Красота и красоты.

Фик писался на массовую дуэль писателей. Куда я все фики обещал себе писать, только если немного... Ebrius.Надеюсь качество от этого не страдает :3

Рэйнбоу Дэш

"Дружба сильнее Войны!", Часть II: И грянул гром.

«Самая страшная из войн - это война гражданская. Нет ничего бедственней, нет ничего ужасней времени, когда сын подымает копыто на отца, когда брат сжигает жилище брата, когда сосед истязает соседа. Только твёрдый духом, только сильный волей сумеет противостоять этому ужасному бедствию, не помешавшись умом. Ещё раз повторяю: нет ничего хуже гражданской войны, ибо она разрушительна, она тлетворна и бесславна. А раскаиваться за грехи своих павших отцов придётся сыновьям и внукам.Так пусть хранит же Солнце Республику от гражданской войны на веки вечные». - Сигизмунд Станкевич, «История Велькской Республики».

ОС - пони

Икс — это чейнджлинг

В доме Флаттершай что-то происходит, но знают об этом далеко не все. Нужно лишь время, чтобы все раскрылось… Или нет?

Стражи Эквестрии 1 - Эпизод II

2068 Год. Прошло 15 лет в мире людей. Прошло 4 года в мире пони. Появление очень странной и загадочной пони грозит Эквестрии гибелью. Это угроза заставляет наших героев вернутся на Землю и найти особого человека. Того который был и остаётся другом для них, а для кого-то....даже больше чем друг.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош Лира ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Бренные останки

Разбирая обугленные останки своей библиотеки, Твайлайт находит довольно странную и жутковатую вещь. Стремясь узнать о ней больше, она опрашивает жителей Понивилля и своих подруг, попутно узнавая о них много нового...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Зима / Winter

Бывают такие поступки, которые нам хотелось бы исправить; поступки, которые не отпускают до самого конца. А временами, когда мы рыдаем в одиночестве, тени прошлого закрадываются в память – и мы по новой переживаем самые болезненные воспоминания. Одна грифина, покинутая всеми, ждёт, что придёт хоть кто-нибудь, ждёт помощи. Но не всегда мы получаем то, чего хотим.

Гильда

Новые Невероятные союзники

Спин-офф к фанфикам "Невероятные союзники" и "Приговор времени". Знакомство с упомянутыми фанфами совершенно не обязательно. Что делать в мире, где герои уже победили? Злодеи уже побеждены и унижены, неприятные жители убиты, злодейские планы разрушены. "Невероятные союзники" уже разворошили все разворошаемое и стали могущественней некуда. Население только-только отдышалось пожиная плоды их победы, как пришли новые «герои». Осталось ли что-нибудь для них?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Трикси, Великая и Могучая Лира Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Октавия Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Старлайт Глиммер Темпест Шэдоу

Любовь и другие лекарства

В этой жизни никому не избежать испытаний. Для каждого рано или поздно наступает время, когда мир причиняет ему боль, предаёт его или зовёт на подвиги. Твайлайт и её подругам предстоит узнать, что они сто́ят на самом деле. Иногда лучшее лекарство не то, что исцеляет тело, а то, что для души.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Гербарий

Твайлайт просто хотела выспаться...

Твайлайт Спаркл Биг Макинтош

История сталкера в Fo:E. История I.

Добравшись до Монолита, сталкер желает отправиться в Эквестрию... Но увы, вместо тихого и мирного мира, где бегают миролюбивые поняхи, Исполнитель желаний отправляет его в другой ад под названием Пустошь.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Глава 6. Ключ на старт Часть 2. ПУТЬ ГАРМОНИИ

Глава 7 Зов человека

Так вы не знаете, что такое жатва цивилизации? О, все очень просто.

Начну с того, что текущая Вселенная предполагает два способа стать сильнее – эволюция и паразитирование.

Эволюция достигается последовательным обучением разума разными способами в самых разных условиях. Самым понятным для смертного способом можно назвать воплощение, когда разум берет под контроль биологическую или подобную ей структуру и взаимодействует с проявленным миром посредством этой структуры. Для существ первого и второго уровня сознательная память ограничивается только текущим воплощением: эти условия максимально способствуют эволюции этого разума. Разум последовательно решает поставленные задачи, обучаясь и становясь все более сложным и опытным. За организацией уроков для существ более низкого уровня отвечают существа более высокого уровня разума – кураторы. Далеко не все организованные уроки просты и вызывают у учеников энтузиазм, это свойственно любому процессу обучения, что для жеребят в начальной школе, что для сущностей высоких уровней: многие ученики лишь по прошествии длительного времени смогут понять причину, по которой им пришлось так напрягаться и набивать себе шишки. Но результат такого обучения действительно прекрасен: разум становится все более обширным, все большие возможности открываются перед ним, все более масштабные задачи ему становятся интересными и посильными. Недостатком этого способа стать сильнее, как я уже упоминал, есть довольно длительный период обучения и тот факт, что некоторые уроки, мягко скажем, не совсем приятны ученику. А некоторые вполне себе интересны, приятны и увлекательны. Кураторы более высокого порядка никогда не снизойдут до индивидуальных методик обучения: молодые сущности просто помещаются в определенную среду и наделяются определенной свободой действий. Верхом профессионализма среди кураторов считается ситуация, когда обучаемые существа имеют полную свободу действий, так как такая ситуация позволяет быстро подготовить среди молодых разумов настоящих самородков, но это также создает для сущностей самые тяжелые условия при воплощении.

Группа обучаемых разумов под руководством кураторов помещается на одной, реже на нескольких планетах одной звездной системы, которые заселяются одним или несколькими видами разумных существ. Автоматизированная система воплощений регулирует процесс обучения, давая допуск разумам на воплощение в тех или иных условиях, в работу системы иногда вмешиваются кураторы для корректировки и оптимизации алгоритмов ее работы.

Такая система эволюции была разработана создателями текущей Вселенной, благодаря этой системе я смог осознать себя как сущность и развить свой разум до третьего уровня, и мое обучение продолжается. Мне не ясны их мотивы, но, скорее всего, они сходны с моими: им просто по приколу. Мне нравится наблюдать, как нечто грубое и примитивное со временем бросает вызов собственной природе и побеждает ее, становясь все более совершенным, и невероятный подъем я чувствую, когда это делают мои ученики. Создателям, сущностям высокого порядка, с которыми я еще даже не встречался, наверное, тоже приятен факт эволюции их творений. Наверное, каждый способ, которым существо подвигло себя на эволюцию и стало лучше, рассматривается ими с удовольствием и нескрываемым интересом, как и я с восхищением взираю на эволюционные прорывы моих учеников.

Также для поддержания баланса и создания условий для некоторых уроков сущностям предоставлен и другой способ стать сильнее – паразитирование. И в проявленном, и в исходном мире эти способы похожи: одна сущность или их группа начинают использовать силу и возможности других в своих интересах в ущерб интересам эксплуатируемых. И для проявленного мира, и для не проявленного главным условием паразитирования есть искажение информации для тех, на ком паразитируют, а также разрыв информационных связей между ними. Для этого сущностей нужно разобщить и стравить друг с другом, как правило, на почве дележа каких-то малозначимых, но искусственно популярных ресурсов или ценностей. Например, можно долго пропагандировать набор материальных или социальных ценностей, без которых нельзя считать себя «нормальным членом общества», пока оно, это общество, наконец-то примет это правило. А когда примет, то набор этих ресурсов, как правило, подконтрольных к тому времени группе паразитов, объявляется жутко ограниченным, и для допуска к этим ресурсам членам общества предлагают принять некие правила и выполнять некие действия, которые совершенно противоречат интересам общества в целом, но могут быть временно выгодны избранным в пропагандистских целях. Более примитивный способ предполагает внесение разногласий в общество на основании искусственно созданных идеологических предпочтений, которые по сути своей ничем не отличны друг от друга. Например, можно развивать в одной группе культ всемилостивого божества А, в другой – аналогичного по сути, но другого по названию и принятым ритуалам божества Б. В определенный исторический период, когда идеологическая установка достаточно укрепится в обществе, эти группы стравливаются между собой на почве выяснения «истинности» идеологии, хотя обе они по сути ошибочны. Мы, кураторы, хоть и имеем способности, сходные с божествами разных культур, не являемся тщеславными существами, этой детской болезнью переболели еще на первом уровне. Нам не нужна слава или прославление, нам нужно усложнение и эволюция обучаемых разумов, их волевые победы и радость единства со своим социумом.

Главная стратегия паразитирования проста – разделяй и властвуй. Главная цель этой стратегии – обрыв социальных связей индивидуума с социумом, раздробление его на все более мелкие составляющее, конфликтующие между собой. Когда разум поражен злобой и ненавистью и не связан со своим социумом дружбой и любовью, это разум легко эксплуатировать паразитарным сущностям, обретающим таким образом могущество и силу. В проявленном мире такие порабощенные существа почти все свое время посвящают достижению целей, выгодным паразитарным сущностям. В не проявленном их история еще плачевнее: сущность может быть интегрирована на неопределенный срок в разум паразита, и выбраться оттуда ей бывает ой как непросто без помощи своего куратора. Таким образом, паразиты делают себя все более могущественным, заставляя поглощенные разумы трудится над целями паразита. Разум паразита может быть довольно примитивным, но суммарная мощность порабощенных им разумов может позволить его ментальной силе сравниться с таковой у существ более высоких уровней. Уровень паразита при этом измеряется отрицательными величинами. Из известных мне случаев встречались паразиты до минус пятого уровня, и такие случаи становились настоящим бедствием для кластеров, в которых они были обнаружены.

Цивилизации давно уже объединяют в кластеры для более быстрой эволюции: сознания, существ и культуру из разных миров можно переносить в другие миры кластера по желанию кураторов. Правда, перенос воплощенных существ — это событие, конечно, экстраординарное, но в некоторых кластерах эта практика носит систематический характер и приносит отличные плоды. Биосферу и планетарные условия в кластере стараются сделать максимально схожими, иногда проводя долгую работу по копированию биосферы и адаптации разумных видов под нее. В большинстве миров кластера одинаковые длительности планетарных циклов: длительность суток, года, даже планетарные спутники аналогичны. Также кураторы стараются связать разные цивилизации одинаковыми культурными надстройками – языком, системой ценностей, технологическим укладом. Решение аналогичных задач с позиций разных цивилизаций взаимно обогащает их информационный багаж. Разногласия присутствуют, но тем прекраснее это разнообразие.

Обучение разбито на циклы, в пределах которых цивилизация работает над усвоением определенных навыков во все более тяжелых условиях. В разных кластерах различают разные периоды для циклов, в нашем кластере принято разбивать цикл на четыре периода. Длительность цикла и периодов устанавливается индивидуально исходя их текущей задачи и обстановки. Каждый следующий период для отработки навыков более сложен, чем предыдущий, все меньше возможностей самореализации предоставляется воплощенным существам, все больше темной стороны им позволено задействовать, все меньше срок их жизни, блокируются магические возможности разума. Конец цикла для воплощенных существ – самый тяжелый период, по результатам которого можно выделять те сущности, которые успешно прошли обучение, несмотря на трудности, и позволять им переходить на новые уровни миропонимания, приступить к решению более сложных задач.

Когда на планете аликорнов произошла катастрофа, цикл обучения цивилизации пони пришлось прервать и ввести самый легкий режим воплощения на период карантина. Когда мы обратились за помощью к кураторам трех планет нашего кластера для установки карантина, ни одна группа не рискнула покинуть своих учеников. Я долго просил Тарха помочь нам, и он согласился. Он верил в потенциал людей, и он попросил свою группу пойти нам навстречу в обмен на мое обещание помочь людям в кризисной ситуации. Цикл обучения людей тогда подходил к завершению, и они вступили в самый сложный период. Но они неплохо держались без помощи своих кураторов. До недавнего времени.

Я наблюдал за земной цивилизацией людей. Из-за карантина я не мог наблюдать непосредственно, я мог видеть только информационный фон планеты, некоторые выдающиеся сущности среди людей и обрывки событий. В последнее столетие я заметил скачкообразный рост популяции людей, гораздо более внушительный, чем было рекомендовано кластеру для поддержания стабильности планетарных систем. Также я заметил быстрое, в течение одного-двух поколений, изменение идеологической парадигмы правящего класса, а также общего эмоционального фона цивилизации, причем не в лучшую сторону. К сожалению, лишь обрывки информации могли доходить до меня сквозь карантин, лишь самые значительные события я мог разглядеть. Какая-то сила спровоцировала два масштабнейших военных конфликта за это последнее столетие и множество других значимых социальных катаклизмов. Злоба, зависть, жадность, ненависть, страх, отчаяние и безумие охватили планетарный информационный фон. Миллиарды сущностей почти всю свою жизнь с небольшими перерывами занимались только тем, что ненавидели. Ненавидели соседа, начальника, подчиненных, правительство, ненавидели умных, ненавидели глупых, ненавидели талантливых и ненавидели бездарей, ненавидели успешных и ненавидели неудачников, ненавидели красивых и ненавидели уродливых. Многие из них ненавидели даже самих себя.

Для меня было ясно, что кто-то взял контроль над управленческими структурами цивилизации и целенаправленно окунает ее в пучины безумия и ненависти. Какая-то часть ее, народ, из которого вышел Тарх и много иных молодых богов, еще сохраняла здравый рассудок в своем большинстве, это народ всегда был сильнее других. Но около двадцати лет назад пал и этот бастион, утонув в океане злобы и невежества вслед за всей цивилизацией. Я не знал, что именно произошло, но я предполагал государственный переворот или измену правителей их страны.

И тогда я понял, что пора вмешаться. Пора исполнить обещание, данное моему другу Тарху. Я принялся искать способ обойти карантин, и буквально позавчера мои поиски увенчались успехом. Теперь я узнал, что жатву невидимые паразиты планируют провести в самое ближайшее время. Поэтому придется торопиться и рисковать.

Так что такое жатва, спросите вы? Я ведь так и не рассказал. Жатва цивилизации – это ее массовое развоплощение. Говоря простым языком – массовое вымирание. Но не просто вымирание. Гибнущие существа должны быть злобными и невежественными, они должны ненавидеть и не чувствовать связи с остальными. Это позволит паразиту поглотить их и заставить работать на себя. Разум тех, кого не удается поглотить сразу, паразиты запечатывают в контейнеры из золота и платины и перевозят на свои планеты, условия жизни на которых позволят довести похищенных до состояния, в котором будет возможно поглощение. После жатвы остаются разрушенные планеты, и, в лучшем случае, скудные осколки цивилизации. Виндиго провели жатву на нашей планете, но нам удалось стабилизировать кризис и защитить поняш от поглощения. Люди пожертвовали своей безопасностью ради этого. Теперь поглощение грозит людям, и защитить их некому. Некому, кроме меня.


Ночь принесла мне успокоение. Я вновь обрел холодный рассудок. Я откорректировал свой план с учетом полученной информации и понял, что он с высокой долей вероятности будет эффективным. Мне пришлось раньше времени отпустить Калаша. Сегодня я провожу его как подобает.

 — Ты уже проснулся? – Стейра тихонько постучала в двери, не решаясь зайти. Да, вчера я был не в духе.

— Да, Стейра, все в порядке. Извини меня за вчерашнее.

— Ты ведь знал, да? Но ведь зачем ты так с ними? – она зашла в комнату.

— Да, я знал. Мне жаль, что так получилось, но так было надо. Поверь мне, Стейра. Мне они действительно симпатичны, и мне неприятно было причинять им боль. – я встал с кровати, уже имея четкий план на день.

— Помирись с ними. Такие хорошие кобылки.

— Да, помирюсь обязательно. Мне нужно собираться, завтракать я не буду. И меня не будет несколько недель. – и я быстро приступил к сборам.

На церемонию прощания с главным конструктором собралось все правление завода, многие руководители других предприятий и не последние члены Партии. Мне поручили провести ритуал как самому близкому пони. Он сам об этом просил.

На большой площади возле обелиска Славы стоял собранный за ночь большой и высокий прощальный постамент. На него по очереди выходили знакомые Калашу пони и говорили прощальную речь. Последним речь предстояло говорить мне. По традициям Сталлионграда прощание с умершим пони нужно провести до захода солнца. Я заметил принцессу Луну среди партийных чинов. Она нашла меня в толпе взглядом и время от времени смотрела в мою сторону. Наконец, подошло мое время.

Я поднялся на постамент. Посреди него на массивном медном кубе лежало тело старика. Он действительно выглядел изможденным, хотя вчера еще улыбался и шутил. Его седая грива была аккуратно расчесана и серебряным водопадом опускалась на грудь и правую ногу. Он лежал на животе, положив голову на передние ноги. Могло показаться, что он просто спал. Но он уже ушел. Ушел, выполнив задание. Площадь смолкла, и я громко начал:

— Он сделал то, ради чего пришел в этот мир. Он сделал даже больше, чем можно было ожидать от одного пони. Он подарил шанс многим на спасение в этом мире и в других мирах, где могла потребоваться его помощь. – я помолчал секунд десять. В толпе многие плакали, особенно работники нашего завода, знавшие старика. Я с удивлением увидел Старгрува, который ревел навзрыд.

— Будет лишним говорить, кем был Калаш для завода. Но не лишним будет сказать, кем он был для меня. – Луна внимательно следила за каждым моим движением. – Я всегда считал его своим вторым отцом. И сейчас, когда он ушел, я чувствую в себе пустоту, которую ничем нельзя заполнить. Я знаю, он был бы рад знать то, что я сейчас скажу. То, что мы создавали вместе, даст добрые плоды. Он знал, что не сможет пожать то, что посеял. Он никогда не разменивался на мелочи только для себя. Он работал ради других, и его труд с благодарностью примут потомки. Пусть он ушел. Пусть его уже нет с нами, но его дело будет жить! Мы продолжим его дело, мы осуществим то, о чем вместе мечтали. Мы не подведем тебя, мой названный отец!

Над площадью зависла кристальная тишина. Каждый шорох можно было слышать. Я развернулся к телу Калаша и мой рог охватило серо-голубое сияние.

Такое же сияние охватило тело Калаша, и оно медленно начало подниматься над кубом все выше. Чем выше поднимался Калаш, тем ярче свечение охватывало его. Когда он поднялся выше обелиска Славы, свечение стало столь ярким, что уже не было видно тела внутри. Налетел резкий колючий северный ветер. Сияние начало рассыпаться мелкими и яркими синими искорками, которые подхватывал ветер и уносил вдаль. Чем больше искр уносилось ветром, тем меньше становился сгусток серо-синего сияния в небе. Через три минуты уже совсем маленький сгусток магии рассыпался роем синих звездочек, которые хаотично разлетались в стороны словно пчелы. Они уносились все дальше на юг, продолжая светить, пока совсем не скрылись из виду.

Я больше ничего не говорил, а просто спустился с постамента и смешался с толпой. Принцесса Луна покинула ложу для сановников и отправилась искать меня. Церемония предполагала еще поминальный обед, поэтому я действовал быстро, пока все будут заняты.

Я телепортировался на завод и отправился прямиком в отдел кадров. Там я написал заявление об увольнении. Инспектор по кадрам с удивлением посмотрел на меня, когда увидел заявление. Я объяснил этот шаг тем, что мне нужно время, чтобы прийти в себя после тяжелой потери. К счастью, начальник отдела кадров был на похоронах, поэтому шумиху никто не поднял. Немногим ранее заявления об уходе написали верные мне Дорн и Варон. Еще вчера они простились с Калашом и не ходили на церемонию. Они были посвящены в мои планы и уже ждали меня на площадке № 18. Медлить было нельзя.

Я скопировал установку и все оборудование в заранее приготовленный замаскированный комплекс в Вечнодиком лесу в пяти милях от Понивилля: мне могла потребоваться помощь команды носителей Элементов. Вечнодикий лес – не особо насыщенное поняшами пространство в Эквестрии. Комплекс был подземным, в нем было все для длительного проживания пяти десятков пони и людей. Наверху также были жилые и тренировочные помещения. Сверху это все было накрыто магическим маскировочным куполом так, что сверху все выглядело как обыкновенный лес. Купол также выполнял защитные функции: он не пропускал внутрь никого за исключением тех, кому я выдал допуск. Также при приближении к куполу живое существо охватывала паника, и оно убегало прочь, даже не столкнувшись с силовым полем. С установки на площадке № 18 я снял все магическое оборудование, так что ее теперь можно было использовать только в режимах, указанных в документации. Конструкция установки была такова, что без магических блоков невозможно было определить, что ее можно было использовать еще как-нибудь. Уверен, принцесса Луна с кантерлотскими профессорами уже к вечеру будет здесь все вынюхивать. Особенно, когда вскроется пропажа трех ключевых специалистов по этому проекту. Но это уже не важно.

Варон и Дорн пошли обживаться в своих комнатах наверху: помещений для жилья хватало, и они предпочли поверхность.

Через два часа мы были готовы к открытию портала. Будет нелегко, но я смогу, теперь я в этом уверен. Я снова стою на площадке оператора в своем экзоскелете.

— Ключ на старт!

— Есть ключ на старт. – Варон чеканил слова словно надежный автомат. Дорн с удивлением наблюдает действо.

Эмиттеры загудели, давя пространство словно кашу. Активная зона начала искажаться, в ней принялись расплываться черные пятна неправильной формы. Это не была привычная чернота. Это была пугающая Пустота, и, казалось, уже ничего, что туда попадало, не сможет вернуться. Черные пятна постепенно увеличивались, сливались с другими, пока не заполонили собой все пространство активной зоны. Теперь вместо зоны там была лишь зияющая чернота, которая колыхалась и вибрировала. Помещение заполнилось звуками космической музыки и странными, еле слышимыми шепотами, в которых можно было различить обрывки слов и фраз на неизвестных языках. Я поднял два манипулятора с закрепленными на них кристаллами погрузил их в эту Пустоту.

Есть отклик!

Я сосредоточился на пустоте и послал ей приказ. Пустота послушно выполнила его, считав с кристаллов информацию. Отлично, установка смогла эмулировать пространство, которое было за пределами Барьера. Осталось найти Землю.

Мои глаза стали темными, заполнившись пустотой, и я принялся обрабатывать циклопические многовекторные потоки информации, которые бы позволили мне проложить маршрут к Земле. Звезду за звездой миновал я, фиксируя маршрут на диаграмме посредством свободных манипуляторов, вкрапливая в нее кристаллы в причудливых комбинациях. О да, это было сложно. Но фазовое туннелирование – мой конек. Наконец, я нашел Альфа-Центавру. Я установил псионический маркер на меньшей из двойной системы звезд и продублировал этот маркер на маршрутной диаграмме сапфиром, записав на нем гигантский объем навигационной информации. Я был в одном переходе от земного светила. Вот оно, Солнце. Не эмуляция светила, как у нашей планеты, а настоящее и живое. Оно радостно приветствовало меня. Я чувствовал его радость и теплоту, и оно отозвалось мне своим стремлением: «Наконец. Помоги. Помоги им!». Я уже видел Землю. Последний переход и последний маркер.

Все во Вселенной пребывает в вечном движении: планеты кружат вокруг светила, звезды вращаются вокруг центра галактик, галактики совершают свой вечный танец, наполняя Вселенную красотой и гармонией. Никогда планета, пройдя точку пространства, уже не окажется в ней. Уже через секунду она навсегда уйдет от нее на миллионы километров вместе со своим светилом и галактикой. Поэтому столь сложны процессы фазового туннелирования и пространственной навигации: необходимо учитывать это вечное движение, поэтому навигационная информация закрепляется позиционированием на самые разные участки пространства, как правило, звезды, для постоянной корректировки маршрута на каждый момент времени. Но теперь навигационная диаграмма завершена, и расчет маршрута выполняется установкой автоматически.

Я расслабился и посмотрел на планету с орбиты. Прекрасная голубая планета. Жемчужина среди подобных. Величественные белые хребты и причудливые переливы синих океанов. Зеленые леса, голубые реки, бескрайние равнины полей и бесконечная гладь морских просторов. Дом человека. Дом, который оказался в опасности из-за нас. Пришло время сдержать обещание.

Я подключился к Пустоте вокруг Земли и начал искать тех, кто мне нужен.