Автор рисунка: MurDareik
Глава 13. Ночной разговор Глава 15. Мелкие неприятности

Глава 14. Два капитана

Дэн разговаривает с капитаном ночных стражей. У Арзеса повторно читают память.

Глава 14. Два капитана.

Проходя по залам и коридорам замка, Дэн спрашивал стражников как ему пройти

к дежурному офицеру. Ему отвечали, и весьма вежливо, но всё равно провожая

его не добрыми взглядами.

Опять очередное разветвление коридора. Опять группа из пяти ночных

пегасов. Один из них явно старший. Он первый расправил перепончатые крылья

когда увидел приближающегося черного аликорна. Сделав шаг навстречу аликорну,

пегас спросил:

 — Вы кого-то разыскиваете?

 — О! Я уже полчаса ищу Рубена Шедоу, капитана ночных стражей. — ответил

черный аликорн.

 — Так, — пегас уставился своими лимонными глазами с вертикальными

зрачками прямо в переносицу аликорну. — Давайте я вас лучше провожу. А то

вы ещё полчаса его искать будете.

 — Большое спасибо, — аликорн вежливо кивнул. — Никто ещё из предыдущих

постов охраны мне помощь не предлагал.

 — Идите за мной, — сказал пегас и пошел по коридору влево.

Когда они отошли от поста, пегас повернул голову к черному аликорну и

спросил:

 — Скажите, это не вы сегодня нашего капитана в кустах в саду поймали?

Дэн едва не сел на круп от вопроса, как быстро распространяются слухи. И,

получается капитан разболтал о том что было? Или кто-то ещё видел как всё

это происходило на самом деле.

 — Не надо придумывать ответ, Дэн фон Бюррен. — пегас серьёзно посмотрел

на черного аликорна, чуть притормозил и они пошли рядом. — Я был в саду

тоже, только в воздухе, и старался как можно тише махать крыльями, вот вы

меня и не увидели. Хотя должен признать, капитана вы застали врасплох. И

разрешите представиться: лейтенант ночных стражей Дрим Флайтер.

Дэн хмыкнул. Новое знакомство, и все всё друг о друге знают.

 — Лейтенант, капитан был не прав, вы наверное признаёте это? — черный

аликорн решил сразу перейти в атаку в беседе. — Согласен, что не стоило

мне доставать своё оружие, но я не владею телекинезом сковывания и

отключения противника, а мне было не приятно что за мной шпионят.

 — Вы гость, а раз гость, то не имеете права носить оружие. — голос

пегаса был похож на голос лектора. — Однако, как я понял, оно является

частью вашего организма, и отобрать его у вас не получится.

 — Вы делаете верные выводы, лейтенант. — улыбнулся Дэн.

 — Спасибо. Но я хотел сказать кое о чём другом. — голос лейтенанта стал

грубым и злым. — Ты не такой как мы, ты враг этому миру, никто не имеет

права на свободу если хоть раз прервал чью-то жизнь.

 — Не хорошо подслушивать, — Дэн спешно пытался выстроить фразу. — Я повторю

это специально для тебя, офицер. В тот момент, когда я убивал себе подобных,

был только один выбор: либо я, либо меня. А я, когда поступал на службу,

давал клятву защищать свою страну как от внешних врагов, так и внутренних.

И не тебе решать правильно ли я жил в той, прошлой жизни. Нельзя ТАМ жить

по другому, вообще нельзя. — Дэн отвернулся, всё ещё идя рядом с пегасом.

Дрим ничего не сказал на такую речь черного аликорна. Он лишь несколько

раз глубоко вздохнул, успокаивая нервы.

 — Ты, лейтенант, не нервничай, — Дэн решил продолжить. — Ты можешь мне

не верить, но ты первый, лейтенант, кого я за свои годы не смог обнаружить.

Признаю, я совсем забыл что вы, пегасы, можете в воздухе зависать что бы

подглядывать и подслушивать.

 — Мы пришли. — сказал ночной страж, указывая на неприметную дверь у которой

стояли два единорга в качестве охраны. — Дэн фон Бюррен прибыл для беседы с

капитаном! — объявил лейтенант единорогам. Те расступились и телекинезом

открыли дверь.

Дэн сделав несколько шагов, почти вошел в комнату, но обернулся, что бы

посмотреть на лейтенанта. Тот, поднёс правое копыто к своим кошачьим,

лимонным глазам, потом медленно указал этим копытом на Дэна, развернулся

через левое плечо и ушел в темноту коридора. Дэн долго смотрел ему вслед,

и наконец, он понял этот жест. Так, только несколько по-другому, в его родном

мире сообщали лишь одно — "я слежу за тобой". Дэн хмыкнул, и вошел в комнату.

Небольшая, тускло освещаемая комната, со столом и местом для сидения

за ним, на стене карта города в деталях с обозначениями каждого дома.

На другой стене, полный план замка со всеми переходами, этажами и

помещениями. Раскрытое, в сторону города, окно. У пустой стены два места

для сидения, в саму стену в углу, вмурованы кандалы для нерадивых

нарушителей.

Глядя на город, крупом к входной двери, стоит серый единорог, капитан

гвардии Кантерлота, начальник ночных стражей Рубен Шедоу.

Дэн вошел в комнату, дверь за ним закрылась, но Дэн не спешил начать

разговор с капитаном; "Пусть он сам повернётся или что-нибудь вякнет" думал

про себя черный аликорн. И он испугался, так как заметил, что рог капитана

светится.

 — Ну проходи, чужак. — тихим голосом пригласил Дэна капитан, так и не

повернувшись к аликорну. — Присаживайся. Ночь будет длинная... — и он резко

повернулся.

 — Спасибо, капитан. — Дэн, чтобы скрыть испуг, говорил несколько медленней

чем обычно. — Надеюсь в городе тихо? — спросил он у капитана присаживаясь.

 — Пока тихо. — машинально ответил единорог. — Ну ты меня конечно напугал,

чужак! Я многое повидал за свои 15 лет службы, но меня ещё никто и никогда

так за горло не брал. — он с интересом разглядывал черного аликорна, в его

взгляде уже не чувствовался гнев, а лишь лёгкое раздражение и

заинтересованность гостем.

 — Всё бывает когда-то впервые. — заметил Дэн и поднял взгляд на офицера.

 — Ты вот что скажи, чужак, — капитан сделал шаг к Дэну. — Где так обучают

подкрадываться и прятаться?

 — Капитан, я конечно готов переходить сразу на ТЫ, — черный аликорн

улыбнулся. — Но хотелось бы что бы вы меня по имени называли. Дэн или

ДЭнис. Можно ДенИс.

 — Ха, а ты смелый. — капитан сделал ещё шаг. — Хорошо, Дэн так Дэн. Но ты

не ответил на вопрос.

 — На моей родной планете, эту подготовку проходят в "войсках специального

назначения". — аликорн отвел взгляд. — Готовят тщательно, обычные солдаты

служат год, за это время мало что можно изучить, контрактники служат

дольше. А офицеров готовят лет пять-шесть, и постоянно их тренируют.

Формируются группы из пяти-шести единиц, чаще целиком из офицеров.

Маскировка, скрытое перемещение в "зелёнке"...

 — Стоп, чужак. — Шедоу нахмурился. — Что такое — "зелёнка"?

 — Это общевойсковой термин у нас, обозначающий на карте зелёным цветом

леса и кустарники. — Дэн решил просвещать капитана. — Так вот, маскировке

и скрытому перемещению учат как основам боя. А мне, капитан, повоевать

пришлось, много пришлось. Это у вас тут тишина тысячелетняя, а у нас, за

всю историю человечества наша планета не знала войн самое большое — 139 лет.

Самая кровавая была вторая мировая. Более 70 миллионов человек было

уничтожено, как вам это, капитан? — и Дэн перевёл взгляд в кошачьи глаза

Шедоу.

Тот стоял не шелохнувшись, перестал светить рогом, и глаза его расширились.

Видимо последняя информация что-то затронула внутри офицера. Ну конечно же,

одно дело читать о десятках и сотнях погибших в какие-то лохматые года, и то

при войне между двумя разными расами, а тут...

 — А... — тихо начал Шедоу. — А когда это у вас было?

 — Около 70 лет назад. Мой прадед воевал, погиб защищая столицу моей страны.

 — А как же..? — начал капитан.

 — Слушай, гауптман, — Дэну надоел экскурс в историю своего мира. — Я теперь

часть вашего мира, и давай подходить к этой ситуации с этой стороны. Вашу

планету, повторяю — ПЛАНЕТУ, а не только страну, ждёт нашествие из космоса,

ты меня понимаешь?

 — Да. — коротко ответил единорог.

 — Ты понимаешь, что защитить страну от вторжения одними копьями и

блокирующими заклинаниями единорогов вы не сможете? Или ты считаешь, что те

кто построил космический флот, будут с вами драться на копьях и мечах?

Единорог молчал, потом вздохнул и отвернулся к окну.

 — Я сюда прибыл с товарищами, что бы хоть как-то своими знаниями и умениями

помочь вашим принцессам отстоять страну и планету. — черный аликорн встал с

подушки и подошел к капитану. — Да, я знаю что могу погибнуть в этой битве,

но я-то к этому готов, а твои стражники и гвардейцы? Кто из них готов бросится

на стреляющее орудие и заткнуть его своим телом, что бы другие могли добраться

до тех кто его обслуживает?

 — Что ты, Дэн, от меня хочешь? — спросил Шедоу опять посмотрев на аликорна.

 — Я хочу, чтоб вы мне верили, что я и мои товарищи вам не враги, и наконец

я хочу считать вас своими друзьями. — Дэн отвернулся к окну. — Без этого нам

будет трудно готовится к испытаниям.

 — Хорошо. — капитан что-то решил для себя. — Будем считать что в саду было

недоразумение. Я не готов так сразу считать тебя другом, Дэн, но я буду рад

если ты чем-то поможешь нашим стражникам и гвардейцам.

 — Это всегда пожалуйста. — ответил черный аликорн и протянул копыто.

Капитан посмотрел на поднятое копыто, поднял своё и стукнул им по копыту

Дэна.

 — Пойду-ка я спать. — Дэн пошел к двери. — Это вам дежурить, а мне сегодня

наверное опять от вашей принцессы не отвертеться. И, извини меня, капитан,

что я так резко достал свой ножик.

 — Иди, Дэн, иди. — капитан повернулся к окну. — Ещё увидимся.

На тёмно-синем, почти чёрном бархатном ложе, по краям обшитым серебристыми

нитями, и с вкраплениями светящихся точек изображающих звёзды, едва касаясь

рогами, спинами друг к другу, лежали два аликорна. Это были они, принцесса

ночи Луна, и её гость Эндрю Арзес Новер. Они лежали уже достаточно давно,

если белый аликорн лежал тихо и не двигался, то принцесса временами стискивала

зубы, на её лице проступал ужас сменяющиеся скорбью, но она продолжала, с

завидным упорством, держать свой рог в соприкосновении с рогом Арзеса.

Наконец, усилием воли Луна поднялась с ложа и открыла глаза. Она, не отрывая

взгляда смотрела на белого аликорна. В её глазах был страх, печаль, грусть,

нежность и ещё что-то неуловимо знакомое, как обычно матери смотрят на своих

детей которые выросли.

 — Да, — сказала сама себе принцесса. — Тут на десять тысяч лет ужасов, а

сестра и половины не видела. — она обошла ложе, подошла к Арзесу, всё ещё

лежащему без сознания, и легонько ткнув его копытом, позвала, — Андрей, а

Андрей! Давай вставай, пора по хатам. — но реакции от белого аликорна не

последовало.

Видя, что Арзес в глубокой "безсознанке", принцесса решила действовать.

Из её рога вырвался тёмно-синий луч, и попал точно в основание рога Арзеса.

То что произошло дальше, Луна не успела ничего понять. Арзес, как ужаленный

как-то хитро крутанулся на ложе, сделал какое-то неуловимое движение, и

прикрыв принцессу собой от лунного света из окна, бросился с ней на пол между

ложем и рядом стоящим комодом, одновременно накрывая её собой и крыльями.

Всё произошло в течении каких-то трёх секунд, и Луна, придавленная телом

Арзеса, громко крикнула:

 — Эй! Осторожней! — и стукнула копытом по ребру Арзеса.

 — Ой! — Арзес вскочил, возвращаясь в реальность, и поняв, что он сделал

только-что, густо покраснел. — Прости меня, Луна, мне показалось, что я всё

на войне, а "чехи" нас с другом в доме зажали....

 — Не извиняйся, Эндрю. — Луна уже встала, с хитринкой в глазах глядя на

Арзеса. — Я понимаю тебя. Кстати, крутая подготовка, наши стражники так не

умеют. — добавила она и хихикнула.

 — Не, ну правда, прости. — Арзесу было неловко.

 — Эндрю Арзес Новер, я, принцесса Луна, прощаю Вас, за неподобающее

поведение по отношению к нашей персоне. — громко сказала Луна. — Ну,

достаточно? — поинтересовалась ночная принцесса и улыбнулась. — Не, ну это

действительно было круто!

Арзес улыбнулся в ответ. Но в следующее мгновение его прошиб пот, он просто

представил, что бы было, если бы в тот самый момент, когда он упал на ночную

принцессу, в покои вошла Селестия. "В пепел и пыль стёрла бы" — подумал

белый аликорн и вздрогнул.

 — Я не верила тебе, прости. — Луна подошла к Арзесу. — Я не думала что у

тебя ТАКАЯ насыщенная жизнь. Но... Ты действительно влюбился в мою сестру

по детским рисункам? — она поглядела в глаза белому аликорну. — Теперь я

понимаю многое, даже вашу "любовь по фотографии". — и она снова, в который

раз, хихикнула.

 — Луна, прошу тебя, — белый аликорн глядел куда-то поверх головы принцессы

ночи. — Не рассказывай своей сестре всё, что ты увидела у меня про неё и про

себя. Это будет....

-Эндрю, — принцесса отбежала к окну и глядела на ночное светило. — Я сама

ничего не расскажу сестре, это всё будет тайной. Но это будет тайной, — и она

обернулась. — Только до момента когда ты сам решишь что бы я ей всё показала.

 — Спасибо, Луна. — Арзес кивнул головой. — Пойду я к себе, надеюсь стражники

меня не арестуют?

 — Не, дурашка. — Луна опять подошла к Арзесу. — Они теперь будут вежливыми,

ты только сам их не провоцируй. До завтра, Эндрю. Мне ещё до утра ночь беречь.

Арзес ещё раз поклонился принцессе и вышел из её покоев.

Закрыв за собой дверь покоев ночной принцессы, Арзес рысью поспешил к своей

гостевой комнате. Топот его копыт гулко раздавался по коридору, но стражники,

которые сейчас дежурили почти у всех основных дверей, не спешили выяснять кто

там занялся спортом ночью. Лишь когда белый аликорн, с грохотом повалил вазу,

при резком повороте коридора, чудом не разбив местную достопримечательность,

с другого конца коридора донеслось: "Эй, белый, ща синим станешь если так

продолжишь греметь!".

 — Извините, му.. пони. — Арзес громко прокричал в коридор. — Всё, я больше

не буду. – и перешел на шаг.

Но старший, стоящий на дверях, решил что последнее слово должно быть за

ним:

 — Да заткнись ты, ночной придурок. Ночь на дворе, в замке все спят, а ты

орёшь. Дискорд тебя побери!

Арзес тут тоже решил схохмить, он вспомнил фильм "В бой идут одни старики" и

ответил громким шепотом, но так что бы его услышали:

 — Всё, прекращаю, ухожу, не то по морде получу и подвиг свой не совершу!

Гогот по меньшей мере пяти стражников был ему ответом. Шутка пошла в массы.

Подходя к высоким дверям гостевой зоны, Арзес опять увидел стражников.

Только офицер был другой. На его эмблеме красовались катапульта и полумесяц.

И он был пегасом, а не единорогом. Арзес немного вздрогнул, когда он увидел

тёмно-бардовые, слегка светящиеся кошачьи глаза. Пегас сделал шаг в сторону,

подавая знак об открытии дверей, и негромко сказал:

 — Ты бы ещё под утро заявился. Нас тут уже о тебе спрашивали, но мы

не курьеры, и разыскивать тебя не собираемся. Иди, отдыхай, весь замок

переполошил. За чем по коридорам бегаешь? Ночью, таким как ты, спать надо,

а не стучать копытами в коридорах.

 — Извините...

 — Черри Дарк, лейтенант ночных стражей. — отдав поклон представился ночной

офицер. — Иди уж... — и пегас улыбнулся.

Только сейчас Арзес заметил поседевшую гриву пегаса, обтрёпанные

перепончатые крылья и множество уже затянувшихся шрамов на теле воина.

 — Прости, ветеран. Больше по ночам постараюсь не шуметь. — Арзес кивнул

лейтенанту и пошел к третьей гостевой комнате и не видел, как Дарк по

стариковски покачал из стороны в сторону головой, глядя ему вслед.

Семь стражников, стоявшие у дверей гостевой, вытаращились на Арзеса, но ни

слова не говоря расступились перед ним, давая возможность белому аликорну

открыть дверь своего пристанища.

Тихо открыв дверь, он проскользнул в комнату где уже в своей кровати спал

Дэн, опять храпя "высокохудожественно". А вот синяя кобылка аликорн, всё

так же стояла посреди комнаты и когда Арзес вошел, уставилась на него своими

изумрудными подсвечивающимися глазами.

 — Вот только давай без встречающих торжественных речей. — шепотом сказал

Арзес, и, добравшись до кровати, рухнул в неё и мгновенно отключился.