Наука проигрывать

Сомбра пал, да здравствует правление Сестёр-Богинь! Но так ли легко было одолеть короля теней? Что, если всё так и было задумано? И тем обиднее, когда выяснится, что план пошёл прахом.

Король Сомбра

Долгих лет Химайскому Союзу

Задолго до событий канона, Сёстры, желая подавить разгорающийся мятеж, по ошибке уничтожают всю магию в Эквестрии. Это послужило причиной раскола некогда единой страны на сорок новых государств. Через полторы тысячи лет, мир поделён между тремя сверхдержавами. Протагонист - Клэренс Чернов, лидер Химайского Союза. Решая личные и государственные проблемы, он продолжает идти к цели - утопии свободы и порядка, даже не подозревая обо всех препятствиях, которые встанут у него на пути

ОС - пони

Другая жизнь

Застигнутый врасплох Северус Снейп был сражён лордом Волдемортом. И последним, что он увидел в этом мире, были зелёные глаза Гарри Поттера, так похожие на прекрасные очи Лили. Однако его прижизненные таланты и несгибаемая воля оказались слишком хороши. В послесмертии он не обрёл покой, равно как и не был обречён на вечные муки. Взамен ему дали новое задание: принести мир в совершенно незнакомые края, над которыми нависла смутная угроза. Так Северус Снейп оказался в Эквестрии.

Человеки

Служить и защищать. (To protect and to serve)

Никогда не задумывались, кто хранит сон жителей Эквестрии по ночам? Нет? Этот парень вам сейчас всё расскажет...

ОС - пони

Игра

Голос, именно так он, оно или она, представился, захотел чего-то необычного: - Может устроить игру? - Игра?! Отличная идея. Только, не будут ли против твои жертвы? - А это мы ещё посмотрим...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дискорд

Дипломатический иммунитет

Принцесса Твайлайт Спаркл недавно вернулась из дипломатической миссии в Грифонстоун. Прежде она много раз бывала за пределами Эквестрии, однако это был её первый государственный визит в качестве принцессы. Дабы отпраздновать её успех, принцесса Селестия устраивает чаепитие, во время которого остальные монархи Эквестрии делятся историями о своих дипломатических оплошностях: столкновении Кейденс с аравийскими законами о нравственности, едва не состоявшемся обезглавливании Луны и мучениях Селестии с лаймами.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Сказка о Семье

Это история о крови, любви и поиске нового пути. А также о наказании тем, кто отказывает другим в милосердии. Альтернативная концовка рассказа "Сказка о том, как умирают города-государства".

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Луна ОС - пони

Банан

Корреспондент газеты Си-Ньюс из маленького города вдалеке от Эквестрии в поисках сенсаций решает проверить миф о Банане - дворнике, которого ненавидит Молестия.

Принцесса Селестия ОС - пони

Яблоневый сад

Рэйнбоу Дэш постепенно начинает проявлять интерес к дружбе с Эплджек, а потом дружба перерастает в нечто большее.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек

Из Сталлионграда в далёкую Понию

Кремовая единорожка из Сталлионграда отправляется в загадочную восточную островную страну Понию. Она прокатится на понской электричке с извращенцами, накупит понимешных фигурок в квартале Акихабара, сходит в мэйд-кафе и многое другое!

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Жизнь идет. Интерлюдия. Всё будет хорошо.

Эквестрийский синдром.

Понаехали…

www.youtube.com/watch?v=tHF9UN5ZxNg

— Как вы и сами, вероятно, помните, южные и западные области Эквестрии подверглись разорению в наименьшей степени – спокойно рассказывала мадам мэр, медленно вращая в копытах бокал – у них, разумеется, также наличествовали проблемы с засильем тварей, недостатком еды, беженцами и тому подобное, однако в сравнении с этими местами они казались чуть ли не раем. Когда же удалось очистить прибрежные воды от детей Создателя и восстановить морское сообщение ситуация стала почти подобна довоенной…

Да, Биг Мак слышал об этом – одна из самых успешных орденских операций. Массовое применение молний, растворимых в воде ядов и огромное количество пегасов. Увы, пройти удалось не очень далеко – уже в паре часов от берега глубина становилась слишком велика, но и достигнутое более чем впечатляло.

— Вы не представляете, до чего отрадно было видеть подобное благоденствие — она подняла лицо и продемонстрировала немного стеснительную улыбку — еще более порадовал тот факт, что выбранный город интересовался мною именно как музыкантом, не заставляя возвращаться к физическому труду, способности к которому у меня не наблюдается…

Взгляд снова опустился в бокал:

– Орден изначально имел там очень большое влияние, а после возобновления транспортной деятельности стал фактически единственной признаваемой силой, вскоре вовсе упразднив местное самоуправление – кобылка очень вежливо хмыкнула – однако меня в ту пору мало интересовали подобные вещи – ведь я могла заниматься тем, для чего предназначена, а с приходом к власти последователей Твайлайт заказов на выступления нашего оркестра только прибавилось.

Ну да, орденцы любят классическую музыку – спасибо Рэрити.

— Однако в какой-то момент произошло непредвиденное – мною заинтересовался некий высокопоставленный представитель нового правительства города – голос ни капли не изменился, но бокал начал вращаться в противоположную сторону – поначалу он вел себя как восторженный и верный поклонник моего таланта, против чего я не имела никаких возражений. Его действия, приведшие в итоге к назначению меня руководителем нашей группы, также не вызвали особого возмущения: это казалось даже отчасти справедливой оценкой моих талантов – мелькнула и тут же исчезла нотка не то грусти, не то самоиронии — однако затем данный господин сперва скрытно, а затем и явно стал требовать услуг, которых я не имела ни малейшего намеренья оказывать.

Бон-Бон подсела ближе и начала осторожно гладить рассказчицу по волосам.

— Подобные события, увы, не являются в моей профессии особой редкостью – все еще спокойно продолжила глава Понивилля – но последствия моего отказа и последовавшего за ним отпора оказались куда более пагубными, чем я могла предполагать. Скажу лишь, что исключение из оркестра было лишь одним из наименее неприятных. Жалобы официальным лицам по понятным причинам не привели к какому-либо результату. Общественность также не проявила ровным счетом никакого внимания к судьбе одной из представительниц «высшего класса». Просто уйти из города не представлялось возможным. В итоге мне не оставили иного выбора, кроме как вернуться к заинтересовавшемуся мной господину и высказать свое согласие на выполнение его требований — резкое опрокидывание внутрь почти полного бокала.

Бэрри, которая будучи единственной идейной трезвенницей получила под свой контроль и все завозимые вина, тут же наполнила его.

— Однако затем выдвинутые мне условия…изменились – голос все замедлялся – расширительно. Как качественно, так и количественно…- еще одна порция красного отправилась внутрь.

Белая кобылка обняла свою серую коллегу.

— Я сбежала. С большим трудом – Бон-Бон неловко дернулась и сорвала защелку. Волна уже снова начинающих чернеть волос хлынула вниз – во время скитаний узнала о Понивилле. Слава Принцессам и Твайлайт, слухи о его свободе от влияния Ордена оказались правдивы и мне посчастливилось обрести здесь новый дом и верящих в меня сограждан. Остальное вы знаете.

Тишина.

— Агась – наконец произнес Макинтош – но зачем вы всё это мне рассказываете? Это какое-то всепонивилльское соревнование «кто сможет лучше доказать Эпплу, что фиолетовые, которые годами защищали нас от тварей, на самом деле злодеи»?

— Ваше предположение недалеко от истины – мадам мэр вновь протянула Бэрри пустой бокал – у меня нет намерения отрицать заслуги последователей Твайлайт в деле борьбы с детьми Создателя. Как, насколько я понимаю, и у всех остальных пришедших к вам за последнее время с подобными историями. Да, они спасли нас от смерти и Магистрессы определенно заслужили свое место в одном ряду с величайшими героями Эквестрии. Но Орден Сумерек, увы, состоит не только из них и тех, кто проливает свою кровь за родину на полях сражений.

Она наконец подняла глаза.

— Увы. Многие, ОЧЕНЬ многие – мерзавцы без чести и совести, не гнушающиеся использовать данную им для защиты своих сограждан власть на их порабощение и безжалостную эксплуатацию. И чем дальше, тем хуже. Именно эту мысль мы и пытались до вас донести.

— Зачем? – уже почти испуганно спросил Биг Мак – чего вы от меня хотите? Чтобы я отказал в поддержке тем, кому обязан всем только из-за наличия в их рядах кучки моральных уродов?

— В том-то и проблема, что не просто кучки – мадам мэр улыбнулась уголком рта – наша цель – чтобы вы перестали столь безоглядно верить в безукоризненность и правоту Ордена Сумерек. Заставить вас задуматься. Взвешивать ваши решения. И хоть немного больше доверять собственным согражданам. Простите, что отняла у вас столько времени.

-
— ЗАНЯТ Я! – Макинтош с трудом удержался, чтобы не швырнуть чем-нибудь в дверь.

Проклятье.

А он-то надеялся, что работа поможет ему отвлечься. Однако вместо обычных цифр, расписаний, учета единиц обмундирования и вооружения перед мысленным взором постоянно представали всякий бред в стиле: «так, пропало одно старое ржавое копье. Казалось бы, причем здесь Орден?»

Жеребец зарычал и опустил голову на копыта. О Твайлайт, ну почему Биг Мак тогда не мог просто оставить Дока в покое? Воистину любопытство – порок похуже пьянства. Во всяком случае, его плоды куда неожиданнее: поинтересовался причиной плохого настроения старого друга – получил целую теорию заговора и многочисленное подполье, каждый член которого с готовностью делится своей грустной историей. И ведь им плевать, что слушателю совершенно не хочется всего этого знать!

Вот спрашивается – как это ему удалось прожить тут столько лет и за это время ни разу даже не услышать обо всех этих…

Стук повторился.

Очень вовремя.

— О, да у вас сегодня похоже плохой день – доброжелательно произнес фиолетовый, удерживая мгновенно начавшего отчаянно краснеть Биг Мака в телекинетическом поле – не волнуйтесь, я вас надолго не задержу.

Он спокойно прошел сквозь опустевший дверной проем и аккуратно посадил начальника стражи в его кресло за перевернутым столом, сам же занял место напротив.

— Я весьма сожалею о своей излишней настойчивости, однако меня к ней принуждают сложившиеся обстоятельства – убедившись, что хозяин не намерен больше нападать, единорог отпустил его – видите ли, до слуха моей команды дошли тревожащие сведения о чрезвычайно возросшей частоте собраний лиц, неоднократно проявлявших агрессию в нашу сторону. Это может…

Если откинуть все условности и вежливые выражения, то руководитель орденского отряда боялся, как бы их всех ночью не перерезали. Конечно, сказано это было много мягче, но сам факт того, что эквестрийское население может испытывать к своим же защитникам столь трепетную любовь говорил о многом. Любому понятно, КАК эта новость сказалась на и без того весьма сильно растревоженном главном по безопасности. Однако он приложил все силы и таки смог спокойно и внятно объяснить фиолетовому, что его опасения беспочвенны.

-...короче: не волнуйтесь – я гарантирую вам, что никаких направленных против вас хулиганских действий не будет – намекающий кивок на выход.

— Не смею сомневаться – кивнул единорог с той же дружелюбной улыбкой – однако не могли бы вы все же выставить у предоставленной нам резиденции дополнительную охрану? Ради успокоения моих не столь уверенных в себе спутников?

Биг Мак кинул на него свой фирменный суровый взгляд. Не проняло.

— Ладно – копыто со стуком опустилось на стол – хотя не могу сказать, что мне по вкусу столь явная демонстрация недоверия Ордена к собственным согражданам. Кое-кто может даже усмотреть в ней трусость – не удержался он от мстительного замечания.

— Наше сограждане свободны думать как и сколько им угодно – пожал плечами дознаватель – пока это не идет в разрез с интересами Эквестрии, разумеется – легкая улыбка, идентифицирующая шутку.

— Агась – новый кивок в сторону дверного проема.

— Позвольте мне занять еще кусочек вашего драгоценного времени – не сдвинулся с места посетитель – по поводу одного из ваших подчиненных…

— Я готов поручиться за каждого из них – не задумываясь, брякнул жаждущий поскорее отделаться от пришедшего не вовремя соратника Макинтош.

— Нисколько не сомневаюсь – поднял тот копыта – и это, безусловно, самая правильная реакция на подобное начало. Но только не в том случае, когда в деле замешаны чейнджлинги.

Заместитель мэра постарался набросить узду на бушующие эмоции. Действительно – не стоит забывать из-за чего собственно начался весь этот сыр-бор:

— Агась?

— С радостью сообщаю вам, что нами не было найдено никаких следов их пребывания в сем замечательном городе – Биг Мак облегченно вздохнул – и в целом фон Понивилля является одним из самых чистых, который я когда-либо видел – вы действительно умеете уничтожать тварей – но на нем все равно есть как минимум одно подозрительное пятно. Некто «Страшила».

Начальник стражи фыркнул.

— Да, я помню ваш рассказ о геройстве этого неожиданно обширно покрытого шрамами молодого жеребца – не дал ему высказаться единорог – как и тот факт, что именно он доложил о существовании перевертышей. Его необычная магическая составляющая также находит свое объяснение – в сверхъестественной природе появления…

— Короче – призвал Макинтош.

— Много вопросов и ни одного прямого ответа – усмехнулся орденец – я не утверждаю, что перед нами чейнджлинг, но его…«странность» очевидна, не так ли? И мне не удастся спокойно спать, не будучи на сто процентов уверенным в безопасности моих сограждан…

— Магистресса Эпплджек лично дала мне власть решать судьбу данного индивида — жестко напомнил заместитель мэра – он останется здесь и на свободе. По-моему, вам пора.

— Вы здесь главный – со все той же доброжелательностью кивнул дознаватель и встал – но я настоятельно рекомендую вам повнимательнее приглядеться к нему. Его поведение, история, агрессивность, эти крики по ночам определенно заслуживают как минимум интереса. И кстати – повернулся единорог уже в дверном проеме – даже если он изначально и не был чейнджлингом, то это вовсе не означает, что им не удалось добраться до него во время одной из вылазок…

-
— Арчер?! – не удержался от удивленного восклицания Макинтош – а ты-то что тут делаешь? Вы ведь вроде друг друга терпеть не можете…

Кобылка мгновенно зарделась и отодвинулась от стадзера.

-…или уже нет? – более подробно рассмотрев слабо освещенную комнату усмехнулся главный по безопасности – ай-яй-яй Арчер – ты же вроде встречалась с солдатом…

На сей раз лучница вспыхнула уже как маков цвет и буквально отпрыгнула от ухмыляющегося Страшилы, после чего бросила на начальника возмущенный взгляд:

— Да вы что? Я и эта образина…- кобылка осеклась и попытался встать по стойке «смирно» — в смысле: никак нет! Я…

— Вольно – сразу приказал Биг Мак.

— Я по-прежнему не испытываю к этому чванливому забугорцу теплых чувств, особенно с тех пор как он орать начал посреди ночи будто режут – немного расслабилась девушка, подчеркнуто не замечая обращенного к ней насмешливого взгляда хозяина комнаты – но карточки данный индивид отдавать отказывается, а без них не поиграешь.

Страшила прибавил света в подвешенной лампе и обвел копытом разбросанные по полу предметы.

— Агась – протянул Макинтош, с интересом разглядывая уже знакомые произведения в новом антураже – так это и есть та самая игра, в которую вы уже которую неделю режетесь вместо того, чтобы работать?

— Ну, так дел-то особо нету – не смутилась кобылка – как-никак лето на дворе.

Ну что ж, разумное замечание. До первого серьезного сбора урожая еще пара недель, стройка закончена, постовых навалом и даже с предсезонным походом решили не заморачиваться – стадзер утверждает, будто твари все как в воду канули, причем в этот раз без каких-либо огромных груд навоза. И он очень злится по этому поводу.

— Все-таки что-то тут не сходится – постарался сделать задумчивое лицо Биг Мак – молодые кобылка и жеребец. Наедине. В темной комнате. Ночью.

Иностранец с легкой насмешкой покачал головой, а снова раскрасневшаяся дочь Вэт молча показала копытом куда-то за спину начальнику.

— Добрый вечер, шеф – кивнул ему протискивающийся мимо с подносом Фрути – не хотите присоединиться? У нас как раз одного не хватает.

Для чего? – хотел было полюбопытствовать Биг Мак, однако в последний момент решил не отвлекаться:

— Вообще-то я зашел поговорить со Страшилой. Наедине.

— Вот ведь…непруха! – огорченно воскликнул поставивший продукты на стол Милк – а вы надолго?

— Неа – покачал головой заместитель мэра и поманил к себе стадзера.

-
Они вышли на улицу. Погода стояла теплая, безоблачная и спокойная. Луна щедро делилась своим сиянием и звезды радостно вторили ей, освещая мир несчастным четвероногим букашкам. Хотя если говорить откровенно, Макинтош никак не чувствовал себя таковым. Настрадавшимся – да, как и вся Эквестрия. Но в груди уже не ощущалось того сжимающего сердце страха, что преследовал его еще какой-то год назад. А мечты о старом мире, казалось, почти стали явью.

Он сделал могучий вдох и наполнил легкие ароматом высаженных вдоль дороги цветов. На память сразу пришла дожидающаяся его в духовке фруктовая запеканка и свежие простыни на кровати.

Жить хорошо.

Слева раздалось невнятное бурчание, напомнившее, что Макинтош тут вообще-то не просто гуляет. Страшила в последнее время начал прямо-таки неприлично быстро уставать от безделья и начинать «мурчать» себе под нос чужеземные песенки. Причем чем дольше его оставляли в подвешенном состоянии, тем громче и наглее он пел, как бы намекая…

— С тобой все в порядке? – не начинать же разговор словами «а ты случаем не чейнджлинг?». Стадзер поперхнулся и удивленно посмотрел на друга – в смысле, твое поведение в последнее время становится совсем уж…неадекватным: постоянная раздражительность, кошмары, вечные ссоры со всеми подряд. Не поделишься, что тебя так тревожит?

Страшила как-то сразу скуксился. И раскрыл свой писчий стержень.

— Агась – произнес Биг Мак, с трудом разобрав в свете слабоватой лампы рисунок – то есть, из-за пропажи тварей твоему пламени некуда деваться? – «да» — что ж, это объясняет твое плохое настроение. А крики по ночам?

Иностранец развел копытами.

— Честно говоря, они меня беспокоят чуть ли не больше всего – признался главный по безопасности – причем не только из-за огромного количества жалоб от соседей. Чего хоть снится-то?

Стадзер задумался и начал выводить новую картину. На полдороги зачеркнул ее и попытался сделать другую. Также зачирикал и стал рисовать третью…

— Короче ты не знаешь – минут через пять кивнул Макинтош, сжалившись над начавшим злится другом – или не можешь описать. Ясно. Скажи лучше: что ты собираешься с этим делать? Это ведь не может продолжаться вечно. К Доку-то обращался?

Собеседник раздраженно кивнул и отмахнулся. А затем тяжело вздохнул и пожал плечами.

— Не самая лучшая стратегия – промолвил начальник стражи – во всяком случае, далеко не самая надежная.

Страшила вновь с печальным видом развел копытами.

— Рад, что ты это понимаешь – Биг Мак дружески улыбнулся и положил ему копыто на плечо – но отчаиваться-таки рано. Ведь я с тобой. И сделаю все от меня зависящее, чтобы уже не раз спасавший мою жизнь друг был счастлив.

Страшила устремил на него какой-то ну очень странный даже по его меркам взгляд. И медленно склонил голову, пробормотав что-то по-своему.

На какое-то время вокруг них сгустилась особо торжественная тишина. Будто здесь только что заключился некий пакт.

— Эй там, уродец! – раздался из казарм голос Арчер – ты идешь или как?

Иноземец фыркнул и поднял на собеседника улыбающееся лицо. Забавно: как-то за все это время так привычно стало видеть маску, что про шрамы под ней уже и не вспоминается. Да и вообще, непрезентабельность внешности этого странного типа неким таинственным образом растворилась в творимом им бардаке.

Биг Мак с немалой долей удивления признался себе, что стадзер даже кажется ему почти красивым. Хотя в шлеме и доспехах получилось бы, разумеется, куда лучше. Впрочем, на охоте они и правда скорее лишние…

Перед глазами замелькало копыто. Страшила с иронией глянул на задумавшегося понивилльца и поманил за собой.

— Шеф, вы все-таки решили присоединиться? – поинтересовался бывший беженец, едва они вернулись в комнату.

Макинтош повернулся к прошедшему вперед иноземцу. Тот радостно закивал, сел на прежнее место и указал ему на участок пола напротив. Поколебавшись пару секунд, заместитель мэра принял предложение.

— Только я не знаю, как в это играть – сразу предупредил он – да и вообще что это такое.

— С радостью вас просвещу – поклонился Фрути – сие внушительное творение именуется тактико-фантастической игрой «Дыра и Дурни». Вот это – он показал на лежащий между ними здоровенный лист с некой заковыристой картиной, создателем которой явно был иноземец. Уж больно знакомый, с позволения сказать, «стиль» – и есть та самая Дыра. А эти симпатяги – вверх поднялась карточка с подозрительно знакомой синей единорожкой в шляпе и плаще, под изображением которой располагалась небольшая стена текста – Дурни. Задача проста: провести их на другой конец карты, по пути уничтожая врагов и собирая сокровища – еще два вида картонок: неприятного вида пони с подписью «бандит тупой, обыкновенный» и кочан капусты с лаконичным именование «сельдерей».

Макинтош недоумевающее поднял бровь.

— Последние я сперва подписывал и уже потом он разрисовывал, поэтому название и содержание могут не совпадать – пояснил Милк, глянув на причину начальственного недовольства.

— Агась – Макинтош почувствовал внутри нарождающийся интерес – и как же тут играть?

— По сути все просто: ходим по клеткам и сражаемся с монстрами, используя их и свои показатели силы плюс то, что выкинет кубик – демонстрация упомянутой вещицы. От одного до шести – найденные трофеи определяются также. Играть можем как заодно, так и против друг друга. Последний выживший становится победителем. Остальное объясню по мере игры. Итак: вы с нами?

Бон-Бон нынче гостит у Колгейт, наверняка при этом нанося непоправимый вред ее зубам, а значит домой можно не спешить…

— Агась – кивнул Биг Мак – что делать?

— Во-первых: выбрать Дурня – воодушевленно начал Милк – увы, эта возможность в данный момент отсутствует: все, кроме этого уже заняты – он протянул начальнику карточку с кем-то в плаще и маске, орудующим ножами. Сложно не узнать.

— Агась – вновь сказал жеребец, с некоторым смущением глядя на ухмыляющийся прототип своего героя – а нет ли тут случаем такого здоровенного красного жеребца?

— А говорили, будто ничего не знаете – ухмыльнулся Фрути – однако Рыцарем уже играет Арчер, я взял себе Магессу, а Следопытом орудует Страшила. Дикарем же никто руководить не хочет – слишком тяжело отыгрывать.

— Чего? – парень показал на нижнюю строчку в описании персонажа «необходимо как минимум раз в три хода совершать нелогичные с точки зрения окружающих поступки» — а зачем?

— Ну, должны же наши персонажи как-то себя проявлять? – развел копытами Милк – красный туповат и вечно вздыхает по своей оставленной возлюбленной, моя чванлива и конфликтна, а серый обязан прикалываться. Белый однако, хуже всех – поэтому для него мы обычно зовем Дерпи…

— Я, конечно, тоже очень рад тебя видеть – осторожно отвел от себя как-то уж слишком сильно обнимающую его сестру Биг Мак – но ты не могла бы сначала рассказать, что происходит?

— С удовольствием – дёргано кивнула оранжевая кобылка, отстраняясь и уважительно кивая стоявшей за братом делегации понивилльцев – рада, что вы все так быстро пришли. Пожалуйста, присаживайтесь – она указала на стоящие вокруг стола стулья и первой заняла место во главе – во-первых: позвольте поздравить вас всех с…

— Вы не могли бы начать с объяснения причины прихода к Понивиллю столь крупных сил Ордена Сумерек? — напряженно прервала ее мэр – причем, насколько я могу заметить, с вами весьма значительно количество строительного оборудования. Какова цель вашего прибытия?

— Та же, что и всегда – защита Эквестрии — с легкой улыбкой отозвалась Магистресса – задача же конкретно этого корпуса состоит в подготовке места для размещения основных сил вторжения.

— Каких сил? – вырвалось у главного по внешним сношениям – куда?

— Первый вопрос в данный момент находится на стадии обсуждения – обернулась к нему Эпплджек – предполагается использование до двух третей всех имеющихся в наличии сил. В Лес. Чтобы уничтожить засевших там тварей и тем самым полностью освободить наш мир от наследства Создателя.

Звенящая тишина.

— Агась – наконец прервал наступившее после столь громкого заявления молчание Биг Мак – а нельзя ли поподробнее?

Кобылка торжественно кивнула и начала объяснять.

Решение пойти-таки в вотчину чудовищ они приняли далеко не с бухты-барахты. Ему предшествовали длившиеся месяцами дебаты и обсуждения как внутри собственно Ордена, так и с его основными партнерами и союзниками. Вполне естественно, что очень многим сама мысль о возможности подобного проекта казалась безумием – еще с вторжения Создателя Лес являлся для большинства эквестрийцев этаким неодолимым средоточием зла, с удовольствием и без особого напряжения способным пожрать всё осмелившееся войти под его сень.

И, видит Твайлайт, не зря: оба похода в него закончились чистыми победами Создатели, причем в первом случае пони даже не дошли до города. А ведь тогдашний, пусть весьма буреломный, опасный и недружелюбный, но все же относительно нормальный, лесной массив и в подметки не годится нынешнему, который сам, в сущности, является одной гигантской тварью.

Однако шесть лет в общем-то непрерывных побед над лишившимися своих руководителей ордами чудовищ сильно поколебали убежденность в их могуществе. Вернее, практически растерли ее в порошок. Последний же год, не ознаменовавшийся ни одной сколь-либо значимой стычкой, вовсе заставил многих уверится, что эта, казалось бы бесконечная, война наконец закончена и монстры побеждены окончательно.

Где-то тут в последний момент напросившийся с делегацией Док, весь рассказ портивший Магистрессе жизнь, вконец расшалился. Впрочем, Эпплджек и сама с готовностью признавала наличие начавших раздаваться повсюду призывов к упразднению Ордена, возвращении власти Принцессе Луне и тому подобное. И даже находила в них рациональное зерно. Однако…

-…это восстание в Хуфингтоне, организованное и осуществленное силами подконтрольных тварям граждан, в очередной раз доказало нам истину, сомнение в которой уже дважды поставило Эквестрию на край гибели – копыто с громким стуком ударило в стол – между нами не может быть мира. Если мы, пони, не уничтожим детей Создателя раз и навсегда, то никогда не узнаем покоя.

— Да-да-да – мерзким тоном вновь высказался понивилльский врач – понятно. Вы все, что угодно заявить готовы, лишь бы сохранить власть.

Аудитория отозвалась недружелюбным молчанием. Которое сестра, увы, приняла на свой счет. И наконец обиделась.

— Понимаю, о чем сейчас размышляют некоторые из вас – с какой-то глубинной горечью произнесла Эпплджек, отходя от карты – я много раз ощущала на себе такие взгляды. Солдафонка, просто не способная жить мирно и не дающая того же другим. Гордячка, готовая послать на смерть тысячи ради очередной медалина грудь. Паразитка, тянущая из своего народа силы на поддержание никому не нужной войны…

— Ты слишком плохо о нас думаешь – прервал ее Биг Мак – готов поручиться за каждого из здесь сидящих: все мы уважаем и ценим вас, Магистресса Эпплджек, и ни один из нас не скажет, будто вы посылали солдат на смерть ради славы или, тем паче, что ведущаяся вами борьба за освобождение нашей Родины от монстров никому не нужна.

Внешний и главный строитель сразу же горячо поддержали его слова. Мэр последовала их примеру после нескольких секунд колебаний. Док продержался почти две минуты, но под осуждающим взглядом начальника стражи все-таки сделал быстрый кивок, пробурчав нечто про других и восстания.

— Спасибо – искренне улыбнулась оранжевая кобылка – вы не представляете, как мне приятно услышать одобрение тех, ради кого я и мои пони собственно и сражаемся вот уже больше десяти лет. Тем более ваше. Как-никак тут я родилась – она вздохнула – откровенно говоря, порой начинает казаться, будто именно те, кого мы защищаем, больше всех хотят нашей смерти.

— Вероятно, у многих из них есть для этого…- снова открыл было рот Стэйбл.

— Прошу вас, продолжайте – вовремя успела прервать его мадам мэр, бросая на единорога уже действительно негодующий взгляд.

— Ну так я, в общем-то, все уже сказала – пожала плечами Эпплджек – прежде, чем расформироваться, Орден Сумерек принял решение поставить точку в борьбе с тварями. Мы прошерстим Лес вдоль и поперек, уничтожая все, что движется, а в идеале – и недвижущееся.

— И сколько будет продолжаться сие мероприятие? – подал-таки голос Док.

— До тех пор, пока последнее дитя Создателя не падет перед нами – повторила предыдущий жест Магистресса – и тогда мы наконец сможем вернуться к мирной, спокойной жизни под управлением Принцессы Луны и проснувшейся от сна Преподобной Твайлайт.

Макинтошу вдруг показалось, будто в ее словах мелькнула ирония.

— Но как много это займет времени? – не удовлетворился ответом главврач – сколько нам еще терпеть ваши налоги, рекрутские наборы и вас самих у власти?

— Кто знает? – развела она копытами – со своей сторону я могу лишь пообещать сделать все возможное, дабы вы смогли поскорее избавиться от тех, кто годами умирал за вас по всей Эквестрии. Поверьте: самой уже очень давно надоела вся эта война и не лежи на мне долг перед Родиной и ее, прямо скажем, не очень-то благодарным народом…

— Я прошу у вас прощения за не вполне уместные замечания моих сограждан – вновь попыталась загасить нарастающую недружелюбность мадам мэр – уверяю вас: мы ценим отвагу и мужество героических защитников нашей страны. Не говоря уже об их самопожертвовании. Однако не могли бы вы все же объяснить, почему Орден решил организовать…лагерь именно здесь?

— Разумеется – Магистресса снова подошла к карте и указала на горную цепь – во-первых: находящиеся неподалеку перевалы считаются самым удобным и разведанным путем в вотчину тварей. Во-вторых: жители данного города, единственного граничащего непосредственно с Лесом, по праву считаются лучшими экспертами по выживанию в естественной для врага среде и надеюсь не откажутся обучить тому же наших солдат. Тренировки личного состава там же, где они будут сражаться в будущем, также наверняка повысят их боеспособность и, очень на это надеюсь, снизят количество похорон во время операции. В-третьих: наличие поблизости с лагерем города обеспечивает нас готовой инфраструктурой – заметив четко мелькнувшее на лице строителя непонимание, она пояснила – есть дороги, не-полевые кухни, больница для сложных случаев, свежие продукты…

Стэйбл нарочито понимающе хмыкнул.

— Мы, разумеется, за все заплатим и внутри города будем подчиняться его властям – натянуто улыбнулась оранжевая кобылка и обратилась к серой – мадам мэр, вы ведь не откажете своим защитникам в столь простых вещах?

— В Понивилле нет и никогда не было гарнизона Ордена Сумерек — его оборона осуществлялась силами местного ополчения – с ничего не выражающим лицом отозвалась глава города – если горожане выразят свое желание помочь вашим войскам, то запрашиваемые услуги будут оказаны.

— Понятно – кивнула Эпплджек – в общем-то все объективные причины перечислены. Из субъективных могу озвучить, что лично мне понравилась идея провести последние месяцы перед походом на Лес там же, где я росла. Еще вопросы?

— Скажите – поднял копыто главный по внешним сношениям – а по каким ценам Орден намерен закупать у нас продукты?

— Об этом вам лучше поговорить с моим интендантом – слегка улыбнулась оранжевая кобылка – могу лишь обещать, что обкрадывать мы вас не будем, но и себя в обиду давать не намерены. Нет ли более общих вопросов?

— По какому праву вы заняли прилегающие к Понивиллю площади? – спросил Док.

— Уверяю вас: мы не намерены наносить какой-либо вред местным сельскохозяйственным угодьям или местам культурного значения – улыбка стала слегка насмешливой – а все прочие не занятые зданиями территории армия Эквестрии имеет право использовать без согласования. Как-никак это столь же наша страна, сколь и ваша.

— Вы гарантируете соблюдение законов и уложений нашего города? – поинтересовалась мэр.

— Да – кивнула Магистресса.

Было еще несколько более мелких вопрос о политике и юриспруденции, но в целом все всем стало понятно. А именно – Орден никуда уходить не собирается и обещает вести себя хорошо. Потом началось обсуждение деталей с заместителями и Эпплы смогли тихонько выскользнуть из палатки для более приватного разговора.

-
Фиолетовые вовсю обустраивались – разбивались палатки, разрывались рвы и ямы, со стороны уже изрядно далекого нормального леса тянулась вереница бревен. Во всем чувствовалось намеренье остаться здесь надолго и с максимально возможными удобствами. Откровенно говоря, глядя на все это Биг Маку стало немного не по себе.

— Ну как я выступила? – устало спросила Эпплджек, смотря в сторону – смогла убедить твоих в наших добрых намерениях?

— Агась – кивнул брат – во всяком случае, вряд ли встреча могла пройти лучше в условиях столь внезапного и многочисленного набигания орденцев на наш тихий городок.

— Слава Твайлайт — она перекинула плащ на бок и растянулась на траве – а Рэрити уже предрекала, будто и тут нас возненавидят. Хотя она, как мне кажется, и сама не очень-то любит новый Понивилль.

— Могу понять – кивнул Макинтош – в голове-то образ старого, счастливого и беззаботного городка без стен и проблем. Небось не хочется сталкивать его с реальность.

— Как всегда верно, партнер – отозвалась кобылка и приподняла голову – мне правда жаль, что ни о чем не предупредила. Меня саму Рейнбоу подняла чуть ли не посреди ночи со срочным приказом выдвигаться – чтобы просто поставить сомневающихся перед фактом, что операция началась и надо идти вперед.

— Ничего: сюрприз в виде тебя определенно окупает пришедшую с тобой за компанию орду пони – усмехнулся Макинтош – хотя могла бы послать пегаса по дороге – от Кантерлота до Понивилля несколько дней идти.

— Я до конца надеялась, что нас таки отзовут – хмыкнула Магистресса – а там авось и вовсе решат, что Орден выполнил свою задачу и нам всем можно расходиться.

— А как же «пока последняя тварь не сдохнет – не видать нам покоя»? – сощурился на нее начальник стражи – не говоря уже про Твайлайт?

— Да-да: вот такая твоя сестра эгоистка – в голосе вновь послышалась какая-то чуть ли не внеземная усталость — но я уже двенадцатый год брожу по всей стране как неприкаянная…

— Ну, так брось все это – от чистого сердца посоветовал брат – в конце концов, главная цель-то достигнута – Эквестрия освобождена. А добить тварей смогут и без тебя.

— Ну-ну. Верю – хмыкнула кобылка – вот только не я одна хочу наконец отдохнуть – некоторые ветераны еще со Стальным успели повоевать. Со мной Ордену наверняка быстрее удастся разобраться с чудищами. А значит, мои пони скорее смогут разойтись по домам. Как минимум это я им задолжала.

— Иного от тебя и не ожидал – хмыкнул Макинтош.

Беседа на какое-то время прервалась – ее отозвали в палатку для уточнения каких-то деталей. Вернулась она еще более расстроенной и без плаща.

— Вот скажи мне: почему так? – бухнулась сестра рядом с ним – мы же вроде все делаем правильно: защищаем Эквестрию, не щадим свои жизни и тому подобное, а в итоге на нас смотрят как на тварей?

— Опять Док возбухает? – понимающе кивнул заместитель мэра – не обращая на него внимание – у него просто остались кое-какие нехорошие воспоминания о ранних днях Ордена.

Кобылка неопределенно хмыкнула и снова вытянулась на земле. Из палатки все еще доносился ожесточенный спор. Добрые жители Эквестрии пытались ободрать своих защитников как липку. Ну или всеми уважаемые орденцы изо всех сил старались надуть беззащитных граждан маленького и бедного пограничного городка. У каждого свой взгляд на вещи.

— Скажи: а те пони в Хувингтоне правда находились под контролем? – Биг Мак сам не заметил, как давно мучавший его вопрос сорвался с губ.

Эпплджек застыла. Медленно повернулась и внимательно посмотрела в лицо брату.

 — Естественно – в голосе мелькнула сталь – независимая коллегия экспертов признала их таковыми. И подсудимым стоит быть благодарными за это – в противном случае за вооруженное восстание и разрушение жизненно важной для обороны Эквестрии оружейной фабрики им пришлось бы поплатиться головой – теперь тон стал походить скорее на обиженный — честно говоря, от тебя подобных вопросов я ожидала в последнюю очередь.

— Прости – покаянно склонил голову жеребец – просто я в последнее время столько всего плохого слышал про Орден. От пони, которым привык доверять. Ну вот и…

Он развел копытами.

Магистресса тяжело вздохнула и отмахнулась:

— Не извиняйся – мне самой за последний год довелось узнать о своей организации немало нового. Детей-то мы эксплуатируем, правительства смещаем, соки из всех тянем. Да еще и так убежденно рассказывают, что поневоле задумаешься: кто тут враг на самом деле? – в ее глазах заплескалась грусть – скажи: если я сейчас заявлю, что ни о чем таком не знала, а видела только молодых парней и девчонок, истекающих кровью за свою Родину на поле боя – ты мне поверишь?

— Агась – он как мог ласково погладил кобылку по завитой в две косы гриве.

— Зря – страдальчески выдохнула одна из важнейших пони Эквестрии – пусть всеми этими дипломатиями и занималась в основном Рэрити, но твоя сестра ведь тоже не дура и не слепая. Просто тогда мне казалось, что это неизбежное зло. Меньшее, чем если бы нас всех съели твари…

— Ну ведь так оно и есть! – почти не покривил душой жеребец — неужели ты думаешь, что лучше было бы дать всяким тротам болтать и разбегаться, в итоге потеряв нашу Родины и самые жизни?

— Не знаю, партнер – кобылка тяжело вздохнула – мы могли бы справиться лучше. Не становится пугалом в собственной стране.

— Вы сделали все, что могли – уверенно заявил Макинтош – а в злодействах виноваты те, кто их совершали.

Эпплджек начала было возражать, но мистер Эппл не стал слушать – просто резко дернул ее как в детстве вверх и поставил на ноги:

— Знаешь что? – он твердо вгляделся ей в глаза – хватит об этом. У меня есть жена, с которой ты должна познакомиться. Не говоря уже о том, чтобы показать дом, угостить нашим сидром и представить-таки новому поколению яблонь. Прямо сейчас.

-
— Ты ведь помнишь мою сестру Эпплджек, не так ли? – осторожно загораживая собой кобылку, спросил Макинтош – мы с ней встречались весной. Она еще предлагала тебе вступить в Орден Сумерек.

По лицу Страшилы прошла судорога. Спустя еще секунд тридцать он все-таки спрятал ножи и выпрямился.

 — Агась – облегченно выдохнул заместитель мэра – не о чем беспокоится.

Не то, чтобы Биг Мак правда верил в реальности атаки – как-никак сестра с ним и это не могло уйти от внимания стадзера. Хотя тот сейчас в таком состоянии, что…

Карточка со знаком вопроса и указание на развертывающийся лагерь.

— Все в порядке – отозвался начальник стражи – это просто войска Ордена готовятся к атаке на Лес.

Глаза иноземца стали еще больше. Веко задергалось. К первой картонке добавилось изображение восклицательного знака.

— Сейчас объясню – он постарался сжато и конкретно передать только что произошедший в палатке Магистрессы разговор, в чем последняя оказала ему посильную помощь.

Внимательно выслушав и задав пару комиксных уточнений, Страшила извинился перед сестрой за свое неожиданное появление и сбежал.

— Куда это он? – поинтересовалась Эпплджек, оторвавшись от разглядывания последней картинки.

— В Лес, вестимо – вздохнул Макинтош – испугался, что орденцы могут чего разорить из его хозяйства или вовсе…

— Постой-ка минутку – вскинулась кобылка – что значит, «хозяйства»? В Лесу?

Ладно, этот разговор так и так бы вылез.

— Живет Страшила теперь там – прямо сказал жеребец – дом в дереве, силки и так далее. Пойдем дальше.

По пути он рассказал ей о том, как из-за вконец ухудшившегося характера и почти постоянных ночных кошмаров, с которыми даже Док не мог ничего поделать, стадзер настроил против себя почти все население городка. Об его с мэром попытке урегулировать противоречия, проваленной по вине обоих сторон. И про уход охотника «на дальний дозор» в начале Сезона, с последующем обустройством себе постоянного места жительства как можно дальше от так раздражавших его понивилльцев.

— Мы так и не увидели ни одной живой твари – подытожил Биг Мак уже подходя к дому – зато мертвых он притащил изрядно. И вроде бы все довольны: иноземец больше не должен общаться с эквестрийцами, а те наконец могут спокойно спать по ночам. Страшила теперь заходит только по делам и иногда поиграть в ДиД.

— Странная сказочка – задумчиво кивнула Эпплджек – это насколько же поганым характером надо обладать, чтобы тебя турнули из города при том, что ты постоянно рискуешь ради местных головой. Пожалуй, не стоит снова приглашать его в Орден…

— А по-моему он идеально подходит – слегка оскорбился начальник стражи – как минимум в качестве проводника и эксперта по Лесу.

— Это рекомендация? – подняла бровь Магистресса.

— Агась – кивнул Биг Мак – но только не стоит его тревожить лишний раз. Сама видела, как плохо парень в последнее время себя чувствует. А если вокруг еще и куча народа, то ему вовсе башню сносит.

— В таком случае твоему другу действительно не повезло – хмыкнула кобылка – скоро тут будут тысячи пони, не говоря уже о прилетающем на следующей неделе…

Договорить ей не дали – дверь распахнулась и на пороге появилась уже сильно потяжелевшая Бон-Бон с подносом.

— Прости, остался только мэр – покачал головой Биг Мак, прижимая себя к себе.

Эпплджек глянула на брата с самым жалобным своим видом. То есть, практически незаметным для окружающих, но очевидным для того, кто прожил с ней большую часть жизни.

— А что тебе не нравится? – чувствую, как теряет позиции, попытался убедить ее главный по безопасности – крылатый, в городе главный, никаких проблем с отыгрышем, кроме…

— Любви к магессе – с ироничным видом глянула на в данный момент владеющего карточкой единорожки Страшилу – простите, но такого уровня актерского мастерства от простой девочки с фермы вам не дождаться.

Укоряюще-просящий взгляд усилился:

— Это, знаешь ли, последняя наша игра на неизвестно насколько времени. В конце концов, меня могут сразу после этой поездки отправить в Лес.

— Ладно — он с кровью и мясом оторвал от сердца карточку с впервые за две недели доставшимся ему Рыцарем этой вымогательнице – держи.

— Спасибо – приняла она подношение, садясь к карте – я никогда в тебе не сомневалась.

— Вот оно: пагубное влияние Бон-Бон – шепотом возопил Макинтош и чуть ли не с ненавистью посмотрел на лежащую на его копыте картонку с алым пегасом. Да сколько ж можно играть одним и тем же?

Стадзер нетерпеливо постучал по полу, снова начиная нервничать. Заместитель мэра решил не испытывать судьбу – его друг в последнее время и так с трудом удерживает в голове яблоки – и сел за карту, прокинув на первый ход. Получился последним. Учитывая количество игроков, у него есть минут двадцать на всякие посторонние размышления. Глаз сам собой уставился на как раз приобретавшего себе зелья иноземца.

Парню в последнее время просто удивительно не везет. Вряд ли можно найти кого-то более пострадавшего от все никак не могущей закончить прибывать армии Ордена. Даже твари теряют всего-навсего жизни, пусть и после долгих мучений. А Страшила вот-вот лишиться остатков разума.

А что делать, если сам факт наличия заполонившей всю округу орды незнакомых пони, чей лагерь в несколько раз превышает размерами Понивилль, выбивает его из колеи? И ведь это еще только цветочки. Из-за их постоянных тренировок и разъездов бедолага трижды менял место жительства, уходя все глубже в Лес. По тем же причинам охотник лишился и основного пути сбрасывания напряжения – фиолетовые буквально вырезали все шевелящееся на дни вокруг. Как бы Страшила не старался, они всякий раз находили спрятавшихся тварей первыми – спасибо прогрессивным методикам отслеживания детей Создателя по все тем же «нитям» — и ему в итоге доставалось лишь сомнительное удовольствие помочь с разделкой и доставкой трупов.

Как результат между ним и рыщущими по массиву отрядами уже несколько раз устраивались самые настоящие драки за право убить какую-нибудь случайно завалявшуюся у самых гор зверюгу. Любому понятно, кто выходил из них победителем. Хорошо хоть солдаты помнили «специальные» приказы Магистрессы и старались особо не калечить потенциального союзника, однако быть битым в любом случае довольно неприятно.

Хотя и это не главная причина его все ухудшающегося состояния.

Биг Мак вздохнул и бросил взгляд за окно. На возвышающуюся над всей окрестностью зелено-фиолетовую гору, от которой ввысь поднималась тонкая струйка дыма.

Нет, он, разумеется, чуть ли не прыгал от радости при виде этого величественного существа. Сама мысль о нахождении подобной махины в стане их союзников буквально не оставляла шанса каким бы то ни было пораженческим настроениям. Тот же факт, что Макинтош знает сего поражающего воображение зверя с детства и готов поручиться за него, как за себя вовсе способен согреть сердце любого патриота.

Вот только есть два НО.

Спайк, будучи подвергнут Преподобной магическому взрослению, уже начал дряхлеть. Это в двадцать-то с хвостиком лет! Несчастный титан, изначально долженствующий пережить всех своих друзей на столетия, ныне выглядел и, что куда хуже, чувствовал себя, по собственному признанию, старой развалиной. Возможно это обычное ворчание, однако ветеран отлично видел, сколь тяжело этот великолепный гигант двигается. Как поднимается, раскрывает крылья, тяжело взмахивает ими. По сравнению с ним же пять лет назад…

Начальник стражи покачал головой.

Не ему, естественно, сомневаться в мудрости Спасительницы. В конце концов, именно превращенный во взрослого себя малыш и сдерживал орды детей, пока она сама убивала Создателя. Но все же: неужели нельзя было сообщить хоть кому-нибудь, КАК снять со Спайка заклятье? Твайлайт же понимала, что вполне может не вернуться.

А может она и не собиралась – мелькнула и как всегда сразу оказалась запинанна в дальний угол разума старая мысль. Никто теперь не скажет, как оно было на самом деле. Да это и не важно. Потому как ныне единственное, что можно сделать – уничтожить тварей с максимально возможной скоростью, дабы пробудившаяся Преподобная успела спасти своего самого верного соратника…

Снова раздавшийся стук и бурчание заставил Макинтоша срочно вернуться в реальность. Агась, его черед, причем судя по вновь напрягшемуся стадзеру, уже какое-то время. Мельком глянув на практически не изменившуюся диспозиции, жеребец быстро походил и вернулся к размышлениям.

Второе же здоровенное НО, омрачившее встречу со старым другом, состояло в том, что Страшила боялся его чуть ли не больше зараженных в их первую встречу. Понятная, в общем-то реакция: вид огромного, бронированного, летающего, испускающего пламя чудовища, с жутким грохотом приземляющимся на окраине лагеря наверняка способен напугать и дракоаликорна. Вот только по дальнейшему развитию событий и дурак бы понял, что этот звероящер поням не враг.

Честно говоря, первым позывом Биг Мака при виде ворвавшегося к ним домой стадзера было желание хорошенько стукнуть этого психа: как-никак Бон-Бон в положении, а он тут панику поднимает и вообще выглядит будто конец света вот-вот наступит. Однако узнав о цели визита – а именно спасение лучшего друга и его жены от ужасающего монстра – проникся к иноземцу новой порцией признательности. Ведь Страшила, несмотря на буквально трясущиеся поджилки, таки вернулся за ними.

Последовавшая затем весьма долгая и утомительная беседа, в которой Биг Мака пытались убедить во враждебности намерений его старого приятеля на основе одного лишь посыла о злобе летающих огнедышащих ящериц, закончилась победой здравого рассудка – иностранец был вынужден признать, что если кто и бежит, то к звероящеру, а не от него. Еще минут через двадцать стадзера вроде удалось убедить в отсутствии опасности, однако его страх перед драконами никуда не делся.

Короче, у парня нынче полный набор вещей, могущих сводить с ума и всего одна отдушина – эта вот игр с карточками и монстрами.

Скорей бы уж Орден начал действовать. Хотя надежды на это, говоря откровенно, весьма мало – как-никак, зима вот-вот начнется, а лезть в заваленный снегом Лес станет только сумасшедший.

-
— Была счастлива наконец познакомится с тобой – отпустила ее Бон-Бон – в смысле, поближе. Должна признать: ты превзошла мои самые смелые ожидания. На Биг Маке стоило жениться уже ради одной такой сестры.

— Взаимно – только и ответила Магистресса, вроде бы даже украдкой смахивая слезу.

Впрочем, скорее всего ему просто показалось.

— А может все же останешься еще на денек? – попытался Макинтош – не стоит оставлять столь значительную кучу сорвиголов без присмотра – он красноречиво указал в сторону уже забурлившего лагеря.

— Увы, не могу – Рэрити и так сильно огорчена моим промедлением – покачала головой Эпплджек – да и в конце концов, должна же некая оранжевая кобыла иметь совесть – пока я тут отдыхаю в родных пенатах, она там вкалывает как вол, пытаясь выцарапать-таки у наших дражайших сограждан потребное для войны. А за этих – кивок туда же – можешь не волноваться – Рейнбоу прибудет если не сегодня, так завтра и уж покажет им, что такое дисциплина.

Над ними раздался громоподобный смешок и столь же громкий шепот прокомментировал:

— Скорей уж госпожа Серебряное Копыто устроит в честь своего прилета недельную вечеринку, после которой все будут с ностальгией вспоминать тихое, спокойное и упорядоченное время проведенное под предыдущей Магистрессой.

Пони задрали головы вверх и увидели грустную улыбку на губах Спайка.

— Это тоже вариант – хмыкнула оранжевая кобылка – однако так или иначе, а ребята без присмотра не останутся. Да и ты наверняка внесешь свою лепту в поддержание порядка…

— Я буду скучать по тебе, Эпплджек – прервал ее дракон и кончик огромного когтя легонько провел по собранной в одну походную косу гриве – ты всегда была верным, надежным и правдивым товарищем для всех нас.

— Это просто небольшая поездка по тылам с целью вдохновить, укрепить и выбить побольше ресурсов на экспедицию – с укоризной заметила провожаемая – а ты говоришь так, будто уже никогда меня не увидишь.

— Никто не знает, как повернется жизнь – загадочно отозвался звероящер – а потому стоит дорожить каждым мгновением. И прощаться так, чтобы потом было не стыдно.

— Как скажешь, партнер – усмехнулась Магистресса и, хлопнув на прощанье брата, поскакала догонять свой кортеж.

Они какое-то время провожали глазами на одинокую фигурку, скачущую по засыпанной палой листвой дороге. А потом развернулись к полному лагерю почуявших свободу фиолетовых.

— Знаешь – произнесла тяжело опершаяся на него Бон-Бон – по-моему нам стоит поторопится в город. Будь я на месте мэра, наверняка бы отдала приказ закрыться, по крайней мере, до прибытия нового начальства.

— Агась…

-
Макинтош старался не шевелиться.

И не дышать.

Любое движение – и может случиться непоправимое.

Страшила медленно протянул вперед ногу, уже на второй секунде начавшую явственно трястись.

Кошка наблюдала за происходящим с легкой заинтересованностью.

На видной из-под маски части лица выступил пот.

Вот край коснулся остроконечного уха.

Из закушенной губы потекла кровь.

Биг Мак начал молить про себя Спасительницу.

Копыто с черепашьей скоростью стало скользить по гладкой шерсти.

Дошло до хвоста. Вернулось. Вновь двинулось вперед.

Заместитель мэра не смог более сдержаться.

Выдох и быстрый вдох.

Однако этого оказалось достаточно – стадзер резко отдернул конечность и сжался в комок.

Макинтош задышал нормально и, подойдя к другу вплотную, мягко опустил на него копыто:

— Это уже огромный прогресс – ты не только не попытался ее убить, но даже и не особо потревожил.

Будто поняв его, кошка с важным видом встала, потянулась и выпрыгнула в окно.

— Я тут зашел сообщить, что можно выходить – сказал Биг Мак, слегка поглаживая постепенно успокаивающегося Страшилу — Рейнбоу прилетела. Кстати, тебе наверняка будет интересно посмотреть, как она наводит пошатнувшийся в отсутствие Магистресс порядок.

Через пару минут стадзер таки распрямился и нарисовал ему извинения за беспокойство.

— Поверь: если бы ты остался среди орденцев, многие из которых уже имеют на тебя зуб, я бы волновался куда больше – усмехнулся жеребец – пошли, будем смотреть на экзекуции.

Увы, к тому моменту как друзья добрались до ворот, столь интересующие их дисциплинарные мероприятия уже завершились – нынче пегаска толкала речь о чести и моральном облике.

— Воистину иронично слышать такие вещи от столь знаменитой своими похождениями кобылки – раздалось сбоку и в поле зрения Макинтоша влез Док – ну как тебе орденское лицемерие?

— Всеобъемлюще, вестимо – кивнул начальник стражи, видя по лицу бунтаря, что это просто шутка – а чего тут делалось с бузотерами?

— Мелочи всякие – отмахнулся врач – в основном отправила на дополнительные работы. Проштрафившиеся пегасы например обязаны нарыть ей к завтрашнему дню облаков «на пол Клаудсдэйла», а единороги – перечаровать оружие и броню на несколько сотен персон. Впрочем, наличествовали наказания и поинтересней: к примеру авторам тех чучел прописали лечебные грязевые ванны с последующим обсыпанием перьев от отличившихся при создании урагана крылатых, после чего и те и другие получили ночь вне очереди и недельный запрет на мытье.

Биг Мак присвистнул:

— Сурово. Насчет ветреников-то согласен – совсем у них крыша от свободы поехала – а вот художников откровенно говоря жаль. Старались ведь, творили, может даже хотели порадовать…

— Да-да – поднял глаза к небу Стэйбл – то-то они, как я погляжу, изобразили свою уважаемую Магистрессу в любимой позе, да еще и с…

— Это был меч, просто из-за спешки у ребят не вполне получилось – прервала его опершаяся на баллисту Арчер – а кое-кому давно пора проверится – одни пошлости на уме.

— У меня хотя бы есть, с кем их проделывать – снисходительно усмехнулся Док.

Дочка Вэт показала ему язык и подтащила поближе к себе Фрути. Вот оно, как объединяет ДиД!

Биг Мак ухмыльнулся – Милк не так давно признался ему, что для того и затеял игру. До этого лучница на него и не смотрела. Впрочем ныне они оба заядлые поклонники творения Страшилы.

Перебранка на стене может и продолжилась бы, но тут взявшая двухминутный перерыв Серебряное Копыто вновь загремела:

— А теперь, когда мы разобрались с дисциплиной, жажду поделится с вами радостной новостью – «драматическая пауза» — в конце недели вам наконец представится шанс размяться — я выбила из Магистрессы Рэрити разрешение на проведение ограниченной акции в Загорье. Со мной пойдут только лучшие из лучших…

-
— А по-моему она просто безмозглая социопатка, готовая угробить всех своих солдат ради краткого «веселья» — стоял на своем Док – хотя не буду опровергать: верная этому делу как никто другой.

— Ну хоть в чем-то мы сошлись – устало отозвался начальник стражи.

Эта беседа с каждой минутой нравилась ему всё меньше и меньше, как, откровенно говоря, и сам Стэйбл. Врач в последнее время вел себя уж слишком вызывающе, прямо-таки нарываясь на конфликт с периодически встречающимися ему фиолетовыми. И ведь главное непонятно – чего ради? Как будто бессмысленные препирательства с каким-нибудь честным воякой – а таких тут почти все – чем-то помогут его с мэром «делу». Глава города наверняка и сама уже не рада этакому союзничку.

А Бэрри нормально – она мол сразу знала, за кого выходит замуж. Потому так долго и думала. Хотя и ее осеннее обострение супруга с недавних пор начало раздражать.

— Ну чего ты такой надутый? – прервал какую-то очередную его глупость Биг Мак – вон даже Страшила, которому сам знаешь как несладко в последнее время из-за Ордена — и тот нормально к этому отнесся, а ты все зудишь.

— «Нормально отнесся»? – вскинул брови врач – а по-моему он зарычал и оскалился.

— Для него это вполне адекватно – успокаивающе поднял копыто заместитель мэра – будь стадзер действительно огорчен исшедшей от меня перспективой вести фиолетовых, то высказал бы своего мнение куда более явственно.

— Не собираюсь спорить о твоем ручном сумасшедшем – отмахнулся Стэйбл – честно, если бы решал я, то этот тип давно бы уже топал отсюда в произвольном, но крайне далеком направлении – ведь это же ходячая угроза для общества! И ведь лечиться отказывается!

— Агась – мрачно кивнул Макинтош – как и революционеры, жаждущие свергнуть скрепляющий это самое общество Орден, не так ли? И ведь тоже ни хрена не прислушиваются к умным поням.

Врач начал было с оскорбленным видом спорить, но главный по безопасности уже не слушал – просто открыл дверь своей квартиры и скользнул внутрь.

Ни одна из ламп не горела. В общем-то для него света пока присутствовало достаточно, но вот его супруга обыно предпочитает более...иллюминированные помещения. И она должна быть дома – ей нездоровилось, когда они со Страшилой уходили. Ничего серьезного.

По ее словам.

В груди внезапно появилось сосущее чувство страха.

Бон-Бон недвижная лежала в гостиной.

Диван под ней покрывало здоровенное темное пятно.