Ни снег, ни град

Конец света ещё не означает, что у Дерпи не осталось работы.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Дерпи Хувз DJ PON-3 Октавия

Иллюзорность иллюзий

Небольшая зарисовка, представляющая альтернативный взгляд на историю с Кристальной Империей.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Алмазная стоматология

Даймонд Тиара даже видеть не хочет кабинет дантиста. Да и с чего это она должна хотеть? Ведь там никогда не бывает весело. Но позже она поняла,что хотела бы, если бы отсутствие веселья было единственной проблемой.

Диамонд Тиара Колгейт

Терра-Нова

Странник ,или хранитель, последний из людей старого мира...

Твайлайт Спаркл Человеки

Этот чейнджлинг — пони!

Также как и пони, чейнджлинги временами бывают на редкость параноидальны. В конце концов, не каждый день кого-то гонят из Улья за то, что он пони.

Чейнджлинги

Конфетти на снегу

Что может быть хуже, чем быть выброшенным на улицу в мороз? Правильно - быть выброшенным на улицу в мороз и не знать языка единственного, кто к тебе неравнодушен.

Другие пони Человеки

Великая и Могущественная

История Твайлайт в мире людей и о злобном плане Трикси

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Рожденный ползать

Хроника пикирующего карданолета

Другие пони

Луна, Цветок и Дверь

"...экзамен закончится, когда ты откроешь эту дверь." Принцесса Луна ищет себе собственного ученика, но её экзамен для кандидатов наткнулся на неприятную маленькую проблемку: из дюжин единорогов, пришедших на экзамен, ни один не смог его сдать. Все до единого кандидаты завалили испытание за несколько секунд. Но в чём же смысл экзамена? И как кто-то может его пройти? Молодая земнопони по имени Монинг Глори скоро это узнает.

Пинки Пай Принцесса Луна Другие пони Стража Дворца

Когда бессилен автор

Рассказ о материализации придуманного разума и его эволюции, а также о размышлениях плода воображения, разума внутри разума.

Автор рисунка: MurDareik
Глава 1: Души и Искра

Пролог: Радиант Стар

«Плохо? Плохо?! Конечно плохо! Каждую неделю я должна отправлять принцессе Селестии письмо, рассказывающее об усвоенном мной уроке дружбы! Не раз в две недели и не каждые десять дней. Каждую. Неделю. Без исключений!»

Боль.

Все чувствуют боль. Это естественно. Неважно, пони ты или зебра – боль мы чувствуем одинаково. Именно она сближает нас так, как ничто другое в этом мире. Боль служит отправной точкой многим другим эмоциям, включающим в себя злость, сожаление, сострадание и даже любовь. Часто боль является также следствием этих чувств.

Горькая правда в том, что единственной неизменной величиной в этой Селестией проклятой Пустоши, является боль. В нашем же случае, полагаю, она служит только одной цели – напоминать нам, что мы всё ещё живы, всё ещё существуем. Боль – мощная штука. И в последнее время эта конкретная эмоция неотрывно следует за мной по пятам. Единственная проблема в том, что эта боль не моя. А её.

Но, кажется, я несколько забегаю вперед, не так ли? Вот всегда так со мной: несу околесицу, не оглядываясь на последствия. Пожалуй, стоит начать всё с самого начала.

Меня зовут Радиант Стар, и я — аликорн, одна из тех, чьё существование всего каких-то несколько лет назад ассоциировалось у обитателей Пустоши со страхом, ненавистью и, разумеется, с болью. А причиной тому была личность, именовавшая себя Богиней. Именно она создавала нас, взращивала и даровала Единство. Так продолжалось до тех пор, пока она не умерла. Разрушительница уничтожила нашу возлюбленную Богиню, испепелив её всепоглощающим пламенем жар-огня. После её гибели к вновь обретшим способность мыслить свободно аликорнам начали постепенно возвращаться воспоминания того, кем они были до превращения. Однако в глазах остальных мы по-прежнему оставались монстрами, бездумными воплощениями зла и ненависти.

А потом явилась она. Наша надежда, наш луч света в непроглядной тьме — Вельвет Ремеди. Она пообещала помочь аликорнам выжить в суровой Пустоши, чьи обитатели всё ещё сторонились нашей расы. Вельвет создала целое общество, положив в его основу идею нести свет всем, кто в нём нуждается. Она назвала его «Последователи Апокалипсиса». Броское название, да?

По крайней мере, я так и думала...


— Быстрее, Стар! — прокричала Вайолет Айрис. — Опять опоздаешь!

Светло-зеленая единорожка чуть ли не прыгнула на меня, когда я покинула свою маленькую библиотеку, также служившую мне домом. Судя по висевшему высоко в небе солнцу, было около полудня. Я закатила глаза и, дразнясь, показала ей язык.

— Я не просто опоздаю, Вайолет. Я опоздаю монументально, — высокопарно отозвалась я, театрально взмахнув копытом. — Они всё равно без меня не начнут. Я, как-никак, почетный гость.

Это правда. В конце концов, это же был мой ритуал посвящения, после которого я должна была стать полноправным членом Последователей Апокалипсиса. Видите ли, не каждый мог просто так выйти и начать учить мир всем тем хорошим вещам, что мы могли бы делать вместе. Нет, это требовало долгой подготовки и преданности делу. Рано или поздно наступал день, когда старейшины Последователей решали, что вы достаточно подготовлены, чтобы учить самостоятельно, после чего многие из послушников отправлялись в крупные города, где их речи могли достигнуть большего количества пони. И даже не имея ни малейшего понятия, куда меня забросит моя миссия, я точно знала, что никуда уходить не хочу.

Тем не менее, мне было грех жаловаться, так как практически всё своё время я проводила в компании Вайолет Айрис, которая хоть и была на несколько лет моложе меня, но уже успела стать жрицей Последователей. И если вы вдруг решите, будто из-за этого у Вайолет было полно забот, и что она была вся из себя деловая кобыла, то глубоко ошибётесь. Глубоко в душе Вайолет всегда оставалась немного бунтаркой, и я, в свою очередь, прекрасно знала, как заставить её отчебучить какую-нибудь глупость, а то и вовсе совершенную дурость.

Мы с Вайолет познакомилась недалеко от Марипони вскоре после гибели Богини. Я кружила над местом окончательного упокоения моей прежней жизни, пытаясь понять, как выжить в Пустоши, которую я видела своими глазами почти что первый раз в жизни. Вайолет была в составе торгового каравана, уничтоженного рейдерами, которые бросили её умирать. Я нашла её и выхаживала до тех пор, пока она не поправилась достаточно, чтобы заботиться о себе самостоятельно. Наша встреча обеспечила меня некой точкой опоры в этом крайне сложном мире. После утраты Единства большинство аликорнов начали постепенно вспоминать детали своей прежней жизни. Кое-кто даже помнил время, проведенное в Единстве.

Но только не я, ставшая своего рода исключением. Я не помнила ничего, кроме случайных образов, которые явно принадлежали не мне. А некоторые из них были даже довоенными! С течением времени моя привязанность к Вайолет росла всё больше и больше. Вместе мы ютились в небольшом местечке за пределами руин Филлидельфии, где Вайолет учила меня, как снова быть пони. То было чудесное, беззаботное время.

Через пару месяцев возле нашего укрытия объявилась группа аликорнов и единорогов, проповедовавших Слово Апокалипсиса.

Вайолет сразу же воспользовалась возможностью и присоединилась к Последователям. Ну а что касается меня... скажем так, в прошлой своей жизни, думаю, я была чрезвычайно тяжела на подъем, а говоря проще — бездельницей мировых масштабов. Я будто бы возвела лень в ранг искусства. Именно на плечах Вайолет лежала обязанность направлять меня на жизненном пути. Только благодаря ей я оказалась там, где нахожусь сейчас.

Ах, Вайолет. Мой, не побоюсь этого слова, ангел-хранитель. Она всегда была рядом, даже когда я чувствовала, что мир вот-вот рухнет... э-э, снова. Ну, то есть не на самом деле... рухнет снова... Образно выражаясь.

Ага.

Следуя за своей подругой по городу и не особо задумываясь о том, куда шла, я мысленно прокручивала в голове историю нашей встречи. Мой взгляд скользнул по крупу Вайолет, остановившись на её прекрасной метке, представлявшей собой объятый зеленым пламенем глаз дракона с темно-фиолетовой радужкой. Она никогда не рассказывала мне, как получила свою метку, и тем более, какое отношение она имеет к её особому таланту, упоминая лишь, что история была далеко не из приятных, и что когда-нибудь она все-таки расскажет. По правде говоря, в тот момент я рассматривала не столько её метку, сколько её круп. Замечательный со всех ракурсов, кругленький и мягкий, с подтянутыми в нужных местах мышцами...

— Стар, ты не хуже меня знаешь, насколько это важно. Я хлопотала за тебя не один месяц, пытаясь убедить их, что ты готова! А сейчас, когда наконец пришло время твоего посвящения, ты считаешь ворон. Идем быстрее! — злилась Вайолет. — Ты меня вообще слушаешь? Стар? Стар!

Спустившись с небес на землю, я тупо взглянула на Вайолет. С моих губ предательски свисала маленькая ниточка слюны. Состроив серьезную мину, я как можно незаметнее всосала её обратно.

— Спешу заметить, что ты прервала весьма высокопродуктивное витание в облаках, — без тени эмоций в голосе отозвалась я. Вайолет лишь усмехнулась.

— Ну-ну, глупышка, не витай ты в облаках, то давно бы уже заметила, что мы пришли, — ответила она. Оглядевшись, я заметила знакомую табличку Храма Последователей.

— О, — промямлила я, — тогда... ладно. Веди, наверное.

Будьте неладны сексуальные кобылки и их соблазнительные крупы, постоянно сбивающие меня с мысли. Следуя за Вайолет, я между делом разглядывала храм, располагавшийся на задворках города и являвший собой строение из грубо обтесанного камня. Во всей округе это было единственное место, способное вместить всех пони, состоявших в Последователях.

Наш городок был известен как Форт-Знание, бывший когда-то давно укрепленным складом, где некая фиолетовая Министерская Кобыла хранила книги и прочие сведения по науке и истории. А в связи с тем, что этот некогда обычный склад, ныне разросшийся в полноценный город, окружали несколько библиотек, его облюбовали Последователи Апокалипсиса. Большинство горожан без нареканий терпели соседство с Последователями, так как мы обеспечивали их водой и пропитанием, взамен принимая книги и прочие припасы, используемые нами, чтобы учиться, расти и помогать другим.

Ступив в главный зал храма, я услыхала приглушенное бормотание, в ту же секунду ощутив на себе взгляд старейшин.

— Радиант Стар. Опаздываешь на собственное посвящение? — пронесся над собравшейся в зале толпой голос главы старейшин, величавой бледно-зеленой кобылы-аликорна, стоявшей за каменной кафедрой, использовавшейся для выступлений на собраниях.

— Ох, ну... простите, немного потеряла счет времени, — робко извинилась я, слегка улыбнувшись и втайне надеясь, что они не узнают, что я попросту проспала.

— Да, хорошо. Но на будущее постарайся хотя бы не опаздывать, — произнесла старейшина. — Как бы там ни было, у нас есть более важная причина для этого собрания. Радиант Стар, сегодня ты удостаиваешься чести влиться в круг Последователей Апокалипсиса. Помимо этого твоей обязанностью будет верно служить нам и пони, населяющим Пустошь. Желаешь ли ты принять на себя сию обязанность?

Поморщившись, я встала на колени перед старейшиной, опускаясь в низкий поклон.

— Да, старейшина, принимаю, — ответила я.

— Отлично, — спустившись ко мне, широко улыбнулась старейшина. — Начнем же посвящение. Поднимись, моя дорогая. Мы соприкоснемся рогами, в результате чего ты узнаешь всё, что тебе необходимо.

Ах да, касание рогами. Полагаю, будет не лишним объяснить этот ритуал. Видите ли, при посвящении Последователя в полноправные члены, главенствующая старейшина прикасается своим рогом к рогу новичка. Это создает магическую связь, во время которой старейшина делится всеми знаниями относительно Последователей. Ближайшим аналогом может послужить передача информации, скажем, от терминала к ПипБаку. Этой процедурой вновь прибывший словно бы получает благословение самой Спасительницы.

Поднявшись из весьма неловкого положения, я наклонила голову к старейшине, которая, шагнув ближе, коснулась моего рога кончиком своего.

«Привет?»

«Есть тут кто?..»

«Мне страшно... что происходит?»

«Кто ты? Кто я? Где я?»

Калейдоскоп непонятных чувств и странных мыслей обрушился на меня, будто тонна кирпичей. Я отшатнулась от старейшины, краем уха слыша удивленные вздохи со стороны собравшихся. Чувствуя невероятное напряжение в мозгу, я обессиленно свалилась на пол. Мой разум провалился во тьму, и последним, что я увидела, была ринувшаяся ко мне Вайолет.


Тьма расступилась, и я вдруг оказалась в каком-то непонятном месте. Длинный, широкий коридор с деревянными дверями, тянувшимися насколько мог видеть глаз. Единственным освещением здесь служили небольшие факелы, располагавшиеся над каждой дверью.

— Эй? — позвала я, услышав, как мне отвечает собственное эхо, словно бы я находилась в большой пещере. — Есть здесь кто-нибудь?

«Что со мной случилось? Только что я была в храме, а потом...» — думала я, пытаясь собраться с мыслями. Пережив конец Единства и взрыв Марипони, я считала, будто уже привыкла к странностям. Однако это место доказало, что я ошибалась.

Один из факелов над дверью слева от меня внезапно потух, и последовавший скрип возвестил об открытии одной из дверей. Мигом отпрыгнув назад, я напряглась, готовая встретить любую опасность.

То, что произошло дальше, стало для меня совершенной неожиданностью. За открытой дверью оказался луг, залитый светом звездного неба. Неподалеку сверкало волнами небольшое озеро. Я осторожно вошла в проём, шагнув на мягкую траву. Мне никогда прежде не доводилось видеть настоящую траву — наш городок мог предложить либо грязный пустырь, либо жухлую мутировавшую поросль. Нагнувшись, я понюхала траву, позволив её аромату проникнуть в мои ноздри. Она пахла просто восхитительно. Чистая, свежая и настолько зеленая, что я невольно начала пускать слюни.

Раскрыв рот, я принялась жадно щипать сладкую, но в то же время немного влажную траву. Негромкий смешок впереди заставил меня резко вскинуть голову.

— Глупенькая, не ешь слишком много, а то потолстеешь, — произнес тоненький голосок. В тусклом сиянии звёзд я с трудом уловила смутную фигурку пони, сидевшую на берегу озера.

— Кто ты? Где мы? — спросила я, на мгновение позабыв про душистую траву и вспоминая моё текущее положение.

— Мы — здесь. А насчёт того, кто я... у меня нет ответа, — отозвался голос. — Я сама только недавно очнулась здесь, поэтому до конца не уверена, где именно это "здесь" находится.

— Понимаю. Что ж, меня зовут Радиант Стар, — гордо улыбнулась я, ткнув себя копытом в грудь. Голос вновь рассмеялся, и я заметила, что слышу его более чётко, как если бы эта пони сидела рядом со мной, а не на той стороне луга.

— Красивое имя, — хихикнула она. Отвернувшись, я застенчиво улыбнулась, затем медленно двинулась в сторону сидевшей на берегу озера фигуре маленькой кобылки, которая при ближайшем рассмотрении оказалась молодой лавандовой единорожкой, глядевшей на свое отражение в волнующейся воде.

— Ты потерялась, малышка? — спросила я, подойдя к ней. Она отвернулась от озера и, окинув меня взглядом, удивленно раскрыла глаза.

— Ого, так ты принцесса? — удивилась она, полностью проигнорировав мой вопрос. Я рассмеялась.

— Нет, милая, со всей уверенностью могу сказать что я не принцесса. Их у нас не было лет, наверное, двести, — ответила я. Малышка опять отвернулась к воде, восхищение на её лице сменилось грустью, а в глазах появились слезы.

— Ох. Я просто подумала, что, может быть... ты так на неё похожа, — пискнула она сквозь слезы.

— На кого? — тихо спросила я.

— На принцессу Луну, — шмыгнула кобылка. Казалось, будто она в любой момент расплачется в полную силу, поэтому я быстро укрыла её своим крылом. Теперь-то стало понятно, почему она приняла меня за одну из Богинь. Кроме меня, здесь больше не было темно-синих аликорнов.

— Ш-ш-ш... все хорошо, маленькая. Я не Луна, но я друг. Будешь со мной дружить? — мягко проворковала я, крепче обнимая её. Мне всегда нравилось возиться с детьми, даже если они грустили. Малышка перестала плакать и слегка улыбнулась.

— Вот и умница, — сказала я, когда кобылка взглянула на меня. Её глаза вдруг расширились, а на губах медленно расползлась улыбка, заставившая меня невольно поежиться.

— Отлично! — широко улыбаясь, воскликнула она. — Я как раз искала друга. Пусть ты и не идеальна, но вполне подойдешь, — она вновь открыла рот — и всё вокруг померкло.


Я проснулась, с удивлением обнаружив, что лежу на кровати в одной из палат городской больницы. Судя по скудному освещению, снаружи была ночь.

«Что... что случилось? Я упала в обморок? И что это был за кошмарный сон?» — думала я, оглядывая помещение в поисках, ну, хоть чего-нибудь. В конце концов мой взгляд остановился на Вайолет Айрис, мирно спавшей на небольшом диванчике с другой стороны палаты. Я зашевелилась, отчего её глаза медленно открылись.

— Привет, — улыбнулась она, поднявшись с дивана и направляясь в сторону моей кровати. — Не двигайся слишком много. Док пока не знает, что с тобой произошло, поэтому хочет, чтобы ты как следует отдохнула.

— А что произошло? — недоумевала я.

— Едва коснувшись рога старейшины, ты вдруг закричала, а потом упала замертво, — вполголоса ответила Вайолет.

— Э-э, совсем не помню, как кричала... А долго я была без сознания?

— Ну... пару дней? — неуверенно ответила Вайолет.

— Что?! Два дня? — закричала я, поднося к лицу свои фиолетовые копыта. — «Постойте-ка, фиолетовые?!»

— Вайолет, — флегматично сказала я. — А почему я фиолетовая?

Покраснев, моя подруга отвернулась и указала на стоявшее в углу зеркало. Поднявшись с постели, я приблизилась к нему.

Сказать, что я была поражена зрелищем, будет преуменьшением. Прежде благородный синий цвет моей шерстки сменился темно-фиолетовым. Даже крылья были фиолетовые. А моя прекрасная грива, величаво ниспадавшая вниз локонами цвета морской волны, распрямилась, приобретя все тот же темно-фиолетовой оттенок. И довершала образ яркая розовая полоска, пробегавшая через всю мою гриву. Но добило меня кое-что совсем другое.

Опустив взгляд на то место, где должна была находиться моя метка, я обнаружила, что великолепная ночная звезда, сиявшая на темном фоне моего крупа, сменилась затейливым рисунком из белой шестиконечной звезды, окруженной шестью меньшими розовыми звездочками.

Позже мне сказали, что мои вопли были слышны на другом конце города.

— Какого хрена со мной случилось? — прокричала я, вертясь перед зеркалом. Вайолет тихо приблизилась ко мне.

— Да... это тоже... стало результатом соприкосновения рогов. Ты просто взяла и... изменилась. Не считая крыльев, ты теперь вылитая Твайлайт Спаркл, — сказала она.

— Но почему? Почему я? Чем я это заслужила? — завывала я, пока резкая пощечина не остановила меня. Я ошеломленно уставилась на Вайолет, державшую копыто у моего лица.

— Ну-ка слушай сюда, дурында, — отрезала она, раздувая ноздри и грозно сверкая глазами. — Можешь либо сидеть здесь и плакаться о своей горькой аликорньей доле, либо взять себя в копыта и попытаться выяснить, что произошло и почему.

— Это знамение, — послышался позади нас голос. Обернувшись, я увидела, беззвучно вошедшую в палату главу старейшин. — На тебя, Радиант Стар, снизошло благословение, которое также стало и твоим проклятьем.

— О чем вы говорите? — спросила я, силясь понять, что имела в виду старая матрона.

— Соприкосновение рогов выявило в тебе наличие ещё одной сущности. Боюсь, моё вмешательство сломало стену, отделявшую твою душу от другой, — ответила она.

— Другой?! Какой ещё другой!!! Вы говорите, что внутри меня сидит ещё одна пони? — озадаченно выпалила я.

— Это единственное объяснение, которое я могу тебе дать, дорогая. Эта душа неким образом изменила тебя, — ответила старейшина. — К сожалению, сказать, чего она хочет, или вообще сообщить что-то полезное, я не могу.

— Но я не хочу быть какого-то другого цвета или какой-то другой пони! — гневно воскликнула я. У меня нет совершено никакого желания быть кем-либо другим! Проклятье, я хочу оставаться собой, пусть даже я и была "собой" всего лишь несколько лет!

— В Пустоши существует группа пони, которой по силам ответить на твои вопросы. Более известные как «Общество Сумерек», они посвятили себя почитанию всего, что связано с Министерством Тайных Наук, а особенно с его главой, Министерской Кобылой Твайлайт Спаркл. Совершенно очевидно, что они заинтересуются тобой, дитя моё. А учитывая их возможности, наиболее высока вероятность, что они найдут способ помочь тебе... вновь стать собой, — проговорила старейшина.

— Ну так это замечательно! — выкрикнула я. — Где они? Давайте уже поскорее найдем их и попросим вернуть мне моё тело!

Я кинулась к двери, но была остановлена протянутым копытом старейшины.

— Общество Сумерек очень замкнуто. Я даже не уверена, захотят ли они с тобой встретиться. Они обретаются в башне Тенпони. Мы подготовим всё необходимое, чтобы к утру ты могла отправиться, — продолжила старейшина.

— Мне что, идти одной? — растерянно пробормотала я, ясно осознавая сложность такого предприятия. Путь от Форт-Знания до Башни Тенпони был весьма неблизок и невероятно опасен для одинокого путника.

— Конечно нет, дитя моё, не думаешь же ты, что я настолько глупа? Твоя подруга, мисс Айрис, составит тебе компанию. И естественно, мы снабдим вас всеми необходимыми для долгой дороги припасами, — ответила старейшина, заставив глаза Вайолет вылезти на лоб.

— Что? Вы хотите отправить меня с ней? Но я думала, что мне... — принялась спорить она. Ну спасибо, Вайолет, приятно слышать, что я так много для тебя значу.

— Мне кажется, будет лучше, если мисс Стар отправится в сопровождении жрицы более высокого ранга, которая проследит, чтобы она продолжала своё обучение и не отлынивала в свойственной ей натуре. А сейчас прошу извинить, у меня дела. Завтра утром заберете своё снаряжение и можете выдвигаться, — напоследок сказала старейшина, покидая больничную палату. Я усмехнулась и игриво толкнула Вайолет копытом.

— Да брось, Вайолет, будет прямо как в старые добрые времена. Только ты, я и дорога, — засмеялась я. — Ну что может пойти не так?


«Отымей меня Луна за мой длинный язык, — мысленно проклинала я себя, чувствуя в заду жгучую боль от пули. — И что действительно могло пойти не так?»

Наградивший меня пулей большой черный единорог с меткой в виде винтовки, отстреливающей голову пони — как вообще могли существовать такие метки, навсегда останется для меня загадкой — вновь прицелился и выстрелил. К счастью, он промахнулся: не знаю, то ли его подвела удача, то ли из-за того, что я металась как угорелая. Снова выругавшись, я левитировала перед собой небольшой пистолетик, выданный мне Последователями.

К концу первого дня нашего путешествия мы с Вайолет наткнулись на странствующий караван. Поначалу переполошившиеся торговцы — даже с исчезновением Единства, аликорны по-прежнему вгоняли многих пони в ужас — после пары минут уверений в наших добрых намерениях успокоились и показали нам свои товары. Вот тут-то и разверзся ад. Торговцы оказались авангардом особо жестокой банды рейдеров. Их замысел состоял в том, чтобы прикидываться дружелюбными торговцами, а после сделки убивать своих "клиентов". В первые пару минут перестрелки Вайолет была ранена садистски ухмылявшейся рейдершей с пистолетом-пулеметом и потому лежала на земле без сознания. Впрочем, на этом везение бандитки кончилось, потому что я, мигом левитировав пистолет, проделала ей между глаз ещё одну дырку в черепе.

Сверившись с ПипБаком на своей ноге (ещё одно устройство, любезно предоставленное нашими старейшинами), а потом глянув на Л.У.М. (или Локатор Ушки-на-Макушке в переводе с техножаргона), я обнаружила пять окруживших нас красных отметок, символизировавших враждебные цели: единорога с винтовкой, двух земных жеребцов с полуавтоматическими пистолетами в их ртах и двух земных кобыл с боевыми седлами, оборудованными дробовиками. Я пристально смотрела на единорога, стараясь вложить во взгляд клокотавшую во мне ярость.

— Только гляньте, братва, а у этой-то, похоже, кишка не тонка, — насмешливо крикнул он. Я угрожающе фыркнула. — Никогда не думал, что выпадет шанс завалить монстра вроде тебя.

— Кто бы говорил. Это вы, рейдеры, все поголовно монстры, убиваете только ради удовольствия, — выдавила я, превозмогая боль. Главарь лишь рассмеялся.

— Ха, забавно слышать подобное от того, кто не так давно служил на побегушках у Красного Глаза, сгоняя пони в ваше ебучее «Единство», — ядовито ответил он. — А теперь ваша шайка что, типа спасители Пустоши, а? Хуй там! Вы просто очередные монстры, заслуживающие смерти.

Это стало последней каплей, переполнившей чашу моего терпения. Зарычав, я бросилась на главаря рейдеров, попутно активируя З.П.С. (Заклинание Прицеливания Стойл-Тек, если кто не в курсе). На всё про всё у меня была только одна попытка. Сложное, но интуитивно понятное даже без предварительного обучения заклинание прицеливания замедлило бег времени, подсветив доступные цели и указав в процентах шанс поразить их. Тщательно выверяя свои действия, я выбрала в качестве двух целей головы каждой из кобыл, а третьей — ногу одного из жеребцов, в надежде, что он завалится на второго. Позволив улыбке тронуть мои губы, я решила не прицеливаться в главаря, как он того ожидал. Для него у меня было припасено кое-что получше. Время вновь возобновило свой бег, и я заметила в глазах лидера внезапное осознание и страх. В следующую же секунду обе кобылы лишились глаз и, вопя от боли, рухнули на землю. Выстрел, нацеленный в ногу жеребцу, немного запоздал и вместо этого попал в ногу его приятеля, который, болезненно вскрикнув, выронил своё оружие. Пистолет ударился о землю, разрядившись в заднюю ногу моей первоначальной цели и также выводя его из строя. Четыре красных метки на моем Л.У.М. пропали.

— Ты мой, — сказала я, схватив единорога передними копытами и приготовившись оторвать его от земли. Ну, то есть, так я планировала сделать, если бы не резкая боль, пронзившая моё тело от очередной пули. Я отшатнулась, но тем не менее смогла ударить жеребца в лицо, отбросив его назад на несколько метров. Он тяжело упал на землю, сумев все-таки вновь подняться на ноги

Я же, напротив, опустилась на колени и застонала от невыносимой, никогда прежде не испытываемой боли.

— Сука, — прошипел единорог. — Только глянь, что ты наделала. Готовься сдохнуть. — Он шагнул в мою сторону, поднимая винтовку и наставляя мне прямо между глаз. — Сначала ты, а потом твоя маленькая подружка.

«Дерьмо! — думала я, пытаясь найти выход из этого. — Что же делать? Что же делать?»

«Используй магию, дурёха!» — эхом отозвался голос из глубин моего сознания.

Ах да, совсем забыла, я же аликорн! Мы можем использовать магию! Я прежде упоминала, что немного теряюсь в условиях стресса? Большинство аликорнов знают только одно или два заклинания, основное из которых телекинез, а другое — особый талант, связанные с тем аспектом Богини, частью которого ранее являлся аликорн. Я прекрасно владела заклинанием невидимости... чего не скажешь насчёт всего остального. Полагаю, виной тому была моя хроническая лень. Если уж всё равно помирать, то отчего бы не попробовать.

Я криво ухмыльнулась, позволяя заклинанию сорваться с моего рога. Случившееся дальше стало для меня полной неожиданностью. Вместо меня в фиолетовой вспышке вдруг исчез главарь банды рейдеров. Через мгновение я услышала сверху пронзительный крик. Черный единорог камнем рухнул с неба и с жутким треском ломающихся костей врезался в землю. Пятая и последняя отметка исчезла с моего Л.У.М.

Ошеломленно моргая, я глазела на труп, гадая, что же, собственно, сейчас произошло. Затем вновь накатила волна боли. Точно, меня ж подстрелили. Застонав, я вызвала экран снаряжения на ПипБаке и после недолгих поисков выудила из сумки лечебное зелье, которое немедленно осушила, вколов следом Meд-Икс, чтобы притупить боль. Практически сразу я почувствовала, как боль отступает, уступая место странному ощущению зарастающих пулевых отверстий на моей шкуре и безвольно висевших крыльях.

Я поднялась, шаткой походкой приблизившись к Вайолет Айрис и проверяя её дыхание. Жива, но рана довольно серьёзная. Поднеся лечебное зелье к её губам, я залила его прямо ей в горло — наилучшее, что я могла предпринять в данный момент. Собравшись с силами, я подняла свою подругу телекинезом и, положив рядом с теперь уже ничейным фургоном, принялась обыскивать пожитки рейдеров, забирая оружие, а также все лекарства и наркотики, что были у них. Разведав местность поблизости каравана и удостоверившись в её безопасности, я села рядом с Вайолет, чтобы передохнуть и обдумать события стычки.

«Я телепортировала его. Я действительно сделала это. Даже и не думала, что способна на такое», — мысленно удивлялась я. Телепортация никогда не входила в список заклинаний, которые были мне по силам, но вот те раз — сотворила, не моргнув и глазом. Положив голову рядом с Вайолет, я медленно погрузилась в сон, зная, что сделала для неё всё, что могла...


И вот опять: только я начинала получать удовольствие от шикарного сна, крутившегося вокруг Вайолет Айрис и доброй порции взбитых сливок, как вдруг снова очутилась в знакомом коридоре. Том же, что и прежде, — с дверями и прочей ерундой. Правда в этот раз факел над одной из дверей был потушен, а сама дверь заперта на висячий замок с выбитым на нем словом.

«Одиночество.»

«Какого хрена здесь происходит? — недоумевала я, глядя вглубь нескончаемого коридора. — Почему я постоянно оказываюсь в этом месте?»

Мои размышления прервал звук открывающейся справа от меня двери, над которой тут же погас факел.

«Что ж, может быть, там я узнаю, куда мне идти дальше», — подумала я, шагнув в проем. Перейдя порог, я обнаружила себя в... дереве?! Хотя нет, это больше походило на жилище, расположенное прямо внутри дерева. Напротив меня виднелись окна с бушевавшей за ними жуткой бурей. В центре просторного помещения находился стол, за которым сидела фиолетовая единорожка, казавшаяся целиком погруженной в чтение свитков, во множестве разбросанных по столешнице.

— Спайк! — внезапно крикнула она, порядком напугав меня. — Спайк, мне нужно отослать письмо! Спайк? Куда пропал этот мелкий... — резко вскочив с места, кобылка уставилась прямо на меня. — Ты не Спайк. Кто ты? Как ты сюда попала? — в её фиолетовых глазах плясали искорки гнева.

— Прощу прощения, — отозвалась я, — но это вообще-то мой сон. Это я должна спрашивать, как ты сюда попала.

— Ха, да если бы это был сон, — сердито фыркнула кобылка, — то я бы сразу распознала его. А теперь отвечай, кто ты и что делаешь в моем доме? И почему у тебя крылья и рог? Насколько я знаю, в Эквестрии не существует аликорнов помимо принцесс, — скрипнула зубами она. Я закатила глаза. Эта кобылка явно не была рада меня видеть, а тем более слушать... голос разума? Хотя, это же был мой сон, а значит ничего удивительного, учитывая моё умственное здоровье. С тем же успехом можно было просто подыграть своему сумасшествию и посмотреть, куда это приведет.

— Ну хорошо, меня зовут Радиант Стар. А насчет того, как я сюда попала ‒ сама не знаю. Открыла дверь и оказалась тут, — ответила я как можно искренне. — А то, что я аликорн, ну... там, откуда я родом, нас таких много. — После этих слов взгляд кобылки немного смягчился.

— Прости, на меня столько всего свалилось в последнее время. Я так старалась побыстрее найти подходящее для принцесс решение, что даже толком не спала, — ответила она, взглянув на разбросанные по столу бумаги.

— Для принцесс? — озадаченно нахмурилась я. Единственными, кто когда-либо носил подобный титул, могли быть только... нет, невозможно. Почему эта кобылка выглядела так пугающе знакомо? Почему она говорила о Богинях? Ух, как же всё это запутано! — Ты говоришь о принцессе Луне и Селестии? — осторожно поинтересовалась я.

— Да! Я работаю в тесной связи с ними, — гордо просияла единорожка, потом вновь повесила голову. — Но сейчас... сейчас всё изменилось. Идет война, и все пони чрезвычайно обеспокоены. А принцесса Луна, в свою очередь, хочет побыстрее закончить её, однако несмотря на все наши старания, ничего не выходит! — проворчала кобылка и пнула стол, рассыпав бумаги по полу.

— Каждый день эта бессмысленная война забирает жизни множества хороших пони! И ради чего?! Ради угля? Самоцветов? Идиотизм какой-то! Они даже... отняли у нас Биг Макинтоша, — всхлипнула она, тяжело опустившись на пол. Биг Макинтош, хм, знакомое имя. Незадолго до конца он вроде как был героем войны, который доблестно погиб, закрыв от пули принцессу Селестию. Оглядываясь сейчас в прошлое, его жертва казалась мне несколько нелепой. Все пони так и так погибли в мировом магическом пожаре. Приблизившись к кобылке, я укрыла её своим крылом, только тогда заметив её метку: шестиконечную розовую звезду, окруженную меньшими белыми звездочками. Мои глаза расширились, когда я поняла, кто находился передо мною.

— Т-ты же Твайлайт Спаркл! — удивленно пробормотала я. Министерская Кобыла взглянула на меня со слезами ярости на глазах.

— Верно, — фыркнула она, смахнув слезы копытом. — Великая и могущественная Твайлайт Спаркл, глава одной из самых влиятельных организаций во всей Эквестрии.

Рог лавандовой единорожки осветился, швырнув стол в ближайшую стену и разнеся его в щепки. Я в ужасе отшатнулась от такого проявления силы.

— Хоть убей, не знаю, почему всё так быстро покатилось по наклонной, — рявкнула она, разбрасывая магией бумаги. — Как мы дошли до такого? Почему не можем просто взять и остановиться? Я хочу вернуть свою прежнюю жизнь! Я хочу вернуть его! Я хочу снова отправлять принцессе мои отчеты по магии дружбы! Но я не могу этого сделать... пока не закончу эту проклятую войну любыми доступными способами... что означает... — Министерская Кобыла уставилась на меня, на её губах медленно расползалась улыбка. В тот момент я, откровенно говоря, чуть не обделалась от того, насколько жутким было её лицо.

— Да-а... вот оно! Ты же говорила, что таких как ты много. А если вас много, значит вы откуда-то беретесь, — радостно вскрикнула она. До смерти перепуганная, я начала осторожно продвигаться к двери, чтобы поскорей убраться отсюда, но вдруг оказалась ослеплена яркой вспышкой. Проморгавшись, я увидела перед собой Твайлайт, смотревшую мне прямо в глаза.

— Да! И как я раньше не догадалась! — закричала она. — Мне всего-то нужно сделать тебя! Это идеальное решение! Если я смогу превращать обычных пони в аликорнов, тогда мы завершим эту войну, используя магическую мощь целой армии аликорнов! — она принялась безумно хихикать, заставив меня отступить назад. Не прекращая хихикать, Твайлайт шагнула вперед.

— А сейчас стой спокойно, нужно выяснить, как ты устроена, — ещё шире ухмыльнулась кобылка, продолжая наступать. В миг, когда она с безумным взглядом прыгнула на меня, мой разум снова помутился.


Я проснулась от боли, сопровождаемой глухими толчками копыт в грудь, отдававшимися во мне, словно раскаты далекого грома.

— Стар, да очнись ты уже! — позвал голос. Я открыла веки, уставившись в прекрасные глаза Вайолет Айрис. — Ну наконец-то, дуреха!

— Э?.. — растерянно пролепетала я, с трудом усевшись на асфальт. — Что случилось?

Беглый осмотр окружающей территории не выявил поблизости никаких признаков каравана рейдеров. А ещё стояла ночь, освещенная лишь висевшей высоко в небе луной.

— Ты мне скажи! Очнувшись после твоего лечения, первым, что я обнаружила, была ты в почти что коматозном состоянии. Мне пришлось тащить тебя на собственной спине от самого каравана! — буркнула Вайолет. — Ты валялась в отключке практически весь день! Повезло хоть, что мы не вляпались в очередную неприятность.

А вот это уже интересно. Похоже, что каждый раз отправляясь в этот замечательный мир грез или как там его, в реальности я отрубалась на весьма приличное время. Оставалось только надеяться, что это не выработается у меня в привычку. Вайолет поднялась, указав на небольшой костер в центре нашей стоянки, возле которого стояло ведро с водой.

— Я набрала тебе немного облученной воды, если захочешь промочить горло. Она хоть приведет тебя в чувство, — проговорила моя подруга. — Я уже использовала бо́льшую часть воды, чтобы сварить немного похлебки, пока ты спала. Слава Богине, что у этих ублюдков оказались антирадины.

— Спасибо, Вайолет, ты просто ангел, — широко улыбнулась я.

— Не за что, хотя, вероятно, это мне следует благодарить тебя за спасение моей жизни. А что именно ты сделала с рейдерами? Тот жеребец выглядел так, будто упал с большой высоты, — отозвалась она.

— Ну-у, это потому, что я э-э... телепортировала его, — неуверенно ответила я. Глаза Вайолет вылезли из орбит.

— Правда?! Телепортировала! Не знала, что ты такое умеешь, — изумилась она. Я пожала плечами, делая щедрый глоток воды под веселое щелканье моего ПипБака, отсчитывающего дозу радиации.

— Честно сказать, я и сама не знала, — продолжая пить воду, призналась я. Если подумать, то как мне вообще это удалось? Телепортация никогда не была моей специализацией. Эта честь принадлежала фиолетовым аликорнам, а я, хоть и будучи с ними одного цвета, не могла считаться таковой. Интересно, откуда все-таки взялась эта магия? — Оно само как-то получилось. Я пыталась сосредоточиться на заклинании невидимости, а вышла телепортация.

— Странно. Твои прежние умения будто бы резко сменились на совсем другие, но это бессмыслица какая-то, — вслух размышляла Вайолет. — Возможно, эта твоя вторая душа меняет тебя изнутри.

Я застонала, кладя свою голову рядом с ней и снова погружаясь в сон. Вайолет закатила глаза. Не пойму, чего она так реагирует? Я всё ещё уставшая! Подобные безумные сны вконец изнурят кого хочешь, даже аликорна вроде меня.

Я опять вернулась в мир сновидений, стараясь думать не о некой фиолетовой кобылке, а о взбитых сливках.


Примечание:

Радиант Стар:

Сила: 8
Восприятие: 4
Выносливость: 6
Харизма: 6
Интеллект: 5
Ловкость: 7
Удача: 8

Особенность: Благословение Шести.

Соприкоснувшись с силами гармонии, вы получаете дополнительные возможности в сражениях, однако врагам легче по вам попасть. Отныне в бою вы используете 1 очко действия за 2, но только на применение оружия или атаку. Помимо всего прочего ваша сопротивляемость урону всегда равна 0, независимо от наличия брони.

Особенность: Рассеянность.

Иногда вы забываете даже такие простые вещи, как то, каким концом нужно направить оружие, чтобы убить пони, или, что это за блестящая штучка, которую плохой пони направил на ваш круп. Ваше восприятие навсегда снижено на 2, но вы получаете +10% к вероятности попадания по любой цели, находящейся в пределах вашей видимости.

Уникальная особенность: Тронутая Звездой.

Из-за наличия второй души ваше тело претерпело таинственные изменения, наделив вас новыми способностями и навыками. Ваша удача навсегда увеличена на 3. Также во время сражений у вас появляется случайная возможность навсегда повысить один из ваших навыков на 30% или выучить новое заклинание либо уровень заклинания. Однако после сражения вам необходимо отдохнуть в течение полного дня во избежание необратимого повреждения вашего разума или тела.

Происхождение: Последователь Апокалипсиса.

Вы являетесь послушником организации «Последователи Апокалипсиса». Будучи аликорном, вы обладаете всеми, присущими им стандартными характеристиками.

Заклинание: Телепорт (2 уровень).

Вы знаете основные принципы магии телепортации, пусть и не понимая, откуда их получили. На 2 уровне вы можете перемещать себя или любую одну цель в то место, которое видите, либо туда, где бывали раньше.

Заклинание: Телекинез единорогов.

Очень надеемся, что вы знаете, для чего предназначено это заклинание.