Увядание мистера О'Блума

Понификация романа И.А.Гончарова "Обломов".

ОС - пони

Новая жизнь

О парне, попавшем в Эквестрию к событиям первого сезона.

ОС - пони

Мод Пай vs Тирек

Как называют Аликорна без крыльев и рога? Земнопони.

Мод Пай Тирек

Легенда для Метконосцев

Твайлайт рассказывает Метконосцам легенду о Забытом Аликорне, пытаясь объяснить им, что надо искать талант в той области, в которой они наиболее хороши.

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк ОС - пони

"Past Sins" (Грехи прошлого) в стихах.

Здесь только события 1-ой главы от лица Никс и что-то вроде вступления.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Найтмэр Мун

Отчужденные

Скоро состоится свадьба Принцессы Кейденс и Шайнинг Армора. Но вмешиваются силы зла, и в бой вступают лучшие из лучших. Они сражаются по разные стороны - сильнейший воин Роя и командир легендарного Легиона. «Война меняет каждого...», но насколько изменятся они?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Адажио Дуэта Струнных Инструментов

Музыка. Прекрасный вид искусства - или сложное сочетание нот, эмоций и души? Главный герой хочет познакомится с одной загадочной пони, играющей на виолончели. Но - у неё полно своих тараканов в голове. Пускай и мягких и пушистых

ОС - пони Октавия

За Республику!

Кто бы мог подумать, что в Эквестрии настанут тёмные времена? Но они настали. Принцесса Селестия оказалась скрытным тираном и принцесса Луна решает дать ей отпор. Гражданская война началась. Повествование ведётся от лица молодого жеребца Константина, который вместе с друзьями решает уйти в ряды армии Лунного Сопротивления.

Другие пони Стража Дворца

Пираты на день

Пипсквик и Динки проводят самый лучший день!

Пипсквик

Выбор

Небольшой рассказ на тему взаимодействия миров. P.S. Светлым паладинам и ранимым лучше не открывать. Я серьезно. Авторы:Mr_OS, Ponycide

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Темная жизнь - Акт 1. Глава 10 - Первый бой Темная жизнь - Акт 1. Глава 12 - Судьба

Темная жизнь - Акт 1. Глава 11 - Лаит

Если удастся внушить детям уверенность в способности достичь любой цели, решить любую задачу, значит, вы успешно исполнили родительский долг, наделив их величайшим даром.

Грейси.

Шахта Консола, огромный зал.

— Нет… нет-нет-нет, я не верю в это. Этого не может быть. Это всего лишь дурной сон. Да, правильно, дурной сон. Мне нужно только проснуться, и всё будет как прежде. Я в старом особняке и просто сплю, — убеждал сам себя фестрал, не веря во всё это.

Но лежащее тело передо ним говорило о другом. Высохшее, дряблое, одни кости да кожа. На это без боли нельзя было смотреть.Сердце Арона сжалось от боли. Нет, это была не физическая, просто душа плакала.

Свен открыл глаза и через силу улыбнулся Арону.

— Арон… как ты вырос… мальчик… мой…

Голос, запах, внешность, чувство теплой улыбки — всё это оказалось реальностью. Арон, в панике мотая головой, стал искать глазами любое растение, лекарство, хоть что-нибудь. В голову лезли разные рецепты от простого лечения кашля до восстановления сломанной кости, но шанс найти что-то в этой пещере равнялся нулю. Вдруг что-то еле тёплое коснулось его лица, и он остановился. Слабое прикосновение успокоило его бегающие мысли, Арон посмотрел на отца. Свен медленными движениями покачал головой.

— Не нужно… слишком поздно… — слабым голосом сказал он. Фестрал прижал его копыто покрепче и заплакал. Ему было очень больно смотреть на отца.

— Я… я не хочу потерять тебя… снова… — беспомощно проговорил он.

— Арон… послушай меня… *кхм* не позволяй мести… вскружить твою голову… *кхм* Вспомни мои слова…

— Ясный ум, мудрость, прощение и защита слабых.

— Папа… — он бросился в его объятия. Прижавшись к нему, Арон подумал, что обнимает куклу.

Сзади послышался шорох. Фестрал был так увлечен, что не придал этому никакого значения: все мысли были только об отце.

То, что произошло дальше, кардинально поменяло всё. Свен, лежащий на земле в обнимку с сыном, увидел как незнакомка с кинжалом уже готовилась нанести удар в спину Арона. Вояка не мог допустить его смерти. Собрав силу воли в кулак, он обхватил фестрала и перевернулся с ним. Свену хватило сил лишь поменяться местами с Ароном. Удар пришелся прямо по синему пегасу.

Почувствовав обхват, Арон и моргнуть не успел, как уже поменялся местами с отцом. Потом последовал странный шлепок, и он увидел торчащий из груди отца кончик острого металла. С него капала красная кровь. Арон оцепенел от страха, тело перерастало слушаться его. Отец улыбнулся ему, и из края его рта потекла тоненькая кровавая дорожка.

— Арон… живи… — хриплым голосом сказал пегас.

— Да когда же ты сдохнешь?! — раздался возмущённый голос из-за спины синего пегаса, и острый металлический кончик пропал. Удар — и тело Свена отлетело в сторону, а перед Ароном предстала Амила, слизывающая капли крови с лезвия ножа.

— П-п-почему…? — дрожащим голосом спросил фестрал.

— Х-ха-ха-ха-ха-ха-ха… да потому что я так захотела! Ты думал, что так просто найдешь Пепла и расправишься с ним? Мальчик, вернись в реальность! Ты не стоишь и кончика его копыт, если не смог справиться даже с марионеткой Ганвида. Я даже не могу представить, как ты собирался справляться с ним…

— Я убью… тебя… — в Ароне стала нарастать ярость. Фестрал старался собрать все силы, которые остались в нём, чтоб достать эту тварь. Но у него получилось лишь приподняться.

— Да посмотри на себя, «убийца» малолетний. Ты даже встать не можешь, не то, что кого-то обидеть. Даже муравей сможет завалить тебя на землю, — ухмыльнулась она.

— Убью… убью… убью… — снова и снова повторял он. Гнев распространялся по его телу так быстро, как кровь течёт по жилам. Левый глаз стал источать зловещую ауру. Он позабыл напрочь все слова, сказанные ранее отцом. В его мыслях было лишь одно — месть и ненависть. Арон уже представлял, как прибивает мечом копыта Амилы к земле и мучительно медленно убивает её кинжалом. Мысль об этом придавала ему сил. Он уже мог стоять на ногах, а слабость, что сначала одолевала его, улетучилась на второй план. Ему хотелось лишь одного — убить её и уничтожить сам Орден.

Увидев взгляд Арона, полный мести, Амилу охватил странный страх, которого раньше она никогда не испытывала. Вместо слабого и ничтожного парня она увидела волевого, сильного, полного желания убивать пони. Ей показалось, что перед ней стоит сбежавший из Тартара проклятый демон. Левый глаз Арона показал Амиле то, чего она боялась всю свою жизнь. Её самый страшный страх.

— Уйди, нет… тебя не существует… мой род убил тебя… ты больше не властен над нами… — кричала в истерике кобылка. Вспышка, мириады искр сняли с кобылки покров иллюзии. Теперь перед Ароном стоял единорог лавандового цвета. Длинные серебряные волосы встопорщились на концах, будто живые, и множество извивающихся шипов метнулись на него.

Тень вокруг Арона ожила, выпуская множество шипов навстречу противнику. В пляске битвы враги обменивались ударами; кобылка впала в полное безумие, потеряв контроль и самообладание. Теперь её целью было любым способом убить демона, стоявшего перед ней. Арон же полностью погрузился в мысли о мести.

Удар, перехват, снова удар; скорость и сила были молниеносные. Увидеть всё невооружённым глазом было очень трудно — это как смотреть на крылышки колибри, порхающей в воздухе. Силы казались равными, но лишь прикосновение тени Арона к волосам кобылки делало из них обрубки. Уже через несколько минут Арон начал побеждать.

Сереброволосая кобылка в пучине безумия заметила, хотя нет, почувствовала, что с каждым ударом о тень врага волосы укорачиваются. С негодованием кобылка стала ожесточённо управлять своими волосами. Ей было противно лишь от одной мысли, что она может проиграть в этой схватке слабаку, и она подключила в эту битву свой козырь. Хвост, что так красиво отливал серебряным цветом, ожил, и волосы встопорщились, образовав большой трезубец.

Арон был полностью поглощен боем, он больше ничего не замечал вокруг себя. «Месть… убить… уничтожить…» — три слова крутились в голове парня, затмевая его рассудок. Каждый удар приближал его к победе, оттесняя врага. Вот совсем чуть-чуть, и он пронзит тело кобылки насквозь. Но всё резко поменялось: увлекшись контратакой, Арон не успел среагировать, ведь Трезубец, обойдя стороной фестрала, зашел за его спину и нанёс удар.

Тень скукожилась, словно её проткнули, и стала распадаться, будто иллюзия. То, что осталось от волос кобылки, стремительно ринулось на фестрала и проткнуло его.

– Х-ххх-аа-ха-ха-ха-ахах-ах-ха… — злорадный смех безумца эхом разошёлся по всему залу.

— Наконец-то! Проклятие моего рода уничтожено! Энтазис, король демонов, убит Сильваной третьей среди восьмерки белой крови, – торжественно выкрикнула кобылка, вернув хвост в прежнее состояние, а волосы с гривы оставила в теле парня. Ей хотелось запечатлеть свой триумф победы над врагом. Утыканное шипами из серебряных волос тело Арона стояло на весу. Подойдя к фестралу, кобылка впала в полный экстаз, прикусив нижнюю губу — она приподняла подбородок парня и прильнула к его губам.

Поцелуй длился несколько секунд, она наслаждалась этим моментом, словно ждала целую вечность. Ради полного удовлетворения она просунула свой язык в его рот. Сильвана чувствовала себя госпожой, а Арона считала за простого раба. Целуя его, она ощутила слабость, вены на её лице стали выпирать и пульсировать. Будто кто-то высасывает из неё всю жизненную силу. Её охватил страх. Открыв глаза, кобылка увидела совсем другого пони.

Несколько минут до этого.

Арон был увлечен боем, мысли о месте полностью поглотили его разум. Он позабыл про окружающий его мир, а этим враг и воспользовался, нанося ему в спину удар. Боль пронзила тело фестрала, и лишь одно слово вырвалась из его уст: "Как?" – и множество шипов проткнули его тело. Арон не успел ничего сделать, лишь погрузился в пучины тьмы.


— Хе-ха-ха-ха-ах-ха-ха… вот мы и снова встретились, Арон. Я предупреждал тебя, если хоть раз оступишься, я утащу тебя в темноту и проломлю тебе череп! – выкрикнул Лаит.

Арон лежал на полу, в его взгляде была полная пустота. Он казался безжизненной куклой с крохами души, что прятались от этого мира. Выкрик Лаита даже не потревожил фестрала. Тёмный подошел к нему и взглянул в его безжизненные глаза. Ухмылка не спадала с лица Лаита, он вожделенно осматривал Арона. Тёмный начал протягивать копыта к фестралу. Вдруг ему что-то не понравилось, и он остановился. Почувствовал нечто странное, будто кто-то следил за ними. Кто-то или что-то могущественное, что могло просто-напросто уничтожить его, лишь моргнув.

Он раздражённо фыркнул: "Ладно, я помогу тебе. Но только на этот раз", — и, приблизившись к лицу Арона, вдохнул в него темную энергию.


Оторвавшись от поцелуя, Сильвана упала без сил. Её шипы, державшие Арона, преобразовались в гриву. Она тяжело дышала, и ей хватило сил лишь приподнять голову и взглянуть на изменившегося врага. Перед ней стоял жеребец чёрного цвета с длинной красной гривой. Половину его лица скрывала костяная маска, доходящая до кончика носа. Левый глаз, который сначала излучал зелёную ауру, поменял окрас на черный, а зрачок стал белым. Правый глаз остался ярко-желтым. Маска потихоньку стала разрастаться, закрыв и его.

— Ха-ха-ха-ахах-ахах-ха-ха-ахах, – сумасшедший смех пронёсся по всему залу. – Наконец-то! После стольких лет я вернулся! – раны, оставшиеся после шипов Сильваны, стали сами по себе заживать.

Прохрустев суставами, Лаит с улыбкой на лице взглянул на неё. Она дрожала от страха, а в её глазах можно было прочитать полный ужас. Он вдохнул полную грудь воздуха и выдохнул, сопровождая процесс одним словом: «Феола!», – и ветер в зале услышал его. Волна сжатого воздуха отбросила кобылку, припечатав её к стене.

— Неплохо, неплохо… А если мы попробуем так? – прикрыв глаза, он три раза вдохнул, наполняя свои легкие воздухом. Пространство вокруг него остановилось, словно время стало идти медленнее. Но на самом деле, не время остановилось, а лишь воздух застыл вокруг него.

Он открыл глаза и посмотрел на Сильвану — она еле держалась на ногах. Силы покидали её, и, тяжело дыша, она стала медленно пятиться назад, но лишь улыбка врага – и она стала убегать, сверкая копытами.

Лаит улыбнулся улыбкой победителя. Разбудить спящий разум и овладеть именем ветра не многим удаётся. Увидев, как его подруга стала бежать, он лишь пошевелил губами, и ветер послушался. Застывший воздух вокруг фестрала двинулся порывами к кобылке и обволок её, словно кокон. Ветер притянул кобылку к Лаиту, который с азартом продолжил свои эксперименты.

— Нет, прошу не надо, отпусти меня! – отчаянно кричала пленница.

— Отпустить? Ха-ха-ха! Я только начинаю развлекаться, потерпи немного! Когда мне надоест, я начну всерьёз пытать тебя.

«Ферел» — произнес фестрал. Кокон подкинул кобылку в воздух и мощная волна, словно хлыст, ударила её, припечатывая к земле. От удара пол под ней потрескался.

– Хммм… что бы ещё такого придумать? – на мгновение задумался фестрал. Злорадно ухмыльнувшись, он осмотрелся по сторонам и увидел то, что искал. Черный меч снова лежал на том месте, где был в прошлый раз. Языки пламени факелов так же отражались на лезвии меча. – Вот ты где! – тень, образовавшаяся рядом с факелом, ожила. Она схватила меч и принесла его Лаиту. Он с восхищением рассматривал оружие мастера, что так старательно выковал его.

Сильвана от удара практически потеряла сознание. Но разум не позволил ей уйти в небытие, чтобы не чувствовать боли, а наоборот заставлял мучиться свою хозяйку. Кобылка, откашлявшись, выплюнула кровавый сгусток. Ей было больно дышать — было пробито легкое и сломано несколько рёбер. Удар. Удар перевернул её с живота на спину, и теперь она могла видеть своего палача. Кашляя, она испытывала невыносимую боль, а эти страдания приносили лишь удовлетворение Лаиту, лицезрящему всё это.

 — Ну что, как там Арон говорил? – призадумался он, посматривая на потолок шахты. – Ах да, проткнуть этим мечом копыта, а этим ножичком, – он достал кинжал Сильваны, – начинать мучительно убивать, – ядовито улыбнулся фестрал.

Покалеченная, она смотрела на палача и мысленно смирилась со своей судьбой. Она уже не могла ничего говорить — боль внутри разрывала её на части. Органы были очень сильно повреждены, и, если не оказать помощь — в течение часа она умрет. Если, конечно, её раньше не прикончат. Прикрыв глаза, она приготовилась к смерти.

 — Ну что, красавица, приготовься к своей судьбе, – он поднял над собой меч с помощью тени. Секунда — и рывком опустил его на свою жертву.

Вспышка.

Лязг металла и яркий свет ослепляют Лаита. Тень от света исчезает, бросая меч. Удар, и фестрал отлетает от места, где лежит Сильвана. Не понимая, что тут происходит, Лаит осознаёт, что сейчас может пострадать. «Фисс», — и вокруг него образовался огромный воздушный купол, который смягчил его удар.

Купол растворился, и он смог увидеть его.

 — Привет, крольчонок, давно не виделись, — голос был спокоен, холоден и резок.