тело, пока ее муж бился в агонии отчаяния в бессмысленных попытках получить помощь. Он знал, что её могли спасти. Могли, если бы у неё была медицинская страховка, которая теперь не положена семьям не существующего ныне государства в силу реформы системы здравоохранения. Слеза, одна за другой, падала на старую, потрепанную временем фотографию, которая прошла с ним всю долгую войну. Фотографию, оставшуюся лишь безмолвным свидетелем его глубокой печали и разочарования.

Затем, из полевой сумки он вытащил письмо, полученное им сегодня утром по почте. Он перечитал его…


"Отставному капитану Б. Вингу.

Ставим вас в известность, что, ввиду неготовности нашего прогрессивного общества, освобожденного от устаревших порядков империализма, содержать военных преступников бывшего режима вследствие их подтвержденной неспособности к адаптации и переоценке морально-политических ценностей, а также ввиду вашей инвалидности и неспособности принести пользу новому обществу, постановлено вам, отставному капитану Брэйв Вингу, согласно новому указу народного правительства Новой Эквестрийской Республики номер N от XX.XX.XXXX года новой эпохи, в течение ближайших двух суток явиться в ближайший медицинский пункт для добровольной эвтаназии. В случае вашей неявки, будет совершена конфискация всего вашего имущества в пользу добропорядочных граждан с лишением оставшихся членов вашей семьи (если таковые имеются) и друзей (если таковые имеются) права его унаследовать или вернуть каким бы то ни было юридическим способом, а также публичная казнь на энергомагическом стуле.

Коммендантура городского округа Мэйнхэттен."


"Не дождетесь, суки…" — прошипел вслух со всей солдатской ненавистью старый ветеран. Затем, смяв письмо в комок и плюнув на него, яростно вытолкнул его ногой в темные воды пролива…

Брэйв Винг, в последний раз взглянув на родные лица своих верных боевых товарищей, прошедших с ним все ужасы войны, и его бедной, нежно любившей его до конца своей жизни жены, в резком и страстном порыве прижал фотографии к груди. Сердце яростно билось, кровь кипела в жилах, но в голове у пегаса было ясно, как никогда до этого. Помедлив, он убрал фото в нагрудный карман старого, пропахшего кровью и порохом армейского штурмового комбинезона. Затем, взяв бутылку выдержанного виски "Дикий пегас", старый капитан тяжело вздохнул и прошептал: "Да уж, так мы и не успели её распить вместе с тобой, Стил…". После, осушив её до дна и вышвырнув за мост, проговорил, четко и выразительно:
— Простите, но у меня больше нет выбора. Я обещал жить назло всем невзгодам – но без тех, кому дано это обещание, оно не имеет смысла.
Он вновь, не спеша посмотрел на тускнеющий горизонт, за который уходило яркое Эквестрийское солнце… "Как иронично…" — прошептал, ухмыльнувшись, солдат погибшей Империи. Мгновение спустя, распахнув одно единственно сохранившееся крыло, и вдохнув чистого приморского воздуха, он уверенно сделал шаг вперёд.

"Мы встретимся… снова" — последнее, что пронеслось в голове у стремительно падающего штопором вниз пегаса…

Комментарии (7)

+1

А что-то низкая оценка, мне понравилось.

Artur
#1
+2

Выровнял оценку до тройки, все что смог.

False_False_Borya_ka
False_False_Borya_ka
#6
+2

Ангст в этом рассказе концентрированный, но очень уж бестолковый.

ratrakks
ratrakks
#2
0

Ну, почему сразу бестолковый? То что главный герой в итоге не вытерпел всю боль,страдание и отчаяние? Так, ангст редко заканчивается хорошо...

Steel_Ranger
Steel_Ranger
#3
+1

Не в этом дело, что ангст редко заканчивается хорошо — это так. Непонятно, почему он закончился плохо. Почему мы должны сопереживать персонажу? Чем уникальна его трагедия? Чем она отличается от многих других трагедий, обитающих здесь? Вкупе с НТВподобными пируэтами вроде

не дождетесь,суки

после относительно "высокого" стиля — понятно, почему рассказ заслужил такую оценку. Уж простите. Грань жанра и пародии на жанр очень тонка.

First_May_sky
First_May_sky
#4
0

Мог ли он в сложившихся обстоятельствах закончиться хорошо? Вот в чём вопрос...
А чтобы переживать персонажу, нужно, чтобы трагедия была уникальна? Тем более это собирательный образ многочисленных жертв послевоенного синдрома.
И, к слову, разговорная речь персонажей может не соответствовать общему стилю повествования...

Steel_Ranger
Steel_Ranger
#5
Авторизуйтесь для отправки комментария.