S03E05

Глава первая и единственная

Верхняя створка входной двери домика Флаттершай была всё ещё открыта, когда на пороге появилась голубая пегаска Рэйнбоу Дэш с большим бумажным пакетом в зубах. Скутер Скуталу, аккуратно припаркованный неподалёку от крыльца, ясно давал понять, что меткоискатели всё ещё заняты работой. Задорно ухмыляясь, Рэйнбоу заглянула внутрь.

Внутри домика Флаттершай и меткоискатели трудились в поте лица. Эпплблум и Свити Белль увлечённо натирали один из столов тряпками для полировки мебели, Скуталу вычищала пыль из штор. Флаттершай в это время прибирала за своими питомцами, намусорившими во время последней кормёжки. Даже Рэйнбоу Дэш поразилась тому, насколько замечательно теперь выглядит жилище её подруги. И следа не осталось от того разора, что причинил ураган несколькими днями ранее.

Флаттершай наконец-то обратила внимание на торчащую в двери Дэш. Жёлтая пегаска ловко вспорхнула под потолок и перепрыгнула сдвинутую с привычного места мебель, чтобы подскочить к ожидающей подруге и выхватить пакет, который через пару секунд уже оказался на обеденном столе. Вскоре юные кобылки учуяли аппетитные ароматы, разлившиеся по воздуху, и тут же послышалось утробное урчание трёх маленьких животиков, словно бы требовавших награду за день упорного труда.

— Хорошо, девочки! — начала Флаттершай. Меткоискатели немедленно побросали тряпки и щётки и повернулись на голос. — Я думаю, мы очень хорошо поработали сегодня. Идите сюда, давайте устроим милый и спокойный...

Все надежды на мирный и тихий обед растаяли, как только меткоискатели со всех копыт метнулись за стол. Кто-то из кобылок задел парящую в воздухе Флаттершай, от чего та ещё несколько секунд вращалась волчком вокруг своей оси. Неугомонная троица уже разворошила пакет с едой, пока Флаттершай и Рэйнбоу ещё только занимали свои места.

Дэш засунула копыто в свою гриву, достала оттуда маленький мешочек монет и отбросила его в сторону. Мешочек описал в воздухе крутую дугу и приземлился, звякнув содержимым, аккурат по центру сидения стула рядом с Флаттершай.

— Вы не поверите, что за очередюга выстроилась в Мак-Флип! Можно подумать, сегодня распродажа или что-то вроде. — Рэйнбоу указала копытом на мешочек. — Да, и там какая-то сдача осталась, и, кажется, я подкинула пару битов от себя.

Флаттершай с улыбкой кивнула.

— Спасибо тебе. И вам спасибо, девочки, что помогли мне сегодня с уборкой. После той бури я так боялась, что кто-то мог пострадать.

— Ой, да какие проблемы! — отмахнулась Дэш. — Досадно, что никто другой не смог помочь. Но, святые перья, выдели бы вы погром в библиотеке! Твайлайт Спаркл ещё повезло выбраться оттуда живой. Всё-таки подвал в доме — это хорошая штука!

— Ага, а что на нашей ферме творилось! — добавила Эпплблум, шуруя копытом в пакете с едой. — Биг Мак и Эпплджек, кажись, ещё несколько дней будут всё разгребать.

Свити Белль закатила глаза, вспоминая о проблемах, приключившихся у её сестры.

— С тех пор как Рарити переехала обратно к нам, она всё время как на иголках. Вон, вчера мама просыпала немного муки на стол, так Рари так завелась, будто луна в Эквестрию вот-вот врежется. Не могу поверить, что говорю это, но уж скорее бы её бутик отремонтировали.

— Ну да-а... иногда на неё находит, бывает, — прокомментировала Дэш, затем повернулась к Скуталу. — А у тебя, мелюзга, как дела? С твоими там всё в порядке?

Скуталу пожала плечами, она всё ещё рылась в пакете, по локти погрузив туда обе передние ноги.

— Не знаю. Они очень загрузились ремонтом и всем таким, ждут не дождутся, чтобы выцепить меня отсюда.

Наконец три кобылки напали на заветную жилу, дрожащими копытами они извлекли на свет пять завёрнутых в фольгу сэндвичей и три упаковки сена-фри. Скуталу передала Дэш двойной яичный салат, а Эпплблум протянула Флаттершай панцанеллу в картонной коробочке, которая от неосторожного движения раскрылась, и над обеденный столом распространился пряный аромат базилика с нотками ржаного хлеба и помидоров. После чего меткоискатели развернули свои тройные сэндвичи с жареным сыром и выудили из упаковки несколько пакетиков с кетчупом.

Когда обед был в самом разгаре, Эпплблум вдруг прощебетала, обращаясь к Рэйнбоу:

— А вот знаешь, что интересно?..

Дэш только что проглотила один кусок яйца, отхватила другой и увлечённо работала челюстями. Так что речь в этот момент звучала крайне неразборчиво:

— Фево?

— Ну, помнишь, когда я расспрашивала, как ты кьютимарку получила? Флаттершай сказала, что ты вступилась за неё и ввязалась в гонку. Но...

Глаза Скуталу распахнулись, как только до неё дошло, о чём говорит Эпплблум.

— Что она имела в виду, когда сказала, что ты полетела вниз спасать её? Что случилось после гонки?

Дэш немедленно прекратила жевать. Её лицо побагровело и, кажется, даже раздулось, отчего она стала отдалённо напоминать потревоженную рыбу-ежа. Наконец, голубая пегаска с превеликой осторожностью проглотила свой кусок.

— Ну, да-а... э-э, в конце концов, я всё-таки спустилась спасать Флаттершай.

— Спасать от чего? — тут же оживилась Свити. — Разве бабочки не подхватили её?

Дэш нервно усмехнулась.

— А, ну да... конечно, бабочки... они поймали её и опустили на землю. Но я ж ведь этого не знала тогда! И потом, там внизу могли быть и гораздо-гораздо более опасные вещи. Ну, я, по крайней мере, так думала.

Скуталу оторвалась от сэндвича и уставилась на голубую пегаску.

— Э, что?

Флаттершай хихикала в копыто от нахлынувших воспоминаний.

— Она имеет в виду, что она тогда жутко боялась земли.

Три кобылки потрясённо замерли и затихли, Рэйнбоу Дэш смущённо вжалась в спинку стула. Даже Флаттершай устыдилась того, что только что ляпнула. Она боялась, как бы меткоискатели не начали смеяться. Однако вместо этого Скуталу повернулась к Дэш с крайне озадаченным выражением на лице.

— Ш-Што? То есть как это "боялась"? Ты же ничего не боишься, как же так?!

— Ну-у, это было несколько иначе, — выдавила из себя Дэш в перерывах между нервозными смешками. — В конце концов, я была всего-лишь маленькой кобылкой. Я даже в лётный летний лагерь попала на год раньше. Так что это не значит, что я и сейчас боюсь этого комка грязи!

— Так чо случилась-та? — продолжила допытываться Эпплблум.

Дэш с надеждой глянула на Флаттершай, как бы умоляя её не дать этой истории быть рассказанной. Жёлтая пегаска, однако, улыбнулась и откинулась на спинку стула.

— Всё в порядке, Рэйнбоу. Ты можешь всё рассказать.

Дэш тяжело вздохнула.

— Агрх, ладушки. Всё началось в летнем лётном лагере. Я как раз только-только сделала Радужный Удар и возвращалась, чтобы зайти на посадку. И я не знала того, что произошло с Флаттершай...

* * *

Крики и возгласы охватили весь лётный лагерь Клаудсдейла и продолжались столько, что Дэш как раз хватило времени замедлиться и не пробить облачный слой в месте посадки. Её противники в этот момент представляли собой жалкое зрелище: один вихлял и болтался в воздухе, будучи вышибленным с дистанции ударной волной, другой сбил столб и был уже на полпути в медпункт.

Голубая кобылка упала на поверхность облака, её лёгкие отчаянно втягивали воздух. Толпа пони немедленно окружила Дэш, почти каждый, кто был в тот момент в лагере, стал свидетелем необычайного свершения. Сердце всё ещё бешено колотилось, а пот тёк такими ручьями, что хватило бы оросить небольшую ферму, наверное. Но оно того стоило — она добилась своего! Она не только сделала легендарный Радужный Удар, но и показала этим забиякам, что нельзя обижать тех, кто слабее. А ещё она получила свою кьютимарку. И это воистину замечательная кьютимарка!

"О, да, это лучший день в жизни! Сейчас я найду ту поняшку и..."

Глаза малютки Дэш широко распахнулись, она уставилась на облачко, где раньше стояла жёлтая пегасочка. Оно было пустым!

Правда начала медленно доходить до неё. “Стойте. Вот тока недавно, когда гонка только началась, я услышала как кто-то…”

— О НЕТ!

Крик Рэйнбоу Дэш заставил окружавших её кобылок и жеребчиков попятиться. Недавняя победительница обшарила глазами каждую пядь гоночной трассы, но нигде не увидела ни малейшего намёка на ту пони. С отчаянием и страхом Дэш повернулась к толпе.

— Извините, послушайте, но кто-нибудь видел, куда делась пегаска, которая стояла вон там?

Один жеребчик пожал плечами.

— Не знаю. Кажись, упала она.

Челюсть Дэш чуть не выскочила из суставов, а глаза сузились от ужаса и стали размером не больше горошин.

— Т-ты говоришь, упала? Совсем упала? В смысле, упала-упала?!

— Да ладно, что за проблемы? — вмешалась другая кобылка. — Что она, не может просто взлететь сюда назад?

Все признаки паники проступили на лице Дэш так, что не заметить их мог только совершенно слепой: брови уползли мало что не на затылок, грива встала дыбом, а в глазах заплясали сумасшедшие искорки.

— Та пони, что не могла пролететь и одного круга? Именно та пони, что пятнадцать раз подряд упала при отработке базовой техники взлёта? Вы что, действительно думаете, что эта самая пони способна сама преодолеть весь путь до лагеря?!

Радостные крики и возгласы смолкли, повисла тревожная тишина. До всех жеребят медленно стала доходить ужасающая истинна. Кто-то не выдержал и разразился низким воплем отчаяния, который тут же подхватили десятки голосов.

Пока все вокруг ударились в панику, Дэш, не теряя больше ни секунды, выскочила из-за финишной черты и бросилась вниз. Внизу раскинулись бесконечные поля сплошной зелёной массы — и это была единственная в мире вещь, что могла остановить Дэш. Она подлетала к земле раньше, но ни разу никогда не касалась её даже одним копытом, и у неё были на это причины.

Когда-то совсем в детстве мама перед сном рассказывала ей истории про землю. Более страшных рассказов Дэш никогда не слышала в своей жизни, и пусть она была ещё молода, но истину она усвоила твердо: во всей Эквестрии не сыскать места более жуткого и злого, чем поверхность земли.

И вот теперь она — Рэйнбоу Дэш — собственным копытом столкнула туда живую пони.

* * *

— Постой-постой-постой! Ты взаправду думала, что земля это зло? — выпалила потрясённая Скуталу, размётывая вокруг себя крошки сэндвича.

Рэйнбоу Дэш заёрзала на стуле и раскраснелась так, что лицо её было сложно отличить от спелого помидора.

— А-аха-а...

В отличие от Скут, Эпплблум соблюла приличия: прожевала и проглотила кусок, прежде чем продолжить дознание.

— Какого сена это ваще значит?

— Ну это, типа как, долгая история. — Дэш показалось, что её кишки закручиваются узлом, а учитывая, что она только что поела, это были весьма неприятные ощущения. — Ну вот смотрите... вы, наверное, помните, когда вы были совсем-совсем маленькими кобылками, вы могли, наверное, бояться темноты или какого-нибудь бабайпони, который прятался под кроватью? — Кобылки согласно кивнули. — Ну так вот, это было что-то вроде того. Я совсем-совсем не знала, что тут внизу творится и как тут быть, так что даже какая-нибудь белочка могла бы меня перепугать до икоты.

Скуталу вернулась к своему недоеденному обеду. Комок отчаяния разрастался у неё внутри.

— Р-рэйнбоу Дэш... крутейшая пони, когда-нибудь покидавшая Клаудсдейл... боялась белок?

— Эм... если никто не против, я могла бы продолжить рассказ.

Глаза всех присутствующих обратились к терпеливо ожидавшей Флаттершай. Видя, что никто не собирается её останавливать, кобыла проглотила редиску и улыбнулась.

— В то время как Рэйнбоу Дэш возвращалась после одержанной победы в лагерь, я осталась с моими новыми друзьями. Я ни малейшего понятия не имела, что мне делать теперь, когда я получила свою кьютимарку. А ещё я не думала, что за мной кто-то придёт...

* * *

Звери, перепуганные сопровождавшим Радужный Удар взрывом, совершенно угомонились и присмирели в присутствии Флаттершай. Да и сама жёлтая пегаска ощущала такое расслабление и покой, как никогда до этого в течение всей своей жизни. Она даже почти не обратила внимания на появление её кьютимарки. Ей потребовалось совсем немного времени, чтобы осознать свой особый талант и найти место, где его можно было бы с успехом применить.

Она рассматривала каждое живое существо, что повстречала. Некоторых она опознала сразу, как, например, бабочек или кроликов, или рыб, но другие показались ей совершенно незнакомыми, а иные смахивали на странные вариации известных животных. Флаттершай печально вздохнула, когда поняла, что оказалась совершенно не готова к столь кардинальной смене обстановки. Насколько же мало можно узнать в Клаудсдейле о животном мире! Расположенный на облаках, её дом представлял собой крайне неудачное место для изучения бескрылых созданий. И хоть Флаттершай всегда впитывала столько информации, сколько могла, охотилась буквально за каждой крохой знаний об удивительных живых существах, но только эти самые крохи ей и были доступны. Другие жеребята тоже не могли ей ничем помочь. Их крайне мало волновала поверхность земли, которая наверняка сплошь заселена чудищами-пониедами, никого из них не интересовало, чем бурундук отличается от золотой рыбки.

Но что было просто ужасно, она всё ещё не могла летать достаточно хорошо, чтобы вернуться домой. Её родители, отправив Флаттершай в лагерь, сами взяли отпуск, только так они могли на время забыть о том, каким разочарованием оказалась их дочь. Они вдвоём были первоклассными летунами национальной Эквестрийской Погодной Команды, а она опять попала в начальную группу вместе с совсем маленькими жеребятами.

Флаттершай едва могла сдержать слезу: наверное, им будет лучше без меня.

Вздохнув, она наклонилась к ближайшему кролику, и её губы сложились в почти материнской улыбке.

— Теперь ты себя чувствуешь лучше? — В ответ кролик сделал несколько странных движений носом, которые, тем не менее, пегаска смогла понять. — Я очень рада.

В кронах деревьев малиновка запела песню, обращаясь к Флаттершай. Пони усмехнулась и неловко потёрла друг о друга передними ногами.

— Да, этот так, я не совсем отсюда. Вообще-то, я живу о-очень высоко в облаках, в городе Клаудсдейле. Я хотела бы вам его показать, но это слишком высоко, и маленьким птичкам туда так просто не долететь. — Она всхлипнула. — И мне вообще-то тоже.

Черепаха подняла голову, и пони поняла этот жест как просьбу рассказать подробней.

— Ну, понимаете, я не очень хороший летун. Все другие пони в лётном лагере сильно младше меня. Они постоянно дразнятся, придумывают мне разные обидные клички.

Муравьед оторвался от завтрака, или, может быть, обеда, и пробулькал что-то. Флаттершай печально покачала головой.

— Не думаю, что это беспокоит моих родителей. Они бы хотели, чтобы я была хорошим пегасом, но я... я...

Она затрясла головой, прогоняя горестные мысли, затем поднялась на копыта. Её тоненькие ножки тряслись, неуверенно ступая по совершенно незнакомой ей поверхности.

— Нет! — обратилась она к самой себе. — Не время жалеть себя, Флаттершай! Ты нашла свой особый талант, и сейчас тебе нужно правильно им распорядиться!

Она обернулась к своим новым друзьям-зверятам.

— Не могли бы вы показать, что тут у вас есть и как всё устроено? Думаю, где-то здесь я теперь и буду жить.

* * *

— И вот как раз, когда изучение нового мира было в самом разгаре, появилась Рэйнбоу Дэш. — Флаттершай закончила часть истории и замолчала.

Свити Белль со ртом, набитым сеном-фри, повернулась к Рэйнбоу Дэш. Кобыла уже начала понемногу оправляться от приступа стыда за былую детскую глупость и была почти готова продолжить рассказ.

— Фто слуфилофь дальфсе?

— Ну, на тот момент я вышла из пике и летела довольно высоко над землёй под слоем облаков. Я тогда думала, что Флаттершай была в смертельной опасности.

* * *

Юная кобылка металась из одного уголка неба в другой, её глаза обшаривали каждый дюйм чуждого нижнего мира, раскинувшегося под облаками. Разинув рот, Рэйнбоу Дэш вдыхала бессчётное количество незнакомых запахов, поднимающихся от поверхности земли. Раньше, каждый раз, когда ей доводилась спускаться так низко, она проносилась на максимальной скорости, стремясь как можно быстрее убраться из этой страшной и неприветливой части Эквестрии.

Сейчас, конечно же, так сделать нельзя, и от этого она нервничала ещё сильнее.

Взгляд пегаски задержался на лесе, кажется, это так называется, страшных земных растений возле небольшого водоёма. Там собралась целая толпа ни на кого не похожих живых созданий. Они выглядели жуткими маленькими и пушистыми чудищами с огромными длинными хвостами, их чёрные глаза-бусины неотрывно следили за Рэйнбоу Дэш, что заставило голубую пегаску боязливо поморщиться. Должно быть, они присматривают себе добычу на обед. Нет-нет-нет, я не хочу здесь приземляться.

Примерно в сорока-пятидесяти футах в стороне гигантский монстр выхватывал из ручья какие-то скользкие чешуйчатые штуковины. Сердце кобылки замерло при виде его длиннющих когтей, сверкавших на солнце. Такое страшилище может сожрать пони в три... нет, в ДВА укуса!

А потом она увидела легендарную грязь. Коричневая субстанция покрывала всё. Буквально всё. А если где-то её и не видно, так только потому, что торчащие из этой грязи цветы и другие растения скрывали её от взгляда. "Я надеюсь, она не приземлилась на это, ведь оно сожрёт, лишь только прикоснись!"

Всё увиденное подтверждало жуткие рассказы родителей. Всякий раз, когда у Дэш возникала идея спуститься вниз, отец говорил ей о том, как это опасно. Говорил, что она ещё маленькая, а неопытному летуну добраться обратно до Клаудсдейла ой как нелегко. Мать вторила отцу, разъясняя дочке снова и снова, что нельзя спускаться вниз без сопровождения взрослых, ведь тогда у малютки Дэш может просто не хватить сил вернуться назад, она может потеряться на бескрайних просторах Эквестрии, и родителям придётся долго-долго искать её.

Даже в то время Рэйнбоу Дэш понимала, что стоит за всеми этими историями. Кем-кем, а плохим летуном она не была никогда, даже в детском саду она неутомимо носилась в воздухе часами напролёт, крутила самые трудные и замысловатые фигуры пилотажа как никто другой. Дэш оказалась настолько одарённым пегасом, что прошла весь полный курс лётного лагеря за год. Она могла принять любой вызов. И лишь только одно могло остановить её.

Чудовища.

Дэш приходилось видеть существ вроде драконов или виверн, но обычно они держались в стороне от облачного города. Больше её пугало другое. Она никогда не интересовалась изучением животных, бродящих по твёрдой поверхности там, внизу, но она очень хорошо представляла, насколько быстро они могут сожрать пони. Если пегас приземлится в неправильном месте, то быстренько окажется в желудке земных чудовищ. Даже жеребята, которым удаётся выживать в этих варварских пустошах достаточно долго, чтобы попасть в летний лётный лагерь, признаются, что гораздо безопасней на облаках, чем в таких местах, как Мэйнхеттен, или Филлидельфия.

Конечно, те, кто из Кантерлота, были исключением, но они все жуткие снобы. И кроме того, у них там принцесса Селестия, уж она-то изведёт всех монстров, так что этим зазнайкам волноваться нечего. Но эта жёлтая пони...

Рэйнбоу Дэш содрогнулась от мысли о последствиях этого путешествия, она знала все истории наизусть и отлично понимала, какие ужасные вещи могут случиться. Вполне возможно, что уже слишком поздно и несчастную поняшку уже не спасти. Нет, я должна найти её. Это моя вина, что она упала. Я... Я просто обязана найти её живой!

Как будто по воле провидения, Дэш наконец-то заметила краем глаза жёлтую пегаску, которая бродила по травяному полю или чему-то в этом роде. И прямо в этот самый момент до Дэш дошло, что её хитроумный план спасательной операции имеет существенный недостаток: нет никакой возможности дотащить потерявшуюся пони обратно до Клаудсдейла. Она не сможет самостоятельно проделать весь обратный путь даже в сопровождении Дэш, и она уже не такая молодая, чтобы Дэш смогла посадить её на спину.

Побродив взглядом вокруг, голубая пегаска приметила парочку низковисящих облаков. На её лице заиграла хитрая улыбка, а в голове созрел новый план.

* * *

Флаттершай удивлённо вскрикнула, когда к ней подлетела уже знакомая ей кобылка. Между ног эта пегасочка удерживала небольшое облачко, размером как раз подходящее, чтобы на нём с удобством мог разместиться пони. При виде всё ещё живой и невредимой жёлтой пегаски, голубая кобылка вздохнула с облегчением.

— Хвала Селестии, ты в порядке... кажется...

Малышка Флаттершай улыбнулась. Всегдашняя робость чуть было не завладела её голосом, но она всё же почувствовала что-то вроде доверия и признательности к этой храброй кобылке, совсем недавно защитившей её от хулиганов, и смогла совладать с голосом:

— О, прошу прощения, кажется, мы так и не познакомились. Я... Я Флаттершай.

Голубая кобылка улыбнулась и протянула копыто.

— Рэйнбоу Дэш, быстрейший летун во всем Клаудсдейле и в скором будущем чемпион всей Эквестрии.

— Эм, это... это мило. — Флаттершай смутилась, она не привыкла говорить с кем-либо так долго. — Так... а что привело тебя сюда?

Рэйнбоу Дэш закатила глаза и вернула копыто на облако. Ощущение того, что даже в таком странном месте можно почувствовать хоть что-то на ощупь знакомое, немного успокаивало.

— Я пытаюсь спасти тебя, конечно! Запрыгивай сюда, и я тебя отбуксирую обратно в лагерь! Если поторопимся, то ещё успеем до того, как всё вкусное съедят.

Улыбка Флаттершай сошла с лица, когда она уставилась на пушистый клок из мельчайших водяных кристаллов, который оседлала голубая пегасочка.

— Ну... спасибо, что побеспокоилась, но я... мне же ведь не нужно возвращаться прямо сейчас?

— Во имя Эквестрии, о чём ты? — недоумевала Дэш. — Нам нужно назад как можно быстрее! Если вожатые узнают, что ты свалилась, нам всем достанется!

— Да о чём ты так сильно беспокоишься? — Флаттершай обвела копытом окружающий пейзаж, поочерёдно указывая на разные деревья, цветы, животных, озеро и другие природные объекты, расположенные вокруг. — Ты только посмотри на всё это! Ничего подобного никогда не увидишь в Клаудсдейле. Здесь есть реки, трава и ещё много всего такого же замечательного. Здесь не нужно ждать, пока другие пегасы доставят еду, или проверять, а не предназначена ли эта вода, которую ты хочешь выпить, для ближайшего дождика.

Затем она указала копытом в небо. Летний лётный лагерь был пока на своём месте, и ещё несколько часов никто не собирался перемещать его куда-либо.

— И вообще, ты когда-нибудь замечала, как прекрасны небеса, если смотреть отсюда? Ты не находишь, что облака гораздо красивее, если смотреть на них издалека?

Рэйнбоу Дэш проглотила комок в горле, её взгляд всё ещё был прикован к маленькой зелёной лужайке, на которой стояла Флаттершай.

— Д-д... да-а, как бы. Послушай, у нас огромные проблемы. Т-ты... — она сглотнула ещё громче. — Ты на земле.

— Ну разумеется! — улыбнулась Флаттершай.

— Ты разве не знаешь, кто живёт на земле?

Флаттершай задумалась на секунду.

— Ну, здесь есть белки, еноты и кролики... Да, и ещё рыбы, птицы, жуки и...

— Ага, и ты хочешь, чтобы ЭТИ твари сожрали тебе лицо, пока ты спишь?

На полянке повисла тишина. Флаттершай недоуменно уставилась на Дэш. Сказанное голубой пегаской напоминало страшные сказки на ночь. Иногда матери рассказывают своим жеребятам истории про живущих на земле мантикор и гидр, чтобы беспокойные маленькие детки присмирели и вели себя тихо. Но даже те пони, кого впечатляли эти рассказы, вырастали из них к моменту окончания детского сада. Даже робкая Флаттершай давным-давно перестала верить в эти детские страшилки.

Потом она взглянула в полные неподдельного ужаса глаза Дэш. Причём боялась маленькая отчаянная летунья явно не того, что её поймают за пределами территории лагеря. Казалось, что молодая пони всё ещё верит во всю эту чепуху.

— Рэйнбоу, здесь нечего бояться. Никто из этих животных не ест пони. Они питаются орехами, семенами и травой, как и мы.

— Вот именно! — вскрикнула Дэш и зарылась поглубже в своё облако, пытаясь спрятаться целиком и переждать опасность в укрытии. — Они знают, что всё это у нас в животах! Мы для них ходячий склад продуктов! — Она указала на стоящего неподалёку бурундука, который тут же отшатнулся в сторону. — Вон тот, размером с твоё крыло! Мне почему-то кажется, что он оценивает, сколько во мне... Как же та штука называется, которую меня мама есть заставляет... сколько во мне ВОЛОКОН!

Флаттершай опустила взгляд, и её всегдашняя стеснительность опять начала брать верх.

— Ну, эм, не думаю, что они на самом деле хотят съесть тебя... То есть мистер Бурундук на самом деле здесь собирал веточки для своей семьи, чтобы...

Услышав имя, Дэш подняла бровь — одну из немногих частей её тела, всё ещё видимых с земли.

— Мистер Бурундук?! Ты хочешь сказать, что на самом деле понимаешь этих страшилищ?

— Я уже сказала тебе, никакие они не страшилища, — упрекнула Флаттершай голубую пегаску. — И я... мне сложно сказать, как я могу понимать их. Просто могу и всё. Это моё особое умение. Вот... — Она застенчиво указала на изображение маленьких бабочек на боку своего крупа. — Видишь?

Голова Рэйнбоу Дэш полностью высунулась из облака, раскидывая в стороны белоснежные комочки. Она посмотрела на кьютимарку Флаттершай с недоумением, пытаясь понять, что за странный зверь прицепился к задней части жёлтой пегасочки. Дэш не сразу догадалась, что это всего лишь рисунок на жёлтой шкурке, и тут до неё начала доходить суть.

— А-а... Я поняла. Твой особый талант призывать и управлять злыми созданиями!

— ОНИ НЕ ЗЛЫЕ!

Небольшой табунчик зверей разбежался и попрятался за ближайшими деревьями. Рэйнбоу Дэш нырнула в своё безопасное облачко так, что только хвост остался торчать наружу. Флаттершай попятилась на несколько шагов и попыталась говорить тише, её голос стал напоминать жалобный писк:

— Я... Я хочу сказать... Прости, пожалуйста, если напугала тебя. Я... Я не хотела, чтобы...

Как только послышались рыдания, Дэш вытащила голову из облака. Флаттершай упала на колени, её лицо залилось краской от стыда за случившуюся вспышку гнева.

— Я наконец-то нашла то, в чём я хороша... и прогнала, напугав. Я нашла друга... и, кажется, она ненавидит меня. Я... Я... на самом деле плохая. Я...

— Да ладно, всё в порядке.

Флаттершай вздрогнула от того, что до её холки дотронулось копыто. Она подняла глаза и увидела, как Дэш убирает переднюю ногу. Голубая пони улыбалась.

— Извини, пожалуйста. Это классный талант, честно-честно. Я никогда не смогу ничего подобного.

Флаттершай что-то пискнула в ответ и, взглянув на нового друга, выдавила из себя улыбку. Голубая кобылка захлопала крыльями и подскочила в воздух, после чего мягко опустилась на своё облако.

— Но ты что, на самом деле хочешь провести всю свою жизнь здесь внизу? Как ты вообще можешь стоять тут? Эта поверхность выглядит такой... — Дэш вздрогнула. — Жёсткой.

Жёлтая пегаска посмотрела на траву у себя под ногами. Она чувствовала что-то твёрдое внизу, причём такой плотности крайне непросто добиться, если использовать только вещество облаков. Да, пегасы сооружают колонны и стены из отверждённых туч или зачарованных материалов, что продают торговцы-единороги. С их помощью скрепляются части городов, чтобы те не развалились или не улетели прочь друг от друга. Здесь внизу всё иначе. Эта поверхность не просто твердь, на которой стоит всё-всё-всё, в которой нет ни единого просвета или мест разуплотнённости. Это граница. Нет никакого способа её обойти или пролететь сквозь — абсолютно глухая непроницаемая преграда. Для любого пегаса мир состоит как минимум из двух частей: та что выше, и та что ниже, земля крадёт целых полмира. И это… это страшно.

— Ну, наверное, оно... немножко грубовато. — Флаттершай вздохнула. Она хотела сказать что-то ещё, но её перебило негромкое гудение. Пегаска обернулась и уставилась на нескольких пчёл, вне всяких сомнений они принадлежали к тому же рою, что и пчёлы, с которыми она познакомилась, когда только-только приземлилась. Группка насекомых жужжала нечто, напоминающее указание, как долететь до следующей группы цветов, и сформировала фигуру вроде стрелки, указывающую на эту самую группу цветов.

Дэш вскрикнула и спряталась за облаком и даже подтянула на себя его край, как делают маленькие жеребята, когда пытаются спрятаться под одеяло.

— Ш-што это за штуки?!

— О, это пчёлы, — с улыбкой пояснила Флаттершай. — Без них у нас не было бы мёда.

— Ага, конечно, — простонала Дэш, — Т-тока пусть они держатся от меня подальше как-нибудь, идёт?

Если Флаттершай и услышала Дэш, то виду не подала. Вместо этого она не спеша прогарцевала к растущим на поляне цветам, на которые ей указали пчёлы, и сорвала несколько из них ртом. Затем она вернулась и положила букет на землю прямо под облаком, где укрылась Рэйнбоу Дэш. Маленькая пони показала голову из-за края облака и ошеломлённо поглядела на цветы.

— Что это за штуковины такие?

— Ты же в Клаудсдейле не видела, как они растут? Они такие прекрасные... — Флаттершай откусила один из лепестков. — И вкусные! — Затем посмотрела на новую подругу. — Не хочешь немного?

— Нет уж, спасибо! — Дэш показушно скривила мордочку. — Не доверяю я ничему, что происходит из этого места. Как ты можешь доверять этим пчёлам? Может, они хотят отравить тебя! — Дэш снова скрылась в облаке, и только глаза оставались торчать наружу, на случай, если кто-нибудь попытается сожрать её. — Точно! Я уверенна, это у них план такой. Они отравят тебя, а пока ты будешь без сознания, утащат в свою медовую шахту, где заставят тебя работать на них!

Флаттершай удивлённо задрала бровь.

— Эм... Вообще-то, мёд делают не в шахтах. И я, кажется, говорила тебе, что они вовсе не злые. Они могут ужалить, только если их разозлить.

Дэш ещё глубже вжалась в свою крошечную облачную крепость.

— Слушай, это здорово, что тебе так нравится здесь. Нет, правда, я очень рада за тебя! Но никто никогда не сможет убедить меня, что отсюда может происходить хоть что-нибудь хорошее.

Флаттершай застонала. Ей нравилась компания Дэш, даже несмотря на все её закидоны и параноидальные теории, но это уже становилось довольно утомительно — говорить с низколетящей кучей уплотнённого водяного пара.

— Дэш, ты не хотела бы спуститься? Я имею в виду, если ты не возражаешь, я...

Дэш высунула голову наружу из облака, её глаза злобно сощурились. Флаттершай испугано взвизгнула и отскочила на несколько шагов назад. Ответ Рэйнбоу Дэш был весьма лаконичен и выразителен:

— НЕТ! НЕТ! НЕТ!

— Н-но ведь здесь столько всего... — пропищала Флаттершай.

— Если я захочу на это посмотреть, я сделаю это из Клаудсдейла! — отрезала Дэш. Всё её тело поднялось над облаком, крылья яростно били по воздуху так, что пегасочка воспарила вверх, оторвавшись от своего воздушного плота. — Меня не волнует, откуда берётся еда! Меня не волнует, что эти твои животные смогли обманом внушить тебе, что они милые и пушистые! И мне НА САМОМ ДЕЛЕ всё равно, что эта грязь не сожрала тебя, как только ты к ней прикоснулась! НИ ЗА ЧТО и НИКОГДА я не буду торчать на земле, словно глупые земные пони или единороги! Мы пегасы! Облака — наша стихия!

— Н-но... Я не такой хороший... пегас... — Флаттершай сжалась ещё больше, её сердце замерло.

— И если ты собираешься проторчать весь остаток жизни среди этих дурацких чудовищ, твоё дело! Но я не хочу находиться здесь больше ни секунды!

Флаттершай захныкала, и первые слезинки побежали по её щекам.

— Я... Я подумала, что мы теперь друзья...

Рэйнбоу, уже готовая разразиться очередной дикой тирадой, замерла в воздухе. Только взмахи крыльев давали понять, что она всё ещё жива и дышит. Флаттершай отвернулась, и её глухие всхлипы превратились в громкие рыдания. Дэш открыла рот, уже собираясь извиниться, но тут же почувствовала, как что-то потянуло её за хвост. Кобылка с ужасом посмотрела вниз, её худшие опасения подтвердились.

Бурундук вцепился зубами в радужный хвост пегаски и тянул её вниз. Его чёрные глаза-бусины налились отвращением к хулиганке, только что оскорбившей его нового лучшего друга. Дэш завизжала и изо всех сил попыталась вырваться, но безрезультатно — к напавшему на неё бурундуку быстро присоединилась целая орава кроликов, белок, барсуков, бобров и даже один или два утконоса затесались в общую свалку. Тяжесть, повисшая на заднем конце, оказалась слишком большой для кобылки, и она, очень быстро исчерпав силы, рухнула в пушистую кучу.

Кобылка в панике боялась моргнуть, пока звери обступали её со всех сторон. Они жадно глазели на неё, очевидно, прикидывая, насколько вкусно будет отобедать пегасятинкой.

Флаттершай ничего этого не замечала. Она боялась даже посмотреть в сторону поваленной на землю Рэйнбоу Дэш.

"Я думала... мне казалось, что я понравилась ей. Но она как и все остальные. Кому нужна никчёмная нелетающая маленькая пони вроде меня?"

— ФЛАТТЕРШАЙ!

Наконец собрав волю в копыто, жёлтая пегаска резко развернулась, чтобы ответить. То, что она увидела, заставило её на секунду замереть от ужаса: опоссум тащил вопящую от страха Рэйнбоу Дэш за вытянутое копыто. Малышка Флаттершай немедленно отбросила все страхи и галопом помчалась к толпе зверей.

— Друзья мои, что это вы себе позволяете? Я... помню, что она сказала, но это не даёт вам права хватать её таким образом!

Звери её не слушали. Они продолжили наседать на перепуганную кобылку. Флаттершай врезалась в пушистую толпу, отчаянно пытаясь убедить животных отпустить Дэш, или освободить её самой. Но всё было напрасно.

В этот момент раздались крики:

— ПРЕКРАТИТЕ! ФЛАТТЕРШАЙ! МАМОЧКА! ПАПОЧКА! Пожалуйста, уберите их от меня! Я не хочу, чтобы меня съели! Я не хочу стать закуской чудовища-а! Нет, пожалуйста, остановите их! ПОЖА-АХА-ХА-ХА! Во имя Селестии, щекотно! НЕТ, нет, только не холку! ВА-ХА-ХА-ХА-А! Прекратите, пожалуйста! Сдаюсь!

Уши Флаттершай встали торчком. Это что же... она смеётся?

Сделав своё ужасное дело, звери расступились, пропуская Флаттершай. Конечно же, живая и невредимая Дэш лежала на земле с распростёртыми крыльями, а несколько маленьких тварюшек щекотали ей спину. Кобылка плакала, но не от боли или страха, а от смеха. Причём смеялась она настолько сильно, что, скорее всего, у неё уже болели бока. Флаттершай зажимала рот копытом и с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться самой. Впрочем, несколько фырканий и смешков всё же прорвались.

— Х-хватит! Я... Я думаю, она не вынесет больше!

Животные радостно отсалютовали и рассыпались по поляне. Дэш продолжала смеяться ещё некоторое время, пока не подняла взгляд на Флаттершай.

— Т-ты нарочно это устроила?

— Я... я нет. — Флаттершай нервно хватала ртом воздух. — Я не могла! То есть, я никогда не желала, чтобы они сделали что-то такое! Я всего лишь хотела показать тебе, как тут внизу хорошо. Ну теперь-то ты сама всё видишь.

— Ага... ну, может быть, ты и права. — Не слишком охотно согласилась Дэш. Со вздохом она поднялась на копыта. В момент, когда она укладывала крылья, до неё дошло, что сейчас произошло. — Стой! Я... Я на земле, что ли?

Флаттершай кивнула.

— И здесь много всего! Одна бабочка мне рассказала про этот прекрасный луг...

Рэйнбоу Дэш попыталась настроиться на рассказ её новой подруги, которая принялась читать целую лекцию о чудесных вещах, творящихся в Эквестрии на уровне земли, но сконцентрироваться не получалось. Вместо этого Дэш уставилась на одну из своих передних ног, точнее на упругую поверхность, на которой она стояла. Зелёные пятна, кое-где перемежавшиеся маленькими комками коричневой грязи. Ничего подобного пегаска в своей жизни не видела. В Клаудсдейле можно было наткнуться на грязь, например работая на фабрике, или, по словам отца, глупые пони Филлидельфии включают огромные вентиляторы и сдувают свои загрязнения, которые иногда долетают и до Клаудсдейла. Но в любом случае эта грязь не лежит вот так под копытами.

А ещё здесь полно животных. Дэш ожидала, что столкнётся со свирепыми монстрами-пониедами, способными обглодать её до косточки за пару секунд. Но все те существа, что она видела до сих пор, оказались довольно дружелюбными созданиями. И если не считать щекоточного нападения, никто даже не пытался проявить какую-либо враждебность по отношению к ней. И уж тем более никто не воспринял её за ходячую порцию еды. Да даже если бы они действительно хотели съесть пони, вряд ли бы они стали церемониться с Флаттершай.

Ничто не соответствовало тому, что она себе навоображала. Всё вокруг было так... удивительно мирно. И небо... оно выглядело потрясающе. Лагерь казался маленькой звёздочкой, танцующей в лазоревой вышине. Флаттершай была права. Это место на самом деле потрясающе.

Но всё-таки оставалась одна проблема...

— ...а потом мы можем пойти на пруд и покормить уточек...

— Э-э... Флаттершай? — голос Дэш прозвучал необычно робко. — Я... на самом деле считаю, что пора бы уже возвращаться. Мы здесь уже слишком долго.

Почти мгновенно Флаттершай замолкла и крутанулась на копытах, поворачиваясь к Дэш. Не нужно было обладать особыми талантами в психологии, чтобы понять, насколько напряжена жёлтая пегаска — её глаза были просто наполнены ужасом.

— Н-но почему? Почему мы должны возвращаться в это ужасное место?

— Ужасное?

Флаттершай наклонилась ближе.

— Разве ты не видела, как другие жеребята дразнят меня? Они обзывают меня Недотёпистая-шай и болтают всё время: “Научись — потом летай! Научись — потом летай!" Я... Я не такой хороший летун, как ты, Дэш! Кроме тебя сейчас я и общаться-то ни с кем не могу! Я уже слишком большая для лагеря! Я посмешище моей семьи! У меня нет ни одного друга!

Рэйнбоу Дэш отступила на несколько шагов, что было благоразумно в ситуации, если Флаттершай решить разрыдаться снова. Нужно немного пространства, чтобы одновременно суметь утешить расстроенную пегаску и поддержать видимость собственной крутости.

— Ладно, во-первых, забудь про других жеребят. Большинство из них просто придурки. Они и надо мной смеются тоже. — Дэш скосила глаза к переносице и свернула губы трубочкой. — О, привет, Рэйнбоу Крэш! Опять промахнулась мимо стадиона? А это случайно не ты снова пробила дыру в крыше мэрии? О, разве не тебя электрическим разрядом долбануло потому, что ты оказалась тем болваном, кто думал, что гроза придаст скорости? Бу-бу-буэ! — Она изобразила, как её тошнит, после чего вернула лицу нормальное выражение. — Клянусь, однажды я сделаю звуковой удар прямо у них под окнами!

— Эм, это... мило, что ты пытаешься меня ободрить, — прокомментировала Флаттершай. — Н-но я всё ещё не могу...

Дэш обвела копытом великолепный сельский пейзаж.

— Ты не поверишь, мои родители всегда хотели, чтобы я держалась подальше от таких мест. И ты права, здесь чудесно. И если бы я не была так одержима монстрами, я бы узнала обо всем гораздо раньше.

— Ну-у...

— И кроме того...

Дэш подпрыгнула вперёд и приземлилась рядом с Флаттершай. Социофобная пони дёрнулась было назад, но её остановила копыто, которым Дэш приобняла её за шею. Дотянутся выше она всё равно не могла из-за их разницы в росте.

— Но у тебя же есть я. И я-то точно не собираюсь смеяться над тобой или дразниться. Да, я знаю, каково это, когда другие пони смеются над тобой. — Тут Флаттершай всхлипнула. — Слушай, просто дай мне шанс. Если кто-нибудь снова попытается тебя задирать, я поставлю их на место. А после лагеря ты, может быть, сможешь снова попасть сюда. Ну как, идёт... подруга?

Флаттершай заметно приободрилась, это читалась по глазам, ушам, позе и мимике. Она посмотрела прямо в глаза Рэйнбоу Дэш, подсознательно ища хоть какие-нибудь признаки обмана и предательства. Голубая кобылка улыбнулась в ответ, слегка съёжившись под этим проникающим в душу взглядом, который, тем не менее, умудрялся оставаться дружелюбным и приветливым. Жёлтая пегасочка пронзала Дэш взглядом так глубоко, как только могла, но подвоха так и не обнаружила.

Рэйнбоу Дэш говорила ей правду.

Теперь у неё есть настоящий друг.

— Э-э, ладно, — наконец сказала Флаттершай, — Наверное, действительно нужно возвращаться.

— Отлично! — Не успело отзвучать это восклицание, как Дэш метнулась в небо. Вернулась она ровно одиннадцать секунд спустя, таща несколько объёмистых клоков облака, которые затолкала в уже порядком растрепавшуюся мобильную пегасью платформу. Вскоре маленькое облачко распухло до размеров вполне достаточных, чтобы выдержать тело Флаттершай. Дэш даже сотворила что-то вроде упряжи для себя из облаков и палок, чтобы этот небесный плот было легче тащить на буксире. Последним шагом она опустила облако до самой земли так, что Флаттершай смогла бы взобраться на него без помощи крыльев.

— Ух ты, — пробормотала Флаттершай с разинутым ртом. — Т-ты действительно хороша в этом.

Дэш покраснела и поскребла затылок, она старалась вести себя как можно скромнее.

— Ну, мама делала так, когда я ещё не умела летать, вот вспомнила тут. Ну ты, это, запрыгивай, и дуем наверх. — Голубая кобылка метнулась к передней части облачной конструкции и зажала в зубах импровизированную уздечку.

Жёлтая пегаска медленно подошла к поджидающей колеснице. Как только она уже собралась ступить на неё копытом, сзади послышался нестройный хор щебетания и скрипов. Флаттершай обернулась к толпе провожавших её животных, все они смотрели на неё с тоской и сожалением. Пегаска чувствовала разгоравшийся внутри неё конфликт. Так просто повернуться и остаться тут, вдали от всего того бестолкового бардака, что поджидает её в лагере. Никто бы не доставал её здесь, да и Рэйнбоу Дэш могла бы наведываться...

Пегаска тяжело вздохнула.

— Мне очень жаль, но сейчас мне нужно вернуться домой. — После недолгой паузы её лицо просветлело. — Но не волнуйтесь, я обещаю, что скоро вернусь! Мне нужно закончить кое-какие дела в Клаудсдейле, и тогда я смогу остаться здесь!

Её новые маленькие друзья восприняли новость восторженным галдежом, даже Рэйнбоу Дэш не смогла удержаться от улыбки, хоть и с уздечкой в зубах это было не очень удобно. Последним усилием воли Флаттершай буквально втащила себя на облачко и залегла, стараясь расслабиться до конца поездки. Убедившись, что пассажирка в безопасности, Дэш взмыла в воздух и, задорно заржав, потянула облако вверх.

Оно развалилось на части, не пролетев и пятнадцати футов.

* * *

— Чего? Вы разбились? — спросила потрясённая Скуталу. Крошки хэйбургера, смешанные с заметным количеством кетчупа, разметались из её рта по только что прибранному столу, что вызвало стон у двух других присутствующих кобылок.

Рэйнбоу Дэш смущённо отвернулась.

— Ну-у... да. Как оказалось, маленькая кобылка не может просто так взять и потащить пони почти в два раза тяжелее себя и ещё ЦЕЛОЕ облако впридачу. Мне... пришлось вернуться в лагерь и попросить помощи у тренеров.

— И они были в бешенстве? — уточнила Эпплблум.

Флаттершай густо покраснела от нахлынувших воспоминаний.

— Ну, в общем, да. В конце концов, мы убежали за границы лагеря, они имели полное право волноваться.

— Ну, нас обругали, — перехватила инициативу Дэш, — отстранили от всех лагерных мероприятий на три дня, и я должна была есть на обед кашу вместо яблочного пюре. А через несколько недель смена в лагере закончилась, и наши с Флаттершай пути разошлись.

— Во фы вфефевись фафом. — Свити Белль проглотила кусок и начала заново: — Но вы ведь встретились опять потом! Вы же ведь сейчас здесь, верно?

Рэйнбоу Дэш вздохнула.

— Ну, в Понивилле открылась вакансия пони-погодника, и я переехала сюда. И уже тут столкнулась с Флаттершай. Как бы, вот. — Дэш развела копытами.

Она не хотела рассказывать юной троице о том, как бросила лётное училище, о всём приключившемся при участии Гильды бардаке, и о том, как она перебралась в Понивилль только из-за того, что хотела сбежать ото всех и начать тренироваться для поступления в Вандерболты. И ещё она знала, что Флаттершай уже жила тут. Такие истории полны деталей, предназначеных для ушей больших пони.

— Флаттершай, а что твои родители? — спросила Скуталу. — Они не расстроились из-за твоей кьютимарки?

— На самом деле, нет, — ответила Флаттершай. — Ну, конечно, они слегка погрустили, что из их дочери не выйдет фантастический летун, как они мечтали прежде... Но они были достаточно добры, чтобы помочь мне приобрести этот домик, обустроиться в нём. Выручали финансами, в первое время, пока я обучалась, как правильно ухаживать за всеми этими маленькими созданиями.

Удовлетворившие любопытство кобылки быстро прикончили остатки еды и бросились к двери. Флаттершай и Рэйнбоу Дэш тихо подошли, хихикая при виде их энтузиазма.

— И что вы, мелюзга, собираетесь делать весь оставшийся день?

— Ну, уборка помещений не сработала, — ответила Скуталу. — Так что мы попытаемся попробовать заработать метки как-нибудь по-другому!

— Мы ещё рыбалку не пробовали! — заявила Эпплблум. — Я слыхала, там в реке есть рыбный монстр!

— Тогда идём быстрее! — вскрикнула Свити Белль. Она повернулась к стоявшим рядом взрослым. — О, спасибо большое за обед!

— И за историю! — добавила Скуталу. — Вперёд, меткоискатели! Поймаем эту рыбищу!

Троица высыпала наружу и помчалась по улице города, наверняка, в поисках снастей и наживки. Флаттершай печально закатила глаза.

— Кажется, эти девочки, так ничему никогда и не научатся.

— Они хотя бы пытаются делать что-то новое. — Рэйнбоу Дэш пожала плечами и взглянула на облака, как раз дожидавшиеся, когда она приложит к ним копыто. — Что ж, похоже, мне нужно вернуться к работе. Босс был недоволен, что я вчера не дала солнца его нарциссам. Этот жеребец заставляет меня работать в две смены на следующей неделе. Вот же ж рабовладелец! — фыркнула пегаска.

— Тогда тебе действительно лучше вернуться к работе, — согласилась Флаттершай. Она оглядела свой домик, где нашли приют десятки пушистых постояльцев. — У меня тоже дел целый вагон, нужно подстричь когти мистеру Орешку, подлечить зубы Эйнджелу. У него такой болезненный вид, когда он грызёт морковку.

— Хм, ну что за жизнь у нас, полениться некогда! Ладно, увидимся позже!

Рэйнбоу Дэш глубоко вздохнула и взмыла в вышину, её крылья били по воздуху с силой, которой бы позавидовали королевские гвардейцы. Она была уже на полпути к ближайшей цели, как вдруг остановилась и развернулась. Удостоверившись, что Флаттершай ещё никуда не ушла с крыльца своего домика, голубая пегаска вернулась назад.

Улыбаясь, Дэш опустилась на землю. Она притопнула копытом по грязи, тщетно пытаясь сдержать эмоции.

— Слушай, насчёт той истории...

— Всё в порядке. Я совсем не против, что ты рассказала им такие вещи про нас. Ведь всё же кончилось хорошо?

— Ага, хм, так и есть, — Дэш занервничала. — Но я не об этом. Я хотела бы поблагодарить тебя.

Флаттершай слегка наклонила голову набок.

— За что?

— Если бы не ты, я бы никогда не поняла, сколько всего замечательного может быть здесь внизу. — Дэш подняла голову к небу и уцепилась взглядом за свой облачный дом, зависший вдали. — Не пойми меня неправильно, я люблю небеса. И всегда буду любить. Летать пулей и трюкачить — это у меня в крови. Но если бы ты не выбила у меня из головы всё то дерьмо, то я бы так и не познакомилась бы толком с тобой, Твайлайт, Эпплджек, или с Рарити и Пинки Пай. Я не смогла бы жить такой полной и чудесной жизнью, как сейчас.

Флаттершай медленно закрыла глаза и улыбнулась.

— А если бы ты тогда не убедила меня вернуться, я бы и в Понивилль не смогла переехать. Так и осталась бы замкнутой пони-отшельницей, которая едва-едва может летать. Так что на самом деле это ты мне помогла.

На крыльце повисла неловкая тишина, две пони замерли преисполненные чувством благодарности друг к другу, пока наконец не кинулись в объятия. Они в который раз подтвердили крепость живых уз дружбы, связывающих их все эти годы. И связь эту не в силах нарушить ни язвительный, порой не в меру, сарказм Рэйнбоу Дэш, ни извечная застенчивость Флаттершай.

Комментарии (3)

0

Хорошая история... совместно с чашечку чая и дружной компании. Жаль, что этого не будет. Вердикт: 10/10 баллов.

Twilio #1
0

Браво! Отличная история имеющая завязку, сюжет и развязку, в сочетании с грамотностью, что выделяют её на фоне прочих работ.

Разбойник #2
0

Про этот эпизод из жизни поняшек ещё ничего не читал:) Круто! Тепло и лампово! +1, пополню избранное

Dwarf Grakula #3
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...