Автор рисунка: Stinkehund
Глава 15. Мелкие неприятности Глава 17. Встречи и клятвы

Глава 16. У каждого свои проблемы

А вот теперь приключения пошли врозь.

Глава 16. У каждого свои проблемы

Черный как уголь аликорн самостоятельно добрался до тронного зала, однако

перед входом дежурили четыре единорога белого и один, с офицерскими

атрибутами, тёмно-серого цвета. Именно он остановил черного окриком: "Стой!

Дальше идти запрещено! Ждите, вас вызовут."
Дэн переминался с ноги на ногу, пыхтел, но послушно ждал. Не очень-то

хотелось испытывать гнев солнечной принцессы и вступать в конфликт с её

стражниками.

Дверь приоткрылась, в щель выглянул церемонимейстер, так определил его Дэн,

и тихо сказал:

 — Вас, Дэн фон Бюррен, просят через минуту, тут надо убавить освещение.

 — Да ничего, — начал отвечать Дэн, но дверь закрылась. Уже себе под нос, он

закнчил. — Я уже привык...

Стражники сохраняли каменные лица. Лишь офицер с интересом, как на

какой-нибудь выставке, рассматривал черного аликорна. Потом, что-то решив про

себя, он топнул копытом и отдал приказ:

 — Открыть двери!

Раздался мелодичный звон, огромные, расписанные золотом двери тронного зала

стали раскрываться. Одновременно, стражники, делая мелкие шаги, двинулись в

разные стороны от входа держа телекинезом позолоченные копья. Свет, льющийся

через расрывающиеся двери, из тронного зала, был несколько другим, не таким

как тогда, когда Дэна и Арзеса привели к принцессам первый раз. В этот раз

свет был не обжигающим, а каким-то домашним, нежным.

 — К её высочеству, принцессе Селестии, — услышал Дэн, медленно проходя порог

распахнутых дверей зала, как объявляют о его приходе. — По её личному указанию,

Дэн фон Бюррен.

Дэн, сделав ещё пару шагов, припал на переднее правое колено, склонил голову

и громко сказал:

 — Дэн фон Бюррен прибыл по просьбе вашего высочества!

Он пока решил не вставать, так как знал, что такое почтение высказанное

ТАКИМ способом понравится любому правителю. Дэн не поднялся даже тогда, когда

услышал голос Селестии: "Оставьте нас!"

 — Я сказала: полностью оставьте! — уже громче добавила солнечная принцесса

когда гвардейский офицер попытался возразить.

Когда двери зала захлопнулись, Дэн услышал долгожданное:

 — "Черныш", хватит валять дурака, — голос принцессы был игривым. — Ты всё

сделал верно, но переигрывать, — в этот момент Дэн поднял голову. — Не стоит!

Черный аликорн прищурился и внимательно посмотрел в глаза Селестии, встал,

не отрывая взгляда, и улыбнулся.

 — Вы, дорогая принцессса, тоже любите быть актрисой. — Дэн, сказав это,

внутренне похолодел; никто, за последюю тысячу, а то возможно и более лет, так

не говорил принцессе, а вот он, в принципе ещё чужак, сказал такое.

Как будто лёгкая тень пробежала по глазам Селестии, но через секунду, её

пурпурные глаза опять, с добротой и игривостью смотрели на Дэна. То что Дэн

услышал дальше, почти не удивило его.

 — Правитель страны не должен показывать своих слабостей. — Селестия тихо

говорила своим мягким и нежным голосом, но подтекст звучал как лекция для

неучей. — Только я никак не пойму, почему ты решил что я играла свою роль?

И когда я её играла?

 — А вот не надо было показывать испуг и удивление, тогда, — Дэн тоже

перешел на преподавательский тон. — Когда вы прочитали воспоминания моего

друга. Ну не царское это дело "играть на публику". Хотя никакой "публики",

кроме вашей сестры и моих товарищей, там не было. Я вижу, вы сейчас хотите

спросить меня, а откуда я это узнал? — черный аликорн сделал

удивлённо-пренебрежительную гримасу. — Ну не надо меня держать за дурачка,

принцесса. Тут никакой, кстати, магии. Всё распознаётся по эмоциям и оттенкам

голосов. Я то на психологии, предмет есть такой, не дурью маялся, да и навыки

психолога немного повышал во время службы. Или вы считаете, что читать чужие

эмоции на лету только ваша прерогатива?

Никогда подданные Эквестрии не видели свою правительницу такой смущённой.

 — Мне задать не скромный и тайный вопрос, ваше высочество? — наклонив

голову к принцессе, задал вопрос черный аликорн. — Или вы мне без моих

вопросов всё расскажите?

 — Попробуй! — с сарказмом ответила Селестия и прищурилась.

 — Когда это вы успе... — начал задавать вопрос Дэн, но принцесса, сверкнув

рогом поместила черного аликорна в статис.

 — Ты сейчас не можешь говорить, но ты прекрасно меня слышишь. — Голос

принцессы мог заморозить Тихий океан. Селестия обошла замершего Дэна по кругу,

и опять остановилась перед ним. — Да! Я знала о вас! О вашей расе, о вашей

планете, о вашей жизни! Ты доволен? Как и как давно? А вот это останется

тайной, пока останется. И не сметь говорить об этом моей сестре или кому-либо!

Ты ещё не видел моего гнева, и уж поверь, не стоит его видеть. И запомни ещё

кое-что: ты можешь наедине со мной поднимать любые темы своими вопросами, и я,

по возможности, на них отвечу. Я уверяю тебя, ни одна тема не будет под

запретом, кроме той, что мы с тобой, только что обсудили. — произнеся

последние слова, солнечная принцесса вновь сверкнула рогом и Дэн, стоявший

как статуя, тихо опустился на круп.

 — Йупс. — только и смог сказать черный аликорн.

 — Да, а ведь я тебя пригласила для другого! — Селестия опять говорила

тихим и мягким голосом. — Я сейчас иду в малый зал завтракать, не составишь

мне компанию? Только чур о политике ни слова!

 — Да, ваше высочество! — отчеканил Дэн вскакивая на копыта, и улыбнувшись,

добавил. — С удовольствием!

 — Минуточку, я должна дать указания. — улыбнулась принцесса. — Скрим Азер!

На пороге зала появился, согнувшийся в поклоне, пожилой единорог, с черным

рогом, тёмно-синего окраса с седеющей коричневой гривой и ярко-малиновыми

глазами имеющих вертикальные кошачьи зрачки. На нем был пиджак и бабочка, а

его кьютимарка изображала цепь и перо. Дэн готов был поклясться что за дверью

этого персонажа он точно не видел.

 — Я здесь, ваше высочество! — густым басом заявил единорог.

Селестия покосилась на Дэна, потом, повернувшись к единорогу, громко

объявила:

 — В малом зале организуйте стандартный завтрак, на две персоны. И, — она

понизила голос. — Без прислуги.

 — Будет исполнено, ваше высочество! — как эхо отозвался единорог,

одновременно враждебно поглядев на черного аликорна. Поклонившись, на этот

раз строго по середине между Дэном и принцессой, Скрим Азер покинул зал.

 — А он у вас сообразительный. — заметил черный аликорн и хихикнул.

 — Я его ещё жеребёнком приметила. — задумчиво произнесла принцесса. — Но в

нём оказалось слишком много тёмной магии. Слишком. Его дед пострадал за

тёмную магию. Просидел в магическом заточении двадцать лет. Так что мне срочно

пришлось вмешаться и отдать внука на перевоспитание, и вот ему уже шестьдесят

лет, а он о магии и не вспоминает.

"Идеальный кандидат на мои уроки." — подумал Дэн.

 — А у него есть дети? — спросил неожиданно черный аликорн.

Что-то, как тёмное облако на миг заслоняющее Солнце, так и это что-то

промелькнуло по лицу Селестии.

 — Да, есть. Сын. Персиваль Луламун. Я слышала, он поклонник темной магии.

Путешествует по ночам, днём где-то отсыпается. — принцесса недоумённо

взглянула на Дэна. — А тебе это зачем? Хотя можешь не отвечать. Догадываюсь.

 — Это для общего развития! — назидательно ответил "фон".

Двери тронного зала раскрылись, вошел церемониймейстер и громко возвестил:

 — Завтрак для её высочества принцессы эквестрийской Селестии накрыт в

малом зале!

 — Ну, "черныш"? — Селестия кокетливо улыбнулась глядя на Дэна. — Составишь

мне компанию? Идём! Не стесняйся.

 — А долго?... — задал вопрос черный аликорн, но не успел закончить, как его

охватило свечение и через секунду он уже стоял вместе с принцессой перед

огромным длинным столом.

 — Охрэнэт! — всё что смог употребить из выражений Дэн, увидев сервировку
"стандартного завтрака на две персоны".

В ответ на его реакцию принцесса громко и заливисто засмеялась, наверное

искажённое "кавказским акцентом" выражение было действительно смешным для

этого мира. Черный аликорн продолжал рассматривать содержимое стола. Блюд,

которые ожидали их, было как минимум пять: нежнейший омлет с какими-то

цветочными добавками, что-то похожее на запеканку из мелких растений, даже

что-то напоминающее йогурт, но с очень обалденным запахом, лёгкие пирожные

с воздушным фруктовым кремом и несколько напитков разлитых в различные

графины.

На противоположных концах стола, который по длине мог равняться пяти

земным бильярдным, лежали пустые тарелки с пятью, да именно пятью столовыми

приборами. По две ложки и вилки разных размеров и ножу. Сама посуда выглядела

так, как будто она перекочевала с картин земных художников девятнадцатого

века, а столовые приборы отливали позолотой.

 — Ну, чего ждёшь, "черныш"? — обратилась к Дэну принцесса, и сделав несколько

шагов к правому краю стола, повернув голову, добавила, чуть-ли ни в приказном

порядке. — Занимай место!

Дэн сделав несколько шагов налево, плюхнулся крупом на подушки.

 — Эээ... — черный аликорн хоть и разместился с комфортом, на противоположном

от Селестии конце стола, но захотел предупредить принцессу о своей глупой

невозможности использовать телекинез. — Принцесса, я не обладаю телекинезом

и не могу... Эээ...

 — Я тебе помогу, "черныш". — Селестия улыбнулась. Её рог слабо засветился,

нож, лежащий справа от тарелки Дэна поднялся в воздух, блюдо с омлетом тоже

поднялось и направилось в сторону Дэна. Нож медленно отрезал кусочек, который,

отделившись от основного куска омлета, плавно лёг в тарелку черному аликорну.

Нож опустился рядом, а блюдо направилось на противоположный конец стола, где

принцесса проделав телекинетические манипуляции положила такой-же кусочек

себе в тарелку.

 — Бл... спасибо! — вымолвил Дэн вытаращив глаза на Селестию.

 — Приятного аппетита. — весело отозвалась принцесса.

Протянув копыто к самой большой вилке, Дэн, не заботясь больше об этикете,

отламывая вилкой большие куски омлета от своей порции быстро запихивал вилку

с содержимым в рот, не особенно заботясь о том, как это выглядит со стороны.

Дэн тайком наблюдал за Селестией, его поражала точность с которой она

телекинезом двигала вилкой и ножом, аккуратно отрезая от своей порции кусочки

и отправляя их себе в рот, даже не прикасаясь к приборам, а те как невесомые

двигались в пространстве управляемые лишь мыслью принцессы.

"Вать машу! Надо попросить несколько уроков. Ну аликорн я или `недопегас`
черный, а? Не, я конечно тут могу кое что применить, что Селестии наверное

и не снилось, но ТАК двигать предметами, увы, не могу."
Пока Дэн размышлял, в его сторону плавно перелетело два пирожных и

стакан, наполненный из какого-то графина.

 — И так, "черныш"! — принцесса промокнула свой ротик салфеткой и, не вставая

с места, продолжала угощать черного аликорна подставляя ему йогурт. — Я очень

хотела убедится, что мои гвардейские офицеры не лгут, когда ты им рассказал

о своей магии.

 — А как вы узнали, ваше... — Дэн был удивлён. В комнате с офицерами был

только он сам, и никто из присутствовавших точно не успел-бы доложить

принцессе о том, что черный аликорн им рассказывал.

 — У меня есть свои, — Селестия отвела взгляд. — Профессиональные тайны. И

так, значит ты носитель запретной магии? — она сверкнула глазами и посмотрела

на черного аликона так, что у него сразу возникло желание рассказать правду.

 — Да, принцесса. — Дэн перестал жевать и понуро опустил голову. — Но я

не собираюсь применять её во вред вам и вашему миру, я просто применю её во

время нападения пришельцев.

 — Я это уже поняла. — солнечная принцесса цепко держала своим взглядом

глаза Дэна. — Но ведь ты собрался обучать этой магии других, не так-ли?

"Штирлиц, это провал. Придётся колоться." — мысленно прошептал Дэн.

 — Да, ваше высочество. — черный аликорн готов был провалиться сквозь землю.

Несколько секунд ничего не происходило, Дэн ждал гневной триады или грома

от принцессы, но услышал лишь усталое:

 — Дурачок ты черный. — Селестия встала и направилась вдоль стола к Дэну.

Подойдя вплотную, она закрыла глаза и засветила рогом.

У Дэна закружилась голова, но потом это чувство исчезло, и он с интересом

оглянувшись, обнаружил что Селестия смотрит на него добрыми глазами и

улыбается.

 — Спросить разрешения не пробовал, а? — задала вопрос принцесса.

 — Но я думал...

 — Ох, глупые же вы люди, что с вами делать-то? — Селестия с укором глядела

на черного аликорна. — Ты ведь аликорн, хоть и не совсем такой как надо, но

ты не попадаешь под законы запрета как и твой друг.

 — Значит я могу?...

 — Можешь! Но не более одного ученика. — Селестия убрала улыбку и теперь

строго смотрела сверху вниз на Дэна.

 — И вас не смущают те знания которыми я обладаю? — ещё больше раскрыв от

удивления глаза спросил он.

Селестия вдруг преобразилась, её рог почернел, а глаза налились зелёным

светом.

 — Ты об этом? — загробным голосом спросила она. В следующую секунду из

её рога выскользнул зелёный луч и врезался в стену. Рог стал обычным как

и глаза, а принцесса с интересом рассматривала пятно на стене.

 — Ээээ... Твою-ж... Да! — черный аликорн явно был напуган и удивлён.

 — Ну и что в этом заклинании опасного? — спросила Селестия. — Да, сбивает

с копыт на раз. Больно, если попасть в дыхательные пути. Очень больно,

если попадёшь в грудь. — Она повернулась к Дэну.

 — Дорогая принцесса. — черный аликорн понял что это просто очень похожее

заклинание. — Вы прочитали внешний вид заклинания у меня в голове, но не

само его.

Глаза Селестии слегка расширились, а на её лице отразилось недоумение.

 — Этим заклинанием обладает правительница перевертышей Кризалис. Я знаю

о чем говорю. Это одно из самых сильных заклинаний. — молвила принцесса,

переходя к стене.

 — То что у меня здесь. — Дэн ткнул копытом себе в голову. — Пострашнее

вашего `имитатора`. Хотите продемонстрирую? — он ехидно прищурился смотря

на принцессу.

 — Давай! — с азартом выкрикнула Селестия.

 — А разве здесь разрешено? — он хмыкнул и обвёл копытом зал.

 — Я приказываю! — гордо возвестила принцесса.

 — Он момэнт! — черный аликорн поднял копыто. — Мне нужен живой объект

для этого. Потом, дорогая принцесса, вы попытаетесь его вылечить. Вы согласны?

В ответ принцесса стукнула копытом, её рог сверкнул светло-салатовой

вспышкой и как по волшебству, в зале, возникла бадейка с пальмой.

 — Действуй, "черныш"! — громко объявила принцесса.

Из рога Дэна вылетел зелёный луч, почти копия того что минуту назад

продемонстрировала принцесса и попал в пальму. Луч прервался, Селестия с

интересом поглядела на пальму, на которой не было заметно никаких повреждений,

потом, улыбнувшись, перевела взгляд на черного аликорна, как-бы спрашивая: ну

и что? Дэн хмыкнул и указал копытом на листья пальмы. Те начали сохнуть прямо

на глазах.

У принцессы расширились глаза, но она тут-же взялась за попытку лечения,

её рог зажегся матовым светом и она наклонилась к пальме. Но как не пыталась

Селестия исправить последствия, пальма была уже мертва и по залу стал

распространяться запах гниющих корней.

Поняв безуспешность попыток, принцесса повернула голову к Дэну, который

с трудом сдерживал усмешку, и испуганно поглядела на черного аликорна.

 — Это что за дрянь? — спросила принцесса дрожащим голосом.

 — Луч смерти, ваше высочество. — Дэн поклонился и отвернулся к окну.

 — Где ты взял это?! — громче спросила принцесса нахмурившись.

Дэн повернулся к принцессе и удивлённо поглядел на неё.

 — Вообще-то это одно из заклинаний вашего мира. — черный аликорн смотрел

принцессе в глаза. — Да, возможно вы его не знаете, ведь оно было под

запретом больше лет, чем живёте вы, ваше высочество. Но вы-же сами настаивали

что-бы я показал то, что я знаю, так что мне непонятен ваш гнев.

Селестия сверкнула рогом и бадья с уже гниющей пальмой исчезли из зала, а

воздух очистился. С хлопком, рядом с черным аликорном, возникла подушка, на

которую, подойдя, тут-же присела солнечная принцесса.

 — Скажи, Дэн. — Селестия говорила тихо, голос её дрожал. — Ты считаешь себя

в праве использовать эту силу направо и налево или...

 — Нет, Тия! — Дэн копытом дотронулся до крыла погрустневшей Селестии. — Я

просто был нашпигован этим моими кураторами без моего согласия. То что у меня

здесь, — Дэн снова ткнул копытом себе в голову. — Очень страшная вещь, хотя

наверное Арзес вам и не такое показывал. Однако, он научник, а я солдат,

боевик так сказать. Мое дело, дал раз в ухо, чтоб с копыт и сразу, а не

разводить сопли на перевоспитание негодяя. Вот по-этому, он и старший в нашей

группе, а я так, `сопровождающий`.

Принцесса немного успокоилась, потом, что-то решила про себя, и махнула

копытом.

 — Каков принцип действия твоего заклинания? — Селестия с интересом взглянула

на черного аликорна.

 — Генетическое отравление органики, вам это о чем-нибудь говорит?

 — Биолог-экспериментатор? — подняла бровь солнечная принцесса.

 — Не, я сам не понимаю принципа. — Дэн слегка покраснел.

 — А ваша подруга? — Селестия прищурилась.

 — Она — ходячая электростанция. — черный аликорн улыбнулся. — Может, если

понадобится, город на час электричеством обеспечить. А может такой молнией

долбануть, что ваш лес мигом в пепел превратится, даже если пегасы дождь

устроят. Одновременно, она — ходячая энциклопедия, вот у неё знаний можете

нахвататься `по самое не балуйся`. — принцесса эмоционально отреагировала на

последнее словосочетание, весело хихикнув. Дэн же продолжал. — Хотя у нас

есть правило не делиться прогрессивными знаниями во вред другой цивилизации.

Вы, наверное, тоже таких принципов придерживаетесь? Правда Арзес его немного

нарушил, когда про антиводу вам рассказывал.

Селестия не ответила, грациозно поднявшись с подушки, встав спиной к

черному аликорну, что-то бормоча под нос, гордо выпрямилась и выкрикнула:

 — Скрим Азер!

Двери зала распахнулись и на пороге появился пожилой синий единорог.

 — Я здесь, ваше высочество! — опять басом отозвался он.

 — Всё убрать, — принцесса махнула головой в сторону стола. — Заседание

Кабинета Министров перенести на вечер. Вызвать начальника гвардии и начальника

городской стражи в желтый кабинет. Пригласите принцессу Ми Аморе Каденс. Пока

всё.

 — Будет исполнено, ваше высочество. — ответил единорог в поклоне и задом

вышел из зала закрыв двери.

Принцесса обернулась к Дэну, смерила его взглядом, и, голосом, в котором

уже не было игривости и веселья, спросила:

 — Ты со мной сам пойдёшь, или помочь?

 — Я вообще-то сам пока ходить могу. — обиженно отозвался тот.

 — Тогда чего расселся? — Селестия мягко улыбнулась. — Пойдём, желтый кабинет

рядом, в десяти шагах, за этой дверью.

 — Ну, дык, не хоца! — черный аликорн встал с подушки и подошел к принцессе.

Солнечная принцесса засветила рогом, двери раскрылись и аликорны, бок о бок

вышли из малого зала.

Кантерлот.Город.Кафе.

Как только Арзес переступил порог кафе-бара, ему в ноги кто-то упал под

негромкий гогот посетителей. Арзесу показалось, что он попал не в тихое

место, а в аналог салуна с Дикого Запада, с той лишь разницей, что вместо

ковбоев, места в нём занимали сами лошади, представленные пегасами, земнопони

и единорогами. Причём последних, было в разы больше. Присутствовали даже

четыре грифона и минотавр, за противоположным от входа столом. За невысокой

стойкой, белый, с короткими, а-ля Чарли Чаплин, усиками единорог, держа

телекинезом фужер, с особой тщательностью протирал его белой бархатной

тряпочкой. За ближайшим к выходу столом сидела колоритная компания из шести

разноцветных единорогов в цилиндрах, с сигарами в зубах, а перед каждым из

них в воздухе парили игральные карты. Чуть далее, разместились четыре

гвардейца: три пегаса и единорог, без золотых шлемов, и с азартом

вылакивающих, прямо из горла, очередную винную бутылку, пуская её по кругу.

Судя по всему, этим они занимались уже давно, так как несколько, точно

сосчитать было нельзя, уже опорожненных, бутылок лежало как на столе, который

был улит вином, так и под столом. У крайнего углового стола, тот что был

ближе к окнам, на полу, в луже вина лежал серый пегас, обнимая уже пустую

бутылку, и чему-то улыбаясь во сне. За самим столом, уронив голову так, что

только рог не давал владельцу свалится под стол, в полной отключке,

полусидел — полулежал зеленоватый единорог. За тремя столами в центре было

по два-три посетителя, более-менее трезвые на вид. У самого дальнего стола,

который был ближе к кухне, сидела одинокая единорожка, и телекинезом то

включала, то выключала магическую лампу. Левее барной стойки возвышалась

сцена, на которой присутствовал вполне земной рояль (Арзес даже удивился,

как можно играть КОПЫТАМИ?), правда музыкантов что-то было не видать.

Наконец, звон разбитого стекла, оторвал взгляд аликорна от созерцания

обстановки, и он соизволил поглядеть себе под ноги. Там, на полу, у его

копыт, силился встать белый единорог, но то-ли у него были не лады с

координацией, то-ли он был пьян, единорогу это не удавалось. Быстро просчитав,

что сам сей представитель местной элиты никак свалиться под ноги не мог,

Арзес решил разобраться, какая-же местная гадина так уронила сего посетителя.

Многие имеют это чувство, так называемый "обратный кадр". Это когда вы

начинаете вычислять траекторию предмета от обратного, даже если не видели

откуда точно прилетел сам предмет. Арзес владел этим чувством в совершенстве

и ему не составило труда остановить свой взгляд на третьем от входа столе,

за которым, спиной к входу, сидело два единорога тёмно-синего цвета.

"Ну, в общем, я предполагал, что Эквестрия хоть и "сказка", но имеет

свои жесткие реалии." — подумал про себя Арзес, тихо приближаясь к столику.

 — Эй, уважаемые. — Арзес окликнул единорогов, подойдя почти вплотную к ним

и со стороны казалось, что белый айсберг возвышался за их спинами. — Я к вам

обра... — договорить Арзесу не дали, в его грудь выплеснулось пиво из кружки

которую только что держал телекинезом один из единорогов. Будь Арзес ростом

с обычного единорога, пришлось-бы умыться пивом.

Шум стих, все с интересом смотрели в сторону Арзеса и синей компании,

даже был слышен шепот одного из грифонов: "О, ща будет спектакль!"
Арзес понял, что методы убеждения здесь уже не помогут, внутри него как-бы

начало разгораться пламя, только оно было не горячим, а очень ледяным.

 — Если я захочу с кем-то говорить, я сам разговор начну.- синий единорог

даже не повернувшись к Арзесу говорил хрипло и угрожающе. — Вали мимо,

герой, не ищи бесплатных медалей.

Рог белого аликорна сверкнул голубоватой вспышкой и вокруг каждого из

единорогов возник ледяной вихрь из мелких и очень острых льдинок. Единороги

в панике замерли, так как при попытке сместиться за пределы вихря, их шкуру

сразу вспарывало облако мелких ледяных игл. Два вихря крутились с бешеной

скоростью и самих единорогов за серой пеленой даже не было видно.

 — Не хорошо, "синяк", совсем не хорошо. — тихо говорил Арзес, но его было

слышно даже на противоположном конце зала. — Я мог вас сразу заморозить до

нуля, но мне лично, это не нужно. И так, я сейчас, убираю вихрь и ты, со своим

напарником, берёте свои манатки и исчезаете отсюда так быстро, как только

можете. И чтоб я вас здесь больше не наблюдал, а лучше-бы вообще не чуял.

И Дискорд вас побери применить вам что-то из заклятий, так как вы сейчас

находитесь под заклинанием "магическое зеркало". Я думаю, не надо вам больше

ничего объяснять?

 — Да! — ответили в унисон пленники вихря.

Вспышка и перед посетителями на скамейке опять сидят два единорога, только

уже не синие, а белёсые, так как они с рога до кончика хвоста были покрыты

инеем.

 — Пшли вон! — громко сказал белый аликорн и двойка "моржей" галопом,

спотыкаясь, бросились к выходу.

В топоте копыт, громко прозвучал голос минотавра:

 — Ну, и где спектакль?

Когда за "синими" закрылась дверь, Арзес подошел к уже вставшему единорогу

и спросил его:

 — Что здесь произошло, почему они так с вами поступили?

 — А какое вам дело, собствен... — белый единорог поднял глаза и испуганно

замолчал глядя на белого аликорна.

 — Да я просто, мимо проходил. — ответил Арзес и улыбнулся.

 — Извините, сэр. — белый единорог опустил голову. — Это долгая история.

 — Ну тогда давай за теперь свободный стол, я послушаю, заодно и перекусим

вместе. Я плачу! — Эндрю приглашающе махнул копытом в сторону освободившегося

стола.

 — Спасибо, сэр.

 — Эй, я вовсе не сэр и не пэр. Меня зовут Эндрю Арзес Новер, я ясно

выражаюсь? — белый аликорн, распахнув крыло, подтолкнул им единорога к столу.

 — Извините... — белый единорог плюхнулся напротив Арзеса. — Меня зовут

Бур Рокфельд, я представляю торговую ассоциацию купеческих караванов

между Эквестрией и Грифоновской Империей. Просто эти два... представителя

решили поиграть на ценах, а когда я выступил за исключение их из ассоциации,

нашли меня и хотели избить.

 — А я, на их беду, случайно помешал им это сделать. — закончил Арзес за

единорога. — Эй! — Арзес не знал как обращаться к барпони... бармену, ну

в общем к тому, кто стоял за прилавком. Но тот, откликнулся мгновенно.

 — Виолетта! — громко крикнул единорог за стойкой. — Обслужи клиентов!

У Эндрю даже отпала челюсть когда на роликах (!) перед ним возникла чУдная,

сиреневая единорожка с рыжими гривой и хвостом, заплетёнными в маленькие

косички, одетая в белоснежный передник официантки. Она, левитируя блокнот

и карандаш, кокетливо поморгала своими ярко-голубыми глазками, весело

улыбнулась и спросила так, что в миг испортила свой имидж:

 — Ну, прынц, что жрать и пить будем?

Арзес замотал головой, так как от такой экспрессивной лексики он несколько

ошалел. Немного придя в себя, белый аликорн улыбнулся в ответ и быстро выдал:

 — Чего-нибудь поплотнее и горячего, на двоих, плюс чего-нибудь

безалкогольного на твоё усмотрение юная грубиянка.

 — Пирог со шпинатом, яйцами и острым перцем вас устроит? — убрав улыбку

спросила единорожка.

 — Тягай сюды. — белый аликорн решил подыграть.

 — Две порции пирога и два бокала безалкогольного эля, так? — продолжала

спрашивать Виолетта.

 — Угусь! — Арзес кивнул ей и повернулся к единорогу купцу.

Виолетта исчезла так быстро, что поднялся небольшой вихрь.

 — Вот я не пойму, — белый аликорн уперся взглядом в основание рога белого

единорога. — Тыж сказал что "это долгая история", а сам уложился в полминуты.

Это как?

 — Вам, небожителям, не интересны проблемы рядовых жителей. — Бур опустил

взгляд на столешницу. — Так зачем рассказывать подробности?

 — Вот что, друг. — Арзес заметил как дернулся единорог. — Я не принц и не

лорд. Я даже не сэр. Ты понял? То что я аликорн, это воля случая, а так...

 — Значит ты не из королевского рода? — Бур вытаращился на Арзеса.

 — А причём здесь род? — белый аликорн поднял брови. — Я просто гость в этом

мире, и только.

 — А... — единорог от удивления едва не грохнулся со скамейки. — А откуда ты?

 — Я уже говорил, мимо проходил. — Эндрю криво улыбнулся. — Не время тебе

знать это пока. Считай я просто гость вашей принцессы. И так, в чём твоя

проблема, может я смогу её решить?

Официантка-единорожка на роликах, возникла рядом со столом, как будто она

сгустилась из воздуха. Рядом с ней, висел, поддерживаемый её телекинезом,

поднос с двумя тарелками и двумя кружками.

 — С вас шестнадцать бит. — заявила она, опять улыбаясь.

Арзес, телекинезом, вытащил из поясной сумки двадцатибитную монету с

изображением Селестии, бросил её на стол, и сказал:

 — Без сдачи, и исчезни, малышка, ты мешаешь.

Виолетта выполнила всё в точности, оставив поднос на столе и забрав монету.

 — Ну, — белый аликорн телекинезом подтянул тарелку с пирогом к себе под

нос. Отломив кусочек отправил себе в рот. — Фто фа пфопфлефа?

 — Давай сначала прожуём, а потом расскажу. — единорог подтащил свою тарелку

с пирогом к себе и тоже приступил к поеданию своей порции.

Некоторое время они сидели поглощая вкусный, Арзес даже удивился, вроде и

не мясное блюдо, пирог.

Тем временем, компания из минотавра и четырёх грифонов распалась. Два

грифона, встали, и направились к выходу, причём один, изменив кратчайший

маршрут, стал протискиваться к барной стойке за спиной белого аликорна.

Если-бы не обострённое чувство осязания, Арзес ничего-бы и не заметил, а

так, как только грифон, с взъерошенными перьями, миновал его, рог аликорна

сверкнул тёмно желтой вспышкой. Из пола выросли небольшие растения и

опутали хвост и задние лапы грифона не давая ему сдвинуться с места.

 — Стоять, "длинношаловливохвостатая" птичка! — громко сказал Эндрю, не

поворачиваясь к грифону. — Или ты возвращаешь мне содержимое моей поясной

сумки, или я сейчас переломаю тебе хвост и крылья. — с этими словами

белый аликорн развернулся к грифону, продолжая светить рогом, а растения,

удлинившись, опутали крылья и передние лапы воришки.

 — Аааа! — заорал грифон, точнее грифона, когда Арзес разглядел её

ближе. — Отпусти, крутейший, ща всё верну.

 — Браво! — заорал со своего места минотавр. — Так её!

Одно из растений отпустило правую переднюю лапу грифоны и Арзес, кивнув

на свою поясную сумку, прошипел:

 — Ну, я жду, чучело.

Грифона, дрожащей лапой залезла в свой пояс с портупеей, на которой

болтался приличных размеров кинжал, и вытащив несколько двадцатибитовых

монет и бумагу, протянула их белому аликорну.

 — Забери, и лучше-бы я это не видела. — тихо сказала она.

Арзес телекинезом перехватил монеты с ордером и ссыпал всё это в сумку,

развернулся к столу и снова сверкнул рогом. Растения убрались в пол, от них

не осталось и следа, а грифона, под дружный свист посетителей кафе,

согнувшись, бросилась к выходу.

Отхлебнув эля, Арзес опять внимательно поглядел на купца, который съёжился

под его взглядом.

 — Я слушаю тебя. — сказал белый аликорн, ткнув копытом в плечо единорога.

Тот понял что не отвертеться и начал свой рассказ.

Поезд Кантерлот-Понивиль.

Поезд, мчащий по равнине, мерно отстукивал рельсовые стыки. В четырёхместном

купе было свободно, точнее был свободен весь вагон, но именно это купе

занимали двое пассажиров: фиолетовая единорожка Твайлайт Спаркл и её новая
"подшефная", синяя кобылка киборг-аликорн — Лэра Фёст.

Единорожка опять читала, причём читала запоем. Книга, которую она везла,

была одним из двух экземпляров чудом сохранившегося архива додискордовской

эпохи. Второй экземпляр, случайно найденный в главной кантерлотской библиотеке
(принцесса Луна, утверждала что она его "случайно нашла"), был торжественно

передан Твайлайт для пополнения коллекции книг в библиотеке Понивильской.

Правда при чтении, возникали некоторые трудности. Язык, на котором была

написана эта книга, несколько отличался от того, который существовал в

Эквестрии на настоящий момент. И Твайлайт иногда сразу не могла прочесть то

или иное предложение, долго подыскивая аналоги к новым неизвестным словам.

Киборг-аликорн неподвижно сидела перед окном, и казалось, что она просто

не видит, что происходит снаружи. Однако, те кто знал её возможности, мог-бы

со стопроцентной вероятностью сказать: она ведёт запись маршрута. Лэра

фиксировала всё, поворот дороги, наклон пути, неровности самих рельс,

излишний скрип рессор вагона, ветер что дул по равнине за окном, смещение

Солнца по небосводу и многое другое. Записанная личность (ЗЛ) восторгалась

пейзажем, а искусственный интеллект (ИИ) подходил к окружающей

действительности только с точки зрения рациональности и науки. Диалог

между ИИ и ЗЛ не слышен, однако он не менее занимателен.

ЗЛ: "Ты смотри как дорогу проложили, прям шедевр. По самым живописным

местам."
ИИ: "Не, могли-бы по прямой. Быстрее, дешевле, короче."
ЗЛ: "А может там у них заповедник?"
ИИ: "Глупости не пиши. Нет здесь пока такого."
Внутренний диалог был прерван смешком Твайлайт. Лэра обернулась, она, точнее

её рациональный ИИ, не понимал: что может так развеселить единорожку, которая

с блеском и хитринкой в глазах смотрела на Лэру.

 — Что тебя так рассмешило, Твайлайт Спаркл? — киборг изобразила удивление.

 — Ты так увлечённо смотришь в окно, но при этом не двигаешься... Пинки Пай

будет в восторге от твоего поведения. А Рарити точно тебя с манекеном

перепутает.

 — Вот ты называешь имена, — синяя решила всё выяснить. — А ведь я о твоих

подругах ничего не знаю. Может прояснишь ситуацию, хотелось-бы не попасть

в неловкое положение. — скромно закончила Лэра.

 — Хорошо, давай начну по-порядку. — фиолетовая волшебница закрыла книгу,

улеглась во всю длину койки и глядя в потолок, начала перечислять. — И так,

Пинки Пай. Очень странная розовая земнопони. Иногда кажется, что законы

мироздания не для неё. Не владея магией, перемещается мгновенно из точки А в

точку Б. Меня, знатока магии, удивляет. Очень задорная и почти всегда весёлая.

Готова устроить вечеринку или праздник на ровном месте, почти никогда не

бывает серьёзной, одни только шутки и смех. Причём, иногда её шутки переходят

все границы, но все её любят. Сама она любит всё сладкое, я даже иногда боюсь

за неё, уж очень много сахара ест. Но не зря она такая весёлая, иначе-бы не

смогла быть носителем "элемента смеха". Да, очень быстро разговаривает, бывает

трудно разделить её фразу на отдельные предложения.

ИИ: "Пациент "Кащенко", однозначно."
ЗЛ: "Надо поближе познакомиться."
 — Рарити. Единорг как и я. Лучший модельер Понивиля. — Твайлайт говорила с

гордостью. — Элемент щедрости, так как очень щедра со знакомыми и просто

по воспитанию. Очень творческая натура, правда иногда на столько увлекается,

что забывает где находится. Очень следит за внешностью, даже за чужой. Имеет

младшую сестру, Свитти Бель. Как модельера её приглашали в Кантерлот на

свадьбу моего брата Шайнинга Армора и принцессы Ми Аморе Каденс.

ЗЛ: "За каким пони — модельеры?"
ИИ: "Каденс? Это что за принцесса?"
 — Флаттершай. Пегаска желтого цвета, с розовой гривой. Наша тихоня и "мисс

нянька". Нянчится со всеми животными, даже дикими. Умеет с ними как-то

договариваться. Даже большие драконы её слушаются. Является носителем элемента

Доброты. Очень впечатлительная и ранимая, даже черезчур.

ИИ: "Не стоит подкрадываться к ней сзади и кричать `БУ!`".

ЗЛ: "Тут реаниматологи отсутствуют как класс, так что точно не надо."
 — Райнбоу Дэш. Это нечто! Пегаска с крайне сложным характером и воспитанием.

Её признательность и верность дружбе не знает границ, — единорожка немного

запнулась, хихикнула и продолжила. — Как и места для полётов. Если вам не

выбивали дверь, раму или чердачное окно — вы живёте не в Понивиле. Она себя

называет — "Лучший летун в Эквестрии". Летает да, стоит посмотреть, но вот во

время её "тренировок", лучше держаться подальше, так сказать "во избежании

случайных травм". Живет в Клаудсдейле, но друзья у неё в Понивиле. Если ты

ей не понравишься, трудно будет вас примирить. Как увидишь радужный хвост

свисает с облака, знай, это Райнбоу Дэш там отдыхает.

ЗЛ: "Радужный хвост? Это что за раскраска?"
ИИ: "В архив глянь, ответ не понравится, отвечаю!"
 — Эплджек. Главный поставщик яблок в Эквестрии. Яблочные сады, которыми

владеет семья Эплов, это одна из достопримечательностей нашей страны. — с

небольшим пафосом заявила Твайлайт. — Очень честная и трудолюбивая земнопони.

Умеет обращаться с лассо. Честность, её основное качество, иногда из-за неё

и страдает. Увидишь её, сразу поймёшь — перед тобой сельский трудолюбивый

житель. Имеет младшую сестру Эплблум и старшего брата Биг Макинтоша. Все мои

шесть подруг, очень будут рады новому жителю. Надеюсь, ты им понравишься.

ИИ: "Любители сельхозработ? Хе-хе, без пальцев собирать яблоки, это как?"
ЗЛ: "Познакомимся — увидим. Может и поможем."
 — Да, хорошие у тебя подруги. — киборг изобразила улыбку. — Надеюсь я

теперь не растеряюсь когда их встречу.

 — Встретишь, встретишь! — весело ответила единорожка. — Они меня сегодня

встречать на станции будут. Письмо я Спайку послала, чтоб готовился.

 — А кто такой Спайк? Твой сожитель? — задала не правильный вопрос аликорн.

 — Ха-ха-ха! Нееет! — смеясь ответила Твайлайт. — Это детёныш дракона, он

у меня помощником в библиотеке работает. Правда, я подозреваю, он влюблён

в Рарити. Приедем — познакомлю. Да, забыла предупредить. Тебе надо к мэру

обратиться, тебе-же жить негде, а потом и работу подыскать. Думаю, что тебе

на почту надо, ты крепкая, сильная, наверное быстрая. Быстро доставлять

посылки сможешь.

ИИ: "Почтальон? Это не круто."
ЗЛ: "А по мне — нормально. Сельская местность, сложностей, я думаю, не

будет. Пусть догонят если чё..."
В дверь купе постучали.

 — Вломитесь. — первой ответила киборг и, улыбнувшись, посмотрела на

ошарашенную Твайлайт. Правда та быстро среагировала на сию "шутку юмора" и

её недоумённое выражение на личике сменилось задорной улыбкой.

 — Это проводник соседнего вагона. — донёсся голос из-за двери. — Через

десять минут Понивиль. Стоянка — пятнадцать минут. Извините...

Единорожка пристально посмотрела на Лэру. Глазки у Твайлайт заблестели и

она, покачивая головой в утвердительном кивке, сказала:

 — Вы с Пинки споётесь. Это точно.

Паровозный гудок возвестил приближение станции.