The Conversion Bureau: Её последнее достояние

Маглев несёт Мелани Цукер к последнему Бюро. Брать с собой земные вещи нельзя и ей придётся избавиться от всего, что связывало её с человеческой жизнью. Но это проще сказать, чем сделать.

ОС - пони Человеки

Sabotage Valkyrie

Хуманизированные пони + войнуха/разруха/апокалипсис + отличное написание. Я знаю, что многие терпеть не могут хуму, в таком случае прошу просто пройти мимо :3

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Серая вечеринка

Пинки Пай проиграла и отдала право провести вечеринку Чизу Сэндвичу, но что же чувствует сама Пинки Пай?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Шум сердца

Списать всё на изуродованный мир, разумеется, можно было бы. Ведь перекидывать с себя ответственность в последнее время вошло в привычку, притворяться, что всё это естественно. Больные. Обе больные и обезумевшие.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер Сансет Шиммер Темпест Шэдоу

Пинки и Пай

Странная история Доктора Пинки и Мисс Пай Раздвоение личности и убийства Все самое любимое

Пинки Пай Другие пони

Моя маленькая пони. Секс — это чудо! Сезон 2

Жизнь Сэма, пришельца из другого мира, в Понивилле постепенно наладилась. В компании mane six скучать ему не приходиться, но внезапно рядом с домом человека из ниоткуда появляется... девушка! Какие же приключения ждут новую героиню в мире пони? Думаю, Вы уже догадались ^^)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дискорд Человеки

Стальные крылышки

Ну вот друзья, и настал тот момент когда несколько месяцев подпольной работы наконец то можно выложить на ваш суд. «Стальные крылышки», повесть о детях Скраппи Раг, Берри и Санни Раг в их детские и юношеские годы. Пишется в соавторстве Gedzerath и Rj-PhoeniX.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Камни

Трагедия в одном действии.

Пинки Пай Другие пони

Тень и ночь

"Помни". Это было первое последнее слово, которое они сказали друг другу, не подозревая, что короткое послание пронесётся через времена, эпохи и миры, переживая саму вечность и служа пульсирующим сердцем силе, созидающей и разрушающей мироздания.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Кризалис Король Сомбра

Такхизис Ван Сапка

Где-то в неделе неспешного полета от Кантерлота расположился город внешне похожий на него. Сверху этот город напоминал паука, расположившегося в центре сети железных дорог. Впрочем, сверху его не часто удавалось разглядеть. Город был окутан постоянным облаком смога и лишь изредка горные ветра набирали достаточную силу, что бы сдуть дымчатую пелену в предгорья. Именно сюда, в Город Шестерни, столицу государства грифонов приехала некая единорожка. Ну как приехала, скорее нелегально попала. Денег у кобылки не было, но пони не особо волновалась по этому поводу. Голова на плечах есть, магия… ладно, пропустим магию, копыта тоже. На кусок хлеба заработает.

ОС - пони

S03E05
Темная жизнь - Акт 1. Глава 9 - В логово врага Темная жизнь - Акт 1. Глава 11 - Лаит

Темная жизнь - Акт 1. Глава 10 - Первый бой

— Г-р-р-а-а-а-а-х-х-р-р-р-г-г-г! — раздался звероподобный рык.

Нечто спрыгнуло с потолка на фестрала. Арон заметил его и, уворачиваясь, отпрыгнул в сторону. Нечто тяжело упало на каменный пол, подняв клубы пыли. Арон не успел разглядеть, кто это был, но левый глаз под повязкой ещё сильнее заболел. До того, как они вошли в шахту, он никак не мог понять, почему его глаз так реагирует на это место, но появившееся существо все прояснило.

Арон держал меч наготове, тяжелые секунды ожидания терзали его. Пыль стала оседать, теперь фестрал мог увидеть того, кто появился. Пони был в два раза выше взрослого матерого жеребца. Синего окраса, без гривы, а вместо левого глаза был красный кристалл. Кристалл выглядел живым, испуская красную дымку. Тело было невообразимо накачено. Если ему дать наковальню, пони не составит труда разорвать металл. На спине этого громилы, видимо, когда-то были крылья, но теперь вместо них — маленькие костяные отростки. Он был облачен в рваные лохмотья.

Арон наблюдал за ним, держась на расстоянии. Громила стоял неподвижно, лишь принюхивался. Фестрал не мог понять, почему враг не действует. Через секунды неприятель перестал принюхиваться и обратил своё внимание на парня. Их взгляды встретились, и фестрал увидел в его глазу частички разума. Он почувствовал что-то знакомое, родное. Из разинутой пасти вырвался непонятный звук. Фестрал как-то смог разобрать, что сказал громила:

— Арггооггг.

«Что он пытается мне сказать?» — не мог понять Арон.

Красный кристалл на глазу существа резко засветился. В это время проклятый глаз, что так скрывал Арон, еще сильнее заболел. Ниточка, которую он с таким трудом держал, оборвалась и истина о враге исчезла. Частичка разума, что как-то выделялась из карего глаза громилы, потухла. Словно кукла, он уставился пустым взглядом на свою жертву. Кристалл стал проявлять признаки жизни. С каждой пульсацией тело громилы начинало двигаться. Арон сам не мог больше ждать, боль в левом глазу невозможно было стерпеть.

Расправив крылья, заклинание амулета, что демонстрировало его перепончатые отростки, развеялось. «Пора показать свою силу!» — Арон поднялся выше громилы, удар, он горизонтально бьет по нему. Лезвия меча практически достигло противника, но кристалл ярко сверкнул и громила увернулся от меча, словно ловкий мангуст от гремучей змеи. Быстрый удар в спину, и фестрала впечатало в землю.

«Что?» — Арон был пойман врасплох. Скорость врага была неимоверная, увернуться от быстрого удара не получалось.

Земля под фестралом треснула, меч отлетел в сторону. Получив удар в спину, Арон чуть не выблевал свои внутренности. Ему показалось, что его припечатала двухтонная наковальня. Удар громилы был сокрушительным. Пока Арон приходил в себя, громила подошел к большому валуну, находящемуся в дальнем углу зала. Обхватив валун, он приподнял его над собой. Кристалл сверкнул, и синий жеребец кинул валун в лежачего фестрала. У Арона были всего секунды, чтобы прийти в себя, но этого оказалось мало. «Я не могу так быстро проиграть!» — мелькнула мысль в голове у фестрала.

Камень уже был над ним. Он с трудом приподнял голову, посмотрев на приближающийся к нему валун. «Это всё, я прои…» — он смиренно прикрыл глаз. Но знакомый клокочущий голос напомнил о себе в голове: «Всадник или дракон».

«Нет, это ещё не конец!» — левый глаз фестрала вспыхнул. Тень, отраженная от факелов, стала живой. Она стремительно оторвалась от земли, поглощая тело раненого фестрала.

Бум!

Огромный валун с грохотом поднял клубы пыли, заполняя всё пространство и сотрясая шахту. Громила, словно статуя, стоял смирно. Прошло некоторое время, пыль успела осесть, и странный шум привлек его внимание. Это оказалась вишневая кобылка, которая так отчаянно бежала к пленнице. Кристалл на миг мигнул, и жеребец снова двинулся — его целью стала кобылка.

— Мама, мама! — с надеждой подбежала к пленнице Амила.

Пленница медленно посмотрела на приближающуюся гостью и обомлела. Мать Амилы выглядела измученной и исхудавшей. Её серая, с пурпурными оттенками грива была в грязи, на некоторых прядях волос оставалась высохшая кровь. На правом глазу имелась большая гематома. Этим глазом она видела очень плохо. Шёрстка лилового цвета кобылки была обожжена, имелись рубцы в виде шрамов. Амила подбежала к ней, вся в слезах. Она не могла поверить в то, что её драгоценную, родную мать жестоко мучили.

— Ами..ла… зачем… ты пришла… — с трудом прохрипела пони.

— Мама, что они сделали с тобой. Пепел же обещал, что не тронет тебя, — слезы ручьём текли из глаз.

— Быстрее… уходи… пока ещё… не поз… — на последнем слове она отключилась. Силы покинули её, и она лишь закрыла глаза, повесив свою голову на копыта Амилы.

— Нет-нет-нет-нет-нет… мама, проснись… — в панике Амила стала трясти её, но лиловая кобылка не отвечала ей. Синий жеребец подошел к ним, он стал тянуть свои мощные копыта к пленнице. Амила обняла свою маму, закрывая своим телом, и что есть сил закричала. — АРОН!

Тени кобылок были перед врагом, они забурлили, словно лава в вулкане. Тень зашевелилась, она растянулась во всю длину. Множество подобий лиан обхватило жеребца. Громила не успел опомниться, как запутался в них. Он стал рвать их на себе, но у него получалось с трудом. Пока он был отвлечён, освобождая себя от пут, из тени вышел Арон. Его грива горела темным пламенем, повязка с левого глаза была снята. Амила испугалась фестрала больше, чем приближающиеся к ней копыта врага.

Арон взглянул на цепь пленницы, одним ударом копыта он разломал её.

— Амила, забирай её и убегай, — глухим мрачным голосом сказал он.

Она всего лишь кивнула, ничего не сказав. Фестрал помог Амиле положить тело матери на спину кобылки. Амила стала пробираться к выходу вдоль стенки, как можно тише, оставляя Арона с врагом. Арон проводил её взглядом до выхода, а громила тем временем разорвал остатки теней. Он зло уставился на фестрала. Кристалл сверкнул ярко-красным цветом. Пегас закричал, масса его тела стала увеличиваться в размерах. Теперь он выглядел, как ходячие мускулы. Кристалл превратил свою куклу в берсеркера.

Громила больше не стал медлить — он начал действовать. Озверевший, он кинулся на фестрала, ломая и круша всё на своем пути. Арон стоял молча, наблюдая за ним. Берсеркер громко выкрикнул, сотрясая стены зала. Синий пегас подбежал к ближайшему камню. Подобрав его, он бросил камень в Арона. Фестрал спокойно ударил копытом по земле, теневые шипы вырвались из земли, протыкая камень. Камень разорвало, словно бумагу. Осколки падали рядом с фестралом.

Берсеркер бился и метался от неудачи. Заорав во всю глотку, он вприпрыжку приблизился к противнику, разъярённо стуча копытами по земле. Арон только и ждал этого. Когда берсеркер приблизился к нему, он отпрыгнул назад и взмахом копыта направил на врага теневые колья. Тень по природе своей не являлась твердым телом, но в мире магии возможно многое. Колья молниеносно врезались в тело берсеркера. Фестрал не мог поверить в то, что колья, которые смогли воткнуться в камень, разломав его на части, не смогли проткнуть тело врага. Они просто согнулись гормошкой, встретив непреодолимое препятствие. Но и это было ещё не всё — берсеркер после удара сделал крутой разворот и достал задними ногами фестрала, отправив его в дальний полет.

Удар был жесткий, Арон не успел среагировать, озадаченно разглядывая колья. Отлетевшего припечатало спиной. От удара ему вышибло дыхание, кое-где послышался хруст костей. Арон сполз со стены на землю, он тяжело дышал. В груди чувствовалась невыносимая боль. Он приложил копыто к месту удара и посмотрел на берсеркера. Враг готовился повторить свой удар. Арон понимал, что если ничего не придумает, то его ждёт неминуемая смерть. Сила, что он сейчас использует, имеет большой изъян — ограниченное время. После победы над альтер эго Арон может использовать его силу, но лишь несколько минут, и это время уже подходило к концу.

Берсеркер прыгнул всем своим телом на фестрала, сминая под себя. Через какие-то секунды берсеркер раздавит его. Эта перспектива не очень радовала Арона. Пока у него есть время на использование теней, он не сдастся. Не в этот раз. Тени от факелов находились далеко от него, но использовать их, как источник силы, он мог. Силой мысли он потянул тень к себе. Быстрыми зигзагами она приближалась. У Арона не осталось другого выбора, кроме как совершить теневой рывок, быстрое перемещение в пространстве к начальному источнику тени, при этом оставляя за собой теневой шлейф, сбивая тем самым врага с толку.

С грохотом берсеркер приземлился на землю, сбитый с толку, он мотал головой в разные стороны. Арон не медлил, он с силой приподнялся к факелу, взяв его и кинул в сторону врага. Факел приземлился рядом с берсеркером, но продолжил гореть. Из-за факела чётко показалась тень берсеркера. «Должно сработать», — Арон соединил копыта вместе. Тень берсеркера стала расширяться, и он стал тонуть в ней, но из-за его размера и телосложения, тень не могла поглотить его полностью. Она всего лишь сковала его движения, поглотив копыта.

Берсеркер пытался вырваться, прикладывая огромные усилия. Сдерживать врага оказалось очень сложно. Чтобы удержать его в захвате, Арону приходилось держать передние копыта вместе. От попыток вырваться из плена он получал огромную нагрузку. Ему нужно всего несколько секунд удержать на месте берсеркера, тогда победа будет за ним.

Каждая попытка берсеркера вырваться из оков всё сильнее ослабляла Арона. Когда берсеркеру наконец-то удалось освободить одно копыто, выйти из захвата больше ничего не стоило. Тень не поглощала его, а лишь сдерживала. С каждой секундой он выходил из захвата. Но приготовление фестрала закончилось. Глаз Арона засиял зелёным цветом, удар копытом по земле — и мощная вертикальная волна направилась на берсеркера.

Освободившись, берсеркер прыгнул вверх, уходя от волны, но та остановилась и стала наворачивать сумасшедшие круги, создавая ураган тьмы. Вокруг берсеркера образовался широкий (до тридцати метров в диаметре) вихрь черной энергии. Попавший в вихрь жеребец получил дезориентацию и физическую слабость. Вертясь в воздухе, он ждал, когда действие вихря закончится.

Арон почувствовал сильную слабость. Сила, что так помогала ему, покинула его. Горевшая черным огнём грива стала обычной. Арон хотел упасть и отдохнуть, но битва ещё не закончилась. Силой воли он держался на ногах, осматривая помещение на предмет своего меча. Всё двоилось, тело налилось свинцом, Арон стоял, как мог. Заметив отблеск, он повернулся ко входу в зал и увидел черный меч, лезвие которого отражало пламя факела.

Снова красный кристалл засветился. Арон заметил это: «Опять. Каждый раз, когда он светится, враг становится сильнее. Это он — корень всех моих проблем. Пока он ещё слаб, у меня есть шанс уничтожить его.»

Из последних сил парень побежал к черному мечу. Когда он добрался до меча, действие вихря закончилось и берсеркер плашмя упал на землю. У фестрала был всего один удар, чтобы покончить со всем. Встав на изготовку, меченый стал ждать подходящего момента. В это время берсеркер пришел в себя, контузия частично прошла, но слабость до сих пор одолевала его. Кристалл словно чувствовал, где находился враг. Берсеркер привстал и только повернул голову в сторону Арона, как увидел черное лезвие, прорезающее кристалл.

Бум!!!

Мощная энергия отбросила меченого от врага. Арона снова припечатало к стене. Синий жеребец схватился за свой глаз.

— Гра-а-а-а-а-о-о-х-х-х-р-р-х! — зверский крик покрыл весь зал. С каждой секундой тело берсеркера уменьшалось до нормального размера. Мускулы, выпиравшие отовсюду, моментально исчезали. Через пару секунд энергия прекратила вырываться из глаза синего жеребца, и в пещере образовалась мертвая тишина.

Тело фестрала уже перестало его слушаться, ноги подкашивались, сознание меркло, но он не мог сейчас упасть в обморок. Арона шатало, мир двоился, но он шел к врагу. Он не мог поверить в то, что увидел. Прямо перед ним лежало истощённое тело, кроме кожи и костей у этого жеребца не наблюдалось ничего. Синий жеребец приоткрыл уцелевший глаз. Арон увидел искру разума этого жеребца. На глазах малька появились слезы.

Первые слова синего жеребца тронули струны памяти фестрала:

 — Арон… как ты вырос… мальчик… мой…

Продолжение следует.