Автор рисунка: MurDareik
Глава 23

Глава 24

Солнце согревало лес, полный терпких ароматов и пения птиц. Пичуги возмущенно щебеча, уступали дорогу незнакомке с туго набитой торбой за плечами. Сердце одной молодой и бодрой леди было наполнено радостью от быстрого бега по верхней тропе, что пролегала среди крон деревьев. Толстые ветви удлинялись и словно руки подставляли листья-ладони под резвые копыта. Чудесный путь, дар Богини, возникал прямо перед ней и исчезал за спиной, словно никогда его и не было. Она неслась подобно тонконогой серне, что мчится наперегонки с ветром. Вот в просвете между листьями показалась река, чьи неторопливо текущие воды успокаивали и помогали расслабиться.  Соскочив с ветки, юная особа сделала сальто, и, ловко приземлившись, отвесила поклон лесу – чуткому и внимательному зрителю.

Яир'Ам лёгкой походкой направилась к свисающему над водой дереву, где была оборудована самодельная лежанка и припрятан мешочек орехов. Она радовалась, что смогла убежать из Росинки, взять и пойти на рыбалку, а не сидеть и слушать скучную службу, посвящённую заветам младших богов. А были ли они вообще? Такие мысли не раз приходили в её буйную голову, когда она сидела на берегу и полировала свои копыта. Вот кто хоть раз хотя бы слышал голос Речтепсида, что восседал на троне в Тропорэа? Да никто! Миол, живущую в Лесу, видели те, кто научился Внимать и Слушать, те кто не устрашился уподобиться растениям, коих вокруг было неисчислимое множество. Властительница наделяла долголетием последователей, тех кто решил стать единым с Лесом, они становились счастливыми и беззаботными, предаваясь любви и не забывая о молитвах и танцах. Не было хвори, с которой сыны и дочери Миол не могли справиться.

Кобылка, спустив одну ногу вниз, принялась ею покачивать, отдаваясь мечтам. Мечтам о том, кто станет хранителем очага в её доме? Будет ли это жеребец из Росинки? А может, случится как у бабушки – поймать рискового торговца на реке. Право же, самцы смешные, сами не понимают, как им повезло. Яир'Ам представила себя в роли ловкой охотницы с арканом, и как она приведёт суженного в спальню. Да, он будет убегать как дедушка… это нормально. Поживёт, привыкнет и полюбит. А уж когда новоиспеченный член племени осознает то, что был Избран самой Миол… Новый и прекрасный мир наступит, нужно лишь слушать старших жриц.

Смешно наморщив носик, она стала кривляться, смотря на своё отражениё в воде, подражая высшей жрице Яир'о'ктиве, которая «умела» выступать с на редкость скучными речами, порой доходило до того, что с задних рядов раздавался храп. В старых сказаниях, некоторые из которых прогульщица находила увлекательными, Посланники Богов были могуществены. Почему они оказались в этих землях, летописи сообщали расплывчато. Одни говорили, что их отправили спасти всех, другие, что на самом деле небесных жителей низвергли в леса за грехи, но такие речи жрицы быстро пресекали. Никто не имел права порочить небесное племя, ибо они были посланы свыше. Была правда одна полузабытая история, услышанная от старой Ялуг, чья кожа стала дряблой, а зубы почти выпали. В ней говорилось, что это были путники, которые потерялись в поисках лучшей жизни. Якобы, давно-давно сам вождь-командир рассказывал её праматери о своём народе. О сильной расе, покорившей не только землю, но и воздух, достигшей глубин морей. А самое чудесное  в этой истории было то, что Посланники пробили небесный покров и прошлись по Луне. Любительница рыбалки подмигнула бабочке, севшей к ней на нос, легонько дунула, согнав незваную гостью, и продолжила мечтать. Вот бы прокатиться на чудесной крылатой лодке предков, потрогать звёзды руками, поцеловать Солнце. Яир'Ам на несколько секунда крепко сжала удочку, представляя её веслом, которым она гребла по молоку, разлитому по ночному небу проказливыми духами. Охотница засопела, возвращаясь в реальность из мира грёз. Правда, мало кто прислушивался к сказительнице Ялуг, ибо память её была не та, что раньше, да и часто она слышала посторонние голоса. Молодая джакса почесала у себя за ухом, было во всех этих легендах много нелогичного, касательно всесокрушающей мощи их оружия, а уж когда довелось посмотреть на наследие без постоянного надзора жриц, то червь сомнения стал проедать веру. Как с ним могло произойти подобное? Его же сотворили сами Боги.

Несравненная Миол позволяла тем, кто живёт в гармонии с лесом, выращивать в нём всё необходимое. Нужен дом – разрыхли землю, сунь семечко, и через пару месяцев жильё готово. Стена? Пожалуйста. Лодка? Никаких проблем – корпус нужного размера вырастет сам, останется лишь отшлифовать, да покрасить. Дары Богини были долговечны и распадались в прах лишь тогда, когда в них пропадала нужда.

Закинув удочку, она легла на вышитую узором подстилку, сунула под голову сумку и уставилась на небо. Травинка во рту покачивалась, когда обладательница белозубой улыбки её пожёвывала. Жизнь была хороша и безмятежна. Тёплые лучи ласкового солнца приятно согревали живот, и она тихонько мурлыкала себе под нос незатейливый мотивчик.

Яир'Ам смотрела на облака и мечтала, а что было бы, если она как небесное племя могла жить среди них? Лепить фигуры из золотистых и серебряных тучек, купаться в тёплом дожде и мчаться по радуге. Любительница рыбки по рассказам помнила, что предки были схожи с ними: так же ели и спали, смеялись и плакали, любили. Даже кровь у них была красная и горячая. На лбу появились морщинки, когда она напрягла память, пытаясь извлечь оттуда необходимую историю.

Всплеск воды привлёк внимание, покрытые короткой шерстью уши развернулись на источник звука, и в голубых глазах отразился гнев. Лесная красотка моргнула, чтобы убедиться, не чудится ли ей это. Уфума она видела лишь однажды, когда Арюн учила, как управлять лодкой и ставить сети. Тогда эта мерзость, что посмела ступить на их земли, пала от парных клинков наставницы. На берег медленно выползал носитель хладной крови, один из тех, с кем была война в далёком прошлом. Сейчас они встречались реже и в основном совершали набеги из своего города, который словно паразит пил жизненный сок мира. Покрытое болотного цвета чешуёй тело прямоходящей рептилии медленно передвигалось от воды в сторону деревьев. Когтистые лапы зарывались в мягкий грунт, шаг за шагом подтягивая грузное тело. Длинная, вытянутая морда поворачивалась из стороны в сторону, лишенные природного тепла лимонного цвета глаза пару раз моргнули. Поправив на себе кольчугу, вторженец принюхался и насторожился. По топору и ножницам на боку красотка опознала в нём сборщика священных плодов.

— Сегодня твой последний день, нарушитель границ, — сквозь зубы прошипела она, сдобрив одним из самых жестких ругательств, — древоубийца.

С легким шелестом меч из клыка ака’матсуи покинул свои ножны, Яир'Ам сосредоточилась и мысленно обратилась к траве, росшей на берегу. Стебли взметнулись вверх и опутали ноги чудовища. В следующий миг копыта швырнули свою хозяйку вперёд на встречу с врагом. Пришелец заметил опасность слишком поздно, сорвал с пояса короткий черный жезл с шаром на конце, навел на противницу – золотистый луч с шипением прошел мимо её левого уха и прожег дыру в дереве. Клинок с глухим стуком ударился об оружие рептилии, отскочил, затем снова взлетел. Не давая рептилии воспользоваться своим артефактом, лесная воительница, ещё недавно расслаблявшаяся у воды, пыталась пробиться через блоки своего врага. Нарушитель мало того, что вторгся, так и принёс с собой железо, а использование его есть ересь! Кроме того, которое было у Детей Неба. Металл мёртв изначально, лишь из того, что когда-то было живо, можно делать вещи, которыми пользуются дети Миол.

Уфум защищался от пляшущей вокруг него танец смерти красотки. Хвост с естественной шипастой булавой со свистом рассёк воздух, намереваясь сделать подсечку, но Яир'Ам увернулась, подпрыгнув вверх. Все его контратаки шли мимо, противница играючи уклонялась от ударов хвоста и когтей, а на повторный выстрел из жезла просто не хватило времени. Тогда носитель хладной крови, раскрыл пасть и плюнул едкой слюной в лицо своей противнице. Лесная охотница, зашипев от боли, прорычала заклятие и резким косым ударом снесла чудищу половину черепа — растения добрались до верхних конечностей и не дали возможности увернуться.

Воительница отпрыгнула назад, чтобы мерзкая черная кровь не запачкала её копыта, и услышала гудящий звук. По небу летел, а вернее падал крупный объект. Пронесшись над самыми верхушками деревьев небесный корабль плюхнулся в озеро, подняв тучу брызг, расположенное ниже по течению реки.

— Кто бы это мог быть? — подумала она, убрав оружие в ножны, хладные давно забыли, как это делать, а шестерёнщики любят большие, сильно вытянутые и яркие суда.

Деревья, повинуясь приказам Яир'Ам, опустили ветви, создав лестницу, и она устремилась по поднятой над землёй тропе к месту крушения: «Миол укрепи мои стремления, дабы очистить мир от механической заразы».

***

Холодная вода ворвалась в кабину и отбросила пассажиров к стене, булькая и постанывая, вингхуф погружался в изобилующее кувшинками  озеро. До того, как он окончательно скроется в глубине, оставались считанные минуты. Приглушённо ухнув, на поверхности вздулся пузырь – аварийное заклинание вытолкнуло пассажиров из кабины. На поверхности показались две головы, одна с черными волосами, а другая с длинной огненно-рыжей гривой. Кай плыл на боку, поддерживая голову подруги, так, чтобы ноздри пони были над водой, загребая другой рукой. Тяжелая одежда, усиленная металлом, тянула ко дну, а каждое движение отдавалось болью. Наконец, ноги почувствовали дно, и он как мог, стал тащить единорожку к сухому месту, расположенному между деревьями.

— Сох ив? – парень обернулся на голос и отшатнулся назад.

Перед ним стояла на двух ногах низкая, где-то до груди фигура, в рогатом шлеме, сделанном явно из черепа какого-то зверя, тело было одето в нечто напоминающее короткий халат, покрытый переливающимися пластинами, а в почти человеческой руке был зажат слегка искривлённый меч.

— Сох ив? – снова спросил незнакомец, судя по мягкому голосу, это была она, — ежь нук давнг на дев?

— Не понимаю, — напарник волшебницы показал пустые ладони, — мы не причиним вреда.

Из-под шлема раздалось ещё несколько непонятных слов, затем фигура резко произнесла пару гортанных звуков, и мир взорвался болью в затылке, затем наступила тьма.

***

Кай пришел в себя, лежащим на кровати, в просторной комнате, погруженной в приятный полумрак. Обстановка расплывалась, а попытки что-то рассмотреть отзывались колокольным звоном в голове. Он прикрыл глаза и медленно досчитал до сотни. Слегка полегчало. Стены состояли из плотно сплетённых между собой стеблей, на которых росли цветы, испускающие едва заметное сияние. Ложе было мягким, из странного материала, больше похожем на лепестки, чем на ткань. Сверху до середины груди его покрывало мягкое одеяло, напоминавшее переплетение луговых трав. Пошевелив руками, парень увидел на запястьях браслеты, покрытые непонятными символами. Дальнейшее исследование показало ему, что он полностью наг, но и, кроме того, у него был ошейник, от которого тянулась лиана, теряющаяся в складках постельного белья. Вздох. Пленник. С другой стороны, на камеру это не походило. Выходит, в какой-то степени почётный.

Воспоминания о полёте потихоньку возвращались. Фэнг повредил консоль управления, направив вингхув в надвигающуюся грозу. Расчёт преступника был прост, зачем марать копыта кровью, когда природа может сделать за тебя мокрое дело. Случилось так, что ветер, ревущий словно дракон, которому в очередной раз отдавили хвост, отправил их во власть потока, или как его ещё называли воздухоплаватели «Великая Воздушная Река», что опоясывала весь мир. Согласно тем крупицам информации, которые землянин почерпнул в городской библиотеке, пересечь эту область вечного ветра не удавалось никому.

Человек смутно помнил, как успел заскочить обратно в салон воздушного судна, когда двигатель сделал последний глоток топлива. Прожорливый облачный монстр, которые только и успел, что откусить часть внешней оснастки корпуса, но в целом Мист удалось проскочить между его клыками. Буквально на волосок от гибели. Прикрыв глаза, Кай снова увидел яркие вспышки молний и кожей ощутил удары грома, от которых ходил ходуном весь корпус. У Судьбы своё ироничное видение надлежащих событий, и она уберегла кораблик от ярости стихии.

— Где я? – мысленно обратившись к обитающей у него в теле демонической сущности, спросил Кай.

— Почём я знаю? – беспокойным голосом ответила Шиона, — нас после падения хорошо чем-то приложили, возможно магией. Кстати, ты бы в отключке более пяти дней. Ты не представляешь, как я переживала, не получая раз за разом ответа.

Около кровати проявился видимый лишь фамильяру полупрозрачный образ демонессы – та переступала с ноги на ногу, смахивая слёзы у себя с лица. Крылья подрагивали, грива безжизненно свисла с шеи. Роскошный алый цвет шерсти поблёк, насколько это можно сказать применимо к персональной галлюцинации.

— Я думала, ты впал в кому! Я места себе не находила. О, слава Тьме, ты вернулся в сознание.

— Спасибо за беспокойство. У меня есть вопросы…

— Тише, тебе надо набираться сил. Ты не представляешь, как я счастлива, — землянину показалось, словно его некто нежно прижал крылом к чему-то тёплому, и он дёрнулся, — да не трепыхайся так. Всё нормально, тебе захотелось обнимашек, а я чуток помогла твоему подсознанию.

— Разве…

— Забыл? Спишу на стресс, а не травмы головы. Ты сам выпустил меня из «домика». А теперь мне самой не помешает расслабиться, прошу, изолируй мен-я-я… — демикорн зевнула, широко раскрыв рот.

— Погоди, хоть кто нас поймал? – вместо ответа послышался храп вперемешку с посапыванием, — да что бы тебя позанесло и подбросило.

Человек мысленно поместил свою «жиличку» в уютное жилище, созданное на основе игрушки ко Дню Согревающего Очага, и затворил ставни на крохотном оконце. В некоторой степени он даже завидовал алой кобылице, которая столь легко cмогла устроить себе отгул, когда вокруг происходит полный бардак.

— Есть здесь пони-будь? – крикнул парень, уже в слух, но в ответ получил лишь тишину, — Мист! Ау!

— Тут я, тут… — спустя полминуты под одеялом рядом некто закопошился, и показалась голова с всклокоченной рыжей гривой, — только не кричи так, голова раскалывается словно с похмелья. Как себя чувствуешь?

— Кости, похоже, целы, хотя, судя по остаткам синяков могли быть переломы, — человек поморщился и, подтянув руки, помассировал виски, — ощущения как после той попойки с Берри и Джейдом. Они ещё тогда премию получили.

— Бх-м фм-мг, — пони прикрыла рот копытом, и последняя часть фразы прозвучала более глухо, — нашел, кого вспомнить. У меня от воспоминаний твоего вида на следующее утро всё в желудке переворачивается.

Городская волшебница свернулась калачиком, ощупала свой рог и горько вздохнула — на нём был блокиратор магии. Снять подобный ограничитель без помощи сведущего мага было невозможно, иначе был риск получить крайне тяжёлые травмы. Фелледи перевернулась на живот и, насколько позволяли путы, подползла к своему фамильяру и положила голову ему на плечо, так было хоть немного поспокойнее. Чародейка укоряла себя за опрометчивое решение попытаться взять преступника на горячем, нужно-то было всего лишь обеспечить безопасность мирных жителей, а того пускай ловит гвардия.

— Не кручинься, — мягко произнёс Кай и погладил серое колено своей спутницы, — как думаешь, где очутились?

— Я не знаю в какой части мира мы находимся, кто нас схватил и зачем. Вряд ли ради выкупа, — пони слегка оскалилась, припоминая страны, где похищения с целью выкупа были не такой уж и редкостью, в отличии от родной Эквестрии, — просто признаки того, что мы не простые пленники налицо. Хочу обратить внимание, отсутствие голода и головокружение – норма. Дело видимо в серьёзной магии.

— Согласен, мы не обладаем всемирной известностью, тут нечто иное. Попробуй расслабиться, сейчас ничего не изменить. Главное мы вместе.

Прошло ещё минут пятнадцать, и за стеной послышали шаги, сопровождаемые парой высоких голосов. Дверь отворилась почти бесшумно, впустив двух существ. Незнакомка, вошедшая последней, коснулась стены, и растения на стенах, словно лампочки, загорелись ярче, давая возможность разглядеть детали.

***

Атмосфера в кабинете бывшего управляющего шахтой Димдена была столь напряжённой, что казалось её можно резать ножом. Шторм Винд чувствовала себя неуютно под пристальным взглядом следователя Шейлы Лауд из Кантерлотского Круга Магов, как можно было заключить из её документов. Поджарая кобыла со шрамом на левой щеке, пристально смотрела ей в глаза, словно собираясь разглядеть потаённые мысли знатной пони. Старшая дочь семейства де Айс не собиралась проигрывать в гляделки и сидела ровно, с каменным выражением лица. Форма цвета ночного неба почти сливалась с шерстью гостьи, но больше беспокоило не это. Множество защитных амулетов было вшито в декоративные элементы мундира, погоны, пуговицы. Маленькая ходячая крепость. Про таких, мать очень коротко выражалась – хорошего не жди.

— Итак, — единорог отложила папку на дальний конец стола, — давайте продолжим нашу беседу. Кем Вам приходится гражданка Морнинг Мист де Айс?

— Зачем опять это спрашивать? – ровным тоном ответила кобылица с пурпурной гривой, — ваши коллеги ещё в Мэйнхэттене выспросили и записали это почти дюжину раз.

— И всё же потрудитесь ответить.

— Она моя младшая сестра, — эквестрийка недовольно фыркнула, — так было, так есть и так будет.

— Не надо нервничать. Скажите, вы знали о её способностях к боевому колдовству? – ответом служителю закона было напряжённое молчание и нервно подрагивающее ухо собеседницы, — я жду ответа на поставленный мною вопрос.

— Да.

— Выходит, зная о таких, кхм-м, интересных способностях, ваша семья отправила свою дочь в Тейлсвилль, где она состояла на должности городской волшебницы. Одолела болотного жнеца, расправилась с вегетэкусом, учувствовала в полицейской операции против контрабандистов и много чего другого. Хороший, надо сказать, послужной список.

— Верно.

— Перейдём к событиям ближайших дней, -  Шейла переложила несколько страниц, а за тем ткнула копытом на интересующую её строчку, — вот. Она одолела бледнотика, умертвие со способностями к магии и демона из Тартара. Точную его видовую принадлежность наши специалисты ещё не определили, но сейчас это не так важно.

— К чему Вы это мне рассказываете?

— Вы знали, что Морнинг Мист всё вышеперечисленное совершила с помощью своего фамильяра, — проигнорировав заданный вопрос, инспектор встала со своего места, подошла к баронессе и прошептала ей на ухо, — какую интригу задумал твой род? От Взора Солнца ничто не может быть долго сокрытым. Вам следовало сразу сообщить о её способностях ещё в детстве, не говоря о текущей ситуации. Сокрытие эффективной боевой единицы является серьёзным преступлением.

— Это угроза? — голубоглазая пони ощерилась, прижала уши, но её неожиданно легонько ткнули в нос, для незнакомых лиц это было панибратским жестом.

— Что вы себе позволяете? Я де Айс!

Вороная единорожка встала со своего места, расслабленной походкой прошлась по комнате, рассматривая картины на стенах и образцы руд под стеклянными колпаками. Всем своим видом она показывала, что происходящее для неё такая же обыденность, как покупка пирожков к обеду. Чародей-следователь прошла к окну и принялась рассматривать горный пейзаж, откусывая по кусочку от яблока, взятого из вазы с фруктами. Минуты две она хранила молчание, наслаждаясь жгучим взглядом подследственной. Затем, пони развернулась, подошла к де Айс и прижала её к себе передней ногой в крепком объятии.

— Даже не начинала, милочка. Моя задача — это борьба с врагами престола. Вы отдаёте себе отчёт что такое — враг престола? К досточтимому потомку рода де Айс подобное не относится, верно? Чем скорее мы станем «друзьями», тем лучше. Ведь у друзей нет друг от друга секретов?

Старшую де Айс прошиб холодный пот, она прекрасно понимала к чему клонит собеседница, и была рада тому, что сейчас сидит, ибо была не уверенна в твёрдости своих ног. Опасная гостья со шрамом снова сидела напротив, безмятежно улыбаясь, словно беседа в закрытом кабинете проходила самая что ни наесть обыденная — про жеребцов, косметику или малышей. Обладательница синей гривы с пурпурными прядями пыталась осознать, кто же перед ней на самом деле, ведь жетон следователя от Кантерлотского Круга Магов – просто видимость. Паладин? Мускулатура развитая, явно регулярно тренируется для контактного боя. Нет, те же занимались прямой борьбой с чудовищами, которые время от времени появлялись тут и там в Эквестрии. Волшебники, нёсшие государственную службу, имели бело-синюю форму со знаками Солнца и Луны, никогда особо не скрывались. Вывод напрашивался сам собой, на расстоянии пары шагов сидел агент одной из спецслужб, подчиняющихся лично Принцессам, о чьём существовании ходят лишь слухи.

— Может вам стоит выпить? – разорвала тишину таинственная пони, — а то я чую напряжение. Поймите, если бы я желала вам зла, диалог происходил бы совершенно иначе.

— Всё в порядке, давайте продолжим.

— Хочу поговорить о фамильяре по имени Кай. Я знаю о планах предоставить ему гражданство и идее получения потомства от него с повышенным сопротивлением к магии.

— О-откуда? – едва сдержав удивлённый возглас, произнесла Шторм, всё больше осознавая свою полную открытость пред собеседницей.

— Милая моя, — кобылица со шрамом подавила смешок, — у стен тоже есть уши. Я ничего не имею против помощи в ассимиляции. Однако, учитывая его особенности, подобное должно происходить под контролем сертифицированных специалистов, а не кучки мелких дворян, желающих вернуть былую славу своему роду.

Сделав небольшую паузу, фелледи заглянула в глаза волшебнице и удовлетворённо заурчала – гражданка была готова к сотрудничеству, осталось обсудить некоторые важные детали. Информацию про вампиров и выявленные следы пространственных аномалий в Тейлсвилле Шейла решила приберечь на потом, когда увидится с младшенькой лично. Расследуемое дело обещало быть интересным, захватывающим, заставляющим нервы петь подобно струнам арфы, а жизнь играть яркими красками.

— Не думайте, что я монстр с холодной как у рыбы кровью, отнюдь, — мягким с щедрой порцией сострадания возобновила монолог следователь, — вы ведь провели магический поиск?

— Да… но не смогла её обнаружить, — голос Шторм дрогнул от этих слов, — всё отражено в моих показаниях.

Старшей дочери де Айсов хотелось зарыдать, уткнувшись в подушку, но она не могла подобным образом повести себя перед лицом чужака. Сестрёнка попала в действительно крутой переплёт, и если случилось худшее, то никакие важные связи в министерских кругах не вернут милую зеленоглазку назад. Ах, если бы тогда, много лет назад, на семейном совете не было принято судьбоносное решение. Нужно было то всего-навсего отправить учиться в столицу, пусть она там нашла себе… да хоть грифона, лишь бы была здесь. Рядом. Винд вспомнила, как спорила со своей сестрой, сорилась в детстве из-за кукол, обсуждала красивых жеребчиков и придумывала детские имена.

— Простите, — лазруная кобылица достала платок и вытерла слезу с щеки, — мне сейчас тяжело.

— Я хочу вам помочь, — волшебница Лауд мягко коснулась своим копытом ноги собеседницы, — мы проведём поиск по крови, нужно лишь ваше полное содействие.

— Вы же предлагаете… — голубые глаза чародейки расширились от удивления, она, конечно, предполагала радикальные методы, но, чтобы о них говорили так буднично, словно это вариант укладки гривы в парикмахерской — никогда.

— Мисс, не делайте такое лицо. Право же, — следователь бросила взгляд за окно, в которое светило Солнце, — некромантия не такая уж и страшная вещь, как про неё говорят. Принцессы допускают применение подобной магии. В благих целях, под контролем Круга Магов и без огласки, разумеется.

***

Ренниль брела около озера в центральном парке Мэйнхэттена, прокручивая перед глазами события последнего часа. Она пыталась получить удовольствие от созерцания ровных линий упорядоченной природы после сытного ужина, ну или плотного завтрака с точки зрения живущего в ночи. Кровь была получена от одного слегка фриковатого жеребца, который согласился поделиться ею добровольно. Началось всё вполне обычно, она сидела на скамейке, глядела на лунную дорожку, погружённая в свои мысли. Вдруг покой нарушил мягкий голос, незнакомец без спросу подсевший, спустя некоторое время начал мямлить, а потом словно набравшись смелости, попытался познакомиться. Обычно таких кобылица сразу отшивала, либо уходила, храня гробовое молчание, предпочитая по старинке самостоятельно проявлять инициативу при встрече. Однако тут ситуация была иная – земнопони, судя по форме одежды, студент какого-то колледжа, начал вываливать достаточно банальные, но милые комплименты. Носферату улыбнулась краешками рта и стала слушать, но чем дольше продолжался монолог, тем больше она удивлялась. Эквестриец неожиданно перевел тему на свои любимые книги, которые были посвящены вампирам, а точнее слащаво-розовым историям на данную тему. Черногривая красотка хотела было рассмеяться, слыша подобную чушь, но затем она услышала имя, которое ей показалось знакомым -  Хуфани Мэйнер. Вот только откуда оно известно. Ну конечно! Стукнув копытом по деревянной доске сидения, охотница вспомнила про писательницу, популяризировавшей некогда кошмарных существ из прошлого. Чтением подобной мути баловалась даже Мист. Последней каплей стало то, что сухощавый собеседник на полном серьёзе стал рассказывать о своей мечте – жизни в ночи и Охоте. Белоснежные клыки показались из-под губ, а из горла послышалось низкое рычание хищника. Ренниль собиралась лишь пугнуть незадачливого дурочка, но тот буквально лез в пасть, предлагал добровольно поделиться своей кровью с вампиром, коли доведётся повстречать такого. Дракулина призадумалась и приняла решение поесть, ибо мелкая живность из парков порядком надоела, а тут можно было сразу получить много жизненной энергии высокого качества.

К счастью, ночь была не по-весеннему тёплой, а студиозус оказался последователем нового течения тинейджерской моды, а именно, любителей клетчатых пледов, которые молодежь таскала с собой повсюду, дабы заворачиваться в них, пить какао и тяжело вздыхать о несправедливости жизни. Укутав незадачливого фаната, кобылица чмокнула его напоследок в лобик и пошла на выход из парка.

Проиграв в голове недавние события, Ренниль посмотрела на небо – ночь будет ещё длиться около трёх часов.

— Посмотрим, кто вы такая, мисс Мэйнер, — сказала про себя носферату и, взяв разбег, взмыла к облакам.

Искать писательницу в большом городе, ничего не зная о ней, было глупо. Следовательно, нужно было посетить книжный магазин, но все они не работали в столь поздний час. Мерно взмахивая крыльями, пони скользила между облаков, рассматривая улицы, пока её острый взгляд не приметил нечто занятное. Множество гробов, могильных плит и огромных летучих мышей находилось около приземистого здания с колоннами, при более подробном рассмотрении оказавшимися хорошо сделанной бутафорией. Спланировав на улицу, кобылица увидела устало бредущих горожан с сумками полных свежеотпечатанных буклетов – резкий запах типографской краски не ускользнул от изящного носика черной красотки. Бросив взгляд, она смогла разглядеть на торчащих наружу листках вампиров в героических позах. Недовольно фыркнув, она ускорила шаг и оказалась перед входом, табличка над которым гласила: «Круглосуточная библиотека им. Твайлайт Спаркл». Поднявшись по лестнице, она попала в вестибюль, освящённый множеством свечей, на деле оказавшимися восковыми столбиками с крохотными светящимися кристаллами. Воздух наполняли мрачноватые органные переливы. При всей нелепости происходящего, Ренниль неохотно согласилась, что оформители сего действа не зря свой овёс едят.

— Доброй ночи, — обратилась дракулина к дремлющей служащей, стоящей около сделанного из картона участка кладбища, — не могли бы вы мне помочь?

— А? Что? – пегасочка встрепенулась, поморгала своими большими серыми глазами, — счастливой охоты, сестра! Слушаю вас.

— Я бы хотела узнать про Хуфани, которая написала эту популярную книгу, — услышав пожелание, обладательница кожаных крыльев натянуто улыбнулась, — и если можно, то мне бы с ней встретиться. Не знаете где она живёт?

— Адрес её дома ни для кого не секрет, но пожалуйста, уважайте право мисс Мэйнер на уединение, толпы таких как вы просто осаждают её жилище.  От спокойствия нашего любимого автора зависит то, как скоро выйдет новый том её потрясающей саги, — в тоне поняши чувствовалась искусственность, вызванная видимо неоднократным повторением шаблонных фраз, — а сейчас хочу предложить бестселлер «Мёд и рубиновое сердце». Мэтр, наконец, раскрыла тайну того, кто скрывался под именем Родериго.

— Спасибо, — носферату краем глаза покосилась на стопки толстых книжек в бордовых с золотом обложках, — я просто новенькая, и мне бы хотелось знать, с чего начать.

— Мэм, Вам не слыханно повезло, в нашей библиотеке самое полное собрание сочинений мисс Мэйнер. Пройдите, пожалуйста, к стойке администратора, запишитесь к нам и погрузитесь в потрясающий до глубины души мир чувств вампиров и простых смертных. Отвага, коварство, любовь и предательство…

— Спасибо, ещё раз, — Ренниль прервала тираду собеседницы и, взяв себя в копыта, пошла к жеребцу в голубоватом мундире, который выдавал и принимал книги у посетителей.

— Счастливой охоты, сестра! – снова раздалось приветствие, от которого благородной носферату на миг захотелось продемонстрировать белизну своих прекраснейших клыков, — чем могу Вам помочь?

— Красавчик, мне бы стать вашим читателем, а за одно взять те издания, которые предшествовали Рубиновому Сердцу, — игриво подмигнув, живущая в ночи слегка развязно привалилась к деревянной стойке и с удовольствием заметила, как эквестриец сглотнул, скользнув голодным взглядом по совершенному телу.

— Сию секунду. Желаете взять десять книг сразу?

— Их уже так много?

— О, вы видимо не в курсе. Это только из сюжетной линии про Муни Вуда и сестричек из серебряного замка, на самом деле, у нашего любимого автора намного больше шедевров. Жду не дождусь, когда будет анонсирован следующий том.

— Так, — решительно сказала пони, — мне нужна самая первая часть. Остальное позже.

***

Человек сел, поморгал, как если бы хотел прогнать утреннее наваждение – ему не казалось. Во-первых, они были двуногие, во-вторых, носили одежду – набедренные повязки и узкие топы. В-третьих, внешность их была почти привычной, за некоторыми исключениями: кожа цвета молочного шоколада, нижняя часть тела была как у пони, с ниспадающим почти до начала голени хвостом, мордочка более плоская, чем у обычного эквестрийца, но всё же вытянутая, в сравнении с человеком. Длинные, густые волосы были зачесаны назад и закреплены заколками, кроме того, в верхней части лба были два небольших рога, загибающихся в сторону затылка.

— Куо махвад вип, – та из вошедших, что была повыше, подошла к кровати и коснувшись своей груди ладонью продолжила, — охн понгвиже Яир'Ам.

— Ёу гхах Аллебара, — тонкий пальчик указал на спутницу, которая улыбнулась и слегка кивнула.

Затем взглянув на смотрящую на них тяжелым взглядом пони, повторили свои слова. Кай покачал головой, давая понять, что язык для него не понятен. Низкая спутница первой подошла и прицепила к их ошейникам особых гостей медальоны, другая при этом как будто случайно перебирала пальцами по рукояти дубинки, висевшей на поясе.

— Приём, как слышно? – спросила та, что представилась Яир'Ам, — приём. Моя куич понятна?

— Вполне, — землянин моргнул, услышав такое, решив, что ему показалось, и коснулся ошейника, — а зачем это? Я не собираюсь на вас нападать.

— Так надо, — Аллебара подошла с другой стороны кровати и села на край, — причинять вреда нет. Ей – нет. Хорошо — да. Одевать тебя сейчас правильно. Отказ нет. Всё знаете, кумвии.

Ощупав толмачовый амулет, Кай увидел, на сколько грубо он был сработан. Часть деталей держалась, откровенно говоря, на честном слове, вставленные кристаллы были мутные и имели трещины. Оставалось надеяться, что данное устройство не сильно исказит речь и ему не пересчитают рёбра, неправильно истолковав какую-то фразу.

— Что-то не так? – видя заминку и поединок взглядов, возникший между чародейкой и местными обитательницами, — мы не желаем вам зала, мы просто попали в беду.

— Твоя успокоиться. Её успокоиться. Новая жизнь ждёт. Великое благо – да. Хорошо, — высокая представительница, неизвестной человеку расы, произнесла это с долей торжественности, словно собиралась пригласить на сцену для вручения какого-то приза, — нукнен венг славная Росинка.

***

Процесс одевания представлял собой сложное завёртывание в широкий прямоугольник ткани зелёного цвета, многочисленные складки были специально скреплены костяными зажимами. Человеку подобная одежда оказалась впору, а вот кобылка стала напоминать жеребёнка, облачившегося в самодельный костюм не то мумии, не то призрака на Ночь Кошмаров.

— Не смейся! – обиженным тоном буркнула кобылица.

— Хих… даже не улыбаюсь, — фамильяр прикрыл рот ладонью, сдавленно фыркнув.

— Я всё слышу! – единорожка игриво боднула спутника и нервно рассмеялась.

Конвоиры некоторое время наблюдали за шутливой перепалкой, а затем тараторя на своём языке, так быстро что волшебный переводчик не справлялся, вывели своих пленников за дверь. Первым пунктом назначения оказалась баня, топившаяся к недовольству землянина по-чёрному. Заглублённая избушка больше всего произвела впечатление на Мист, которая о подобных местах мытья только читала. Вопреки её ожиданиям, закопчёнными были лишь стены да потолок, лавки напротив чистыми. Преодолев смущение, чародейка отдалась в руки банщиц и зажмурилась, мелко вздрагивая, когда веник касался её шерсти. Парень решил воспользоваться местным сервисом на полную, раз уж подобный «банкет» оплачивать не ему, посредством жестов и дающего сбои толмача получил массаж с маслом. Всё приятное имеет свойство заканчиваться, и их вывели на улицу, по которой маленькая процессия отправилась дальше.

Все крупные деревья на территории города-крепости имели внутри себя дом, причем не вырубленный, а выращенный как часть ствола. Отдельные экземпляры имели даже третий этаж среди ветвей. Остановившись, человек и пони пытались найти хоть какие-то следы инструментов – ничего. Окна были затянуты какой-то прозрачной мембраной, явно органического происхождения, на ощупь напоминающую грубую листву. Воительницы из почётного эскорта, как их про себя обозвала чародейка, избегая термина конвоиры, усмехнулись и принялись рассказывать, что все строения были получены естественным путём. Население деревни не поражало взгляд буйством расцветок как в других городах Эквестрии. В основном оттенки были от молочно-шоколадного цвета до речной глины. Уже не удивляло численное превосходство представительниц прекрасного пола, которые тут были даже немного крупнее мужчин. Многострадальная память решила немного помочь своему владельцу, подсказав термин, обозначавший мифических персонажей, сатиров, на которых жители были лишь похожи. Основное отличие было в том, что нижняя часть была не козлиная, а понячья. Верхняя также была покрыта шерсткой, как и ноги, но более светлого оттенка.

— Лод и Саргх, смотреть. Помнить, — Аллебара откинула назад свои пепельные волосы и рукой подтянула свисающую полую лиану, — вкусно-сытно, пить.

Пока она при помощи массирующих движений сдаивала себе в рот древесный сок, её товарка Яир'Ам с улыбкой поглаживала себя по животу.

— Захотел-пей, — добавила сатирка и, указав пальцем куда-то вверх по улице, добавила, — идём. По пути слушать нас. Высшая ждёт.

        Наконец они оказались перед огромным деревом, которое можно было наблюдать из любой части города-крепости, ствол, взметнувшийся к небесам, напоминал секвойю, а шириной баобаб. Его кору покрывали флористические узоры, которые под определённым углом складывались в антропоморфные фигуры. Художник их создавший был либо невероятным мастером, либо умелым заклинателем, сумевшим, образно говоря «заморозить движение». Персонажи, помещённые на специфическое полотно воспринимались словно живые.

Внутри было светло и просторно, а на стенах можно было наблюдать весьма натуралистично выполненные картины повседневной жизни. В самой глубине стоял трон, на котором словно каменное изваяние сидела старая джакса с убелёнными сединой волосами. С ничего не выражающим лицом она изучала пришельцев.

        — Поклонитесь высшей жрице, — раздался за спиной землянина громкий шепот, но Кай не шелохнулся, равно как и городская волшебница, — живее! Она гневаться!

        Спустя минуту ожидания тишину разрезал сухой смех.

        — Да, совсем как они, — властительница жестом велела подвести парня и кобылку ближе, — кто надел на них тхогх’апи?

        — Простить, Великая! Спешили мы.

        — Живо из моих запасов, — старая дама топнула ногой, сдобрив приказ тирадой из не самых лестных слов, судя по тону.

        Команда была выполнена незамедлительно, и фамильяр с чародейкой стали обладателями толмачей, собранными значительно лучше.  Все элементы магических предметов были сокрыты внутри, являя зрителям гладкую поверхность с едва выпуклым изображением куста, напоминающего стилизованное сердце.

        — Не бойтесь, юные создания, — слова стали гораздо более понятны, — вас ждёт великое благо. Скоро вы присоединитесь к нам и станете абсолютно счастливы.

        — Это ты так плен называешь? – Мист сделала шаг вперёд, глядя прямо в глаза жрице, — я гражданка Эквестрии и подобное похищение вам просто так не сойдёт!

        Вдоль стен зала находились вытянутые клумбы с тюльпанами, которые назвать обычными нельзя было даже при быстром взгляде. Первое за что цеплялся глаз – размер лепестков был почти с голову минотавра. Самое странное — над ними курились тонкие столбики дыма, распространяя вокруг приятный аромат. Присмотревшись, молодая кобылка увидела – ни в одном бутоне не было огня, но вместе с тем это не мешало им испускать волны тепла. Даже непродолжительное нахождение в помещении начало приводить городскую волшебницу в состояние эйфории, сердце хотело песен и плясок. Помотав головой, она поняла – долго сопротивляться дурману не выйдет, сколько не сжимай губы.

        — Всё хорошо, — парень мягко подхватил свою спутницу, когда она покачнулась, неуверенно отступив назад, — я рядом.

        — Послушай своего друга, маленькая пони. Просто расслабься и дыши полной грудью. Богиня не сердится, ибо ты сейчас глупое дитя, которое не понимает, что лопочет.

        — Так зачем мы тут, госпожа… э-э-э, — начал фразу парень, инстинктивно пытаясь отвлечь внимание на себя, — мы лишь мирные путники.

        — Обращайся к ней Великая или высшая жрица Яир'о'ктива, — положив руку на плечо парня, около уха зашептала Аллебара, — и не забывай кланяться.

        — Я всё слышу! Не вынуждай его делать это, — раздался властный голос, — Небесный Народ не склоняет головы. Вспомни, те кто пытались их заставить, больше никогда не встретят весну.

        — Как пожелаете, о Великая, — ответила дама с пепельно-серыми волосами и склонила голову.

        — Почему вы не хотите нас отпустить, — спросила чародейка и тихо, фыркнув, добавила, — высшая жрица Яир'о'ктива.

        — Вы несчастны, измождены, а мы скромные дети Миол приведём всех к бесконечной радости. Ваши будущие Сёстры и Братья просветят вас относительно всеблагого будущего.  Только представьте, жизнь без страданий.

        — О, Великая, — кашлянув в кулак, помощник пони слегка усмехнулся, — давайте мы сами найдём путь в жизни. Если уж на то пошло, то пичкать дурманом гостей не красиво.

        Договорить помощник пони не смог, вдруг нечто невидимое мягко, но плотно опутало рот, не давая проронить ни слова.

        — Да как ты посмел, — прошипела сзади Яир'Ам, — самец…

        — Довольно, человек. Да, не удивляйся, я многое знаю. Твой возраст ещё не даёт достаточно мудрости для осознания происходящего, — похожая на мифического сатира женщина развеяла своё заклинание немоты, — поболтать ты сможешь в другом месте. До ночи Красной Луны ещё много времени, дабы провести все необходимые ритуалы.

        Перст владычицы племени указал на приведших в храм почётных пленников джакс так, что те невольно вжали головы в плечи: «Вы двое, отвечаете за них головами. А теперь прочь с глаз моих, мне надо молиться Миол».

***

        Ренниль отложила книгу и посмотрела на потолок гостиничного номера. Там не было ничего кроме лепнины и позолоченной люстры. Картины в рамах из ценных пород дерева, мраморные статуи по углам. Изящно, дорого, собственно, как и следовало ожидать от люкса. Она встала с кровати, подошла к столу и налила в бокал вина. На лице черной кобылице отразилось наслаждение – коридорный не преувеличивал, напиток был действительно хорошей выдержки.

        За окном была приятная тёплая ночь, и многие горожане неспешно прогуливались, кто по одиночке, а кто и компанией. Тишь и благодать, но лишь на первый взгляд. Носферату беспокоила автор популярной серии про вампиров, которая нарочито искажала наиболее страшные стороны жизни мрачных охотников. Совпадение? Слишком хорошо для правды. Хуфани Мэйнер могла контактировать с теми, кто скрывает своё существование, однако даже не самый умный вампир не стал бы выбалтывать смертным все подробности своей новой жизни. Могла ли она сама быть дракулиной? Ренниль усмехнулась – нет, иначе бы автор бульварных романов не позировала бы на пляже с доской для сёрфинга. Солнце бы в считанные минуты сожгло бы её дотла. Даже если предположить полную сытость от отданной добровольно крови, срок можно было поднять, скажем минут до десяти. Потом – пшу-у-х. Факел, смрадный дым, обугленные кости. Обладательница Слезы Праматери? Наличие подобного артефакта могло объяснить дневной образ жизни. Однако даже с ним приятного в таких прогулках будет мало.

        — Да что с тобой не так? – благородная носферату осушила бокал и, вернувшись на кровать, принялась листать журнал, повествующий о жизни популярных персон, — ну мараешь бумагу всякими глупостями… Похоже даже не понимаешь какую медвежью услугу оказываешь своим читателям. Так, а это?

        Дракулина заметила, что интересующая её персона на всех снимках была в больших тёмных очках. Ничего удивительного, часть образа, а то и просто рекламная компания какого-то бренда.

        — Не, не это, — бормотала себе под нос обладательница тщательно уложенной черной гривы с синими прядями, — почему ты мне так не понравилась? Доводилось мне читать и более глупые истории.

        Живущая в ночи пони опять встала и принялась ходить по комнатам своего номера. Спальня, гостиная, прихожая, трапезная… Красивые интерьеры сменяли один другой по кругу, но беспокойство не хотело покидать стройную эквестрийку. Помимо полученной несколько дней назад в библиотеке книги «Неотразимая кусака» был красочный буклет, предлагающий получить десятипроцентную скидку на абонемент в фитнес-клуб, плюс ежедневную бесплатную чашечку травяного чая на год для первой сотни, в находящемся там фито-баре.

        — Ну зожники… молодцы, нечего сказать, — Ренниль уже собралась скомкать плотный листок и выбросить его, как вдруг обратила внимание на владельца физкультурно-оздоровительного комплекса -  Мэйнер.

        — Бред, ты ищешь не там, — укорила себя пони, но нечто остановило её.

        Кобылица вспомнила Кая, который регулярно снабжал её кровью за вознаграждение. Маленькая деталь, которую она оговорила с ним позднее, после заключения устного договора. Особая диета накануне ночного визита – воздержание от алкоголя и раскуривания весёлой травы в компании приятеля-парфюмера. Стоп, слишком просто. Вампиры продвигают здоровый образ жизни исходя из гастрономических предпочтений? Хотя вкус крови её друга улучшился, если можно так выразиться с увеличением числа регулярных занятий физподготовкой.

        Любопытство свойственное каждой кобылке, даже если она была из племени не мёртвых, взяло вверх, и она вышла на балкон. Ночь была красива, принцесса Луна снова постаралась – небо словно бриллиантами чистой воды было усыпано звёздами. Ночь звала. Звала раскинуть крыльями и насладиться свободой, которую мог дать только полёт. Взмахнув крыльями, пони без труда взмыла ввысь, ибо несмотря на плотную застройку, каждый уважающий себя отель делал номера с возможностью улететь без использования крыши или улиц. Воздух в городе был не такой как в лесу или горах, но по-своему интересен. Чувствительный нос различал запахи асфальта, дорогих духов, изысканных ресторанов, каменой кладки – ничего странного.

Скользя между редких облаков, носферату добродушно улыбалась встречным, изображая из себя состоятельную туристку. Мощные мышцы работали словно отлаженный механизм, со свистом неся свою хозяйку над достопримечательностями Мэйнхэттена, заложив пирует, кобылица обогнула высокую башню с часами и, камнем упав, промчалась под мостом, едва не касаясь воды копытами. Отыскать фитнес-клуб не составило труда. Приземистое здание, отделанное мраморной плиткой, идеально вписывалось в архитектурный ансамбль улицы, ничего вызывающего в стиле романов популярной писательницы. У входа стоял швейцар. Смертный. Жеребец зебриканец в белоснежной ливрее с посеребрёнными галунами.

        — Добро пожаловать, госпожа, — служащий отвесил лёгкий поклон и открыл дверь.

        Ренниль, пройдя через холл к ресепшену, не заметила ничего странного. Как и во многих других заведениях подобного толка были просторные помещения с высокими потолками, мягкими покрытиями полов для приглушения стука копыт. Живые цветы, фонтанчики для питья, вазы с фруктами для гостей.

        — Добрый вечер, мэм. Вы новенькая? – уверенный голос прервал наблюдения дракулины, — меня зовут Тайстреч. Давайте я вам тут всё покажу.

        — Привет! Можете звать меня Ренниль, — носферату подмигнула пурпурной пегаске, — мне попалась ваша реклама. Вот интересно стало.

        — И вы не ошибётесь, если выберете нас! – кобылка в спортивном костюме, привстав на задние ноги хлопнула передними копытами, — наши тренеры лучшие в городе. Да что там, во всей Эквестрии. Вы, я вижу, профессионал, поэтому сегодня и только для Вас уникальное предложение. Полгода занятий с персональным тренером по цене четырёх месяцев. Здорово? Но это ещё не всё! Абсолютно уникальное предложение – шоколадное спа всего за пять бит. Только сегодня!

        — Помедленнее, моя милая. Я просто осматриваюсь.

        — Простите, — не унималась служащая, — желаете взглянуть на наши бани? Гарантирую, они впечатлят даже самого взыскательного клиента.

        — Погоди, — осадила собеседницу красивая словно ночь фестралка, — и кто тебе сей текст… Дай угадаю, ваши доморощенные гуру маркетинга повышают продажи?

        — Простите, мэм, — Тайстреч шмыгнула носом и с навернувшимися слезами посмотрела на гостью, — пожалуйста, не жалуйтесь на меня старшему менеджеру. Я только выполняю инструкции.

        — Ох, горе ты луковое, и не собиралась. Просто ответь мне честно, — красные глаза носферату полыхнули огнём, вводя смертную в состояние лёгкого гипноза, — сосредоточься и слушай мой голос. Видела что-нибудь необычное, странные посетители, например.

        — А-а-а… нет… да, — молодая поняшка наморщила носик и чихнула, — простите, мэм. Цены ниже среднего, услуги тянут как минимум на категорию «Расширенный пакет».

        — Демпингуете?

        — Простите, я вас не понимаю. В области фитнеса я работала и раньше, но такого места не встречала.  Старший персонал… они как и везде. Требуют повышения показателей, причём очень важно как можно больше клиентов затянуть на тренинги по развитию тела и духа. Вот что странно, данная услуга весьма дорогая, но её предоставляют бесплатно тем, кто демонстрирует высокую спортивную форму.

        — И что там?

        — Собрания на природе, медитации и авторские лекции.

        — Понятно. Ты можешь оформить меня?

        — С радостью, — пурпурное крыло указало на стойку, — прошу вас. Заполнение форм займёт несколько минут.

        Играя роль обычной клиентки, обладательница кожаных, словно у летучей мыши крыльев, делала вид, что небрежно читает и ставит галочки наобум. Вроде всё было нормально, каждый вопрос снабжался примечанием. Например, группа крови была нужна для подбора оптимальной схемы питания, а вредные привычки… и так ясно. Перевернув лист, её глаз упёрся в название фитнес-клуба «Оникс». Помотав головой, она замерла, удерживая зубами перо – в памяти всплывали тени воспоминаний.

        — У Вас появились вопросы? – осведомилась пегасочка, удерживая крылом очередной бланк.

        — Нет, просто… не бери в голову.

        Происходящее напоминало страницы глупого романа, когда у главной героини раз за разом поваляются враги из глубин прошлого, о которых все забыли.  Лишь один клан на памяти дракулины любил использовать ониксы для церемониальных одежд своих иерархов. Не выражая на своём лице лишних эмоций, прикусила кончик пера, вспоминая как вместе с Каем и Мист разгромила его недобитых членов. Вдруг те жалкие упыри не были последними? Нет, нет. Не может быть, чтобы они расположились столь нагло в крупном городе? С другой стороны, хочешь спрятать — положи на самое видное место. Чернокрылая красотка внимательно рассматривала выданные ей документы, тихонько постанывая для вида. Ничего примечательного. Отчасти подобная игра облегчалась бюрократизацией современного эквестрийского общества, особенно в крупных городах. Бланки, анкеты, опросники и другая макулатура появлялась перед ней на столе, сопровождаемое словами «сейчас, сейчас», «ещё чуточек с жеребячий носочек» произносимые слегка виноватым тоном.

        — Вот и всё, госпожа Ренниль! Пойдёмте, я Вас проведу к тренажёрам. К сожалению, сегодня инструкторов уже нет, но они непременно будут с утра.

        — Я уже думала встретить тут второе пришествие Найтмэр Мун.

        — Хи-хи, — прыснула пегаска и прикрыла рот кончиком крыла, — простите.

        — Да что ты всё время извиняешься? Брось это.

        — Про… не буду так больше делать, — молодая кобылка виновато улыбнулась, — прошу Вас.

        Несмотря на поздний час в зале было трое любителей, хотя нет, фанатов бодибилдинга. Перекаченные, одетые в костюмы по последней моде и с лицами не обременёнными интеллектом.  Они устроились рядом друг с другом, синхронно тягали железо, перебрасываясь при этом шутками. Тайстреч замедлила шаг, пристроившись так, чтобы быть как можно менее заметной за более крупной фестралкой.

        — Какие-то проблемы? – от взгляда дракулины подобное не могло ускользнуть.

        — Никаких, мэм… — голос пегаски едва заметно дрогнул, но она поправилась и бодро продолжила, — вот тут, в паре шагов есть новёхонькая беговая дорожка, которая позволяет имитировать спуски и подъёмы автоматически. Буквально три дня назад поставили.

        — А мне нравится тот, — кожистое крыло показало на кроссовер, которым сейчас пользовался рослый алмазный пёс, — всегда хотелось попробовать такую штуку.

        — Но… не стоит… рядом есть свободный, — тонко прошептала кобылка-администратор, — они приставучие. Ищут повода похвастать своими достижениями и принизить других. Друзья управляющего, поэтому их тут терпят.

        — Ах вот как, — глаза носферату хищно сверкнули и, надев на себя маску глупенькой красотки, покачивая крупом пошла знакомиться, — не вмешивайся и просто смотри, если хочешь.

        Приблизившись к поклонникам совершенного тела, носферату потянулась, демонстрируя свою ухоженную шерстку. Привалившись к одной из опор тренажера, на котором усердно пыхтел земнопони, она томно вздохнула и похлопала ресницами. Реакция последовала незамедлительно – лязг разом прекратился. Дракулина чувствовала себя творением скульптора, перед которым собрались ценители искусства. Не было ничего сложного в лёгком амурном мороке, от которого лица, не наделённые развитым мышлением, впадают в экстаз и не замечают вокруг ничего.

        — Привет, крепыши! Как дела? – розовый язычок быстро облизнул верхнюю губу, распаляя воображение собеседников, — я тут новенькая. Не поможете ли мне воспользоваться этой штукой?

        После тройного ага, бодибилдеры наперебой стали рассказывать, как пользоваться «бабочкой». Ночная охотница с придыханием кивала, просила показать и назвать ту или иную часть блестящей механической конструкции, параллельно изучая субъектов. Ни на одном из них не было даже истончившихся следов питавшихся кровососов. Просто крепкие тела, пышущие здоровьем.

        Бум-с!

        — Ой, а он такой тяжё-ё-лый, — смахнув не существующий пот со лба, фелледи выдохнула и опустила передние ноги, — сейчас чуток отдохну. Вы только не отходите, а то я одна не справлюсь.

        Ответом ей было дружное сопение. Пони, грифон и алмазный пёс едва не рыли землю копытами, прикидывая, как ещё можно угодить сидящей перед ними милашке.

        — Ой, а скажите, мои дорогие, вы тут такие мускулы накачали. Давно занимаетесь?

        — С ранних лет, в школу даже ещё не ходил, — жеребец хлопнул себя копытом в грудь, — я тут с корешами месяца три.

        — Замечательное место, — крылатый лев согнул переднюю лапу, демонстрируя накаченные мышцы, — ты только погляди, какая красота. Меня кстати, Зорен зовут, а того пушистика Даг.

        — Не называй меня так, — нахмурившись, произнёс алмазный пёс, но затем, улыбнувшись, добавил, — цыпочка, ты как относишься к отдыху на природе?

        — Это предложение? – ночная охотница с наивностью в глазах осмотрела обступивших её самцов, — я фелледи современная, хотя…

        — Да не слушай его, — пони шутливо отвесил подзатыльник приятелю, — он имел в виду духовное самосовершенствование. Наши регулярно проводят тренинги за городом. Палатки, костёр, медитация, лекции о трезвости и всякая мудрёная гимнастика. Ну и танцы, спортивные разумеется.  Составь нам компанию, а? Будет замечательно, познакомим тебя с нашими гуру.

        Черные ушки дрогнули, старательно разбирая поток слов, которые обрушили на их обладательницу новые знакомые. На первый взгляд всё выходило замечательно, сеть фитнесс-клубов «Оникс» активно насаждала принципы здорового образа жизни. Собрание на выходных в лесопарке за городом, вдали от посторонних глаз. Безопасность гарантировалась инструкторами и большим числом участников, что практически сводило к  нулю успешную охоту. Интуиция подсказывала – надо проверить данную тусовку, но как? Днём туда не пробраться, следовательно, нужен был агент, желательно парочка или табунчик. Влюблённые меньше привлекают внимание, лучше всего выбрать кто-то из числа знакомых.

        — Как интересно, мальчики, — Ренниль резко распрямила передние ноги, заставив тренажер громко лязгнуть, — упс-и-и. Он не сломался?

        — Всё хорошо, — ответил грифон и, подкрутив винты, уменьшил уровень нагрузки до минимума, — теперь будет полегче. Попробуйте.

        — Ну, ребятки, я не принцесска, могу и больше двинуть. Да-да, не смотрите на меня так.

        Ответом ей было сдержанное хихикание и выражения лиц, которые ей говорили – собеседники ни на йоту не верят в силы молодой гостьи спортивного центра.

        — А давайте пари? – лукаво подмигнув, носферату утрированно напряглась, закряхтела и сделала вид, будто пытается приложить большое усилие, — победитель загадывает желание.

        — Эй, хватит хихикать, — надув чёрные щечки, кобылка сделала сердитую мордашку, а на её переносице появились восхитительные складочки, — это не вежливо.

        — Ну, будет тебе соревнование, — жеребец похрустел шеей и сел за тренажер сбоку, — а вы парни будете «секундантами».

        Поначалу положение фестралки было очень печальным, она напрягалась, шумно дышала и театрально стонала. Механизм едва дёргался, пытаясь прикинуться умирающим. Однако, груз, казавшийся не подъёмным, нарастал с каждым раундом. Зрители улюлюкали и заговорщически шептали своему приятелю интересные идеи, как можно поразвлечься с красоткой. Однако, аутсайдер постепенно стала нагонять лидера и теперь уже пегас, обливаясь потом, с расширенными от удивления глазами смотрел как бэт-пони потребовала поставить дополнительные чугунные пластины. От былой простушки не осталось и следа, она без напряжения стремительно поднимала планку веса.

        — Но как? – удивился грифон, когда он с алмазным псом, кряхтя приволокли последний блок и установили его на тренажер, так и не представившейся эквестрийки, — такое могут тягать лишь минотавры.

        — Я победила, ией! – от взмаха головой чёрная с синей прядью грива, взлетела и опала водопадом волос, — ну-с… и что же мне захотеть?

        — Мг-м-м, — промычал Даг, растягивая вторую букву, почесав когтистой лапой затылок, — пы-ы-ва ящик? Или два!

        — Ну вы и шутники, ха-ха-ха, — приятный словно звон колокольчиков смех оборвался, сменившись тихим, но властным голосом, — а теперь кутята, вы будете выполнять мои указания. Я ваша несравненная Госпожа!

        Глаза носферату на секунду засияли подобном красным лунам, и новые подчинённые синхронно закивали. Ренниль решила подстраховаться и запастись прикрытием для своих будущих агентов в спортивном лагере. Обнаружить подобное вмешательство в разумы будет не просто, если конечно не выпускать их против сильных вампиров, да и те должны целенаправленно искать. Даже если на природе ничего плохого не случится, то местные качки смогут отогнать задир, в худшем случае дадут шанс сбежать.

***

Вечерело, и на небе начинали появляться первые звёзды, одни горожане вышли прогуляться перед сном, а другие навестить таверну «Ржавая подкова», которая приветливо распахнув двери, ждала своих постоянных посетителей. По улице медленно брел молодой пегас, погруженный в свои мысли. Он прилетел в Тейлсвилль после длительного отсутствия, вызванного глупейшей ссорой со своей подругой.

Первой письмо написала Сапфир, где приносила извинения за свою вспышку Сноу Лайту, а он долго думал над ответом и изложил его в стихах. В свои вирши молодой клерк вложил столько романтики, что даже пожалел о слишком явном выражении чувств и с нетерпением ожидал ответа. К счастью, кобылка не дулась, направив своему другу сувенир – сделанную вкопытную из цветного картона летучую мышку с сердечком в зубах.

Жеребец приостановился, пропуская мимо стайку припозднившихся стригунков, которые во весь опор несли домой. Эквестриец поправил сумку и задумался, как дочка шерифа отнесётся к подарку. Отвергнет или обрадуется? Второе скорее всего, ибо то, что лежала в плоской вытянутой коробочке напрямую относилось к сильному помешательству значительной части населения. Ох уж эти фанаты… Жеребец поймал себя на мысли, что покидать этот город одному как-то не хотелось.

Перед глазами Лайта появился отец, домосед, преуспевший на ниве каллиграфии и его три жены. Восемь глаз изучающее смотрели на своего отпрыска, по выражениям лиц старших нельзя было сказать сердятся ли они, либо довольны. Пегас, вздохнув поёрзал на стуле, в последний раз предки были так серьёзны после извлечения его из поницейского участка за пьянку с дракой.

— Итак, сын, — медленно произнёс жеребец, продолжая прикидываться статуей, — снова очередной роман? На этот раз провинциалка? Пфе-е. Не посрамит ли данная особа нас в обществе?

— Не молчи, милый. Папе это не нравится, — сказала главная кобыла табуна, едва двигая губами.

— Сапфир замечательная, умная и талантлива в музыке, — парировал белогривый эквестриец, — послушайте её игру на саксофоне. Чарующе, просто чарующе.

— Фи… — то ли сказала, то ли просто сделала такой выдох старшая жена, но это определённо было неодобрение, а её две другие «сестры» одобрительно закивали, — сакс не инструмент для уважающей себя леди. Вот виолончель или арфа другое дело.

— Мне всё равно она нравится, и я хочу попросить стать её моей особенной пони!

— Сын, твои братья уже остепенились, а ты всё порхаешь где-то там… — покрытый пятнами туши кончик крыла ткнул в потолок, — всё витаешь в небе. Мы специально устроили тебя в бумагомарательный отдел, где больше всего пегасочек твоего возраста. Допустим, они не подходят… Вот чем тебе не нравится дочка маминой подруги, а? Умная барышня, уже старший лейтенант.

— Клауд, нет!

— Ты смеешь мне перечить?! – Лайт знал, отец не любил, когда члены семьи обращались к нему по имени, и сейчас улыбнулся, увидев, как мраморная маска дала трещину, выпустив наружу подлинные эмоции, — неблагодарный отпрыск! Мы печёмся о твоём будущем, хотим оградить тебя от наших ошибок молодости, а ты… Ты!

Казалось непонятным, откуда в сухощавом теле каллиграфа прячется столько ярости – пони топал ногами, закатывал глаза, брызжа слюной. Ноздри многодетного отца раздувались, выпуская потоки воздуха, затем он подскочил к непокорному дитя и, сделав быстрый выпад, щелкнул клерка по носу маховым пером.

— Прекрати, подобное поведение тебе не к лицу, — Лайт продолжал стоять на своём, — к чему это всё? Дедушка с бабушками были категорически против твоего табуна, а сейчас? Об этой щекотливой ситуации не принято вспоминать. Я буду с ней, нравится это кому-то или нет.

— И то верно, сына… — Клауд усмехнулся и под одобрительное ржание своих спутниц жизни вернулся на своё место, — просто хотел проверить, а не очередной ли это твой роман на недельку.

— Да, — снова вступила в диалог старшая жена, до этого просто изредка вставлявшая свои комментарии, — определись, наконец. Выбрал Сапфир? Будет тебе наше благословление. Однако помни, через пять лет состоится большой родовой съезд, и мы хотим представить главе твоих малышей.

Возврат от воспоминаний к реальности выразился в чувствительном ударе – фонарный столб неожиданно выскочил на середину дороги, заехав гостю Тейлсвилля по носу. Сдержав бранное словно, эквестриец быстро огляделся, но, к счастью, на его конфуз никто не обратил внимания. Судьба распорядилась так, что со стороны родителей будущей старшей жены нового табуна уже всё решилось, и клерк зря терзал себя сомнениями. Локк хоть и ворчал по поводу несерьёзности госслужащего, вместе со своими жёнами был рад тому, что их дочь свяжет свою жизнь с жителем большого города, а не с кем-то из местных фермеров.  Крылатый вздохнул, глянул на небо и пнул забытый на дороге местной детворой мячик, тот подпрыгнул и укатился под качели. Он вспомнил их встречи до расставания из-за которых поползли сплетни, мол молодые уже затабунились. А ведь было-то всё как у всех… На одной он помог донести купленную на рынке картошку, на другой всё началось с пары слов, а закончилась тем, что его привели на кухню и посадили резать лук. Из глаз катились крупные, как черешня слезы, – столь ядрёного аромата быстро забыть не получится.

Катание на лодке, пикник у костра, танцы… В последнюю встречу, от этого слова Лайт вздрогнул, он надеялся ещё не раз увидеть её аметистовую гриву, Сапфир сыграла ему пару своих мелодий. Простая на первый взгляд музыка уносила куда-то вдаль, навевая приятные грёзы. Горожанин сладко вздохнул и вспомнил её танцующую походку, говорящую о хорошем настроении.

Острое зрение крылатого выхватило вдали знакомый силуэт. Сначала жеребцу показалось, что он ошибся — у кобылки нет резона покидать город, особенно на ночь глядя. Однако проследив, пони убедился, что это именно дочка шерифа. Единорожка уверенной походкой шла к холму, миновала Жуткую Иву, а затем спустилась с другой стороны. Теперь, когда Тейлсвилль скрылся из глаз, кобылка, осторожно оглянувшись, приблизилась к лесу и села на раскладной стул.

Сотрудник пенсионного одела Особого Управления лежал на облаке и подглядывал за единорожкой. Осторожно корректируя крыльями полёт своего укрытия, он надеялся на то, чтобы никто не обратил на него внимание, ибо клочок плотного тумана двигался против ветра.

Кобылка оглянулась и настроилась, чтобы отдаться игре, окружающий мир только-только родил ночь, а значит, время было подходящее. Посредством музыки можно было соединиться со своей мечтой, пусть это было не на долго, даже не осуществимо, но сейчас это было не важно. Взяв мундштук в губы, она выдохнула. Звуки мелодии воспарили к небесам, погружая округу в музыкальную фантазию провинциальной пони. Жеребец сглотнул и распластался по облаку, навеянные образы подхватили его сознание и унесли далеко-далеко.

Вокруг было море звёзд, а ещё он почувствовал, что не один. Всё было как тогда в палате больницы, возникшая иллюзия могла соперничать с реальностью. Эквестриец увидел множество тёмных фигур, которые, то поднимались на задние ноги, то опускались, взмахивали крыльями и кружились в странном танце. Янтарный пони ощущал себя единым с ними, каждый из присутствующих казался братом или сестрой, которого знал всю жизнь. Чувство всеобщего единения наполняло и дарило тепло, но было и ещё кое-что общее. Страсть. Пышущая пламенем страсть обладать кем-то, слиться в экстазе. Участники шабаша вытянули шеи и зашипели, раскрыв острозубые пасти. К своему ужасу, неудачливый вуайерист понял — он тоже присоединился к общему хору и вот-вот отправится на охоту. Музыка стала более агрессивной, быстрой, ноты неслись подобно ястребам, увидавшим желанную добычу. Несметное количество вампирских глоток издали хищный клёкот, черные, как бездна Тартара, тела захлопали крыльями и рванулись в ночные небеса. Сердце пегаса пело от радости, ведь сейчас будет пир, переходящий в оргию.

Наваждение исчезло резко, отозвавшись головной болью и чьим-то сердитым сопением. Сфокусировав зрение, он увидел, что лежит на земле, а перед ним веснушчатое лицо пони, искаженное гневом.

— Как ты мог?! – кобылка тряхнула любопытного джентелькольта, — как ты мог за мной подглядывать? Едва приехал после ссоры и сразу всё портить?

— Но я… — оправдаться ему не дали, ибо грубо прижали к прохладной траве.

— Мой музыкальный номер должен быть сюрпризом для взрослых к следующей Ночи Кошмаров…Ты — музыкант тыкала незадачливого «шпиона» копытом в бок, не сильно, но достаточно чувствительно, — сейчас, ты подглядываешь за мной.

— Ды-ы-шать! – жеребец застучал копытом по земле – фелледи увлеклась и пережала приятелю шею телекинезом.

— Ой, прости, — кобылка замялась и отступила назад, — даю тебе шанс оправдаться.

— Уф-ф, ха-а-мпф… Послушай, — Лайт сел и с наслаждением наполнил свои лёгкие воздухом, — ты всё не так поняла. Не подглядываю я за тобой. Просто…

— Что просто?

— Ну ты не такая как все, — пони потёр передние копыта друг о друга, скрывая своё волнение, — твоя музыка она волшебная, навевает фантастические видения.

— Не заговаривай мне зубы. Что ты видел?

— Это был какой-то странный сон, — вспоминая образы принесённые звуками, произнёс пегас, — я словно стал персонажем из книги о вампирах.

— Так тебе понравился мой номер с иллюзией? – безапелляционно спросила местная красотка, — на меня смотри. Захотелось испытать это по-настоящему?

Словно озёра малинового цвета, пара глаз, заполнили весь окружающий мир, и пегас в них утонул. А на дне, подобно царице морей его встретила она, величественная и прекрасная.

— Да, да и ещё раз да! Ничего подобного я в… — последние слова были прерваны быстрым поцелуем.

Сапфир прижала жеребца к себе, от чего тому стало тяжко дышать. Слегка ослабив хватку, она потёрлась носом о его щеку. Нежное кобылье сердце бешено колотилось от осознания того, что она, наконец, встретила своего особенного пони.

        — Дорогой, я ждала тебя послезавтра… — поглаживая живот пегаса, прошептала кобылка и, увидев, как её словам могут быть истолкованы, добавила, — просто прекрасно увидеться раньше. Мр-р-р.

        — Мне хочется спросить тебя, не согласишься ли ты…

        — Продолжай, милый, — прервал его полный надежды голос.

        — Есть пара лишних билетов на Дракулакон и…

        — Цветик, — пони с аметистовой гривой приподнялась над своим кольтфрендом, — тебе же казались глупыми увлечения вампирской тематикой, типа они для детишек.

        — Эм-м-м, разве? По-моему носферату очень милые, например Бертикс из Мэртона…

— Беатрикс из Троттингема, милый мой. Стоп, ты сказал билеты? – собеседница нервно сглотнула, а в её глазах сверкнул восторженный огонёк, — билеты же кончились.

— Ну я старался… достал через кое-кого. Вот гляди, — пегас протянул копыто и извлёк из сумки коробочку с ценным содержимым, — открой.

Дочка шерифа пару раз моргнула и зажгла на своём роге шарик света. Зрение не обманывало – перед ней была пара билетов, да не обычных, а золотых. Мечта многих фанатов, разошедшиеся ещё за полгода до мероприятия. А сейчас заветные прямоугольники лежат прямо пред носом, такие блестящие, переливающиеся, с выдавленными клыками ночных охотников по краешку.

Продолжение следует...

...