Автор рисунка: BonesWolbach
Откровение Дискорда

Последняя битва

На момент возвращения Дискорда и компании, прошло уже немало времени. Весь Кантерлот погряз в разрухе. Все пони, включая стражу, воровали, дрались, и вообще занимались чем попало. Остановить это действо было бы не под силу даже Элементам Гармонии во плоти. Что бы они снова не попали под плохое влияние, Дискорд телепортировал их за город, в нескольких милях от четвёрки, внушавшей ему огромный страх. Затем он отправился в лес, к Дереву Гармонии, и принёс элементы; вдруг поможет.

— Итак, какой у нас план? – Спросил он, раздав элементы.

— Чёткого плана у меня нет. – призналась Твайлайт, и все приуныли. – Но у меня есть анализ. Ты сказал, что этот аликорн был силён, как сотня аликорнов.

— Или больше. – Подтвердил дух хаоса.

— А что если они, как и вендиго, питаются раздором. Ведь может быть, что они заставляют пони ссориться, и питаются их силами.

— Но, если я не ошибаюсь, Вендиго появились как следствие раздора, а не наоборот. – Влезла Эплджек.

— Именно. Вспомнив твой рассказ о твоём первом посещении Эквестрии, я невольно провела параллель между той Эквестрией, и нами. Вспомните, чего вы желали. Ты сказал, что все пони Эквестрии были очень эээ зависимы от своих желаний: ленивые, жадные, прожорливые, завистливые, унылые, гневливые, похотливые, и гордые. Вспоминая всё, я прихожу к выводу, что эти четверо – порождение этих желаний и пороков. Пони Эквестрии так были подвержены своим желаниям, что в конце концов стали их рабами. И эти четверо – порождение тех пороков.

— Так они нематериальны? – Переспросила Флаттершай.

— Более чем материальны. Как и Дискорд, они рождены из энергии, и стали живыми существами. Они покорили Эквестрию и подчинили себе пони, питаясь их слабостями. То есть они поглощают силу других. Вспомни Тирека. Вот почему ты почувствовал атаку сотен аликорнов – этот аликорн использовал магию сотен, а, может и тысяч аликорнов, которых он поработил.

— А я все эти годы чувствовал комплекс неполноценности. – Сознался дух.

— Таким образом, чтобы их победить, нужно лишить их источника сил.

— То есть убить всех пони? – Переспросила Каденс, и ужаснулась.

— Что?!!! НЕТ НЕТ НЕТ! Конечно нет. Просто нужно помирить всех, заставить отказаться от желаний, так захвативших их мысли. Меня, правда, смущает, почему исчезли именно аликорны.

— Не время думать об этом! – заявила Рэйнбоу. – Нужно идти туда, и вступить в бой, пока не стало слишком поздно. Они становятся сильнее с каждой минутой.

— И то правда. Так мы должны просто всех успокоить? – Уточнила Каденс.

— Или попытаться, хотя бы, образумить.

— Легче сказать, чем сделать! — вмешалась Трикси. — Они там совсем бешеные. Когда на меня кидались, так их невозможно было успокоить.

— Выбора нет. Будем надеяться на Эоементы гармонии. — Сказала Эплджек.

Десять героев спустились в город. И хотя численность, вроде бы, была на их стороне, на стороне врага стоял целый город, жители которого неосознанно помогали врагу. К тому же, герои никого не хотели поранить. Их прибытие вскоре было замечено пегасом, который доложил остальной четвёрке. Четвёрка тут же кинулась встречать непрошенных гостей.

— Итак, вы вернулись. И ты здесь. – Сказал аликорн, явно довольный таким развитием событий.

— В прошлый раз мы легко тебя победили, дух! – Заметил пегас.

— Но теперь он не один. – Влезла единорожка.

— Это ему не поможет. – Заявила земная пони.

Без дальнейших церемоний, аликорн атаковал компанию. Но, в этот раз, элементы были едины. Свет окружил их, причём свет откинулся и на Каденс, Трикси, Спайка, и даже Дискорда. Атака была отражена.

— Что это было? — Спросила Каденс.

— Защита. Элементы защищают нас от вашего воздействия! — догадалась Твайлайт. — Наша дружба способна вас победить.

— Не выйдет!! — Крикнул аликорн, и атаковал, но попал в Дискорда. Тот отразил атаку с такой лёгкостью, как если бы это Трикси атаковала Селестию.

— Бегите! Я их задержу.

— Дискорд... — прошептала Флаттершай.

— Бегите! Я их чарам не подвластен. — Дискорд остался прикрывать друзей И хотя дух хаоса весь дрожал, остался сражаться один против четверых врагов, что бы остальные имели возможность что-то сделать.

Но что тут можно сделать, если вокруг тебя хаос? И это не потому, что тебя съел Дискорд! В городе кто воровал, кто дрался, кто плакал, кто чем занимался. Спаркл сделала то, чего требовала ситуация: влезла на большую платформу, стоявшую на главной площади, и попыталась привлечь всеобщее внимание лучом света выпущенным из рога. Сработало, на площади стали появляться пони. Правда не из-за света Твайлайт — ранее, их привлёк свет Элементов Гармонии. Как по зову, те, кто увидел свет, пошли на площадь, чтобы найти источник.

— Прекратите немедленно! – Приказала принцесса дружбы, когда толпа собралась вокруг трибуны. Всё-таки город пал не настолько, чтобы не признать Элементы дружбы, не раз спасавших всех. – Что вы творите?! Зачем вы дерётесь?! Что такое важное, из-за чего вы так себя ведёте?

— Онзабралуменяонаотняламойонисделали… — Послышалось со всех сторон. Поняв, что дела не будет, Спаркл телепортировалась вначале к одному пони, потом к другой, и так обошла всех, точнее несколько сколько смогла, пытаясь достучаться до здравого смысла жителей Кантерлота. Но они и не думали слушать.

— А почему я должен отдавать свои деньги тем, кто их не имеет?! – возмутился один богатый жеребец. – Сами не заработали! Какие хочу такие цены и ставлю!

— А ты на порядочных пони наживаешься! Такие цены поднял, что никто не заплатит!

— Так найди дешевле! – И снова понеслась.

— Эй, эй, эй! – крикнула Эплджек. – У нас в семье все работяги, и все работают. И мы тоже зарабатываем деньги. И, благодаря этому, не бедно живём. Но мы не откажем накормить голодного, который пришёл к нам на ферму. Нельзя отказывать тому, кто нуждается в чём-то!

— А какое мне дело до этих голодных? Я делаю бизнес.

— И что из этого? Я тоже делаю бизнес, но я не забываю о том, кто я. – влезла Рарити. – Ведь нельзя забывать о взаимопомощи.

— Я, конечно, согласна, что воровать нельзя, какой бы тяжёлой ситуация не была! — заявила Твайлайт — Но и создавать такую ситуацию не следует.

— Но у него так много всего есть! — закричал кто-то — Знаете, как иногда зло берёт, что у кого-то есть, то чего нет у тебя.

— И ты не можешь дать своим детям то, чего они хотят! — Добавила кобылка из толпы.

— Так заработай сам! Я сам заработал. Честно.

— Такие цены не могут быть честными!

— Если мы не будем помогать друг другу, то скоро забудем, что такое дружба. – Сказала Флаттершай.

— За деньги можно купить много друзей. – заметил жеребец-делец. – У меня всегда есть деловые партнёры. А этих вот друзья оставят, только подвернётся случай.

— Настоящие друзья никогда тебя не оставят! – заверила Рэйнбоу. – А партнёры оставят; как только деньги закончатся.

— И деловые партнёры, это не друзья. – заметила Пинки. – С ними нельзя пошутить, поиграть, поговорить. Только дела. – она изобразила очень грустную и серьёзную мину. – Будет вечно занудствовать, и ничем не интересоваться, кроме дел. Улыбнись.

Она попыталась растянуть собеседнику рот в улыбке, но получилось не очень.

— Я деловой, пони, мне не до шуток. Я вас слушаю только потому, что вы много раз спасали Эквестрию, а значит и меня. Но мне это надоело!

— Вас. – заметила Рарити – Вас всех. Вот если бы мы не стали этого делать, что тогда? Эквестрия могла бы погибнуть. А мы спасали всех безвозмездно!

— И теперь мы должны вам! – Послышался голос из толпы.

— Да никто никому ничего не должен! – вскипела Эплджек. – Просто нужно помогать друг другу в сложных ситуациях. С тебя не убудет, а другому поможешь.

— Да неужели?! А если не поможет. Знаю я этих пони!

Тем временем, на окраине, где Дискорд сражался против четвёрки, совсем не осталось целых зданий. Бой был почти равным и мог продолжаться долго – до полного изнеможения одной из сторон. В целом, Дискорд вел 2 к 3. Но силы четвёрки понемногу падали. Пусть на первых рядах пони не слушали Элементов Гармонии, но до некоторых их слова всё же дошли. Результатом стало ослабление защиты, и Дискорд пробил их щит единорожки, нанеся урон всей команде. Видно было, что их испугу предел был, но его не было видно. Пегас, с перепугу, стал бежать, но аликорн его остановил. Вместе они были гораздо сильнее, чем порознь. А тем временем герои продолжали пропаганду.

— Вот скажи мне, Элемент Честности, – не унимался торговец – если я заработал денег, многого добился, то почему я должен помогать лентяям и лодырям, которые сами ничего не добились? Я могу ставить цены, какие захочу.

— Во-первых, ты потеряешь клиента. Во-вторых, зачем тебе столько денег? – спросила Эплджек, — Хотя я поймала себя на мысли, что деньги не помешают. Частично я с тобой согласно. Но без клиентов ты никто. Вот разоришься ты, и тебе никто не поможет.

— А мне и так никто не помогал. Я всего добился сам! Все живут для себя! Покажи мне хоть одного, кто просто так отдаст всё, что у него есть другим, и будет счастлив!

Рарити взглянула на Эплджек, но та не стала лгать – отдавать последнее ей тоже не хотелось. Даже Пинки не решилась вставить слово – она вспомнила свою каменную ферму, на которой часто не было, чего поесть. Но тут помощь свалилась с неба: прилетела Дерпи Хувс.

— У меня письмо для принцессы Дружбы. – Она дала письмо.

— Спасибо, Дерпи. Это от моего брата. Так, тебе нужно заплатить?

— Не нужно. У меня есть кекс. – Сказала пегаска, и уселась на скамейку уминать кекс, абсолютно не замечая, какой бардак и погром творится вокруг.

Все уставились на серую пегаску, ведь она даже не позарилась на украшения и драгоценности, которые многие тащили кто куда и кто откуда. Более того, она в упор не замечала жеребцов, которые попытались поигратьб перед ней мускулами. Она только отодвинулась, отвернулась, и продолжила уминать кексы. Вдруг Дерпи сорвалась с места, как будто её что-то напутало. Это был маленький жеребёнок, который плакал, забившись в угол. Разъярённая толпа так увлеклась кражами, погромом, и прочими прелестями жизни, что совсем не обращала внимания на детей, на глазах у которых это происходило. Она приобняла этого жеребёнка и угостила его кексом. Малыш успокоился.

— Сынок! – закричал торговец, и кинулся к жеребёнку. – Что случилось, почему ты не дома?!

— В дом хнык хнык ворвались пони, и стали всё хнык хнык хнык выносить. Я испу испу хы гался, и убежааааал! – Малыш уткнулся носиком в папино плечо.

— Посмотрите, до чего вы довели малыша! – Не выдержала Флаттершай. Её взгляд и голос были такими грозными, что даже отряд стражников принцессы, любой принцессы, не рискнул бы к ней подойти. – Вы правда хотите жить в таком мире, в котором будет… ЭТО! Не взаимопомощи, ни понимания, только ссоры, скандалы, и… детские слёзы?!

— А ведь никто не врывался бы к вам, если бы вы вели нормальный бизнес! – Заметила Рарити.

— А вам правда нужно было грабить его, когда в доме малыш?! – Вскипела Пинки, крича на всех сразу. Её глаза умудрялись смотреть во все стороны одновременно.

— Нет, мы его видели… – Замялись все.

— Да будь оно проклято! – не выдержал торговец, плача в унисон со своим сыном. – Я растил сына один, и старался исключительно для него. А в итоге он плачет из-за меня. Я не буду ставить слишком большие цены. Больше никогда.

— А моя дочь! Где она?! – Неожиданно вспомнила кобылка из толпы. Она отдала торговцу его вещи, сворованные из дома, заметила, что воровство это не самое лучшее, чему она может научить дочь, и убежала. Толпа стала расходиться. Кто-то – к семье, кто-то – просто не выдержал. Одним из явлений, которое может тронуть любого, являются детские слёзы.

На другом конце города битва подошла к концу. Дискорд накопил сил, и нанёс один мощный удар врагам, полностью раскидав их команду по сторонам. Аликорн был единственным, кто смог стать на копыта. Он понял, что дело проиграно.

— Будешь сдаваться? – Ухмыльнулся дух хаоса. Он давно жаждал реванша.

— Не дождёшься. Ко мне – Заявил аликорн, и… поглотил остальных. Они просто слились с его телом. Теперь это существо выглядело ужасно. Невероятно уродливое лицо, тело напоминало чейнджлинга, но без дыр, а размером он был больше, чем у любого пони. После этого он издал жуткий рёв, и куда-то исчез. Дискорд мигом отправился в погоню. Он догадывался, что будет дальше.

— Кстати, Твайлайт, а что там твой брат написал? – Спросила Каденс.

— Он написал, что больше не может один управляться с ребёнком, потому что малышка превратила замок в шоколад, и ест его.

— Долго же она будет кушать. – Заметила Пинки.

— Да, но замок плавится на Солнце. Одним словом, он не справляется.

— Эх, жеребцы, слабый вы пол! – Заявила Эплджек.

— И что нам теперь делать? — Спросила Пинки.

— Помочь Дискорду! Для этого нужно освободить Селестию и Луну. Наверняка мы найдём принцесс в той самой пещере. – Заявила Спаркл.

— Как ты догадалась? – Уточнила Трикси.

— Это элементарно. Я должна была сразу предположить, что сильнейшие пленники находятся в заточении… Это был сарказм?

— Это был сарказм. – Подтвердила фокусница.

По магическому следу, Дискорд прилетел к той самой пещере, из которой всё началось. Он отправились внутрь, чтобы положить конец бесчинству этой четвёрки. Враг был здесь, здесь же лежали принцессы.

— Может ты просто покинешь это измерение, и отдашь мне пленниц? — Предложил дух хаоса.

— Неужели ты боишься меня?

— Нет. Просто ты уже проиграл, а добивать побеждённого совсем не весело.

— Сейчас тебе будет не до смеха. Ты не сможешь мне ничего сделать. Эй, дух, я помню тебя. Хочешь знать, куда мы тогда подевались? Конечно хочешь. Мы никогда не уходили отсюда. Просто в один момент все пони Королевства стали слишком дружны. Они стали помогать друг другу, и я стал слабеть. А я был первым из нас. Как из гордости вырастают все пороки, так из меня появились и эти трое. А я сам появился из рода аликорнов. Они так зазнались, так оградили себя от всех, что я и появился. Они столько времени проводили перед зеркалом, что магия запечатлелась в нём, и создала меня. Я питался их гордыней веками. Потом появились эти трое. И мы захватили этот мир. А когда аликорны стали объединять остальные виды, мы сразились. Тогда мы были гораздо сильнее, чем сейчас. Мы стали сражаться внушением – внушали пони их страхи. Некоторые аликорны перешли на нашу сторону. Тогда наши враги заманили наших союзников в ловушку. Там были именно аликорны, они сражались со своими собратьями, и ослабили меня, а заодно и остальных. Почему, по-вашему, аликорнов не осталось? Тогда мы поняли, что проиграли. Мы ушли, но, чтобы кланы не смогли объединиться, мы создали вендиго. И сейчас я уничтожу аликорнов. Со временем, зёрна раздора прорастут, и мы возродимся вновь.

После этих слов, это пони, или что оно такое, поглотило тела принцесс. Это дало ему дополнительную силу, которую пони стал накапливать в своём роге. Дискорд понял замысел — самоуничтожение. Враг создаст мощнейший взрыв, который убьёт принцесс, и создаст почву для новых беспорядков. Возможно начнётся борьба за власть, может пони начнут негодовать, или просто при отсутствии таких сильных лидеров страна ослабнет. У Дискорда было очень мало времени.
Когда восемь пони, и дракон, дошли до того места, где они повстречались с врагами, там уже никого не было. Только пустая пещера.

— Как думаете, с принцессами всё в порядке? – Спросила Флаттершай.

— Трудно сказать. – ответил Спайк. — Мы их так и не нашли.

— Они в порядке! — истерично заявила Твайлайт. — Они нужны этим пони, как источник силы.

— Но Дискорд должен был их одолеть. Их ведь не было в городе. — Заметила Флаттершай.

— И то правда! — поддержала Эплджек. — Но и Дискорда не было. Либо они уничтожили друг друга, либо эти четверо отступили, и забрали принцесс с собой.

— Или Дискорд забрал принцесс. — Флаттершай искала лучший вариант.

— Прости, Флаттершай, но я буду готовиться к худшему. — Заметила Рэйнбоу. — Я не пессимист, просто не хочу потом огорчаться ещё сильнее.

Но Флатти не успела заплакать, ведь в этот момент открылся портал, и оттуда появился Дискорд. В левой лапе он держал принцессу Луну, а в правой — Селестию.

— Дискорд! Я так рада!!! — Флаттершай кинулась его обнимать.

— Быстро ты! – заметила Каденс. — А ты откуда

— Из моего измерения. Видите ли, враг слился в единое целое, и захотел убить принцесс. Причём, с принцессами он тоже слился. Бороться с ним физически было опасно — я мог поранить пленниц. Поэтому решил перенести их в мой мир. Мой план сработал на все сто процентов. Точнее на сто тридцать восемь. Как только я перенёс врага в мой мир, его буквально разорвало на куски. Сам дух сбежал. Я хотел его схватить, но мне пришлось ловить сознания принцесс. Вот они. — В правой руке Дискорда были два светлых шарика.

— Это сознание? – Не понял Спайк.

— Да. Чистое сознание. Я их сейчас приведу в чувства.

— А с коих пор тебя заботят их судьба? — Поинтересовалась Эплджек.

— С тех самых, как дом Флаттершай стал и моим домом. И я забочусь о своём доме.

Шарики опустились к головам принцесс, и те открыли глаза через секунду. От плохого воздействия не осталось и следа. Принцессы стали подниматься на копыта.

— Ох, что случилось7 Твайлайт, это ты. Я не понимаю, где я?

— Успокойтесь, принцесса Селестия, всё в порядке.

— Да, я это поняла. – сказала Луна. – Просто голова болит. Сестра, ты как?

— Я в порядке. Но почему вы все такие низкие? – Спросила Селестия.

— Брось, Луна, они обычные, просто у нас в глазах помутилось. Луна, а почему у тебя белая кожа?

— Селестия! Ты же синяя!!

И правда, сознания принцесс «перепутали тела».

— Дискорд!!!!! – Закричали все.

— Что? Я просто перепутал. С кем не бывает? — Сказал дух с загадочной ухмылкой.

Спустя час, все пили чай в замке в вечнозелёном лесу. Принцессы вернулись в свои тела, и вернулись в Кантерлот. Были отданы соответствующие распоряжения, что делать, и как поступить, а после компания решила взять отдых – они заслужили. А Кантерлот и сам отстроится. К тому же, у граждан резко повысилось самосознание — все выразили желание помочь.

— Не могу поверить, что мы дрались. – заметила Селестия. – Это звучит более чем абсурдно.

— Не так уж и абсурдно. – возразила Луна. – Такое уже было.

— Да, давайте не углубляться. – Предложила Рэйнбоу.

— Как думаете, мы ещё увидим этих существ? – Спросила Флаттершай.

— Надеюсь, что нет. – jтветила Твайлайт. – Но они куда-то исчезли, и могут навредить в другом месте.

— Знаете, мы будем их видеть. – pаявила Эплджек – Каждый, глядя в зеркало, мы будем видеть очертания этого зла, ведь оно присуще каждому из нас.

— И что делать? – Спросила Рарити.

— Конечно, победить его полностью нельзя; но никто не мешает нам пытаться. – Заметила Пинки, и все улыбнулись.

— Я надеюсь, мне полагается орден там, или медаль? — Спросилл дух хаоса.

— Мы что-нибудь придумаем для тебя. — Заверила старшая прицесса.

— Дискорд, а ты что будешь делать? – спросила Трикси. – Просто, я была бы не прочь попутешествовать по мирам. В особенности, по тому миру, который ты нам показал. Может там я добуду славу, которой заслуживаю.

— Там ты добудешь славу музейного экспоната, или лабораторной крысы. На тебя будут глазеть, ставить опыты, ты будешь знаменитой; но не из-за фокусов, а потому что ты – говорящая пони! — он отпил чаю. — Но в облике местных жителей ты можешь там затеряться. Нужно будет последить за этим миром. Думаю, именно туда и сбежал наш враг. Там много пищи для него.

— А эти создания часто скандалят? – Поинтересовался Спайк.

— Не только. Я покинул этот мир из-за большого количества насилия у них. Они часто устраивают революции, бунты, войны. Причём войны на смерть. Недавно прошла одна у них.

— Драться на смерть с себе подобными? Это ужасно. – Ужаснулась Селестия.

— Разве оно того стоит? – Спросила Луна.

— Нет. — ответил дух — Но для них не всё потеряно. Я сейчас увлёкся двумя усатенькими парнишками, которые, как и я, сеют хаос. Один Чарли Чапи, вечно что-то шутит, придумывает, делает. С ним не соскучишься. Второй тоже с усиками, Дольф зовут. То книги жжёт, то руку вскидывает. Весёлый малый. Посмотрим, кого они выберут. Если они пойдут плохим путём — я вмешаюсь. А если не выйдет — вернусь к вам.

Пони просидели до ночи. Чаю было много.

...