Шкура

Нельзя вечно прятать секрет жизни аликорнов.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна

My Little Дебил: Lopata Is Magic (148 проблем Биг Мака)

Внимание: Серьёзное отношение ко всему ниженаписанному наприемлимо! ЭТО ПРОСТО СТЁБ! НЕ ПЫТАЙТЕСЬ ОТНОСИТЬСЯ К ЭТОМУ СЕРЬЁЗНО! Биг мак попадает в глупую ситуацию из которой ему надо найти выход, заручившись помощью единственного союзника – лопаты.

Биг Макинтош Другие пони

Глубинный мрак

После событий рассказа "Властелин Колец: Содружество - это магия" прошло несколько лет. Обычную, повседневную жизнь нарушает видение, которое предвещает великие беды. Смогут ли подруги вновь остановить абсолютное зло, и спасти не только Эквестрию, но и вымирающее на останках своего прошлого человечество?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

В память о днях минувших

Дорогая Принцесса Селестия. Простите, я давно вам не писала. Последнее время всё из копыт валится. Спайк считает, что я должна обратиться к врачу, но...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Охотник за сенсациями 3: замок безумного Понякулы

Хаусу выпало испытание, которое могло стать ему не по зубам, ведь какие скелеты в шкафу можно найти в древнем заброшенном замке?

Другие пони

Мертвая тишина...

Он остался один...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Night Apple

Однажды Эпплджек приходит к Твайлайт за советом насчет отношений Флаттершай и Биг Макинтоша и, в итоге, понимает, что испытывает к желтой пегаске некоторую влюбленность. Но, не получив взаимности в чувствах от Флаттершай, Эпплджек решает попытать счастья с другой, более темной личностью - Флаттербэт.

Флаттершай Эплджек Биг Макинтош Другие пони

Пони Без Лица

Есть одна легенда, о Пони Без Лица. Сказывают, будто этот пони живет в Вечнозеленом лесу, а каждые десять лет похищает из Понивилля одну пони. Откуда растут корни легенды - неизвестно, но один пони по имени Лесс решает выяснить, правдивы ли легенды. А если и правдивы - то насколько?

ОС - пони

Триггер

Преступления, хоть редкие и не слишком серьезные, в Эквестрии случались и раньше, но ряд недавних происшествий в столице поставил стражей порядка в тупик. Почему пони, на первый взгляд не имеющие никаких мотивов, стали совершать поступки, угрожающие жизни и здоровью других, да еще и проявляя при этом владение совершенно несвойственными им навыками? Ограничится ли география подобных случаев Кантерлотом? Не связано ли происходящее с таинственным врагом Принцесс, преследующим непонятные цели? И главное – кому довериться, когда каждый может оказаться врагом?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца

Ткачи Миров

Где начинается наш мир? Чем заканчивается? Кто сотворил его? Мы не знаем. А что если... это тоже пони? Маленькая зарисовка.

ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
1х06 Лик зла 1x08 Щит Кантерлота

1x07 Ответы и вопросы

Часть 1: Вечная Ночь

Глава 7: Ответы и вопросы

Зекора едва успела избежать очередного залпа Кризалис. Чёрная псевдоаликорница злилась и на себя и на Зекору, которую не могла поймать, и её атаки были всё менее точными — королева чейнджлингов попросту осыпала противницу ударами, полагаясь на их количество, а не направленность, и надеясь шальным лучом задеть ненавистную зебру.

— Осколки, — тяжело дыша выкрикнула Зекора, увидев боковым зрением подбежавшую Твайлайт, — как только целы будут талисманы, освободимся от оков обмана!
"Талисманы? Серьёзно?"

Какой-то чейнджлинг, не утруждая себя сокрытием своей расы, с противным стрекотом помчался на таран, выставив маленький, но острый рог. Спайк отпугнул его пламенем, но Кризалис, похоже, имела телепатическую связь со своими подданными, потому что чейнджлинги стали чаще бросаться в сторону Твайлайт, невзирая на присутствие рядом с ней дракона. Пламя страшило их даже больше, чем бэтпони.

Устремившись прочь от центрального костра, Твайлайт и Спайк добрались до границ. На самом деле Спаркл смутно представляла, что за талисманы оберегали деревню от чейнджлингов. Уважающие себя маги не принимают подобного рода волшебство, которое грубо и прямо зовётся шарлатанством, но Ядовитая Шутка и мазь Зекоры, рассеивающая чары и возвращающая пони истинный облик, немного смягчили мнение Твайлайт о зельеварении и тотемном колдовстве.

Домчавшись до границ лагеря, где должны были кольцом располагаться зачарованные камни, и единорожка и дракон замерли в растерянности. В предрассветных сумерках искать что-либо в траве было невероятно трудно. Невозможно. Заметавшись, Спаркл стала перебирать травинки, судорожно причитая:

— Где же, где... Мы должны спешить...

— Может, мне поджечь... — начал Спайк, когда Твайлайт была на грани истерики, и тут же замолчал, уловив блик в густой зелени. Когда-то талисман представлял собой блестящий камень с нанесёнными на него знаками, но теперь он раскололся на несколько кусков и потерял лоск. Лишь символы продолжали сиять, и именно это сияние заметил Спайк.

— 21? — спросил дракон, глядя попеременно на талисман и на Твайлайт. Волшебница кивнула.

— 21... Нет выбора, придётся рискнуть.

Номера вместо названий заклинаний прижились ещё с тех пор, когда Твайлайт готовилась к экзаменам. До сих пор некоторые заклинания проходили неудачно, в особенности 21ое и 39ое, но если при ошибке в 21ом со сломанным предметом попросту ничего не случалось, то недочет в 39ом грозил его исчезновением. 21ое заклинание более усовершенствованно выполняло работу клея и скотча, то есть чинило объект. 39ое было завязано на пространственно-временных перемещениях и возвращало ещё целый объект из прошлого. Твайлайт предпочла первое.

Вспышка розового света — и талисман вновь цел. Увидев это, Блю Вэйв подобралась ближе, успевая при этом отбивать удары врагов копьём и метать дротики.

— Поторопитесь, мы постережём! Ещё пять!
"Шесть талисманов? Похоже, это волшебное число для Эквестрии". Не медля ни секунды, они бросились на поиски остальных камней.

Со стороны могло показаться, что это Республика и Империя сошлись в отчаянной схватке за клочок Вечнодикого леса, но ни на одном пони нельзя было увидеть знака солнца или луны, зато чёрные панцири и рваные зелёные крылья мелькали здесь и там постоянно. Из кустов прямо перед Твайлайт выпрыгнул очередной чейнджлинг, скаля острые, прямо как у бэтпони, клыки и норовя впиться ей в ногу. Спайк не успел среагировать, как со стороны свистнуло копьё. Оно вонзилось в несчастного перевёртыша, которого сбило с ног сокрушительной силой удара, и кровь хлынула из его раны. Такая же красная, как и у остальных пони.

Единорожка взглянула туда, откуда должно было прилететь копьё; Квиксэнд хмуро кивнул и почти не глядя парировал удар со спины — какой-то чейнджлинг догадался отнять у пони оружие. Земнопони извернулся и с какой-то сверхъестественной точностью воткнул нож в шею противника; маскировка пегаса сошла на нет. От сиюминутной смерти чейнджлинга спас панцирь, но рана всё ж была глубокой. Прижав её дырявым копытом, чейнджлинг с ужасом метнулся прочь, ближе к сородичам и подальше от беспощадного воина.

Твайлайт ещё долго бы стояла и смотрела на попытки чейнджлинга вытащить из дыры в боку копьё, если бы позади него что-то не блеснуло в траве. Второй камень.

— Твай, нам нужно...

— Да, нужно. Нужно срочно остановить это.

Но стоило единорожке направить луч магии к повреждённому талисману, он вспыхнул голубым свечением и оказался цел. В этот же миг остальные талисманы тоже были восстановлены, и из центрального костра деревни, составленного конусом из длинных тонких брёвен, во все стороны ударила невидимая стена, пропускающая сквозь себя всё и всех, кроме чейнджлингов. Перевёртышей унесло кого куда — в заросли, в реку, в небо. Кризалис вышвырнуло в воду, и из волн она поднялась в воздух окончательно рассвирепевшая.

Однако гнев её был направлен уже не на Зекору. Блестящий в лунном свете серебряный единорог в чёрном плаще выстрелил в королеву роя из водного пистолета, окончательно растоптав её достоинство.

— Сколько лет, сколько зим, Криззи! — весело произнёс знакомый голос. Спайк сильно удивился, увидев, как челюсть Твайлайт медленно поехала вниз. — Я окаменел от тоски по тебе, дорогая!

— Ты окаменел от любви королев-сестриц. Не будем искажать историю.

По злому шипению Кризалис было ясно, что она едва сдерживается, чтобы не вцепиться в горло старого знакомого. Откинув назад мокрую челку, она вместо этого впилась в него ядовито-зеленым взглядом, мечтая отравить его своей беспомощной злостью.

— Хехе, с монаршими особами у меня никогда не ладились отношения, — рассмеялся единорог, — а ведь корона мне идёт, разве нет?

Никто и не заметил, как на его лбу появилась нелепо высокая корона с разноцветными каменьями вразброс, чем-то напоминавшая извращенную пародию на диадему Селестии.

— А ты свою не бережёшь вовсе, — продолжал он, вертя в копытах взявшуюся из неоткуда миниатюрную чёрную корону Кризалис. Чейнджлинг топнула, подняв новый сноп брызг.

— Довольно! Ты помогаешь этим жалким поборникам мира одолеть меня, а после пытаешься проявлять чуткость? И это в плаще Найтмер Мун? Как всегда, везде и за всех, Дискорд?

Тем временем за ними наблюдало всё племя. Некоторые посматривали на чёрную мантию единорога, кто со страхом и недоверием, кто с наивной благодарностью, не осознавая происходящее. Другие уперлись взглядом в Кризалис, ожидая от неё неожиданной выходки. Третьи следили за всей картиной, порой поднимая глаза, чтобы убедиться, что чейнджлинги не повредили барьер и находятся на безопасном расстоянии. Зекора молчала, находясь в глубоком раздумье, Рэрити ошарашенно таращилась на незнакомца, который никак не мог быть членом Совета Шести.

— Если я поддержу только кого-то одного, не будет интересно, — зевнул бодрый и энергичный пони, протянув копыто под воду и вдруг вытащив из неё надувной матрас. — Любая из вас будет править так уныло, что даже цветы завянут со скуки. Впрочем, кому я пытаюсь объяснить!

В секунду соорудив из своего плаща пляжный зонт, единорог накинул на себя солнечные очки и улегся на матрас, скрывшись в тени.

— Но в кое-чём ты была права. Как мне было трудно в лунном свете! Это страшно вредит коже и пищеварению.

И он уплыл. Просто оттолкнулся от дна и уплыл вниз по реке, насвистывая какой-то мотив. Никто ничего не понял, кроме Кризалис, проводившей его взглядом. Затем она без единого слова вспорхнула выше, собрала свой рой и умчалась тёмной тучей на запад. А на востоке начал разливаться рассвет.


Моя верная ученица,

Старый Замок был и остаётся для меня милым домом, полным воспоминаний. Тебе кажется странным, что я покинула его, но Эквестрия не могла ждать, пока я преодолею скорбь по сестре, а в этом дворце всё напоминало о ней... В Кантерлоте виден дым, из башни заметно алое зарево на горизонте. Не печалься о тех, кто погиб там, оставь это мне. Эквестрия не может ждать. Возвращайся, нам очень многое нужно обсудить. Твои родные ждут тебя.

Твоя наставница Селестия.

— Ты не мог дождаться? — спрашивала Твайлайт, сворачивая письмо. Спайк покачивался с ноги на ногу и раздумывал, что ответить. Кризалис не учла, что он привык передвигаться только на двух, бессознательно (или осознанно, Твайлайт не знала наверняка) стремясь быть выше. Но это работало год назад. Сейчас он был неуклюж как жеребенок-тинейджер с вытянувшимися несоразмерно остальному телу лапами, в вертикальном положении ростом со Спаркл. На четырёх ему теперь было бы удобней, но привычка есть привычка.

— Потому что... Потому что ты не рассказала мне! — нашёлся дракон, — Я думал, ты мне доверяешь, а ты...

— Когда ты появился на свет, я сама ещё была маленькой. Принцесса Селестия не хотела обременять меня заботой о тебе, но ты заплакал и мне удалось тебя успокоить. С тех пор я ответственна за тебя, Спайк. Мы росли вместе, но я старше. Я не могла подвергать тебя опасности. Также поступил бы и Шайнинг в отношении меня, ты знаешь.

Отведя взгляд от свитка, Твайлайт посмотрела на Спайка и растрогалась при виде смущенно-задумчиво опущенных зелёных глаз.

— Более того, у тебя было повреждено ребро... — привела последний аргумент Спаркл, надеясь на этом закончить выяснение отношений, но Спайк возразил, не желая упоминать о горе восстанавливающих зелий, которую он принял:

— Ты всё спланировала до пожара. К такому готовятся месяцы! Столько времени я ничего не замечал... Ты боялась, что я всё испорчу?

— Нет! Ты порой знаешь и умеешь больше меня, но это был только мой риск. Знание того, что вы в безопасности, грело меня по ночам в камере. В логове Найтмер Мун я видела такое... И я рада, что смогла оградить тебя от неё. Понимаешь?

— Просто больше так не делай, — по-детски обиженно буркнул Спайк, всё-таки кидаясь в объятия, — я не настаиваю в участии во всём, что ты затеваешь, но хотя бы держи меня в курсе дела.

— Хорошо, не буду, — согласилась Твайлайт, обнимая его и раздумывая, солгала ли она или нет.

Солнце уже выкатилось на небосвод, когда всё успокоилось и деревня затихла до полудня. Отдых был необходим всем — и дежурным, и тем, кого подняли среди ночи, и прибывшим из замка, и здешним. Спайк ожидаемо стеснялся при встрече с Рэрити, не умолкал ни на минуту и со всеми был приветлив, несмотря на косые взгляды в его сторону, чем полностью противопоставлял себя тому образу, в котором к Сопротивлению подкралась Кризалис. Твайлайт винила себя в том, что не заметила очевидного и обещала себе больше никогда не игнорировать странности в поведении близких пони и не-пони.

Флаттершай всё же удалось спустя год после знакомства поговорить со Спайком об особенностях драконьей жизни, а пока они беседовали и одновременно помогали раненым в медпалате, где жёлтая пегасочка была старшей медсестрой, Твайлайт и Рэрити выпытывали у разведчиков, что происходит в замке.

Воины Сопротивления ушли сразу же после освобождения пленников. Пегасам и бэтпони пришлось сражаться на земле из-за дыма, объявшего всё пространство над старым дворцом. К вечеру подоспели единороги и земнопони Наземной Армии Солнечной Империи, и битва продолжилась на фоне догорающего замка, который Найтмер Мун с группой бэтпони смогла-таки потушить до рассвета. С первыми лучами солнца имперцы отступили, но республиканцы понесли огромные потери.

— Рассказывают, что прямо в дыму и огне видели радужный след, — делился слухами Грин Спайр, — та радужная Вондерболт, которую объявили погибшей в Клаудсдейле. Живучая!

— А ещё было трое безумцев, которые решили протаранить Найтмер Мун. Она их одним заклинанием... Вы, имперцы, все такие чокнутые?

— Да не, у лунных тоже свои герои есть! — возражал рыжегривый пони, с особой издевкой произнеся "герои", — Один Шэдоуболт с раненым крылом вместо того, чтобы как-нибудь аккуратно приземлиться, схватил в падении двух имперских пегасов и утащил их с собой на тот свет. Прямо передо мной шлепнулись, ох...

— А не трёх?

— Да не, тот вроде выпутался...

Рэрити слушала, и непрошенные слёзы зрели в её глазах крупным бисером. Твайлайт, сердитая на весь мир, в котором страшные и раньше не приемлемые для пони события стали предметом для сплетен, потащила её в логово Зекоры. Узнав о Свити Белль, она огорчилась, что её не посвятили в проблему раньше, и пригласила единорожек к себе.

Предводительница Сопротивления жила глубже в лесу, неподалёку от деревни, внутри огромного старого дерева. Таинственные иноземные маски и амулеты попадались на глаза тут и там, полки были заставлены кувшинами, флягами и горшками с разного рода снадобьями и зельями, а в центре стоял на огне огромный котёл.

— Здравствует, жива твоя сестрица, но найти её я не мастерица, — вместо слов приветствия сказала Зекора, ведя единорожек к котлу, — могу я лишь дорогу указать, по ней же вам самим шагать.

— О, пожалуйста! — обрадовалась Рэрити, — Хотя бы направление!

Зебра ловким движением почти неощутимо выдернула у Рэрити волос из гривы и бросила в кипящую воду, а затем добавила каплю жидкости из какой-то склянки. Зачерпнув побуревшее варево, Зекора разлила его по карте Эквестрии, и волшебным образом краснота осталась лишь точкой где-то южнее Вечнодикого леса. Прищурившись, Твайлайт разглядела почти стёртую временем подпись "Эпплуза".

— Слава принцессе Луне, она у наших! Там ей ничего не грозит, Эпплуза и её округ теперь часть Республики...

Спаркл немного задело упоминание об Эпплузе как о городе республиканцев, но она была слишком рада за Рэрити, чтобы огорчаться из-за этого. Рэрити в очередной раз полезла обниматься и целоваться, Твайлайт сдержанно вытерпела этот всплеск, напоминая себе, что швея всё-таки верна идеалам Найтмер Мун. Под воздействием магии, к тому же будучи притесненной Империей, от безысходности нашедшая кров у Республики... Но всё-таки, по факту — враг. Пока что враг.

— Спасибо Вам, Зекора! Спасибо, Твайлайт! — рассыпалась в благодарностях белоснежная единорожка, смущая даже абсолютно невозмутимую зебру.

— Я ведь ничего не... — противилась Спаркл, не понимая, чем заслужила.

— Ты так скромна, дорогая! Твоё благородство достойно принцессы... Благодарю Вас, Зекора, Вы меня спасли! Теперь я знаю, где искать. Что ж, Твай, а тебя ведь заждались родные..?
"Древо, Твайлайт!"

Единорожка посмотрела на Рэрити, не зная, как попросить её удалиться. Никто не должен знать, чем интересуется ученица и посланница Селестии, иначе всё опять пойдёт наперекосяк.

— У меня есть ещё одно дело, но оно... — начала Твайлайт, но Рэрити оказалась очень чуткой и тактичной, сразу догадавшись, о чём её хотят попросить, и, понимающе кивнув, вышла наружу. Они тут же разговорились с Эйд Кит, пришедшей к Зекоре за лекарствами.

— Зекора, Вы ведь хорошо знаете лес... Около замка есть дерево... особенное дерево. Может, Вы замечали что-то..?

Колдунья сузила глаза, перебирая в голове всё, что могло бы помочь Твайлайт.

— Знаю я лес не хуже родного, однако не видела древа такого. Не все тайны леса мне подвластны, а уж секрет принцесс он не раскроет, это ясно, — изрекла Зекора, — У Селестии ты истину найдёшь.

— Откуда Вам известно, что речь о принцессах? Вы умеете читать мысли?

Зебра удивленно вскинула голову и усмехнулась.

— Видела я сон, и в нём древо сияло, как солнце и луна. Стояли рядом две принцессы, и поодаль — ещё одна. Спасенье в этом древе обнаружив, власть Хаоса смогли они обрушить.

— Элементы? Что же, они... выросли на дереве? Как фрукты?.. — Твайлайт почесала гриву, — Мне нужны ответы...

— В ответах нужда никогда не пропадёт... — Зекора посмотрела на Твайлайт, и в её золотистых глазах единорожка ощутила теплоту и мудрость Селестии, — ...для тех, кто сердцем пламенным живёт. Ступай. Найди их.


— Жаль, что наше знакомство состоялось в такое время, — Твайлайт Скай улыбнулся Спаркл, — надеюсь, мы расходимся если не друзьями, то хорошими знакомыми.

— С тобой приятно иметь дело, — Свити Дропс крепко пожала ей копыто, — дождались бы утра, нам ведь по пути...

— Нет, я тороплюсь. Нам ещё из Понивилля в Кантерлот нужно до ночи попасть...

— Ну тогда — в добрый путь, — кивнула земнопони, — увидимся.

— До встречи, Твайлайт, Спайк, — Лира взглянула на школьных товарищей с нежностью, — хранит вас Селестия.

 — И вас...

Вечер уже дышал в затылок нагретым за день воздухом, прелым запахом листвы и сырой почвы. Нужно было спешить. Новые и старые знакомые собрались у лиановой завесы проводить единорожку и дракона в путь. Рэрити всё-таки смогла впихнуть Твайлайт то платье с приёма Найтмер Мун, несмотря на увещевания Спаркл, которая помнила о производимом при въезде в любой имперский город обыске. Наряд с меткой Луны поймут неверно, но настойчивость швеи одержала верх над здравым смыслом Твайлайт.

— Твай, даже не думай выбросить его по дороге, — шепнул Спайк, не сводя влюблённых глаз с Рэрити.

— Мы всегда будем вам рады, — прошептала Флаттершай, нежно улыбнувшись.

— Удачи, — подытожила прощание Блю Вэйв и пропустила двоих сквозь занавес, — последний поезд до Кантерлота отправляется в 10, вы успеете, если поспешите. Донесите нашу идею до столичных пони, предупредите их.

Окинув напоследок взглядом деревушку, в которой их так любезно приютило Сопротивление, Твайлайт и Спайк отправились на север. Домой. Наконец-то. Сколько предстоит объяснить родителям, брату, принцессе, сколько задать вопросов...

— ...я побежал на крики и вижу: Зекора, Садден Винд и ещё один стражник отбиваются от республиканских патрульных, — рассказывал Спайк, когда они добрались до злосчастного болота, где Кризалис "спасла" Твайлайт, — Зебра и королевская стража против воинов Найтмер, в Вечносвободном лесу. Нонсенс! Садден Винда страшно ударили по спине, такой хруст раздался, что я подумал — всё, больше летать не сумеет! А потом вышла какая-то единорожка в чёрном плаще и схватила пегасов магией, прямо как ты! Нет, ты, конечно, лучше бы справилась, но она так легко это проделала... Зекора пыталась их спасти, но куда там!

— И почему они не пленили и её?

— Они не подумали, что лесная ведьма и лидер Сопротивления могут быть одной пони... ну, одной зеброй. Зекору привязали к дереву, кто-то хотел сжечь её на костре, но, слава Селестии, какой-то очень серёзный и представительный бэтпони их переубедил. Я дождался, пока они уйдут, и освободил её... — Спайк вдруг посмурнел и умолк, Твайлайт не стала пытать его, в чём причина, догадываясь, что это связано с расой Зекоры. Пони с предубеждением относятся к другим расам, а Спайку в своё время пришлось натерпеться насмешек о ручном драконе. Только теперь Твайлайт понимала, насколько обидно ему было.

Закат уже близился, когда они наконец добрались до Понивилля. В лучах солнца он казался ещё мрачнее, чем ночью. Пустые улицы, мусор на обочине, пыль — Понивилль был крайне неприветлив, и от этого и у Твайлайт, и у Спайка закралось слабое, но стойкое ощущение предрешенности и неизбежности новых бед.

Городская стража скептически посмотрела на седельную сумку и даже не стала заглядывать внутрь, к облегчению Спайка и сдержанному негодованию Твайлайт.

— Они не выполняют свою работу! — яростно зашептала она, как только стражники исчезли за углом, — Если бы принцесса знала!.. А вдруг я — агент Найтмер?

— Расслабься, Твайлайт, в следующий раз будешь возмущаться, а сегодня это — удача для нас, — успокаивал её дракон. — К тому же ты и есть агент Найтмер, если подумать. Ты ищешь дерево Элементов по её указке, в конце концов.

Единорожка стукнула его газетой, которую она бесплатно получила у жёлтой земнопони с цветком-кьютимаркой.

— Кто такие вещи говорит на улице, Спайк! — беззлобно, но хмурясь прошипела Твайлайт. — И не Найтмер, а принцесса Луна сказала мне про древо.

— Окей-окей, я просто пошутил.

Заголовок газеты гласил: "Пожар в логове мятежников! Расплата за Клаудсдейл или удар третьей силы?", а на месте фото — карикатура, изображающая Селестию, направляющую луч солнца на дворец в Вечнодиком лесу, и Найтмер Мун, сгорающую в золотой магии сестры-императрицы. В самом низу — выглядывающая голова пони с торчащими из гривы листьями и ветками.

— Прочтём в дороге, а пока что нам нужно купить билеты и заглянуть в "Сахарный Уголок"...

Спайк вдруг остановился и уставился на Твайлайт, широко раскрыв глаза.

— Что? — непонимающе спросила она, когда немой вопрос на её мордочке остался без ответа. — Что случилось?

— Твайлайт, у нас нет ни единого бита.
"Ой".

— И аргумент, что ты сестра капитана королевской стражи, ученица принцессы и всегда возвращаешь долг, тоже не прокатит. Мы не в Кантерлоте.
"Милостивая Селестия, как же нам...?"

Однако решение проблемы пришло очень быстро; Спаркл, озарённая догадкой, хитро прищурилась:

— Похоже, придётся расстаться с частью нашего груза. Я вспомнила заклинание, которое поможет избавиться от ненужного рисунка на ткани...

— Подарок Рэрити! — тут же взъерошился Спайк, — Не вздумай, Твай! Твааай!..


Кое-как обменяв целебные травы (забота Зекоры) на биты и купив билеты на последний поезд до Кантерлота, путешественники добрались до "Сахарного Уголка".

— О, это же вы! — Пинки Пай сразу узнала посетителей и подскочила к ним с полным подносом кексов, прямо из духовки, — к сожалению, кексов с сапфирами у нас нет, как и самих сапфиров, но и с ягодами тоже вкусные! Попробуйте!

— Ой, нет, спасибо, мы не голодны, — кривила душой Твайлайт, проклиная заманчивый аромат свежей выпечки, — мы по делу.

— Если по делу, так тем более, берите! За счёт заведения. Вам повезло, мистер и миссис Кейк сегодня в отъезде! Как же давно приезжих не было!..

Розовый торнадо поймал и усадил Твайлайт и Спайка за столик, и оба даже не поняли, когда успели взять по кексу. Спайк послушно съел угощение, но Спаркл только надкусила — вкуснятина просто не проходила в горло от одной мысли о Каменной Ферме.

— Пинки Пай, я от Эпплджек, — собравшись с духом выпалила Твайлайт. Кудрявая земнопони умолкла, весёлый блеск в глазах и широкая улыбка исчезли, и мордочка Пинки приобрела невероятно, невыразимо серьёзное выражение. Она даже не спросила, как Твайлайт, сторонница Селестии, могла пересечься с разделяющей взгляды Найтмер Мун Эпплджек.

— Она хотела передать, что твоя семья... погибла с честью. Эпплджек была там и... ей жаль.

Пинки Пай, опустив глаза в поднос и слепо изучая взглядом кексы, тяжело вздохнула и вдруг слабо-слабо, но абсолютно искреннее и осознанно улыбнулась.

— Эпплджек очень любит яблоки в сиропе. Просто обожает! Она часто угощала меня. Не похоже, что у неё теперь есть время заниматься готовкой...

— У них нет яблок, — покачала головой Твайлайт, удивляясь такой перемене, — Летучие мыши-вампиры съедают весь и без того малый урожай.

Пинки ухмыльнулась:

— Будь на их стороне Флаттершай, у них бы не было таких проблем!

И тут до Твайлайт дошло, в чём дело. Они были не просто приятельницами, они были друзьямиl.

— Пинки...

— Я всё знаю, Твайлайт Спаркл. Я знаю, что случилось с ними, и они бы ни в коем случае не хотели, чтобы я печалилась. Если я буду только печалиться, я не смогу улыбаться! А улыбок сейчас и так не хватает, — Пинки Пай вновь зажглась жизнелюбием, — но ведь ты здесь не только ради меня и Эпплджек?

Взглянув на часы и убедившись, что у них есть ещё час, Твайлайт кивнула.

— Ты права. Что произошло в Понивилле? Гарнизон, размещённый в городе... Военные ведут себя нормально?

— Понивилль просто сдулся, будто воздушный шарик. Присутствие солдат очень угнетает нас, многие не могут терпеть их выходок и даже самого вида. Кто ушёл в армию, кто бежал в другие города. Те, что остались, либо не знают, куда идти, либо не хотят бросать дома.

— И ты...

— Сахарный Уголок — единственная радость Понивилля, — розовые кудри Пинки подпрыгнули так, будто жили своей жизнью. — Бабушка всегда говорила мне, что нужно смеяться в лицо своим страхам, и они уйдут сами. Вот мы и смеёмся назло Найтмер! Правда, недавно кто-то посмеялся над нами и в течение недели воровал огромное количество сладостей — жаль, похоже, я пропустила отпадную вечеринку!

Работница кондитерской совсем не была расстроена кражей.

— И что же вы..? — обеспокоенно спросила Твайлайт, догадываясь, какую на самом деле "вечеринку" организовал шутник.

— Мы понесли большие убытки, но полиция не нашла никаких улик. Зато во время следствия они купили столько пончиков, сколько и за два месяца обычно не разбирают!

С трудом отогнав навязчивую идею рассказать правду, Спаркл сменила тему:

— А что известно про ферму "Сладкое яблоко"?

— Там пусто как на кладбище. По закону ферма всё ещё принадлежит Эпплам. Все, кто проходит мимо, говорят, что яблок почти и не видно — плохой год. Сборщики налогов, тыча распоряжением сверху, осмелились взломать склад, но Эпплджек всегда была умной хозяйкой, все запасы увезла с собой.

— А ты не знаешь их имён? Или кьютимарки? Может быть, что-то о тех, кому они продавали яблоки?

— Флим и Флэм, изобретатели сверхскоростной соковыжималки. Ты же слышала о них?

— Два брата-единорога? Да, помню статью в газете... — Спаркл вспомнила, какой сенсацией пролетела весть об этой чудо-машине. Она сама издалека видела изобретение, его высокая технологичность и, главное, польза не вызывали сомнений. Портить славу украденными яблоками? "Вряд ли они знали..."

— Спасибо, Пинки Пай...

— Да не за что! А как вы здесь оказались, и почему у вас эти странные зелёные узоры?

— настал черёд Пинки задавать вопросы. Твайлайт стушевалась, не зная, за что можно выдать волшебную мазь:

— Ааа...хе-хе, хм, это так, лесные пони...

— Лесные пони? — не поняла и не должна была понять Пинки Пай, — В Белохвостом лесу?

— В Вечнодиком, — не стал тянуть резину Спайк. Земнопони подскочила на месте.

— Да ты шутишь!.. А это настоящий церемониальный узор? Вы прошли ритуал посвящения? И сколько же их там?

— Целое племя, — смело продолжал Спайк, видя немой и бессильный ужас Твайлайт, — племя пацифистов, уставших от войн пони.

— Спайк, не думаю, что... — выдавила Спаркл, но слишком уж настойчивой была просьба в глазах Пинки. Единорожка снова посмотрела на часы, вздохнула и приготовилась долго говорить.

— Пинки Пай, ты умеешь хранить секреты?..


Вагон-ресторан был почти пуст, разве что в дальнем углу сидел пожилой пони в широкополой шляпе и плаще. Пинки Пай накормила Твайлайт и Спайка до отвала, но зато здесь пока что не выключили свет, в отличие от других вагонов. За окном давно серебрилась луна.

— "...по словам освобождённых пленников, они называют себя Сопротивлением, выступающим за мир в Эквестрии. Достоверных сведений об этой организации мы пока не имеем, поэтому просим всех сохранять спокойствие и быть бдительными". Ни слова о чейнджлингах, — Твайлайт хлопнула газетой о столик.

— Твайлайт, ты же знаешь, что сейчас это только создаст лишнюю панику, — являл собой голос разума Спайк. — Открыто говорить о приближающейся армии существ, способных притворяться обычными пони попросту опасно. Дойдёт и до того, что и Селестию, оказывается, давно подменили!

— Я знаю, но ведь нельзя скрывать это вечно!

— В подходящий момент...

— Мы не можем ждать. Когда он наступит, этот подходящий момент? Завтра, через неделю, через месяц?

— Как только Криззи вычудит что-то новенькое!

Твайлайт подпрыгнула на месте от неожиданности, Спайк вздрогнул, увидев позади единорожки пожилого пони, который вдруг бросил на соседнее сиденье шляпу и накладные усы и бороду. Обернувшись, Спаркл чуть не потеряла дар речи.

— Т..ты? — она узнала в нём единорога, остановившего Кризалис, — это ведь ты! Кто ты на самом деле, на чьей стороне?

— Её Величество ведь называла меня по имени, — единорог притворно расстроился, приложив копыто ко лбу, — я думал, что у тебя отличная память.

— Обычно она просто всё записывает, — автоматически выдал Спайк и, предупредив вспышку возмущения Твайлайт, продолжал, — Дискорд — дух хаоса, его окаменелые останки — памятник в королевском саду. Что у тебя с ним общего, кроме имени?

Единорог поднял голову, посмотрел на Спайка так, будто дракон только что возник перед ним из воздуха, и уселся с ним рядом, с неприличным любопытством изучая его разными по величине, красными с пожелтевшими белками глазами.

— Тот самый питомец-дракон? — смешливо спросил он, обращаясь к Твайлайт. Та зло прищурилась.

— Прекрати. Прямо. Сейчас.

— Не бойся, Твайлайт, я не расскажу наш маленький секрет, — небрежно отмахнулся попутчик. Спайк встрепенулся:

— Какой секрет?

— Нет никакого секрета, он лжец!

— Не важно, мой юный друг, — единорог приобнял дракона за плечо, хитро поглядывая на рассерженную Спаркл, — Так ты спрашивал, что у меня общего с Дискордом? Возраст, биография, счёт в банке и круг знакомств!

Эта информация была принята ими двумя не сразу. Спайк удивленно сморгнул, Твайлайт отвела глаза к окну, где тут же пропал живописный вид ночного Кантерлота — они въехали в тоннель.

— Это правда? — нарушила минутное молчание единорожка, — Образ пони — лишь маска?

— Драконикусы не типичны для ваших краёв, — развёл копытами Дискорд, — а лучший способ вникнуть в происходящее — стать его частью.
"Всё-таки тот розыгрыш в подземелье..."

— Дождь из конфет? Твой ход?

Единорог скорчил раздосадованную гримасу:

— Найтмер сразу узнала мой почерк, к сожалению. Я надеялся, что они с Луной раздельные личности, и она подумает, что это привет от Селестии.

— Принцесса никогда бы не...

— Ты плохо её знаешь, — ухмыльнулся Дискорд, — говоря о новостях, Селестия полгода скрывает мой побег.

Твайлайт округлила глаза. "Полгода?! Как?!" Принцесса, должно быть, отправила на его поиски агентов "Затмения", как и в случае с чейнджлингами не желая тревожить пони... "Но... дух хаоса на свободе. Не армия перевёртышей, таких же смертных, как пони, а существо, опасное как... даже нет, опаснее, чем Найтмер Мун!"

— Это невозможно, — фыркнула она, хмурясь, — ты думаешь, я так легко поверю, что принцесса настроена против своего народа?

— Про её цели ты додумалась без меня, — исчезнув во вспышке, Дискорд появился слева от единорожки, чудом стоя на узенькой спинке сиденья, — однако я всего лишь говорил о её недальновидности и глупости.

Подмигнув, единорог легко развернулся, соскочил на стол, открыл окно и выпрыгнул, оставив накладную растительность на морде, плащ, шляпу и тонну вопросов. Поезд вышел из последнего тоннеля, завизжали тормоза.

— И что ты думаешь обо всём этом, Твай? — спросил Спайк, когда в окне уже ползла полоса платформы. Спаркл тяжело вздохнула, долго молчала, пока поезд не остановился окончательно, и вдруг улыбнулась, а затем и вовсе захихикала.

— Я думаю, что дома нас могут встретить уже не родители и не Шайнинг.

Спайк вскинул голову, почти скалясь и не понимая, что здесь может быть смешного, но во взгляде Твайлайт он увидел такую горечь, что его осуждающий гнев тут же рассеялся.

— И не Селестия... весь Кантерлот — чейнджлинги! — а это в действительности звучало смешно. Твайлайт широко махнула копытом, охватывая весь воздух вокруг:

— Вся Эквестрия!

— И даже Найтмер Мун! И Дискорд! — надрывал живот Спайк, откинувшись на сиденье, — и ты тоже, Твайлайт!

Единорожка отвечала ему мягким смехом:

— И ты!

— Молодые пони... и непони, вы выходить будете?

Отдышавшись и кое-как сойдя с поезда, пытаясь при этом сдерживать глупое жеребячье хихиканье под суровым взглядом проводницы, они не стали терять время и сразу помчались домой.

— Я стучу, ты заходишь первой, — выложил свой давно подготовленный план Спайк, когда двое стояли на пороге дома Найт Лайта и Твайлайт Вельвет. Спаркл посмотрела на него и не узнала в друге того смелого, решительного дракона, спасавшего её от чейнджлингов — Спайк был напряжён и взволнован, готовый в любую секунду броситься бежать.

— Ты ведь не боишься, так ли? — поддразнила Твайлайт, прекрасно зная ответ.

— Остерегаюсь, — честно признался он. — Но визит к принцессе пугает меня всё-таки больше.

— Меня тоже.

Они обменялись нервными смешками и вместе постучали в дверь.