Месть королевы

Лишившись Роя, королева Кризалис позорно бежала с поля боя. Однако она не собирается влачить жалкое существование и скрываться до конца дней. Заручившись поддержкой двух последних истинных чейнджлингов, Кризалис решает вернуть власть и отомстить тем, кто посмел перейти ей дорогу!

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони Кризалис

Врата Тартара

Аликорн Твайлайт Спаркл занимается проблемами госбезопасности Эквестрии

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Машина сломалась

Что случится, когда бывалый солдат, вдруг, вернувшись с работы, услышит крик о помощи... и ответит на него?

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Человеки

Fallout Equestria: Один на Миллион: Понимания

Фанфик-переход, написанный мной под влиянием фика за авторством SilverShine, также в качестве эксперимента. В процессе написания и продумывания о том, как и почему человек попадает в Эквестрию, зародилось продолжение, так что фанфик-переход вылился в произведение на 17 гуглдоковских страниц и 7 с небольшим тысяч слов. И это только начало, так как продолжение пишется. Имеются мат, сленг, ОС, человеки и часть мейн6, пусть лишь в качестве проходных персонажей.©

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Медовый месяц

Молодожёны мистер и миссис Моргенштерн решают провести свой первый медовый месяц в небольшом коттедже на окраине Понивилля. Что же может пойти не так?

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Мой напарник – Дерпи-2

Дерпи - напарник детектива

Дерпи Хувз

Сломанная Игрушка

Мир будущего с огромными Гигаполисами и таким же огромным населением, в котором генная инженерия дошла до возможности конструировать существ, вписывать им память и программу, омолаживать и модифицировать тела. Так в будущем обрели новую жизнь мультсериалы, фильмы и игры, когда корпорации стали выпускать "живые игрушки". Теперь не редкость увидеть фурри, покемонов, пони и других сказочных существ в жестоком людском мире, где все они считаются лишь собственностью без прав, которую люди, по своей неслыханной доброте, то и дело используют как рабов, игрушек для детей и целей для своей богатой и больной фантазии Здесь нет магии – только наука. Нет Эквестрии – только мир людей. Пороки и жестокость, безразличие и алчность – вот что переполняет тот (а фактически наш) мир. Но одно всегда и во всех мирах остается неизменным: дружба. Могущественная сила, способная повергнуть любое зло. * * * The English translation of the story is being done with the author's permission and may be found here: http://v-korneev.net/brokentoy/ * * * Большое оглавление по всему понячьему творчеству: https://docs.google.com/document/d/1ai-GmBVtds6XjAdyC3IzeeIvsuJv7WJT2jtP8BG0B7Y/edit

Рэйнбоу Дэш Скуталу Лира Другие пони Человеки

Как Твайлайт выращивала коноплю под окнами королевского дворца

Как-то в лапы Твайлайт попал увесистый мешочек семян. Хороший сорт, почему бы не вырастить кустик… парочку… целое поле?

Ракхэн

Ракхэн — с одного из древних мертвых языков означает «стихия». Проше говоря, Ракхэном называли существо способного управлять всеми силами природы: водой, землей, огнем, воздухом и молнией. Но кто способен управлять такой силой, кто достоин владеть ею. Может дракон, а может быть грифон. Нет, судьба выбрала представителя совершенно другого вида. Стихии стали частью совсем обычного единорога. И теперь он должен решить, как он будет ее использовать. Будет ли он использовать ее во благо или же искушенный силой использует ее во зло. Это история началась еще до того, как принцесса Селестия отправила свою сестру, принцессу Луну, в заточение на тысячу лет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Иллюзия разума

Во второй половине 21 века в связи с энергетическим кризисом правительством США принимается решение начать серьезные исследования ближайших звездных систем. Для этого разрабатывается серия автоматических зондов, которые отправляются в системы Альфа-Центавра, Глизе 581 и 876, где были обнаружены экзопланеты земного типа. Спустя десять лет зонды, отправленные в систему Альфа-Центавра, передают на Землю информацию, ошеломившую весь мир.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони Человеки

S03E05
Темная жизнь - Акт 1. Глава 13 - Новые знакомый Темная жизнь - Акт 1. Глава 15 - Знакомства

Темная жизнь - Акт 1. Глава 14 - Тёмные

Ведь сон — это такой феномен, который знаком любому. С незапамятных времен на сны смотрят, как на предзнаменования, откровения, предсказания, находятся даже такие, кто по сну предсказывает будущее. Некоторые считают, что сон — это плод воображения, осуществление желаний, возникающих, когда разум не контролирует тело.


Но тут Арон видел сон, он был для него или пророческим, или плодом его воображения. Но этого он не мог понять, всё его внимание было устремлено на суть этого сна. Кобылка аквамаринового цвета, смеясь, подошла и обратилась к нему.

— Настало время, мальчик мой. Зов рока призывает тебя. Я спасла тебя от неминуемой смерти. Теперь твоя очередь помочь мне. В скором времени произойдет летнее солнцестояние. В этот день печать ослабнет, и ты меченый копытом судьбы должен освободить меня из-за точения. Отправляйся к племени темных, они укажут тебе путь, — на последнем слове Арон очнулся в холодном поту.

Фестрал, ошарашенный видением, не понимал, что произошло, и стал озираться по сторонам. К своему удивлению он обнаружил себя на старом месте. То же помещение и диван, куда его расположил пурпурный земно-пони. Арон с облегчением выдохнул, нашел глазами хозяина дома и постарался встать с постели.

Выбраться из имитированной постели оказалось не так легко, как ему показалось. После долгого лежания на одном месте мышцы тела атрофировались, и на их восстановление требовалось время. Но времени у него как раз и не было. Он с отчаянием перебирал ноги, но это выглядело неуклюже. Не удержавшись на ногах, он рухнул на книжный шкаф, который повалил на него несколько стопок книг. Из-за создавшего грохота хозяин проснулся и сонно посмотрел на источник шума.

Как только он увидел из-за кого это всё сыр-бор, он мигом выскочил из лежака и подбежал к лежащему под грудой книг фестралу.

— Вы в порядке? Зачем вы встали? — беспокоясь за здоровье Арона, он помог ему встать.

Корчась от ушибов, Арон взбудоражено посмотрел на Фила. — Где находятся тёмные?

От упоминания лишь слова «тёмные» по спине Фила пробежали мурашки. Он помнил, что рассказал ему о них, но не знал, что амнезия так быстро пройдет. Ему хотелось подружиться, разузнать побольше о нём и о них. Но теперь, когда его просят показать, где находиться его соплеменники, все планы рухнули, словно сложенный в пирамиду карточный домик. Он с досадой посмотрел на него.

— В горах, день ходьбы отсюда.

Арон не понимал, что за странная сила двигает его на безрассудные действия. Зачем ему нужно следовать указанием своего ночного бреда? Что он вообще хочет найти или, наоборот, кого? Арон остановился на мгновение, но судьбоносная сила продолжала толкать его, заставляя не отвлекаться. Но фестрал сопротивлялся, в голову приходили разные видения, которые он не должен был забыть. Самое дорогое, что когда-либо он хранил в памяти, вырвалось наружу, рассеивая судьбоносную силу.

Арон сел на пол, больше он не спешил никуда. Он не заметил, как стали наворачиваться слезы и перед глазами всё стало мутным. Он понимал то, что сейчас он не должен быть тут. Его место не тут. Это ошибка, кто-то дурно подшутил над ним, навязав на его плечи непонятный груз, который он ни у кого не просил. Чувствуя себя беззащитным, Арон пустым взглядом уставился в потолок и безжизненным голосом повторял одно и то же.

— Папа, папа, папа…

Фил опешил, он не понимал, что происходит с фестралом. Арон повторял снова и снова слова «папа». Это насторожило пурпурного жеребца. Однажды он видел такое, такое случается с теми, кто теряет рассудок. Если его быстро не вывести из этого состояния, то он обложит кирпичами свою личность и станет пустой оболочкой. Земно-пони знал, что нужно делать: нужно срочно применить шоковую терапию. Достав разные ингредиенты и напитки, он стал их смешивать в один коктейль. Конечно, это может показаться странным. Как это может помочь? Но он помнил, что когда-то тоже проходил через это, и его вытаскивали именно этим способом. Вспоминая о пережитом прошлом, он немного замедлился и совершил ошибку. Увидев, что натворил, отругал сам себя он начал всё заново. Уже через пару минут препарат был готов.

Он подбежал к фестралу и что было сил влил ему в горло содержимое фляжки. Было видно, как Арон принимал жидкость с неохотой. Но помассировав горло, жидкость лучше стала поступать в тело. Когда содержимое фляжки закончилось, Фил отошел и стал ждать. Проходит минута, вторая, но ничего не происходило, и он стал сомневаться в себе. «А правильно я всё сделал? Не совершил ли ошибку? Не получилось ли всё наоборот, что может навредить его организму?» Он уже сделал первые шаги к нему, как вдруг, стоящий на месте, словно безжизненная статуя, фестрал зашевелился.

Первое, что сделал он, это долгий протяжный крик:

 — А-а-а-а-а-а-а-а! — после перешел на бег по дому, снося всё собою. Фил не стал останавливать его, он понимал, что сейчас не стоит трогать фестрала. Арон выбил дверь на улицу, и первым, что он увидел, было большое корыто, доверху наполненное водой. Немедля он подбежал к нему и с головой окунулся. Фил с облегчением выдохнул и вышел за парнем. Он видел, как его гость жадно поглощает воду, не вытаскивая голову из-под воды. Конечно, периодически ему приходилось отрываться и дышать, но после он снова уходил с головой.

Так прошло пять минут, у фестрала брюхо было полностью заполнено водой. Сам он больше не мог пить, сил чтобы ходить не хватало. Он вяло лежал на земле, уже осознанным взглядом смотря на Фила.

— Это… твоих… копыт… дело? … — с трудом сказал он, отрыгивая лишний воздух.

Фил с облегчением подошел к нему и стал оправдываться.

— Да, моих. У меня не было другого выбора. Ты замкнулся в себе, ушел из реальности. Покинул своё тело, оставив его подобно безжизненной кукле. Я знаю, что это, сам когда-то испытал такое. Меня тогда еле смогли вытащить из того состояния. Но теперь я вижу снова, как ты покидаешь этот мир. Я не мог оставить тебя; не знаю, что случилось в твоём прошлом, но нельзя так делать. Покидать этот мир, закрываться ото всех и тихо умирать в своём мире… Это ни к чему хорошему не приведёт, — он поднял голову к звездам и с правого глаза потекла скупая слеза.

Арон хотел возразить ему, сказать, что это не его дело. Но замолчал, когда увидел, как пурпурный жеребец, спасший ему жизнь, плачет. Сердце сжалось, ему стало совестно за себя. Он не хотел никого доводить до слез, тем более старших его по возрасту. Арон виновато взглянул на него и попытался встать.

— Прости, совсем недавно я потерял отца. Я не знаю, что на меня нашло, что-то или кто-то толкал меня вперёд, куда я не хотел. Справившись с этой силой, я вспомнил про него. Меня не должно быть тут. Моё место там, в шахте, где я дрался с орденом. Мысль об этом свела меня с ума, и я потерял контроль, — откровенно признался Арон, встав на ноги.

Фил понимающее подошел к нему и протянул копыто помощи. Арон не стал отказываться, а наоборот, принял помощь. Они вдвоём направились в дом. В доме Арон всё рассказал Филу без утайки. Кто он, откуда прибыл, что видел и что пережил. Фил подошел к этому серьёзно, он молча выслушивал его. Только бывало, задавал пару вопросов, если не мог что-то понять. Так их беседа затянулась до самого утра.


— Понятно, получается, Кровавый орден ещё существует?

Арон кивнул, подтверждая его слова, но после напрягся. Он посмотрел внимательно на него. — Повтори последние слова.

Непонимающий ничего, Фил повторил:

— Ещё существует.

— Ещё! Значит, когда-то он существовал и был уничтожен?! — воскликнул Арон, приподнявшись.

Фил укоряющие посмотрел на него. Арон почувствовал себя неловко, вернулся обратно на место.

— Да ты прав, когда-то, два столетия назад, это была могучая организация. Она славилась своими непобедимыми воинами, которые могли сокрушать целые армии. О них стали слагать легенды. Но однажды в роковую ночь всё изменилось…


Много лет назад.

Замок Ордена в горах Писа.

Круглый стол стоял в центре зала, огромного каменного зала. Вокруг него сидели восемь разных мастей пони. Каждый из них был в чем-то сильнее другого, и при каждом свободной возможности они сражались друг с другом, отрабатывая свои слабые и сильные стороны. Сейчас орден круглого стола с уважением слушал своего командира.

Единорог пожилого вида, одетый в серебряные доспехи, до блеска отполированные, привстал.

— Дорогие мои собратья и сестры. Минуло уже много лет, как мы собирались тут последний раз. Я рад видеть вас снова. Давайте подымем бокал за тех, кого больше нет с нами, — он поднял бокал и выпил содержимое. За ним последовали остальные, и никто не подозревал, что это окажется их последним в жизни глотком.

Один за другим, они стали хвататься за горла, пытаясь вдохнуть воздуха. Но яд парализовал дыхательную систему, и теперь им оставалось лишь задохнуться. Серый единорог с улыбкой наблюдал за этим. Он с блаженством допил свой бокал и отбросил его в сторону.

Но одному из ордена удалось как-то заговорить:

— За… что…? — хриплым голосом, через силу, произнес синий пегас, стиснув зубы.

Старик хотел проигнорировать его вопрос, но после передумал. Ему понравилось, как его бывший подопечный корчится в агонии.

— Всё очень просто, как ясный день. Лишь вы могли помешать мне. Самозванка, которая сейчас правит этим миром, заточила в глубоком ночном пространстве, где обитают лишь звезды, истинного правителя. Орден был создан для того, чтобы любыми средствами вернуть Принца, который в свою очередь своей силой освободит Госпожу из-за точения. Но ты этого не увидишь, — он улыбнулся ему злорадной улыбкой.

Синий пегас был мастером убийств и ядов. Каждый убийца должен иметь противоядия или яд, что позволит спасти себя или умереть, забрав с собой все сведения. В правом дальнем зубе было противоядие, что смогло помочь ему. Стиснув зубы, он сломал ампулу, которая там находилась. Через несколько секунд он почувствовал себя легче, но не выходил из роли мученика. Услышав всё, он бросил в старика пару кинжалов, заставив его отвлечься. Командир ордена не понял, что сейчас произошло, но по инерции увернулся от холодного оружия. Ошарашенный происходящим, он магией поднял кинжалы и отправил их обратно к хозяину, наделив их невообразимой скоростью. Пегасу оставалось лишь уворачиваться. От первого он смог увернуться, но второй пронзил его правую ногу насквозь.

— А-а-а-а! — прошипел от боли пегас, схватившись за открытую рану. Он бросил четыре маленьких мячика, которые при соприкосновении с поверхностью лопнули, создав огромное облако дыма. Пегас без промедления воспользовался этим шансом и улетел, выбив собой оконную фреску.

Чертыхаясь и проклиная всё на свете, единорог ринулся за ним, но преимущество в воздухе было у пегасов. Единороги не могли сравниться с ними в полёте. Ему ничего не оставалось, как отправить вдогонку магическую атаку. Вот тут пегас, ничего не подозревая, угодил в магический удар, который нанес ему повреждение внутренних органов. Старик чертыхнулся и вернулся, и начал ритуал как можно скорее.

Двое суток пегас летел без отдыха в Кантерлот. Преодолевая бушующие ветра, непроходимые ураганы, но с силой воли и стремлением остановить своего командира, он добрался до цели. Ворвавшись во дворец к самой принцессе, он, ослабший от потери крови и голодный, оказался у неё. Стража окружила пегаса и была полностью готова проткнуть его копьями. Но вид пегаса остановил их применять силу.

— Стража, отставить! Позвать королевского лекаря, — с отчаянием в голосе произнесла принцесса, увидев своего старого друга. Она подбежала к нему.

Синий пегас, увидев её, лежа на полу улыбнулся.

— Доброе утро, солнышко… — рана на ноге, перевязанная лишь тряпичной тряпкой, полностью была в крови.

— Не говори больше, молчи, — попросила его солнечная принцесса. Но пегас лишь хрипло усмехнулся.

— Тия, ты прекрасна… даже когда беспокоишься за кого-то… — он прокашлялся, выплюнул сгусток крови. — Я уже… не жилец… мне нужно тебе передать важную информацию, — пегас поведал всё, что произошло в замке и то, что он услышал от командира ордена.

Селестия слушала его, проливая горькие слезы. Она не замечала сама, как капли капали на жеребца. Когда пегас закончил свой рассказ, он с улыбкой на устах сказал:

— Спасибо тебе… за последние… минуты, проведённые… с… то-бой… — он выдохнул последний раз, его глаза сами закрылись и с улыбкой его душа покинула этот мир. Тия, не выдержав потерю лучшего друга, зарыдала в полный голос.

Несколько часов богиня солнца сидела перед кроватью, смотря на безжизненное тело друга. Ей снова стало одиноко в душе, ведь она потеряла самого важного пони для себя. Снова ей придется смириться со своей судьбой и одиночеством. Услышав стук в дверь, она повернулась на него и увидела, что перед ней предстал капитан гвардии. Отдав честь, он отчитался:

— Принцесса, по вашему указанию, гвардия готова.

Принцесса грустно посмотрела на тело пегаса.

— Ярл, твоя смерть не будет напрасной. Я спасу мир от неминуемой гибели, — она последний раз поцеловала его в лоб и ушла, магией надевая доспехи.


Фил неожиданно остановил свой рассказ. Его внимание устремилось к двери. Арон тоже почувствовал тревогу и опасность. Напрягшись, он приготовился к любому повороту судьбы. Но это оказалось напрасно, влетевшим в коридор оказался знакомым Фила, второй земно-пони, который и нашел фестрала неподалёку от реки.

Каштановый жеребец, лежащий на полу и измученный походом, посмотрел на приближающийся к нему дуэт.

— Астер, что произошло? — в панике Фил приподнял своего товарища и усадил на диван.

Астер с мольбой в глазах посмотрел на друга. Фил сразу понял, что хочет от него товарищ. Арон тоже это заметил и помог Филу как можно быстрее собрать провиант. Уже через пару минут каштановый жеребец за обе щёки жадно поглощал пищу. Фил и Арон молча наблюдали за ним, не мешая Гнедому восполнять свои потерянные силы. Уже через пять минут пища была полностью слизана с тарелки, а чаша с горячим вином — выпита.

Наевшись, Астер поудобнее облокотился на спинку дивана и довольно выдохнул, ковыряя кончиком копыта в зубах. Двоица тихо наблюдала за ним, ожидая того, что он сейчас скажет. Но каштановому парню было всё побоку: наевшись, он стал заниматься своими делами. Это не понравилось Филу, он строго посмотрел на пацана и тихо кашлянул, привлекая его внимание, и это сработало. Увидев лицо Звергона, парень громко сглотнул и улыбнулся.

— А-а-а-а… Фил, а что ты тут делаешь? — прикинулся дурачком парень.

Фил держался стойко, но то, что сейчас сказал его товарищ, вывело его из себя. Не сдержавшись, он стал нападать на него, повышая тон голоса.

— Что-что спрашиваешь? Вообще-то ждал тебя! Я волновался и места себе не находил, когда прошел уже второй день! Ты себе не представляешь, что я надумал, пока тебя не было! Я уже хотел собираться и направляться к тёмным, чтобы тебя вызволять! Но нет, ты влетаешь в коридор, падаешь на пол, словно навозная куча, и строишь глазки. Ладно, я понял тебя, есть все хотят, даже после трех дней голода. Но после возвращения и сытной пищи ты спрашиваешь меня, что я тут делаю?! Это уже ни в какие ворота… — он продолжал свою тираду очень долго.

С каждым нападением Астер съеживался от страха. Он уже подтянул к себе задние ноги и обнял их. Заметив, что в скором времени от пацана и мокрого места не останется, фестрал решил вмешаться.

— Фил, успокойся, — Арон положил ему на плечо копыто.

Но земно-пони не стал даже слушать его. Он яростно нападал на парня.

— Нет Арон, не вмешивайся! — он отшвырнул от себя копыто фестрала.

Арон, прикрыв глаза, покачал головой и одним точечным ударом успокоил жеребца. Тело Звергона обмякло, и он повалился на пол. Арон успел его подхватить, но тяжелое тело жеребца заставило его напрячься. Он с мольбой посмотрел на Астера, прося о помощи. Каштановый жеребец в свою очередь озадаченно посмотрел на фестрала, но через мгновения он понял, что хотят от него и немедленно помог.

Они вдвоём уложили Фила на кровать, и ушли, оставив его одного. Арон, прихрамывая, вернулся на кухню и сел за стол. Астер, с любопытством наблюдавший за ним, присоединился к нему. Они сидели в тишине, Арон внимательно изучал стол, а вот Гнедой не отцеплял свой взгляд от фестрала. Он всерьёз изучал его с ног до головы. Арон заметил это, но терпел, давая парню свыкнуться, но уже битые десять минут тишины и пронзительный взгляд соседа вывели его из себя.

— И долго ты собираешься смотреть на меня? — не подымая головы, он спросил соседа. Голос его был строгим. — Знаешь, неприлично глазеть на других без их разрешения. Это признак плохого тона, — он приподнял голову и посмотрел на него.

— Я-я-я-я… — начал волноваться парень, нервно озираясь по сторонам. — Простите… — только и смог оправдаться Астер.

Увидев ту реакцию, которую и хотел увидеть, Арон улыбнулся. — Расслабься, я просто пошутил. Не нужно меня бояться, — успокоил он.

Парень надулся и обиженно буркнул:

 — Я и не боюсь.

Арон усмехнулся.

— Пока Фил спит, может ты мне расскажешь, что с тобой произошло? — он уселся поудобнее и стал внимательно слушать собеседника.

Астер на миг замялся: ему не хотелось рассказывать незнакомцу, но левый глаз Арона, отличавшийся от правого своим зелёным окрасом, будто приманивал его. Арон заметил, что пацан уставился теперь не на него, а на глаз. Он прикрыл его, а в поисках своей повязки он наткнулся лишь на тряпку. Он удручённо подобрал её и перевязал глаз, скрыв его под тканью от греха подальше. Он сам чувствовал себя странно, когда смотрел на других.

Теперь, когда одной проблемой стало меньше, Арон мог приступить ко второй. Астер будто током пришибленный, повертел головой, сбрасывая с себя странные чары. Он тупо посмотрел на фестрала, что закрывал свой глаз, и ему стало так интересно, что этого он не смог скрыть. Арон тяжко выдохнул.

— Тебе интересно, почему у меня разные глаза? — спросил он с досадой.

— Угу, — кивнул Астер.

— Это моё проклятое клеймо, которое останется со мной до скончания моих дней, — мрачно сказал фестрал, придав своему голосу зловещий оттенок.

Парень сглотнул, приняв сказанное фестралом всерьёз. Увидев глупое выражение лица собеседника, фестрал не выдержал и заржал во весь голос. Астер сначала не понял, что произошло, а после до него дошло. Над ним просто глумятся. Каштановый жеребец покрылся краской от ярости, он уже был готов надавать тумаков. Арон резко прекратил смеяться и его лицо изменилось. Он показал на правый глаз.

— Я родился с таким дефектом. Этот глаз видит лучше, чем этот, — он указал на левый. — В детстве меня дразнили и унижали. Я не мог найти себе места после этого. Как ты видишь, мои крылья и глаз отличаются от обычных крыльев и глаз пегасов и пони. — Арон раскрыл крылья, демонстрируя кристальные чистые перепонки. Гнедой изумился, когда смог смотреть сквозь них.

— Слушай, у тёмных они совсем другие. Они не такие прозрачные как у тебя. Я помню, что у них крылья плотные и жёсткие. Не знаю, правильно ли я описал, но твои — мягкие и легкие, — он попытался притронуться к ним, но фестрал резко сложил их. Парень неловко себя почувствовал и вернул копыто обратно.

— Прости, просто я не люблю, когда их трогают. В прошлом мне было не комфортно испытывать это чувство. Не хочу и вспоминать, —, но воспоминания нельзя спрятать далеко. Они сами по себе могут прийти в голову и заставить увидеть то, что ты забыл. Вот сейчас и настало это время.

Воспоминания, словно старинный проектор, показали его прошлое. Как он пошел впервые в школу. В первую свою перемену он схлопотал мячом поносу. Увидел кровь и почувствовал виновника «торжества». Да, правильно почувствовал. Арон не увидел и не услышал ни голоса, ни тела виновника, а лишь почувствовал его присутствие. Это было для него так странно, что он постарался вспомнить, кто был перед ним. Постарев, сосредоточиться лишь на образе виновника не было достаточным; вспомнить у него ничего не получилось. Белое пятно, играющее роль виновника, ходило по земле воспоминанием, терзая его душу и любопытство.

Вот теперь он в каком-то амбаре сидит и смотрит кино, а рядом с ним это пятно. Оно приблизилось к его голове, и чувство тепла разошлось по губам. Резко следующий фрагмент: теперь фестрал был у разрушенного города. Рядом опять стоит это пятно, оно подошло к нему и обхватило. Он не сопротивлялся, тоже обхватил его и почувствовал тепло прощания. После фрагмент памяти исчез, возвращая его обратно в реальный мир.

— Эй, алло, ты тут?! — пытался достучаться до фестрала парень. Он ударил копытами перед лицом Арона, приводя того в чувства. От удара фестрал проморгал и взглянул на парня.

— А, что?

— Ты что-то задумался надолго, вот я решил вернуть тебя обратно. Ты как, в норме? С тобой частенько такое случается?

— Да нет, всё хорошо. Просто не могу вспомнить кое-кого, вот и задумался, — ответил он на вопрос.

— А это, случаем, не твоя первая любовь? — ляпнул Астер первое, что пришло к нему на ум.

Арон почувствовал странный дискомфорт. Сердце будто булавкой прокололи, а после медленно вытаскивали иглу.

— Не знаю, образ полностью покрыт белой пеленой, но оно источало тепло и заботу, которую раньше я никогда не испытывал. Ладно, не будет об этом, оставим всё в прошлом, — отмахнулся Арон, сменяя тему. — Давай рассказывай, что тебя так сильно задержало?

Помявшись, Астер прикусил губу, обдумывая вопрос незнакомца. Целую минуту он не мог подобрать слова, чтобы ответить, но когда фестрал приподнял правую бровь, показывая, что уже заждался, Гнедой с отчаянием выдохнул.

— Обещаешь, что не скажешь Филу? — с разбитым выражением лица он посмотрел на фестрала.

Арон насторожился и принял серьёзное выражение лица.

— Это всё из-за меня? — Астер медленно кивнул. — Тут замешаны тёмные? — снова положительно кивнул. — Они подослали тебя выманить меня? — парень поднял голову, а его глаза полностью были забиты страхом. Он хотел что-то сказать, но Арон остановил его.

— Они сказали, где будут ждать меня? — Астер тяжко выдохнул воздух и с отчаянием кивнул. — Хорошо, расскажи куда идти, — Арон встал и подошел к стене где висели мечи.

Астер оторопел, он выскочил из-за стола и подбежал к фестралу. — Подожди, не нужно туда идти, это ловушка. Убегай, мы сами справимся с ними. Я не могу позволить из-за своей ошибки пострадать невиновному!

Арон лишь улыбнулся ему, раны на его теле еще не зажили, держать меч он не сможет, но ходить как прежде и летать он мог. Он положил копыто на плечо парня и с беззаботной улыбкой, будто ничего и не было, сказал ему:

— Всё в порядке. Скажи куда мне нужно прийти, — Гнедой покачал головой, не веря своим ушам. Прямо сейчас тот, кого он должен был привести и отдать темным, сам просится к ним. Он никак не мог понять фестрала и что творится у него в голове, но ему ничего не оставалось, как выполнить просьбу гостя.

Арон взглянул на «Тень ночного неба»: «Я не знаю, что ты или кто ты. Но прошу, не трогай их, они ни в чем не виноваты». Ножны зашевелились и резко устремились к спине фестрала, аккуратно расположив мечи. «Это я могу считать за положительный ответ?» — он вопросительно посмотрел на них, но они больше не подавали признаков жизни. «Молчание — знак согласия» — сам себе кивнул Арон и после поспешно вышел из дома.

— В тех горах, между ущельем Волка. Они ждут тебя и меня, — он указал на горы, где виднелось ущелье.

Арон повернулся к нему и с ободряющей улыбкой сказал:

— Да не волнуйся ты так. Я крепкий, смогу постоять за себя. Скажи Филу большое спасибо за всё и передай ему вот это, — Арон достал красный кристалл и вручил его парнишке.

Астер ошалел от увиденного. — Это стоит кучу битов. Я не могу принять его, — он протянул подарок обратно. Но Арона уже не было. Он взмыл в воздух, быстро набирая высоту. Земно-пони смотрел, как Арон быстро удалялся в сторону гор.


Арон летел высоко над ущельем, высматривая хоть что-нибудь подозрительное, но кроме камней и ущелья, которое походило, на пасть волка, он ничего не заметил. Сделав ещё несколько кругов, фестрал решил приземлиться и дождаться врага.

Спикировав вниз, он мягко приземлился и достал меч. Держать его было очень трудно, после боя тело не восстановилось, но показывать слабость врагу он не намерен. Уже через секунду перед ногами фестрала воткнулись черные стрелы. Арон невозмутимо стоял, не проявив ни малейшей реакции на этот жест. Он анализировал, откуда пришли эти стрелы. Мгновение и тень между камнями зашевелилась. Арон заметил это и силой воли он попробовал воспользоваться тенью, что была рядом с врагом. Ему это далось с трудом, превозмогая боль.

Тень обхватила ногу убегающего и бросила в сторону Арона. Непонимающий враг потерял ориентацию в пространстве и упал спиной на землю. Арон чувствовал себя тяжело, силы покидали его после этого трюка. Он подбежал к врагу, чтобы подставить меч к горлу, но враг решил не сдаваться. Услышав шаги Арона, он по звуку определил, где тот, и кинул ножи. От неожиданности Арон успел увернуться от ножиков, но один всё-таки зацепил его, прочертив маленькую царапину и разрезав повязку. Тряпка слетела с глаза, и Арон теперь снова увидел им мир. Враг замечает это и просто замирает, на месте ничего не предпринимая.

Он отбрасывает в сторону оружие и преклоняется перед ним.

— Высший, прошу простите меня. Я не знал, что это будете вы.

Арон отпустил меч и удивленно смотрел на него.

— Скажи кто ты? — первое, что пришло ему на ум.

— Я-я-я… Дарнер… — покорно сказал фестрал.

Вдруг издалека раздался очень сильно знакомый ему голос. Если что-то даже захочешь забыть, то обязательно вспомнишь. — Дарнер, молодец! Возвращайся обратно, дальше я сама, — к ним подошла незнакомка в темном плаще. Голос этой незнакомки очень напоминал ему кого-то, но вспомнить кого, он не мог.

— С возвращением тебя, Арон. Давно я тебя не видела. С самой Академии прошло четыре года. Что ты так уставился на меня? Что, не помнишь? Это же я, Ларуа. Вижу, ты нашел ключ, — она сняла капюшон.

Продолжение следует.