Автор рисунка: BonesWolbach
Equestrian Tail Есенин в небе

Северное сияние

город Понск, пять лет назад

— Вчера в Известиях писали, Вандерболты хотят выполнить sonic rainboom.

— Я вам таки-больше скажу, сейчас по всем школам и трудовым коллективам пегасов заставляют сдавать норматив на скорость. Вчера говорили, что наши Буревестники рэинбум обязательно сделают раньше чем это сделают ихние Болты. Но они это третий год говорят.

— Зима ж на дворе. Летать на скорость в шубе — это же издевательство. Или они хотят сделать это последний раз в жизни?

— Ну, может будут в Приморске тренироваться? Там можно в пальто летать.

— Покупайте пирожкиии!

— Два с мясом пожалуйста.

— А обяфатльно ефо селаю.

Мы возвращались через со школы через рынок. По обычаю я нес обе сумки.

— Я обязатально его сделаю. — доев, повторила она.

Аврора была молоденьким пегасом небесно-серого окраса. Её хвост казалось переливался всеми цветами радуги. Каждый волос её хвоста был немного отличного от других цвета. Но общим для всех цветов было то, что в каждом из них была изрядная доля серого, из-за чего он казался слегка выцветшим.

— И как ты собираешься это делать?

— Не знаю. Но я это сделаю даже если у меня до конца жизни насморк будет.

Я вздохнул. Мы оба знали, что насморк действительно будет до конца жизни и что если она в зимнем Понске сделает рэинбум, то это будет не так уж и долго.

— Может в пальто сделать?

— На таком морозе в пальто ходить можно, но не летать под тыщу километров в час.

— А в шубе?

— А ты как думаешь?
"Летать в шубе" было расхожим выражением, наравне с "шубу в белье заправлять". В шубе невозможно было даже разогнаться достаточно, чтобы лететь планируя. Не говоря уже о рекордах.

— Слушай, у тебя же мозг, придумай что-то!

— Боже, як вы змерзлы! — немного наигранным тоном, но абсолютно серьезно воскликнула её мать.

— Радуга Северная, вы не волнуйтесь, мы в полном порядке.

— Аврора, ты опять притащила этого двоечника? Он что, сам уроки свои сделать не может?

— Маам, ты же знаешь, мы вместе за партой сидим. Тем более, что вместе у нас лучше выходит.

— Хмф.

Фланкийская система образования считала личные оценки идеологически-вредной глупостью. Почти все задания нужно было выполнять хотя-бы вдвоем и почти всегда добровольно-принудительно этими двумя ставали соседи по парте. А если не соседи по парте, то обычно их всё равно сажали вместе, чтобы было удобнее работать.

Мать Авроры, Северная Радуга, считала, что её дочь должна сама выполнять все задания, чтобы получить билет в жизнь. Мы считали, что лучше от этих заданий поскорее избавится.

А ещё она боялась, что мы станем друзьями.

— Аай, вот так ещё. — в такие моменты голос Авроры был непередаваем и только усилием воли я не давал своему хвосту хлестать по земле.

— У основания ещё немного. — я натирал ей крылья звездной мазью. Крылья на таком морозе было обморозить, что подковой об асфальт. И любой пегас, придя домой первым делом пытался растереть их "звездочкой", как пони называли эту мазь.

Она разгоняла кровь и на воздухе быстро выделяла тепло.

Но горе было тому пегасу, которого дома никто не ждал. Им было реально тяжело даже просто намазать крылья мазью.

— Если бы мне всегда растирали крылья, когда я делаю математику.

— Ты не привыкай. И научись это сама делать, иначе после школы так и будешь жить с мамой.

По правде говоря, она решила полторы задачи за пол-часа. Впрочем, это уже было удивительно.

— Давай так, я пишу всё, даже физику, а ты думаешь как мне сделать sonic rainboom. — она действительно мило пыталась "правильно", на заграничный манер произносить его название.

— А давай.

Вот если бы вам предложили — вы можете ничего не делать, а взамен должны подумать, как с помощью спичек и желудей погасить солнце, вы бы разве отказались? А если не просто предложили, а ещё и попросили, да ещё и единственная подруга, да ещё и вызывавшая даже не только дружеские мысли.

Поначалу я думал просто помечтать, ведь я был уверен, что реинбум никак не сделать в зимнем небе Понска. Да и вообще, я считал, что это всё идеологическая чушь и что обычному пони, даже пегасу, он не нужен.

Но идея потихоньку захватила моё воображение. Можно заказать специальную одежду у Альт Махера, пони, который тайком шьет одежды для самых высокопоставленных пони. Иронии добавляло то, что любой высокопоставленный пони должен был его сразу отправить в ссылку, только узнав род деятельности Альта. Наверное, можно выпросить у взрослых достаточно денег? Или попросить у вожака ячейки пон-скаутов? Вроде как на такое могут и дать денег. Нет, даже так мы сэкономим слишком мало веса.

Может грелку под пальто повесить? Выйдет по весу чуть легче шубы, но аэродинамика лучше.

Можно вообще из резины костюм сделать, а под него пару грелок запихнуть. Это звучало фантасмагорично, но скроить из старых шин костюм было реальнее, чем делать под заказ и лучше бы сохраняло тепло при той-же массе, чем такнь, кожа или шкуры.

Хотя... Тут я упер морду в копыто. Оно было горячим. При соприкосновении с кислородом без примеси масляных паров звездный бальзам распадается на пар и растительные масла. При этом выделяется тепло. Из-за этого звездочка в банке не греется попусту, нанесенная на тело согревает, а если подуть — греет ещё сильнее.

Намазать Аврору звездочкой? Если её намазать так, что она за пару секунд ожоги получит этого не хватит, чтобы согреть в полете. А ведь намазать даже маленького пегаса, пусть и не очень аккуратно, звездочкой быстрее пары минут совсем никак.

Та-дааам! Я держал перед собой странную одежду.

— Э?

— В этом ты сделаешь соник рэинбум!

— Но в этом мне даже дома будет холодно.

Одежда собой представляла полный костюм, сшитый из тонкого слоя резины, явно не шинного происхождения. Он был абсолютно облегающим и походил на костюмы для подводного плавания.

— Это ещё не всё. — я достал груду картонных листов. Каждый лист по форме напоминал старинные доспехи, все вместе они покрывали бы всю пони.

— И это. — я достал обыкновенную тканевую одежду, снова-таки покрывающую всё тело.

Стоял жуткий мороз. План был несложен, но его нужно было выполнять с первого раза. Мы сидели протопленном до жары старом коровнике. В последний момент я настоял на чашке крепкого чая для обоих.

Это было абсолютно логично, но мне бы не пришло такое в голову, если бы я не хотел посмотреть на раздетую Аврору подольше. И я ставил четыре против одного, что я был первым пони, не считая родителей, который видел её без одежды.

От этого ли, или от возбуждения перед полетом её крылья стояли под углом в 45 градусов и совсем не гнулись.

Мы уже давно допили чай, а её крылья и не думали сгибаться. Если она не успокоится, то никуда не полетит. Если она не полетит в ближайшие почаса, то нас, скорее всего, поймают.

Моя сестра, Лунный Свет, она же автор костюма Авроры скорее, всего нас попыталась прикрыть, но сильно много мы не выиграем.

— Ладно, на позицию.

— А крылья.

— Сейчас.

— Аай!!! — в этот момент я взявшись за края её крыльев резко "подкатал" их во внешнюю сторону, как подкатывают джинсовые штаны рабочие. Крылья подкатываться отказались и мгновенно опали, но почти сразу вскинулись и сделали пару взмахов.

— Что это за штуки?

— В летнем лагере один пегас научил. Так жеребцы на востоке делают, если важный урок или собрание на носу, чтобы не выдавать себя поднятым крыльями.

— Блин, ты и говоришь, как будто ихний тост произносишь, я в воздух хочу!

— На старт! — она начала быстро натягивать на себя резиновый костюм. Я распечатал коробку с картонными "доспехами". Каждый "доспех" внутри был пропитан и густо измазан звездочкой. В конце я быстро накинул всё это на неё, закрепил, потом накинул и затянул тканевый костюм. Идеально! Теперь в полете звездочка будет испаряться ускоренными темпами, согревая её, а прослойка резины будет не только теплоизолятором, но термостабилизатором, медленно прогреваясь и так-же медленно охлаждаясь.

— Внимание. — я ударом копыта открыл покосившиеся двери. Пегас стала в позицию.

— Марш! — она пулей вылетела из коровника. Сейчас она должна была взбежав по погребу взмыть ввысь и начать набирать высоту. Я же начал быстро собираться. Шуба, полфляги горючки, яично-медово-перечная настойка, аптечка. Плакали наши год образцовой учебы, в который мы всё время продавали сладости из повышенного пайка, который мы получали за хорошую учебу. О пайке волноваться уже не стоило, если всё получится — волноваться вообще будет не нужно, может нас даже позовут учиться в Солнцеград. Если не получится — беспокоится о дополнительном пайке всё равно не придется, придется заботиться хоть о каком-нибудь.

Закинув шубу с печки себе на круп и взяв в зубы аптечку я выбежал в холод.