Королева Кризалис реформируется (случайно).

Для ченджлинга любовь - это магия, и магия - любовь. Внутри тела ченджлинга это одно и то же. Поделиться магией значит поделиться любовью. А мы все знаем, что происходит, когда ченджлинг делится любовью. К сожалению для Кризалис, она была занята и забыла об этом всего на секунду. Но секунды было достаточно. Альтернативная концовка S9E8 Frenemies.

Другие пони Кризалис Тирек

Канун Ночи Кошмаров

Ранним утром кануна Ночи Кошмаров, когда Иззи ещё спала, в дверь кто-то постучал

Другие пони

Меланхолия Пинки Пай

«Меня совершенно не интересуют обыкновенные люди», — говорит Пинки Пай в первый же учебный день своим новым одноклассникам; она согласна разговаривать только с пришельцами, путешественниками во времени и экстрасенсами. Нужно ли быть экстрасенсом, чтобы понять, что все это — всерьез? Конечно, да! Перед вами — одна из самых неординарных героинь в истории и ее безумная «Бригада POS»!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Снипс Снейлз Черили Кризалис

Статистика

Иногда, чтобы пролить свет на объект обсуждения, нам нужно всего лишь немного статистики.

Принцесса Селестия

Сказки служивого Воя Том II - Ненужный

Могла ли жизнь одного отдельно взятого пони сложиться иначе, чем, так как она сложилась? Было ли всё это кому-нибудь нужно? Рассказ повествует о молодом единороге, желающем найти смысл…

Фото Финиш ОС - пони Флёр де Лис Кризалис

Небольшие картинки

Зарисовки из совсем древних времён, задолго до Эквестрии, двух Сестёр, и других событий сериала. Алое здесь — не известная нам понька из спа-салона, а зебра, королева античного государства на Южном континенте, имеющая силу, под стать более поздним аликорнам. (Да-да, я в курсе, что в античности не было королей, но чтоб не обзывать её региной или басилевсихой, пусть будет королевой). На мой взгляд как-то так должна думать и действовать древняя правительница, и, стало быть, бедной Селестии, при переходе на новый общественный уклад, пришлось основательно перевернуть себе мозги, что тем более трудно в столь почтенном возрасте. А также перебивкой - другие зарисовки, уже из современности.

Привет из прошлого

Вы никогда не задумывались над тем, почему новый замок Твайлайт Спарк был запечатан в шкатулку, открыть которую способны лишь Элементы Гармонии? Почему замок выглядит так странно? А что, если у замка уже был владелец? Что, если он существовал тысячелетия назад, еще до правления двух сестер? Что, если с ним связаны воспоминания Селестии, которые вызывают у бессмертного аликорна страх... из забытого детства? Что, если хозяин вернулся вместе со своим пристанищем?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд Кризалис

Долго и счастливо/ Happily Ever After

После ухода друзей, Пинки прибирает вечеринку и вспоминает счастливые времена.

Пинки Пай

Квинтэссенция свободы

Тихая больница Понивиля. Все кажется таким умиротворенным. В этот чужой, неправильный мир попадает Рэйнбоу Дэш. И она больна. Серьезно больна. Что же скрывают врачи? Кто такая Дэринг Ду? В чем же квинтэссенция свободы? Читайте и найдете ответы.

Рэйнбоу Дэш Другие пони Дэринг Ду

О снах и кошмарах / Of Dreams and Nightmares

Теперь, когда Найтмер Мун окончательно отделилась от Луны, они вдвоём должны преодолеть обиды прошлого.

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Автор рисунка: Noben
Темная жизнь - Акт 1. Глава 11 - Лаит Темная жизнь - Акт 1. Глава 13 - Новые знакомый

Темная жизнь - Акт 1. Глава 12 - Судьба

Лаит прохрустел шейным суставом и злорадно улыбнулся. — Ты и есть Пепел?!

Пепел с презрением посмотрел на Сильвану и обратился к ней, проигнорировав врага:

— Сильвана, посмотри на себя. Как низко ты пала. Третья среди белой крови. Лорд будет недоволен тобой, — он с брезгливостью отвернулся от неё. — Полежи пока тут, я закончу тобою начатое дело.

Она услышала голос своего товарища и хрипло, терпя боль, сказала:

 — Убей… меня… — она всё понимала. Если приведут в таком состоянии к мастеру, то её могут ждать лишь мучения и боль. Ей не позволят так просто покинуть этот мир. Понимая всё это, она выбрала самый легкий способ.

— О чём ты? Я доставлю тебя к Лорду, и он сам решит, что с тобой сделать. Я так давно мечтал, когда наступит этот день. И вот сейчас этот самый лучший момент настал, — он коварно улыбнулся.

Душа кобылки затрепетала от ужаса. Она не могла поверить в это: кумир, которым она восхищалась, предал её. Сейчас она беспомощная лежит на холодном полу, вся покалеченная и избитая, не может ничего сделать. Теперь ей придется смириться с тем, что ждет её в будущем, или пока она сама не умрет от внутренних повреждений. Сильвана закрыла глаза: разум решил пощадить её и отправил в долгий сон.

Черный шип вырвался из тени и полетел на врага. Белый единорог, отвлекшись на Сильвану, сумел заметить его. Ему хватило лишь копытом отбить шип в сторону, не получив даже царапины. Пепел невозмутимо посмотрел на Лаита словно на жалкого червя. Взгляд единорога не понравился фестралу, в этом взгляде он почувствовал оскорбление.

— Ты долго будешь с ней возиться? У меня нет времени с тобой играть! Либо ты её убиваешь, либо я это сделаю сам! Я не дам этой твари уйти отсюда живой, — клокочущим голосом сообщил Лаит; маска на его лице продолжала покрывать голову.

— Крольчонок, я долго буду ждать тебя? Моё терпение на исходе, — послышалось недовольство в голосе. Он прищурил глаз, словно оценивая фестрала.

Лаит с презрением посмотрел на врага:

— Ты вообще к кому обращаешься? Я тебе не крольчонок! — от последнего слова стены в пещеры задрожали, и множество теневых кольев полетели на единорога.

Пепел даже не дернулся; его рог засветился, а вокруг него образовался световой куб. При попадании колья рассыпались на множество искр. Единорог устало наблюдал за этими ничтожными попытками. Ему надоело всё это, и его рог засветился сильнее, а вместе с ним световой куб стал расширяться. Пепел решил ускорить процесс и пошел навстречу к фестралу, а с ним ускорился и куб — до Лаита оставалось всего несколько шагов.

Попытки пробить куб и достать врага увенчались неудачей. Свет, который использовал Пепел, нейтрализовал магию тени. Растерянный Лаит не мог поверить в это, но сдаваться так быстро он не желал. Перед ним предстал сильный противник, и это ему нравилось. Облизнувшись, он улыбнулся хищным оскалом и перестал использовать тень. В его голову пришла замечательная идея: он нырнул в свою тень, оставив врага в одиночестве.

Как только площадь куба достигла своей цели, противника там не оказалось. Раздражённый Пепел стал озираться по сторонам, выискивая фестрала. Он деактивировал заклинание, решив не растрачивать силы впустую. Единорог прикрыл глаза, и вокруг него наступила полная тишина. Белокурый жеребец решил не рисковать и биться в полную силу с врагом. Он сосредоточился, реальный мир вокруг него исчез, и осталась лишь магия. Это очень древняя техника, позволяющая увидеть мир другими глазами: множество магических волн, подобных полярному сиянию.

Пепел не полностью владел этой техникой, он мог лишь почувствовать колебания в магии и найти источник беспокойства близ себя. Это и позволило найти парня, спрятавшегося в одной из теней от факелов. Обнаружив, где сейчас находится Лаит, единорог, не церемонясь, выпустил световой луч в сторону врага.

Лаит затаился в тени факела. «Ну что, давай попробуем на те… Что?!» Прямо из ниоткуда световой луч пробивает тень, и фестрала будто вышвыривает из укрытия. Пойманному врасплох, ему больше ничего не остаётся, как начать действовать. Взлетев в воздух, он лишь губами произнес слова, и каждый взмах его крыльев направлял могучие потоки ветровых волн на противника.

Пеплу не потребовалось догадываться, что сейчас происходит, и он вытащил свой козырь.

— Доног, — произнёс он. Каменный валун выскочил из земли прямо перед единорогом, закрыв его от ветровых волн противника.

Лаита снова обескуражила это выходка врага. «Что это было? Стойте, это невозможно! Он знает имя земли?». Фестрал улыбнулся подобно демону перед жертвой. Ему хотелось увидеть большее, испытать врага, получить удовольствие от боя. Он был безумно счастлив: после проведённой тысячи лет в заточении, он мог сразиться с настоящим противником, превосходящего его в силе. Он больше не стал ждать и выложил все свои тузы. — Суирен! — выкрикнул фестрал.

Мощный порыв ветра стал преобразовывать мощный заряд ионизированных частиц воздуха в форме шара. Лаит с восхищением бросил шар во врага.

Бум!

Мощный статический разряд разнёс на части валун и достиг Пепла. Единорог почувствовал странное потрескивание — этот звук ни с чем не спутать. В пыточной он часто пытал своих жертв, испытывая их на прочность электричеством. Пепел покрыл себя красновато-бурой энергии земли, которая поглотила электричество, и направил её в землю. Лаит испытал экстаз от такого боя. Он приземлился на землю и с восхищением смотрел на противника, словно на своего кумира.

Но Пепел не разделял его радости, а наоборот, гневно смотрел на него. — Отпусти крольчонка, — сквозь зубы процедил он.

— Ха-ха-ха-ха-ахах-ах… Всё-таки ты заметил это, — Лаит прикоснулся к правому глазу, который был скрыт под костяной маской и, что было сил, сломал её часть, обнажая его. Пепел увидел лишь светло жёлтый окрас и полную пустоту.

— Теперь убедился? Этот слабак недостоин лицезреть реальный мир! Теперь его очередь оставаться в тюрьме отчаяния и боли! Я стану всадником, а он моим драконом! Ха-ха-ха-ха!

Пепел покачал головой.

— Ты ошибаешься, он не слабак. Потеряв отца, он потерялся, не смог найти выбор лучше, кроме как отомстить. И это было его ошибкой. Ты воспользовался его слабостью и выбил из седла. Слабак не он, а ты, — он указал копытом на Лаита.

— Ха-ха-ха-ха… Ладно, хватит разговоров, — отломленная часть маски стала снова зарастать, закрывая правый глаз.

— Крольчонок, не позволь ему взять верх, лишь я знаю, кто сотворил с твоим отцом это. Если хочешь узнать, возвращайся, — пытался достучаться единорог. На миг Пепел увидел пробежавшую искру разума в пустых глазах, но маска тут же скрыла глаз парня.

Лаит усмехнулся.

 — Твоя попытка тщетна, Пепел, он полностью под моим контролем, — он с азартом смотрел на него звериным глазом. — Не хочешь сыграть в игру? Правила просты: один удар, один победитель, проигравший умирает, — тень фестрала рванулась в сторону, подбирая меч и возвращая владельцу. Костяная маска на лице начала расползаться по телу, покрывая все больше свободных участков на теле. По белой костяной поверхности стали хаотично расходиться узоры.

Пепел холодно посмотрел на него и поставил перед собой копыто; его рог засиял, и перед парнем появился меч. Он напоминал одноручный меч: крестовина рукоятки имела вид крыльев полуночно-черного цвета, а посередине имелся щиток в виде полумесяца. Лезвие меча было наточено с двух сторон. Его угрожающий вид испугал Лаита и он почувствовал странную ауру, витающую вокруг этого меча.

Лаит перестал быть беспечным, он взял меч на изготовку. — Это оружие… откуда? — сквозь зубы процедил он.

Пепел проигнорировал его, взял меч и встал в боевую стойку. От такой наглости Лаит вышел из себя. Он помнил прошлое, что натворил хозяин этого меча с ним. Сейчас в его разуме была только одна цель — достать этот меч и уничтожить.

Лаит пошел ва-банк. — Даркен! — тьма обволокла лезвие черного меча. — Фиоле! — ветер окутал лезвие меча, и он начал уплотняться до такого состояния, что стал незаметен. — Суген! — уплотнившийся в лезвии ветер стал излучать электрические разряды, покрывающие меч до крестовины. Соединив все элементы, которые знал фестрал, он стал готов к последнему удару.

Единорог спокойно наблюдал за ничтожными попытками врага. Меч, что он держал магией, был могучим артефактом, противостоять которому мог аналог этому. Из-за этого Пепел знал, кто выйдет победителем.

Они стояли в десяти метрах друг против друга, хищно смотрели прямо в глаза и ждали, кто же сделает первый шаг. Лаит держал меч и чувствовал, как силы покидают его: для того, чтобы удерживать такое мощное оружие, требовалось очень много сил. Ему ничего не оставалось, как начать первым действовать. Оскалившись, он оттолкнулся от земли и побежал на врага, угрожающе крича:

— А-а-а-а-а-а!!!

Пепел никак не отреагировал на крик парня. Через восемь метров Лаит подпрыгнул и сверху рубящим ударом ударил по противнику. Сквозь крик противника Пепел произнёс три слова:

— Софья у нас.

Часть маски, что скрывала правый глаз Лаита, разлетелась на мелкие кусочки.

— Нет! — выкрикнул Арон, нажимая всем телом на меч. Разум вернулся к мальчику, и он был готов убивать. Удар. Два меча соприкоснулись между собой, выпуская колоссальную энергию. Мечи окутали аурой своих хозяев, защищая их от энергетических повреждений. Но энергия была нестабильна: уже через мгновение она взорвалась между мечами и расшвыряла противников в разные стороны. Арона, вернувшего контроль над своим телом, припечатало к стене.

«Что происходит?!» — дезориентированный фестрал падал вниз. Лишь Пепел на несколько сантиметров отодвинулся назад, но до сих пор стоял на прежнем месте.

Пепел злорадно улыбнулся. «Наконец-то я убью фальшивку» — он поставил перед собой меч и с безумной скоростью оказался рядом с фестралом. Единорог с удовольствием вогнал меч в тело Арона.

— Как боль…

Но то, что произошло дальше, он не мог предугадать. «Что?!» — ошарашенный происходящим, он попытался вытащить меч.

Ножны «Тень ночного неба», которые располагались на спине фестрала, зашевелились. Они словно желе обхватили меч Пепла. Яркая вспышка оттолкнула его, оставив меч в мальчике. «Тень ночного неба» поглотили меч полностью, а после и самого Арона.


Огромное белое пространство окружало двух жеребцов. Лаита переполняла жгучая злоба. Он встал на дыбы и что было сил ударил по земле. Сильный звук удара с грохотом прокатился по пространству.

— Как ты посмел вмешаться?

Взгляд Арон метался в разные стороны: он не верил, что снова оказался тут и стал пятиться назад в надежде, что это всего лишь страшный сон.

— Что я тут делаю?

— Хватит придуриваться! Я уничтожу тебя здесь и сейчас! Больше ты никогда мне не помешаешь… — он угрожающее вытянул копыта по бокам и из ничего воссоздал черный меч. По своей природе Лаит превратил черный меч в двуручный.

Увидев меч, Арон всё вспомнил. Убийство отца, его последние слова, драка с Сильваной, поражение, потом полная пустота…, а затем он снова оказывается в бою с Пеплом. Из-за мощного выброса энергии его отшвыривает к дальней стене, и потом враг вонзает в него меч. Чувство боли и тишина. Теперь Арон понял, что произошло и о чём говорит Лаит. Наступило время решающего боя.

Арон тоже вытянул вбок копыто и из ниоткуда воссоздался черный меч. Клинок значительно отличался от меча противника в размерах.

— А-А-А-А-А!!!

Лаит, издав ошеломляющий рев, начал действовать. Его клинок окутался красным сиянием. Удар из-за головы обрушился на Арона, оставляя за собой ослепительный след в воздухе. Тут же его тело тоже пришло в движение. С силой топнув, он нанёс горизонтальный удар навстречу. Рванувшись вперед, он нанес первый скоростной удар.

— Х-х-х-ха-аа-а!!!

Раздался высокий металлический звон и по пространству прошелся мощный звук. Первый удар был отбит легко и без видимых усилий. Скрестив мечи, на миг Арон почувствовал что-то странное в этом пространстве, будто кто-то следил за ними. Но это ему могло лишь показаться: в бою многое может померещиться.

Хоть его меч и наткнулся на меч противника, его стойка не была серьезно нарушена, поэтому он продолжил двигаться дальше. Второй удар пошел снизу-вверх-вправо.

— З-а-а!!!

Он изогнул своё тело влево и резко взмахнул мечом. Вновь разнесся звук удара. Черное сияние, окутывающее меч Арона, смешалось с красной аурой меча Лаита, озарив Белое пространство ослепительно-белым светом.

Вновь меч фестрала был отражен, однако и удар противника замедлился. Стиснув зубы, Арон нанес третий удар — вертикально вниз.

— Хах!

На этот раз столкнувшиеся мечи издали куда более тяжелый звон.

— Га… аа-аа!!!

— На… аа-аа-а!!! — Арон и Лаит одновременно зарычали, отчаянно пытаясь отбросить мечи друг друга.

С лица Лаита сошли остатки сосредоточенности: сейчас брови его были сведены, губы искривлены. Его желание победить и заполучить тело придавало ему сил. Но и Арон не отчаивался, ведь уроки Магист силы Бэльфалас прошли не зря и приносили свои плоды.

Так продолжалось две секунды, три, четыре — и вдруг фестрал увидел… нечто неожиданное. По бокам от Темного Принца, Дитя Ночи Лаита, он смутно различил пять или даже больше его фигур, напоминающих его, но в то же время не таких.

Фестрал видел полупрозрачные, призрачные фигуры, держащие мечи точно так же, как Темный Принц; интуиция подсказала Арону, что это прошлые жизни Лаита. Чувство, которым наградила его Каррел, пробудилось.

«Я… не могу проиграть!!!»

Словно наяву услышал этот выкрик. И тут же куда более мощная, чем прежде, сила навалилась на Арона. Широкий клинок, окутанный красным сиянием, точно горящий, давил на черный меч, будто пытаясь переломить его. Арон изо всех сил пытался удержаться на месте, но ноги мало-помалу отъезжали назад.

Если он отступит еще на десять… нет, на пять сантиметров, то его меч будет отбит, и фестрал пропустит тяжелый удар.

«Тысяча лет!»

Эти слова вдруг возникли у него перед глазами. С легким скрипом его правая нога отъехала еще чуть-чуть. Сияние, окутывающее черный клинок, задрожало.

Однако… он сейчас сражается не ради каких-то там игр, а ради своего лучшего друга и брата Джеймса, первого, кого он встретил в этом мире, который протянул ему копыто помощи. Ради Отца, нежно, но твердо наставляющего и многому его научившему. И в первую очередь — ради тех, кого он любил и любит.

— Я тоже… НЕ МОГУ ЗДЕСЬ ПРОИГРАТЬ!!!

И словно в ответ на этот вопль, меч задрожал.

Посреди исчезающего черного сияния родились золотые огоньки. Их становилось все больше, они словно заполняли клинок изнутри. Вокруг резко потемнело, но Арон не обращал на это внимания, потому что нечто очень странное происходило с самим мечом. Издавая щелкающие звуки, меч постепенно рос в размерах. Поскольку он весь был покрыт яркими световыми эффектами, лишь фестрал мог видеть, что он стал шире. Всего на несколько сантиметров —, но это явно была не иллюзия. Крестовина меча поменялась на раскрытые крылья, а на щитке появился полумесяц. Клинок стал чуть длиннее, рукоять тоже. Его меч, словно направляемый какой-то внешней силой, помог справиться с натиском противника.

Арон увидел дикую силу, исходящую от меча, и вдруг вспомнил его происхождение… вспомнил того, кто пользовался им. Полуночно-черная грива кобылки свободно развевалась в воздухе, имела полупрозрачный и мерцающий оттенок. На боку у неё была кьютимарка полумесяца в ночном небе.

«Память… меча…»

Эти слова ожили в его ушах, но тут же их заглушил его же крик.

— А… А-А-А-А-А-А-А!!!

Выжав из себя все, что осталось от силы и воли, Арон шагнул правой ногой вперед.

БУМ. Как только его нога опустилась на пол, мощь энергии, сосредоточенной в том месте, где сцепились их клинки, превзошел порог и раздался мощный взрыв. Это отнесло их в разные стороны, они просто не в силах были сопротивляться. Однако же они не поддались: Лаит и Арон продолжали тянуться вперед, навстречу друг другу, упираясь ногами в пол. Копыта скользили по полу, из-под них вытекали струйки дыма. Прочертив две обожженных линии, они остановились.

Оба их меча были отбиты в стороны. Лаит тяжело дышал, вяло держал своё оружие, красное сияние которого медленно угасало. Однако черное сияние меча Арона продолжало быть активным.

— Хейяяяяя!!!

С этим коротким выкриком он прыгнул вперед и нанес из-за головы последний, четвертый удар. Меч прочертил ярко-черную дугу и устремился к беззащитной груди Лаита…

Едва чиркнув по нему, клинок остановился возле лица Темного Принца. Арон мог завершить последний удар. Но меч в его копытах остановился.

Арон и Лаит в упор уставились друг на друга, но тут прогремел резкий голос:

— ДОСТАТОЧНО!!!

Они посмотрели в сторону, откуда раздался голос. У Арона участилось дыхание, сильно забилось сердце, и он покрылся холодным потом. Лаит, наоборот, с гневом свёл брови и с презрением смотрел на неё.

Кобылка ростом и пропорциями была идентична принцессе Селестии, но в отличие от неё имела вороную масть. Глаза — цвет дужки бирюзово-зелёный, белок аквамаринового оттенка, зрачки имеют нехарактерный для обычных пони узкий «кошачий» зрачок. Грива и хвост эфирные, мерцающие — они не имеют определённой формы и способны просачиваться через детали одежды. Цвет волос — светло-синий, обрамлённый лавандовым оттенком. Она носит комплект синих матовых доспехов, в который входят и полузакрытый шлем с прорезями для ушей, и высокие сабатоны, и нагрудник с эмблемой полумесяца. Метка — полумесяц в ночном небе. Но имеет иной оттенок.

— Ха-ха-ха-ха-ха-ха… как давно я ждала этого дня. Ты, — она указала на Арона, — поможешь мне вернуться из заточения.

Лаит взял черный двуручник и, оскалившись, яростно побежал на гостью. Он собрал все силы в один удар и вертикально над своей головой ударил её. Кобылка лишь усмехнулась, а её грива, словно живое существо, окутала принца.

— А ты ещё жив… Как печально смотреть на тебя. Столько трудов, чтобы завладеть телом, пропали даром. Ну, ничего страшного, в следующей жизни тебе должно повезти, — иронично промолвила она. Прямо под Лаитом раскрылась темная бездна. — Пока что посиди там ещё несколько сотен лет. Может, после этого ты одумаешься, — она бросила Лаита в пропасть. — Ха-ха-ха-ха-ха!

— Нее-е-ее-т! — последний раз раздался отчаянный голос Темного Принца.

Арон стоял в ступоре, он не мог вмешаться или даже пошевелиться, настолько он был впечатлён всем происходящим. Кобылка, отсмеявшись, посмотрела на Арона и с улыбкой подошла к нему.

— Ну что, мой милый спаситель… настало время потрудиться и тебе. Судьба уготовила тебе огромную роль. Будь паинькой и отправляйся обратно в свой мир. В скором времени твоя сила понадобится мне, — она укутала своей гривой Арона, погрузив его в сон.


Реальный мир. Зал шахты.

Пепел получил сильный отпор, но он ловко приземлился на землю. Озадаченный произошедшим и потерей меча, единорог невозмутимо продолжил наблюдать за Ароном. Артефакт «Тень ночного неба» поглотил тело Арона вместе с мечом. Он, словно полотно, стал живым. Пепел наблюдал за этим сказочным артефактом.

Артефакт прытко стал левитировать в воздухе в поиске выхода, и вот он нашел прорезь между скал на поверхность. Пепел тоже заметил это и хотел помешать. Его рог загорелся, но выстрела так и не последовало. Прямо перед ним стоял Шаман, держа чётки перед собой.