Блестящее великолепие

Среди лесной тишины, одной зимней ночью, произошло удивительное волшебство для зрителей, смотрящих свысока

Другие пони

Ты будешь любить ее, если выпадет одиннадцать

«Огры и подземелья» Популярная у “ботаников” игра в Эквестрии. Игра, где все, что ты сделаешь, решает бросок кубика (дайста). Все что нужно, это несколько листков бумаги, игральные кубики и воображение, разумеется. Именно в эту игру играют Спайк, Биг Мак и Дискорд. Вот только благодаря магии Дискорда друзья могут оказаться внутри своей выдуманной игры, стать героями, которых они создали, и поучаствовать в ими самими выдуманных приключениях. Но как часто говорят, все это просто игра, и не стоит воспринимать ее всерьез.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Биг Макинтош Дискорд Шугар Бэлль

Шесть пони и один труп

Когда некая пони (или группа пони) оказывается ответственной за появление трупа, зачастую первым возникающим вопросом является: «Что делать с телом?» Что ж, у наших героев есть парочка идей. Больше, чем парочка.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Дни Осы и Паука [Days of Wasp and Spider]

Пони магически и генетически сконструированы быть идеальной расой слуг. Они мощные, умные, адаптивные и полностью под контролем их создателей. В результате аварии в лаборатории одна из таких пони освобождается от ментальных цепей, но может ли одинокая кобыла спасти себя и свой род, если даже не знает, что она раб? Это не Эквестрия, что вы знаете и не ваши маленькие пони... пока еще нет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Сказки Плохого Коня Для Впечатлительных Жеребяток

Эй, детишки. Кому вы поверите: старым книжкам или вашему дядюшке? В общем, я продолжу: давным-давно...

Другие пони ОС - пони

Голос гармонии

С приходом людей в Эквестрию жизнь сказочного королевства сильно изменилась. "Попаданцы" всех мастей каждый день оказывают влияние на жизнь волшебного мира. Но, как выясняется, не только они могут менять мир поняш. Брони, таинственные писатели "фанфиков" - кто они? Как влияют рассказы на мир Эквестрии? Твайлайт с подругами отвечают на этот вопрос в прямом эфире ток шоу на Human-TV. Писателям фанфиков и их критикам посвящается.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони

Ночная кобыла.

Доброго времени суток, уважаемые читатели. Эта вьетка родилась внезапно. Под влиянием одной песни, Мельница - Ночная кобыла.

С любовью в сердце по Эквестрии

Рассказ обычного жителя Понивиля о всей его жизни. Кто же знал что он будет таким интересным и местами душещипательным? Так и быть придется присесть в углу и дослушать до конца. Ведь главное в жизни это сострадание окружающих к другим...

Черили DJ PON-3 Другие пони ОС - пони

Радужногривые

Королева Твайлайт Спаркл и Императрица Фларри Харт погубили вверенный им мир. Эквестрия как страна перестала существовать, а над землёй завис таинственный Серый Мрак. Спустя десять лет семья из трёх радужногривых пони отправляется на небесном корабле "Разящая Радуга" искать посреди несчастной земли уголок, который они смогут назвать своим домом. Но скрывается ли он за горизонтом, в снегах Севера или за Выжженными Лугами... Или же дом гораздо ближе, чем они думают?

ОС - пони Король Сомбра

Прекрасные заграничные рассказы. Избранное.

Изумительные рассказы западных пейсателей в моём переводе. Перевод макисмально близок к оригиналу,хоть и адаптирован. И таки да, разрешения на перевод добиться мне удалось.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Лира Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 33. Кошмарная ночь или "не ходите пони в лес". часть 1 Глава 35. Контакты, конфликты

Глава 34. Кошмарная ночь или "не ходите пони в лес" часть 2

Глава 34. Кошмарная ночь или "не ходите пони в лес" часть 2

Окраина Понивиля. "Ночь кошмаров". Дэн фон Бюррен.

Перейдя горбатый каменный мостик, перекинутый через местную небольшую реку,

Дэн фон Бюррен, по тропинке подошел к краю леса. Он обернулся; со стороны

Понивиля доносился детский смех, весёлые возгласы, хлопки шутих и иногда в

ночное небо взлетали одинокие фейерверки. Черный аликорн решительно повернулся

к лесу, всматриваясь в тёмную чащу. "Неужели этот лес настолько опасен, что

его боятся даже взрослые? Это какой опасности там должны быть враги, что бы у

пони всех поколений выработался рефлекс запрета посещения леса? Ну видели мы тех

волков, Лариска им навешала, причём одна. Не уж-то я не справлюсь? Да враньё

это всё! Просто привыкли не доводить дело до смертельных случаев, вот и бегут от

леса. Типа так проще и меньше проблем. Значится так и поступим: идём в лес.

И мы ещё посмотрим, кто, кому и сколько..." Дэн решительно шагнул под кроны

ближайших деревьев.

В бледном лунном освещении, деревья действительно выглядели немного странно:

разыграйся у Дэна воображение, и он бы точно увидел каких-нибудь злобных энтов

или оскаленных рукастых гигантов. Но Дэн не принадлежал этому миру от и до. Он

трезво, без прикрас оценивал происходящее вокруг, и ничуть не мандражировал

от немного жутковатой обстановки. В тёмных кронах, в абсолютной тишине, на

мгновения загорались попарно желтые огоньки. Дэн увидев такое хихикнул: "Типа

страшные глаза!". Стоило остановиться и самому посмотреть своими красными как

раскалённые угли и светящимися в темноте глазами в ту сторону, как два парных

огонька гасли почти мгновенно. "Шутники-светлячки йопть!" — хмыкнул черный

аликорн, и пошел дальше.

Неожиданно, левее Дэна, в зарослях, хрустнула ветка. Черный аликорн мгновенно

развернулся в сторону шума и до рези в глазах стал вглядываться в темноту чащи,

одновременно обратившись вслух. Что то тихо прошуршало среди деревьев. "Фон" не

двигался. Шорох повторился. Правда чуть впереди. Черный аликорн почти не дышал,

вслушиваясь в окружающие ночные шорохи. По макушкам ночных деревьев прошелестел

ветер, но это было совсем не то, что Дэн услышал несколько секунд назад. Аликорн

тщательно вычленял посторонние звуки и прислушивался только к посторонним звукам

из чащи.

Треск, на подобии ломаемой спички, прозвучал не далее чем в дюжене ярдов

впереди от черного аликорна. Шорох справа и уже ближе прозвучал как эхо первого.

Дэн весь напрягся. Шестое, или какое там по счёту, чувство Дэна буквально
"кричало" что опасностей не меньше трёх-четырёх, и медленно его окружают,

выходя на буквально "убийственную" дистанцию броска, пусть пока и неведомого,

хищника.

"Так, товарищи заседатели," — думал аликорн. — "Похоже белый северный пушной

зверёк медленно, но верно, подошел к нам вплотную. Ну чтож, считайте, пока не

ведомые мне "герои", что орден "внеочередных люлей" вы заработали. Конечно, могу

сейчас взлететь и обломать вам великий кайф "поимения меня". Но тогда вы это же

самое в следующий раз проделаете с другим персонажем. Чем же вас "натянуть"?

Кошмаром? Нет! Это слишком мелко для вас. Где-то у меня в загашнике было..."

Дэн быстро копытом начертал пентаграмму со странными символами на вершинах,

закрыл глаза, сверкнул рогом и сказал "слово". Горячий, словно из пустыни или

печи ветер метнулся над тропинкой. Дэна и пентаграмму накрыл красноватый купол,

немного полупрозрачный, но явно защищающий от вторжения извне. Вспыхнула

багровым светом пентаграмма, грива и хвост черного аликорна окрасились в ярко

красный цвет и стали развеваться как от ветра. В воздухе ощутимо запахло палёной

шерстью, потом вокруг каждого символа пентаграммы взвились на пяток футов языки

пламени. Когда они опали, в вершинах пентаграммы стояло пять странных пони.

Кроваво-красного цвета, с огненными гривами, перепончатыми крыльями маленького

размера, и странными, похожими на мышиные, с заострёнными, чуть расплющенными

кончиками, хвостами. Головы каждого пони-демона, украшал витой, заострённый,

немного загнутый, рог. Уши этих "вызванных гостей", выглядели на подобии

эльфийских, и в каждом правом уже висело по золотому кольцу, диаметром в три

дюйма. В густой огненной гриве, угадывались маленькие, черненькие, немного

поблёскивающие в ночном свете загнутые рожки. На копытах этих пони-чертиков были

надеты острые, заточенные накопытники с ответвляющимися и не стесняющие движения

отростками лезвиями. Тела пятёрки покрывали странные, черные шипастые доспехи,

накрывающие жизненно важные части тел этих пони. Вся пятёрка, едва появившись

вокруг пентаграммы, как по команде повернулась к черному аликорну, и уставилась

на него своими ярко-оранжево-лимонными глазами, с не правильными, на подобии

полумесяца, кошачьими зрачками.

 — Ты звал нас, — грубо спросили они в один голос. — Временный хозяин? — эта

фраза, произнесённая немного с пренебрежением, явно показывала, что Дэну не

следует мнить себя самым-самым в общении с ними.

 — Ребята, — Дэн улыбнулся от уха до уха. — Тут хищники вокруг ходят, хотят

то ли мной закусить, то ли поиграться. Помогите их вразумить. Только прошу: без

жертв, но можно с хорошим внешним массажем. Уразумели?

 — Будет выполнено. — ответили они хором, развернулись к чаще и потянули носами

воздух.

 — Мантикоры. — сказал один, и все дружно кивнули соглашаясь.

 — Пять штук. — добавил другой, тоже получив всеобщее одобрение.

Один из дьявольских поней, что стоял первым, у которого был ещё, в отличии от

других, браслет на левой передней ноге, повернувшись к остальным, тихо буркнул:

 — Альмар и Думсар, это для вас двоих. — с хлопком, посреди пентаграммы возник

столик с чайником, тремя чашками, графином и какой-то снедью и три подушки

вокруг стола. — Мы посидим, понаблюдаем. — закончил "лидер", усаживаясь на

подушку. — Возникнут трудности, зовите. — "лидер" повернулся к двум другим и

указал на стол. — Садитесь жрать, братва. — двое, тех что назвали "Альмар" и
"Думсар" остались стоять, остальные пересели за столик. Вся группа вела себя

так, что будто черного аликорна вызвавшего их, не существовало вовсе.

Тем временем Альмар и Думсар посмотрели друг на друга, оскалились и гиганскими

прыжками бросились в противоположных направлениях в чащу. Громкий рёв пронёсся

по Вечнодикому лесу, затрещали деревья, засверкали магические вспышки. Гневный

рёв хищников сменился испуганным повизгиванием и жалобным протяжным поскуливанием,

сопровождаемый громкими и смачными звуками ударов, которые обычно доносятся из

тренировочного зала боксёрского клуба, когда с десяток тренирующихся с большим

удовольствием лупят по набитой ватой и песком груше.

 — В лесу раздавались шлепки по хлебалу... — прокомментировал черный аликорн,

прислушиваясь к хлёстким ударам в чаще. Группа чаёвничающих пони-демонов, как

по команде, повернули головы в сторону Дэна, и мгновенно прекратили жевать.

 — Ты, "черныш", юморист видать? — спросил "лидер". — Ты лучше вот что скажи,

тебе отчёт о нашей работе нужен? А то, ведь, мы уже почти закончили, так может

распрощаемся, до будущих времён?

Черный аликорн прислушался: из леса доносился только жалобный удаляющийся

скулёж, но звуков избиения уже не было слышно. На тропинку, не торопясь, вышли

Альмар и Думсар, зловеще ухмыльнулись друг другу, обнажая заострённые клыки и

сделали броухув.

 — Ну так что там? — спросил подошедших "лидер".

 — Пять — ноль, — весело ответили те в голос, потом, тот что слева, добавил

немного нервно. — Это не мантикоры, а неумелое дерьмо какое-то: на три удара ни

одного блока. Тьфу! — сплюнул он в сторону, и плевок, коснувшись земли, вспыхнул

как магниевая вспышка.

 — Тогда значит закончили! — возвестил "лидер" и вся команда, под хлопок

исчезающего столика с чайником и подушками уставилась на черного аликорна. У

Дэна перестали развеваться грива и хвост, которые снова приняли белоснежный

цвет с всполохами адского пламени.

 — Временный хозяин, — заявил "лидер". — На сегодня наша работа закончена, мы

никого не убили, поломанные хвосты, разбитые морды и сломанные зубы, я думаю,

не в счёт. Так что попрощаемся и до встречи! Адьюас! — раздался треск, под

каждым из поней-демонов разверзлась твердь и они пропали один за другим в

огненной вспышке. Мгновение, и опять перед Дэном фон Бюрреном узкая тропинка,

едва освещаемая бледным лунным светом, и, на грани слышимости, шелест листьев

в вершинах тёмных, немного мрачноватых деревьях Вечнодикого леса.

Черный аликорн, посмотрел в просвет над тропинкой, разглядел звёзды, шумно

втянул в себя ночной прохладный воздух прикрыв глаза, и громко, ртом выпустил

его из себя, топнул копытом и произнёс:

 — Надеюсь эти "мантикоры" получили достаточно. — он хмыкнул, и пошел по узкой

тропинке дальше, прислушиваясь к каждому шороху.

Минут через пять-семь Дэн вышел на небольшую полянку, по которой протекал

местный ручеёк и росли редко разбросанные, но густые невысокие кустарники.

В придорожных кустах кто то грозно зашипел и одновременно закудахтал. Дэн,

остановился, высматривая источник звука. Из кустов, навстречу черному аликорну,

распустив крылья и тряся одновременно зелёным и длинным, как у ящерицы, хвостом,

выскочило существо, напоминающие курицу и земноводное одновременно. Казалось,

что какой-то безумный учёный генетик, ненаевшись в "KFC" куриного мяса, решил

вывести породу, у которой, оторвав хвостик, можно получить потом такой же,

через некоторое время.

 — Эй, цыплёнок переросток, -"фон" был сама вежливость, — Тебе не говорили что

бросаться на других не хорошо? Особенно ночью? Понять не так могут.

Генетическая ошибка ничего не ответила, и уставилась своими красными, как у

самого Дэна глазами точно в глаза аликорна. У Дэна зашумело в голове, но то ли

здешний полупетушок-полуящерица не знал реалий, то ли Дэн просто как то не так

смотрел в ответ, но ничего не происходило. Наконец "фону" это наскучило, и он

весело спросил:

 — И долго ты думаешь так на меня смотреть? — аликорн криво улыбнулся. — Я не

твоего вида и меня взглядом завораживать не стоит.

Существо сделало взгляд страшнее, видимо ожидая каких-то изменений, но тут из

ближайших кустов донёсся тихий разочарованный шепот:

 — Ты смотри, а на него взгляд куролиска не действует.

Дэн отвернулся от взгляда непонятного существа, и посмотрел на кусты:

 — Эй, любопытные, — окликнул он, не обращая внимания, как местная живность,

теперь вместо злого взгляда, начала, словно бойцовый петух, напрыгивать на Дэна,

бросаясь ему прямо в грудь, и пытаясь раскрытым клювом, в котором поблёскивали

острые зубки, дотянуться до головы аликорна. — Я вам, там в кустах, говорю. А

ну выходите!

 — Мистер Дэн, — голосок был знаком. — Этот куролиск может обратить нас в

камень, своим взглядом, вот мы и не выходим.

Дэн повернулся к разбушевавшейся "генетическиправленной" курице, и зря.

Стоило только повернуть голову, и этот "куролиск", достал своим клювом до носа

аликорна и то ли клюнул, то ли укусил в него. Брызнула кровь. Аликорн пришел в

бешенство и заорал, не выбирая выражений:

 — Ах ты, б[цензура]ая курица! — Дэн сильно был зол. — Тебе теперь точно

п[цензура]ец!- на его роге стала сгущаться тьма, наподобие того, как дым от

горящего рубероида, концентрируется в закрытом помещении.

 — Тайхук! — выкрикнул Дэн и из рога вылетел черный луч, ударивший эту

полуптицу-полуящерицу точно в голову. Та глупо закудахтала, как курица в которую

запустили небольшим камнем и попали, и как безумная бросилась зигзагами наутёк.

Треск кустов и шуршание листвы быстро удалялись.

 — Не долго музыка играла, не долго фраер танцевал. — произнёс черный аликорн

глядя в след убегающей генетической ошибке, потом посмотрел под копыта, тряхнул

головой и направился по направлению к "говорящим кустам". Раздвинув их, он

обнаружил там трёх тех самых мелких кобылок, что видел рядом с Эпплджек. Они

испуганно жались друг к другу, и со страхом смотрели на страшного аликорна. Если

учесть, что по носу и бороде у него стекала тоненькая ниточка крови, то зрелище

было ещё то.

 — Так, детишки. — сказал Дэн строго, но сделав взгляд и выражение лица,

максимально добрым. — Не стоило вам это видеть. — "фон" высунув язык, слизнул

кровь.

 — Вы... Вы... — оторопело выговаривала пегаска в шлеме. — Чем это вы его?

 — Ментальный удар кошмара, дети. — он мигом погрустнел и смотрел на этих

малышей уже с состраданием. — Некоторые агрессивные животные не понимают слов.

И не понимают момента когда надо заканчивать. — Дэн криво улыбнулся. — Мне очень

жаль, что я дал волю эмоциям, и "переборщил". Но мы ведь понимаем что если-бы

вместо меня были вы, он бы вас не пощадил, не так-ли? — "фон" ещё раз проверил

языком нос, кровь уже не сочилась, но нос саднило.

 — А... — малыши немного успокоились и смотрели на аликорна уже с интересом, а

не со страхом. — А почему он вас в камень не мог обратить?

 — Детишки, я сам тёмный маг. Уж иметь защиту от элементарного каменного

проклятия я должен? — Дэн приподнял бровь. — Как вы думаете?

 — Вы очень опасный тип. — гордо заявила "фону" желтая земнопони, Эпплблум.

 — Я и не скрывал никогда этого. — аликорн широко улыбнулся. — Только я опасен

не для вас, это вы должны понять. У меня дома есть поговорка: "Кто с мечем к нам

придёт, тот от меча и погибнет." — в глазах малышей читалось и удивление и

восхищение одновременно. Но Дэн не Дэн если не схохмит. — Правда потом её

немного переделали: "Кто с мечем к нам придёт, тот в орало и получит."
Эпплблум и Скуталу хихикнули, а единорожка улыбнулась.

 — Вы вот что скажите, — аликорн смотрел неодобрительно. — Вам ведь запрещали

ходить в лес. Почему вы здесь?

 — Э... — белая с фиолетовой гривой единорожка, потупила глазки. — Нам было

интересно пойти за вами.

 — И не страшно? — спросил "фон".

 — Страшно, — подтвердила рыжая пегаска, Скуталу. — Но интересно!

Дэн задумался. "Они могли видеть как мои "чёртики" гасили мантикор? Вряд-ли.

Тогда бы пришлось чистить детишкам память."
 — Детишки, тут бродят очень опасные хищники. — Дэн говорил прописные истины,

но лучше повторить, точнее "лучше перебдеть, чем...". — Вот тут не далее

ярдов сорока отсюда крутились звери под названием мантикоры.

 — А чем вы их прогнали? — допытывались малыши.

 — "Бу!" — не сказав правды, пошутил Дэн.

 — Да ладно! — недоверчивая мордашка Скуталу была как флаг местного общества

сомневающихся.

 — Ну вы-же видели как "куролиск" сбежал? — и Дэн ехидно улыбнулся.

 — Да-а-а! — весело отозвалась троица в один голос.

 — И всё таки, — Дэн решил от темы не уходить. — Почему вы пошли за мной?

 — Мы уже не маленькие, мистер, — за всех говорила оранжевая пегаска. — Но у

нас до сих пор нет своих меток. Вот мы и пробуем себя во многих начинаниях,

с надеждой что они появятся. — и все три поняши грустно опустили взгляд.

Дэн задумался. В принципе понячьи детки его не сильно напрягали: чем бы дитя

не тешилось, лишь бы не вешалось. Но как известно, в поисках приключений, можно

их найти в особо жестоко извращённой форме, причём на свой-же круп. А если такое
"приключение" задевало не самих искателей, это уже становилось проблемой

окружающих взрослых. А раз сам "фон" оказался рядом, то надо как-то помочь этим

миленьким кобылкам, если не в поисках меток, то хотя-бы помочь им избежать

неприятностей, которые могут посыпаться на их часть тела, откуда растут хвосты,

и причём очень быстро и в огромных количествах.

 — Так, уважаемые "искатели", — аликорн состроил довольную гримасу. — О том,

что вы видели на этой поляне, никому не рассказывать. Это первое. Второе: вашим

родителям и старшим сёстрам, не стоит знать куда вы сегодня бегали, если не

хотите, что-бы вас ругали. — Дэн заметил, как дёрнулась Скуталу. "Фон" быстро

наклонился к ней, и спросил. — Я что то не то сказал? — но в ответ, он ничего

не услышал, лишь заметил, как пегаска опустила глазки и насупилась. Свитти Бель

ткнула копытцем в ногу Дэна и отойдя на пару шагов, приглашающе махнула копытом.

 — Что случилось? — полушепотом спросил единорожку Дэн, подойдя к ней.

 — Она сирота, — тихо сказала Свитти, шмыгнула носом и добавила. — Почти с

рождения. Райнбоу Дэш, за ней присматривает, но вы сами понимаете... Родителей

ей это не заменит.

"Везёт мне на всяких сирот, вать машу." — подумал недовольно Дэн. — "Не, я,

конечно, понимаю: не всё так гладко даже в этой Эквестрии: одно кафе чего стоило,

да Кризи с катушек съехавшая; но вот такая, мягко говоря, `трагичная ситуёвина`,

меня точно не радует."

Они отошли на некоторое расстояние от этого "интересного места" как на дереве,

что случайно встретилось им на пути, объявился паук. Не паучок, что обитает в

старом доме в углу, не каракурт, бегающий по пустыне и размером с блюдце, а

самый настоящий монстр: размером с приличного хряка. Своими, чуть светящимися

восемью глазками, он вытаращился на ночных гостей леса и заскрипел. Именно

заскрипел, как не смазанное деревянное колесо на телеге.

 — Ой! — испуганно и в один голос выкрикнули "маленькие исследователи", но их

междометие, хоть и было громким, едва слышалось сквозь фразу черного аликорна:

 — Ну ни х[цензура] себе! — Дэн не стеснялся в выражениях. — Это что за лесное

уё[цензура]ще?

 — Гигантский паук! — опять в один голос выдала реплику малышня, автоматически

заслужив от "фона" прозвище "Капитан очевидность".

 — Б[цензура]я! — черный аликорн строго посмотрел на них. — Вы могли бы сказать

мне раньше что у вас тут такое водится? — он перевёл взгляд на паука. — Зря ты

сюда вылез, козёл. Ой, зря. — он поднял правое копыто, и из него выскочило

черное лезвие. — Знаешь что щас будет? — спросил Дэн у паука, и, не дождавшись

от него реакции, сам за него ответил. — Шашлык из тебя сейчас будет.

Паук долго не раздумывал. Он плюнул сгустком липкой паутины точно в аликорна,

но Дэн был шустрее. Короткий свист лезвием и паучья "мина", разрезанная надвое,

падает к копытам черного аликорна.

 — Детишки, — Дэн не оборачиваясь говорил поняшкам. — А ну брысь из леса, я

попозже приду.

Уговаривать юных ночных путешественников не было нужды. Они бросились с поляны

в направлении Понивиля с такой скоростью, что вихрь немногих опавших листьев

поднялся выше роста аликорна.

Черный аликорн нахмурившись, смотрел на паука.

 — Знаешь, урод, — "фон" решил кое что применить из проклятий. — Пожалуй, из

тебя я делать шашлык не буду. Я даже могу предсказать твоё будущее. Тебя ждёт

дальняя и странная дорога в один конец.

Дэн быстро нарисовал прямо перед собой пентаграмму. В центре её, схематично

изобразил паука, и стал что-то нашептывать. А восьмилапый хищник, озадаченный

поведением аликорна, смотрел на действо разыгрывающееся перед ним и не двигался.

Ах, если-бы он просто убежал или скрылся в зарослях хотя-бы за секунды две до

того, как Дэн закончил читать заклятие. Но, увы, судьба паука-переростка была уже

предрешена.

Белые грива и хвост черного аликорна снова налились ярко красным цветом и

стали развеваться в отсутствии ветра, а из глаз "фона" появились языки пламени,

которые, как след от факела, который быстро несут, отклонялись назад. Сверкнула

малиновая вспышка на роге Дэна фон Бюррена и вокруг висящего паука, в воздухе,

на мгновение, возникла небольшая пентаграмма, уменьшенная копия той, что была

нарисована на земле. Мохнатый паук задёргался, пытаясь сдвинуться с места, но

начерченный на земле знак, как магнит — гвоздь, начал притягивать паука,

медленно и неотвратимо. Монстр забился в судорогах, выплёвывая новую паутину,

пытаясь зацепиться за соседние деревья, но всё было напрасно: нити, что

цеплялись за ветки и стволы, рвались как бумажные, одна за другой. Дэн

ухмыльнулся зловещей улыбкой, и, голосом, от которого у любого, кто его бы

услышал, забегали бы мурашки, произнёс:

 — Почувствуй себя жертвой.

Сердцевина пентаграммы на земле, превратилась в светящуюся воронку, наподобие

той, что формируется в раковине полной воды, если из неё вытащить пробку. Гулко,

словно телега с дровами проезжающая по булыжной мостовой, прогрохотал подземный

гром, вздрогнула земля. Сам собой возник небольшой вихрь вокруг пентаграммы и

мелкие сучья и листья закружились в воздухе. Паук почти коснулся пузом этой

воронки и, отчаянно заверещав, выплюнул липкую паутину в направлении аликорна,

но та, странным образом не долетела до Дэна, а замерев на полпути, безвольно

шлёпнулась на землю. Жертва проклятия в последний раз скрипнула и пропала в

красной засасывающей сердцевине магического "пылесоса". Пентаграмма погасла,

воронка с хлопком исчезла, а вихрь, сразу утих, и мусор, поднятый им, быстро

опустился на поляну. Где-то далеко, под землёй, тихо и раскатисто прогремел

громовой разряд, будто там рассыпались, после попадания городковой биты,

гигантская пирамида из железных бочек, и, наконец, всё стихло.

Черный аликорн зажмурился и пламя, что вырывалось из его глаз, исчезло, его

грива и хвост, снова вернулись к обычной раскраске. Дэн фон Бюррен, глубоко

вздохнул чистый лесной ночной воздух, задрал голову, открыл глаза, и, глядя,

на ночное, усыпанное звёздами, чистое небо, тихо произнёс:

 — Ну вот, ещё на одного опасного хмыря в лесу стало меньше. — и он улыбнулся.

Постояв так минут пять, прислушиваясь к ночному пению какой-то полуночной

птицы, черный аликорн посмотрел туда, где пропал в воронке несчастный паучок,

и молвил, копытом перекрестив то место:

 — Аминь.

Маленькие пони окружили принцессу Луну и стали её жалобно упрашивать поиграть

с ними в прятки. Принцесса ночи, само собой, сначала мягко отказывалась, скромно

улыбаясь, но тут подошла Лэра Фёст и спросила, на счёт того, чего это малышня

принцессы домогается. Ей быстро объяснили как и что. В ответ, ярко-синяя

кобылка, хитро прищурилась и уже сама предложила Луне поучаствовать, с учётом

того что сама киборг примет участие в этой детской забаве.

Вообще-то, принцесса конечно хотела "повеселиться", но вот статус принцессы

и правительницы, мешал опускаться на уровень обычного подданного. Но в голосе

киборга звучали просительные нотки, и Луна решилась.

 — Кто знает простенькую считалочку? — спросила принцесса ночи у окружающих.

 — Давайте я? — предложил маленький жеребёнок одетый в костюм пирата.

Когда пересчёт подходил к концу, круг стоящих разорвала Лэра Фёст, просто

вклинившись между маленькой фиолетовой кобылочкой с золотистой гривой и хвостом

и красненьким, с зелёными гривой и хвостом жеребёнком земнопони.

 — ... всё равно тебе водить! — закончил "пират" и указал копытом на Лэру.

У всех присутствующих поотпадали челюсти. Луна же ничему не удивилась, она

знала уже что Лэра негласно взяла заботу над Динки Ду, когда её мама Дитзи Ду

находится на работе или просто не может уделить своему ребёнку нужное количество

времени.

 — Так, детишки. — ласковым голосом произнесла киборг. — А ну, где тут у вас
"отмечалка"?

 — У фонтана! — выкрикнули поняшки и бросились врассыпную. Принцесса же вообще

телепортировалась куда то.

ЗЛ: "Радар — жульничество."
ИИ: "А поднять сигнал на аудио и видеосенсорах можно?"
ЗЛ: "Ну, думаю, можно."
Подойдя к фонтану, киборг отключила радар и начала громко считать:

 — Один, два, — так она считала до тридцати. Наконец она возвестила. — Всё, я

иду вас всех искать!

Лэра обернулась и стала внимательно осматривать ближайшие клумбы, заборы,

кусты, одинокие деревья, стены домов и сарайчиков. Троих жеребят она засекла у

здания ратуши-мэрии. Причём эти поняшки имели почти схожую раскраску с самим

зданием и если-бы не четкость зрения, увидеть их можно было-бы только вупор.

ЗЛ: "Манисса, Диллина, Ранита."
ИИ: "А то я не знаю! У меня уже в архиве пятьсот персонажей с именами. Фото

и биохарактеристики на каждого."
ЗЛ: "Надо Луну найти. Так честнее."
ИИ: "А эти?"
ЗЛ: "Пусть отмечаются. Не велика потеря."
ИИ: "Существует вероятность телепорта принцессы прямо нам за круп к фонтану."
ЗЛ: "Почему ты измеряешь принцессу относительно личностей другого мира?"
ИИ: "Вероятность, она везде существует."
ЗЛ: "Дура цифровая. Принцесса такого себе не позволит никогда."
ИИ: "Вот я никак не могу понять вас, биологических. Вы почти никогда не

руководствуетесь разумом. Почти всегда сердцем, иногда животными инстинктами.

На вас даже нельзя модели поведения применять. Единственная, кто в этом мире

хоть немного предсказуема, это Твайлайт Спаркл. И то иногда: "Ах, я никак не

ожидала, что так получится!". Детский сад. И что я получаю от тебя? `Дура

цифровая` — снова характеристика которая не поддаётся логическому анализу."
ЗЛ: "Зануда, хоть и правдивая, замолкни. Идём искать принцессу."
СА: "Хоть сегодня обойдитесь без взаимных оскорблений!"
ЗЛ: "Всё-всё. Улыбаемся и машем!"
Не торопясь, как сапёр, при движении по полю с противопехотными минами, киборг

двинулась поисковым маршрутом зигзагами прочь от фонтана. Через каждые пять,

шесть шагов, она останавливалась и зрительными сенсорами осматривалась вокруг.

Через некоторое время удалось засечь двух жеребят. ИИ услужливо посказал что это

Снипс и Писквик. Но Лэра решила на них не реагировать и продолжать искать

принцессу.

ЗЛ: "Стоп. А если она невидимость на себя колданула? Как мы её обнаружим?"
ИИ: "Стелсрежим? Тепловизор, с большой долей вероятности, её засечёт. Правда

там всего ярдов семь дистанция. Но это тепловизор, а не радар-сканер."
ЗЛ: "Умеешь ты выбирать технику."
ИИ: "Конечно умею. В меня заложены ситуации когда нужно заменять один прибор

другим. Вот только многие это не ценят и оскорблениями сыпят."
ЗЛ: "Извини, за `дуру цифровую` ."
ИИ: "Всё. Принято. Кажется вот наша принцесса."
Ярко-синяя кобылка аликорн замерла в двух ярдах от обычного куста. Вроде

обычный кустик, ничем не примечательный. Все кто на него смотрели, видели только

куст, а вот киборг видела иначе. На тепловизоре четко обозначился контур

аликорна с прижатыми крыльями. Были видны потоки воздуха вырывавшиеся из ноздрей

принцессы, и было видно как колышется её ночная грива, которая на тепловизоре

отображалась какой-то обесформленной кляксой.

 — Ну чтож, принцесса. — Лэра говорила едва слышно. — Я вас нашла. Ваша магия,

это конечно вещь. Но моё зрение лучше. — она развернулась на месте за какую-то

долю секунды и помчалась к фонтану. Добежав до него, киборг громко произнесла:

 — Принцесса Луна, — киборг глядела точно на куст. — Вы у куста в тридцати

ярдах от серого дома с синим окном. — киборг дождалась, когда большинство пони

посмотрели в ту сторону. — Выходите, я вас обнаружила.

Принцесса ночи, сняла с себя невидимость и, смущённо улыбаясь, побрела к

ярко-синей аликорну.

 — А ты молодец, — Луна весело смотрела на Лэру. — Ни один единорог пока не мог

увидеть меня под моим заклинанием.

Лэра хотела ответить, но тут сзади принцессы закричали три жеребёнка, которых

киборг окрестила уже "приключенцами", хотя они сами себя называли несколько

по другому — "меткоискателями".

 — Лэ-э-р-а-а-а! — прокричали жеребята хором. — Ваш друг в лесу с гигантским

пауком остался!

 — Где? — обернувшись, спросила принцесса.

 — Тихо! — громко сказала киборг, включая радар дальнего обнаружения и сканер.

Но искать черного аликорна не понадобилось. Его черную и мрачную фигуру с

белыми гривой и хвостом, с гордо поднятой головой, увидели все, кто смотрел в

сторону тропинки ведущей через мостик в Вечнодикий лес.

Вихрь закружился на том месте, где только что стояли Луна и Лэра Фёст. Синими

молниями, только разных оттенков, они галопом поспешили к стоящему "фону". Все

остальные пони не спешили приближаться к немного пугающему персонажу.

 — Здрасти. — весело поприветствовал принцессу ночи и киборга Дэн, когда два

вихря материализовались перед ним в правительницу Эквестрии и Лэру Фёст. — Меня

зовут Дэн фон Бюррен, я очень рад, что вы так быстро прибежали ваше высочество.

 — Ты цел? — с придыханием спросила Луна, успокаивая дыхание.

 — Царапина на носу. — небрежно отвечал "фон". — Этот "куролиск" буйный очень

оказался.

 — А паук? — спросила с тревогой принцесса ночи.

 — "Был" паук. — ответил черный аликорн, весело подмигнув Луне.

 — Но куролиск.... — начала принцесса, но "фон" её перебил.

 — В камень он меня обратить не смог. — Дэн улыбался. — Осечка, наверное, была,

спросить не успел.

 — Что ты сделал с ним? — строго спросила Луна.

 — Напугал. — черный аликорн перестал улыбаться и смотрел на принцессу ночи.

 — Паука, то же? — принцесса не сердилась, просто уточняла ситуацию.

 — Не совсем. — Дэн бросил взгляд на Лэру, и продолжил. — Вам, принцесса, не

знакомо такое понятие, наверное, как "отправить в преисподнюю"? У вас это

наверное звучит как "в Тартар". — принцесса подняла от удивления брови. — Вот

я его туда и отправил, — "фон" сделал паузу, и закончил. — Живьём.

Правительница Эквестрии, могущественная принцесса ночи, вторая по силе

волшебница этой страны, от охвативших её мыслей и чувств, растерянно села на

круп, вытаращившись на черного аликорна.

 — Хе-хе. — влезла в диалог Лэра Фёст. — Не хило тебя кураторы "накачали".

Принцесса немного пришла в себя и спросила:

 — Что ты ещё можешь такого, чего я не знаю? — она, нахмурившись, смотрела на

черного аликорна.

Дэн задумался. Пока другие пони не подошли, можно, правда и сказать. Но вот

реакция принцессы...

 — Могу призвать силы оттуда. — тихо сказал "фон", серьёзно смотря в глаза

принцессы. — Полчаса они будут в моём распоряжении, потом исчезнут. Могу вызвать

одного демона, — черный аликорн видел как дернулась принцесса ночи. — Кто именно

в вашем мире это будет, как он будет выглядеть — я не знаю, и он будет слушаться

меня пока я не отправлю его обратно. Но это всё работает только после полуночи.

И часто повторять не стоит. И ещё. Для последнего нужны три капли моей крови.

Поднятие мёртвых, скелетов и вызов духов умерших, моей крови не требует. Есть

ещё одно проклятие: вселение демона в тело жертвы. Но для этой "операции" нужна

кровь жертвы. Мелкие пакости типа: проклятия уныния, депрессии, неудачи — это не

в счёт. Есть пара смертельных вещей: удушение и "огонь проклятого". Во втором

случае тело жертвы самовозгорается изнутри спустя три-четыре минуты. Во всех

случаях, вышеперечисленных, требуется нарисовать пентаграмму, только с разными

символами внутри и по вершинам.

Было видно, как ночную принцессу прямо "бросает в дрожь" от откровений черного

аликорна. Её неровное дыхание, напряженные крылья, бегающий взгляд, выдавали всю

гамму чувств, что охватили принцессу Луну. Она закрыла глаза, несколько раз

глубоко вздохнула и выдохнула, успокаивая свои нервы, сложила крылья, встала на

копыта, и уже спокойно посмотрела на Дэна фон Бюррена. Тот в ответ смотрел

задумчивым и немного грустным взглядом. Дэн нарушил неловкую паузу:

 — Ваша светлая августейшая сестра читала, точнее "вскрывала", мою память и

должна была эти "демонологические" заклинания куда то себе переписать. Так вот,

вы, ваше высочество, должны... Нет, не так! Обязаны уничтожить эти записи. — Дэн

видел как Луна собирается возразить. — Нет принцесса, даже если эти заклинания

могут защитить того, кто ими владеет — это всё равно тяжелое проклятие. Даже

просто читая вслух эти "псевдомолитвы", вы уже совершаете тёмное дело. Я всё

сказал. — и он отвернулся в сторону леса.

 — Лэра Фёст, у меня к тебе просьба, — Луна смотрела на Дэна, но обращалась к

киборгу. — Оставь нас наедине. И постарайся что бы нас не беспокоили.

Как только ярко-синий аликорн отошла от моста ярдов на десять, Дэна и Луну

накрыл какой то голубоватый купол и судя по всему, он был звуконепроницаемым.

 — Хватит Денис! — громко потребовала принцесса. — Хватит гнобить себя таким

отношением к другим! Ты не виноват, что в тебе столько тьмы и опасности. Да,

многое, очень многое из того что ты умеешь и можешь, в кошмарном сне не

приснится. Но ты сам говорил: "Я не несу опасности друзьям." Не так ли? А ты,

Дэн, для многих здесь и в Кантерлоте стал другом. И плевать что ты вот ТАКОЙ.

Ты мне нравишься именно ТАКИМ. — Луна мягко улыбнулась. — Я даже рада, что ты

именно ТАК выглядишь и ТАКОЕ умеешь. И это, — принцесса убрала улыбку. — Давай,

прекращай заниматься самокопанием!

 — Луна, паук, представитель животного мира Вечнодикого леса, — "фон" глядел

себе под копыта. — Погиб от моих заклятий. И я ведь сам не пойму почему, но

я ведь ЭТОГО ХОТЕЛ! Да, он был опасным хищником, но... Неужели та тьма, что

заложена в меня берёт надо мной верх? — Дэн поднял голову и посмотрел на Луну.

В его взгляде была какая-то внутренняя тоска, такая горечь, что принцесса

подошла к нему вплотную и обняла его, прижимая копытом к себе, пытаясь успокоить

бывшего капитана спецназа ГРУ.

 — Когда-то я тоже "переборщила" с заклинаниями, — Луна говорила с закрытыми

глазами. — Много, очень много простых пони пострадали тогда. С тех пор я это

помню как имя сестры и стараюсь перед применением какого либо заклинания сто раз

подумать о последствиях для окружающих. — принцесса отпустила черного аликорна,

чуть подняла голову и стала смотреть своими красивыми глазами, полными доброты

и загадочности в глаза Дэна. — Ты просто вошел в роль воина. Так забудь теперь

об этом. Я не сержусь на тебя за твой поступок. И моя сестра не будет сердиться,

я знаю.

Черный аликорн встрепенулся и на его лице заиграла хитрая улыбка.

 — Ты точно не сердишься на меня? — вопрос прозвучал нормально, но он никак не

вязался с кривой улыбочкой "фона".

 — Тебе на каком языке сказать? — теперь уже принцесса проявила мастерство

пантомимы и выразительного взгляда. — Я, наверное, ошибалась, когда считала что

капитан спецназа, это всё-таки думающий воин, а не салдофон.

 — Всё, Луна, сдаюсь! Большэ нэ буду. — уже широко улыбаясь и, высоко подняв в

защищающимся жесте копыто, произнёс Дэн.

Луна опять обхватила своим копытом шею черного аликорна, приблизила его голову

к своей и тихо прошептала "фону" в ухо:

 — А проклятие неудачи, это как?

Дэн был в своём репертуаре и ответил так:

 — Если денёк не колдовать, всё обойдётся малой кровью. — Дэн говорил не

приукрашивая, но и не драматизируя. — На лестницах будешь на ровном месте падать;

тарелки, чашки и блюдца будут сыпаться из копыт как у немощной, а о телекинезе

я вообще не говорю. На балконы лучше не выходить, мало ли что ветром принесёт.

Ты, представляешь себе масштаб проблемы?

Луна хихикнула и отпрянула от черного аликорна.

 — Ты это можешь просто так наколдовать? — спросила она.

 — Не, — Дэн отрицательно замотал головой. — Сначала рисуется пентаграмма, и

лишь потом, произносится проклятие. Жертва должна быть в пределах прямой

видимости. Так что, Луна, большинство моих проклятий в бою применить трудно,

надо отвлекать оппонента в тот момент пока рисуется пентаграмма.

 — А "силы" что можешь призвать, это как? — принцесса ночи интересовалась всем

подряд.

Черный аликорн хихикнул. Он вообще-то сам видел, КТО вылезет при этом оттуда в

этом мире, но вот всегда ли они будут такими покладистыми?

 — Луна, — Дэн убрал улыбку. — Тебе обязательно это знать? Давай как-нибудь

при реальной опасности попробуем. Просто так жителей пугать не хочется. Да и

мало ли? Вдруг те чудики "бешенными" будут? Ты с ними сразу справишься? Нам

с тобой случайные жертвы нужны?

Луна сверкнула рогом и звукоизоляционный щит исчез.

 — Нет, не нужны. — ответила принцесса ночи, оглянулась на подбегающих жителей

Понивиля и добавила, немного усилив голос: — Мы желаем побыть с Дэном фон

Бюрреном наедине. — и всю веселящуюся и хихикающую толпу малышни и поняш

повзрослее, словно окатило из пожарного гидранта и они быстро рассосались по

интересам, сделав вид, что принцесса их больше не интересует.

Но Лэра Фёст не уходила, она стояла в двадцати футах от принцессы, и слегка

наклонив голову, просто смотрела на неё. Луна её заметила, недовольно подняла

бровь, бросила короткий взгляд на Дэна, тот, чуть улыбаясь, смотрел на Лэру

как бы приглашая её присоединиться к разговору. Принцесса ночи опять вздохнула,

улыбнулась и сказала:

 — Лэра, ты можешь присоединиться к нам. — и повернулась к ней.

Киборг сделала несколько шагов, и встала рядом с принцессой. Сделала едва

заметный поклон и спросила:

 — Ваше высочество, а Дэн вам действительно нравиться?

 — Да, — тихо ответила Луна. — И давай, когда мы втроём, без титулов.

 — Хорошо. — Лэра чуть улыбнулась. — И всё-таки. Он ведь чужак для вас, а вы

в него "втюрились". Я ничего не упускаю?

 — Мдя... — ночная принцесса стыдливо отвернулась. — Тебе, Лэра, это личным

не кажется? — Луна повернулась к киборгу и смотрела на неё уже серьёзно.

 — Я, в первую очередь, его напарница, — ярко синяя аликорн убрала улыбку и

говорила чуть громче. — Мы ведь в Эквестрию не на прогулку прибыли. Я должна

знать, не приведёт ли ваш роман, к провалу нашей миссии?

 — Лариска, — черный аликорн вмешался в разговор. — А ну, брэк! Мы с Луной сами

решим свои и общемировые проблемы. — Дэн повернулся к принцессе. — Ты, на Лэру

не сердись, на неё иногда находит. Инструкции номер три, так кажется? — и "фон"
поглядел на ярко-синюю кобылку.

 — "Все источники внешнего воздействия, приводящие к нарушению психологической

стабильности биологического члена экспедиции, должны быть либо устранены, либо

их воздействие, в зависимости от вида объекта, должно быть прервано или, ввиду

невозможности этого по этическим соображениям, максимально ограничено, если это

прямое или косвенное воздействие, ведёт к уменьшению вероятности успешного

завершения миссии." — металлическим голосом отчеканила Лэра Фёст.

 — Дэн, — Луна обращалась к черному аликорну, но смотрела на Лэру. — Иди, найди

Арзеса. Если он там с кем-то, побеседуйте вместе. Я пока с вашей подругой

побеседую. Иди.

"Фон" бросил взгляд на Лэру Фёст, покачал головой, и, быстро развернувшись,

направился к группе пони что бы узнать куда подевался белый аликорн.

Когда чёрный аликорн отошел достаточно далеко, принцесса мягко улыбнулась,

сделал шаг к ярко-синей кобылке киборгу и тихо спросила:

 — Лэра, — глаза у принцессы прямо излучали доброту. — Ты действительно хочешь

что бы мы с Дэном не встречались? Ты действительно этого хочешь?

Что-то внутри киборга переклинилось и она замерла. Одни инструкции твердили

одно, другие требовали другого. Записанная личность пыталась "успокоить" и тех

и других, но её ресурсов явно не хватало.

 — Я... — нерешительно начала киборг приятным женским голосом, но опять ушла во

внутреннюю борьбу с самой собой.

 — Я не требую от тебя быстрого ответа, Лэра. — Луна улыбнулась. — Ты, ведь

сама всё должна понять. Пусть не сразу, но поймёшь. Прежде чем отвечать, пусть

твоя личность вспомнит себя. Не уж-то она никого никогда не любила? Я в это не

верю. — киборг опустила голову. — Всё, всё, не грусти. — принцесса приобняла

киборга. — Если мои вопросы тебе неприятны, ты только скажи. — Луна отпустила

шею ярко-синей кобылки аликорна.

 — Простите меня, принцесса Луна. — тихо произнесла Лэра Фёст. — Дэн прав, меня

иногда "заносит". Я же вам говорила, одно дело "понимать" и принимать жизнь

такой, какая она есть, а другое дело, когда тебя напичкали инструкциями, и ты

просто не можешь им ничего противопоставить.

Принцесса ночи молчала. Одно дело увидеть игривую и очень похожую на обычную

пони Лэру, потом увидеть строгого и авторитетного наставника там, на дирижабле,

и вот увидеть нерешительную и растерянную гостью из другого мира. Она, эта Лэра,

была такой разной, что даже не верилось что это одна и та же пони.

 — Лэра, — отметая текущую тему, негромко поинтересовалась Луна. — Как ты тут

с подружками, тебе не трудно?

Ярко-синяя кобылка прямо встрепенулась.

 — Да вы что? — то ли изобразив, то ли действительно "удивившись" вопросу тут

же спросила в ответ киборг. — Нигде и никогда я не видела подобного отношения

к гостям из других земель. Нигде принцесса. Флаттершай вообще рада что я такая
"интересная". Эпплджек рада всегда моей помощи в яблочном саду. Я же всё таки

немного сильнее обычных пони. Рарити тут вот на днях помочь в походе за камнями

обещала, надо выполнять. С Твайлайт Спаркл каждый вечер, ну пока я здесь, о

нашей науке беседуем. Пинки Пай в восторге от моей скорости переноса мешков

муки. А уж на почте мы с Дитзи сдружились. У неё дочка смышлёная растёт, Динки

Ду зовут. Дети, они в любом мире дети. Но эта немного особенная. Мне иногда

за ней присматривать приходится, когда Дитзи почту далеко разносит. Очень

любознательная и в то же время очень спокойная кобылка жеребёнок. Закончит

школу, вы, ваше высочество, вспомните о ней, её в какую-нибудь академию

пристройте. Я уверена, из неё толк будет. Пусть она не имеет таких магических

способностей как Твайлайт, но голова у этой маленькой кобылки, это нечто.

 — Хорошо, Лэра, — ночная принцесса запомнила имя кобылки. — Я обязательно ей

помогу.

 — У меня просьба ещё одна будет, — Лэра наклонила голову влево. — Вы, ваше

королевское высочество, присмотрите за моими друзьями. Они хоть и взрослые, но

как попали в Эквестрию, детство в голове играет. Я не могу нарушать волю вашей

сестры и сама в любой момент примчаться выручать моих друзей, а ведь в меня

заложили инструкции что я должна их охранять. И потом, моя помощь здесь то же

нужна. Многие пони этого города часто надеются на меня.

 — Я поняла тебя, Лэра. — Луна улыбнулась. — Не думай об этом. Пока твои друзья

со мной и моей сестрой, с ними ничего не случиться. Я тебе обещаю. А теперь,

пойдём, до утра ещё уйма времени.

 — Вы что хотите предложить? — спросила киборг.

 — Ты метать в цель пауков умеешь? — хитро прищурившись спросила принцесса.

 — Не пробовала... — Лэра пыталась понять, КАК можно МЕТАТЬ пауков. — Но, думаю,

смогу.

 — Тогда мы сейчас с тобой посоревнуемся. — Луна прямо расцвела.

 — Против магии я почти бессильна. — скромно заметила ярко-синяя кобылка.

 — Никакой магии. — серьёзно заметила принцесса. — Только глазомер и копыта.

ЗЛ: "Ну тогда мы её сделаем."
ИИ: "Само собой. Только давай так: ты целишься, я координирую прицел данными

о ветре, температуре, весе "снаряда" и дальности мишени."
 — Хорошо принцесса, я попробую. — изобразив уверенность согласилась киборг.

Подойдя к импровизированному тиру, два аликорна переглянулись, а вся толпа

пони, быстро разошлась в стороны, выстроившись вдоль линии броска, освободив

место для принцессы и Лэры.

 — Сколько делаем бросков? — уточнила Луна.

 — Давайте тридцать. — предложила Лэра Фёст.

 — Согласна.

 — Вы, ваше высочество, на правах гостя — первая. — заметила киборг.

Мишень представляла собой большую раму с паучьей сетью, задача была простой:

бросить паука, точно в центр мишени или максимально близко от центра. Каждая

окружность сети обозначала очки как на обычной мишени, и чем точнее попадал

метатель, тем большее количество очков он зарабатывал.

Принцесса взяла паука в правое копыто, серьёзно взглянула на мишень, задержала

дыхание и метнула паука. В центр не попала, но почти рядом. Короче — девять из

десяти.

Принцесса улыбнулась, кивнула взревевшей в овациях публике и отошла в сторону,

внимательно глядя на ярко-синюю кобылку аликорна.

Лэра взяла в копыто паука из кучки, подошла к месту броска, поглядела на

мишень.

ЗЛ: "Характеристика задания!"
ИИ: "Температура 19 градусов, влажность 78 процентов, ветер под углом броска

в 21,76 градуса, порывистый от 1,8 до 2,8 футов в секунду. В данный момент, 2,6

футов в секунду. Вес паука-снаряда 0,261 фунта. Дистанция 9,0181 ярда."
Управляющие команды ушли на сервоприводы. Бросок и толпа зрителей замерла,

не смея выдохнуть, в восхищении. Паук попал точно в центр мишени.

ЗЛ: "Первый. Десятка."
ИИ: "Не расслабляемся. Ещё двадцать девять впереди."
 — Не плохо, Лэра Фёст. — принцесса наклонила на бок голову, как бы смотря

другим ракурсом на киборга. — А говорила не пробовала?

 — Оказывается ничего сложного. — "скромно" ответила Лэра, и изобразила улыбку.

Опять на бросковой позиции ночная принцесса. В этот раз, под всеобщее "YAY!",

паук попал в центр мишени.

Лэра криво улыбнулась.

ЗЛ: "Все двадцать восемь бросков не могут быть одинаковыми."
Матч обещал быть долгим с заранее предсказуемым финалом.

Понивиль. "Ночь кошмаров". Домик Флаттершай.

Домик Флаттершай, светло-желтой пегаски с нежно-розовой и пышной гривой,

оказался совсем не таким как себе его представлял Арзес. Это был типичный

сельский домик, чем-то напоминающий домик ветеринара или "Айболита", со

множеством кустиков и деревьев вокруг, на которых гнездились разные птички.

Кругом было полно мелких и не очень норок, где проживали различные зверушки.

При приближении хозяйки дома, все птицы, расселись на ближайших к дому ветках

деревьев, и стали, причём в такт, исполнять какую то мелодию. Судя по всему,

они так приветствовали Флаттершай. Но стоило им заметить белого незнакомца, то

у птичек будто голос пропадал.

Первым наземным встречающим, был кролик. Обычный белый кролик, выскочил прямо

под копыта желтой пегаски, и начал осмысленно что-то жестикулировать. После трёх

или четырёх, особо эмоциональных жестов, а на мордочке этого ушастого эмоции

читались как у разумного существа, "заботливая нянька", тихо сказала, обращаясь

к кролику:

 — Морковка лежит в твоей тарелке. — она показала куда то копытцем. — А если

хочешь угостить друга из леса, то через заднюю дверь зайдёшь в сарайчик, там ты

пролезешь, и возьмешь ещё две-три морковки. Сам возьми, я разрешаю. У меня гости.

С последними словами пегаски, белый кролик, перевёл взгляд своих маленьких,

похожих на две смоляные капельки на белом фоне, глаз, на ярко-белого аликорна и

состроил строгую и недовольную мордочку. Потом, кролик, сделав шажок навстречу

Арзесу, указал на него лапкой и вопросительно посмотрел снизу вверх на аликорна.

 — Здаров! — Эндрю понял что с ним хотят познакомиться. — Меня зовут Эндрю

Арзес Новер. Во только как ты в ответ представишься, я не пойму. — Арзес встал

перед кроликом и опустив голову почти к земле, с интересом разглядывал бойкого

зверька.

 — Его Энжел зовут. — ответила, не оборачиваясь, Флаттершай, походя к крыльцу

дома.

Вообще-то Энжел оказался не просто кроликом, а очень капризным кроликом. Его

совсем не устраивала морковка, в качестве еды. Ему нужно было что-то особенное.

Когда Арзес поинтересовался, у заваривающей ночной чай Флаттершай, какую еду

её "мелкий белый дружок" предпочитает, хозяйка взяла какую-то кулинарную книгу.

Пегаска быстро полистала её копытами и найдя изображение какого-то странного

салата, очень красиво оформленного в виде горки с белоснежной вершиной и ярко

красненькой вишенкой сверху, ткнула в рисунок копытом.

 — Вот это. — она, смущаясь, посмотрела на белого аликорна. — Только сейчас

это не приготовить, некоторых ингредиентов нет. Завтра рынок откроется, сделаю.

Они сели за аккуратный столик, на котором вдруг оказались какие-то печенюшки,

Флаттершай разлила чай в красивые, ярко-голубые, с желто-золотистыми цветочками

чашки и ночное чаепитие началось.

Арзес буквально ощущал, что за ним наблюдают все животные находящиеся сейчас

вокруг. Ощущение такое, что ты вроде знаешь что тебя снимают скрытой камерой и

одновременно это транслируют на какой-нибудь плазменный экран на стене большого

небоскрёба на оживлённой улице. То есть ты понимаешь, что твоё изображение может

затеряться среди неоновых и плазменных реклам на соседних домах, но вот эта

самая публичность...

Первой, неловкую тишину, нарушила пегаска.

 — Арзес, откуда ты? — взгляд Флаттершай был заинтересованным и мягким

одновременно.

"Что сказать этому плюшевому комку доброты? Правду? Полуправду? Вообще

сочинить сказку?"
 — Мы с моим другом и Лэрой прибыли из другого мира. — коротко ответил Арзес.

Звякнула чашка о блюдце, так как пегаска от неожиданного ответа выронила её,

и теперь с испугом смотрела на аликорна.

 — Я не могу тебе рассказывать всего, — Эндрю натянул улыбку, пытаясь хоть так

успокоить Флаттершай. — Сначала у нас было задание вжиться в этот мир, завести

знакомства. Теперь у нас с Дэном задача привести гвардейцев в боевую форму. Вот

ты Флаттершай, воплощение самой доброты и любви к окружающему миру. А представь

себе, что в мире есть ваши антиподы. Причём их не единицы, как ты с подругами,

а их много. Очень много.

Пегаска немного успокоилась и смотрела в столешницу прихлёбывая чай. Наверное

она о чём-то думала, переваривая подобную информацию.

 — Вот по этому мы здесь. Как защитники. — и Арзес наклонился так, что-бы

видеть глаза Флаттершай. — Ты мне веришь?

Желтая хозяйка дома, подняла взгляд, который прямо излучал доброту и любовь,

тихо сказала:

 — Я — верю.

Арзес скромно улыбнулся. Отхлебнул чай и спросил о другом:

 — Флаттершай, как тебе наша Лэра? — и он посмотрел на желтую пегаску.

Та задумалась, приложила копыто к подбородку, посмотрела на потолок. Потом

опять посмотрела на белого аликорна.

 — Она немного странная, — Эндрю напрягся. — Но я чувствую, она добрая внутри.

Очень добрая. — Арзес немного успокоился. — Я, наверное, единственная здесь

пони, кто полностью доверяет ей. — Флаттершай мягко улыбнулась. — Не знаю, чем

она меня к себе расположила... В одних вопросах, она совсем на нас не похожа,

а в других, радуется и веселиться как обычная пони. Просто немного странно на

это смотреть, она же старше нас наверное?

 — Не на много. — с улыбкой подтвердил белый аликорн.

Флаттершай, в своей манере, застенчиво улыбнулась.

 — Кстати, как она тут? Не создаёт проблем жителям? — Эндрю отставил чашку,

и посмотрел в окно.

 — Нет, ну что вы! — пегаска прямо светилась. — Лэрочка стала для нас своей.

Помогала Эпплджек при сборе урожая. У Пинки была, помогла посидеть с детишками

семьи Кейков. Помогла поставить колонну в ратуше. Она такая сильная оказалась.

Моим зверушкам привезла за один раз телегу корма. Сейчас она на почте работает,

Дитзи её хвалит. Говорит что такие большие коробки посылок доставляет и так

быстро, что все удивляются. Она уже всех жителей по именам знает. Госпожа мэр

ей благодарность объявила. Вот так вот.

Эндрю смотрел в окно. В голове мелькали обрывки воспоминаний, тех, ещё с

Земли. "Лариска. Вот и нашла ты себя в этом мире. Твоя, пусть немного уже не

натуральная, жизнь, так таковая, состоялась. Теперь всё зависит от того, кто

сюда пожалует."

Минут десять-пятнадцать они пили чай молча.

Их молчание было прервано стуком в дверь.

 — Кто там? — поинтересовалась Флаттершай.

Дверь распахнулась, и на пороге оказалась небесно-голубая пегаска с сильно

взлохмаченной разноцветной гривой и хвостом, Райнбоу Дэш, которая тут-же

спросила:

 — Флаттершай, к тебе можно?

 — Да, Дэш, заходи. — тихо ответила желтая пегаска, глядя на "лучшего летуна

Эквестрии".

Но та, заметив сидящего на подушке ярко-белого аликорна, который не сводил с

неё сосредоточенного взгляда, как-то не решалась сделать шаг через порог. Она

не то что бы боялась, она просто не знала как себя вести в присутствии такого
"шикарного" жеребца.

 — Ты там, это, — Арзес перешел на грубоватое общение, так как из рассказов

Лэры Фёст, он знал, что Райнбоу Дэш это нравится. — Заваливай быстрее давай,

дверь не для того повесили чтоб она была всё время открытой.

Дэш перешагнула порог и закрыла дверь.

Небесно-голубая радужногривая пегаска быстро зашла в помещение. Она ещё

немного сторонилась ярко-белого аликорна, но по её пурпурным глазам было видно

что интерес явно перебивает неловкость и смущение. Флаттершай молчала, явно

ждала что Райнбоу Дэш заговорит первой. Но молчание нарушил Эндрю Арзес Новер.

 — Так вот ты какая, "лучший летун в Эквестрии"! — весело и немного с

заинтересованностью произнёс аликорн. — В Кантерлоте много пегасов, многие

старше тебя, крылья у них сильнее и вообще... Но ты, как я понимаю, единственная

здесь "суперлётчик" на повышенных скоростях? — весело закончил он, наблюдая, как

от такой похвалы у небесно-голубой пегаски сами собой распахиваются крылья, а

мордочка слегка меняет цвет.

 — Мистер... — начала Дэш, но была перебита сразу.

 — Ты, Дэш, давай без сэров, пэров и ... — Эндрю хихикнул и продолжил. — Я не

принц, я сейчас не на службе, так что давай по именам?

 — Аликорн и не принц? — с недоверчивой мордашкой спросила Райнбоу.

 — Угусь. — Арзес широко улыбнулся. — Я же не местный.

 — Ха-ха! — весело и задорно воскликнула Дэш. — Ты круче чем все эти принцы!

Ты так интересно говоришь... Кто тебя учил?

 — Никто, сам тренировался. — улыбаясь ответил ярко-белый аликорн.

 — Лэра тоже так на мэра насела, у той аж очки на уши залезли. — похихикивая

добавила радужногривая. — Вы такие с ней особенные. Ты тоже летаешь плохо?

Столь больной вопрос задел Эндрю до глубины души. Он бросил растерянный взгляд

на слушающаю пикировку Флаттершай, потом погрустнел и тихо ответил:

 — Да.

 — Во! Ух-ха-ха-ха! — засмеялась, точнее тут точно подойдёт слово "заржала"
во всё горло радужногривая пегаска, и повалилась на пол, согнувшись почти

пополам.

 — Дэш, — голос Флаттершай был тихим, мягким, но требовательным. — Я тоже не

мастер полётов, но крылья у меня с рождения. Так что ты хочешь от того, кто

их получил недавно?

Смех небесно-голубой пегаски быстро утих. Она посмотрела на желтую подругу,

потом повернулась к аликорну и тихо сказала:

 — Извини, Арзес, — она отвела взгляд. — Не права была.

 — Ладно, Дэш, извинения приняты. — с улыбкой молвил Эндрю.

 — Дэш, ты какой чай будешь? Белый или ромашковый? — поинтересовалась желтая

пегаска.

 — Белый, в мою любимую чашку! — требовательно заявила радужногривая.

На стол, Флаттершай постваила баночку с ярко-розовым вареньем и вручила

Райнбоу приличного размера чашку с зелёным орнаментом и очень толстыми стенками.

 — Флаттершай, это из чего варенье? — поинтересовался Эндрю.

 — Из лепестков роз. — скромно ответила хозяйка дома.

 — Сама варила?

 — Нет, — отрицательно покачав головой, ответила Флаттершай. — Это у мисс

Берри Пенч я купила. Она часто экзотические варенья варит.

 — Сколько я уже в вашей Эквестрии побыл, — Эндрю отставил свою чашку и смотрел

на желтую пегаску. — Всё не перестаю удивляться.

В дверь постучали.

 — Открыто! — громко произнесла Флаттершай.

Дверь распахнулась, в проёме двери, тёмной страшной фигурой, стоял черный

аликорн, Дэн фон Бюррен.

 — Вас искать — занятие интересное. — перешагивая порог, выдал черный. — Здра,

всей компании. — добавил он оказавшись внутри. По немного испуганному взгляду

Флаттершай, было видно что она побаивается этого черного аликорна.

 — Здоров, Дэн. — поздоровался Арзес, подавая пример пегаскам.

 — Здравствуй! — громко поприветствовала черного аликорна Райнбоу и, взлетев,

зависла прямо перед его головой на уровне красных, как раскалённые угли, глаз.

 — Здравствуйте. — опять тихо, в своей манере произнесла Флаттершай. — Вы ко

мне?

Дэн, копытом отстраняя небесно-голубую пегаску с линии зрения, посмотрел на

Флаттершай.

 — Вас, красавица, я бы посещал чаще. — от фразы черного аликорна, желтая

пегаска улыбнулась. — Но я искал вообще то своего друга. — и черный аликорн

посмотрел на ярко-белого. — Я могу при них говорить или пойдём пройдёмся?

 — Дэн, давай потом. — ответил Эндрю.

 — О! — Дэн отвесил два поклона в сторону пегасок. — Вы наверное уже знаете

что меня зовут Дэн фон Бюррен. Со слов нашей подруги, я уже знаю, что вас

розовогривая красавица, — черный аликорн улыбнулся желтой пегаске, — Зовут

Флаттершай. А тебя, — "фон" повернул голову к радужногривой. — Райнбоу Дэш.

Я очень рад, что у нашей общей знакомой есть такие интересные, — Дэн чуть

двинул головой и толкнул в воздухе небесно-голубую пегаску, которая чуть

не влетела в какую то полку. — Подруги.

 — Эй! Ночной страшилище! — обратилась к "фону" Дэш. — Ты не толкайся, а то

так хвост вокруг шеи замотаю, что не сможешь размотать.

У Арзеса озорно заблестели глаза, а у Флаттершай отпала челюсть.

 — Да ну? — весело выдал "фон". — Такая маленькая пигалица хочет меня уделать?

Он резко дернул головой и копыто Дэш просвистело над его ушами. В ответ,

бывший кэп, мгновенно оказался сзади Райнбоу и легонько толкнул копытом одно из

её крыльев в самой нижней точке. Естественно, пегаска потеряла контроль и

сверзнулась на пол.

 — Кто-то мне обещал хвост на шею намотать... — весело сказал Дэн, отвешивая

шутовской поклон в сторону Флаттершай. Та похлопала ресничками и хихикнула.
"Фон" повернулся к поднимающейся Райнбоу.

 — Мадам, вы не ушиблись? — поинтересовался черный аликорн, незаметно наступая

на радужный хвост своим передним копытом.

 — Дэн, заканчивай. — улыбаясь, но жестким голосом повелел Арзес.

 — Я тебя! — разозлённая Райнбоу Дэш рванулась к голове черного аликорна, но

хвост не дал ей высоко взлететь. — Ой! — и радужногривая опять свалилась на пол.

 — Упс! — Дэн едва не смеялся. — Какие мы неловкие.

 — Дэн! — уже без улыбки, голосом прапорщика рявкнул Эндрю. Это было столь

громко и неожиданно, что Дэн непроизвольно сделал шаг назад, Дэш замерла на

полу, а Флаттершай прижала ушки. — Жеребёнок с большим... хм... — замялся белый

аликорн говоря уже тише. — Хватит, поигрался и будет.

Дэн подхватил копытом небесно-голубую пегаску и одним движением забросил её

себе на спину. Повернув к ней голову, "фон" тихо заметил:

 — Давай на сегодня закончим, "гроза понивильская"?

 — Да я... Хм... Ладно. — выдала Райнбоу, уже не сердясь на "фона". — Эй, а

почему это я "гроза понивильская"? — она нахмурила брови и смотрела в глаза

черного аликорна, забыв что стоит на его спине.

 — От тебя пахнет как после сильной грозы. — улыбаясь от уха до уха ответил

Дэн.

Райнбоу Дэш мечтательно подняла глаза к потолку и глупо заулыбалась.

 — А я чем пахну? — тихо спросила Флаттершай и покраснела сковзь шерстку.

"Фон" шумно втянул воздух, на два шага приблизившись к желтой пегаске, немного

задумался, и выдал:

 — Клубникой, медовыми цветами, немного хвоей... — Дэн хмыкнул. — Как то так.

 — Хе-хе. — захихикала Дэш.

 — Кстати, Флаттершай, — Дэн смотрел на желтую пегаску. — У тебя охренительная

причёска.

 — Дэн, — оборвал его Арзес. — Не порть поняш, матершинник ты наш. Выражайся

аккуратнее и литературно. Тыж Селестии обещал.

Черный аликорн поморщился и продолжил.

 — Не, я удивлён что у тебя такая шикарная грива. — "фон" покосился себе на

спину и добавил. — Твоя раскраска, Дэш, это вообще нонсенс.

 — Это у меня от папы. — гордо сказала радужногривая.

 — А задиристость от кого? — Дэн хмыкнул. — Ладно. — он повернулся к белому

аликорну. — Луна просила меня тебя найти. Хорошо что все видели как ты сюда

пошел. — Райнбоу взлетела со спины черного аликорна и приземлилась рядом с

Флаттершай.

 — Это ещё зачем? — Эндрю нахмурился.

 — Наверное улетаем скоро, надо собираться. — "фон" перевёл взгляд на пегасок,

что с интересом разглядывали его. — Спасибо вам красавицы за гостеприимство,

за всё остальное, — Дэш хихикнула. — Лэре нашей тут помогайте. Ну в общем я рад

что побывал у вас.

 — Залетай ещё, — Райнбоу подлетела в воздух. — Надеюсь ты то летать умеешь?

 — Ну Райнбоу... — начала Флаттершай.

 — Тебя на соревнование вызывают, дружище. — улыбаясь прокомментировал Арзес.

 — Это как это? — недоверчиво поглядел на радужногривую черный аликорн.

 — На скорость. — Райнбоу Дэш подлетела к аликорну. — Кто быстрее, до дальнего

моста у реки и обратно.

 — Э! Сегодня облом, летающий эмэмдемс. — Дэн подмигнул. — Но через недельку

обещаю я к вам прилечу. Попробуем. — он повернулся к Арзесу. — Пойдём, Эндрю,

нас её темнейшее высочество ждёт. — и ещё раз подмигнув пегаскам, вышел из

домика.

На улице его догнал Эндрю Арзес Новер.

 — Ты что хотел мне сказать такого важного? — поинтересовался он.

 — Лариска с третьей инструкцией наехала на Луняшку. — Дэн поморщился. — Боюсь

как бы не подрались.

 — Ятить-колотить! — выразился белый аликорн. — Пошли шустрее! — и он припустил

галопом в сторону толпы.

Когда два аликорна белого и черного цвета оказались в районе где толпилась

уйма местных жителей, они обнаружили что Лэра Фёст и принцесса Луна с увлечением

режуться в метании пауков. Наступала очередь двадцать пятого броска. Суда по

немного грустной принцессе, переиграть киборга было не реально, и счёт, в виде

горящих искр, висящих в воздухе, явно был разгромным по очкам — 240 на 191, не

в пользу принцессы.

 — Слышь, Дэн, — белый аликорн говорил шепотом черному почти в ухо. — Лариска

ща Луняшу как Тузик грелку. Нельзя Лэре в такие игры с другими играть. Она ведь

любого в меткости превзойдёт.

На позицию броска, под общий одобрительный гул толпы, вышла принцесса ночи.

В принципе это был, скорее всего, последний бросок для Луны, так как, если она

даже сделает все остальные и этот броски на "десятку", а киборг хотя бы один раз

просто закатит пауком в мишень, то Луна проигрывает.

Дэн видел как переживает принцесса ночи, и решился:

 — Лэра, — позвал он напарницу. — Бросай это занятие, пойдем, поможешь мне мой

доспех нацепить.

Пони, что стояли рядом, неодобрительно посмотрели на черного аликорна, и Дэн

чуть тише сказал, как бы оправдываясь:

 — Сам не справлюсь, — Лэра подошла, и черный аликорн уже другим тоном ей

тихо, но жестко сказал. — Ты вообще не варишь нихрена? Ты своим процессором

подумай, каково Луне будет проиграть?

Ярко-синяя кобылка-аликорн, на мгновение замерла, что-то соображая, потом

дернулась, как электрошокера и кивнула головой черному аликорну.

 — Остановитесь, ваше высочество! — Лэра развернулась к собирающейся бросать

паука принцессе. — Подойдите сюда, прошу вас. — она повернулась к Дэну и махнула

ему копытом в приглашающем жесте.

Три аликорна сошлись на открытом пространстве, и на виду у публики, которая

увидев что игра временно приостановлена, притихла и с интересом смотрела на

троицу аликорнов.

 — Сейчас случиться какая то "сенойня", — начал Дэн очередной хохмовыпад. — И

мы все в расстроенных чувствах, мысленно обкладывая друг друга различными не

хорошими эпитетами, пойдём в разные места грустить в одиночку. Или я ошибаюсь?

 — Тихо, — принцесса строго поглядела на черного аликорна. — Заткнись.

 — Ваше высочество, — начала тихо киборг. — Вам и мне делать ещё пять бросков,

но состояние счёта не в вашу пользу. Если я сейчас откажусь, то вы выиграете,

но если мы продолжим, мне достаточно попасть в мишень только один раз, и вы при

любых ваших стараниях проиграете. Даже если я намеренно совершу пять промахов,

то, по теории вероятности, вы не сможете все пять бросков выполнить на десять

из десяти, так что давайте прекратим игру.

ЗЛ: "Это наверное первый раз, когда я поступаю против своего желания, но по

совести."
ИИ: "Это типа урок мне? Наверное я никогда не пойму вас, биологических."
Дэн тайком шлёпнул Лэру хвостом по крупу и когда та взглянула на черного

аликорна, тот, одобрительно кивнул ей, едва заметным кивком.

Принцесса ночи переводила взгляд то на Лэру, то на Дэна, потом, её лицо

осветила лёгкая улыбка, и она кивнув головой, молвила:

 — Спасибо тебе, Лэра Фёст. — Луна стала серьёзной. — Ты очень хорошо играешь,

я впервые такое вижу. — она сделала шаг назад, повернулась к всё ещё шумящей

публике, и громко выкрикнула. — Лэра Фёст отказалась от продолжения игры.

Она вышла на освещаемый магическими фонарями пятачок, и, широко улыбаясь

подняла правое переднее копыто в торжествующем жесте победы.

Толпа взревела в овациях, все поздравляли принцессу с победой. Лишь Твайлайт

Спаркл и Дэн смотрели на Лэру Фёст с одобрением. Та стояла чуть в отдалении от

принцессы, и смотрела своим немигающим взглядом, как подданные поздравляют свою

повелительницу.

Эндрю Арзес Новер, пробился через толпу к Луне, и, улыбаясь от уха до уха,

громко произнёс:

 — Поздравляю вас, ваше высочество с победой! — сменив тон, он добавил. — Когда

домой-то полетим?

Принцесса поклонами и улыбкой отвечала на поздравления с разных сторон, и,

казалось, что она совсем не собирается отвечать белому аликорну. Но Эндрю не

уходил, он терпеливо ждал ответа. Наконец, когда уже он решил что ответа не

дождётся, Луна соизволила дать ответ.

 — Скоро, минут через десять. — бросила она Арзесу, с удовольствием принимая

всё продолжающиеся поздравления от жителей.

Дальнейший ход "ночи весёлых приключений", ничем не отметился, лишь Арзес,

на прощание обнял Лэру Фёст, и прошептал ей:

 — По связи чаще связывайся. Рассказывай о своих тут делах.

 — Писем Твайлайт Спаркл не достаточно? — ухмыльнулась киборг, когда белый

аликорн отпустил её.

 — Письма ученицы принцессы, это субъективная оценка ситуации. — Арзес опять

перешел на преподавательский тон. — Мне, как руководителю группы, нужны факты

без субъективных оценок. — он хмыкнул и продолжил. — Да и Селестии из "первых

копыт" будет интереснее узнать о твоих "похождениях". Видеоотчёты присылай.

Десятиминутки, так, типа дайджеста. Не каждый день, а раз в недельку. Я, думаю,

эта вещь технологически Селестию заинтересует.

За её высочеством прилетела та самая повозка-экипаж, с впряженными в неё

ночными стражами. Правда попутно прибыла группа, отдельно летящих "ночников",

это их так Дэн окрестил, во главе с первым лейтенантом, и вторым руководителем

ночных стражей — Греем Мунером. Тот быстро пролетев по Понивилю, посмотрел на

фонтан и ратушу, высказался в духе "какая это дыра..." и, встав рядом с экипажем,

замер как статуя, в ожидании своей повелительницы.

На этот раз в повозку был приглашен Эндрю. Он едва-ли не бок о бок с Луной

восшествовал на сидения, а тем временем, Дэн фон Бюррен, погрузив сзади в

экипаж бочонок сидра, полученный от семейки Эпплов, благодарил "по мужски"
Биг Мака.

Наконец, под восторженные выкрики уставших жителей Понивиля, из тех кто честно

выстоял всю ночь на копытах, экипаж ночной принцессы рванул ввысь, в сторону

Кантерлота.

И лишь отлетев на порядочное расстояние от городка, Эндрю Арзес Новер, тихо

выдал:

 — Хорошо погуляли... — принцесса посмотрела на белого аликорна. — Теперь бы

выспаться.

 — А ты помнишь что в катакомбах теперь у нас пленник сидит? — состроив очень

хитрую гримасу, спросила Луна. — Что с ним делать будем?

 — Я, думаю, ваше высочество, — сделав акцент на титуле, белый аликорн хитро

прищурился. — Его надо бандеролью обратно домой отправить.

 — Как "бандеролью"? — не поняла принцесса, вытаращившись на Арзеса.

 — Мы сделаем так... — Эндрю наклонился к уху принцессы ночи и зашептал.

Пока Эндрю Арзес Новер рассказывал свой план, экипаж ночной принцессы, едва

не задевая низко висящие ночные облака, в предрассветных сумерках, быстро

приближался к столице.