Письмо

Спайк пересылает Твайлайт письмо с собственной припиской.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони

Золотое солнышко

В процессе написания "Летописей", где Селестия была показана как великая, мудрая правительница, чье желание, мечта и главная цель - оберегать пони, ей доверяющим, я понял, что такое существо обречено на одиночество. Многие годы ты наблюдаешь, как твои маленькие пони влюбляются, ходят на свидания, запираются и задёргивают шторы, уединяясь, а затем в этом мире появляются маленькие жеребята - цветы жизни; и ты желаешь, принцесса, чтобы с тобой случилось такое же чудо. Так пусть же оно случится!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Антрополог

Вы — пони, у которой проблемы с людьми? Или, возможно, человек, у которого проблемы из-за пони? Или, возможно, ваша проблема из-за пони, который знает человека, у которого есть кузен, у которого проблема с продавцом пончиков, и это косвенно касается вас? Есть у вас подобные проблемы или нет, пока в них вовлечён человек, Министерство антропологии готово помочь вам! Присоединитесь к ведущему антропологу, Лире Хартстрингс, пока она помогает людям и пони устаканить свои различия, и вбивает пользу в каждого, кто противится. Она знает о людях даже больше, чем люди знают о себе, и она не боится похвастаться этим, ибо её долг — помочь бедным людям, которые на регулярной основе падают через порталы, и построить мосты меж двух культур! Да пощадит нас Селестия.

Лира Человеки

Принцесса Гармонии

В результате интриги принцесса Селестия оказывается в лесах Белоруссии. В конце весны 1941 года.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Кризалис

Твайлайт, ты любишь своего С.Б.Л.Д.Н.?

Что ты скажешь своей младшей сестре? Как ты справишься с этими чувствами? Я не знаю. Клянусь, я никогда не хотел причинить ей боль. [Sad][Dark]

Твайлайт Спаркл Шайнинг Армор

Звёзды

Ты лежишь на траве и попиваешь кофе. Сверху тебя — необыкновенный мир, состоящий из звезд, галактик, планет и спутников. Ты наблюдаешь за всем этим, испытываешь некое удовлетворение, понимаешь, что космос — это нечто. Еще раз отпиваешь из кружки. Рядом с тобой пристроился маленький дракончик, помощник, который, не скрывая, уже сладко посапывает. А потом — падающая звездочка. Что ж, космос — это правда нечто.

Твайлайт Спаркл Спайк

Зарыдать бы, да отнят голос

Быть другом бога сулит многие блага. Единственным — огромные беды.

Флаттершай Дискорд

Голод

Все считают вампиров хладнокровными чудовищами. А если быть вампиром для них самих - трагедия? И можно ли полюбить чудовище?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Человеки

Шууги-хурхи

Если Шууги-хурхи в дверь стучится, лучше на засов тебе закрыться.

ОС - пони

Каменный кекс

Да, это именно то, о чём вы подумали. Если вы ни о чём не подумали – НЕ читайте этот рассказ.

Пинки Пай Мод Пай

S03E05
1х02 Переосмысление 1х04 Её Лучезарность

1х03 Мотивы

Часть 1: Вечная Ночь

Глава 3: Мотивы

Госпиталь располагался прямо над темницами, на первом этаже замка, и в палаты для больных и раненых были превращены настоящие жилые комнаты, достаточно просторные, чтобы туда можно было впихнуть несколько коек и шкафчики со всем необходимым. В то время как госпиталь занимал лишь одно крыло здания, уцелевшее за тысячу лет от разрушения подземелье, по заявлениям бэтпони, тянулось на многие километры и занимало площадь во много раз превышавшую верхнюю, видимую с поверхности часть дворца. А это значило, что тюремных камер могло быть куда больше. И заключённых в них пони — тоже.

Несмотря на относительную близость, путь от тюремного коридора к больничному был долог — пленников выводили в импровизированную прямо во дворе замка полевую столовую, прежде чем заставлять их работать. Найтмер объясняла:

"— Точно так же, как вы трудились для Кантерлота, вы будете трудиться здесь, но во имя свободы. Во имя лучшего будущего. Во имя окружающих вас пони. Вы всё ещё в оковах Селестии, а Мы не можем освободить вас, если вы сами того не захотите. С другой стороны, Мы не можем попросту отпустить вас, поэтому... Живите и трудитесь здесь в целости и сохранности, вдали от моей царственной сестры постигая Нашу идею, которую Селестия так стремится растоптать, чтобы сохранить власть над вами".

Найтмер Мун творила ужасные вещи, но кто говорил в тот миг её устами — Тьма или же принцесса Луна? Вдруг и светлая сторона Луны пропиталась обидой на сестру, находя отражение в бесконечной печали, а не в восстании и терроре, в отличие от Найтмер? Твайлайт желала получить ответы на все вопросы не менее, чем боялась их...

— Мисс, скажите как единорог, а можно ли летать с помощью магии? — спросил кто-то тонким голосом. Обернувшись, Твайлайт увидела двух маленьких жеребят — белую единорожку и рыжую пегаску.

— В смысле? — растерялась силой вырванная из размышлений Спаркл, переглянувшись с Комет Тэйлом и Скаем, сидевших за тем же столом, — летать? Ну да, для единорога, старательно изучавшего телекинез, это проще простого. Он просто левитирует себя.

— Ух ты! И каждый может этому научиться? — продолжала расспрашивать единорожка. Комет Тэйл аж забыл про свой скудный завтрак из морковного супа, а более практичный Твайлайт Скай в перерывах между ложками поглядывал на жеребят с не меньшим интересом.

— Разумеется, но нужно быть терпеливым.

— А может маг наколдовать крылья? — теперь и пегаска вступила в разговор. Твайлайт удивилась такому любопытству и отвечала им обеим, чувствуя себя старым опытным магом, передававшим тайное знание юным ученикам:

— Да, но не навсегда. Есть несколько подобных заклинаний, и самое простое из них требует немалых усилий, не говоря уже о самых длительных и надёжных.

— А если бы не Ваш рог, Вы смогли бы...

— Свити Белль!!!

К их столу молнией подбежала белая фиолетовогривая единорожка в тёмно-синем костюме, где на каждом боку на месте кьютимарки красовалась стилизованная метка принцессы Луны, эмблема Республики.

— Вот тебе пример — летает без крыльев и без волшебства, — сострил Комет Тэйл, и они вместе со Скаем хихикнули совсем не по-джентлькольтски. Твайлайт не разделила их веселья — перед ней стояла Рэрити.

— Свити Белль, мы пропустим приём Её Лучезарности!

— Почему Скуталу не может пойти с нами? В прошлый раз всё было неплохо, но с ней...

— Сестренка, милая, — Рэрити наклонилась к Свити Белль, — я не против, чтобы твоя подруга пошла с нами, но таковы правила. Она пегас, да и пока она не заслужит доверие Её Лучезарности...

— Уж лучше я гнилых яблок наемся, чем попаду в милость Найтмер Мун! — выдала Скуталу, и с других столов послышалось пару одобрительных воскликов.

Рэрити состроила брезгливую гримасу.

— Если мой друг не может идти, то и я не пойду! — упрямо топнула Свити Белль, — и тебе не уговорить меня!

С этими словами юная единорожка схватила пегаску и утащила её обратно в замок, не успела старшая сестра и глазом моргнуть.

— Что за настырность!.. Её Лучезарность может не одобрить это, — рассуждала сама с собой голубоглазая пони, — а... а если нас заподозрят в предательстве? Эта пегаска уже оказывает на Свити Белль негативное влияние... Да упасут нас звёзды!

— Рэрити? — окликнула её Твайлайт, наконец удостоившись её внимания.

— Мы уже виделись раньше... — Рэрити недовольно оглядела Спаркл с головы до кончика хвоста, и Твайлайт поняла по одному только взгляду красавицы стилиста, что, должно быть, выглядит просто ужасно, — ...точно, Праздник Летнего Солнцестояния! Ты приезжала к нам с инспекцией.

— Верно, — кивнула Твайлайт, — я бы хотела спросить...

Ни с того ни с сего белая единорожка отпрянула назад с неподдельным ужасом в глазах:

— Твой рог! Во имя Луны, что с ним?!

— Ядовитая Шутка, — фыркнула Спаркл, в глубине души понимая, что не все могут знать об этом цветке и его эффекте, но раздражаясь из-за необходимости постоянно объяснять это каждому встречному. Лишнее упоминание об утратившем форму роге возвращало единорожку к мыслям о её позоре. Слава Селестии, Рэрити не пришлось объяснять всё в деталях:

— Ах, вот как она действует... Я слышала, у нас многие страдают от этой пакости, — вздохнула она, — Её Лучезарность даже специально выделила группу медпони для нахождения лекарства, но пока всё безуспешно...

— Почему вы называете её так? Её Лучезарность? — прервала Твайлайт. Этот вопрос сразил Рэрити наповал; белоснежная пони захлопала ресницами.

— Что значит "почему"? Она несёт нам свет свободы, вот почему! Да, после того, как мы победим, она откажется от своего статуса, но в наших сердцах она всегда будет принцессой, подарившей нам самостоятельность! Принцессой, подарившей нам Республику! — Рэрити устремила полный надежд и радости взгляд в небо, — И как бы мы ни любили солнце, луна — символ нашей надежды!

"Абсурд". После столь пламенной речи у Твайлайт сложилось впечатление, что её знакомая находится под каким-то заклинанием.

— Ну... хорошо, — для вида согласилась Спаркл, — а как же ты ступила на этот правильный путь?

— Дорогая, я могла бы столько тебе рассказать, но, боюсь, я непростительно опаздываю! — забеспокоилась Рэрити, вспомнив о приёме, — какой кошмар, уже рассвет!

Белоснежная единорожка наспех распустила и вновь собрала в пучок свою лоснящуюся гриву, поправила костюм, заглянув в зеркальце из маленького нагрудного кармашка, и ускакала внутрь замка.

— Упаси Селестия попасть на приём к Найтмер Мун, — буркнул Комет и оставил тарелку. Твайлайт посмотрела на горизонт. Действительно, солнце почти полностью показалось из-за леса, освещая тёмно-синее небо розово-золотой зарёй.

"Мне казалось, летом светает раньше..?"


— Да ладно, Тва'лайт? — оранжевая пони протерла глаза, — эт ты? Не чаяла встретить тебя здесь!

— Ты помнишь меня? — не то что бы это стало неожиданностью для Твайлайт, учитывая её первый и последний визит на ферму Эпплов, где Эпплджек без единой запинки назвала и описала каждого члена семьи, но...

— А то! Я всех помню, сахарок! Мою голову сколько ни бей, а всего не выбьешь, — Эпплджек рассмеялась, — хорошо встретить знакомую пони в наше-то время. Пленница, да? Даж если ты на стороне Империи, не думай, что я тебе враг — я кормила тебя со своего стола, ты как "своя". К тому ж ты пони умная, сама скоро поймешь, что к чему.

Очнулась фермерша ещё до того, как Спаркл добралась до лечебницы, и уже была в состоянии самостоятельно сидеть. Её голова всё ещё была перебинтована, но других ран, кроме царапин, Твайлайт не увидела и мысленно поблагодарила за это Селестию.

— У меня нет иных врагов, кроме Тьмы, — произнесла единорожка то ли в ответ, то ли просто так.

— Вот как? Хорошо ты думаешь, Твай, по-доброму, но... Пойми меня прально — таких убивают быстрее. Хотя ты сильный маг и... — зеленоглазая посмотрела на её лоб и не сумела сдержать улыбки, — ага, вот оно чего. Что ты делала в Вечнодиком лесу?

— Добиралась сюда, — ответила недоволшебница, доставая из тумбочки нужную бутылочку и, едва удержав её в копытах, налила лекарство в кружку.

— Зачем?

— Чтобы найти Элементы Гармонии, — не было смысла таить это от Эпплджек, если Найтмер Мун успела избавиться от них.

— А это чего такое?

— С помощью шести артефактов, Элементов Гармонии, принцессы заточили Дискорда, духа Хаоса, в камень. А потом Селестия использовала их, чтобы отправить Найтмер Мун на луну.

— Ничё себе, — Эпплджек почесала макушку, — получается, принцесса Селестия хочет повторить то, что сделала тысячу лет назад?

— Нет, — покачала головой Твайлайт, протягивая кружку оранжевой земнопони, — она не хочет отсылать сестру на ещё тысячу лет. Она хочет вернуть её прежнюю, изменить её.

Эпплджек, отпив лекарство, скривилась.

— Чет как-то не радужно звучит, сахарок. Пони сами должны решать, какими им быть, тем более такие, как Освободительница. Мы сражаемся и за это тоже.

— Тебя вовсе не волнует, что она начала войну? Что пони убивают друг друга после многовекового мира из-за неё?

— Твай, она просто пришла и предложила другую, лучшую жизнь. Равенство в правах, обеспеченность, порядок — что ж тут плохого? Если б у нас это было, мы б и не пошли за ней, верно?

— Разве Селестия не предлагала всё это?

— А разве мы против Селестии выступаем? Нет. Мы против пони, которые её окружают. Почему мы должны пахать без продыху, чтоб обеспечить себя и родных, а им стоит только родиться в нужной семье — и для них все дороги открыты, и беспокоиться не о чем? Да и простые пони, прикрываясь милостью Селестии, творят беспредел!

Единорожка опешила. "А... Как?.."

— О чём ты?

— Ты думаешь, я сразу ферму-то и бросила? Я ж в рядах Республики недавно совсем. В конце весны опять прикатили имперцы за урожаем, а его и нету, ничего не растёт, что было в погребе, то и осталось. А то, что они осенью с нас содрали в два раза больше положенного и половину на стороне продали, я уже знала; показала им бумаги и указ Селестии о налоге, так и так, мол, я ещё полгода назад всё сдала и ничего они с меня требовать не должны. А они таааак взбрыкнули..! Начали с меня биты трясти, ну я и прописала все свои претензии к ним копытом на лбу их главной. Ой, не знаю, че б там со мной сделали, если б вовремя БигМак не помог. Кое-как их прогнали с фермы, а потом... Потом они вернулись. С разрешением на арест. Пришлось бежать от самоуправцев в Эпплузу, где нас кузен приютил.

Твайлайт не знала, чего в ней было больше — гнева или огорчения.

— Ты знаешь имена тех имперских пони? Их кьютимарки?.. — прошептала она с едва сдерживаемым негодованием, — или тех, кому они продали твои яблоки?

— Нет, сахарок... Но если попадешь в Понивилль, найди Пинки Пай — она всегда в курсе событий, она-то и открыла мне глаза. Пинки работает в Сахарном Уголке. Ох... каменная ферма... знает ли она...

Эпплджек погрустнела и сняла шляпу, приложив её к груди. "История о каменной ферме приобретает всё новые и новые подробности", подумала Спаркл и терпеливо уставилась на собеседницу, собиравшуюся с силами.

— Там ведь родня Пинки была. Родители и сёстры. Не то что бы я хотела им зла, просто приказ исполняла... Хотели ж решить всё миром, но они отказались от переговоров, и... Ой, Твай, кошмар... Мы неделю осаждали их дом, а потом командир приказал заложить взрывчатку, а она и бабахнула прям перед нами. Меня нехило приложило... Знаешь, они герои. Вот самые что ни на есть. Им предлагали сдаться каждый день, но они умерли, как герои умерли! Отрезанные от всех, без магии, без оружия, кроме камней... Нам нужны камни, очень нужны, но цена их... До этого дня мы сражались честно.

Твайлайт видела в глазах Эпплджек непролитые слёзы, и ей самой очень захотелось разрыдаться, свернуться клубочком и...

— Взрыв во дворце — это честно? Уничтожение целого города — это честно? Война не бывает честной. Никто не имеет права отбирать у другого жизнь, — жёстко отрезала единорожка и отошла к соседней кровати, на которую укладывали едва живого разведчика имперской армии, — и не важно, насколько всё плохо вокруг, убийство — это последнее, что сделала бы честная пони.

Эпплджек промолчала.


Имперский разведчик-пегас с тяжёлой, но не смертельной травмой спины оказался Садден Виндом. Что делал королевский стражник в логове врага? Это оставалось загадкой, потому как на вопросы он не отвечал и вообще вел себя странно — шарахался от медсестёр, испуганно смотрел на пони в форме с символом Республики, и не переставал бормотать что-то про Вечносвободный лес, полосы и зелья.

Софт Харт, главный врач, подозревала, что сознание у него помутилось из-за сотрясения; она заканчивала обследование, когда факелы в коридоре вспыхнули красным. Эпплджек была в стабильном состоянии, поэтому Твайлайт поспешила на помощь в другую палату, но в дверях в неё буквально бросили светло-оранжевого пегаса. "Что за странные отметины... Кровь?! Пресвятая Селестия!"

Вся его шерстка была исцарапана и испачкана кровью; синяя грива частично стала красной. Твайлайт с трудом поборола дрожь и стремившийся прочь из сердца крик.

— Слабак. Я думала, он продержится дольше, — фыркнула вошедшая следом Сансет Шиммер и бросила рядом доспехи королевской стражи. — Подлечите его и сообщите, как поправится. Второго тоже направьте ко мне.

Пони Совета Шести удалилась. Софт Харт рассматривала нового пациента, а Твайлайт не могла отвести взгляда от своих копыт. На них, на её теле и гриве была кровь, чужая кровь. Не она сделала это с жеребцом и не она велела это сделать, но ощущение было мерзкое, словно часть ответственности за зверскую жестокость к пленнику перебросили на неё.

Он был её сверстником, максимум на год старше. Рядовой стражник, судя по звезде. Что Сансет Шиммер было от него нужно? Знал ли он что-то архиважное, или единорожке просто нравилось проводить пытки? До этой минуты Твайлайт даже не подозревала, до какого убожества опустились некоторые пони. А... наверняка имперцы тоже пытают пленных, и среди них наверняка есть любители... Нет, не время думать об этом.

— Прошу прощения, — просипел пегас, когда его разместили на койке, — когда я делал вид, что без сознания, я не думал, что меня так пихнут в другую пони.

— Ничего страшного, — ответила через плечо Спаркл, замачивая повязки в целебном растворе, — тебе сильно досталось.

Она повернулась и встретилась с ним взглядом; у него были красивые, сияющие синие глаза, и вообще он был симпатичен... Но тут уголок его рта дернулся, словно пегас захотел над чем-то посмеяться и тут же вспомнил о приличиях, и это смазало всю поэтичность и неловкость момента. Проклятый рог.

— Действие цветка из Вечнодикого леса, — недовольно буркнула Спаркл, вытирая кровь с его шерсти.

— Извини, я... от неожиданности, — оправдывался стражник, — а это не больно?

— Ни грамма, — единорожка сполоснула тряпку в чаше, и вода в ней тут же стала розовой. — Странно слышать такие вопросы от пони, которого недавно чуть не превратили в крылатую зебру.

— Сансет Шиммер — мой друг с детства и даже больше, — начал пегас свой рассказ, — мы расстались незадолго до того, как она покинула Кантерлот. Она... изменилась. У неё появились странные мысли, странные планы на будущее, в которых она не учитывала меня, и в которых я сам не захотел бы фигурировать — она мечтала о власти и могуществе, о познании всей магии и обретении крыльев. Стать принцессой! Я пытался образумить её, но ей было всё равно. Сейчас я осознаю, что никогда не любил Сансет настолько сильно, чтобы провести с ней всю жизнь, но мне жаль, что она дошла до откровенной низости. Это больнее любых пыток. К подобному я был не готов, — он тяжело вздохнул и опустил голову. Ему было больно, и Твайлайт хотела бы разделить его боль, разделить боль всех пони, что потеряли близких за этот год.

— Я сожалею. Правда.

— Спасибо. Но всё-таки щиплет тоже сильно, — слабо улыбнулся синеглазый, поежившись от прикосновения к особо глубокой царапине, — как же ты справляешься в госпитале без магии? Как ты сюда попала?

— Трудновато, но вроде получается, — Твайлайт оттерла кровь с гривы и наконец приступила к перебинтовке. — А попала я сюда ради Элементов Гармонии.

— Я проспал все лекции по истории, кроме первой, и там что-то было про Элементы Гармонии. Так принцесса Селестия победила Найтмер Мун в прошлый раз?

"Он. Знает. Об. Элементах".

— Ой, я что-то не то ляпнул? — озадаченно спросил пегас, видя, как вытянулась мордочка единорожки.

— Хоть кто-то о них слышал! — её восклицание было встречено шиканьем со всех сторон. Твайлайт смущенно прижала ушки к голове и заговорила тише:

— Нет-нет, всё верно, просто до этого дня мне казалось, что о них знаем только мы с принцессой. Ну, а как ты здесь оказался?

— Вчера утром Садден Винд рассказал мне, что случайно услышал разговор, из которого стало известно, что у капитана пропала сестра...

"Многообещающее начало". Спаркл нахмурилась:

— Он подслушивал? — стражнику оставалось только кивнуть.

— Не думай о нём плохо, — он посмотрел на спящего брата по оружию, — это особенности службы во дворце.

"Вот и неправда!"

— ...так вот, и ещё он узнал, что вероятнее всего она в Вечнодиком лесу. Добраться до руин, найти сестру Шайнинга Армора и вернуть домой — да за такое нас сразу бы возвели в сержанты! В итоге мы попали в копытца моей обезумевшей бывшей, — на этом моменте он и вовсе зашептал, чтобы не привлекать к данному факту лишнего внимания, — а раны мне залечивает сама Твайлайт Спаркл. Первый блин комом, но если мы выберемся отсюда, то будем осторожнее в следующий раз...

— ...когда решите добиться славы спасением какой-нибудь другой пони? — язвительно поинтересовалась Твайлайт, поначалу даже растроганная, но после слов о повышении в ранге едва не пылающая праведной яростью. — Я готовилась к этой операции чуть ли не год, а вы без подготовки, без плана... О чём вы думали? Я не понимаю, как вы вообще закончили Академию?

Королевские стражники должны оберегать принцессу и Кантерлот, а не искать пропавших пони!

— Спаркл, у тебя талант с каждым пациентом ругаться? — вмешалась Софт Харт, выдергивая из копыт единорожки смятую в ком марлю, пропитанную целебной мазью, — я и так дала тебе имперца, для разнообразия, а ты кричишь на всю палату и переводишь наши бинты. Слава Луне, тебя не отправили на починку снаряжения, — бледно-розовая пони с белой гривой и голубыми глазами оттолкнула её и сама взялась за лечение стражника. — Сходи лучше на кухню, спроси, когда доставят яблоки — морковка уже поперёк горла у всех стоит.

Напоследок метнув на пристыженного пегаса строгий взгляд, Твайлайт избавилась от халата медсестры и ускакала прочь.


— Похоже, тебе так и не могут найти места? — послышался голос позади, с противоположного конца коридора. Твайлайт медленно обернулась, отдавая себя во власть Найтмер Мун, подошедшей к ней. Освободительница настигла пленницу как раз на финишной прямой на кухню.

— Методы Ваших подданных...

— Они не Наши подданные, — рявкнула Луна, и единорожка вздрогнула под её змеиным взором.

— П-простите, Ваша Лучезарность. Некоторые Ваши последователи пугают меня.

Принцесса двинулась вперёд, кивком головы веля Спаркл шагать рядом.

— Лишь некоторые? — поинтересовалась она будничным тоном.

— В остальных я вижу обычных пони, пусть и с другим мнением...

— И что же Нам делать с теми, кто пугает даже таких отчаянных смельчаков, как ты?

Твайлайт открыла рот, чтобы ответить, и не нашла слов. "Я всего лишь пленная пони, более того, ученица Селестии — зачем..? Чего она добивается?"

— Вы спрашиваете у меня совета?

— Нам интересно услышать твои предложения.

— Если Вы действительно желаете Эквестрии только добра, то, в первую очередь, нельзя допускать таких пони в Совет.

— Хм, ты считаешь? Сансет Шиммер — возможно, но у нас на неё особые планы. Ты встречалась с Старлайт Глиммер? Вы похожи. У вас обеих нет жажды власти, хотя силой вы обладаете немалой.

Похвала от Найтмер Мун вызывала подозрения, и ко всему прочему в голове зазвенел ещё один тревожный звоночек. Старлайт Глиммер?

— Подождите, она единорог из Совета Шести? — спросила она, озадачившись. — А разве в Совете не по две пони из каждой расы?

— Без этого не было бы нашего равенства. Но что это меняет?

— В госпитале я видела единорога в мантии Совета. Ему насквозь пробило ногу, но если ничего не случилось за эти несколько дней, он уже должен был поправиться...

Найтмер Мун недоверчиво нахмурилась:

— Скорее всего, ты ошиблась. На это обратили бы внимание остальные пони и доложили бы Нам. Возвращайся к работе, — на такой прохладной ноте закончив разговор, аликорница остановила единорожку крылом как раз у кухни и продолжила свой путь.

На кухне царил упорядоченный хаос — близилось время ужина, и пони-повара беспрестанно перемещались от стола к столу с неожиданной скоростью и мастерским знанием расположения каждого нужного ингредиента. Сквозь весь создаваемый готовкой шум Твайлайт услышала крики из кладовой и поспешила туда.

— Опять без яблок?! Серьёзно? Мы не можем есть одну морковь! — возмущалась Мэйн Корс, шоколадная земная пони с гривой и хвостом фисташкового цвета, — Голден Харвест, неужели нет шансов?

— Никаких, — печально ответила другая пони, — мало того, что в этом году урожай невелик, его полностью уничтожают летучие мыши. Ферма Эпплов — единственное место, куда они ещё не наведывались, но теперь она всецело принадлежит империи. Вся надежда на Черри Джубили и её вишни.

— Так, а ты чего подслушиваешь? — сердито фыркнула Корс, заметив наблюдающую за ними Спаркл, — если тебя прислала Софт Харт, можешь передать, что яблок не светит.

— А что насчёт сена, ягод? Королевские сады? — спросила Твайлайт почти что обессиленно, и получила равный по степени безнадёжности ответ:

— Под "королевскими садами" ты подразумевала те заросшие сорняком неплодородные территории за замком? Там ничего толком не растет. А Эпплуза молчит уже две недели. Четыре дня назад в Додж Джанкшн отправился наш посланец; при самом удачном раскладе Черри Джубили сейчас в Эпплузе, выясняет, что случилось. Будем верить, что всё в порядке и она заодно со своей вишней привезет сено от Эпплов, но это молчание...

Им оставалось только молчание.


Тьма. Именно тьма первой приходила на ум при мысли о Найтмер Мун, но Твайлайт не задумывалась, почему. Из-за причинённого падшей принцессой зла всей Эквестрии, из-за войны и ужаса, что она посеяла в каждом доме? Или просто потому, что Луна жила по-настоящему лишь ночью? Было в этом слове что-то мистическое, чужое; да и сама Найтмер Мун была мало похожа на пони — перепончатые крылья, змеиные зрачки, клыки... Аликорн-бэтпони. Ни в одной книге не говорится о бэтпони до того, как Луна восстала против сестры, да и после о них мало что было известно. Как они появились? Где же недостающий элемент истории? Знает ли ответ принцесса Селестия? И расскажет ли она?..

Твайлайт закинула голову. Небо окунулось в черноватую синеву, и звёзды засияли в полную силу; только самый краешек, тонкая полоса горизонта ещё горела красным.

— Как же прекрасна Эквестрия, если забыть, что в ней творится, — вздыхал Комет Тэйл между ложками их скромного ужина — всё того же морковного супа. — Спасибо Найтмер, что не отбирает у нас солнце.

— Она сделала это чисто из политических соображений. Она ведь чёрная, Найтмер. С ночным небом она бы сливалась, а кто б стал слушать пони, которую и не разглядишь толком? — шутка Сюрприз не удалась до конца — очарованная сумеречным небом Твайлайт и задумчивая Свити Дропс, в отличие от остальных, даже не улыбнулись.

— Всё-таки это странно — разве по легенде она не мечтала править Эквестрией единолично, погрузив всё в вечную ночь? Теперь, по её словам, она просто хочет подарить всем нам "свободу"... Из крайности в крайность. И это ещё не учитывая её противоречивые методы... — подозрительно хмыкнула Бон-Бон. Спаркл ещё раз обвела взглядом созвездия.

— Ну конечно... Найтмер Мун ведь всё это время провела на луне, — озаренно прошептала она, — там что-то произошло. Должно было произойти.

— Разумеется. К ней пришло Понимание, — подтвердила подошедшая к ним белоснежная единорожка, — она прожила тысячу лет в абсолютном одиночестве. Этого времени хватило на осознание её грехов и ошибок. Её Лучезарность также поняла, в чём ошибается её сестра и хочет поделиться с ней Пониманием, как делится с нами.

— Понимание? Делится? Она учит вас? — спросила Твайлайт, задрожав от дуновения холодного ветра.

Рэрити одарила всех присутствующих сниходительной улыбкой, а затем с особым покровительством посмотрела на Твайлайт.

— Её Лучезарность желает видеть тебя на следующем уроке. Это такая честь! Но тебе ни в коем случае нельзя появляться перед лучшими пони Республики в таком виде!

"Что? Урок? У Найтмер Мун? Что?!"

Единорожка застыла; мысли её блуждали в голове, но Твайлайт не могла ни за одну уцепиться. Её застали врасплох. "Я ученица принцессы Селестии. Я не смею... Зачем Найтмер Мун пони, поддерживающая "Угнетательницу"? Неужели я как-то показала, что сомневаюсь, что могу быть на её стороне? Никогда, никогда! Но что мне делать теперь? Мне выпал шанс заполучить доверие Найтмер Мун? Или её Понимание — магия, которая изменит меня и заставит принять заветы Республики?"

— Она никуда не пойдёт.

Твайлайт непонимающе уставилась на Комет Тэйла, загородившего её от Рэрити. Бронзовая броня воина Магического корпуса, изрядно потрепанная, но не утратившая былой внушительности, шла ему сейчас как никогда прежде. Испуганно сморгнув, посланница Её Лучезарности сделала шаг назад.

— Я не знаю, что вы там делаете, но я больше не намерен терять друзей. Когда Найтмер вызывает кого-то на совет, собрание, или как оно у вас там называется, — неважно, пони больше не возвращаются. Единороги не возвращаются.

"Единороги? Почему именно единороги?"

— О чём ты? Они живы и здравствуют под крылом нашей Освободительницы, постигнув истину! — возразила Рэрити, хмуря брови и, несмотря на всю ухоженность и красоту, выглядя не менее угрожающе.

— Они забывают прошлое, — пояснила Лира, прикрыв глаза. — Я видела Мун Дэнсер среди республиканцев; когда я окликнула её, она оглянулась, но не узнала меня. Хотя, может быть, это из-за дня рождения...

Твайлайт вспомнила, что чуть больше года назад отказалась от приглашения на вечеринку в честь дня рождения одноклассницы, кажется, именно Мун Дэнсер... Но ей нужно было отправиться в Понивилль для приготовления церемонии Летнего Солнцестояния, конечно же, задание Селестии было важнее.

— Глупости. Я же не забыла свою сестру? Я даже помню Твайлайт, хотя мы виделись лишь однажды! Мун Дэнсер обрела Понимание и теперь делает всё ради нашей победы, — выражение мордочки Рэрити вновь сменилось на приветливо-наставническое, — никто не заставлял и не принуждал её. Я с ней не знакома, но уверена, что это так. У тебя есть шанс встретиться с ней и расспросить обо всём лично.

— Твайлайт, не надо. Не доверяй им, — боязливо протянула копытце Лира. Бон-Бон выглядела растерянно, и, кажется, Твайлайт знала, почему — в силу своей специальности Свити Дропс догадывалась, какие возможности открылись перед избранной единорожкой, но в то же время опасалась, как бы не вышло только хуже. Сюрпрайз и Твайлайт Скай держались позиции Комет Тэйла, но не так уверенно, как сам боевой маг.

— Они ведь не могут заставить тебя! Это будет нарушением твоего права на свободу выбора, за которую они ратуют, — сказал единорог с падающей звездой на крупе, — а мы не можем потерять ещё одну хорошую пони.

"Почему они так беспокоятся обо мне?.."

— Это воля принцессы Луны, не Найтмер Мун. Как я верна её сестре, так я верна ей самой, — Твайлайт поднялась и решительно обошла живую стену пони, отделяющую её от Рэрити, — я ценю вашу заботу и благодарю за помощь, но Освободительница ждёт от меня чего-то... и я дам ей это. Доверьтесь мне.

Белоснежная единорожка просияла улыбкой, в то время как Лира и в особенности Комет Тэйл сделались мрачнее тучи.

— Я приду за тобой за час до рассвета, — прощебетала Рэрити, — мы приведём тебя в порядок. Мне кажется, у меня есть платье, идеально тебе подходящее — одно из первых, вдохновленных принцессой Луной. Наконец оно дождалось своего часа!

Спаркл застенчиво затеребила оборванный край своей чёрной формы.

— Д-да, спасибо, но я...

— Никаких "но". Принцесса не зря попросила меня уладить этот вопрос — я ведь главная швея Её Лучезарности! До скорой встречи!

Зазвенел колокол, возвещавший конец ужина и начало ночной смены. Два пони-повара увезли котёл с супом, ещё одна пони с тележкой принимала грязную посуду. Бэтпони начали сгонять пленников в группу, чтобы отвести обратно в камеры, и весь путь Твайлайт не могла отделаться от ощущения, что она только что подписала себе смертельный приговор. Такого же мнения был Комет Тэйл.

— Зачем? — сердито прошипел он, когда каменная стена с грохотом опустилась и запечаталась магией Найтмер Мун. — Может, ты не потеряешь память, но ты забудешь чувства, которые испытывала прежде! Твоё прошлое станет для тебя чужим!

"Я не могу продолжать отказываться от приглашений". Словно не обратив внимания на синегривого, Твайлайт обратилась к Лире:

— Что случилось на дне рождения Мун Дэнсер?

Хартстрингс отвела взгляд, и Бон-Бон, кое-как извернувшись, поддерживающе погладила её по плечу.

— Когда ты не пришла, она очень огорчилась. После Мун Дэнсер словно подменили — она почти ни с кем не разговаривала, не ходила на вечеринки и всё время проводила в библиотеке. Может, и не было никакой темной магии Найтмер, может, Мун Дэнсер забыла просто так, потому что не захотела помнить нас.

"Неужели только из-за меня? Почему?" Твайлайт и Мун Дэнсер были единственными ученицами в группе, которые всегда были сосредоточены на обучении и только. Почему же Мун Дэнсер приняла её отказ так близко к сердцу? Они ведь никогда не были близкими подругами.

— Мне жаль, что так получилось. Принцесса не настаивала на срочной поездке, но я предпочла отправиться в Понивилль раньше, чтобы всё успеть. Наверное, не стоило. Когда мы встретимся... Простит ли она меня?

— Если она ещё способна на прощение, — буркнул Комет Тэйл, оскорблённый игнорированием. Твайлайт собрала всю решимость и мягкость, что были в ней.

"...не намерен терять друзей".

— Ты считаешь меня другом?

Вопрос был предназначен только одному, но остолбенели все. Единорожка тревожно оглядела каждого из присутствующих.

— Мы все считаем тебя другом, Твай, — Сюрприз была первой, кто смог выйти из ступора, — разве это не очевидно?

— Очевидно что? Мы знакомы едва больше недели... — говорила фиолетовая единорожка, — ...может, я в дружбе ничего не смыслю, но...так быстро?

— Мы знакомы куда дольше. Ты и во мне сомневаешься? — Лира хмыкнула. — Время вовсе не важно. Мы с Бон-Бон подружились за день.

"Если мы друзья, то... в чём выражается эта дружба? В заботе? Мы заботимся о многих, но это не значит, что все они друзья".

— Ты слишком много думаешь, Твайлайт, — теперь Комет Тэйл был уже не рассержен, а озадачен. — Друзья и друзья, почему это тебя беспокоит?

"Потому что это часть моего задания", могла бы ответить Твайлайт. Но она промолчала, предчувствуя, что искренний ответ может кого-то ранить. "Если бы это было не нужно, стала бы принцесса Селестия давать мне такие поручения? Дружба важна для неё, а значит, и для меня тоже. Но я пока что совсем ничего не знаю! Они очень хорошие пони, однако, как я могу сказать, что они мои друзья? И как не обидеть их и не соврать?" Её родители, Шайнинг, Спайк, даже в какой-то степени, если позволено так думать о принцессе, и сама Селестия, — для Твайлайт они были друзьями, потому что никого ближе у неё не было, а в новых друзьях единорожка и не нуждалась...

— Сейчас очень сложно кому-либо верить и заводить друзей, — спас ситуацию Скай, приобняв Твайлайт крылом, — С возвращением Найтмер Мун многое изменилось. Ты можешь сомневаться. Но знай, что мы считаем тебя другом и будем очень рады, если завтра вечером, после визита к Найтмер, ты всё ещё будешь помнить нас, не головой, а сердцем.

"Я забуду, как люблю мою семью?.. Забуду о долге, о принцессе? Забуду доброту и искренность Лиры, Бон-Бон, Комета, Ская и Сюрприз?.. Никакая магия не способна лишить меня этого!"

— Я обязательно буду помнить.