Сладкая попка: Пробуждение

Лира спит, ей снится сон о блинчиках, но внезапно он становится слаще, когда Бон-Бон начинает ласкать её во сне. Сможет ли Лира устоять перед искушением?

Лира Бон-Бон

FoE: Ответ

Попаденец в Мир Эквестрии до Судного дня.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки Стража Дворца

Я попрошу Её, чтоб только не вставало солнце

Что это - честь? Три героя, одно событие, разные пути. Обо всё этом - история солдата, рассматривающего Кантерлот в последний раз. О чести. О дружбе. О городе.

Стража Дворца

Разве тебе это не нравится?

Верный слуга Джейка — Рон — отказывается повиноваться приказам и перенимает инициативу в свои копыта. Но пегас не только не против. Наоборот, ему даже нравится.

ОС - пони

Fallout: Equestria. Трагедия в ЛитлХорне

Что являлось точкой не возврата в конфликте Империи Зебр и Эквестрией? Как и почему это произошло?

Красный Дождь

467 год. История происходит в альтернативной вселенной, которая повествует о жизни и переживаниях во время всепожирающей чумы. После сопряжения двух миров, Тени и Аврелии, континент стал наполнятся чудовищами и нигде не виданной безнравственностью. Но вот, когда Ордены Роз оттеснили мирных жителей от порождений Тени, в Южные и Северные королевства пришла неумолимая хворь - великое поветрие. Одной кобылке предстоит преодолеть долгий путь через супостатов лишенных рассудка, чудовищ и свою душевную боль, чтобы наконец осознать - кто управляет чумой. Ведь явно не сами боги наслали болезнь на своих детей?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Противостояние:Альтернативный пролог

Когда в некоторой спешке и нервном напряжении(про пони писать я пробовал впервые) писались первые строчки "Противостояния", в голове было несколько вариантов начала. Этот - один из них. Быть может, он больше вписывается во вселенную основного фанфика. Но может быть, что и нет - судить не мне.

Юноша в саду

17 сентября 1862 года стало самым кровавым днём в истории Америки. Именно тогда во время Гражданской войны США состоялось сражение между федеральной армией и силами Конфедерации возле реки Энтитем-Крик, что рядом с городом Шарпсбург, штат Мэриленд. А вчера Флаттершай напевала что-то весёлое себе под нос, поливая сад. И эти события связаны между собой.

Флаттершай Энджел Человеки

Castle of Glass

Внешность. Как часто нас оценивают именно по ней. Как мы одеваемся, как ходим, как говорим. По внешности многие создают свое первое впечатление, которое, порой, является определяющим при выборе друзей и собеседников. «Встречают по одежке…», и, поверьте мне, если ваш внешний вид заставляет многих кидать завистливые или восхищенные взгляды, то вам крупно повезло. Но внешность обманчива. Даже за самым смазливым личиком может прятаться истинная бестия, а за острыми зубами и кажущимся на вид злобным взглядом очень мягкая и добрая натура. Жаль, что увидеть это сразу может далеко не каждый. Но порой мы сторонимся своей внешности настолько, что стараемся спрятать от других не только ее, но и свое истинное «Я». Мы воздвигаем вокруг себя настоящий замок из своих страхов и предрассудков, который не дает другим увидеть нас настоящих. Окружив себя невидимыми стенами, в которых нет ни входа, ни выхода, мы остаемся в одиночестве, становясь узниками собственного «Замка из Стекла», собственной прозрачной темницы, где никто не услышит наш голос. Есть лишь один способ выбраться отсюда – разбить стены. Но нельзя забывать, что разбитое стекло может очень сильно ранить…

ОС - пони Чейнджлинги

Вершина Неба

Ну, если вам совсем нечего делать, заходите сюда. По праздникам - не советую.

ОС - пони

S03E05
1х05 Сопротивление 1x07 Ответы и вопросы

1х06 Лик зла

Часть 1: Вечная Ночь

Глава 6: Лик зла

— Каждую ночь патруль прошаривает лес, лучше оставайтесь рядом с нами, — говорила Блю Вэйв пришедшим к ней за советом Твайлайт и Рэрити, — чейнджлинги любят нападать скрытно, в темноте.

— То есть вы поможете нам, так?

— Это не совсем то, что я сказала. Увы, нас не так много, чтобы ради двух республиканских жеребят отправлять целый поисковый отряд бродить по всей Эквестрии, но если они на нашей территории, мы их обязательно найдём.

— Спасибо вам, — поблагодарила Рэрити, потирая опухшие, покрасневшие глаза и размазывая тушь, — спасибо...

Последние лучи солнца сорвались с макушек деревьев, погружая Вечносвободный лес в тёмно-зелёный мрак. Высоко в персиково-розовом небе летучей мышью рос чёрный дым, и в воздухе стоял запах гари, хотя пожар никак не мог добраться до чащи, ведь замок двух сестёр был окружён рвом и располагался на открытой площади. Разве что королевские сады могли вспыхнуть...

Закинув голову назад, Твайлайт с беспокойством смотрела на чёрную тучу, чем-то напоминавшую Найтмер Мун, и думала обо всём, что случилось с ней за эти девять дней. Проникновение в замок, Ядовитая Шутка, столкновение с Найтмер Мун лицом к лицу, темницы, встреча с пленниками Лунной Республики, библиотека Луны, рассказ Эпплджек, загадочный незнакомец в плаще Совета Шести, безрассудный пегас из королевской гвардии, приём у Найтмер Мун, объятые тайной планы Старлайт Глиммер, страшная магия Понимания, сон, рассыпающийся на клочки под давлением Тьмы... Столько всего нужно будет рассказать принцессе! Но после того, как она поможет Рэрити найти сестрёнку и её подругу. "И как же так вышло, что теперь, будучи на свободе и обладая возможностью телепортироваться, я ещё не дома?.."

Её удерживал долг. Спаркл не могла описать, какого рода долг она на себе ощущала, но почему-то она была уверена, что принцесса Селестия знает и одобряет её решение задержаться и помочь. Твайлайт было трудно представить, как она объясняется перед всеми, упоминает о пропаже Свити Белль и затем заявляет, что оставила Рэрити искать сестру в одиночку. Более того, вместе со Свити видели её подругу, рыжую пегаску, о которой тоже вряд ли кто-то позаботится. Кто, если не ученица Селестии поможет сироте Империи? А уйти, так и не узнав, так и не найдя их... Это было бы как-то... Неестественно. Не то, что Твайлайт могла принять.

Вручив единорожкам по копью, "на всякий случай", Блю Вэйв повела свою группу воинов на восток, перед этим описав пропавших кобылок другим патрульным. Становилось всё прохладнее. Запах огня отогнал лесную живность, поэтому вокруг было очень тихо и спокойно, и это это не нравилось пони, который днём провожал Блю Вэйв, Твайлайт и Рэрити до лагеря Сопротивления, перескакивая с ветки на ветку. Спаркл была уверена, что он приобрёл все чуждые цивилизованным пони привычки и навыки в этом лесу не меньше, чем за полгода, и была недалека от истины.

Как потом рассказывала Блю Вэйв, песчаный жеребец был одним из первых пони, ушедших в лес на поиски спасения, и был первым, кто нашёл Зекору. Квиксэнд знал в этих непроглядных дебрях каждый уголок и был способен обойти любую опасность; кроме того, он хорошо отличал чейнджлингов от настоящих пони. Но помимо этого, он был крайне одинок, и как бы ни пытались остальные завести с ним разговор, Квиксэнд мог много говорить о деле и совсем ничего о себе. "Видимо, то, что привело его сюда, было для него настолько тяжёлой ношей, что он не мог поделиться ею".

Где-то далеко, в стороне болот, слышался хор лягушек, который то прерывался, то продолжал горланить с новой силой. Никто не заметил, что после перерыва в их хоровом пении (который повторялся с такой точностью, что уже можно было угадать, через сколько секунд они опять запоют) групповое "ква" так и не прозвучало вновь. Даже Квиксэнд настолько увлёкся зрительным сканированием пути, что забыл о подозрительной тишине.

Твайлайт делала несколько дел сразу, ежеминутно останавливаясь и делая какие-то заметки в тетради, которую ей перед уходом вручила давняя знакомая со школы, ныне метеоролог в рядах Сопротивления Мерри Вэзер. Все её карты и записи остались в замке, когда Найтмер Мун отобрала её походную сумку, но кое-что Спаркл помнила и уже приблизительно набросала новую карту, где теперь появился замок двух сестёр с более подробным планом и селение последователей Зекоры.

Почва стала мягче и вроде как теплее — они уже подошли к болотам. Над ними сетью мостиков и переходов висели низкие толстые ветви приземистых деревьев. Вскарабкавшись на ветку, Квиксэнд внимательно осмотрел местность сверху и только после кивнул остальным. Легко проскакав по этим природным мостикам, он запрыгнул на самую высокую ветвь и застыл там, как часовой.

Твайлайт шла предпоследней, за ней оставалась только Блю Вэйв. Рэрити пару раз оступилась, но рядом были другие пони Сопротивления, удержавшие её над топями, а вот Спаркл повезло пройти большую часть пути спокойно. Однако всё её везение испарилось в тот миг, когда она глянула вниз и сквозь мутную воду увидела два ярких глаза, наблюдающих за ними. За ней.

В следующую секунду гидра ударилась всеми четырьмя головами о мост, сильно тряхнув его; двое патрульных, которые не успели сойти на берег, не устояли и плюхнулись в болото, закричав больше от неожиданности, чем от страха. Твайлайт, выронив всё и крепко вцепившись в удачно подвернувшийся под копыто сучок, телекинезом подняла Блю Вэйв и пронесла через себя, опуская её в нескольких метрах от спасительной суши, откуда в сторону гидры уже полетело копьё. Квиксэнд молнией спускался к Твайлайт, но не успевал.

Гидра узнала Твайлайт, Твайлайт узнала гидру, единорожка нахмурилась, рептилия оскалилась четырьмя пастями и опустила головы, готовясь схватить жертву. Заклинание телепортации уже было готово в мыслях Спаркл, как вдруг что-то светлое прыгнуло на одну из морд гидры, захлопывая её. Это что-то, точнее этот кто-то, напоминал...

— Спайк! — воскликнула Твайлайт испуганно-радостно, посылая пурпурные лучи в остальные пасти чудовища, которые отвлеклись на помешавшего трапезе дракончика и теперь мечтали использовать его в качестве закуски перед основным блюдом.

Метая копья, лесные пони, в том числе те, которым посчастливилось побарахтаться в болоте, с воинственным кличем залезли на ветви-мосты и помчались на подмогу. Блю Вэйв дважды попала дротиками в мягкую кожу на шее гидры, но порция яда была слишком мала, чтобы усыпить её. Рассвирепев, четырёхголовая бестия ударила хвостом по воде, поднимая столб брызг. Несмотря на все старания гидры стряхнуть с себя юного дракона, Спайк намертво вцепился в неё когтями, гневно рыча. Мимо него в мерцающем голубом облаке пролетело ещё одно копьё, секундой позже удачно вонзившееся в оранжевую чешую гидры, та в смятении зашипела, когда вкупе с саднящей раной на животе Спайк разъяренно укусил её за нос, и наконец поспешила ретироваться обратно в глубины, причём с такой резвостью, что дракон едва успел спрыгнуть на ближайшие ветки.

Вода ещё долго колыхалась после очередной провальной попытки гидры добыть ужин, но опасность миновала, что подтвердил и Квиксэнд. Правда на дракона он взглянул с подозрением, что, в общем-то, мало волновало Твайлайт, которая налетела на Спайка с объятиями, как только они ступили на твёрдую землю.

— Что ты здесь делаешь? Зачем? Почему? У тебя сломано ребро, ты забыл? Как мама отпустила тебя?

Шквал вопросов обрушился на опешившего Спайка, который только и мог, что обнять единорожку в ответ. Отстранившись, она внимательно вгляделась в его глаза, лучась детским восторгом. Её ассистент, её верный помощник и друг..."Ты можешь назвать себя его другом?" — насмешливо захихикал тёмно-серый единорог в чёрном плаще Совета Шести, но Твайлайт отмахнулась от его злого шёпота. "Он сбежал... наверняка сбежал, мама с папой ни ни за что не разрешили бы... сбежал с недолеченным переломом, отправился один, в незнакомый ему лес... ради меня!"

— Как же ты здесь оказался?.. Ты пошёл за...

— Это долгая история, — прервал её Спайк, натягивая улыбку, — слава Селестии, ты цела!

— Нам помогли, — единорожка указала взглядом на окруживших их пони, — они называют себя Сопротивлением.

Дракон посмотрел на разукрашенных пони без особого изумления, но с искрящимся в светло-зеленых глазах любопытством.

— С-сопротивления?..

— Я всё объясню, — заверила голубая кобылка, вступая в разговор, — меня зовут Блю Вэйв. Очень удачно, что ты оказался здесь, чейнджлинги страсть как боятся огня.

— Правда? — изумленно спросил Спайк и тут же добавил, — а кто эти ченж... чейнджлинги?

— Самые опасные существа в Эквестрии. Опаснее гидры и Найтмер Мун, — вставил слово Квиксэнд и вновь замолк. Твайлайт повернулась к Рэрити, и белоснежная единорожка протянула ей тетрадь в голубой дымке магии.

— Ещё доля секунды, и она бы утонула в болоте... — ухмыльнулась Рэрити, — не думаю, что ты бы хотела опять потерять свои записи.

В момент нападения гидры Рэрити успела заметить и поймать выпавшую из копыт Твайлайт тетрадь, а потом она с ювелирной точностью угодила копьём в слабое место четырёхглавого чудища. На первый взгляд беспомощная и даже наивная швея была отнюдь не проста и могла постоять за себя и других.

— Ты точно не училась в школе принцессы Селестии?

— Искусство шитья, дорогая, вот и весь секрет, — Рэрити напряжённо хихикнула, веселясь и одновременно удерживая в памяти образ пропавшей и нуждавшейся в незамедлительной помощи Свити Белль, — когда я без ничьей помощи за один вечер выполняла недельный заказ, было труднее. А ты вырос, — единорожка теперь могла смотреть на дракона прямо, не опуская глаз, — кажется, наша первая встреча была в прошлой жизни, так давно...

— А Вы всё так же очаровательны, — неожиданно лукаво сощурился Спайк, поклонившись ей и заставив её залиться румянцем. "Он и слова не мог сказать при Рэрити, — подумалось Твайлайт, когда она наблюдала за драконом, — похоже, Спайк действительно вырос..."


Уже давно наступила ночь, но отряд продолжал патрулирование. Спайк был на удивление молчалив и серьёзен, слушая сначала рассказ Блю Вэйв с дополнениями от остальных членов группы, а затем внимая истории приключений Твайлайт. Вопреки привычке, он шёл рядом на всех четырёх, а не на двух лапах, и практически не открывал взгляда от фиолетовой единорожки. Вспомнив, как дико, по-животному он набросился на гидру, Спаркл решила, что за время, проведённое в лесу, ему стало привычнее передвигаться подобно пони, или, скорее, подобно ящерице, а его пристальное внимание можно объяснить тем, что ему любопытно и что он просто соскучился.

С каждым шагом Рэрити слабела, и это видели все. Эйд Кит, серебристо-белая единорожка с зелёным крестом-кьютимаркой на боку, откопала в сумке какую-то склянку и заставила Рэрити принять зелье. Сон и усталость отступили, и теперь голубоглазка с новыми силами погрузилась в постепенно набиравшее обороты переживание. Она не кричала и не плакала, однако Спаркл было больно видеть, как швея кусала губы и судорожно озиралась и прислушивалась к каждому шороху, надеясь услышать родной голос.

— ...так вот куда летел тот рой пегасов этим утром... — задумчиво протянул Спайк, глядя на небо, — я сначала решил, что бэтпони запаздывают после ночного облёта.

— Селестия общалась с тобой? — спросила Твайлайт, вдруг осознав, что может получить ответы на все интересующие её вопросы здесь и сейчас, — она же знает, что ты здесь?

Спайк странно замялся, а потом, когда наконец нашёл, что ответить, Квиксэнд вдруг зашипел, призывая к тишине. Все замерли, вслушиваясь в звуки леса. Ничего, кроме шелеста листьев, разве что... странное ощущение вибрации в воздухе, подобно жужжанию пчелиного улея.

— Чейнджлинги, — одними губами произнёс лесной пони, — около дюжины, и остальные тоже где-то поблизости.

— Куда? — спросил синий пони с янтарными глазами, Ноутворси, озираясь. Спайк повёл носом и указал вправо от приближающегося гудения.

— Туда, — шепнул дракон, и, следуя его совету, весь отряд свернул в сторону. Мчась сквозь бьющие по мордочке, ногам и бокам сучья и листья, Спаркл успела увидеть чёрные тени в зарослях, но, судя по всему, они не преследовали патруль. Впереди показались блики луны на воде, и скоро пони выбежали на берег реки.

— В лесу нас не заметили, но здесь нет растений, в которых можно скрыться, — Блю Вэйв поправила ремешок, на котором висела её духовая трубка, — придётся переправляться и возвращаться другой дорогой. Никогда ещё рой не заходил так далеко, похоже, они в курсе, что случилось в замке принцесс...

— В последнее время очень многое происходит впервые, — заметила Твайлайт, но Блю Вэйв продолжала:

— ...сражение открывает им новые возможности, в конце концов, — заметив на себе растерянные взгляды имперской и республиканской единорожек, воительница поспешила объяснить. — Они ищут погибших, прячут тела и притворяются ими. Друзьям и родным проще поверить, что они просто потеряли память. Пони не готовы принять смерть и рады ухватиться за любую надежду, пусть даже самую ничтожную...

Рэрити ахнула, широко раскрыв глаза.

— Это... Это ужасно, — сокрушённо пролепетала она, — целый год... Сколько уже может быть обмануто...

"Пока ослеплены вы своей бойней, в тылу всё больше тех, кто губит вас". Твайлайт не задумывалась об этом, почему-то убедив себя, что чейнджлинги просто копируют облик пони, но теперь до неё дошла суть. "Они питаются любовью. Куда проще подменить уже любимого кем-то пони, чем добиваться любви самостоятельно... Но каково же будет узнать тем, кто попался в эту жестокую ловушку, что их близкие давным-давно погибли, и всё это время они кормили своими чувствами врага?"

Несколько минут все молчали, успокаивая биение сердца, уставившись на серебристую гладь реки и ярко-белую луну, которая взирала на них одним большим оком Найтм... принцессы Луны. Найтмер Мун, может, и контролировала ночное светило, но только Луна была истинной хранительницей ночи. Твайлайт практически видела её в сияющем на небе диске, грустную, одинокую, но решительную, со спокойным выражением и глазами, полными слёз.

"О принцессы, Эквестрия распадается на части, неужели нет ничего, что вы могли бы сделать?.."

Звёзды и луна ничего ответили.


На переправе, где река делала поворот, их поджидал огромный фиолетовый морской змей, восхитивший Рэрити яркой рыжиной своей шевелюры. Сделав ему пару комплиментов на тему моды и сочетаемости фиолетового и оранжевого цветов, она добилась от него услуги — хранитель реки скрутил кольца в виде моста, и группа перебралась на другой берег не промокнув. Блю Вэйв похвалила белую единорожку за находчивость, так как "прежде этот напыщенный модник ни с кем не был так любезен и всё вопрошал, где же та душа, что поняла бы его".

— Стивен неделю пугал своими рыданиями всю округу, когда какой-то неосторожный бэтпони оттяпал ему ус, но в целом он скорее друг, чем враг, — поделилась мнением Эйд Кит, — он достал водоросль, нужную нам для лекарства, и ничего не попросил взамен.

— Лишь однажды, Эйди, лишь однажды. Однако... сейчас редко кто помогает друг другу за просто так, — печально вздохнула Блю Вэйв, — приходится мириться с теми союзниками, какие есть.

Перевалило за полночь. Патруль прошёл по границам отведённой территории, но никаких следов двух пропавших кобылок не было найдено, и Квиксэнд настаивал на скорейшем возвращении.

— Но ведь возможно, что другие могли наткнуться на мою сестру, да? — с убитым видом спрашивала Рэрити.

— Нет ничего невозможного, особенно в Вечносвободном лесу, — поддержал единорожку светло-зеленый земнопони с ярко-жёлтой гривой, Грин Спайр. Кинув ему благодарный взгляд, Рэрити тихо заплакала и уткнулась носом в гриву Твайлайт. "И почему я не изучила поисковое заклинание, когда было время?.."

Никто не знал, что ещё можно сказать в поддержку Рэрити, и до переправы на обратную сторону они добрались молча. Не было сомнений, этот путь спас им жизнь и свободу, так как вскоре над той дугообразной частью леса, где им пришлось бы пройти, чтобы вернуться в лагерь, пронеслось около дюжины чейнджлингов, захватив в плен, судя по всему, какого-то бэтпони. Вода ещё не остыла, а течение было куда слабее, чем на прошлой переправе, поэтому все вернулись на нужный берег без проблем.

Часовые очень удивились, услышав об активности чейнджлингов, потому что не видели ни одного.

— Да вы небось дрыхли, пока не услышали меня, — насмешливо ухмыльнулась Блю Вэйв, на что стражи оскорбились.

— А вы сами кого это ведёте? Дракон? Тот самый, про которого рассказывала Зекора? — воин-пегас окинул Спайка испытывающим взглядом, — что он забыл здесь?

— Друга, — фыркнул Спайк, — и вы можете говорить обо мне со мной, я такой же живой и разумный, как и все пони.

Твайлайт с укором посмотрела на него, не одобряя рычание в его голосе, но в остальном соглашаясь с ассистентом. Если с дружественным драконом пони могут быть бестактны, что говорить об отношении к враждебным бэтпони?

Скривишись, часовой ничего не ответил и пропустил группу внутрь. Патрульные пони тут же разбрелись по палаткам, засыпая раньше, чем голова коснётся подушки, но Рэрити и Твайлайт было не до сна.

— Вы будете ждать возвращения других? — спросила Блю Вэйв, глядя, как единорожки усаживаются вокруг костра.

— Я буду, — коротко сказала Рэрити, протягивая копытца к огню, — Моя сестра обязательно придёт с ними. Твайлайт, ты не должна...

— Я подожду, мне не трудно. Спайк, ты ведь останешься? Мне не терпится услышать, как ты попал сюда, — Твайлайт ласково улыбнулась помощнику и тот послушно сел рядом, глядя на языки пламени.

— Энджел! — раздался тихий писк позади, и через секунду на хвост Спайка запрыгнул белоснежный кролик, сердито хмурясь и угрожающе потрясая лапками. Все четверо уставились на него в изумлении.

— Во имя принцесс, извините, — к костру подлетела бледно-жёлтая пегаска с нежно-розовой гривой, собранной в две пышные косы, — Энджел очень подозрителен к новеньким, тем более к таким особенным, то есть дракон — это ведь непривычно для нас, правда, Блю Вэйв? Энджел, будь добр, слезь с гостя, это невежливо, — протараторила она испуганно-застенчиво, и не удивительно, что кролик не внял её просьбе. Это заставило пегаску внимательнее присмотреться к тому, кто так не понравился питомцу. Её глаза расширились, когда она столкнулась взглядом с подростком-драконом.

— Подождите, но ведь... — робко начала она, как вдруг вдалеке раздался крик, и пару минут назад заявлявший о безопасности этой части леса часовой заметался, во все стороны горланя о нападении.

— Чейнджлинги! Подъём, подъём!!!

Вновь ощущая себя в центре чего-то большего, что назревало и росло прямо у неё на глазах, Спаркл казалась самой себе настолько крохотной и незначимой, что даже не могла пошевелиться. Рэрити, похоже, испытывала то же самое. Мимо них промчались Квиксэнд и Ноутворси, последний что-то упоминал о сказочном везении и о превратностях судьбы; а смелая, решительная и всегда державшая себя в копытах Блю Вэйв теперь не знала, что делать, не понимая, как и почему чейнджлинги заявились сюда.

— Н-но... Магия Зекоры... Она отпугивала их, как...

— ...но ведь ты не дракон, в-верно? — продолжала пегаска, так и не отведя глаз от Спайка. Все обернулись к ней.

— Флаттершай?

— Ч-что? — послышалось со стороны Твайлайт, но сама Спаркл не слышала себя. "Флаттершай, организатор птичьего хора и добрая, ужасно застенчивая пони, любящая животных... Год назад Флаттершай так была заинтересована Спайком, а сегодня говорит, что он не дракон? Что здесь происходит?"

— Он не дракон, — уже увереннее и громче произнесла пегаска, и в ней не осталось и следа прежней робости, — почему вы не проверили его?

Спайк посмурнел, опустил голову... И рассмеялся не своим голосом.

— Все доверились Твайлайт, которая была так ослеплена своей виной перед помощником, что не заметила в нём ничего странного, — издевался голос. — Ты хорошо помогла мне, ученица Селестии. Я обязательно скажу ей об этом, когда мой народ захватит столицу.

Твайлайт не мигая наблюдала за тем, как вместо дракона перед ней во вспышке зелёного света появляется высокая чёрная пони. В её копытах и длинном чёрном роге зияли необъяснимые дыры, а за спиной, покрытой блестящей, как у жука, хитиновой пластиной, раскинулись огромные рваные крылья некоего насекомого. Рэрити с визгом отскочила в сторону, Блю Вэйв выступила вперёд, загородив остальных, Флаттершай прижала к себе кролика и воинственно раскрыла крылья, но Спаркл не шелохнулась. "Как я могла так ошибиться?.. Как?.. Они были так добры, а я привела врага в их дом... Спайк, это значит, что Спайк..."

— Колдовство вашей предводительницы защищало лишь снаружи. Изнутри сломать его будет для меня даже слишком просто! — мерзко захихикала королева роя. — Твоя любовь насытила меня достаточно, чтобы я могла одолеть даже Найтмер Мун.

— Хватит, Кризалис! — рявкнула Блю Вэйв.

— А вы? Не ожидали, что чейнджлинги могут принимать любые обличья? Что ж, эта ошибка будет дорого вам стоить.

Тряхнув слипшейся гривой и оскалив клыки, королева чейнджлингов выпустила в небо ядовито-зеленый луч магии, и он огромным полупрозрачным куполом накрыл всю деревню.

— Твайлайт, ты же сильна в заклинаниях, помешай ей или мы погибнем! — закричала Рэрити, но Спаркл только виновато покачала головой. Она не могла ничего сделать, будто из неё выкачали все силы, всю жизнь и всю надежду. Остатки разума твердили, что это всего лишь последствия встречи с чейнджлингом, но мир от этого не казался счастливее. Вокруг война, смерть, обман, ненависть, боль. Зачем пытаться, зачем бороться?..

Полусфера с треском раскололась, снимая защитные чары, и со всех сторон в деревню ворвались чейнджлинги. "Они разрушают их дом... И я стою, не пытаюсь помешать? Принцесса не простит меня за это!"

Далёкая, давняя светлая Эквестрия. Весёлые пони на улицах Кантерлота. Надежда, вспыхивающая на её крупе очертаниями шестиконечной звезды. Силуэт белой аликорницы в лучах восходящего солнца...

Теперь Эквестрия умирала в огне, а такие, как Кризалис и чейнджлинги, хотели построить на чужом горе своё счастье. И сколько ещё подобных захватчиков явится, чтобы воспользоваться моментом, когда пони разрознены? "Нельзя давать им и шанса. Ради пони. Ради Эквестрии". Пустота в душе обратилась искрой, совсем как пустота космоса однажды зажглась первой звездой.

— Вам не победить, — громко заявила Твайлайт, храбро воззрившись на Кризалис, — вы зависимы от нас и наших эмоций, и если наша любовь делает вас сильнее, то наш гнев уничтожит вас!

Рэрити, воодушевлённая бесстрашием Спаркл, левитировала к себе копьё, готовясь к схватке. Энджел выпутался из объятий оберегающей его Флаттершай и замахал своими маленькими кулачками в сторону королевы чейнджлингов, вызвав у неё приступ смеха.

Атмосфера гудела какофонией звуков сражения: топотом, скрежетом металла о крепкие панцири перевертышей и криками боли и ярости. Спросонья многие лесные пони не понимали, что происходит. Жеребят уводили к реке, подальше от схватки, кто-то просто убегал, кто-то останавливал убегавших. Чейнджлинги, понаблюдав за противником, начали превращаться, на мгновение введя всех настоящих пони в ступор. Раздались возгласы, напоминающие о волшебной мази Зекоры, которой не было на чужаках, и сражение продолжилось.

— Как только последний из Сопротивления будет стёрт с лица земли, для меня не останется иных дел, кроме ожидания, — сиплый голос Кризалис отдавался эхом, — это прямо как... чтение книги, конец которой тебе уже известен. Ты знаешь итог, но хочешь насладиться содержанием. Очевидно, Селестия и Луна убьют друг друга, но когда, где, каким образом, что будет этому предшествовать? А после... Эквестрия будет принадлежать нам.

Сравнение с книгой особенно разозлило Твайлайт. Кризалис слишком хорошо знала её, будто умела читать мысли. "Не дождётесь!"

— Мы не допустим этого!

Позади королевы чейнджлингов возникла Зекора. Твайлайт и подумать не могла, что зебра при всём своём скромном величии, спокойствии и мудрости могла смотреть на противницу с такой ненавистью.

— Успеха не достигнешь ложью, победить нас ею невозможно! В итоге правда торжествует!..

— В нашей "правде" мы пируем, — закончила за неё Кризалис, презрительно щурясь.

Не произнеся больше ни слова, Зекора бросилась вперёд. Королева чейнджлингов оскалилась, и Твайлайт совсем не своевременно подметила, что клыки у неё такие же острые, как у Найтмер Мун.

"Найтмер Мун испепелит тебя в одну секунду!.. О Селестия, как я могу думать так? Всё слишком... сложно..."

И их наконец захлестнула битва.

Первой попала под удар Флаттершай, однако пегаска в последний момент метким выпадом отправила чейнджлинга в нокаут, бормоча извинения. На Твайлайт напали сверху, схватив за туловище и подняв в воздух; единорожка извернулась в чужих копытах и ударила чейнджлинга заклинанием. Пурпурный луч угодил в крыло чейнджлинга, и он начал терять высоту. Приземление вышло неудачным — Твайлайт больно приложило о камень, а чейнджлинг и вовсе что-то сломал себе при падении и теперь был неспособен встать.

"Больно... Как больно..." Спаркл заставила себя подняться, а затем и подойти к чейнджлингу, который жалобно постанывал и пытался отползти от приближающейся единорожки. Он был беспомощен. Несколько мгновений назад он хотел убить её, но сейчас он был беспомощен, и...

Новое, чужое, незнакомое чувство охватило Твайлайт. Почти бессознательно она нависла над ним, из жертвы превратившись в хищника; из рога посыпались искры.

"Чейнджлингам не место в Эквестрии. Они обманули многих пони. Они обманули меня. Спайк... Что они с ним сделали? Как я могу быть не зла на них? Изгнать... Уничтожить! Во благо всех нас!"

Воин роя отчаянно застрекотал, видя растущую решимость в сиреневых глазах единорожки. Но пока её сердце боролось с рассудком, вокруг оставалось ещё много чейнджлингов и много пони. Увидев прижатого в угол соплеменника, другой перевёртыш бросился на выручку, на лету превращаясь в бежевую пегаску.

И в тот самый миг, когда Твайлайт подняла взгляд и увидела пикирующую на неё пони без боевого окраса Сопротивления, кто-то отпихнул её в сторону и полыхнул чейнджлингу навстречу зелёным огнём. Пегаска шарахнулась в сторону, едва избежав языков пламени, и, схватив раненого, утащила его в безопасные заросли.

Дракон обернулся; его глаза сверкали двумя драгоценными камнями, с той живой самоотверженной радостью, которая была присуща только Спайку. Такие же глаза у него были в день, когда он бросился в школу одарённых единорогов, спасать жеребят из огня. Ещё детёныш, пусть немного вытянувшийся и подросший за последний год... Материнско-сестринские чувства ожили в сердце Твайлайт и тут же были подавлены.

"Ты в окружении тысячи понежуков, способных принимать любые обличья".

— Хорошая попытка, чейнджлинг! — Твайлайт, прищурившись, напряглась в ожидании новой атаки, — достаточно с меня обмана!

Озадаченный неожиданным заявлением о собственной сущности, Спайк внезапно для обоих выдохнул новую струю пламени и вместе с ним свернутый пергамент, запечатанный Селестией.