S03E05
Глава 32. Награда и подарок для королевы Глава 34. Кошмарная ночь или "не ходите пони в лес" часть 2

Глава 33. Кошмарная ночь или "не ходите пони в лес". часть 1

Глава 33. Кошмарная ночь или "не ходите пони в лес". часть 1

Кантерлот. Замок. Внутренние покои.

И опять, после торжественного приёма в честь такой экспедиции и возвращения

Дэна фон Бюррена не всем дали поспать, да же с учётом того что большинство
"отжигающих" отошло ко сну в замке где-то в начале пятого часа ночи. День, что

намечался сегодня, был последним, перед "ночью кошмаров", которую принцесса

Луна проводила чаще всего в городке Понивиль. А Арзес и Дэн, ну типа друзья,

и по мнению ночной принцессы, тоже должны были поучаствовать в этом. В общем,

когда Арзес открыл глаза, от настойчивых толчков в кровати, он увидел весьма

довольную принцессу Луну. Причём принцесса, явно выспалась и прямо светилась

от счастья, что она в этот раз будет не одна на празднике.

 — С утром, — поздоровался Эндрю. — Не говорю "добрым", так как для меня оно

таковым не является, в данный момент. Вам не спится?

 — Собираться надо. — заметила принцесса. — Придётся тебя в мою повозку сажать,

ты же так летать нормально не научился.

 — Но ведь нам к вечеру туда надо. — белый аликорн не снимал с себя одеяло и

лежал в присутствии принцессы, но судя по всему, той это было совсем по барабану.

 — А костюмы, а диалоги, а сценарии? Вы хоть что-то приготовили? — возмутилась

принцесса, изобразив обиду. — Ладно, давай поднимайся, пойду Дэна поднимать. Ох,

и обматерит он меня... — в дверях она обернулась, и спросила. — Арзес, а люди

в вашем мире всегда столько пьют? — и, не дождавшись ответа, исчезла за дверью.

Эндрю задумался. Обрывки торжества и вечернего банкета проносились отдельными

картинами. Вот он пьёт сначала шампанское, ну местное. Теперь белое виноградное

вино. "Кретин крылатый, как я после этого в глазах Селестии выгляжу?" — подумал

белый аликорн, а видения продолжались. Вот он танцует какую то местную фигню с

белой кобылкой единорогом с кьютимаркой трёх лилий. Вот вместо единорожки уже

сама принцесса Луна. "Ятить-колотить, а Дэн?" Однако вот и Дэн, с бутылкой

чего-то светящегося и желтоватого. Причём он напрочь не смотрит в зал, а

треплется с какой-то ярко-зелёной пегаской. Причем, у той мадам, на голове

красуется диадема. Потом картины начинают меняться быстрее. Вот он с Селестией

поднимает бокалы с чем-то искрящимся и красным. Вот Селестия, где то ближе к

полуночи, ушла, бросив грустный взгляд на зал, где примерно треть присутствующих

уже на копытах не стояли, благодаря тому, что Дэн поработал тамадой. А вот принц

Блюблад, с высокомерной, слегка пьяной, рожей, на которой отразилось сильное

удивление, катится вниз по лестнице замка, после четкой оплеухи от Дэна, под

одобрительные взгляды стражников. Что там было и почему этот "потомок древней

династии единорогов когда-то правивших землями Кантерлота" что-то не поделил

с "фоном", Арзес вспомнить не смог. Да делить то там было совсем нечего, скорее

всего этот отпрыск королевского рода сказал черному аликорну что то очень

обидное. Ну чтож, сам виноват. Теперь дальше. А дальше, новая картина. Эндрю,

в обнимку с Дэном, пытается, в два часа ночи, посетить госпиталь и палату

реанимации, где лежит Вернер. Им там сначала мягко отказывают, но Дэна увы,
"потянуло на подвиги". Вот они ищут лестницу, что бы забраться на третий этаж,

забыв что летать умеют. Ну Дэн во всяком случае. Вот патруль стражи, который

шустро ретировался после длинной триады черного аликорна, о том, что именно он

им всем сделает, и как быстро, если эти "кретины в золотом целофане" от него не

отстанут, хотя бы до утра. Вот сразу найдена лестница и прислонена к стене

госпиталя. Вот Арзес, чуть приотстав от Дэна, уже находится на уровне второго

этажа. А потом... А потом, темнота.

 — Да, весело "погуляли". — сделал выводы Арзес, сполз с шикарной кровати

как мешок с картошкой, встал на трясущиеся ещё копыта и не твёрдым шагом пошел

в умывльную и под душ.

"Вообще то это Блюблад, странный немного." — размышлял Арзес стоя под чуть

прохладным душем. Эндрю удалось как то на трезвую голову поговорить с ним

немного.

"Если не задевать тему происхождения, на которую часто сваливался сам принц,

он в принципе, совсем не плохой му.. пони. Просто где-то переборщили

с воспитанием по части происхождения. Трусоват, да, это тоже есть. Однако, он

прекрасно разбирается в экономике и в образовании. В военном деле, конечно,

там пусто как на листе бумаги, который только что достали из пачки. Из этого

представителя королевского рода, вышел бы неплохой министр образования или

машиностроения. Но вот спесь... Вряд ли Селестия сможет перевоспитать этого

уже взрослого жеребца. "Жениться, тебе, барин, надо!" — пришла на ум фраза из

прошлой жизни. Только кто за такого горделивого пойдёт? Или экзотическую

принцессу ему из Зебрики привезти? Немного странное увлечение у него. Он любит

вышивать бисером. Хотя причём здесь странное? Вон, король шведский, тоже

вышивал. Хоть и мужик был."

Эндрю, сначала обтрусившись, а потом вытеревшись полотенцем насухо, вышел на

балкон своей дворцовой комнаты. Нет, у него конечно был дом, но теперь вроде

как за ним закрепили ещё во дворце комнату. Дэну вон вообще комнату недалеко

от покоев Луны дали. Почему принцесса сначала пошла будить Арзеса, а не черного

аликорна, это было загадкой. На балконе торчал пегас-охранник. Он типа мимо

пролетал, но решил задержаться и поприветствовать инструктора.

 — Здравия желаю, сэр инструктор! — весело поприветствовал сержант аликорна.

 — Здравствуй, Кирр Бломмет, так кажется? — Эндрю смотрел на кьютимарку этого

гостя. Там изображались два голубя и щит.

 — Так точно!

 — Не светись на моём балконе, не одобряют тут некоторые. — Арзес подмигнул

пегасу, тот, взмахнув крыльями, влетел над балконом, метра на полтора,

подмигнул аликорну и быстро скрылся за углом здания дворца.

Арзес смотрел на освещённый утренним солнцем город.

 — Ау! — донеслось сзади.

Эндрю обернулся и увидел Дэна с принцессой Луной входящих в его комнату.

 — Ну, аликорны-алкаши, — весело начала принцесса ночи. — Будем с вами сейчас

оздоровляться! За мной! — и она, резво перепрыгнув парапет балкона, распахнув

свои крылья, спланировала в сад, что расстилался под балконом. — Эгей! А ну,

вы оба, сюда! — донеслось снизу.

Первым рыпнулся Дэн, как-никак летать он умел. Арзес же, распахнув крылья,

просто спланировал, но опять немного неудачно, задев какое-то дерево и с треском

свалившись на газон.

 — Значит, так, алкоголики! — возвестила Луна. — Будем бегать, крыльями и

магией не помогать. Три мили, отсюда, за город, вокруг скалы и через другие

ворота обратно в город и сюда. Не отставать! За мной! — и она сорвавшись как

стрела с тетивы, рысью помчалась по аллее.

Дэн, переглянувшись с Арзесом, "пожал плечами" и бросился за принцессой. Ну

и Эндрю, чуть вздохнув, тоже принял участие в забеге.

Беготня, душевая, завтрак, потом заучивание ролей спектакля, кстати, не плохого,

но немного мрачноватого. Дэн высказался в духе "нафига нам здесь `готы`?", за

что немедленно получил копытом под ребро от Луны. Потом тренировка прямо в

тронном зале с Селестией. Нашла она немного времени на Эндрю. Она хоть как-то

пыталась научить Арзеса махать крыльями и откровенно смеялась, когда у него не

получалось. Загрузка повозки, разработка сценария появления каждого аликорна на

территории Понивиля. Ну в общем всё было учтено. Обедать всех позвали вместе, но

Дэн, обратившись к Селестии, попросил устроить ему обед вместе с принцем

Блюбладом. Солнечная принцесса удивилась, но разрешила. Дэн, сидя напротив

заносчивого принца, просто ел, ни говоря ни слова, и лишь допив компот, и

закончив немного раньше принца, встав из-за стола, подошел к напуганному

Блюбладу.

 — Дорогой принц, — Дэн говорил тихо, но принц его прекрасно слышал. — Ты

не обижайся на меня, мы с тобой немного выпили, а ты если не знаешь: в пьяной

компании часто случаются ссоры. Ты ведь жеребец сильный, и при твоём желании

можешь надавать тумаков если не любому, то почти всем. И не за счёт твоего

происхождения, — принц перестал жевать и хмуро смотрел на аликорна. — Я могу

тебя потренировать, на физическую подготовку. Тебе, как принцу, это тоже

будет полезно. Так что если есть желание, приходи после завтра после обеда, в

тактический зал. Кое что покажу. — аликорн наклонился к уху принца и добавил

шопотом. — Кобылки на накаченного принца клюют лучше чем на обмахивающегося

веером. — и резко отпрянув от Блюблада, Дэн вышел из помещения.

Дэн, после обеда подошел к принцессе ночи.

 — У меня есть маленькая просьба. — черный аликорн ехидно улыбался.

Луна уже знала, если "черныш" так улыбается, жди неприятного сюрприза. Но

в этот раз, она ошиблась.

 — У вас есть какие-нибудь доспехи на меня, но не красивые, а подчёркивающие

мои возможности? — задал задачку "фон".

Принцесса задумалась: явно Дэн хочет что-то "особенное". Луна хитро

прищурилась в ответ.

 — Пойдём в оружейку. — принцесса приглашающе махнула копытом. — Сейчас мы

тебя вооружим.

Несколько минут и они вдвоём в подвалах замка. Мрачные, серые стены, сырость

и свет только от факелов. В одном из помещений, Луна, остановившись, с помощью

телекинеза из горы старых доспехов подняла стальную кирасу. На ней, немного

подёрнутая ржавчиной, красовалась эмблема довольно странного содержания:

Луна и Солнце, слегка наезжающие друг на друга и большая, больше чем у капитанов,

пятиконечная звезда с двойной окантовкой. Под изображением светил, два крыла,

белое-перьевое и тёмное-перепончатое. А поверх всей эмблемы, сверху вниз,

лежало изображение трезубца, с фигуристой рукоятью. Рядом появился шлем, с

немного обвисшим черным плюмажем и с крепким забралом.

 — Это что за чудо? — спросил Дэн.

 — Форма генерала Эквестрийских войск. — ответила ночная принцесса. — Только

это звание у нас упразднено давно.

Не успела принцесса закончить фразу, как доспехи стали меняться. На эмблеме,

вместо Луны и Солнца, появились изображения черепов единорогов и драконов.

Трезубец сменился на плеть, звезда на цветок лотоса, а два крыла стали

перепончатыми и черными. Общий фон на эмблеме по цвету стал как глаза черного

аликорна, а окантовка у эмблемы превратилась в цепочку из костей. Шлем тоже

поменялся. Теперь вместо черного плюмажа был белый, под стать гриве Дэна, но с

вкраплениями красных перышек. Ещё мгновение и доспехи заблестели как новые,

причём не просто заблестели, а стали как-бы излучать туманный свет.

 — Ну вот теперь, кажется готово. — весело сказала Луна, и поглядев на Дэна,

предложила. — Надевай!

Несколько минут возились прилаживая доспехи и с помощью принцессы застёгивая

их. Луна сверкнула рогом, рядом возникло огромное зеркало и факелы вспыхнули

ярче.

 — Посмотрись, — предложила ночная принцесса, — Красавец писанный! — пошутила

она и захихикала.

Дэн смотрел в зеркало. Поворачивался в разных ракурсах, он понял как эта вещь

преобразила его. Он стал как бы выше и страшнее. "Напугаю теперь точно." — и

черный аликорн довольно заулыбался, глядя на принцессу ночи.

 — Обалденно! — высказал мнение "фон". — Спасибо, Луна.

 — Посерьёзнее будь. — с улыбкой посоветовала в ответ она. — Пойдём, сейчас

реакцию кое-кого проверим.

Они шли каким-то тёмным и узким лабиринтом, пока не оказались перед какой-то

невысокой и пыльной дверью. Из объяснения Луны, за этой дверью бвыла кухня. Там

сейчас только дежурная кухарка. Она здесь новенькая и многих не знает, так что

будет для неё сюрприз. Эта молодая кобылка, не очень впечатлительная, но вот на

ней и надо попробовать появление "демона из преисподней".

Луна сверкнула рогом и за дверью раздался визг и шум. "Я там всё освещение

отключила." — с улыбкой и шепотом сказала принцесса. Потом дверь беззвучно

приоткрылась и Дэн шагнул в темноту. Луна добавила в помещение ещё тумана, а Дэн,

мысленно произнеся заклинание проклятья "уныние", ждал, когда вокруг него и его

рога сгуститься тьма. Единственное чего "фон" не сделал, не указал проклятью

цель. Вспыхнул факел позади черного аликорна, это принцесса подыгрываля ему.

Дэн сделав страшную и грозную гримасу, медленно двинулся к лежащей на полу, и

накрывшей голову копытами, розовой пегаске. Та, услышав шаги, подняла голову

и взмахнув крыльями взлетела под потолок отчаянно визжа. "Фон" поморщился,

звук был ощутимо режущим слух, и он не выдержал:

 — А ну, заткнулась, смертная! — рыкнул он максимально зловещим голосом. И

это подействовало. Пегаска, зажавшись в верхний угол кухни со страхом, но уже

молча взирала на черного аликорна. Дэн немного раскрыл крылья. — Ты кто такая?

 — Я...Я... — заикаясь начала пегаска. — Сабриллина. Я здесь работаю. Не убивай

меня, демон смерти.

 — Ха-ха-ха! — засмеялся обычным голосом Дэн, и повернулся в сторону скрытой

двери. — Ваше высочество, прошу вас.

Вспыхнули светильники, туман развеялся, тьма, что сгущалась вокруг Дэна тоже

пропала, а в кухню, торжественно и гордо подняв голову, вошла принцесса ночи.

Пегаска мигом слетела с потолка и упала на пол ниц.

 — Встань, Сабриллина. — громко потребовала Луна, и кухарка встала на копыта.

 — Хочу тебя познакомить с нашим новым другом. — принцесса встала рядом с

черным аликорном, что теперь смотрел не грозно, а улыбался, и положила копыто

ему на спину. — Знакомься, Дэн фон Бюррен. Он у нас мастер по ужастикам, вот

мы и решили проверить на сколько он эффективен.

 — Здравствуй, крошка. — спокойным голосом поздаровался "фон", глядя на всё

ещё напуганную пегаску. — Извини, больше пугать так не буду. — и оно широко

улыбнувшись, подмигнул бывшей жертве. — Обед был великолепен.

 — Я не одна старалась. — опустив взгляд и немного покраснев ответила пегаска.

Принцесса слегка толкнула черного аликорна к обычному выходу.

 — До свидания, Сабриллина. – чуть ли не в голос попрощались Луна и Дэн и

направились в верхние этажи дворца.

 — До свидания ваше высочество. — донеслось им вдогонку.

Как только за аликорнами закрылась дверь, ночная принцесса ткнула копытом

Дэну в путовый сустав и шопотом спросила:

 — Зачем об обеде заговорил? Не о чем больше?

 — Всё-всё-всё. Молчу. — весело отозвался черный аликорн.

Появившись в тронном зале в доспехах, Дэн фон Бюррен произвёл неизгладимое

впечатление на принцессу Селестию. Но реакцию на внешний вид черного аликорна,

солнечная принцесса скрыла весьма экстравагантным способом. Она просто и быстро

телепортировала Дэна и Арзеса, который тоже прибывал в некотором недоумении,

в малый зал, а сама осталась наедине с младшей сестрой.

 — А не слишком ли ты, Лу, — начала старшая. — Заигралась? Я всё понимаю, тебе

хочется на всех произвести впечатление, но зачем таким способом то?

 — Вот что, сестра. — нахмурившись и нисколько не пугаясь, начала Луна. — Я

давно взрослая, ты сама об этом говорила, не так ли?

 — Да, я... — начала принцесса Солнца.

 — А раз так. — перебив свою сестру, продолжила принцесса ночи. — То я сама могу

решать: кто, как, и в каком виде будет сопровождать меня! Ты хоть раз со мной

на "ночь кошмаров" в Понивиль летала? Да никогда. В Майнхэттен? Не помню. В

Филлидельфию? Ни разу. Ночью ты отдыхаешь, если министры не "достают", ведь так?

Тогда будь добра, либо оцени мои старания, либо не вмешивайся с отрицательными

эмоциями!

Солнечная принцесса стояла в ярде от сестры и отрешенно смотрела на столь

сильно разволновавшуюся ночную принцессу. О чём она думала в этот момент, какие

мысли посещали её, наверное не узнает никто, но то что она была готова накричать

на свою сестру, это чувствовалось в атмосфере зала.

Тем временем, в малом зале, черный и ярко-белый аликорны шумели друг на друга

примерно в таком ракурсе:

 — Ты что за консервы на себя нацепил? — Эндрю смотрел с удивлением.

 — Луна предложила, мне нравиться. — ответил Дэн фон Бюррен.

 — Блин. — белый скривился. — Не наигрался в рыцарей?

 — Арзес, не нуди. — черный аликорн нахмурился. — Это для антуражу, там в этом

Понивиле. Так бы я не надевал. Кстати, чем тебя там Тия "грузила"?

 — Гы. Летать учила, в тронном зале. — хмыкнул Эндрю. — Мне иногда кажется, что

какими бы они не были долгоживущими и умными, у них в мозгах до сих пор детство

играет. У Селестии, конечно, в меньшей степени чем у Луны, но устраивать

тренировку в тронном зале, это, по моему мнению, перебор.

 — Они там не подерутся, одни-то? — поинтересовался Дэн.

 — А давай кое-что сделаем? — и Арзес, наклонившись к уху "фона", начал ему что

то шептать.

Шум, раздавшийся за парадными дверьми тронного зала, был громче чем шум океана

когда прибрежная волна накатывается на каменистый берег. Двери едва не слетели

с петель, и в зал, не смотря на протестные окрики стражей, которых там окатило

водой по мановению рога Арзеса, влетели, удерживаемые телекинезом, два роскошных

букета роз. Один, ярко-оранжево-красный, как огненное светило на закате, другой,

с переходными цветами от бледно-голубого, до тёмно-синего, как ночное небо.

Следом, склонив в покорности головы, шли два аликорна ярко-белого и черного

цвета. Сделав шагов пять, они остановились, а роскошные букеты подлетели к

правительницам Эквестрии: солнечный к Селестии, тёмный к Луне. Букеты плавно

легли к копытам правительниц.

У принцесс отпали челюсти. Они сначала недоумённо смотрели то на букеты, то на

вошедших, потом долго и пристально смотрели друг другу в глаза. А потом, вдруг

что то осознав, сдалав шаги навстречу друг другу обнялись как тогда, когда Луна

освободилась от проклятья Найтмер Мун.

Первой нарушила молчание Селестия:

 — Прости меня, мой радостный тёмный лучик. Я не хотела тебя оскорбить или что

то сделать тебе плохое. Прости меня, если сможешь.

 — И ты меня прости, светлая сестра. — тихо в ответ сказала Луна. — Я должна

была сначала с тобой посоветоваться, просто я всегда думала, что ты мои действия

к этой ночи одобришь, а видишь как вышло. Прости меня.

Наконец, принцессы "отлипли" друг от друга, и посмотрели на всё ещё стоящих

в покорности Дэна и Арзеса.

 — Ну, джентель-пони, — чуть с игривостью и вместе с тем строго, начала старшая

правительница. — Чья именно это была идея?

 — Не хитрите, шутники, — продолжила ночная принцесса. — Я могу и по мыслям всё

узнать!

Дэн, вздохнув, молча, чуть кивнул головой в сторону Арзеса и снова замер, ни

чего не говоря.

 — Вот белый паршивец, а, — уже весёлым голосом произнесла Селестия. — Ты,

Луна, представляешь, как я долго ждала этого? — она глядела на реакцию своей

сестры. — Признаться что пришел ко мне, сил хватало, а теперь, наконец то,

сообразил. Вовремя, кстати, сообразил. — она опять смотрела на Арзеса. — Кто

выбирал расцветку букетов? Отвечайте!

 — Я, — не громко, не поднимая взгляда и головы, ответил черный аликорн.

 — А я знала. — хитро прищурившись, тихо сказала Луна.

 — Значит так. — Селестия телекинезом держала букет рядом, временами нюхая его

и закрывая от удовольствия глаза. — Через десять минут, вас ждёт повозка Луны.

Не опаздывайте. И это, перед стражей, Арзес, надо извиниться. Идите.

 — Идите. — ночная принцесса целиком "закопалась" в своём букете, вдыхая его

аромат или пряча свою неловкость, и её даже не было видно. — Я скоро буду.

Когда за Дэном и Арзесом, всё так же не поднимающих головы, закрылись двери

тронного зала, прозвучал заливистый смех на два голоса.

Полёт рядом с посеребренной повозкой, покрашенной в тёмно-синие тона и с

вставками из синих кристаллов, ничем особым не запомнился. Единственное что

произошло незадолго до старта, это "приставание" ночной стражи к черному

аликорну по поводу "где ты был". Дэн ответил, что на южном континенте, в гостях.

Но молодым и немного безбашенным пегасам этого было мало, им было интересно

абсолютно всё. Кто тот единорог, которого поместили в госпиталь. Зачем Дэн так

вырядился. Чего вчера охрана вся на головах стояла. И т.п.

Дэну в конце концов это надоело, и он начал грубить. Сначала вроде незаметно,

но потом... Арзес, закончив с извинениями со стражниками перед дверьми тронного

зала, и объяснив что они с другом только что прекратили назревающую ссору сестёр,

был отпущен со словами "Извинения приняты." Правда когда, "сэр инструктор" ушел,

между стражниками возник спор, когда принцесса предложит ему обвенчаться, до

зимнего солнцестояния или после. Но потом пришел Шайнинг Армор, и буквально

приказал "заткуться" им, так как если бы их услышала Селестия, то на пятёрку

памятников в саду стало бы больше.

Когда Эндрю пришел к повозке, запряженной в этот раз шестёркой ночных пегасов,

там уже всё затихло.

Следом за ярко-белым аликорном, накинув тёмную мантию с капюшоном и полностью

скрывшись под ней к повозке прошествовала принцесса Луна.

Дэн с Арзесом учиво поклонились принцессе, всё таки на виду у стражи, и начали

готовиться к полёту.

 — Вперёд, в Понивиль! — громко приказала Луна и не оборачиваясь к Арзесу,

добавила. — Не умеющим держаться в воздухе, держаться за спинку повозки, и

держать крылья распахнутыми.

Экипаж так резво взял с места вперёд и вверх, что Арзес едва успел копытом

схватиться за борт этого средства передвижения. Экипаж принцессы, со свистом

поднимался в воздух к самым облакам. Рядом, чуть натужено дыша, размахивая, в

такт с крыльями пегасов несущих повозку, своими полотнищами, летел Дэн фон

Бюррен. Похоже в доспехах, что напялил он на себя, было лететь несколько

труднее чем обычным способом.

В этот момент, за их крупами Селестия начала сажать Солнце. Быстро темнело

небо, облака, уже подсвеченные снизу заходящим дневным светилом, смотрелись как

нечто осязаемое и грозное. Ночная принцесса, не снимая капюшона, засветила

своим рогом, и с противоположной, заходящему Солнцу, стороны, начало подниматься

ночное светило. Его подъём, как и сам полёт экипажа и сопровождающих, не

прерывался ни на минуту. Подняв "Луну", примерно на четвёртую часть от небесной

полусферы, принцесса занялась наполнением неба звёздами. Звёзды проявлялись на

небе медленно, и чем темнее становилось вокруг, тем ярче и причудливей

становились звёздные картины. Наконец, принцесса, посчитав что "достаточно",

прекратила светить рогом, и всё ещё не снимая балахона, слега повернувшись к

летящему рядом Дэну, произнесла:

 — Тебе надо начинать снижение, не привлекай внимания. Появишься на сцене,

когда "призову". Ты понял?

 — Слушаюсь, моя принцесса! — ответил черный аликорн, и как мессер, свалившись

на крыло, ушел куда-то вниз.

 — Он бы ещё сказал — "яволь мой генерал". — тихо прокомментировал Арзес, но

Луна услышала.

 — Ты о чём? — спросила она, не снимая капюшона, поэтому было сложно увидеть

её мимику и глаза.

 — Да вы же видели хронику ТОЙ войны в моих воспоминаниях? — Эндрю немного

подтянулся ближе к борту. — Вот там эти враги человечества на том самом языке

изъяснялись.

 — А, на Фланкфуртском. — сообразила принцесса, снова удивив Арзеса.

 — Ваше высочество, мы на подлёте! — громко прервал разговор один из пегасов

впряжённых в экипаж.

 — Спасибо, Стайгерс Линс. Делаем как в прошлый раз. — отдала приказ Луна, и

повернув голову к белому аликорну, добавила. — А ты снижайся здесь, садись у

фонтана в центре города. Подожди минуты три и приходи на звук нашего голоса.

Только не шуми, а подыгрывай мне. Ну сам поймёшь.

 — Будет исполнено, ваше высочество! — ответил Эндрю, отлипнув от повозки,

изобразил отдание чести и стал, планируя, снижаться в сторону города.

Понивиль. Ночь кошмаров.

Понивиль бурлил. Точнее шумела толпа пони собравшихся около мерии-ратуши,

да все слушали очередную речь мэра, в принципе не отличавшуюся оригинальностью,

но немного изменённой по сравнению с прошлым годом.

Лэра Фёст, стоявшая рядом с Твайлайт Спаркл, крутила своей головой, как

вентилятором и поймала.

 — Твайли, — сказала она тихо, наклонившись к волшебнице. — У нас гости.

 — Где? — вопрос Твайлайт был очень понятным и точным. Киборг решила дать на

него максимально точный ответ.

 — Со стороны Кантерлота приближается малоразмерная цель, на высоте нижнего

края облачности. Цель одновременно биологическая и механическая. — ярко-синяя

кобылка с золотисто-оранжевой гривой и хвостом была максимально точна в

описаниях.

 — Чего? — ошарашено вытаращилась на аликорна волшебница. — Ты о чём?

ЗЛ: "Бросай технические термины. Говори проще!"
 — Принцесса на повозке летит, с ней мои друзья. — улыбаясь ответила Лэра.

 — А сразу сказать нельзя было?

 — Ну я привыкла военными или техническими терминами всё объяснять. — киборг

изобразила смущение. Твайлайт задумалась. Она мысленно, уже не слушая мэра и

окружающих, прокручивала фразы "приближается малоразмерная цель" и "цель

одновременно биологическая и механическая". У единорожки загорелись глаза:
"А что же тогда `крупноразмерная цель`? Неужели летающий замок?"
Вдруг подуло ветром, облака рассеялись и на фоне огромного серебристого диска

ночного светила отобразился черный контур экипажа. Сверкнула молния, на миг

осветившая тёмную фигуру в балдахоне с капюшоном, в темном пятне которого

светились два глаза.

 — ЖИТЕЛИ ПОНИВИЛЯ! К ВАМ ПРИШЛИ МЫ! КОРОЛЕВА НОЧИ! ДА БУДЕТ ЭТА НОЧЬ, НОЧЬЮ

КОШМАРА И УЖАСОВ! — раздался кантерлотский голос с небес. Пока ещё не опознанный

пассажир повозки, скинул капюшон и в этот момент сверкнула молния осветив чуть

знакомый, но всё-же немного жутковатый лик ночной принцессы со светящимися

глазами.

Распахнув крылья, принцесса сделала шаг с зависшей в воздухе повозки, и

как по невидимым ступеням, даже не двигая крыльями, стала спускаться на землю.

Луна, высоко и гордо держала голову, подчёркивая что прибыла правительница этих

земель, не торопливо спускалась, а в небе, шестёрка ночных пегасов, дико заржав,

рванулись вместе с экипажем прочь и спустя несколько мгновений пропали в ночном

сумраке.

Ступив на землю, ещё шире распахнув крылья, принцесса сверкнула рогом и сумрак

сгустился вокруг неё, а сама принцесса, потемнев, превратилась в Найтмер Мун.

Но это были ещё цветочки. Опять сверкнул рог. Туман, густой как сливки, опутал

город и ближайшие окрестности. Все пони, за исключением наверное мэра и Лэры

Фёст повалились ниц перед столь могущественным, вселяющим страх, существом.

 — МЫ ВИДИМ ЧТО ВЫ ЖДАЛИ НАС! ВЫ ОТДАДИТЕ НАМ ВАШИ ПОДАРКИ ЧТО БЫ МЫ НЕ

ПРЕВРАЩАЛИ ВАШУ ЖИЗНЬ В ВЕЧНЫЙ КОШМАР?

Нестройные и затихающие дрожащие голоса прозвучали как "Отдадиииим!".

 — ЖИТЕЛИ ПОНИВИЛЯ! МЫ СЕГОДНЯ ПРИШЛИ НЕ ОДНИ. ВСТРЕЧАЙТЕ МОЕГО ВЕРНОГО СЛУГУ,

ВЛАСТИТЕЛЯ ЗАГРОБНЫХ СИЛ! ЛОРДА СМЕРТИ И УЖАСА! ДЭНА ФОН БЮРРЕНА! — Луна

разошлась не на шутку: ближайшим, лежащим ниц жителям, в основном молодым

кобылкам, приходилось цепляться в землю что-бы их не сдуло.

Послышалась тяжелая поступь какого то нового персонажа. Его шаг был

размерянным и тяжелым. Каждый шаг приближающегося, отдавался по земле как удары

молота. В тумане, стали угадываться очертания незнакомца. Все, жители вперили

испуганный взгляд в тёмный контур, что медленно, но с неотвратимостью снежной

лавины приближался к ним. Сначала, на фоне темной фигуры загорелись два красных

как раскалённые угли глаза. Потом, блеснули, чуть посеребрённые, оливающие

ночным светом Луны, доспехи, а потом, все разглядели два распахнутых, черных

и отбрасывающих блики, перепончатых крыла. Высокий, на полголовы выше чем Луна

в образе Найтмер Мун, статный с белыми гривой и хвостом, по которым пробегали

всполохи адского пламени, жеребец, встал чуть позади принцессы и кантерлотским

голосом спросил:

 — КТО ЗДЕСЬ НЕ ВЕРИТ В КОШМАРЫ И УЖАСЫ? ВМИГ НАРИСУЮ!!! — он глядел в толпу,

что накрыла головы копытами, от страха. — ИЛИ КТО ТО ХОЧЕТ УВИДЕТЬ СВОИХ ДАВНО

УМЕРШИХ РОДСТВЕННИКОВ ПРЯМО СЕЙЧАС?!!

Лежащая в первом ряду кобылка с красной кудрявой гривой и хвостом, в очках,

пискнула и свалилась набок без чувств.

 — Я НЕ ДОПУЩУ ТИРАНИИ В ГОРОДЕ! — прозвучал кантерлотский, мужской голос с

противоположной стороны площади. Пони, которые посмелее, приподняли головы и

с удивлением обнаружили новое действующее лицо. Аликорн, ярко-белого цвета,

цвета слепящей молнии с развевающимися гривой и хвостом. Его граза светились

ярко-синим светом, и вокруг незнакомца кругами ходили маленькие вихри.

 — ТЫ КТО ТАКОЙ, ПОСМЕВШИЙ ПЕРЕЧИТЬ НАМ? — кантерлотский голос Найтмер был

несколько более низким и глубоким, чем у принцессы Луны.

 — Я ТОТ, КТО ПРИВЕДЁТ СЕГОДНЯШНЮЮ НОЧЬ К ГАРМОНИИ!!! — выкрикнул белый

незнакомец и телепортировался прямо перед первым рядом лежащих в страхе местных

пони. Его рог сверкнул зелёным и перед Найтмер Мун и её черным спутником почти

мгновенно выросли густые и высокие заросли жесткой акации. Живая изгородь была

настолько плотной и переплетённой, что эту преграду надо было преодолевать с

топором, а может и с бензопилой "Дружба".

Лэра, хоть и киборг, быстро сообразила что перед пони сейчас разыгрывается

миниспектакль под открытым небом, с магией, добрыми и злыми персонажами. Она

ткнула копытом трясущуюся в костюме Старсвирла Бородатого единорожку и почти

шепотом сказала:

 — Два моих друга тоже приехали. — и ехидно улыбнулась.

 — Да я знаю. — шепотом ответила Твайлайт. — Все должны всё равно изображать

страх.

Тем временем, из за акации сверкнуло, и луч, чем-то напоминающий лазерный,

вырезал в живой изгороди широкий проход.

 — ЭТИМ НАС НЕ УДЕРЖАТЬ! — прокричала Луна в образе Найтмер Мун.

 — ТОГДА Я СДЕЛАЮ ЭТО!!! — ответил белый аликорн и огромные вихри, высотой с

ратушу, возникнув прямо на ровном месте ринулись в образовавшейся проход.

 — АЙ, ОЙ! — зашумели со стороны изгороди. — Я НЕ ДОЛЖНА ПРОИГРАТЬ! А-а-а-а!

Голос истончился и пропал. Когда вихри утихли, а туман куда то исчез, все

увидели, что посреди прогалины в живой изгороди, лежит, с закрытыми глазами,

накрытая серым балдахоном, принцесса Луна.

Вновь сверкнул рог белого аликорна. И о чудо, все кусты акации, словно

втянулись под землю не оставив никакого следа на поверхности. Белый незнакомец

подошел к принцессе, наклонился к ней, сорвал с неё скрывающую одежду и произнёс

торжественно:

 — Нельзя пускать в себя то зло,

что вы готовите другому.

Оно вернётся к вам как бумеранг,

снеся запреты и надежды.

Так пусть же с вас уйдет то зло,

как я вот с вас сорвал одежды.

Да будет так, нам всем добра,

и пусть всё будет по другому.

Принцесса Луна, уже улыбаясь своей доброй, очаровывающей улыбкой, медленно

поднялась на копыта. Оглядела площадь, увидела как медленно поднимают головы

местные жители и уже без страха с улыбками смотрят на неё и на рядом стоящего

с ней белого аликорна.

 — Здравствуйте жители Понивиля! — громко сказала Луна. — Вам понравилось наше

выступление?

 — ДА-А-А-А! — почти хором прокричала толпа.

Рядом с Луной возникло черное пламя, а когда оно утихло, жители увидели

склонившегося в поклоне черного страшного незнакомца. Принцесса слегка

поклонилась жителям, а белый, сделав более низкий поклон сорвал прям овации из

топающих копытами пони.

 — Жители Понивиля, — опять обратилась принцесса к подданым. — От имени моей

сестры и меня лично, я хочу вам представить моих новых друзей, без которых

эта ночь была бы обычной. Мой личный друг, пришелец из другого мира Дэн фон

Бюррен. — черный аликорн, уже стоя во весь рост, и широко улыбаясь своей яркой

белоснежной улыбкой, слегка качнул головой. — И близкий друг моей светлой сестры,

то же пришелец другого мира, Эндрю Арзес Новер. — и белый аликорн, сделав один

шаг к жителям, низко поклонился. — А теперь! Феерверк и игры, начинайте!

Лэра, вскочив на все четыре копыта, подбежав к принцессе, слегка отвесив ей

поклон, обратилась к Арзесу.

 — Тебя уговорили участвовать?

 — А чего, нормально вышло. — весело отозвался Эндрю.

Перед ним возникла розовая прыгающая пони переодетая в цыплёнка. Арзес слегка

обалдел от столь динамичного персонажа.

 — Виииииии! — визжала пони. — Этокрутоэтокрутоэтокрутобыло!

 — Пинки Пай, — киборг сразу разобралась в чём дело. — Позакомься с моим другом,

Эндрю Арзесом Новером.

 — Здравствуй Эндрю, — весело закричала Пинки. — Ты кексы любишь? А маффины? Ты

приходи ко мне в пекарню "Сахарный уголок", у меня много чего есть.

 — Эй, — рядом оказалась Райнбоу Дэш, одетая в костюм "шэдоуболтс", сидя верхом

на тёмной тучке. — А вы круто ураганчик сделали!

 — Спасибо. — Эндрю немного покраснел. — Я только в полсилы.

 — Ого! — удивилась пегаска. — Так это не предел?

 — Нет, не предел.- ответил белый аликорн, глядя как Твайлайт Спаркл, в своём

костюме Старсвирла Бородатого, подходит к нему, с немного смущённой физиономией.

 — Здравствуй, Твайлайт Спаркл. — Эндрю откровенно хихикал. — А костюмчик ничего

так. Мне нравится.

 — Спасибо, Арзес. — волшебница интересовалась всем. — Я вот слышала что это у

вас "в полсилы", а что тогда у вас во всю силу?

Эндрю задумался. Потом хмыкнул и сказал совсем не то что хотел сказать.

 — Из магии разрушения, самыми сильным будет извержение вулкана с очень сильным

землетрясением.

 — А ураган? — Дэш было то же интересно.

 — Кантерлот не уцелеет. — уже тише ответил Арзес.

Три поняшки вытаращились на белого с благоговейным испугом.

 — А что-нибудь создать? — спросила наконец ученица Селестии.

 — Лес вырастить можно. — задумчиво говорил белый гость. — А вот лечения и

восстановления у меня нет.

 — А твой друг, он действительно злой? — спросила нахмуренная Райнбоу Дэш.

 — Не, — Арзес даже засмеялся. — Он добрый. Внешность у него такая. Повелевать

духами, мёртвыми, скелетами, это вам не облака двигать. — когда он это произнёс,

пони, что стояли или зависли рядом, со страхом вытаращились на Дэна фон Бюррена.

А тот, не обращая внимания на взгляды, стоя рядом с принцессой, глупо улыбался,

смотря как маленькие жеребята, ещё совсем детишки, несут к копытам принцессы

сладости и яблоки. Арзес продолжил. — Ну разве злодей может с такой улыбкой

смотреть на детишек?

 — А он кексики любит? — опять влезла Пинки.

 — Наверное. Иди вручи ему. — хитро прищурившись, спровоцировал "энерджайзер"
Эндрю и, оглянувшись, увидел чуть скривившуюся Лэру Фёст, что всем своим видом

выражала как бы эмоцию: "Ну зачем ТАК, то?"
 — Наша общая знакомая, много о вас рассказывала. — Арзес внимательно смотрел

на пегаску. — Ты Райнбоу Дэш, самая шустрая в Эквестрии и любишь всегда быть

первой. — пегаска прямо расцвела. — Вон ту пони в шляпе, — Арзес указал копытом

в сторону группы пони, где рыжевато-коричневая пони в ковбойской шляпе разливала

по кружкам что-то из боченка, стоящего на телеге. — Зовут Эпплджек. — Арзес

быстро поискал глазами кого-то, и увидев белоснежную пони с двухцветной гривой,

которая демонстрировала на себе какую-то шляпку, добавил. — Вон та модница, это

точно Рарити. Ну с Пинки Пай я уже познакомился. — он вскользь бросил взгляд

в сторону своего друга, у которого от обилия информации высыпаемого на него из
"прыгающего розового объекта", уже начала отваливаться челюсть. Но Арзес уже

туда не смотрел. Он внимательно переходил от одного разноцветного пятна к

другому, выискивая последнего представителя подруг Лэры. "А, вот она, стоит в

окружении маленьких жеребят и с беспокойством посматривает на Дэна. Видать

сильно стесняется или боится. Ну чтож, мы не гордые, сами подойдём." Отодвинув

Твайлайт Спаркл, Эндрю направился к группе "мелких жителей". Когда до этой

детсадовской или младшешкольной группы осталось несколько шагов, вся малышня

развернулась к белому аликорну и с интересом стала его разглядывать.

 — Ты смотри какой большой и красивый. — слышались голоса.

 — И сильный, он же жеребец.

 — Ты смотри, кьютимарка-то какая!

 — Ага, а магия у него какая! Не уж то это маг стихмй? — восторженный детский

голос.

 — А он нас не заколдует?

 — Ты что, он друг принцессы Селестии, он не такой!

Эндрю подождал когда немного всё утихнет и громко поздаровался.

 — Здраствуйте детишки, вы не могли бы нас с мисс... — и он сделал вид что не

знает имени желтой пегаски с розовой пышной гривой.

 — Фла... Флаттершай. — едва слышно сказала та, и скромно заулыбалась.

 — Вы детишки погуляйте пока, мне надо с мисс Флаттершай поговорить. — Эндрю

уже смотрел прямо в глаза пегаски, но испуг у той куда-то пропал и она мило

улыбалась новому гостю.

 — Ну здравствуй, любительница животных. — с ироничной улыбкой поздаровался

Арзес, когда группа малышни растворилась на территории города.

 — Здравствуйте, мистер Арзес. — поприветствовала в ответ желтая пегаска.

 — Вот что, Флаттершай. — Эндрю смотрел немного в сторону. — Я не намного тебя

старше. Я не имею пока титулов и так далее. Не надо меня называть мистером и

сэром. Я сейчас не на службе. Ты ведь понятливая кобылка, всё должна понимать.

 — Хорошо, Эндрю. — ответила Флаттершай и нежным, добрым взглядом посмотрела

на немного стушевавшегося аликорна.

 — Лэра, мне сказала, что ты ладишь со всеми зверушками. — Эндрю смотрел на

Флаттершай. — Может познакомишь меня со своим зверинцем?

 — А ты им не навредишь? — и в глазах этой "защитницы животных" снова мелькнул

страх.

 — Нет, — белый аликорн засветил рогом. Прямо перед пегаской, из пыльной почвы

под копытами, стал вырастать маленький росточек, он тянулся вверх, давал

ответвления, на нём появлялись листья и вот, рост прекратился. На вершине этого

растения появился небольшой бутон, который, спустя несколько секунд, раскрылся,

и взору очарованной пегаски открылся небольшой цветок, края у лепестков были

желтого цвета, а сердцевина — бирюзового. — Это для тебя. — тихо сказал Арзес.

 — Ах! Как красиво! — глаза у Флаттершай увеличились, и сама она прямо излучала

восторг и восхищение красотой и магией. Потом она посмотрела белому аликорну в

глаза, своим фирменным взглядом счастья и доброты и поблагодарила. — Спасибо.

 — Ну, я заслужил доверие? — иронично улыбаясь, спросил Арзес.

 — О, да. Пойдём! — весело отозвалась пегаска, и, пританцовывая, повела Эндрю

к своему дому, который, как оказалось, находился на самом краю Понивиля, у

Вечнодикого леса.

Как только принцесса Луна связалась с малышнёй у бочки из которой надо было

вытаскивать яблоки, Дэн фон Бюррен понял, что в принципе ему заняться нечем, и

решил немного прогуляться. Для начала, он попросил какую то единорожку со

знаком лиры на крупе помочь ему снять свою броню, та естественно спросила

почему ему трудно это сделать самому, ну он и выдал что "нихт телекинез".

Естественно единорожка похихикала, но помогла снять доспехи, а "фон" её

поблагодарил. Потом, поглядев на её знак, спросил:

 — Вас, случаем, не Лира зовут?

 — Да, а откуда?... — начала та, с расширившимися глазами и отпавшей челюстью.

 — Мадам. — Дэн решил поиграть в Шерлока Холмса. — У вас кьютимарка очень

красноречиво говорит о вашем таланте. Ну а многие в Кантерлоте имеют имена

схожие со значениями самих кьютимарок. Потом, вы, единорог, следовательно

вы — творческая личность. Ну а раз "лира", то вы ещё и музыкант, а это, — он

указал копытом на её круп. — Ваш инструмент.

Единорожка цвета морской волны, так и осталась стоять столбом с отпавшей

челюстью, с вытаращенными глазами глядя на черного и странно-проницательного

аликорна, который уже отвернулся и смотрел куда-то поверх голов присутствующих

рядом пони.

Но труднее всего, было отвязаться от "розового чуда" по имени Пинки Пай. Дэн,

в той жизни, помнил, что конечно встречаются "особо энергичные персонажи" у

которых "горит там где не надо", но чтоб ТАК!

Впечатление, которое производила эта розовая земная пони с удивительными,

будто излучающими всемирную радость, ярко-голубыми глазами, с гривой и хвостом,

по внешнему виду очень похожими на сахарную вату, что продают по праздникам,

было несколько шокирующе-притягивающим. Дэн сразу занёс её в категорию
"ультраэнергетики". В принципе, "фон" понимал где он оказался с друзьями, но

вот персонажа настолько ярко-выраженного "шизанутого", в плане действий и

эмоций, он явно не ожидал увидеть. Этой удивительной, во всех смыслах, пони

вообще невозможно было не то что отказать в чём-то, а даже нормально успеть

возразить или ответить. Поток вопросов и предложений лился из этого розового
"словогенератора" с такой скоростью, что не возможно было разделить фразу на

отдельные, не то что предложения, слова!

Знакомство с этой особо энергичной пони, началось с того, что она, словно

сгустившись из воздуха прямо перед Дэном, выдала примерно следующее, и именно

с такой скоростью:

 — ПриветМенязовутПинкиПайТыприехалвгостиТыдругЛэрыФёстТогдабудемдрузьями?

Черный аликорн переварил сообщение, продолжая глядеть расширившимися, на

подобие колёс авто, глазами на это, абсолютно не замирающее ни на мгновение,

прыгающее чудо, и не нашел ничего другого как ответить:

 — Да.

Столь лаконичный, и одновременно правильный ответ, привёл Пинки Пай в ещё

больший восторг, и она спросила:

 — АтылюбишькексикиАпирогиАтортики?

Дэн в этот раз был более красноречив:

 — Я не люблю сладкого. — и улыбнулся во всю свою широченную улыбку.

Глаза розовой пони, едва заметно изменились; в них появились оттенки грусти

и чего то неуловимо напоминающее разочарование. Хотя веселье всё ещё сильно

преобладало. И "фон" тут же решил "исправиться":

 — Но почему бы не попробовать? — и подмигнул своим красным глазом.

То что произошло через мгновение, повергло Дэна в состояние близкое к полному

окаменению. Пинки Пай, ничуть не смущаясь толпы, что преграждала дорогу, исчезла

в розовом вихре скорости, и умчалась так быстро, что Дэн увидел только оседающую

пыль. Черный аликорн ещё не успел подобрать челюсть и как следует рассмотреть

след движения этой розовой поняши, как вихрь вернулся обратно. Перед Дэном снова

возникла Пинки, но на этот раз с подносом, на котором лежали рядом: маффин,

небольшой кусочек торта и пирожное. "Фон" напрочь забыл удивление от скорости

движения этого "электровеника", он не понял как она ухитрилась это при такой

скорости движения не уронить!

 — А ты быстро! — похвалил он розовую пони, и копытом взял кусок торта и

отправил себе в рот. Вкус был восхитительный, однако после разноцветного варенья

у отшельника, уже было не до удивления. Но надо было признать, то, что пекут

даже очень профессиональные пекари и домохозяйки в оставленном Дэном мире, это

как сравнивать на вкус парниковый и выращенный только на натуральных почвах

помидор.

Быстро отправив себе в рот маффин и пирожное, Дэн решил что на время хватит

и, поблагодарив Пинки Пай, от чего та запрыгала ещё выше, направился к небольшой

повозке с боченком. Там крутилась рыжевато-коричневая пони в ковбойской шляпе

и пшенично-золотого цвета гривой, завязанной в "конский хвост". "Ну запить сие

великолепие вкуса не помешает. Но вот увлекаться питьём больше не стоит" — Дэн

немного помрачнел, когда вспомнил как ему выговаривала Луна о его "переборе" со

спиртным.

Небольшая толпа пони, разноцветных раскрасок и всевозможных оттенков грив,

быстро рассосалась, когда к "продавщице напитков" подошел черный аликорн.

 — Здравствуйте. — поздоровался он с рыжей пони как можно вежливее, и стараясь

не напугать её. — Не угостите гостя вашего праздника, вашим напитком?

 — Ха! — отозвалась пони, копытом смахнув шляпу чуть назад и смотря на Дэна

снизу вверх. — Тебя зовут Дэн? А меня Эпплджек. Лэра о тебе много интересного

рассказывала. Ты чего такой обалдевший?

 — Да с Пинки Пай познакомился. — хихикнув ответил Дэн.

 — А, — Эпплджек громко засмеялась. — После такого, тебе нужно выпить. — и она

протянула черному аликорну кружку с пенящимся напитком. — Это наш сидр Эпплов.

Он известен далеко за пределами Понивиля. — не без гордости заявила она. — Я

ведь правду говорю, Биг Мак? — спросила она большого, красного жеребца, который

вышел из-за повозки и безразлично смотрел на Дэна, держа во рту какую то желтую

соломинку.

 — Yap! — ответил бугай, подтверждающе кивнув.

 — И тебе не хворать. — схохмил в ответ Дэн, отхлебнув из кружки.

Едва уловимое движение одними губами, у красного жеребца, подтвердили мнение

Дэна, что шутки тот всё же понимает. А вот сидр на вкус оказался слабоват, ну

прямо компот компотом, однако градус в нём был. Примерно полтора, два от силы.

То есть выпьешь-то ты много, а вот потом... Если сможешь пройти до угла и не

грохнуться из за не слушающихся копыт, ты герой и победитель всех соревнований

по выпиванию пива и различных алкогольных напитков.

Биг Мак смотрел как стремительно убывает напиток из кружки и когда черный

аликорн оторвался от неё, весело сказал:

 — А с тобой можно иметь дело! — и развернувшись, быстро утопал куда то за

телегу.

 — Ну как? — поинтересовалась Эпплджек у Дэна.

 — Ничего вкуснее раньше я точно не пил. — отозвался тот, подставляя кружку.

Потом немного наклонившись, добавил. — Плесни ещё, только половину. Хочу до

Кантерлота добираться сам, а не на чьих-то крыльях.

 — Ты не любишь алкогольные напитки? — весело спросила пони, наполняя кружку.

 — Люблю. — ответил Дэн. — Но вчерась мы с другом немного приняли больше чем

следовало, а это играет против нас и принцесс.

 — И сколько вы выпили? — состроив удивлённую мордашку, спросила Эпплджек.

Дэн задумался, пытаясь вспомнить сколько и чего они приняли вечером и в ночь.

 — Ну в градусах на галлон скажи. — опять едва не смеясь подсказала пони.

 — Галлона по полтора на рыло при тридцати пяти градусах. — ответил черный

аликорн и отвёл взгляд. — Да мы ещё разного намешали...

Эпплджек заливисто засмеялась, свалившись на спину и дрыгая копытами.

 — И.. Ха-хах-ха... — она не могла остановиться от смеха. — И как вы... Ой!

Ха-хах-ха... И как вы сегодня себя чувствуете?

 — Утром, да, было не сладко. — заметил Дэн. — Но сейчас мы в порядке.

 — Ха-ха-ха... — пони уже встала с земли, но продолжала хихикать. — А сам

Кантерлот в порядке? Хи-хи.

 — Мы ничего не успели сломать. — улыбаясь ответил черный аликорн.

 — Не, ну вы даёте! — продолжая улыбаться, изрекла Эпплджек. — Ладно, пей

полкружки. — и она протянула кружку с сидром, которая до этого мирно стояла

рядом с краником большого пузатого дубового боченка, лежащего на телеге.

 — Отлично. — произнёс Дэн, прикончив полкружки. — Тут у вас, я смотрю в

основном детские игры, можно тут у вас погулять в лесочке?

 — Э, сахарок. — посерьёзнев, охладила идею аликорна Эпплджек. — Это Вечнодикий

лес. Пойдёшь — сразу огребёшь. Там диких хищников — хоть отгружай.

 — Да ладно. — недоверчиво смотрел на ковбойшу аликорн. — Не уж то я им там

не наваляю?

 — А ты можешь? — с сомнением спросила Эпплджек.

 — Ну. — Дэн обвёл себя копытом. — Разве не понятно что я могу?

 — Ну, да, — пони хмыкнула. — Ты точно из преисподней вылез. Но вот то что ты

там со всеми справишься, я не уверена. В лес даже Твайлайт одна не ходит, а она

очень сильный маг.

 — Знаешь, — аликорн стал серьёзным. — Я уже применял кое что. Так вот: тот

кто получил моё фирменное, до сих пор в себя прийти не может. И потом. Когда

мы тут с вашей принцессой представление разыгрывали, я про родственников давно

умерших, не шутил. — Дэн понял что сказал что-то не то, когда увидел наполненные

слезами зелёные глаза ковбойши. — Ты прости меня, я не хотел тебе плохого. Я

тебе что-то напомнил?

Пони отвернулась, наверное не привыкла показывать другим свои слёзы. Это было

достойно уважения. Наконец она повернулась с кривой улыбкой:

 — Да не бери в голову, извинения приняты. Тыж не знал. — она исподлобья

посмотрела на черного аликорна.

У Дэна что то щёлкнуло, он сделал печальное лицо и тихо односложно спросил:

 — Родители?

Эпплджек немного помялась, и опять с кривой улыбкой ответила:

 — Да.

Черный аликорн сделал шаг к поняше, опустил копыто ей на шею и улыбнувшись

одними глазами, тихо сказал:

 — Я соболезную, хоть и не знал о них.

Неожиданно, рядом с черным аликорном оказалась группа маленьких жеребят с

немного экстравагантной внешностью. Ярко-желтая земнопони с красным хвостом и

гривой, на которой нацеплен ярко-красный бант. Оранжево-коричневая пегаска, в

спортивном шлеме и на самокате. Белая единорожка с фиолетовой гривой и

удивительными зелёными глазами. Вся эта группа вытаращилась на черного аликорна

и с благоговейным трепетом его разглядывала. Дэн решил не молчать:

 — Здрасти, девочки, как жизнь, как здоровье? — и широко улыбнулся.

 — Здравствуйте. — синхронно поздоровалась малышня, и страха у них поубавилось.

 — Вас как звать, красавицы? — "фон" опять веселился.

 — Эпплблум. — кивнув головой сказала желтая пони.

 — Скуталу. — отозвалась юная рокерша.

 — Свитти Бель. — ангельским голоском представилась единорожка.

 — Ну а меня, вы уже знаете, — аликорн хмыкнул, и кивнул головой. — Темный маг

и инструктор гвардии Кантерлота, Дэн фон Бюррен.

 — Тё-о-о-омный? — синхронно спросила троица, вытянув головы.

 — Темнее некуда. — весело подтвердил Дэн. — Только о моих возможностях прошу

не трезвонить, дамы. А то я знаю таких шустрых, — он чуть нахмурился и посмотрел

на Скуталу. — Язык дан не для того что бы его распускали по поводу и без повода,

а для того, что бы сообщить что то ценное, и главное — полезное. Надеюсь всё

понятно? — и он улыбнулся.

 — Да! — ответила троица синхронно, чем немного удивила аликорна. "Как это им

троим так удаётся?" — подумал "фон".

 — Эпплблум, — обратилась к желтой пони Эпплджек. — Тебе уже спать пора, почему

не дома?

 — Извини, сестра, — глядя в землю ответила та. — Бабушка уже спит, а я с

подружками загулялась, вот и не дома пока. Но я сейчас пойду, ты не беспокойся.

 — Не сердись на ребёнка. — заметил аликорн, повернувшись к ковбойше. — Ты

когда была в её возрасте, разве по ночам не гуляла? Пусть побегают, я здесь,

Лэра Фёст здесь. Если кто выползет с плохими намерениями, закопаем и забудем

где.

 — Главное что бы в лес не бегали. — строго сказала Эпплджек, но троица мелких

захихикала на разные тона и убежала куда-то в темноту.

 — Дети, они везде — дети. — грустно выговорил Дэн, глядя вслед убежавшим. — Ты

вот что, — аликорн опять повернулся к Эпплджек. — Если меня будут искать, ну там

мой друг или принцесса, скажи что в лес пошел, проветриться. Ты извини...

 — Зови меня проще — ЭйДжей. — весело перебила Дэна ковбойша.

 — Ты извини, ЭйДжей, — "фон" улыбнулся. — Я, всё-таки вырос из этих игр, не

могу я в этой клоунаде участвовать. Пойду пройдусь. — он посмотрел куда то в

направлении наибольшего шума. Группа молодых и совсем мелких жеребят, рядом с

импровизированным тиром, соревновались с принцессой Луной в кидании пауков в

мишень. — Так забавно это наблюдать. — он прервал сам себя, став серьезным, а

лицо его напряглось. "Епть, и ведь нельзя сейчас им всего говорить-то... Блин,

секретность, мать её!" Он повернулся опять к пони и через силу улыбнулся. — Ты

вот что, когда мы будем улетать, под утречко, нам бочоночек, небольшой с собой

в дорожку не отгрузишь? Рассчитаемся. Обещаю.

 — Ладно, уголёк, — ЭйДжей подмигнула. — Биг Мак принесёт к отлёту вам бочонок.

 — Ну спасибо. — поблагодарил Дэн и направился в сторону чернеющей полоски

Вечнодикого леса.

Вдогонку медлено удаляющемуся чёрному аликорну с белой гривой и хвостом,

неслись шутки, смех и громкие хлопки взрывающихся шутих.