Чудовище, которое мы сотворили

Мы вырастили её. Мы обучили её. Мы сотворили из неё богиню. Она рассчиталась с нами.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Принцесса Миаморе Каденца

Два трека

Страсть. Она способна пробуждать красоту. Она может доводить до исступления. Кроссфейд живёт двойной жизнью: одна часть его существования наполнена страстью, другая же подчинена необходимости. Они должны были стать двумя треками, образующими гармонию, но теперь всё рассыпается под напором двух несочетаемых ритмов.

The Evil Pony

Понификация шедевра Сэма Рэйми "The Evil Dead". "Твайлайт и Ко" в заброшенной хижине находят одну очень странную книгу, прочтение которой ведёт к не самым сахарным последствиям.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Королева Чейнджлингов

Кризалис умирает, и с ней последние из расы чейнджлингов… но, может, есть путь избежать вымирания.

Твайлайт Спаркл Кризалис

Доктор и Лира.

Лира пробирается в кантерлотский замок с целью украсть что-то, но что? И почему теперь у Хувза будут неприятности? Все вы узнаете и поймете здесь!! В рассказе "Доктор и Лира". Погони, потери и много бега обещаются.

Лира Доктор Хувз

Ход королевы

Когда холодное блюдо разогрели...

Спайк Кризалис

4 детектива

Всё началось с того что Селестии донесли о том что Твайлайт Спаркл пропала по неизвестным причинам! Друзья не знают где она, а ведь её не было уже 3 дня! Тогда принцесса солнца обращается на помощь к детективам Октавии, Лире, Бон-Бон и Дерпи! 4 пони расследуют дело по исчезновению единорога. Найдут ли они её? Смогут открыть тайну Твайлайт из-за чего она пропала?

Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Октавия

When the wild wind blows

В Понивилле уже долгое время стояла засуха. Эпплджек встречает пегаса - того, из-за кого по сути все и началось. У них все медленно перерастает в роман. Однако со временем проблемы прошлого дают о себе знать...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Грэнни Смит Черили Спитфайр ОС - пони Миссис Кейк

SCP-не-время-для-приколов

Д-р Брайт и не подозревал, что эксперимент с новым SCP закончится провалом - телепортацией в Эквестрию! Но и в стране поней не безопаснее, чем в Фонде. Волшебная Шестёрка свихнулась, и Селестия создала Фонд LTF, чтобы их исцелить. Совсем скоро принцессы предложат нашему герою работу на Фонде, где он встретится лицом к лицу с беспощадной Рейнбоу Дэш и весёлой Пинки, готовой свернуть шею при первой возможности! Но есть один нюанс: на сверхопасных предприятиях ошибаются лишь раз в жизни...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Спитфайр Другие пони Человеки Кризалис

Топ Эдж

Максилла – изгнанная из Улья чейнджлинг, что живет неподалеку от Балтимэйра и зарабатывает на пропитание писательским ремеслом. Ее жизнь была вполне обычной и достаточно похожей на понячью, пока ее не посетил очень необычный поклонник, который просто не желает оставить Макс в покое.

Чейнджлинги

S03E05
1х02 Переосмысление

1х01 Ожидания — реальность

Часть 1: Вечная Ночь

Глава 1: Ожидания — реальность

"Найтмер Мун — это древний миф. Властная пони, которая мечтала править Эквестрией. Была поражена силами гармонии и заточена на Луне. Легенда гласит, что в самый длинный день тысячного года своего заточения она освободится при помощи звёзд, и тогда в мире настанет вечная ночь".

Если в жизни Твайлайт и доверяла кому-то, так это принцессе Селестии и книгам. И хоть её вера подверглась тяжкому испытанию...


— Это большая честь для меня — представить вам нашу правительницу, ту самую пони, что дарит нам солнце и луну, добрую и мудрую вестницу гармонии... — торжественно начала мадам Мэр, — ...принцессу Селестию!

Из-за портьер появилась белоснежная аликорница, осветив зал своей лучезарной улыбкой, и жители Понивилля склонились перед ней. Правительница, защитница, светоч — Селестия была богиней, хоть и не соглашалась с этим. Твайлайт невольно залюбовалась величественной красотой наставницы.

— Спасибо вам, мои маленькие пони, — чуть ли не пропела принцесса, — вы проделали отличную работу, подготовив Понивилль к празднику. Примите же в качестве моей благодарности рассвет нового дня!

Пони бодро затопали в предвкушении волшебного зрелища; даже Твайлайт, не раз видевшая это чудо, застыла, не сводя глаз с аликорницы, возвращаясь мыслями на много лет назад, ещё в своё жеребячество, когда она впервые увидела принцессу, поднимающую солнце.

Её рог так и не вспыхнул золотым пламенем; Селестия нахмурила брови и плотно сомкнула губы в непонятном выражении. Твайлайт резко обернулась, чтобы тут же зажмуриться от невероятно громкого голоса.

— Эта ночь закончится лишь тогда, когда Мы сочтем это необходимым!

Спайк без сознания свалился со спины Твайлайт и едва был спасен от столкновения с полом пурпурным облаком магии. Мордочки пони исказили ужас и растерянность.

Двери ратуши распахнулись, и в их проеме вспышка молнии озарила чёрный силуэт ещё одной аликорницы. Её сине-фиолетовая грива, словно сотканная из ночного неба, ворвалась внутрь, погружая всё во мрак. Раздались крики.

— Чшшш, не бойтесь, подданные, — всё так же громоподобно произнесла тень и распахнула ядовито-зеленые глаза с узким драконьим зрачком, — Мы не причиним вам вреда. Давно же Мы не видели вас, любители Солнца...

Не было сомнений. Произошло то, во что никто не верил, то, о чём Твайлайт предупреждала. Она вернулась. Младшая сестра Селестии, когда-то принцесса Луна... Найтмер Мун. Старшая аликорница хранила молчание, не выдавая ни радости от встречи с сестрой, ни печали от столкновения с давним врагом.

— Ну же, кто скажет Наше имя? Или вы забыли о Нас? — обведя взглядом зал и не найдя желающих, вестница Вечной Ночи скривилась. — Церемония возвращения Нам Наших сил — контроля над луной. Разве не это событие вы собрались праздновать?

— Ежегодный праздник Летнего Солнцестояния, — осторожно подсказала Мэр, — день победы над зловещей Лунной Пони.

Чёрная аликорница свирепо посмотрела на принцессу солнца.

— Ты настроила их против Нас. "Лунная Пони"? Что за несуразица? Смелее, пони — разве это Наше имя? — она прошла вперёд, в центр холла; все расступались перед ней, боясь оказаться к пони из легенд и кошмаров ближе остальных. Твайлайт топнула, приковывая к себе всеобщее внимание.

— Павшая принцесса Луна. Найтмер Мун. Ты пришла, чтобы погрузить мир в Вечную Ночь.

Найтмер Мун улыбнулась, глядя на единорожку то ли с удивлением, то ли со снисходительным презрением.

— Глупо полагать, что за тысячу лет заточения на луне, которой Мы когда-то управляли и которая стала Нам темницей, Мы не изменили Наших взглядов. Но Мы понимаем, что ты сильно привязалась к Нашей сестре, и прощаем тебя...

— Сестре?! — грозную речь аликорницы прервала кудрявая розовая пони, устроившая в библиотеке погром в честь приезда Твайлайт ("Пинки... Пай?"), — воссоединение сестёр?! Это же повод для... — другая пони, Эпплджек, благоразумно заткнула готовую закричать от восторга подругу копытцем. Безмолвно пронаблюдав это неожиданное вмешательство, Луна продолжила:

— Отбирать у вас солнце было ошибкой, и Мы пришли к вам с миром. Однако сказанное вашей градоначальницей несколько убавило Наш дружеский пыл. Добрая и мудрая? Вестница Гармонии? Будь вам известна вся правда, вы бы изменили своё мнение о вашей "богине".

— Принцесса Селестия есть, была и будет! — прорычала радужногривая пегаска, кажется, Рэйнбоу Дэш — ответственная за погоду в Понивилле. Твайлайт поразилась, как столь несобранная и самолюбивая особа может быть столь инициативной и смелой перед лицом смертельной опасности. — Мы счастливы под её правлением, что ещё нужно? Хочешь занять её место? Ничего не выйдет!

Найтмер Мун расхохоталась, и за открытыми дверями завыл ветер.

— Вовсе нет. Напомним же вам: задолго до нас, задолго до аликорнов, Эквестрией правили вы сами. Совет шести пони, по двое представителей от каждой расы. Мы хотим вернуть вам то, что было отобрано нами — право самим распоряжаться своей судьбой.

— Они ещё не готовы, Луна, — наконец заговорила принцесса Селестия, оставаясь неподвижной, — это слишком рискованно.

В толпе послышались самые разные возгласы — от одобрительных до недовольных.

— Мы уже боялись, что ты потеряла дар речи, — ухмыльнулась Найтмер Мун, — что ж, в защиту этих пони Мы можем сказать одно — тысяча лет лет под твоим гнётом не могла пройти бесполезно. Мы уверены, что они способны на это.

— Гнётом?! — не смогла сдержать возмущения Твайлайт, её фиолетовые глаза сверкнули в полутьме. — Если бы не Элементы Гармонии...

— Спасибо, Твайлайт Спаркл, этого достаточно, — резко оборвала ученицу Селестия, подняв копыто, но её тон тут же смягчился. — Так нам не переубедить её.

— Мы не собираемся отступать, — ночная принцесса раскрыла вороные крылья, — Мы добьемся своего или погибнем.

— И что же Вы предлагаете нам, Ваше... Ночнейшество? — дрожащим голосом спросила белоснежная единорожка, владелица бутика "Карусель". Аликорница взмыла под самый потолок.

— Бороться за свою свободу. История не постоянна, но циклична; наша эра, эра правления аликорнов, подошла к своему завершению, и Мы здесь, чтобы помочь вам, пони Эквестрии, вновь взять ответственность и власть в свои копыта.

Рэрити. Да, так звали единорожку. Почему Твайлайт почувствовала, что это имя важно, тем более в такой момент? Она понравилась Спайку, но разве были какие-то более весомые причины выделять эту пони из массы остальных?

— Но кому тогда поднимать солнце и луну? — озадачилась Эпплджек, нервно поправляя шляпу.

— Мы с сестрой продолжим править солнцем и луной, ничем не отвлекаемые от нашего первостепенного долга. Всё остальное будет за вами. Что касаемо аристократии... Что ж, с ними вам тоже предстоит разобраться. Последуйте Нашему пути, и вас ждёт равенство, справедливость и свобода!

— В тебе говорит Тьма, Луна. Ты прямо сейчас разжигаешь... войну, — белой аликорнице с трудом далось произнести последнее слово. — На подобные изменения должны уйти годы, а то и века. Наш первостепенный долг — защищать народ пони, в том числе и от самих себя.

— Твоим иллюзиям на идеальное государство суждено остаться иллюзиями, если не попытаться претворить их в жизнь! — воскликнула Найтмер Мун, скаля блеснувшие в полумраке клыки и нависая над старшей сестрой, — Все боялись Ночи тогда, все боятся и сейчас, но чем темнее Ночь, тем светлее новый День! Позволь нашим подданным самим творить их судьбу!

Селестия поднялась в воздух, вровень с соправительницей, всем своим видом источая решительность.

— Я не нарушу своих клятв.

— Ты всегда была сентиментальна до тошноты, — Найтмер Мун фыркнула. — Все твои победы — это Наши победы, это Мы выполняли всю грязную работу, пока ты была королевой.

Королевой? Что?

— У меня были ошибки, о которых я жалею сейчас, — призналась Селестия, не отводя от сестры глаз. Та в ответ ехидно хихикнула.

— Что ж, пони, Мы ничего не требуем. Это не наш с сестрой выбор, только ваш. И если вы сами решитесь на это, — Найтмер обернулась ко всем невольным зрителям семейного воссоединения, — Мы всегда найдём вас. Думайте о Нас перед сном... если вообще сможете спать после этого рассвета.

Принцесса ночи растаяла сине-фиолетовым облаком и исчезла через окно, разбив его. Селестия остановила град осколков, а тем временем луна сама ушла за горизонт, освобождая путь солнцу. Найтмер Мун вернула контроль над своим светилом.


...Твайлайт продолжала верить. Принцесса Селестия не смогла или не захотела объяснить ей всё, на то было её королевское право. В конце концов, она простая единорожка — даже то, что Селестия уделила ей хотя бы пару минут наедине, было даром.

А теперь времени на разговоры не было.

Твайлайт не подозревала, что помимо всевозможных вспомогательных механизмов, машин, аппаратов и устройств в Эквестрии существовало такое количество оружия. По крайней мере это было странно для королевства, в котором тысячу лет царил мир. Поначалу оно выглядело глупо в копытцах пони: пушки, бомбы, мины, луки и стрелы, мечи и копья; даже смертельные заклинания... Но на войне нашлось применение всему.

Это началось на Гранд Галлопинг Гала, когда ровно в полночь фейерверки вспыхнули не над Кантерлотом, а прямо во дворце, унеся жизни дюжины пони и сделав калеками ещё десятерых. Самый лучший вечер стал для кого-то последним. Найтмер Мун всего за два месяца нашла сторонников и организовала нападение, и, что более отвратительно, сама явилась посмотреть на плоды своих стараний. Шокированная чудовищным поступком сестры и её последователей, раненая, не убитая взрывом только благодаря её бессмертию, принцесса Селестия была попросту бессильна перед противницей в тот миг. Но зато остальные пони нашли, чем ответить.

"Солнечная Империя". Так они назвали Эквестрию, бросая Найтмер Мун вызов. Селестия не приняла это название, как и титул императрицы, и Твайлайт была согласна с ней. Что-то было не так с этим "имперцы", "имперский город", "имперская гвардия"... Слишком воинственно и слишком непривычно звучало всё это.

Но нынешняя Эквестрия на самом деле сильно отличалась от прежней. В сердцах пони появилась (или проснулась?) жестокость. Гражданских пони ожесточал страх, военных — всё увиденное и сотворённое на фронте. Солдаты, отправленные в столицу из-за ранений, были молчаливы и очень вспыльчивы, стоило ненароком их задеть, порой — даже агрессивны. Словно они почти перестали различать врагов и друзей... Конечно, это случалось лишь с некоторыми, но и их хватало, чтобы мирные пони перестали доверять и верить в импер... в армию Селестии.

Раньше не замечавшая чужих улыбок Твайлайт скучала по тем славным временам, когда пони не ходили с угрюмыми мордочками, когда улицы не были пусты, когда вместо злых перепалок слышался смех жеребят... В Эквестрии царили уныние, разрушение и смерть. Если руководимые Найтмер Мун повстанцы во всех противников их взглядов видели врагов и дышали мечтой победить, то пони Селестии просто хотели спокойной жизни и находили убийство самым ужасным деянием. Зачем верить, когда одни пони вдруг возненавидели других, зачем улыбаться, если где-то там за какую-то идею убивали, убивают и будут убивать? Разве победа принесёт радость, если на копытах чужая кровь, а на душе — несметное количество грехов? Твайлайт не знала ответа, но... сдаться? Предаться горю, запереться в комнате и плакать? Иногда ей хотелось только этого, но она понимала, что это не принесёт пользы. Только действуя можно что-то изменить.

Год минул с возвращения принцессы Луны. Несмотря на происходящее, Селестия всеми силами поднимала дух своих подданных и собиралась устроить праздник Летнего Солнцестояния в Мэйнхэттене, но последние события вынудили принцессу объявить траур. Республиканцы — так называли себя приспешники Найтмер Мун — атаковали Погодную Фабрику, в результате чего два её корпуса вышли из строя и почти весь облачный город был уничтожен разбушевавшейся погодой.

Год с того дня, когда Эквестрия лишилась покоя...

"Ты так и не завела друзей, Твай", заметил однажды Спайк.

Твайлайт тряхнула головой. Опять это наваждение... В память болезненно врезались имена тех пони, с которыми она успела познакомиться тогда, в Понивилле — Пинки Пай, Эпплджек, Рэйнбоу Дэш, Рэрити, Флаттершай. Где они сейчас, что с ними? На чьей они стороне? Спаркл однажды просила брата узнать, нет ли в списках пленных или среди воинов Империи этих пони, но Шайнинг Армор лишь нашёл упоминание о некой новой пегаске в отряде Вондерболтов, более подробная информация была засекречена. По слухам, у неё радужная грива, но кто мог быть уверен, что это та самая Рэйнбоу? И что она до сих пор жива?

Почему же было важно это знать? Тысячи умерли и тысячи умрут, а её беспокоили пятеро пони, которых она видела раз в жизни... Нельзя отвлекаться. Ей нужно было искать Элементы Гармонии — особое задание, порученное Селестией. Исследования старинных записей и воспоминаний принцессы привели к старому дворцу в глубине Вечнодикого леса, и всё было бы прекрасно, если бы этот замок не являлся штабом повстанцев и главным пристанищем Найтмер Мун.

Селестия предлагала послать туда спецотряд, но Твайлайт попросила предоставить это дело только ей самой. Принцесса всё-таки не удержалась, отправляя разведчиков, которые в течение нескольких месяцев тщательно изучали окрестности замка, и Твайлайт признавала огромную пользу этих вылазок — благодаря сведениям, добытым в них, план был проработан единорожкой до мельчайших подробностей, а вероятности каких-либо чрезвычайных ситуаций были просчитаны. И всё же... попытаться пройти через Вечнодикий лес, полный опасностей, проникнуть в охраняемый самой Найтмер Мун и её стражниками замок незамеченной и забрать Элементы... звучало если не безумно, то наивно.

Однако Твайлайт не за красивые глаза считалась лучшей в школе. На её стороне была магия и способность учиться всему очень быстро. Селестия хоть и не одобрила идею, но дала согласие, а родные...

— Милая, ты уже несколько часов не отрываешься от чтения, — в комнату вошла светло-серебристая единорожка с бело-сиреневой гривой, и Спаркл с поспешностью скрыла среди бумаг последние отчёты королевской стражи, скрытно заимствованные у брата.

— Ма-а-ам, ты же знаешь, как это важно... — серьёзно ответила она, глядя в глаза матери и запихивая кипу листов в какую-то папку. Твайлайт Вельвет обняла дочь.

— Ты не сможешь продолжить поиски этих... Элементов, не опробовав мой вишневый пирог. Ты не гостила у нас несколько месяцев, — она горько вздохнула.

За это время Твай успела усовершенствовать как минимум с десяток целебных и защитных заклинаний и даже создать своё собственное. В лаборатории успехи были не менее впечатляющими для юной исследовательницы, но, выходя оттуда по окончании опытов, она несколько часов привыкала к солнечному свету и открытому пространству.

— Ооох, мама, — Твайлайт-младшая виновато опустила ушки и обняла мать в ответ, — прости. Наверное, я действительно слишком увлеклась. С документами и книгами на сегодня всё.

— Так-то лучше, — старшая единорожка отступила назад и улыбнулась. — Ты же знаешь, я в готовке не мастерица, однако на этот раз пирог получился изумительный.

— Я уже сгораю от нетерпения, — с жеребячьим восторгом рассмеялась Спаркл, но на душе у неё было мрачно. В конце концов, это может оказаться её последним вечером в кругу семьи.


— Её Величество просит ученицу Твайлайт Спаркл немедленно прибыть во дворец, — ответил крылатый страж королевской гвардии озадаченному поздним визитом Найт Лайту.

— На ночь глядя? Что могло такого случиться, о чем не доложили бы и мне, Садден Винд? — спросил Шайнинг Армор через плечо отца. Серый пегас пожал плечами.

— Не знаю, капитан. Мне было велено передать только это и ничего больше.

— Нельзя заставлять принцессу ждать... Спасибо вам, — Твайлайт обняла родителей, улыбаясь как можно более правдоподобно, — долг зовёт, — сказала она, взглянув на брата. Шайнинг покачал головой.

— Мне передать Спайку, или..?

— Принцесса специально прислала гонца, чтобы не тревожить его письмами, — отмахнулась единорожка, — после вчерашнего ему нужен отдых.

За год дракончик заметно подрос, что непременно стало для него поводом искать приключения опаснее уборки в библиотеке. Пожар в Школе одарённых единорогов, источником которого стала неконтролируемая магия проходившего вступительный тест жеребенка (Твайлайт поразилась параллелям с её собственной судьбой), был кошмарен, но безвреден для огнестойкого дракона, который и рванул внутрь за оказавшимися в ловушке учениками. Спайку удалось вывести их всех целыми и невредимыми, но его самого сильно ударило рухнувшей статуей Селестии. Он обошёлся сломанным ребром.

Твайлайт не хотела покидать его в подобном состоянии, но лучше уж сейчас. Будучи здоровым, Спайк ни за что не остался бы дома, а подвергать своего помощника номер один такому риску Спаркл не хотела.

— Удачи, — сказал Найт Лайт, ткнув носом в макушку дочери, — возвращайся поскорее.

"О, как мне жаль"...


Операция пошла не по плану буквально с первых секунд.

Чтобы для родителей, брата и Спайка её долгое отсутствие не было подозрительным, Твайлайт должна была телепортироваться из покоев Селестии. Кроме семьи об единорожке некому было переживать, а уж мать, отец и Шайнинг Армор, который впервые за последние полгода дошёл-таки до дома и сейчас пребывал в отпуске, не сразу поняли бы, что за её исчезновением вовсе не очередные исследования во дворце или библиотеке. Разве что Спайк мог покопаться в её бумагах и сложить два и два, но за это время она уже могла бы и вернуться... Чисто теоретически. Так что план, ну, начало плана было неплохим.

Однако телепортировалась Твайлайт почему-то не на окраину Понивилля, а прямиком в городскую библиотеку; единорожке огромной силой воли далось не запаниковать в тот же миг. Благо, библиотеки всегда оказывали на неё умиротворяющее действие.

Драгоценные фолианты и свитки упаковались в пыль, лампочка перегорела, да и вообще помещение выглядело заброшенным. Твайлайт зажгла рог и решила осмотреться на предмет чего-нибудь полезного. Кто-то убрался после праздника, но каких-либо следов жизнедеятельности не наблюдалось. "У них что, так и нет библиотекаря?.."

Единорожка выглянула из окна. Понивилль мирно спал, озаряемый лунным светом. Как можно тише закрыв за собой дверь, Спаркл пешим ходом направилась к Вечнодикому лесу, рассудив, что ещё одно заклинание телепортации отнимет больше сил, чем прогулка. А Понивилль не был таким, каким она его запомнила... Дорожки скрылись за слоями оранжево-желтой хрустящей листвы, ветер шелестел военными брошюрами, не нашедшими своих читателей и брошенными на траву догнивать свой век; и за клумбами уже давно никто не ухаживал. Некоторые двери и окна были заколочены, у всех были закрыты ставни, даже в магазинах, кроме "Сахарного Уголка". С его витрин на неё смотрели самые аппетитные кексы на свете, но Твайлайт вовремя напомнила себе, что полчаса назад наелась вишнёвого пирога. Да и всё равно кондитерская не работала в такую рань... В крыше мэрии Спаркл с трепетом узрела огромную дыру.

Именно в Понивилле произошло первое столкновение. На следующий день после Кантерлотского бала здесь вспыхнули беспорядки: часть горожан, вооруженных чем попало — палками, вилами, граблями, — окружила ратушу и хотели сместить с поста мадам Мэр, по их словам "лояльную Угнетательнице". Когда двери ратуши закрылись перед ними, они решили поджечь всё здание; на подмогу пришлось отправить стражников из Кантерлота. Нарушителей порядка поймали, а затем началась война, и гарнизон остался в Понивилле. Военные здесь в основном занимались транспортировкой изделий на фронт, поскольку Найтмер Мун больше и не пыталась захватить этот городок. Близкое расположение к Вечнодикому лесу, вид на Кантерлот — но павшая принцесса направляла свои силы больше на юг, подальше от столицы.

Справляясь с вынужденным бездельем, гвардейцы особо усердно патрулировали ночные улицы Понивилля, а Твайлайт не хотелось быть увиденной — можно наткнуться на кого-нибудь знакомого... или незнакомого, и единорог даже не знала, что хуже. Из угла в угол, из тени в тень, она всё-таки добралась до окраин и хотела уже было свернуть к лесу, но вдруг в небе над деревьями показалось несколько крылатых точек. Твайлайт нацепила на себя заклинание невидимости, надеясь, что бэтпони пролетят мимо и не придется держать заклинание долго — на это ушло бы много сил, которые ещё нужны были ей впереди.

Бэтпони, самые верные воины Найтмер Мун и самые загадочные — никто не знает, откуда они взялись, и никто не хотел узнавать. Если днём они и шага не могли шагнуть без специальных очков, то ночью они становились непобедимы и смертоносны. К счастью, они не собирались лететь в город, а упорхнули куда-то на юго-восток.

Там, судя по карте, были руины — её цель.


Вечнодикий, или как его ещё называют, Вечносвободный ("У Найтмер Мун есть чувство юмора, однако") лес — место, которое пугает не только малышей, но и взрослых пони. Особенно весело было слушать, как о нём отзывались придворные кобылы и джентлкольты на одном из приёмов принцессы: "Ах, говорят, там живёт огромный древний дракон, который питается только пони", "Василиски и мантикоры — это ещё цветочки", "Оттуда ещё никто не возвращался"... С таким серьёзным видом, будто сами верят, что это правда. В какой-то степени Твайлайт разделяла желание республиканцев спихнуть этих глупых напыщенных аристократов с их теплого местечка. Не такие пони должны окружать Селестию, нет.

Ничего и никого из детских страшилок единорожка ещё не повстречала. Она не сомневалась, что здесь бродят республиканцы, но пока что ей везло. Немного привыкнув, Твайлайт рассудила, что в лесу не так уж и жутко, некоторые полянки и вовсе очень красивы. Ярко-голубые цветы, устилавшие ковром землю, своей колоритностью привносили в мрачность лесной растительности хоть что-то веселое.

Всё было прекрасно, то есть соответствовало плану. Однако Твайлайт не покидал страх, что её миссия закончится полным провалом.

Высунувшиеся из болотной жижи головы решили этому посодействовать. "Да что б у меня рог отвалился, это что, гидра?!"

Дальняя родственница драконов извергла из всех своих пастей ядовитый газ, но Твайлайт вовремя опустила на себя защитный купол. Однако гидра посчитала единорожку достойной внимания жертвой, поэтому начала выбираться из воды целиком.

— И как она уместилась в таком маленьком болотце? — буркнула Спаркл под нос, рванув прочь от здоровенной покрытой золотой чешуёй рептилии с четырьмя головами и двумя лапами. Быстро передвигаться такое существо не могло, но исполинский размер компенсировал его медлительность. Одна из голов щелкнула зубами прямо у Твайлайт за спиной.

...и, конечно же, на их пути должен был оказаться обрыв. Едва успев затормозить, маг развернулась, готовая принять бой, и в какой-то момент заметила сходство с приключениями Дэринг Ду в одной из ранних книг. "Что бы делала такая смелая пони, как Дэринг Ду?"

Гидра тоже остановилась и зависла над добычей, раззевая свои пасти.

— С чего бы мне бояться тебя, если я не боюсь Найтмер Мун? — громко спросила дрожащая Твайлайт, мысленно подготавливаясь к телепортации. Преследовательница изумленно посмотрела на единорожку, неподвижно зависнув на пару мгновений; этого вполне хватило для перемещения.

Твайлайт помахала гидре на прощание с другой стороны ущелья и облегчённо вздохнула. Если бы от всех можно было так убежать...


Патруль прошёл в каком-то хвосте от лазутчицы; за тихим, будоражащим кровь гулом незримой магической стены, вызванным прохождением сквозь неё стражниками, никто и не понял, что в купол кто-то проник. Заклинание невидимости работало идеально (к счастью, волшебный купол не блокировал магию), требовалось только быть быстрой, тихой и ни в кого не врезаться. Старый королевский замок, то есть его руины, были полны пони, а по всему периметру стояла стража, к тому же часто проходили патрульные — и все были бэтпони, острые на слух. Твайлайт быстро забежала в закрывающиеся двери замка. С этого момента ей предстояло принимать решения на ходу — пегасам-разведчикам Селестии не удалось проникнуть внутрь, и на копытах у единорожки были только старые чертежи замка.

Первый же зал оказался временным пристанищем для новоприбывших пони, избравших путь Найтмер Мун. Видимо, их ещё никуда не распределили, и они ждали своей вербовки. Большинство спало прямо на каменном полу, положив под голову вещи, хотя справа Твайлайт увидела ряд палаток. "Для детей", поняла она, когда в одну из них провели целую группу молчаливых, едва плетущихся друг за другом жеребят. "Все остальные уже спят, почему же?.."

— Такие малыши, а уже видели то, от чего содрогаются взрослые, — вздохнула стражница-бэтпони с необычной для её расы белой шерсткой и янтарными глазами.

— Сироты? — шёпотом спросил её напарник, абсолютно чёрный бэтпони, кивнув на палатку, в которой исчезли малыши.

— Да. В Эпплузе без родителей маленьким пони делать нечего. Здесь они хотя бы вместе переживают горе. Среди них есть и имперские, но... Я не могла их оставить в том Тартаре, Голден Эйдж. Я не отнимала детей у родителей, я взяла только тех, у кого не осталось семьи.

Бэтпони цокнул и отвёл взгляд.

— Голден Лайн, если они вычудят что-нибудь — вина будет на тебе.

— Я знаю, брат. Но мы не убийцы, а освободители. Разве подобный жест не будет оценён как проявление самых лучших побуждений?

— Что ж, согласен. Тебе нужно поспать, выглядишь ты с дороги... Неважно.

— Сейчас, ночью? — Голден Лайн подняла бровь. — Нет уж. А... Эмеральд Хэйз? Ей-то присуще спать при луне.

— Если бы. На крыше сегодня Фрозен Стоун дежурит, вот она его и развлекает.

— Стоун там? — у стражницы не получилось скрыть румянец, выступивший на щеках. — Я... Я полетела, увидимся!

И белая бэтпони умчалась на всех парах, чуть не врезавшись в наблюдавшую за разговором Твайлайт. Единорожку тронуло милосердие Голден Лайн. "По всей Эквестрии развешаны плакаты, порочащие бэтпони как расу... Мне нужно будет поговорить об этом с принцессой".

Попасть в тронный зал оказалось несложно — он как-то и не охранялся совсем, даже двери были распахнуты. "Ни в одной книге не найти ловушки более очевидной", подумала Твайлайт, но отступать нельзя. Позади — Эквестрия.

Два трона для двух принцесс... Но только над одним висел гобелен. Он изображал принцессу Луну, её реальную, а не в облике Найтмер Мун. Чёрная аликорница сидела под ним, предаваясь глубоким думам, и бирюзовое свечение медленно кружило рядом с ней пять каменных шаров. Элементы Гармонии.

— Прости меня, сестра, — прошептала принцесса, глядя в никуда. Её глаза больше не напоминали змеиные, они были как у пони! Настоящие глаза Луны! — Я... не могу... Если бы... Нет, я не хочу, нет! Она... Сильнее...

— Ваша Лучезарность, мы обнаружили... — с ходу докладывал влетавший в зал стражник и тут же замолк. — У Вас посетитель?

Твайлайт ошарашенно осмотрела себя. Заклинание рассеялось! Всё пропало! Аликорница поднялась; её глаза вновь приобрели неестественную форму, в которых разоблаченная единорожка узнала Найтмер Мун. Та прищурилась, изучая взглядом Спаркл, и вдруг расхохоталась. Твайлайт, не давая ещё одному приступу паники завладеть сознанием, воспользовалась этой заминкой и попыталась телепортироваться, но её рог даже не зажегся. Подождите-ка, рог...

— Ну и рассмешила ты Нас, маленькая пони. Лайт Фрайт, подай-ка Нам её набор начинающего шпиона; Мы крайне заинтригованы.

Твайлайт не в силах была сопротивляться: она с ужасом ощупывала свой рог, утративший твердость и бесполезным отростком свисавший с её лба.