Эквестрийское Лето

Это история о невзрачном пони Ларри без кьютимарки, живущем обыденной жизнью. Но однажды с ним случается фантастическое приключение. Ему предстоит пройти через круговорот сложных эмоциональных отношений, разобраться в себе и решить загадки этого нового странного места. И главный вопрос: как выбраться оттуда или не возвращаться вовсе?

Другие пони

Долгий путь домой

У него было всё необходимое для нормальной жизни. А сейчас, волею случая, за окном новый мир. Он красив и не так уж плох на первый взгляд, но домой всё-таки хочется. Вот и придётся, почесав затылок, искать способ вернуться обратно. Стоп. Всё не так просто: во-первых, память зияет провалами; во-вторых, есть риск стать чьим-то обедом; и в-третьих, а это самое главное, надо «вырваться из копыт» одной зеленоглазой волшебницы, которая отпускать просто так парня не собирается. Как говорится, «повезло» человеку — он теперь фамильяр с заключенным контрактом. Поэтому швабру в руки, учебник эквестрийского в зубы и надеяться на лучшее.

Другие пони ОС - пони Человеки

Кода

Смерть забирает лучших. Винил на собственной шкуре пришлось ощутить всю несправедливость тезиса. Потеря близкого пони не сломила кобылку, и она смогла вернуться к нормальной жизни. Но однажды странное стечение обстоятельств привело Винил на кладбище, и только тогда она осознала, какую роковую ошибку совершила...

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Долг принцессы – сделать выбор

Принцесса Кейденс стоит перед выбором: обеспечить будущее жителей Кристальной Империи - но какой ценой?..

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Мечта

Возлагать на пони большую ответственность чревато последствиями, особенно если делать это с пеленок. У Флёрри есть мечта, которую родители не хотят принимать, но если плакать в темном уголке, из него может выйти тот, кто утешит и научит, как добиваться своих целей.

Король Сомбра Флари Харт

Клумба-шпион

Рядом с Понивиллем проходят обучение кадеты из Кантерлота. Три цветочницы сочли это подозрительным...

Другие пони

Снеговик

О лопатах и снеговиках.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Хозяин Зла

Когда тьма окружает вас со всех сторон, противостоять ей можно лишь вместе. Королевства Мирнимира смогли вовремя осознать эту простую истину. Общими усилиями все народы Мирнимира изгнали зло со своих земель, хотя и заплатили за это многими жизнями. Казалось, их благоденствию ничего не грозит.... Но всё меняется. С каждой новой реинкарнацией сущность, известная как Хозяин Зла, становится всё сильнее. И новой войны не избежать... Использованные фэндомы (расширяется): Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Властелин Колец, Warcraft, Мой маленький пони: Дружба — это магия, Монстры на каникулах (Отель Трансильвания), Undertale.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки Король Сомбра Шайнинг Армор

Shooting Star

Твайлайт стремится к звездам.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Радуга в подарок

Скуталу с нетерпением ждет своего дня рождения. Этот праздник должен стать лучшим днем в ее жизни! Но судьба, как всегда, вносит свои коррективы... Таймлайн - после эпизода S3E6 "Sleepless in Ponyville" ("Неспящие в Понивилле")

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Автор рисунка: BonesWolbach
1х01 Ожидания — реальность 1х03 Мотивы

1х02 Переосмысление

Часть 1: Вечная Ночь

Глава 2: Переосмысление

— Так-так, Элементы Гармонии, значит, ищем? — риторически поинтересовалась Найтмер Мун, приняв у бэт-стражника седельную сумку неудачливой расхитительницы руин. — Пусть даже твою кьютимарку скрывает нелепый костюм шпионки, мы помним тебя, Твайлайт Спаркл. Жаль, что такой потенциал пропадает... Сестра даже не подготовила тебя толком. Неудивительно, что её недолюбливают ученики.

— У принцессы... есть другие ученики?

Принцесса Селестия иногда давала уроки в Школе для одаренных единорогов, однако Твайлайт никогда не слышала и даже не задумывалась, что кроме неё у Селестии были другие ученики. Конечно же, они должны были быть, с чего эта новость такая... задевающая? Тем более сейчас?

— Разумеется. А уж ты расчитывала на свою уникальность? Внимание правительницы — великий дар, но тратить его на одну пони? Даже тебе покажется это странным, верно?

— В-верно, — кивнула Спаркл, чуть ли не плача от разом навалившихся эмоций. Если у принцессы несколько учеников, велик шанс, что после такого провала Селестия и видеть её не захочет... Если она ещё сможет выбраться из плена, конечно же. А вдруг принцесса не только разочаруется, но и разгневается? Отправит её в темницу? Прямиком из плена в тюрьму. И Эквестрию спасёт кто-то другой; кто-то, кто не предсказывал возвращения Найтмер Мун и не видел, как всё началось... А что, если Эквестрия не будет спасена вообще, и война будет вечной?..

— Надо же, в какое отчаяние тебя это погрузило, — аликорн бросила бумаги и подошла к единорожке. — Давай же убедимся, что ты печалишься не зря.

Пять шаров, пять закованных в камень Элементов попросту растворились во вспышке. Всё было кончено.

— Судя по твоим заметкам, ты долго работала над планом. И Мы должны признать, что проникнуть сюда было трудной задачей, с коей ты всё же справилась. Так что Нашей сестре хотя бы за это стоило наградить тебя... Посмертно.

Твайлайт застыла под взглядом Найтмер Мун, не в силах ничего сказать; по спине прошла дрожь. Твайлайт не боялась умереть, когда была дома, под всезащищающим крылом Селестии, но теперь страх сковал её ледяными тисками. "Освободительница" перенесла к себе посох с серповидным лезвием и задержала его в воздухе своей магией, ожидая последних слов пленницы. Смерть с косой, для неё лично и для всего рода пони...

— Ваша Лучезарность!

В зал вбежала жёлтая единорожка с красно-золотой гривой; её кьютимарку скрывал чёрный плащ членов Совета. О Совете Шести, восстановленном Найтмер Мун, Империя узнала от освобождённых пленных Эпплузы.

— В чём дело, Сансет Шиммер? — аликорница с разочарованием опустила косу.

— В подземелье не прекращается конфетопад, я испробовала все доступные мне заклинания и...

— Конфетопад? — яростно загрохотала Найтмер Мун. — Ты шутишь? Почему никто не доложил Нам?!

— Я послала Лайт Фрайта оповестить Вас, — оправдывалась Сансет, — я думала, что Вы просто не желаете тратить время на...

— Почему ты молчал? — Найтмер Мун, обращая свой гнев на незадачливого бэтпони, зашипела совсем как змея. Или дракон. Или гидра?.. — Ты считаешь это пустяком?

Лайт Фрайт нервно сглотнул.

— Ваша Лучезарность, я хотел, но эта лазутчица...

— Ты привела компанию? — тут же аликорница переключилась вновь на Твайлайт. — Хотя нет, в твоём плане фигурируешь только ты. Экое самопожертвование... Ведите Нас. Заодно разместим нашу гостью в темнице. Считай это твоим вторым рождением, Твайлайт Спаркл.

Единорожка ощутила, как онемение мурашками сошло на нет, и стук сердца начал замедляться.


Падающие с потолка конфеты в мрачном сыром подземелье. Ну кому такая бредовая идея могла прийти в голову? Конфеты с забавным стуком ударялись о статуи единорогов, двумя рядами выстроившиеся вдоль стен коридора. При одном виде сего безобразия Найтмер Мун злобно оскалилась. Твайлайт не поняла её реакции — конечно, сотворение дождя из конфет было лишено логики и здравого смысла, но Луна словно увидела перед собой Селестию. "У неё аллергия на сладкое?.."

Найтмер Мун окутала потолок бирюзовым свечением магии и попыталась остановить это недоразумение, но дождь будто стал только сильнее. Магия, не подвластная аликорну. Второй (или даже третий) когнитивный диссонанс за какие-то пятнадцать минут. Крах всех представлений об устройстве мира. Спаркл была готова взорваться, но за неё это сделала Найтмер.

— ОБЫСКАТЬ ЗАМОК! НЕМЕДЛЕННО!!!

В тот же миг Сансет Шиммер и Лайт Фрайт испарились с её глаз. Аликорница была готова рвать и метать, но в подземелье было нечего швырять в стену. Кроме Твайлайт.

— Ваша Лучезарность, у меня есть идея, — быстро проговорила она, прежде чем стать "крайней", — если это не исковерканная погодная магия, а перемещение огромного количества сладостей... Принцесса Селестия говорила, что я делаю поразительные успехи в телепортации...

— Ты смеешь сравнивать себя с Нами?

— Вовсе нет, Вы управляете Луной и, по Вашему желанию, погодой, и обладаете множеством других, второстепенных способностей... а я всего лишь ученица Вашей сестры, но я действительно много знаю о телепортации. Это мой конёк.

Немного остывшая Найтмер Мун заинтересованно хмыкнула.

— Что ж, возможно. Однако ты не учла одного — твой рог зачарован магией, над которой у Нас нет контроля. Да и если бы Мы могли расколдовать его, Мы бы не захотели — он забавный.

Твайлайт раздосадованно топнула. Мало того, что великой Найтмер Мун не под силу справиться с волшебством неизвестного шутника, так ещё она и не может избавить единорожку от такого унижения, как этот глупый, обвисший рог... Вся миссия — идеальный материал для юмористического рассказа. "Ох, мама..."

— Наивная, думаешь, с прежней силой удалось бы сбежать? Никто и ничто не телепортируется из замка, потому что Мы наложили возвращающие чары. А теперь отправляйся в камеру и подумай о Республике ещё раз. Мы надеемся, ты осознаешь всю ошибочность твоих взглядов, — аликорн левитировала рог закованного в броню каменного пони и повернула его. Кусок стены за статуей задрожал и сдвинулся.

— А вот и ещё одна с Ядовитой Шуткой, — ухмыльнулся шуршащий оберткой леденца лимонно-желтый единорог в легком доспехе воина Магического корпуса, когда стена вернулась на место и самозапечаталась заклинанием Луны. Здесь было отвратительно душно, грязно и темно — спасибо магу, что он хоть как-то освещал помещение своим рогом. Твайлайт развернулась к сокамерникам, и её внимание тут же привлекли салатовая единорожка и бежевая земная пони... сросшиеся вместе?!

— Привет, Твайлайт, — поднялась на свои передние копыта единорожка с заспанными глазами, — давно не виделись.

Кьютимарки смешались там, где соединялись тела двух пони, но Спаркл смогла различить лиру и три конфеты. Твайлайт поперхнулась воздухом:

— Л-лира Хартстрингс?!.. Как... Как это случилось?!

— Синий цветок в Вечносвободном лесу, — ответила другая половина Лиры, земнопони с сине-розовой гривой, — Ядовитая Шутка не щадит никого, кто попадает в её заросли.

Две пони окинули друг друга взглядом, и Лира, хмыкнув, отвернулась.

— Лира и Бон-Бон были друзьями не разлей вода, вот их и соединило в одно целое, — прояснил единорог, — только с запозданием. Они ни разу не говорили с тех пор, как оказались здесь, наша музыкант и слышать ничего не желает.

— Я всего-то защищала нас, — проворчала земнопони, — пару лет назад принцесса Селестия дала мне задание заключить соглашение с северными медвежуками, но кто же знал, что они настроены на агрессивные переговоры? С тех пор они ищут меня. Нужно было залечь на дно, я взяла другое имя и поселилась в Понивилле, где мы и познакомились. Но как я могла рассказать о своей деятельности, даже самой близкой подруге? Когда я решила, что с прошлым покончено, Эквестрии снова нужна была моя помощь, и какие-то три дня моего отсутствия сломали нашу дружбу...

Сочувствие в Твайлайт перемежалось с любопытством. Она догадалась, что говорит с представительницей самого таинственного отдела Королевской Службы Безопасности, пони которого и предоставляли ей необходимую информацию о Вечнодиком лесе и Королевском замке.

— Погоди... Агент "Затмения"? — единорожка печально улыбнулась, — мне пришлось однажды работать с твоими коллегами...

Пони "Затмения" являлись лучшими из лучших, им Селестия доверяла самую важную и секретную работу. Даже Шайнинг Армор мечтал попасть в этот отдел, но в решающий момент его избрали капитаном стражи.

— Да? Ну, в таком случае мы уже друзья, — похоже, эта пони рассмеялась впервые за долгое время, судя по тому, как встрепенулась всё ещё демонстративно отворачивающаяся от подруги Лира, — агент Свити Дропс, в миру известна как Бон-Бон — может, слышала обо мне?

Имя казалось Спаркл знакомым. Может быть, брат что-то упоминал в своих рассказах?..

— Не ты ли освободила заложников в Эпплузе?

— Ага, — Бон-Бон гордо приосанилась, однако всю картинку испортила конфета, невовремя застрявшая в грязной спутанной гриве. Под тихий смешок единорога земнопони освободила сладость и кинула её в веселящегося жеребца, с точностью стрелка угодив в его рог. — Ни один не пострадал при побеге. Зато республиканцам я задала жару... А потом Лира задала жару мне самой, — янтарноглазая единорожка фыркнула в ответ, — и в лес убежала, глупенький ты жеребёнок... Но я всегда, всегда буду твоим другом, Лира, я ведь побежала следом, — обращалась Свити Дропс конкретно к своей второй половине, — надеюсь, ты меня простишь, когда-нибудь.

Хартстрингс было трудно удерживать сердитое выражение на мордочке, но она всё же промолчала. Невольно ставшая инициатором столь трогательного откровения, Твайлайт положила копытце на плечо одноклассницы.

— Лира, тебе стоит прислушаться, — тихо, но убедительно заговорила она, — кому, как не мне, понятно, что сейчас чувствует Бон-Бон. Я сама обманула семью, чтобы попасть сюда, потому что так было необходимо. От этого они не перестали быть для меня самыми близкими. Мне очень стыдно, но я верю, что они поймут меня, как Свити верит, что её поймешь ты. На то и нужна истинная дружба, нет?

Что-то дрогнуло в Лире. Она поймала взгляд Твайлайт и ухватилась за него, с полминуты отыскивая в нём ответы на терзавшие её вопросы.

— Конечно же, ты права, — слабо улыбнулась она спустя после задумчивого молчания, не обиженно, а виновато посмотрев на Бон-Бон, — я зациклилась на том, что она врала мне, и не придала значения причине её лжи. Прости меня, Бон-Бон, я поступила как эгоистка, не подумала, каково тебе, а мы ведь лучшие друзья! И всё, что с нами было, было по-настоящему, правда?

— Ну конечно! — земная пони и единорожка счастливо рассмеялись и обнялись в знак окончательного мира. Из тёмного угла выскочила белоснежная желтогривая пегаска в изодранной форме Вондерболтов, на которую Спаркл не успела обратить внимания, и с радостными восклицаниями схватила подруг в охапку.

— Удивительно, им стоило всего-то несколько слов сказать, — подал голос ещё один пегас, пони темно-серого окраса с голубой лохматой гривой и хвостом и тремя белыми звёздами на бедре. Он лежал на смятой форме работника Погодной Фабрики.

— Если бы все разногласия разрешались так же, — вздохнула Твайлайт. Высвободившаяся из хватки Вондерболта Свити Дропс, часто дыша, спросила:

— А как ты... попала сюда, Твайлайт...?

— ...Спаркл, — закончила за неё фиолетовая единорожка. — Я проникла в замок за Элементами Гармонии, но я не знала об Ядовитой Шутке...

— Элементы Гармонии? — единорог с фиолетово-синей гривой, до того умилявшийся над сценой воссоединения, заинтересованно склонил голову набок. — А что это такое?

"Милостивая Селестия, вот почему стоило учиться". Испытывая лёгкое чувство стыда за своих товарищей по несчастью, волшебница попыталась дать как можно более краткое и простое объяснение:

— Давным-давно принцессы открыли Элементы Гармонии, шесть древних артефактов, олицетворяющих Честность, Щедрость, Доброту, Смех, Верность и... ещё что-то одно, в книге это не было указано. Их объединенная сила возвращает Гармонию в Эквестрию. С их помощью Селестия изгнала Найтмер Мун на луну. Но они были утеряны вскоре после этого, а без них нам никак не одолеть тьму, что живёт в принцессе. И я... — Твайлайт запнулась, возвращаясь мыслями к своему фиаско, — ...провалила задание и ко всему прочему раскрыла план. Найтмер Мун могла переместить Элементы куда угодно. Я подвела всех.

Это была не просто неудача. Это был провал. Ей раньше никогда не приходилось проваливать задания, но на сей раз её знаний оказалось недостаточно. "Брат наверняка бы справился"...

— Не может быть, чтобы всё было потеряно, — поддержал новую знакомую темно-серый пегас, — Ах да, я Твайлайт Скай, — представился он, протягивая копыто.

— Спасибо. Почти тёзка, — Спаркл натянула улыбку и, с непривычки, с заметной неловкостью обменялась с ним копытопожатием, а затем посмотрела на светло-желтого жеребца с блекло-синей гривой. — А ты...

— Комет Тэйл, — его кьютимарка, синяя звезда со световым следом, блеснула в полутьме, не прикрытая доспехом.

— Сюрприз, — прощебетала златогривая пегаска, — видела тебя пару раз при дворе, Твайлайт Спаркл. Добро пожаловать в клуб ненавистников Ядовитой Шутки!

Единорожка непонимающе качнула головой. У летуньи не было никаких отклонений от нормы — крылья на месте, копытца на месте...

— Я не вижу у тебя никаких странностей...

— А их и не должно быть видно. Странности происходят неожиданно, всякий раз — новые. Меня поймали из-за того, что мои крылья ни с того ни с сего перевернулись и понесли меня назад. А недавно я чихнула конфетти — безумие, правда?

"Нет. Хватит. Этого просто не может быть".

— Именно! Это безумие! — наконец Твайлайт дала волю своему возмущению, тщательно скрываемому в течение всего разговора. — Мало того, что эта "магия" оказывает на каждого разный эффект, так ещё и не известно, когда это случается! Магия работает иначе, она точна и предсказуема, в ней свои правила и законы! Волшебные цветы — это сказки! Проклятья — это выдумки!

— Вечносвободный лес свободен от всяких законов, в том числе от законов магии, — успокаивающим тоном произнесла Лира, — о чём можно говорить, если там погода сама по себе?

Спаркл раздраженно дернула хвостом:

— Если даже Найтмер Мун не может снять это... кхм... "проклятье", так уж и быть... Как же тогда избавиться от него?

— В лесу есть ведьма, — ответила Бон-Бон, — если она живет там, значит, знает рецепт лекарства... Ну или она очень осторожна. Или живет с действием яда. Как бы там ни было, нам всё равно никогда не выбраться отсюда.

Такой вариант не устраивал волшебницу.

— Нет. Мы обязательно выберемся. Я обязательно придумаю, как вытащить нас всех.

— Утро вечера мудренее, — зевнул Комет Тэйл, гася рог, — нужно как следует отдохнуть до рассвета. Я в первый день прямо на работе заснул...

На работе?..


У Найтмер Мун использовался каждый ресурс, в том числе пленники и их труд. Через несколько часов стена пошатнулась и открыла проход наружу; как оказалось, каждая вторая статуя в коридоре скрывала за собой потайную ловушку-камеру. Заключённых построили в две шеренги — мраморные изваяния пони в неярком голубом сиянии факелов казались живыми и здорово вливались в общий ряд — и начали распределять на команды по способностям под личным руководством самой Найтмер Мун, которая стойко держалась в попытке не обращать внимания на конфетный дождь.

Сюрприз и Лира со Свити Дропс были определены на реконструкцию разрушенных частей замка, Твайлайт Скай — в местный госпиталь, и Комет Тэйл сразу отошел в группу на починку доспехов и оружия. Спаркл на пару мгновений захотелось лягнуть так называемую "Освободительницу" — как можно было заставлять работать соединённых телами пони? "В ней совсем нет жалости!", думала Твайлайт, но сдерживала эмоции, ведь Найтмер Мун оставалась принцессой. Сохранять спокойствие стало в разы труднее, когда аликорн огласила свой приговор и для новой пленницы: библиотека.

Полный разбросанных книг и обрушившихся полок читальный зал нуждался в уборке именно тогда, когда у Твайлайт не было возможности колдовать. Библиотека была воистину королевской — как по размерам, так и по остаткам богатого убранства (чего только стоили не утратившие яркости шедевральные пейзажи безымянных художников в золотых и серебряных рамах). А книги, книги... С обложками из красного дерева, с инкрустрациями кристаллов, или с самыми простыми и на первый взгляд ничем не примечтельными обложками, они наверняка таили в себе знания, о которых Твайлайт и мечтать не могла!

Утреннее солнце скользнуло в библиотеку через витраж самым первым лучом, и сердце единорожки подпрыгнуло в груди, словно перед ней сейчас появилась сама Селестия. Но радость тут же померкла: принцесса никогда больше не будет к ней милосердна. И солнце светит вовсе не для неё. И эти книги... Без волшебства изучить их будет трудно, впрочем, смысл чему-то учиться, если Селестия наверняка откажется от ученицы-неумехи?

— Мы хотим, чтобы ты всё здесь рассортировала. Когда-то Мы любили бывать здесь, — достаточно тихо сказала Найтмер Мун, что Твайлайт сочла кратковременным порывом её истинной натуры, — особенно ночью, когда все пони спали, а Мы бодрствовали и бродили по их снам. Спокойное и безмятежное место для принцессы Луны, где в свободное время она могла встретиться со своими друзьями.

Аликорница повернулась к единорожке, и на какой-то миг её глаза опять стали нормальными, как вчера ночью; вместо злой самоуверенности в её взоре плескалась печаль.

— Единственными друзьями. Книгами.

Несмотря на то, что зрачки принцессы опять сузились, а радужка расширилась, возвращая Найтмер Мун, Твайлайт смотрела на неё иначе. Слова Луны затронули что-то в ней, что-то глубоко зарытое внутри и пока самой Твайлайт не ясное. Это было... сожаление? Понимание?

По этой самой, ещё не окончательно осознанной причине единорожка с энергичной тщательностью принялась смахивать пыль со стеллажей и книг, собирать мусор и раскладывать тома и свитки по категориям и секциям, забыв, что никогда раньше не делала ничего подобного без магии и своего верного помощника.


— Взрывы не задели Радужную фабрику, но Шэдоуболты решили не останавливаться на Осадочной и вломились к нам, — рассказывал Твайлайт Скай, когда для Спаркл наступал закат уже третьего дня в заточении, — мы были безоружны. Кто-то пытался сопротивляться, но куда обычным рабочим до элитной эскадрильи! Вот так я сюда и попал. Погоды больше нет...

Трагедия Клаудсдейла не оставила ни одного пони равнодушным. Серия взрывов на Осадочной фабрике повлекла за собой отказ механизмов в Облачном корпусе. Выйдя из-под контроля, фабрика начала производить всё сразу — и дождь, и снег, и молнии; страшная буря, последовавшая за этим, разнесла Клаудсдейл до основания, а Шэдоуболты попросту доделывали то, что не завершила погода: добивали недобитых. Лишь чудом Радужная фабрика, оказавшаяся почти в эпицентре шторма, осталась относительно целой, ныне облачным храмом памяти паря на месте города пегасов.

Многие пони даже не успели понять, что произошло; а те, кто успел покинуть летучий город заранее или смог выжить, нашли приют у сородичей в Лас-Пегасе. В момент атаки фабрики шла и наземная битва, в результате которой имперцы одержали самую горькую победу, бессильно наблюдая, как чуть в стороне от их позиций на землю огромными клубами облаков валятся руины Клаудсдейла. Победа в столкновении земнопони и единорогов не была целью Найтмер Мун, оно стало отвлекающим от главного действия манёвром. Освободительнице необходимо поддерживать в сердцах врагов страх, и у неё это прекрасно получалось.

— Обидно, что на Радужной фабрике оборудование-то целое, а работать некому, — досадовал Твайлайт Скай. — Все в основном стремятся в Осадочную или Облачную фабрики, а теперь куда этих энтузиастов? Производству радуги нужно долго учиться, в химии разбираться и в магии.

— Магии? — Спаркл моргнула в недоумении, тряхнув подергивающимся, словно желе, рогом. Рассказчик ухмыльнулся:

— Магия доступна всем пони, — поучительно заметил Скай, — единороги часто приписывают всю магию себе, но даже если у вас спектр познаний в этом куда шире, это не значит, что у пегасов и земных пони нет и капельки волшебства. Мы ходим по облакам и творим погоду. А разве есть пони, сильнее и выносливее земных? Бон-Бон как раз для примера, — агент покраснела от неожиданного комплимента, — и никто лучше земной пони не справится с выращиванием растений. Это тоже своего рода магия.

— Наверное, ты прав, — согласилась Твайлайт, — но до знакомства с Ядовитой Шуткой я бы нашла множество аргументов против.

"В последнее время жизнь часто меняет мои представления об Эквестрии..."

Только она хотела расспросить о внутреннем устройстве всего Погодного Комплекса, как перед её глазами всё вспыхнуло зеленым, а затем свиток пергамента ударил прямо ей в нос.

— Во имя Селестии! — воскликнула Бон-Бон, — что это ещё такое?

Зелёное пламя. Письмо. Спаркл растроганно улыбнулась.

— Магия доступна и другим существам, — ответила она, с волнением раскрывая свиток. Процесс усложняло то, что единорожка не привыкла выполнять столь простое действие копытами: да, работа в библиотеке чему-то научила её, но пока что опыта было недостаточно. Видя её молчаливую агонию на десятой попытке развернуть послание, не обделённая магией Лира сделала это сама и даже для удобства зафиксировала его на удобной высоте, чем заслужила признательный взгляд одноклассницы.

Моя верная ученица, я всё знаю. Элементы Гармонии утеряны, но надежду терять не стоит; есть кое-что важнее самих Элементов. Я расскажу тебе об этом после твоего освобождения. Будь готова к неожиданностям. Постарайся продолжить познание дружбы.

Твоя гордая и благодарная за всё наставница, принцесса Селестия

P.S. Я не отправляю пони в темницу за неудачу. И, кроме тебя, у меня была всего одна ученица — Сансет Шиммер. Ещё до возвращения моей сестры она прервала обучение, найдя мои взгляды слишком... мирными. У меня не было умысла скрывать это от тебя; я не могла подумать, что подобное тебя беспокоит.

P.P.S. Нам предстоит ОЧЕНЬ серьёзный разговор, Твайлайт.

Спаркл, честно говоря, и не знала, какую эмоцию изобразить. За последние три дня она очень соскучилась по дому. Ей было невероятно тепло от успокаивающих слов принцессы и претендующего быть грозным предупреждения Спайка. Те бумаги... Он нашёл и понял, всё-таки, однако она сама виновата — сама приучила его всё систематизировать, сама просила наводить порядок в её вещах. Но... Сансет Шиммер. Серьёзно? Та самая пони из Совета? Какое горе для наставницы...

— Так странно. Меня не покидала всё это время мысль, что Эквестрия обречена, но одно письмо от принцессы вернуло мне оптимизм, — Твайлайт взяла письмо и свернула его (тоже нелегкий процесс, но на этот раз она справилась самостоятельно).

Куча конфет у дальней стены тюремной камеры зашевелилась, и оттуда высунулась голова Сюрприз.

— Луч солнца во мраке. Прямо как эти чудные конфеты!

— Это не совсем подходящее сравнение, — хмыкнул Комет Тэйл. Сюрприз насупилась.

— Вообще-то, я соглашусь, — вступилась за пегаску Твайлайт, — Найтмер Мун очень не понравилась эта шалость, но за три дня ей не удалось найти кого-нибудь, кто прекратил бы дождь. Очевидно, Селестия выше подобных шуток, поэтому здесь замешан кто-то третий, могущественнее аликорна, тот, кто хотел позлить Найтмер. Враг нашего врага — наш друг! Нужно только найти его.


На пятый день пребывания в плену Твайлайт справилась с уборкой в библиотеке, и следующим утром Найтмер Мун определила единорожку в лечебницу. В отличие от Ская, который успел привыкнуть к здешней атмосфере, Спаркл стало не по себе. Нет, она не падала в обоморок при виде крови, спасибо многочисленным неудачным опытам, но в первые минуты ей тяжело давалось оставаться сосредоточенной, а увиденное навсегда отпечаталось в памяти. До этого дня война оставалась в стороне от Твайлайт — ученица не участвовала в сражениях и не видела их последствий; лишь скорбные отчёты гонцов давали ей представление о том, что происходит в Эквестрии.

Переломы. Сотрясения. Глубокие раны, кровь из которых не перестаёт идти. Отравления. Инфекции. Глухота от постоянных взрывов, слепота от вспышек и осколков, нервные расстройства. Разве подобные горести не случались с пони раньше? Случались, но виной тому были несчастные случаи, а теперь пони намеренно калечили и убивали друг друга ради принципов, навязанных одержимой Тьмой принцессой.

Селестия сказала, что Луна была права: после образования Эквестрии страной долгое время правили те самые шесть пони — утратившая королевский статус Платина, её помощница Кловер Премудрая, сбавивший пыл Харрикейн и нашедший в себе храбрость Пэнси, веселушка Паддингхед и ответственная Смарт Куки. Но после были избраны другие пони, и среди них нашлись те, кто не одобрял единства трёх рас. Конфликт между пегасами, единорогами и земнопони получил своё продолжение, но уже не виндиго питались их ненавистью, а сам дух Хаоса держал власть в те тёмные времена. Это длилось до тех пор, пока две сестры-аликорна не нашли Элементы Гармонии.

Больше принцесса ни о чём не поведала, но и этого было достаточно. Противостояние Республики и Империи не было первой войной в истории пони, но если война не меняется, то меняется всё ей присущее. И если раньше пони знали только меч, копье и молот, то теперь выбор способов убийства был широк, и...

— Сомневаюсь, что сейчас ты думаешь обо мне и о том, как мне помочь, дорогуша.

Твайлайт шарахнулась в сторону и подняла мутный взгляд на раненого светло-серого единорога. Глубокая дыра в ноге, похоже, совсем не доставляла ему неудобств, хоть он и утверждал об обратном.

— П-простите, — процедила пленница, выплывая из внутреннего мира в реальный и возвращаясь к перебинтовке. Краем глаза она заметила его ехидную ухмылку.

— Я понимаю твоё негодование. Из королевского дворца, из чистоты и роскоши — в самую грязь лазарета, в качестве слуги, — с наигранным сочувствием вздохнул он.

— Откуда тебе известно, кто я?

— Это написано на твоей славной мордашке, Твайлайт Спаркл. Если ты жила при дворе — ты должна знать, что слухи распространяются со скоростью Филисекунды.

— Я не из высшего общества, — Твайлайт фыркнула, резко затянув бинт, — меня не интересуют все эти придворные интрижки и сплетни.

— Хм, правда? Неудивительно, что у тебя нет друзей.

— У меня есть друзья.

— Например? Твой брат? Дракон-недоросток на побегушках? Ты всерьёз считаешь себя его другом?

— Я... — гневно начала Твайлайт и так и замерла, не зная, что сказать. "Я... Разве я ему не друг?.." Ей хотелось накричать на единорога, по какому праву он смеет так говорить о Спайке, но в то же время в его словах была ещё какая-то острая истина, которую Твайлайт не хотела принимать и потому усердно боролась с ней, сохраняя молчание.

Насмешник как ни в чём не бывало осмотрел повязку, поднялся с койки и похлопал единорожку по плечу, хитро щурясь.

— Бедная, бедная Твайли. Как жаль, что ты уже ничего не изменишь, ведь тебе не выбраться отсюда самой, — голубое облачко магии подняло со стула чёрную мантию Совета и скрыло под ней его кьютимарку в виде торнадо, — и тебе придётся привыкнуть к нашему новому миру. Возможно, однажды ты даже последуешь за нами.

— Никогда, — зло бросила ему вслед Твайлайт, — я верну Гармонию в этот мир, чего бы мне это ни стоило!

Врачи, медсёстры и их пациенты обернулись на её крик; в палате на мгновение повисла тишина, а затем послышались тихие смешки.

— Ещё одна...

— Без Республики гармонии не будет!

— Слава Освободительнице! Долой Угнетательницу!

И только такие же пленные, как Твайлайт, молчали, думая о чём-то своём. С издевкой во взгляде посмотрев на неё через плечо, пони Совета Шести покинул госпиталь. "Продолжить познание дружбы"...

Спаркл оглянулась. Твайлайт Скай, слышавший весь разговор, покачал головой и продолжил готовить зелье для контуженной пони. Соломенная грива, апельсиновая шерстка, превратившаяся в решето шляпа... "Как же я не заметила её раньше?"

— Что с ней случилось? — Спаркл подбежала к соседней койке, около которой вертелся пегас, — откуда её привезли?

— С каменной фермы, — ответил Скай, откладывая в сторону маленькую бутылочку с зеленоватой жидкостью; он весь взмок от напряжения. — До чего дошли, уже самому приходится делать лекарство... Она уже несколько дней так лежит, с пробитым затылком. Чем только не лечили! Сегодня-завтра придёт в себя. Вы знакомы?

Из соседней палаты раздался визг и топот, и через секунду голубое пламя факелов в коридоре стало красным; оранжевая земнопони простонала в полузабытьи, не на шутку испугав Твайлайт.

— Д-да, мы виделись пару раз... До войны.

— Можешь посидеть с ней до конца смены. Дашь ей это лекарство, если она очнется, — пегас показал ей на бутылочку с зельем, — а я на срочный вызов. Не знаю, что такого случилось на каменной ферме, но когда умирают пони, привезённые оттуда, все на ушах...

Твайлайт Скай помчался в соседнюю палату, закрыв за собой дверь, но за стеной всё равно был слышен шум.

— Каменные копыта!!! Они пробивают нашу броню, будто её нет!.. Во имя Освободительницы!..

— П-пинки... Пай... — просипела земнопони сквозь сон, — камни... Эпплблум... скажите ему... пусть заботится...

— Чшш, Эпплджек, — Спаркл поправила ей одеяло, — всё будет хорошо. Всё...будет... хорошо...

А в голове только и вертелись слова Ская: "Когда умирают пони"...


— Погодите, а что с дождём?.. — голос белой пегаски пронзил умиротворенную тишину, царящую в камере уставших, но довольных хоть каким-то отдыхом заключённых.

— Сутки прошли, а его всё нет, — грустно пробормотал в ответ Комет Тэйл, — жаль, я думал, что сегодня с потолка посыпятся тортики...

Первые три дня леденцово-конфетного дождя прошли более-менее спокойно, хотя, пока пленные находились на работах, кто-то тщательно вычищал их запасы. На четвертый день пошёл редкий дождь из кексов, а на пятый прямо в упаковках на головы пони сыпались пирожные, правда, теперь кондитерские осадки были случайными и кратковременными — по одному кусочку на одну голову, всё по-честному.

— Такая продолжительная и сильная магия требует много энергии, — с умным видом заявила свернувшаяся калачиком Твайлайт, не раскрывая век, — даже Селестии нужна была бы передышка.

— А это правда, что Селестия любит тортики? — единорог поправил шлем под головой, отвернулся от стены и тяжело вздохнул, — Если так, то надеяться мне не на что.

Спаркл с сонной задумчивостью помедлила, прежде чем ответить:

— Скорее да, чем нет. Но она делает всё во благо Эквестрии. Ей не до тортиков.

— Во благо Эквестрии... Так говорила и Рэйнбоу, — безрадостно заметила Сюрприз. Сон как копытцем сняло — Твайлайт распахнула глаза и повернулась к Вондерболту.

— Рэйнбоу Дэш?..

Сюрприз поднялась на ноги и откашлялась, не зная, с чего начать.

— Ты знала её? Мы... служили в одном крыле. При сражении в Заливе Подковы она сломала крыло, но вместо того, чтобы лежать на больничном, Дэш помогала единственным доступным ей на тот момент способом — она вселяла надежду в остальных. Многие начали терять веру в Селестию и её правоту, но Рэйнбоу творила чудеса, ей удавалось воодушевлять нас. Клаудсдейл ею и жил в последнее время, от жеребят не было проходу... Она как раз вела экскурсионную группу по Фабрике, когда Шэдоуболты атаковали. Несмотря на увечье Рэйнбоу вывела многих, пока главный котел не взорвался. Я не знаю, что с ней, я отключилась, но... На таком близком расстоянии... Она вряд ли... О, Клаудсдейл... Наш дом... — зажмурившись, крылатая воительница не сказала больше ни слова. Лира и Бон-Бон обняли её с двух сторон, Твайлайт Скай обхватил их всех крыльями, а Комет Тэйл, подсев поближе, зажёг в центре камеры своеобразный костерок. Спаркл присоединилась к объятиям.

Холод и сырость покинули их, но не только из-за пламени, иного рода тепло единило отчаявшихся, побеждённых пони. Твайлайт ощутила, как нечто подобное произошло где-то ещё, словно некая магия разогнала мрак ночи не только для их шестёрки, а для всех пони Эквестрии, не важно, республиканцев или имперцев. Война отступила на один миг, чтобы они встретились с её последствиями — болью, горем, потерей... Но они не были одиноки, они были вместе, чтобы поддержать друг друга. Может быть, это и есть та искра из пророчества?..