Автор рисунка: MurDareik
Глава 18 Глава 20

Глава 19

Откинув пурпурную прядь с лица, хозяйка дома вернулась в свой кабинет, села за столик и стала писать. Белое с жёлтым кончиком перо, оставляла за собой ровные и чёткие буквы, многие, кто видел её почерк, сказали бы, что он напоминает узоры инея на стекле.
«Здравствуй, мама! Я отправила Мисти в наши шахты, там нет ничего сложного и опасного. Малышка быстро справится, если надо уволит бестолковых и наймёт других пони. Необходимые полномочия предоставлены. Пусть привыкает решать дела семьи, а то совсем засиделась в глуши. Решение отправить её в Тейлсвилль было верным, мы ожидали пробуждения наследия. Пока в норме, и я полагаю, так будет и дальше. Мисти следовало забрать раньше, очевидно, свобода ударила ей в голову. Впрочем, подходящий супруг для неё уже есть, ты знаешь о ком я. Осталось уточнить порядок проведения свадебной церемонии, всё должно быть в соответствии с семейными традициями. Поручи отцу перепроверить список гостей, считаю, что необходимо добавить того бургграфа из грифоньих королевств. Знаю, тебе Аделхард не нравится, но его связи в Зебрике могут быть полезны.
Отдельно хочу сказать про помощника нашей младшенькой. Это существо, называющее себя Кай, сильно отличается от известных нам фамильяров. Данное существо не демон, даже не их близкий родственник. Он имеет высокую стойкость не только к магии, но и к отдельным видам внушения. Мои иллюзии, а они весьма хороши, оказались недостаточно эффективны против него. Человек, так называется его раса, не воспитан, впрочем, чего ждать от варвара. Проанализировав остатки слюны на посуде и его ауры, я более чем уверена, что смогу присоединить его кровь к нашей. Ты только представь себе, мама, наша семья снова заявит о себе, но не только как бизнес-пони, а как великие маги. Ещё когда наши далекие предки служили королеве Меркурии, они пытались создавать новые формы жизни, но из-за косности взглядов учёных кругов были вынуждены оставить исследования.
Прошу разрешения на проведение эксперимента с человеком в марте следующего года, а в случае удачи и с Мист. Мои записи касательно этого существа прилагаются».
Окинув взглядом написанное письмо, лазурная кобылка свернула лист в трубочку и прошептала заклинание. На поверхности бумажного цилиндрика стали образовываться ледяные чешуйки, которые за считанные секунды покрыли его поблескивающей корочкой. Короткий взмах копыта, и послание исчезло во вспышке телепортации.*** Человек, сидя на кровати в гостиничном номере, упаковывал вещи, стараясь не встречаться взглядом с той фурией, которая ходила из угла в угол и метала молнии из глаз. Рыжая грива была взъерошена, а хвост хлестал по бокам.
 — Да что она себе позволяет, думает раз любимица мамы, то всё можно? – пони остановилась, зарычала и снова продолжила курсировать по ковру.
Мист надеялась, как и раньше, приехать домой, пошипеть, а затем расстаться, уехав по своим делам. Ведь до этого всё сходило с копыт, родители неодобрительно цокали языками, старшая сестра величала романтичной дурёхой, вот собственно и всё. Женихи тихонько появлялись, а затем также исчезали из поля зрения. Единорожка не могла припомнить кого-то из знати с именем Джуси Джус, скорее всего он поднялся недавно.
Городская волшебница посмотрела на своего фамильяра – тот с невозмутимым видом готовился к незапланированному путешествию. Телепатическая связь давала понять — спокойствие было напускным, он старался лишний раз не нервировать её.
 — Ты просишь доверяться тебе, а сам молчишь, словно воды в рот набрал, — сказала кобылка, стараясь подавить гадостное настроение, дабы не подпитывать им своего спутника, — да, конечно, я не в лучшем состоянии. Пожалуйста, скажи, что ты обо всём этом думаешь.
Волшебница села радом со своим товарищем и коснулась копытом его руки – та слегка подрагивала. Конечно, можно было прочесть мысли, даже если подопечный не согласен, но такой вариант она для себя обозначила как не приемлемый и возможный лишь в крайнем случае.
 — Шторм Винд, она… — Кай сжал кулак, думая, как лучше сказать про близкую родственницу единорожки, не вызвав гнева, ибо какие бы не были отношения, речь шла о сестре.
 — Гадина, можешь не стесняться, — городская заклинательница сдула прилипшее к рубашке помощника перо из подушки и проводила взглядом его полёт, — освободись и стань лёгким как оно.
 — Почему она такая заноза, — ткнув пальцем за окно, словно объект ненависти был там, начал говорить парень, — мне казалось пони такое поведение не свойственно, особенно в отношении родных. Решать за тебя, за меня вопросы отношений, словно знать в тёмные века? Какое у неё право? А я скажу — никакого. Закон будет на нашей стороне. Локк, Дайна поддержат. Мы выполним поручение, а потом вернёмся к нам домой в Тейлсвилль. Если дело в деньгах, то помоги мне устроится на работу. Да я…
Землянин удалил по ладони кулаком, окажись сейчас перед ним старшая дочь семьи де Айс, он бы, не раздумывая, бросился в бессмысленную атаку, лишь бы сбить спесь с этой стервы. Плевать, что она сильнее и противоположного пола – не важно. Мысленно парень представил себя на берегу чистой горной реки, со столь прозрачной водой, что он мог хорошо разглядеть голубые глаза и каждый волосок синей гривы пони, которую он двумя руками прижимал ко дну.
 — Ну, тише, тише, — единорожка села поближе, обняла своего фамильяра и положила голову ему на плечо, — соглашусь с тобой, пусть сестрица идёт со своими женихами к Дискорду. Сделаем работу и обратно. Напомни мне кинуть телеграмму Локку про непредвиденную задержку. А теперь продолжай.
 — Скажи, что там на счёт необычной крови предков, о которых твоя сестра упоминала?
 — Не самая приятная тема, но придётся тебе об этом рассказать. В далеко не самом светлом прошлом, маги создавали химер, которые обладали высоким сопротивлением к магии, но столь серьёзные вмешательства в дела природы сделали их тупыми. Проблему низкого интеллекта, недостаточной продолжительности жизни решить не смогли. Мои предки пошли по иному пути, путём магии они стали получать потомство от союзов с дем… — кобылка на миг притихла, замялась, — иными существами.
 — Погоди, мне ты и все остальные говорили, мол, брак с представителем иной расы — это норма. Да что там, Роуз из ополчения сама этого хотела, Ренниль тоже.
 — Не путай добровольные отношения и принуждение. К счастью, пока старшая не может связать, разве что давить и пакостить.
 — Стоп, — кобылка не так часто видела, как у её помощника расширяются от удивления глаза, — ты сказала, что в тебе есть примесь демонической крови?
 — Ам-м, проглочу твою душу! Р-р-р, — попыталась отшутиться пони, но видя серьёзное выражение лица спутника, натянуто хихикнула, — да. Просто последнее подобное «объединение» было давно, ещё до войны с Найтмер Мун, никто не предполагал проявление эффектов спустя столько поколений.
 — Я пока не вижу связи между этим и навязанным браком.
 — Она есть. У меня потенциал боевого мага, поэтому мне необходимо вступить в круг, но с точки зрения семейного бизнеса, подобная затея не принесёт пользы. Плюс, породнившись с другой влиятельной семьёй, будет легче сгладить мои особенности, если они вдруг станут достоянием общественности. Деньги, деньги – всё упирается в них.
 — Прости если задам слишком личный вопрос, но если у тебя кто-то был, это бы проявилось?
 — Спроси меня об этом посторонний, я бы потребовала извинений. У меня никого нет и не было. Почему — потом расскажу, и это не из-за моих замороченных требований, как могло показаться после «тёплого общения» с сестрой. Не бойся, ты сможешь найти свою особую пони и будешь счастлив.
 — Счастлив? – опечаленно спросил землянин, поглаживая пальцами копыто собеседницы, — ну, не знаю. Никак не могу определиться с решением.
 — А, тебе нравятся жеребцы, — буднично сказала кобылка, сделав при этом вид, будто подравнивает копыто пилочкой, — делов-то. Нечего было столько времени стесняться, в любом цивилизованном обществе важна любовь, а не гендерная принадлежность.
 — Д-д-да нет… — покраснев, помощник закашлялся, пытаясь понять, как она пришла к такому выводу.
 — Шучу я. В чём дело-то?
 — Ты же знаешь, мне хочется вернуться в свой мир. Домой к друзьям и близким.
 — Ох, опять двадцать пять. Я же говорила…
 — Не об этом сейчас. Представь, женился и обзавелся парочкой малышей. Откройся вдруг портал на Землю, и что тогда делать? Ведь как мне будет бросить семью тут? А? Как быть-то?
 — Кай, — Мист серьёзно посмотрела на фамильяра, в её груди разливалось приятное тепло, причины которого она сама ещё не полностью понимала, — ты замечательный. Направь нос к Солнцу и оставайся таким дальше. Всё образуется.
 — Надеюсь. Кстати, скажи пожалуйста, каковы причины столь уверенного поведения Шторм?
 — Мои родители влиятельные бизнес-пони. Титул барона открывал им многие двери, но им хотелось большего. Мой папа Мунлайт сделал рискованное вложение и получил баснословный доход. Мама, родив Винд, принялась плести интриги с целью подвинуть конкурентов. Сейчас они хотят сделать карьеру при дворе принцесс и при необходимости пойдут на крайние меры.
 — Ого – знать! Мне казалось, что ты просто хорошо воспитана.
 — Без комментариев, хотя, спасибо, наверное, — кобылица проворчала нечто неразборчивое, а затем продолжила, — не хотела подобного развития событий, но теперь… не будем торопиться.
 — Полагаю, ты специально не ставишь семью в известность про Башню Салторгата, подсунув мысль о круге магов.
 — А сам догадайся, в таком случае, вышли бы мы из поместья? ***Подъехавший с пыхтением поезд с десятью вагонами позади сразу не понравился Каю, уж больно разбитыми они выглядели. Стены были в царапинах, следах кривокопытной покраски, некоторые окна были затянуты какой-то прозрачной плёнкой. А когда паровоз с шумом проехал мимо и затормозил, окутав его клубами дыма, Кай решил, что лучше было бы поехать в повозке. К его сожалению, они не ездили на дальние расстояния.
 — Мда-а, она это специально, — протянула пони, увидев, где ей предстояло ехать, — сестрица, ты — вредина. Два полных дня, впрочем, быстрее только по воздуху.
Войдя внутрь, землянин поблагодарил конструкторов за верность традициям, создавшим высокие потолки, такими, что если принцессы пожелают войти, смогут это сделать, не склоняя головы. Привыкшего к местным странностям, Кая уже не удивило, что некоторые пегасы, пользуясь конструктивными особенностями поезда, летали, словно были на улице, выкрикивая предупреждения о своём приближении. С практической точки, зрения это давало возможность поставить три ряда полок вдоль стен. Лёгкие занавески создавали иллюзию уединения. Места для спанья было маловато, и лежак соседа сверху казалось так и говорил: «Ты сейчас получишь по лбу». Подсластило неприятную пилюлю человеку то, что длина полок позволяла лечь на неё в полный рост, а вот минотавру уже пришлось бы изгибаться.
Землянину вспомнилась картина из детства, как он ехал с родителями на море. Духота, шум и неумелые гитарные аккорды. Множество любопытных малышей его возраста, играющих в проходе в догонялки. Непременный запах жареной курицы, помидоров, варёных яиц и дешёвого пива.
 — Как же меня это достало, — шмыгнув носом, человек обратился к своей памяти, которая восстановила малозначимый фрагмент, — ты надо мною издеваешься.
Спортивный вестник, приобретённый у грифона-газетчика, оказался не так уж и увлекателен, как на словах. Много места было посвящено фотографиям с соревнований, потом были сухие статьи о том, кто войдёт в новый состав «Вандерболтов», и какие места разделят между собой, вышедшие в финал команды по хуфболу из Эквестрии и Кристальной Империи, а также скандалы, связанные со звёздами спорта. Малость позабавил раздел с шарадами, но ненадолго. Мерно стучали колеса, и парень смотрел, как за окном проплывали пейзажи. Леса сменяли ещё пустые поля, которые потом фермеры засеют пшеницей, кукурузой или овсом, то большие яблоневые сады. В маленьких городках поезд ненадолго останавливался, но в вагон, где ехала единорожка, никто не садился, а многочисленные попутчики не высаживались. Пони растянулась на своей полке и дремала, положив у изголовья бульварный роман, который прикупила в киоске. Его читать человек не смог, слишком слащавая героиня – паладин Селестии, без страха разившая чудищ и робевшая при встречах с возлюбленным. Кай полулежал на боку, опёршись на согнутую локте руку, и сосал леденец. Дорожные неприятности начались практически сразу — соседями оказались пегаски из какого-то армейского подразделения, которые ехали в отпуск. Заливаться сидром они начали практически сразу после того, как поезд отошел от платформы. Хор нестройных голосов под аккомпанемент какого-то струнного инструмента время от времени спадал, когда какая-то кобылка прикладывалась к бутылке, а затем передавала её дальше. Репертуар становился всё более и более откровенным, перемежаясь фырканьем и хрюканьем.
 — Ты это куда? — единорожка приоткрыла зелёный глаз, когда человек спустил ногу с полки, — ещё долго ехать. Лучше подремли или просто помечтай, коли не спиться.
 — Мне надо.
 — Говорила ведь, не пей так много, а фрукты с овощами ешь. Как маленький прямо. Ладно, только быстро.
Около отхожего места, оказавшегося свободным, висела табличка на пяти языках, извещающая о том, что на станциях комнатой уединённых размышлений пользоваться запрещено. Скрипнув, дверь отворилась, явив тесное помещение, в котором под потолком лениво плавали облака табачного дыма. Видавшие виды стены были покрыты ругательствами, странного вида пятнами и неприличными рисунками, из которых человек узнал, что и тут некоторым художникам нравятся большие выпуклости. Какой-то хохмач нацарапал по стеклу «В унитаз поезда при движении лом не бросать». Завершив дела, землянин не без труда выдавил из крана струйку воды на руки, вышел в коридор, но там его уже ждали.
 — Крошка минотавр, — посмотрела на него затуманенным взором кобылка, которую он видел на одной из полок, и икнула, — давай пошалим.
 — Пожалуй не стоит, мэм, — Кай отступил в сторону давая ей пройти.
 — Сейчас я тебе такую «мэм» покажу, — с пьяным хохотом ответила пегаска, — да не робей, тебе ещё и понравится. Ну-ка, по-быстрому.
Пара крыльев мятного цвета обхватили человека за плечи и затолкали обратно. Движением задней ноги, она задвинула дверь в маленькое помещение, отрезав путь к отступлению. Гнусно хихикая, она отклонялась то налево, то направо, не давая жертве сбежать.
 — Подсласти мне губки дружок, — незнакомка в мятой форме, навалившись грудью, зажала человека в угол.
Кобылица оказалась сильнее, чем на первый взгляд: попытки оттолкнуть её она подавила, усилив напор. Сопротивление, оказываемое незнакомцем, было существенным, но это лишь распаляло кобылицу. Шершавый язык оставил влажный след на щеке, зубы слегка прихватили мочку уха.
 — Отвали, — парень поморщился от выдыхаемых ему в лицо алкогольных паров, отодвигая локтем наглую особу, — иначе огребёшь.
 — От тебя? — пони гадко хохотнула и попыталась порвать его одежду, — хотя мне нравится быть грубой.
В следующий момент пурпурные глаза расширились, раздался сдавленный возглас, человек применил приём, который ему показывала Ренниль. Он весьма болезненно скрутил ухо противницы, а затем двинул головой. Последовавший после этого удар поддых – отбросил пегаску назад. В её глазах появился блеск, сообщивший о том, что такой расклад ей даже больше нравится, и она сейчас выполнит своё обещание.
С грохотом открылась дверь, вырвав «с мясом» и так державшийся «на честном слове» замок. Распалённая желанием поразвлечься дамочка почувствовала на шее ледяную хватку. Нечто обжигающее почти перекрыло доступ воздуха, заставив её судорожно сглотнуть. Непонятная сила развернула пегаску, тряхнула, и от вида перекошенного гневом лица огненно-рыжей волшебницы у смутьянки стал проходить хмель.
 — Мы только… — промямлила мятного цвета пони.
 — Прочь, — несмотря на тихий голос Мист, угроза расправы казалась почти материальной.
 — Лайми, ты в порядке? — послышался голос из вагона, за которым последовал топот копыт, — эта рогатка тебе угрожает?
Отдыхающие кобылки сбежались на место происшествия и грозно посмотрели на стоящую у развороченного туалета парочку. Их подруга снова влезла в неприятности из-за своей любви к амурным похождениям. Наличие в качестве участника единорожки пробудила в затуманенных алкоголем сознаниях отголоски древних распрей, когда ещё не было единой страны, и расы враждовали между собой.
 — Значит так, уважаемые воины Эквестрии, — подчёркнуто презрительно произнесла волшебница, — ещё кто-то из вас полезет к нему, сильно об этом пожалеет. Я из семьи де Айс и легко могу устроить вам небо в алмазах.
 — Думаешь, раз ты из знати, то можно нам угрожать? — мускулистая пони, с причёской в стиле бокс, стала протискиваться вперёд, — ну, так за нашу сестру, я тебе сейчас гриву повыдергаю.
 — Со мной мой фамильяр, — всхрапнув, Мист стала рыть пол копытом, — он легко перейдёт в боевое состояние, и мы вышвырнем вас из вагона. Это последнее предупреждение, ясно?
Волшебница старалась не показать своего напряжения и надеялась, что противницы купятся на этот блеф. Времени наложить защитное поле не хватит, поэтому для убедительности она заставила свой рог сверкать, разбрасывая безвредные молнии, которые с треском лизали стены. Краем глаза она заметила, как стали светится узоры на руках вставшего вплотную к ней человека.
 — Всем стоять! Какого сена тут происходит? — властно спросила светло-серая кобылка, на мундире которой был закреплён какой-то знак отличия, который волшебница не смогла идентифицировать, — я сержант Лила Скайс.
 — Да, какая-то городская фифа поцапалась с Лайми, — подала голос стоящая в задних рядах пегаска, — не сложно догадаться из-за чего.
Раздавшееся хоровое ржание было прервано грубым окриком.
 — Спайс, ты опять за своё? – на суровое лицо пони-сержанта набежала тень, придав ему ещё более мрачное выражение, а в голосе зазвучала сталь, — извинись и марш на свою койку. Поговорим с тобой позже.
 — Прошу прощения, мэм, такого больше не повторится, — кобылка мятного цвета отвесила поклон и юркнула обратно в вагон.
 — Госпожа, не держите зла на мою подчинённую, — обладательница крыльев смотрела собеседнице прямо в глаза, — она хорошая, правда иногда её заносит.
 — Всё понятно, извинения приняты, — Морниг Мист вздохнула и покачала головой, — печально слышать об этом.
Сержант посмотрела на то, как колдунья со своим спутником вернулась на места, затем окинула взглядом небольшие повреждения имущества железной дороги. Слава Селестии, всё закончилось достаточно хорошо, травм ни у кого похоже нет… Об остальном можно договориться. Стоп. Кобылка ещё раз прокрутила услышанное, к тому моменту, когда единорожка представилась, и в голове Лилы уже начала созревать план.
Оставшаяся часть поездки проходила в относительной тишине, нарушаемой лишь громким шепотом соседей по вагону. Скрипнула полка, и единорожка, открыв глаза, увидела, как Кай, согнувшись, сел на край койки.
 — Что-то хотел? — волшебница сразу перешла на телепатическую связь — фамильяр коснулся виска вытянутым указательным пальцем, сложив остальные в кулак.
 — Спасибо. Не вмешайся ты, не знаю, что бы было…
 — Я не могла оставить тебя в беде, — копыто коснулось бедра парня, — ты тоже молодец, встал рядом и произвёл впечатление.
 — Да что я мог? Несмотря на тренировки, вы пони сильнее меня.
 — Ну прекрати уже, не так уж ты и плох. С точки зрения обывателя, особенно не единорога, фамильяр магическое создание — чего ждать не известно. Хотя должна признать, не вмешайся сержант, это нас бы выкинули за борт.
 — Мист, чего эта кобыла от меня хотела понятно, но почему именно я? — человек слегка волнуясь, сплёл пальцы рук, — ей что, жеребцов мало?
 — Не строй из себя маленького, понимать должен — состояние охоты, сдобренное алкоголем, плохое сочетание, — назидательно разъяснила колдунья.
 — Понимаю, но дома они себя так не вели.
 — Вспоминай-ка, твоё положение защищало тебя от наиболее наглых поползновений, подкаты Роуз Джем можно не считать – это мелочи. Обратил внимание, что с момента, как ты стал появляться в компании Ренниль, с тобой перестали заигрывать одинокие горожанки?
 — Оу-у, порой веду себя как наивный детёныш. Просто не подумал, она всегда такая вежливая и улыбчивая.
 — Дружок, все кобылки уловили её скрытое послание. Я бы не назвала все её действия желанием обладать тобой, просто это её инстинкты. Учти, нашей дракулины тут нет, так что держи ушки на макушке и держись подальше от тех, кто считает единственным подходящим для жеребца местом кухню со спальней.
 — Вернёмся в Тейлсвилль, закажу ещё литературы про тонкости отношений, — парень залез на свою койку и устроился поудобнее, вытянув ноги, — ещё раз спасибо.
 — Только делай это на абонентский ящик, а не на мой домашний адрес.
 — Почему? Тебе как городскому магу полагается бесплатная доставка книг, и лимит на этот год ещё не исчерпан.
 — Да потому, что меня потом завалят предложениями о покупке чудо-капель, «после которых ваш жеребец сможет долго-долго» или «утерянного способа предков» сделать это самое много больше, — собеседница покраснела и швырнула в друга подушкой, — умеешь же смутить фелледи, негодник.
 — Виновен, виновен, — прикрылся руками парень в притворном испуге, — больше никуда без твоего позволения.
Чародейка закатила глаза и отвернулась, не желая показывать свою улыбку – всё-таки хорошо, что спутник не теряет бодрое расположение духа и пытается шутить.
 — Так, дружок, — снова обратившись при помощи телепатической связи, сказала кобылка, — вижу, тебе нечем заняться, заставлять тебя копать окоп от забора и до обеда я не буду, но семинар с тобой проведу. Только попробуй не задать вопросы – покусаю.
 — Всегда готов! – человек встал на пол и вытянулся по стойке смирно.
 — Балаган-то прекрати. Садись и слушай, — прозвучал в его голове голос с ворчливыми нотками, — ты хорошо противостоишь иллюзиям, значит остаток пути буду нивелировать пробелы в твоих знания о них. Итак, как ты знаешь, морок может имитировать не только визуальные ощущения, но и запахи, даже казаться осязаемым. Однако, есть хитрый трюк как это побороть…***За столиком вагона-ресторана сидели трое и мирно беседовали. Серая пони с рыжей гривой пила чай, стараясь не показывать то, что еда и напитки ей тут не по нраву. За окном пробегали леса, поля и станции близ небольших деревень. В голове колдуньи крутились мысли о том, почему сержант решила их угостить. Пообщавшись мысленно со своим фамильяром, она убедилась, что у него были аналогичные мысли, но пока гвардеец травила армейский байки из жизни, попутно двигая стаканы, назначая их, то башнями, то холмами или горными пиками. Вишенки получили роль солдат, которые стройными рядами загоняли яблоко – расшалившегося дракона.
— Мэм, — начал Кай и бросил взгляд на Мист – та слегка кивнула, — что Вы от нас хотели?
— Просто захотела извиниться за свою подчинённую. Она долго была вдали от дома и тёплой ласки, вот и не выдержала, — пегаска пододвинула землянину грибной салат, — вот, кушай, тебе же он понравился. Вы точно не желаете получить отступные? Всё-таки Ваш фамильяр пострадал.
— Сержант Скайс, — со вздохом произнесла Мист, отставила чашку и обтёрла губы салфеткой, — давайте не будем ходить вокруг да около, детёнышу понятно, что Вас нечто беспокоит.
— Понимаете, хочу попросить Вас о помощи как мага, но после произошедшего…
— Изложите Ваше дело, а там посмотрим, – колдунья положила передние копыта на стол, соединив их друг с другом, — и да, один из аспектов моей работы — это доверительные отношения с клиентом.
Человеку казалось, что пегаска сомневается в правильности решения, но старается это скрыть при помощи светской болтовни. Телепатическая связь была активирована, и обратиться к зеленоглазой колдунье не составило труда, та была настроена негативно. Парень её понимал, после недавнего инцидента ему самому хотелось держаться от этих боевых кобыл подальше. Однако любопытство не давало покоя, и землянин потеребил себя за ухо, стараясь скрыть напряжение.
— Вы правы, мэм, — собеседница на пару секунд умолкла, собираясь с мыслями, — моя просьба может прозвучать странно.
— А? Послушайте, Вы ещё даже не описали проблему, но меня больше беспокоит то, что вы заинтересовались мной, как только я подтвердила принадлежность к семье де Айс.
— Давайте по порядку, — человек взял инициативу, достал из сумки блокнот, перо и походную чернильницу, приготовился записывать, — Ваше полное имя Лила Скайс, так?
Сержант кивнула, в нескольких словах рассказала, откуда она и перешла к сути дела. Единорожка слушала, бросала взгляды на записи своего фамильяра – на почерк уже можно было смотреть без дрожи в коленках, да и глупые ошибки отсутствовали. Рассказанная история выходила интереснее, чем казалась на первый взгляд, ибо затрагивала предстоящее дело по поручению семьи.
— Итак, кем миссис Блоссом Вам приходится? –человек поудобнее перехватил перо и макнул его в чернильницу, — постарайтесь обойтись без жаргона.
— Двоюродная сестра, и да она просто мисс. Особая пони моего школьного товарища. Он всё никак не решится затабуниться. Ох, балбес… — бросила кобылка, заглянув в записи помощника волшебницы, и добавила, — Хейзел пишется через «е», а не «а».
— Ей доверять, да или нет? – зеленоглазая колдунья проигнорировала взгляд пони, в котором читалась попытка разглядеть её суть.
— Да… Думаю да. Молодые и зелёные, захотели самостоятельности. Помогла им устроиться, без образования быстро найти место получилось лишь в Димдене, — светло-серая кобыла скривилась – её материалистский подход практически не оставлял места всякой мистике, — раньше я не придавала особого значения их рассказам. Они суеверные, склонны пугаться всяких природных знаков, одно дело пришельцы с иных планов, магия, проклятия, а теперь — призраки. И вот на сцене появляетесь вы. Единорог из де Айсов, с боевым фамильяром. Сложила два и два, а в итоге получается, что дело-то серьёзное.
Огнено-рыжая заклинательница нахмурилась – простое на первый взгляд задание обретало иные цвета. Сестра считала происшествия на шахте сказками недалёких рабочих, впрочем, она тоже придерживалась аналогичного мнения. Да, конечно, информацию от гвардейца стоило учесть, но она там не была. Кузина со своим кольтфрендом, показания, которых имеют сомнительную ценность. С другой стороны, всё происходящее может быть чем-то большим. Если всё сложится идеально, то проще будет убедить семью в своей полезности, отличной от положения чьей-то там жены. А это значит, новый шаг по направлению к башне Салторгата и к Кругу Магов … Пусть это будет не завтра, не послезавтра, но этот момент точно наступит. Мист внимала собеседнице, слушала как скрипит перо Кая, попутно давая помощнику указания, чему следует уделить внимание при записи.
— Спасибо за рассказ, — зеленоглазая единорожка сложила копыта на груди, — ваша информация была полезна.*** Множество свечей, расставленных вдоль стен, едва освещали дрожащим в порывах сквозняка пламенем круглую комнату. Вокруг мерзкого вида статуи стояли четыре фигуры, с макушек до самого пола закрытые плотными плащами, полностью скрывающими фигуры. Идол представлял собой похожее на огромного слизняка создание, обладающее щупальцами и полуприкрытой клыкастой пастью. Около ног кажущегося стеклянным чудища находилась чаша, доверху наполненная густоватой тёмно-красной жидкостью. Высоко над ними, теряясь в темноте, был свод потолка из полированного мрамора, поддерживаемый витыми колоннами. Голоса одновременно затянули заклинание, нарушив тишину, которая много веков царствовала в заброшенном храме.
«Дух горы, услышь наш зов,
Бремя сбрось своих оков.
Вспомни древний договор
И судьбы свой приговор,
Коли вкусишь ты жертвы кровь
Будешь нам покорный вновь.
Нас к победе приведешь,
Сам же тело обретёшь.
Будешь землю вновь топтать,
В сердца смертных страх вселять,
Все склоняться перед нами,
Будем мы сильней с годами.
Всех в полон себе возьмём
Непокорным смерть несём».
Несколько минут ничего не происходило, и присутствующие стали гадать, всё ли они сделали правильно, ибо даже небольшая ошибка могла иметь ужасающие последствия. Самая молодая из заклинателей обеспокоенно посмотрела на жертвенную кровь, она вызывала опасения. Вдруг Спящий не принял подношение, ибо она не принадлежала девственнице. Но вот выполненное из прозрачного хрусталя полое изваяние стало заполняться клубами чёрного дыма, наподобие туч, между которыми поблёскивали миниатюрные молнии. В комнате стало холодать, и облачка пара начали вылетать из их ртов, но теплая одежда не давала морозу сковать их тела. Письмена на выщербленных временем каменных плитах загорелись бордовым огнем, а с нижних этажей раздался рёв – древнее существо пробуждалось.
 — Наконец-то, мы почти у цели, — самая высокая фигура ударила по полу копытом, — за мной, мои дорогие, осталось завершить обряд.
 — Ты уверен, что уже можно? – недоверчиво спросила ближайшая участница обряда и переступила с ноги на ногу, — ведь…
 — Пока ещё не поздно, вернём его в небытие, — звонкий голос принадлежал очень молодой пони, — если ошибёмся, то это будет просто зверь. Тупой. Злобный. Бесполезный. Либо выйдет из-под контроля.
 — Доверьтесь мне, я знаю, что делаю, — жеребец заправил выбившеюся из-под капюшона фиолетовую прядь, — идем. Мы с ним не диспуты вести будем.***Вокзал Димдена представлял собой достаточно унылое зрелище: простенькое деревянное здание с грязными стенами и давно не мытыми окнами. Станционный смотритель встретил их усталым взглядом, затем внёс отметку о прибывших в журнал. Заметив, что высокое существо, сопровождающее прибывшую кобылу, внимательно рассматривает его, пожилой пони отвёл глаза, окруженные сетью морщин, и что-то пробормотал. Выдав стандартное пожелание удачного дня, служащий тут же затворил двери в свое помещение, через уменьшающуюся щель Каю показалось, что пони начертал в воздухе какой-то символ, кроме того, через небольшое окошко станционный смотритель следил, чтобы гости их городка ничего не забыли на станции.
Скрипучие доски настила вокруг здания вокзала местами были продавлены и не заменены, вместо этого на них сверху просто положили новые. Вдоль вымощенной булыжником дороги стояли слегка покосившиеся черные чугунные фонари, с сильно закопчёнными стёклами. В небе летали неизвестные Каю птицы с бледно-бежевым оперением и резкими криками оглашали окрестности. Налетевший ветер принёс запахи серы, смолы и ещё какой-то гадости, от которой человек поморщился и потёр нос.
 — Осторожно, — парень вовремя отпихнул волшебницу в сторону, и бомба, снесённая пернатым созданием, сидящем на фонаре, пролетела мимо огненно-рыжей гривы.
 — Оу… спасибо, — пони улыбнулась, а затем указала копытом в сторону двухэтажного здания из красного кирпича, — нам туда.
 — И такой момент, — зеленоглазая эквестрийка извлекла телекинезом из сумки цепочку с фамильным гербом, — возьми его, на случай если кто-то решит помешать тебе.
Золотистый медальон был покрыт инеем, но совершенно не холодил рук. Стоило подольше задержать взгляд на его гладкой поверхности, как узор приходил в движение, создавая иллюзию метели над ледяной пустыней.
— Благодарю, — землянин повесил символ на шею, и как только пальцы прекратили его касаться, на нём снова проявилось бело-голубое дерево, прикрытое круглым щитом, — обязательно оправдаю оказанное доверие.
— Ты мой фамильяр, как я могу не верить тебе? – колдунья окинула взглядом своего спутника и поправила его воротник, — следи за своими словами и будь осторожен.
Разительное отличие от Тейлсвилля било в глаза – тут нигде не росла трава, что уж говорить о цветочных клумбах. Дома не поражали разнообразием расцветок и отделки, всё сплошь однотипные сооружения, обшитые вагонкой, с низкой треугольной крышей, покрытой грязно-желтой черепицей. Казалось, в воздухе разлито какое-то напряжение, посмотрев на единорожку, человек заметил, что и она тоже это ощутила. Встреченные пони с обеспокоенными взглядами смотрели на новоприбывших. На окнах висели сплетённые из веточек и цветных ленточек примитивного вида поделки, похожие на пони, вооруженных пиками
 — Хм, вот оно как, – человек подошел к ближайшему окну и осмотрел фигурку, закутанную в тряпочку, имитирующую одежду, — это же вроде оберег. Сплетён весьма примитивно, рун нет, заряженных кристаллов тоже. Думаю, в нашем случае это просто висюлька.
 — Не зря мои книжки читаешь, продолжай в том же духе, — осмотрев покачивающийся на ветру амулет, волшебница фыркнула, — ерунда, конечно, полная, никакого проку. Защита от несуществующих призраков! Ха!
Пони собралась отойти от дома, как её внимание привлёк звук скрипнувшей двери, и оттуда показалась мордочка кобылки.
 — Фел-л-е-еди, вы вол-шебни-и-ца? Вы… вы прибыли помочь? – голос дрожал и иногда пропадал совсем, — тут…
Договорить незнакомке не дали, кто-то другой затащил её внутрь и захлопнул дверь, из-за которой донеслось приглушенное: «Простите!»
Мист вздохнула, в письме, с которым она ознакомилась у старшей сестры, говорилось, что на шахте проблемы, но не настолько же… В след захлопнувшейся двери, некоторые жители, выглянувшие на улицу, спешно попрятались в свои дома и осторожно подсматривали из-за приспущенных занавесок. Ничем не примечательный городок на какой-то миг напомнил единорожке удаленное поселение из бульварного романа ужасов, усмехнувшись, она подмигнула притаившейся за занавеской пони, снова направила свои копыта к зданию администрации.
На ровной площадке, представлявшей собой круг, засыпанный мелким белым гравием, глазам человека предстало то, что он раньше видел лишь на картинках. Кай обошел кругом футуристичную конструкцию с двумя парами крыльев, и потрогал рукой её гладкий, отполированный почти до зеркального блеска борт. Первой мыслью было, что это какая-то странная скульптурная композиция, но наличие подсохшей грязи на опорах – полозковом шасси, следы, как если бы кто-то двигал конструкцию, и сильный запах масла, намекали на то, что это устройство предназначено для передвижения.
— Любопытная штука, – Кай кивнул в сторону воздушной машины и обошел вокруг, — а она ещё летает или в не рабочем состоянии?
— А то! У родителей была такая же модель, — единорожка подошла к летательному аппарату и с любовью окинула его взглядом, — до сих пор помню, как взлетать и садиться.
Мист подошла к носу и осмотрела установленную там кариатиду, она представляла собой выполненную из дерева фигуру морской пони. Королева Ново, правительница гиппогрифов, устремила свой взор куда-то в бесконечность, по её лицу было видно, как она наслаждается каждым мигом движения. Две покрытые блестящими пластинами трубы, торчащие из крыши, сияли подобно золоту. Через полукруглый фонарь кабины можно было рассмотреть кабину пилота и его кресло, обшитое атласной тканью.
— Просто невероятно, – парень аккуратно покачал крыло рукой, — как такая машина летает на энергии пара. У нас такое считается очень неэффективным.
— Вот увидишь их в небе — передумаешь, — пони встала на задние копыта, затем выставила переднюю ногу вперед и обернулась кругом, — решено, когда мы с тобой всё-таки выберемся в столицу, я тебя обязательно покатаю по воздуху.
— На большом прогулочном корабле, с рестораном и бассейном, — мечтательно произнесла кобылка, — так что чем лучше ты мне помогаешь, тем быстрее я заработаю на это денег.
Из окон кирпичного здания доносились голоса – рабочий день был в самом разгаре. Открыв дверь из морёного дуба, человек пропустил пони внутрь и вошел сам. Напротив входа сидела пегас-секретарь, и что-то писала на листе бумаги. На краю стола была большая стопка документов, из которой пони брала лист, что-то внимательно изучала, затем ставила с резким стуком печать и откладывала лист в сторону.
 — Я могу вам чем-то помочь? – не поднимая взгляд, ответила заученной фразой лавандовая кобылка, — если вы к администратору, то он сегодня сильно занят.
Рыжая колдунья извлекла из сумки медальон с фамильным гербом и продемонстрировала секретарю. Пони выскочила из-за своего стола и, поклонившись, затараторила: «Простите, что Вас не узнала. Это хорошо, что Вы пришли. Надеюсь Вам удастся убедить рабочих продолжить работать как раньше. А ещё…».
Оборвав словесное излияние, Мист потребовала проводить её к управляющему – секретарша кивнула и, поправив очки, повела пришедших на второй этаж. По пути им встречались снующие туда-сюда пони, одни, судя по каскам с фонарями, были шахтёрами, другие были из армии офисных клерков. Если первые несли на лицах печать тревоги, то вторые смотрели на них с лёгкой толикой превосходства.
Из-за двери кабинета послышались резкие голоса, собеседники иногда переходили на ругательства. На скамейках ожидания сели пара весьма мускулистых кобылок и о чём-то возмещено перешептывалась, бросая гневные взгляды на дверь. Секретарша прижала ушки и покраснела: «Простите фелледи, что Вам приходится это слышать».
В следующий момент дверь с грохотом распахнулась, и оттуда вышел просто огромный жеребец, с коротко стриженой гривой. Развернув голову, он бросил: «Мы так не договаривались, приятель. Подумай или делай всё сам».
Сплюнув на пол, белый пони прошел рядом с Каем, оттолкнув двуногого плечом и с силой впечатывая копыта в пол, направился к лестнице. Ожидавшие его кобылки, резко поднялись с мест и устремились за ним.
— Прошу, — пегаска взмахнула крылом, — администратор Фэнг будет рад Вас принять.
В кресле с высокой спинкой у широкого стола сидел абрикосового цвета единорог. По его покрасневшим глазам и слегка растрёпанной фиолетовой гриве с чёрными прядями было видно, что он давно не спал. Уши жеребца нервно подрагивали, когда она поднял взгляд на вошедших.
— Госпожа де Айс! Вы прибыли! – схватился за сердце управляющий и подбежал, чтобы помочь дочери владельцев сесть, — последние дни были напряжёнными, но я справляюсь.
— Ладно, давайте к делу, — Мист кивнула человеку, чтобы тот встал рядом, — расскажите мне, что случилось. Расслабься, Кай, и буравить его взглядом не надо.
— Хорошо. А это кто? – кивнул в сторону высокой фигуры в сером плаще администратор, — может он или она отойти подальше. Мороз по коже какой-то.
Пони ожидал увидеть под большим капюшоном морду какого-то страшного существа, и поэтому слегка удивился плоскому и светлому лицу. Напрягало то, что спутник дочери семьи владельцев был снаряжён большим числом зачарованных вещей. Такой явно не кофе в постель подаёт. Неужели наверху обо всё догадались? Да нет, не могли, просто бы не успели. Отсутствие когтей на конечностях, в которых он удерживал длинный посох, немного успокаивало. Впрочем, клинок висевший на боку, даже в ножнах, выглядел зловеще. Прижав уши, жеребец нервно стучал копытом, прикидывая шансы на экстренную телепортацию.
— Представляю вам своего фамильяра Кая, — с оттенком гордости произнесла волшебница, видя, какое впечатление её спутник произвел, — он сопровождает меня повсюду, на случай всяких чрезвычайных ситуаций.
— Да прекратите так пялиться на него, — перехватив взгляд Фэнга, добавила волшебница, — это раздражает. Думаю, нет нужды называть цель моего визита.
Единорог поскрёб копыто о копыто, наличие такого спутника у прибывшего мага не предполагалось, хорошо хоть глаза не пылают, да на лапах когтей нет. Впрочем, от де Айсов следовало ожидать подобного. Нужно как можно скорее известить жен. Подавив волнение, начальник начал рассказ, понадеявшись, что этот спутник лишь выглядит угрожающе.
— Разумеется. Всё началось с появления порченой руды, — жеребец открыл ящик для образцов, который поднял из-под стола, и положил перед кобылкой покрытый пушистой иссиня-зеленой плесенью булыжник, — вот, сами видите. А тут она очень богатая…была.
— Хм, ну так это следы скальных паразитов… — Мист вращала перед собой поднятый телекинезом образец, — пошлите команду с воспламенителями, делов-то. Однако проблема ведь не в этом?
Кай почувствовал странный неприятный запах. Прочный на вид камень стал разваливаться на куски от лёгкого сжатия магической хватки спутницы. В местах разлома становилось видно, что таинственная поросль глубоко пустила свои корни, разрушая породу.
— Это ещё не самый худший случай… — управляющий тяжело вздохнул и переложил листок с записями так, чтобы посетители могли видеть, — некоторые ходы даже обвалились. Такого я ещё не видел – эти твари жрут даже убогую руду. Наиболее неприятная проблема в том, что шахтёры видят призраков и отказываются работать. Мне даже пришлось изолировать целый сектор.
Единорожка подхватила телекинезом показания свидетелей и пробежалась по ним взглядом. Ничего толкового там не содержалось, описания встреч с выходцами из потустороннего мира отдавали фольклором и бульварным чтивом. Одно дело — это демоны, импы или стихиали, которые могли не только навести страху, но и представлять опасность. А вот где можно встретить баньши или букана? Кобылка пробормотала неласковый комментарий касательно суеверий и, отложив записи в сторону, посмотрела на своего подчинённого.
— Похоже, вы не очень-то в это верите, — парень хрустнул пальцами, а затем указал на карту шахты висящую на стене, — красными флажками вы отметили места контактов? Я в курсе произошедшего, но глядя на вас, нам с фелледи де Айс кажется — вы слишком спокойны.
— Мистер фамильяр…
— Лучше Кай, — поправил его человек.
— Хорошо, Кай. Я рационалист и не верю во всякую мистическую дребедень, как и работники административного отдела. А вот рабочие суеверны, им слышаться голоса, мерещатся фигуры, которые ходят сквозь стены. Стали даже говорить, что Подгорный Король решил забрать шахты себе, — управляющий стукнул копытом по столу, — и теперь эти болваны отказываются работать.
— Госпожа, — управленец опустил голову, поймав не предвещающий ничего хорошего взгляд кобылы и, слегка запинаясь, сказал, — прошу прощения, но всё происходящее может негативно отразиться на цене шахты и количестве поступающего продукта.
— Тебя поставили на эту должность, дабы такого не было. Почему, я Морнинг Мист де Айс, должна отрываться от своих важных исследований и заниматься тем, что ты должен был самостоятельно решить. Особенно если утверждаешь, что мол ничего серьёзного нет.
— Простите, — жеребец пригнулся к столу, — виноват – исправлюсь.
— Разреши добавить, — парень перевел взгляд на Мист, та кивнула и велела продолжать, — согласно правилам, вы должны заниматься просвещением сотрудников, бороться с серостью и суевериями. Если же есть подозрение на присутствие обитателей иных миров, вы обязаны провести расследование. Что было сделано?
— Итак, — волшебница поёрзала в кресле, устраиваясь поудобнее и видя то, что собеседник колеблется и мямлит, добавила, — каков результат?
— Проверка была, но… — Фэнг развел копытами в стороны, — ни я, ни мои жены ничего не обнаружили. Это отраженно в отчёте, если что. Приглашать сторонних специалистов вредно для имиджа, плюс сами понимаете — нелепые слухи тоже делу не помогут.
В кабинете повисла тягостная тишина. Абрикосового цвета начальник сглотнул, стараясь сохранять спокойствие, глядя то на человека, то на заклинательницу. Они прибыли раньше, чем он планировал. Ещё бы пару дней… но нет, хозяева неожиданно решили устроить личную проверку. Ухо жеребца дёрнулось – присутствие одетого в плащ гостя напрягало. Читали ли сейчас его мысли? Вряд ли – иначе бы беседа шла в ином ключе.
— Я сама со своим помощником спущусь в шахты, — пони подошла к карте, прикидывая, откуда лучше начать, — распорядитесь выделить сопровождение.
— Госпожа де Айс, — единорог помотал головой, выражая несогласие с этой идей, устраивать экскурсии не входило в его планы, — давайте я просто ещё раз поговорю с паникёрами? Психолога приглашу. Подпишите мне дополнительные расходы, и проблемы не станет. А под землёй грязно, душно и опасно. У вас же нет никакой подготовки, а за безопасность отвечать мне. Столь благородной пони не стоит марать копыта в пыли подземелья.
— Ты говоришь мне, что делать на шахте принадлежащей моей семье? – волшебница взглядом указала Каю на своего собеседника, землянин встал со своего места, подошел к креслу управляющего и оперся на свой посох.
— Но опасно же, риск для здоровья, — косясь на фамильяра, быстро пробормотал Фэнг.
— Послушай, не перечь мне, — прошипела кобылка, сощурившись.
— Спокойнее, — ассистент колдуньи похлопал сидящего пони по плечу, — ничего плохо ещё не произошло.
— Так вот, приятель. Я тут, потому что ты неэффективен. Выдели мне сопровождение, завтра пойду туда, хочешь ты того или нет, — пони развернулась и пошла к выходу, — а пока, пусть твой секретарь обеспечит меня жильём.***К выбору комнаты волшебница подошла скептически, наплевав на слова нервной пони из обслуги, которая причитала о проклятии, выбрала то жильё, где недавно видели посетителя из иного мира. Двустворчатые окна, к великому сожалению не открывались, и новым жильцам пришлось довольствоваться форточкой. Выцветшие обои покрывали стены, на которых располагались чеканные картины, изображавшие портреты не известных им пони. Под потолком висела одинокая лампа, распространяя по комнате запах керосина. Повесив плащ в начавший рассыхаться шкаф и сложив рядом оружие, человек продолжил осмотр комнаты. Под мутным зеркалом, покрытым по краям тёмными пятнами сырости, висел умывальник. Те самые удобства были во дворе, человека передернуло, когда он о них подумал – жуткая и вонючая дыра, где постоянно сквозило. Однако единорожку это не слишком побеспокоило, она лишь закатила глаза – всё-таки лучше, чем под кустом.
— Мист, а мы на эту кровать поместимся, — произнёс он, разглядывая узкое ложе, — где мне расположиться на ночь?
— В смысле? – пони удивлённо посмотрела на фамильяра, — рядом со мной, где же ещё. Уже же спали рядом, так какая тут проблема?
— Ну, просто она такая такая… — Кай почесал затылок, думая, как лучше объяснить своё смущение, — узкая.
— Обнимешь меня и делов-то, так даже теплее будет. И чего это тебя снова беспокоит? ***Даски Фэнг, нервничая, стоял перед самодельной картой известных ему проходов и при помощи пера делал отметки в наиболее важных местах. В связи с непредвиденными обстоятельства придётся сократить изыскания и взять лишь самое ценное. Впрочем, была надежда, что эта рыжая бестия со своим цепным псом сгинет в тёмных проходах, благо там был кое-кто весьма голодный.
 — Итак, мои любимые, — обратился он к стоящим рядом жёнам, — приступаем к оговоренному плану. Да укроет вас Тьма.
 — Ночь наш союзник, — был ответ трёх голосов.
***Пони, отдыхающие в таверне, посмотрели на вошедших — их внимание привлек двуногий спутник дочери хозяев с мечом. Приличная одежда, явно сделанная на заказ, говорила о том, что обладательница фамильяра дама, имеющая приличный доход и не скрывающая это. Не смотря на уличную грязь, его обувь была весьма чистой. Пришелец выбрал столик поопрятнее, смахнул крошки с табуретки и, протянув руку рыжегривой кобылке, помог ей усесться поудобнее. Некоторые посетители с завистью смотрели на личного слугу, который повязал спутнице салфетку, поправил складки её одежды и убрал на подоконник вазу с увядшим цветком.
— Со мной бы так кто носился… — мечтательно прошептал грифон и задумался, что можно подать знатному клиенту из имеющейся нехитрой снеди.
Трактирщик подошел к столу новоприбывших и поздоровался. Снова было то же самое, странный спутник пони рассматривал его во все глаза и даже не пытался это скрыть.
— Добро пожаловать, фелледи, — обладатель желто-оранжевого оперенья слегка поклонился, — меня зовут Ралти. Что будете заказывать? И пожалуйста, не надо на меня так смотреть.
— Мне пирог с рыбой и красный чай, — Мист заглянула в принесённое меню, судя по свежему виду которого, можно было предположить — данный лист плотного картона был сделан специально для неё и выбрала лучше, что там было, — ему тоже самое. Ты не против?
— Ага, — Кай кивнул, а затем снова оглядел на своего собеседника, — а можно вопрос?
— Моя мама занималась картографированием источников магии, а это сказывается на потомках, — с кислым выражением мордочки произнёс грифон, — а сейчас, если позволите, я вернусь к своей работе.
Сидящие в зале пони перешептывались и наблюдали за сидящей волшебницей. Некоторые уже знали, кто они такие, и делились информацией с товарищами. Судя по отдельным голосам, некоторые сомневались, другие надеялись, но стоило глянуть в ответ, как наблюдатель тут же отворачивался и делал вид, что рассматривает стены.
— Мист, — постукивая пальцами по столу, произнёс человек, — этот Фэнг, он давно работает на твою семью?
— Немногим более пяти лет, никаких нареканий за всё время работы не было. Однако он тебе не понравился? – пони принялась возить солонку по столу, огибая, будто скалы, кисти рук своего спутника, — есть что-то не то, да?
— Глазки бегают, дёргается, про цену чего-то бросил. Да и в проверке были задействованы его кобылы… — спутник волшебницы перехватил фарфоровый сосуд ладонью, — поймал! Вот что ты делаешь?
 — Да так, дурачусь, – пони показала кончик языка и фыркнула на фамильяра, — мне пока не ясны мотивы… Сбить цену и самому купить? Такой трюк быстро вскроется.
Раздалось тихое покашливание, как словно обращающийся извинялся за своё вторжение. Глазам сидящих за столом предстала крепко сбитая фиолетовая пони, в короткую черную гриву которой была вставлена маленькая заколка в виде трёх розовых бабочек. Голубые глаза кобылки бегали из стороны в сторону, а сама она нервничала.
— Эм-м-м… можно с вами поговорить? – раздался тихий голос, — вы ведь прибыли помочь нам?
— Садись и ничего не бойся, шахта принадлежит моей семье, так что если у тебя проблемы — выкладывай, — волшебница кивнула, указывая на место между собой и фамильяром.
— Меня зовут Мун Петал, я шахтёр. Вы ведь пришли сюда из-за них? – негромкий голос терялся в общем гомоне, — появились… призраки.
— Администратор Фэнг заверяет, что это всё сказки, — Мист заглянула в лицо собеседнице – та, по всей видимости верила в то, о чём говорила, — и я не ощущаю никаких следов особой магии или экстрапланарных сущностей.
— Но они есть, — окинув зал таверны взглядом, кобылка добавила, — он просто… не хочет их замечать. А Буч, под предлогом пресечения паники, заставляют всех молчать о призраках, либо грубо насмехается.
— Даже так, – единорожка прикинула насколько далеко зашел управляющий, если отдал подобное распоряжение, не известив их семью, — это кто такой?
— Большой белый жеребец, — всё тем же тихим голосом произнесла работница, — он красит свою гриву в ядовито-зелёный цвет. Точно не пропустите, с ним всегда две кобылы из его табуна… злющие мегеры.
— Хей, а я его видел, — человек щёлкнул пальцами, — тот самый, который ругался с Фэнгом, а затем меня толкнул.
— Ясно, — Мист кивнула грифону в знак благодарности, когда тот подошел и поставил на стол заказанный ужин, — мне было бы интересно услышать твоё мнение обо всём этом.
Пока рудокоп вела свой рассказ, лицо колдуньи менялось от удивлённого до возмущённого, события действительно принимали неприятный оборот, но к счастью, вездесущие газетчики ещё об этом не пронюхали. Если верить рассказу, тут действительно творилась какая-то мистика, либо это было очень хорошо разыгранное шоу.
— Ох, чует моё сердце… выйдет мне это боком, — подумала единорожка, ободряюще улыбнулась и коснулась своим копытом ноги Петал, после чего та продолжила, — что-то произошло в шестом штреке. Его закрыли, но говорят, все твари попёрли оттуда.
— Вот значит, как, — волшебница прикинула, сколько ей пони взять для сопровождения, ибо на первый взгляд затея выглядела как обычная инспекция, — этот хмырь мне об этом умолчал… Ну что же, я прибыла как раз для решения местных проблем. Сохраняйте спокойствие, и да хранит вас принцесса Селестия.
— Фелледи де Айс, — фиолетовая кобылка замялась и потупила взор, — моя просьба прозвучит странно, но можно ваш помощник сопроводит меня? Уже темнеет, могут появиться они…
— Хе? – волшебница даже поперхнулась от удивления, — ты же вроде не маленькая.
— Простите, — голубые глаза жалобно смотрели то на единорожку, то на её высокого спутника, — но ведь он ваш фамильяр, а значит сильно магический, и все призраки испугаются.
— Кай-то? – кобылка глянула, как ухмыльнулся парень, услышав такого заявление, — ну… ладно. Проводи её до дома и сразу возвращайся.
В небе начинали проявляться первый звёзды, и вечерняя прохлада заставила человека запахнуть плащ. Солнце опускалось за горы, окрашивая из вершины в пурпурный цвет. Через зашторенные окна домов пробивался золотистый свет – обитатели Димдена занимались своими вечерними делами, кто-то звенел посудой и готовил ужин, другие о чём-то приглушенно беседовали. Шорохи, лёгкое покалывание в голове говорило о том, что Мист воспользовалась их связью и теперь смотрит на мир его глазами.
— Спасибо, что решили пройтись со мной, — нарушила молчание идущая рядом пони, — осталось ещё три дома, и мы на месте.
— Тебе знакома Хейзел Блоссом, она с вишнёвого цвета гривой, работает тут поварихой, — землянин припомнил описание внешности местной работницы, данной сержантом, — бордовая шерсть.
— Её-то? Конечно, — лицо спутницы просветлело, — мы с ней снимаем домик на двоих. Правда она в последнее время вся на нервах, впрочем, как и многие тут.
— Поговорить бы с ней, — человек поправил одежду, закрываясь от вечерней прохлады, — желательно…
Договорить он не успел, из тени дома вышел белый жеребец с ядовито-зёленой гривой, по бокам от него встали, переминаясь с ноги на ногу пара кобыл. Мордочки всех троих не выражали ничего хорошего.
— Добрый вечер, эверипони, — Кай помахал рукой, появившимся перед ним жителям, — хорошая погодка?
— Просто замечательная, господин, просим разрешения, — слащаво проговорил пони с такой неприятной улыбкой, от которой черногривая спутница фамильяра вздрогнула и жалобно посмотрела на человека, — о диалоге тет-а-тет с нашей подругой.
— Положим, она не хочет с вами общаться, — рука человека легла на рукоять клинка, — давайте разойдёмся тихо и мирно?
— Да я не собираюсь ничего ей делать, правда, мои милые? – спутницы белого жеребца закивали, — просто хотел попросить её не отвлекать ваше драгоценное время на глупые слухи.
— Вот ты и попросил её, это всё?
— Нам просто нужно перекинуться парой словечек, — начала кобылка стоящая слева, — пять – семь минут, не более.
— Не-а, — Кай бросил взгляд на сопровождаемую им фелледи, помотал головой, а затем кивнул в сторону боковой улицы — мол, уходите, — разговор окончен. Доброй вам ночи.
Вторая спутница большого жеребца сделал шаг вперёд, собираясь что-то сказать, как вдруг замерла. Медальон, висящий между складок одежды и выглядящий в сумерках не особо примечательно, засветился.
— Что… как так? – не поняла пони, переступив с ноги на ногу, — у тебя…
— Именно, ты поняла верно, — улыбнувшись, произнёс человек и погладил герб, — у меня спецполномочия, делегированные лично фелледи де Айс. Я могу применять силу, если мне мешают или сотрудникам компании угрожают. Освободите проход!
— Назад, мои дорогие… — обладатель ядовито-зелёной гривы осмотрел стоящую перед ним двуногую фигуру, покачал головой, — мы уходим. Не надо проблем. Простите, что Вас потревожили.
Когда троица скрылась за домами, Петал поблагодарила человека, оставшуюся часть пути она проделала в молчании. Решение сопроводить местную оказалось правильным, кто знал, что бы с ней сделал этот мордоврот. Вряд ли бы покалечил, но серьёзно надавить мог, а это значит потеря одного из свидетелей. Фамильяр размышлял, что могло послужить причиной столь глупому поступку, ведь после такого подозрения Мист по отношению к Фэнгу усилятся. Возможным вариантом было то, что эти пони не всегда действовали согласованно, на что намекал их грубый конец разговора днём. Войдя в дом к сопровождаемой им работницы шахты, Кай услышал звон посуды с кухни, там кто-то готовил.
— Хейзел, это я, — крикнула пони, закрывая за собой дверь, — у нас гость.
Скрипнула приоткрытая дверь, и оттуда вышла пухленькая кобылка с цветком бегонии в волосах. Надетый яркий передник был чистым, словно только что из стирки. Увидев незнакомца, повариха отступила на шаг, слегка присев на задние ноги, однако присутствие подруги уняло возникшее волнение.
— Добры-ый вече-е-р, — слегка на распев произнесла она, — милая, а это кто?
— Его зовут Кай, — землянин слегка кивнул, когда земнопони представила его, — он только что защитил меня от Буча.
— Ох, спасиб-о-о Вам, благоро-о-дный сэр, — дама сделала небольшой поклон, — прошу, проходите и располагайтесь, скоро будет ужин.
— Большое спасибо, я ненадолго, мне нужно задать Вам пару вопросов.
Разговор с суеверной кобылкой и её жеребцом большой ясности не принёс. Рассказы про встречи с потусторонним были подробными, однако отдавали сказками – упомянутые в них сущности так или иначе встречались в местных мифах. Со свидетелями следовало побеседовать, записать их показания и проанализировать. Человек слышал, как простонала единорожка, прикинув предполагаемый фронт работ. С точки зрения владельцев дома, управляющий перегибал палку, но в целом был неплохим – платил хорошо и вовремя.
— А ты молодец, — раздался голос в голове, когда Кай направил свои ноги в комнату, где ему предстояло провести ночь, — поможешь мне сейчас сделать записи. Если ещё хочешь кушать, то я велю принести еду прямо сюда.***Мист телекинезом взяла папку с бумагами и положила её на тумбу, там были записи, сделанные ею и Каем. На сегодня работа была окончена. Она готовилась отойти ко сну, размышляя о том, что получалось: в городке происходило нечто странное, с одной стороны призраки были, с другой никаких следов их нет. Подобные явления большинством магов относились к чепухе. Потеребив копытом локон, расчёсанной парнем гривы, она легла на бок и положила голову на плечо своему спутнику – сон не шел. Полежав минут пятнадцать пони посмотрела на человека рядом– тот ещё не отправился в страну ночных грёз.
— Коли приспичит, никуда не бегай – ноги в темноте поломаешь, — прошептала кобылка, зевнув, ткнула копытом в угол комнаты, — там за ширмой есть ведро.
Кай пробурчал в ответ нечто утвердительное, и волшебница успокоилась, не хватало ей спасать подопечного, если тот провалится в дыру. Прижав спутника к себе, она смотрела, как лунный свет, пробиваясь через дырки в занавесках, ложится на её ухоженную шерстку. Мысли с призраков, подобно маленьким птичкам, перелетели на таинственный штрек под шестым номером. Каждая из пичуг твердила своё, в результате получался такой гвалт, что разобрать ничего не выходило. Волшебница закрыла глаза и бросила в наглых пернатых воображаемой палкой, те с возмущенным писком разлетелись кто куда, оставив кобылку погружаться в мир грёз.
— Мист, — раздался тихий голос, — ты спишь?
— Пфы… — фыркнула кобылка и почесала нос, — вопрос замечательный. Чего хотел?
— А кто этот Подгорный Король, которого упомянул Фэнг?
— Просто глупая страшилка, — вяло произнесла волшебница, — ничего особого, мне её ещё в жеребячестве старшая сестра рассказывала. Спи…
— И о чём там?
— Ну, это детская считалочка, всего я не помню, — единорожка зловеще улыбнулась и щёлкнув зубами, притворно зарычала, — не боишься, что он за тобой придёт? У-у-у!
Мист поддавшись порыву, села на кровати и, натянув одеяло на голову, сотворила маленький шарик света так, чтобы он освещал её рот.
— Это монстр из сказок народов, которые жили поблизости, чей вид зависел в основном от фантазии рассказчика, ибо в мифах нет чёткого описания. Он то вполне разумен, то просто свирепый голодный зверь. Приходит за непослушными детьми, которые плохо кушают люцерну, лазают в пещеры, гуляют слишком поздно. Не так давно его попробовали протянуть в массовую культуру, но как персонаж он не прижился. Про него даже стишок есть, — объяснила колдунья, а затем стала говорить хрипящим басом, стараясь создать атмосферу.
«Мы считаем раз, два три,
Там подгорный король, посмотри.
И ещё четыре и пять,
Будет он пони малюток пугать.
Если возьмём пять и шесть,
Может он даже пони съесть.
Дальше идут семь и восемь,
Мы в него заклятие бросим.
Счёт подойдёт к девяти, к десяти,
Нам бы скорее себя спасти.
На одиннадцать, двенадцать,
Только зубы будут клацать.
Как сочтём тринадцать раз,
Смерть тебя возьмёт тотчас».
— Тебе страшно? Мне нет! – хихикнула волшебница и плюхнулась на кровать, — а теперь спать.
Вслушиваясь в мерное дыхание засыпающей пони, человек снова принялся копаться в том, насколько ему не повезло или подфартило оказаться в этом мире. С одной стороны, его могли уже давно съесть, окажись он в лесу, или он бы попал в лабораторию к какому-то беспринципному учёному. А сейчас, он не голодает, спит в тепле… правда сопровождает одну рыжею особу. Было бы лучше, сиди она в Тейлсвилле? Тогда бы он точно остался бы в Эквестрии до конца дней. А если так уж случится, то что? Других людей тут нет. Начать встречаться с одной из местных? К межвидовым отношениям тут относятся нормально. Порой даже слишком, если вспомнить, как его собирались насильно женить, с целью посмотреть, какое будет потомство.
Человек захотел подсунуть под голову руку, но не получилось, её плотно прижала к себе соседка по кровати. Во время сна она смешно морщила носик, согревала горячим дыханием шею и подёргивала задней ногой, иногда задевая человека по голени. Ушки, казалось, жили своей жизнью, то прижимаясь к голове, то становясь торчком. В такие моменты Мист была, по-своему, мила. Или взять другую знакомую из леса, которая была не против более близкого знакомства. Однако, Ренниль была вампиром, и вряд ли бы такие отношения продлились долго. Роуз Джем? Парень вздрогнул, вспомнив эту грубую фермершу из добровольческого ополчения. Такая как она, без каких-либо зазрений совести, могла бы ограничить его перемещения, не связанные с работой, мотивируя заботой. Сиди дома и утирай споли малышам.
В фантастико-приключенческой литературе главные герои, бывало, спасали эльфийских принцесс, русалок или экзотичных дриад… но это всё книги, а тут под боком спала самая настоящая волшебница, пусть и с копытами. А что если пригласить её куда-то погулять? Парень вздохнул, он попытался представить, как могла бы выглядеть сцена знакомства с родителями на Земле. Вроде так: мама, папа я всё это время пропадал в ином мире и хочу вам представить своих жен Мист и Ренниль, а это наши жеребята. Они очень весёлые и любят брокколи.
— А, будь что будет, — одними губами произнес Кай, и Морфей окропил его веки маковым соком.

Читать дальше

...