Fallout Equestria: Последний парад

Они вошли в вечный город, сияющие в лучах своих побед...

Подкроватных монстров не существует

Эти глаза в темноте. Они — лишь игра воображения. Или нет?

Твайлайт Спаркл

Страдай молча

Каждое утро принцесса Селестия просыпается с ужасной болью, и каждое утро она выбирает терпеть её. Но в один прекрасный день она обнаруживает, что чувствует себя нормально. Очень немногое когда-либо пугало её настолько же сильно.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Тирек

Кровь моя холоднее льда

Селестия больна. Щита нет. Элементы Гармонии ждут Крисалис с минуты на минуту.А спасать... Разношерстая компания из трех пони. Фордж, Блюз и Дарки - что могут они сделать?

Санни пробует квашеную рыбу или Ужасы Сюрстрёмминга

Пипп и ее сестра Зипп пригласили Санни, Иззи и Хитча сняться в новом вирусном видео, на котором Пипп решила угостить своих друзей весьма необычным деликатесом – Сюрстрёммингом. Эх, знали бы они, чем все это кончится.

Другие пони

Вспомнить прошлое

Семейная жизнь, воспитание детей, банальные, но разнообразные бытовые проблемы... Нет, кое-что заставит Патрика вспомнить его прошлое ради Эквестрии. Ради друзей. Ради своей семьи. Готов ли он и его друзья пойти на риск, пожертвовать чем-то?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони ОС - пони Дискорд

Возрождение Имперца

Я не помню своё прошлое. Абсолютно. Начисто. Я не знаю своего призвания, по той же причине у меня нет кьютимарки. Я хочу узнать, что случилось раньше. Я должен. Пусть на это для меня даже уйдёт большое количество времени.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Мы давно уже не те

Мир Гигаполисов. Три года минуло с того момента, как "Паучья Сеть", с громом и фанфарами, заявила о себе. Три года минуло с той поры, как Даймонд Тиара Ингред, сменившая прим-фамилию на Шпиц, пытается жить новой, обычной жизнью. И ведь любить кого-то и быть кем-то любимой бывает невыносимо сложно. Особенно, если твоей близкой подругой оказывается Эврика Тандерстрайк, что приготовила просто сногсшибательный сюрприз!.. P.S. Рассказ является прямым продолжением "Всех цветов жизни", что в свою очередь приходятся продолжением "Пробуждения" и "Солнца в рюкзаке". Настоятельно рекомендуется прочесть первоисточники, спасибо.

Диамонд Тиара Другие пони ОС - пони Колгейт Человеки

Tannis

Два корабля землян вынужденны срочно отступать, преследуемые вражеским флотом. Адмирал Таннис прикрывает отступление. Во время прохода через врата, на корабле случается сбой гипердвигателя, из-за чего его кидает в неизученную часть вселенной, прямо на орбиту обитаемой планеты. Впоследствии он падает на поверхность, и знакомится с местными обитателями, которыми оказываются раса пони.<br/>Новое видение прошлого Дискорда, правительственные заговоры грифонов, раскрытие прошлого Эквестрии и многих тайн, скрытых в глубине веков. Новые герои, которые присоединятся к главному герою в его приключениях.<br/><br/>Вселенная StarGate, My little pony, и необычный главный герой. Конец знаменуется крупномасштабной космической битвой, и началом новой истории Эквестрии.<br/>PS Не судите о главном герое с первых же глав, так как его более точное описание идет в главе «Предыстория».

DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия Человеки

Странник. Путешествие второе. Между мирами

Два мира, две истории, два существа. И каждое из них, находясь одновременно и в маленьком, сугубо личном мирке, и в огромном, с лёгкостью перемалывающим судьбы им подобных, ищет что-то своё. Он - алкает обрести сокрытое знание, она - справедливое оправдание. Кто же мог предполагать, что эти, на первый взгляд, совершенно параллельные судьбы когда-нибудь пересекутся, да ещё и при столь странных обстоятельствах?

Твайлайт Спаркл Лира Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Великие болота Трикси, кукловод и платяной шкаф

Магазин игрушек

Болото было уже далеко позади, но мои ноги сами бежали по дороге, стараясь как можно скорее оказаться далеко от этого проклятого места. Я бежала и не могла остановиться, страх от пережитого мною ужаса давал мне сил бежать дальше. Ядовитый запах болот всё ещё немного затуманивал мои мысли, но сейчас я уже могла думать быстро и чётко, впрочем, как и всегда, но из моей головы никак не уходили ярко-жёлтые глаза змеи, жаждущей моей смерти. Их я никогда не смогу забыть, они пронизывали меня до костей, не давая пошевелиться, в них читались гнев, ненависть и голод. Но теперь, к моей глубокой радости, всё это было уже позади. На много километров от меня. Если обратно мне придётся идти той же дорогой, то я ни за что на свете не полезу в болото, а лучше обойду, каким бы оно не было длинным – решила я.

Дорога, по которой я бежала, всё дальше уводила меня от поганого болота. И только теперь, когда я была в полной безопасности, я решила сесть и перевести дух. Наконец-то можно отдохнуть. Я уселась в мягкой траве, и чтобы хоть как-то скоротать время, решила узнать куда мне идти дальше. Из корзинки (которая чудом осталась при мне, из-за того что я по счастливой случайности, привязала её к поясу моей мантии) я достала карту и ловко развернула её. На глаз определив насколько я удалилась от болота, я просмотрела дорогу. В нескольких десятках километров от меня лежал городишко. Именно через него лежал мой путь. «В кои-то веки я попаду в цивилизованный мир, – подумала я – а то эти змеи, разбойники и волки успели окончательно меня вымотать». В общем, в этом городке я планировала как следует отдохнуть несколько дней, в какой-нибудь гостинице. Так что, в предвкушении нормального отдыха, я поспешила быстрее добраться до населённого пункта. Я уже не бежала, но всё равно быстро шагала по дороге. Дул сильный холодный ветер. Было видно, что я приближаюсь к северной границе нашей страны. Я была относительно близка к своей цели. Но что мне надо будет делать, когда я доберусь до места? Где мне искать этот кусок карты? Что меня там ждёт? – эти вопросы, на которые я не имела ответа, постоянно лезли мне в голову. Вот так, размышляя о предстоящем походе в ледяные земли, я и одолела путь до города.

Наконец, из-за холма появились высокие сторожевые башни города. Шпили домов, церквей и соборов всё больше, и больше открывались моему взору. Красивые белокаменные здания постепенно вырисовывались на линии горизонта. Я шла уже не по грязной и пыльной дороге, а по вымощенной камнем мостовой. Стук моих копыт монотонно эхом раздавался и отражался от городских стен. Я вошла в город и сразу погрузилась в непривычную мне городскую суету. По своим делам бегали пони. Отовсюду раздавались крики. Скрипели колёса телег. Кругом сверкали в лучах солнца фонтаны. Я шла вдоль многочисленных домов, магазинов и церквей, стараясь как можно быстрее дойти до ярмарочной площади, где я буду должна пополнить запасы провизии. И тут, когда я проходила мимо красивого, ярко украшенного дома, из него высунул голову пони средних лет, и знаками пригласил меня войти. На всякий случай я оглянулась, но эта улица была на редкость пустая, и около этого миловидного дома кроме меня не было никого. Пони повторил свой призыв, и я вошла внутрь дома, который просто светился своей дружелюбностью и безопасностью.

Улыбка. Наигранная, явно поддельная улыбка красовалась на лице пони, пригласившего меня войти в магазин. Его внешность была весьма обыденна. Чёрная грива, весьма небрежной причёской, как иглы ежа торчала во все стороны. Такие же чёрные очки плотно сидели у него на носу. Яркий, радужный костюм никак не подходил ему по характеру. За глупой ухмылкой чувствовался ясный ум и изрядный запас знаний. Как бы он не старался придать себе весёлый вид, его глаза были строги и очень внимательны. Одна его внешность должна была меня насторожить, но я не уделила этому большого внимания, и вслед за своим провожатым вошла в лавку. Как и гласила вывеска у входа, это был магазин игрушек. Внутри было довольно уютно, яркие цвета, в которые были окрашены стены, вселяли радость в сердце. Все полки были уставлены детскими игрушками, но большей частью куклами. Обычными куклами, в которые играют маленькие девочки-жеребята. Всех размеров: от маленьких, до просто огромных. Некоторые были выше меня ростом. Все они улыбались. «Зачем такие большие игрушки» – пронеслась у меня в голове мысль, но опять я не обратила на это внимание. Вместо этого, следуя по комнате за владельцем магазина, я попыталась завязать с ним разговор, чтоб хоть что-то узнать.

— Сколько игрушек! – с поддельным удивлением сказала я.

— Да, – отозвался мои спутник, – игрушки. Много игрушек. Это здорово, но иногда это не очень хорошо.

Его голос звучал весьма не радостно. Наконец он остановился у столика, и усевшись за стул около него, стал знаками показывать мне на свободное место, что бы я тоже села. Упрашивать меня не пришлось, и я послушно села.

— Позвольте представиться, – начал он, – я кукловод. Конечно это не моё имя, но уверяю вас – это всё, что вам нужно обо мне знать.

— Зачем вы привели меня сюда? – оглядываясь по сторонам, спросила я

— Мне нужна твоя помощь, – улыбнувшись, ответил он – мне очень нужна твоя помощь. Видишь ли, как бы радостная не была работа кукловода, но даже здесь бывают очень большие проблемы.

— Я помогу вам. Но мне хотелось бы узнать, что именно от меня нужно?

Пони явно сильно нервничал и начал выходить из себя. Нервно стуча копытом по столу он громким голосом ответил:

— Ты жутко невнимательная. Как ты не заметила?

Я ничего не понимала и вопросительно взглянула на него.

— Куклы! — уже почти орал он. — Они смотрят на нас. Оглянись. Они всегда смотрят на нас!

Я оглянулась, и действительно глаза всех кукол были обращены на нас. Их улыбки на лицах теперь выглядели угрожающими и пугающими, а от их взгляда становилось не по себе. Я всё ещё ничего не понимала.

— У нас ещё есть несколько минут, так что я должен тебе рассказать – начал мой знакомый. — Я всю жизнь работаю кукловодом и приношу радость детям. И я всегда был доволен своей работой и стремился как можно больше радовать своих клиентов. Мои старания уводили меня всё дальше и дальше, пока, наконец, не привели меня на старый пыльный томик, который я нашёл в библиотеке. Оттуда я узнал о магии, способной сделать игрушки не просто деревяшками, а вселить в них жизнь. С ними, мои выступления должны были стать ещё лучше. Но это было ошибкой. Куклы не собирались подчиняться, они жаждали эмоций. Высасывая детскую радость, всю позитивную энергию, лишая пони всех положительных чувств и превращая их в тени. Вся жизнь покидала бедных детей, а куклам нужно всё больше, и больше. Они держат меня, как заложника, чтобы я приглашал детей, и они питались их чувствами. Но я не могу так! Не могу! Прошу тебя, умоляю, помоги мне! В любом случае, ты уже в ловушке, ещё минуту, и они очнутся. Бежать тебе некуда. Извини.

Я была в замешательстве и не понимала, что мне делать. Нервный стук копыта кукловода только раздражал. Атмосфера была накалена до предела. Куклы сильно изменились. Их прежде милые лица, теперь были ужасно уродливы. Их улыбки на всё лицо сменились наглыми ухмылками, а глаза, пристально глядевшие на нас, прожигали до костей. Куклы понимали, что им некуда спешить. Они знали, что мы в ловушке, так что они не торопились.

— Вы! Вы… – закричала я. — Вы заманили меня в ловушку! Вы меня обманули! Как вы посмели? Вы затащили меня в этот капкан!

— Прости… – начал оправдываться кукловод. — Я всю жизнь приносил радость детям и не могу смотреть, как мои детища приносят им смерть. Я их породил на благо пони, но они опасны. Очень опасны! Они оставили меня, как раба, чтобы я приводил всё новые жертвы, но я так не могу. Ты должна мне помочь. Я тебя прошу, умоляю!

Он заикался и сильно нервничал. Сейчас он сам был похож на ребенка. Его глаза нервно рыскали по комнате.

— Хорошо, хорошо, – пыталась успокоить я кукловода, – но скажите, почему вы выбрали именно меня? Почему вы решили, что я должна справиться с обезумевшими куклами? Я ведь даже не знаю, что мне делать.

— Понимаешь, – начал он, – ты далеко не первая. Я просил многих. Очень многих. Но никто из них не справился. Все они оказались беспомощными. Я уже совсем отчаялся, но тут увидел тебя. Ты не такая, как все. Я вижу, ты способна победить. Я верю в тебя.

«Замечательно, – подумала я, – у меня просто талант влипать в разные передряги и опасные ситуации. А ещё, видите ли, из-за чутья какого-то ненормального пони, я должна буду подвергать себя опасности». Но вместо этого спросила:

— Почему куклы ещё не нападают? Чего они ждут?"
— Я сам не знаю почему, но куклы не нападают сразу. Нет. Они ждут. Всегда восемь минут. После того, как они увидели свою жертву, у неё есть ровно восемь минут. Не секундой больше, или меньше. Видимо так работает магия, которая наделяет их жизнью. Ты смелая, полна амбиций, эмоций и надежд. Они не откажут себе полакомиться тобой. Кстати, тик-так, время вышло, они просыпаются.

И действительно, прежде неподвижные куклы зашевелились. Они начали двигаться. И только сейчас, посмотрев на них, я поняла какие они уродливые. Ярко красные глаза пристально глядели на нас, их лица исказили злобные улыбки, некоторых частей тела у них не было, или они были сломаны. Куклы шевелились и многие уже встали, покинув свои прежние места. Вход был заблокирован. Через него было уже не выбраться. Единственное, что мне оставалось делать, это бежать внутрь магазина. Кукловод бежал следом. Куклы шагали следом. Я попыталась отстреливаться от них, но мои магические снаряды не наносили им особого вреда. Кому-то я оторвала голову, кому-то ногу, но будучи поломанными, они шли, ползли, шагали за нами, и казалось, их ничто не остановит. На самом деле, лавка была не такой маленькой, как могла показаться на первый взгляд. Наконец коридор, по которому я бежала с кукловодом, кончился, и мы оказались в небольшой комнатке. Я быстро закрыла дверь на засов. Комната была скудно обставлена и единственное, что в ней выделялось, это был большой массивный шкаф. Я подошла к нему.

— Не открывай! – закричал мой попутчик. — Не смей! Даже не думай!

— Почему? – спросила я.

— Этот шкаф полон ужасов и кошмаров. У всех есть свой шкаф со скелетами. Так вот – это мой. Там все мои страхи, и лучше его не открывать – объяснил мне кукловод.

Я не очень понимала, почему этот шкаф содержит все его страхи, ведь это образное выражение, но решила держаться от него подальше. Куклы, скребясь, пытаясь ворваться внутрь, наперебой кричали что-то голосами детей, чьи души они забрали.

— Отсюда есть другой выход? – спросила я.

— Я не знаю, – признался мой новый друг – с тех самых пор, как я создал кукол, мой магазинчик как будто проклят. Он вечно меняется. Всё время появляются новые комнаты и коридоры, полные новыми куклами. Но есть одно место, которое никогда не меняется. Сердце этого дома. Это именно та комната , где я их создал. Она всегда одинакова. Я пытался туда попасть, но куклы изо всех сил защищают то, что находится там. Я не знаю, что в этой комнате, но куклы берегут это от чужих глаз.

— Что же вы раньше молчали? – сказала я, с возродившейся надеждой на спасение. — Это то, что нам нужно. Мы должны попасть туда.

Куклы яростно стучали в дверь, пытаясь открыть её. Она скрипела и дрожала по всем швам, ещё несколько минут, и они непременно попадут в комнату. Что делать? Нам непременно надо было попасть в то место, где было совершён обряд. Что-то подсказывало мне, что именно там кроется разгадка. Но для начала, надо было выбраться их комнаты, а единственный выход был заблокирован куклами. Было очень трудно соображать под постоянные крики «детей». Я быстро пробежалась глазами по комнате. Она была довольно маленькая, и вещей в ней было немного. Помимо шкафа со скелетами, в ней были несколько полок, тумбочка и стеллаж. На одном из них лежала пластиковая голова. Голова одной из этих многочисленных кукол. Она лежала, и изредка моргая, смотрела на меня. Под её пристальным взглядом любому бы стало не по себе, да к тому же она была до жути уродлива. Оторванная от тела, она была сильно изуродована, как будто её кто-то грыз. Краска, которой она была разукрашена, потекла, одного уха не было, а грива была похожа на тряпку.

— Они нас видят, – шёпотом сказал кукловод, – у них коллективный разум и они видят глазами той из них, какой захотят. Я уверен, они смотрят на нас через эту голову. Спрятаться нам не удастся.

Бежать тоже было некуда. Выход был закрыт, и мы попали в ловушку. И когда дверь уже практически была готова сорваться с петель, и через все щели к нам тянулись игрушечные копыта, комната начала меняться. Стена с противоположной стороны от двери помутнела и исказилась, как будто это было отражение в озере. И в ней появился проход.

— Магазин, – радостно крикнул мой новый товарищ, – он перестраивается! В кои то веки это нам поможет!

В этот самый момент кончились наши последние мгновения безопасности, и дверь со страшным треском рухнула. За ней с безумными лицами стояли детские игрушки с «милыми» улыбками на мордочках. Они тянули к нам свои искусственные копыта. Нельзя было терять ни минуты, и мы быстро сорвались с места и помчались по только что появившемуся туннелю. Куклы не отставая, шли за нами, походкой как у роботов. Коридор резко повернул направо и завершился винтовой лестницей, которая уводила куда-то вверх. Не раздумывая, я быстро вскочила на первую ступеньку и побежала. Мой напарник следовал за мной, впрочем, как и куклы.

— Где находиться та комната? – тяжело дыша, не переставая двигать копытами, спросила я.

— Это сердце магазина, – услышала я за спиной усталый голос, – все ходы рано или поздно приведут туда.

«Хоть какая-то приятная новость» – подумала я и ещё быстрее побежала по лестнице, потому-что куклы уже практически наступали нам на пятки. Наконец, лестница кончалась. В нескольких метрах от меня стояла большая дверь. Прямо над ней висела картинка, с изображенным на нём лицом клоуна.

— Мы пришли. Вот она – сказал кукловод, который тоже успел подняться по лестнице. К двери вело огромное количество коридоров, включая тот по которому шли мы. И все они были полны куклами. Они переполняли все тоннели и спешили сюда. Все, все игрушки, которые только были в магазине, шли к нам. Единственным выходом была это огромная дверь. С трудом отодвинув её, мы вошли внутрь комнаты. Когда мы, закрыв дверь на засов, оглянулись, то нас ослепил яркий свет. Комната была огромной. Посреди неё стояла шкатулка. Такая шкатулка, в которой обычно сидят чёртики. Табакерка. Она была закрыта, а над ней в воздухе висела голова шута, с крестами вместо глаз. Так сказать, мертвая игрушка. И она светилась. Играла слабая музыка. Весёлая, детская музыка. В любой другой ситуации она бы меня развеселила, а сейчас она вселяла в меня ужас. Она назойливо лезла мне в уши, пропитывая весь воздух. Ручка у шкатулки медленно крутилась. Я была ошарашена и не знала, что делать. А куклы уже рвались в комнату, пытаясь защитить шкатулку. И вдруг меня осенило. Конечно, вот почему они так старались её защитить! Несмотря на яркий свет и мерзкую музыку, я направилась прямо к коробке и изо всех сил вцепилась в её ручку, мешая ей вращаться. Как только она остановилась, музыка перестала играть, а свет потух. Всё как будто замерло. Наступила гнетущая тишина. Вдруг шкатулка раскрылась и из неё высунулась пружинка, вцепившаяся в парившую над табакеркой голову. Раздалась вспышка, и голова клоуна снова стала единой с коробкой. Она медленно раскачивалась на пружинке. Заиграла совсем другая музыка, похожая на тиканье часов. Кукловод больше не смог удерживать дверь, и куклы ворвались в комнату. И именно в этот момент, голова клоуна скрылась в шкатулке. Она закрылась. И когда тиканье оборвалось, все куклы упали на пол. Просто упали. Всё было кончено.