Солнечный ветер

Разговоры диархов варьируются от простой легкой болтовни до бесед, потрясающих основы мира. Иногда это происходит одновременно.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Баллада о Сомбре

Баллада о Короле Сомбре

Король Сомбра

Рассвет

Проходят года, Твайлайт, аликорн с вечной жизнью, никогда не сможет забыть тех, кто были ей дороги. Каждую ночь она страдает, зная, что ничего не изменится.

Твайлайт Спаркл

Восхождение к вершине

Что случается с теми, кто погиб? А хрен его знает. Существуют ли души? Если да, то как они выглядят? В этой истории поговорим об личности, которая погибла на поле боя, а теперь ищет смысл в новом теле и окружении, при этом забыв себя прошлого.

Флаттершай Зекора ОС - пони Найтмэр Мун

Осознание

Рак в Эквестрии заинтересовал Дерпи, которая очень-очень любит человеков.

Дерпи Хувз

Мои маленькие принцессы: На лунуууу!

Однажды во время занятий Луну очень напугала бабочка, и кобылка случайно отослала её на луну. Власть над пространством слегка вскружила голову юной принцессе, ведь теперь она сможет сделать величайшую вещь в жизни — подшутить над Селестией!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Mysterious Mare Do Well

Кэнтерлот. Прекрасный город, отличная архитектура, фантастические условия проживания…это все чистейшая, правда…многолетней давности. Сейчас же Кэнтерлот является рассадником преступности, хулиганы и воришки заполонили весь город и не дают спокойно жить честным гражданам. Видя такой расклад дел, Принцесса Селестия открывает Кэнтерлотскую Полицейскую Службу. К сожалению те смогли покрыть лишь небольшую часть преступлений совершаемых в городе. Однако через какое-то время в «игру» вступает еще один игрок…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

I don’t want to go !

Смерть десятого и рождение одиннадцатого.

Доктор Хувз

Виртуальная нереальность

Когда невещественное вдруг становиться существенным.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Five Nights at Pinkie's. 10 лет спустя.

Не каждый понец бывает хорошим...

ОС - пони

S03E05
1x07 Ответы и вопросы 1x09 Песни Виндиго

1x08 Щит Кантерлота

Часть 1: Вечная Ночь

Глава 8: Щит Кантерлота

С самых высоких башен Кантерлота видна даже мрачно-зелёная чаща Вечносвободного леса, однако городские трущобы абсолютно не просматриваемы. Причиной тому были слишком узкие улочки и частое расположение зданий. И там, на отшибе столицы, жили беднейшие пони, чудом удержавшиеся в сердце Эквестрии. Опаснейшие пони.

Раньше даже у самых несчастных не возникали мысли о причастности Селестии к их бедам: на принцессу молились, принцессу боготворили. Однако после возвращения Найтмер Мун всё изменилось, и Шайнинг Армор был рад, что Селестия все десять веков мирной жизни подбирала себе стражу и даже основала для солдат академию. Может, тысячу лет они и были только красивой картинкой на фоне принцессы, но теперь не только её судьба, но и судьба Кантерлота, а может, и всей Эквестрии зависела от Королевской Службы Безопасности.

Тьма Найтмер Мун проникала в сердца пони, война отбирала всё самое главное — семью, друзей, любовь и надежду, и уже не было ни в ком радости при виде знамён с золотым солнцем, кьютимаркой Селестии. Не знали пони, как принцесса отчаянно искала способ остановить кровопролитие, не знали, как упряма аристократия, напиравшая на неё с требованием продолжать войну, и винили её во всех бедах, постепенно в их рядах росла озлобленность и решимость.

Шайнинг предчувствовал: именно здесь, в необозреваемых и самых нищих районах вспыхнет бунт, голод после неудачного лета погонит пони к королевскому замку. Патрули прочесывали улицы столичных окраин круглые сутки, но что сможет отряд, когда огромная толпа вдруг хлынет на них?

В последнее время капитан стражи только и думал об этом, стараясь всеми силами предотвратить возможное восстание. Думал даже теперь, встречая возвращающиеся с поля битвы части Воздушной Армии Империи. Не успев к ужину, пегасы прибывали в столицу уже под светом звёзд, большей частью по земле — многих потрепало в сражении, а облачные колесницы торопились перевезти тяжелораненых. Шайнинг ожидал их на городских воротах.

Битва в замке Двух Сестёр, по сути, принесла мало пользы для империи. Ночью крупный отряд неизвестных пони вышел из леса и начал атаку, приманивая к себе весь гарнизон. Видимо, они хотели, чтобы другие тем временем подкрались сзади и проникли во дворец. Найтмер Мун раскусила этот трюк и долго не поддавалась, но когда весть долетела до Кантерлота, крылатые части Солнечной Армии мгновенно отправились на подмогу, и диверсия сработала. Замок подожгли, пленных освободили, однако сражение длилось ещё сутки. Республиканцы не могли просто так сдать свой главный штаб и в итоге всё же удержали его, потеряв огромное количество бойцов, особенно бэтпони, к вящей радости пегасов.

— Капитан, — один из командиров бодро гарцевал к нему, окрылённый удачным исходом боя, — хорошо, что Вы ещё не спите,..

— Мы тут как на бочке с порохом сидим, какой сон, — фыркнул Шайнинг, но пегас, не обратив внимания на его замечание, продолжал:

— ...я бы хотел поговорить о Вашем... произволе.

Единорог поперхнулся воздухом.

— В смысле?

Командир эскадрильи помялся, прежде чем ответить:

— Я разделяю Ваши чувства, семейное горе, единственная сестра, но... — он на секунду умолк, взглянув на Шайнинга Армора — тот был готов молнии из глаз метать, — ...но посылать в пасть Найтмер Мун своих бойцов? Стражников? Вы в своём уме?

— О чём вы говорите? — зло процедил Шайнинг, не понимая, в чём его обвиняют и причём здесь Твайлайт.

— Я предполагал, что Вы будете отрицать свою причастность, — пегас сощурился. — Скажите, Вы посылали двух пегасов в Вечнодикий лес?

Вечнодикий, Вечносвободный лес был последним местом, куда мог попасть королевский стражник. Шайнинг не ощущал себя абсолютно сосредоточенным, но такой приказ он бы и на больную голову не сочинил. Пусть и ради Твайлайт.

— У нас действительно пропали двое пегасов, в этом году только закончивших обучение, но про Вечнодикий лес я ничего не знаю, — быстро ответил он, про себя раздумывая, какого чёрта Садден Винду и Флэшу Сентри понадобилось в логове республиканцев. Командир неверяще посмотрел на него.

— Юнцы Вас обожают, им легко запудрить мозги. Что Вы им пообещали? Золото? Ранг? Я не буду умалчивать о таком обращении с моими сородичами, — пригрозил пегас, делая шаг навстречу, — на всех находится управа.

— Я бы ни за что не отправил своих подопечных в лес без приказа принцессы. Вы обвиняете меня в глупости новичков, решивших выставиться передо мной в лучшем свете и умереть героями? — пусть он и осуждал поступок этих двоих самонадеянных мальцов, в глубине души Шайнинга жила крохотная надежда, что они узнали что-нибудь о Твайли. Маленькая единорожка как фиолетовая комета промчалась перед ним счастливым воспоминанием; её сиреневые глаза всегда сверкали, когда он рассказывал об учёбе в академии. Наверное, из-за неё, в частности, он и выбрал такое будущее, а теперь его винили в превышении полномочий для её спасения. Но он не смог бы. Это уронило бы его в глазах родителей, принцессы Селестии, Кейденс, сослуживцев и, главное, самой Твайлайт.

— Не могли же они сами пойти туда, — сомневался пегас, переступая с ноги на ногу, — или..?

— Я бесконечно дорожу своей сестрой, но я бы не отправил на её спасение, по сути, жеребят. Более того, я даже не знаю, откуда им известно про неё, — настаивал Шайнинг Армор, видя, что ему удаётся убедить пегаса.

— Ну, о Твайлайт Спаркл вся служба безопасности наслышана, она же из дворца не вылезает, — хмыкнул командир, — это не мои слова, слова вашего "героя". А вот и он!

В общей массе пони блеснули золотые доспехи, и оранжевый пегас нерешительно подошёл к ним, виновато глядя в пол. По всему его телу темнели заживающие царапины, крыло было подвязано — похоже на перелом. Несмотря на своё положение, стражник тщательно вымыл гриву и убрал её в шлем ровным гребешком, а на начищенные латы даже в лучах луны было больно смотреть. "Боялся встречи со мной", заметил Шайнинг Армор про себя, а вслух только вздохнул.

— В его защиту должен сказать, что он сражался как лев, — хохотнул пегас, наблюдая немую сцену.

— Я виноват, капитан, — смиренно произнёс Флэш Сентри вместо обычного приветствия, тут же опомнился и отдал честь. Белый единорог никак не ответил и обратился к командиру эскадрильи:

— А Садден Винд?

— Он до сих пор где-то в лесу, как и многие освобожденные пленники. Как найдём — пришлём вам посылкой, — пегас ухмыльнулся, и Шайнингу Армору его юмор не понравился.

— Позаботьтесь об этом хорошенько, а то ваши "посылки" иногда не доходят, — парировал он, вспоминая события прошлого Гранд Галлопинг Гала. Пегас вспыхнул и, резко развернувшись, ускакал вслед за своей эскадрильей в сторону госпиталя — Флэш Сентри хоть и сохранял огорчённо-покорный вид, не мог не улыбнуться. Шайнинг стрельнул в него недовольным взглядом, а затем, оставив за старшего Саундкэтчера, отправился к замку.
"Твайлайт-Твайлайт..." Единорог в тот же вечер заподозрил неладное и на следующее утро помчался во дворец. Принцесса убеждала его, что Твайлайт отправилась в Понивилль с инспекцией , но когда Спайк принёс ему со стола сестры целую папку бумаг под грифом "Вечносвободный лес" и старую книгу легенд о древней Эквестрии, отрицать очевидное Селестии не было смысла. "Какие-то шесть камней не стоят твоей жизни, Твайли".

— Ты видел мою сестру? — нарушил молчание Армор уже на белых ступенях замка, ведущих в корпус стражников. Флэш нервно кашлянул перед ответом.

— Да, капитан. Она в порядке, но какое-то волшебное растение блокировало способность колдовать. Её заставили оказывать помощь раненым.

Шайнинг позволил себе облегчённо выдохнуть. "Жива и не ранена".

— ...отлично. А до этого ты её видел? — спросил он чуть смягчившимся голосом, остановившись, и Сентри встал чуть в стороне, опасливо косясь на него.

— Видел. Она ведь ученица принцессы.

— Как ты думаешь, принцесса отправила бы её туда без подготовки? — продолжал капитан тем же вкрадчивым тоном, повернувшись к пегасу. Флэш не почуял ловушки и заговорил увереннее:

— Нет, капитан.

— А я? Отправил бы я кого-нибудь без подготовки?

— Никак нет, капитан.

Стражник понял, что расслабляться не стоило, когда слишком поздно заметил в глазах Шайнинга гневные искры.

— Твайлайт не воин, но у неё есть то, чего у вас двоих нет и в зародыше — разум! — он пошёл прямо на сжимающегося от страха пегаса, — Она смекалистей всех новичков-студентов вместе взятых! Куда вы полезли?! Славы захотелось?! Вы нарушили половину статей кодекса! За такое пару веков назад секли на главной площади!

— Шайнинг! — окликнул голос позади, и тут же кто-то налетел на него, обнял крепко за шею. Единорог только через мгновение сообразил, что это Твайлайт, и всю ярость как дождём смыло. Он схватил её, закружил, как в детстве, сдавленно смеясь.

— Твайли? Ты? Как? Почему?.. — от неожиданности Шайнинг Армор не мог толком собрать слова в предложения. Твайлайт ничуть не изменилась за эти 10 дней, всё с тем же потаённо-озорным огоньком в сиреневых глазах и ровной, словно по линейке, чёлкой. Рядом стоял Спайк, радостно улыбающийся, тоже перепугавший Шайнинга не на шутку, и капитан почти забыл об отчитываемом подчинённом.

— Слава Селестии, вы выбрались, — наконец у Армора получилось произнести что-то внятное, — никогда не уходите на задания без предупреждения, оба!

— Хорошо, — заверила Твайлайт, Спайк согласно кивнул. Флэш Сентри глядел на них как на спасителей, и это не ускользнуло от внимания капитана. "Ему повезло, что я сейчас слишком счастлив".

— О, это ведь ты, — Спаркл узнала пегаса и с несвойственным ей ранее переживанием осмотрела его крыло, — значит, в битве...

— Шэдоуболт протаранил, чудом спасся, — предугадал её вопрос Флэш, — если бы не Ваша помощь, я бы не смог и взлететь.

В его благодарности не было ничего предосудительного (и удивительного, впрочем, тоже), но что-то в его обращении к сестре Шайнингу бессознательно не понравилось. Твайлайт тем временем угадала, что происходит.

— Шайнинг Армор, насколько его проступок серьёзен? — поинтересовалась единорожка. Шайнинг перевёл мгновенно охладевший взгляд на провинившегося, который внимательно следил за ними и ожидал решения своей участи.

— Я имею полное право попросту уволить его со службы или отправить его драить полы в туалете до конца дней, — жёстким, "капитанским" голосом ответил Армор, — Что будет лучше?

Он ждал чего угодно от рациональной, всегда послушной правилам и в этом плане никого не щадившей сестры, но только не робкого:

— Дать ему второй шанс..?

Спайк с подозрением, а Флэш с весельем одновременно посмотрели на Твайлайт.

— Твайли, я понимаю, что ты хочешь заступиться за него из признательности, но...

— Нет! — воскликнула Спаркл, — То есть, разве что немного... — она выглядела беспричинно взволнованно, — в общем, КСБ сейчас не может себе позволить терять пони. Совсем. Кантерлоту нужны храбрые пони, а он... они с Садден Виндом храбрые... бесстрашные. Это нужно поощрять.

Шайнинг ни на секунду не поверил, что Твайлайт действительно так считает, однако смирился с её доводами.

— Но всё-таки наказание неминуемо, — эти слова не возымели должного эффекта — Флэш Сентри улыбался от уха до уха, — неделя наведения порядка в корпусе. И дежурство через день.

Кислая мина лишь на секунду затронула мордочку пегаса — по крайней мере он оставался королевским стражником и мог ещё надеяться на карьерный рост. Твайлайт, кажется, такой расклад понравился (почему — для Армора оставалось загадкой).

— Нам нужно к принцессе, — напомнил Спайк. Шайнинг видел, что и ему поведение Твайлайт кажется странным. Единорожка вскинула голову, расправляясь и мгновенно становясь серьёзной.

— Ты прав, это срочно, — согласилась она, возвращаясь к деловому тону, — но потом мы обязательно поговорим, СБЛДН. Очень много важных новостей.

Не успел Шайнинг Армор и глазом моргнуть, как Твайлайт и Спайк уже бежали по тропинке к парадному входу во дворец. На воротах оружейного двора Спаркл остановилась, ударила себя по лбу, словно забыла о чём-то, но не вернулась, поскакала дальше под внимательным взором Спайка. Тем временем капитана и рядового окружили стражники, наблюдавшие за ними со стен и теперь жаждущие подробностей.

— И как это ты там не сгинул? — могильный голос принадлежал Айрон Граспу, надежному охраннику, но мрачному собеседнику.

— Ну ты счастливчик, — серовато-синий земнопони, первогодник Спайн Чилл, по-товарищески пихнул Флэша в плечо и многозначительно подмигнул.

Шайнинг громко откашлялся, привлекая к себе внимание:

— Жду тебя в шесть утра, Сентри, а сейчас можешь позабавить ребят рассказами, — толпа оживлённо загудела, и Армор сразу же перебил нарастающий гомон, — не здесь, внутри. Остальным вернуться на посты и нести вахту до конца смены.

Сильно огорчаться караульные не стали — им оставался всего час службы. Убедившись, что они возвращаются на стену, Шайнинг повернулся в сторону своей квартиры.

— Какое удачное покровительство, — нарочито громко шепнул на ухо Флэшу Спайн Чилл, но Шайнинг Армор, вспыхнув от рога до кончика хвоста, никак иначе не подал виду и только сделал мысленную заметку в скором времени свалить на земнопони какую-нибудь непростую работу. "Скоро Гала, пусть стоит около принцессы. На вид вроде не очень глупый, высокий — сгодится. Заодно научится дворцовому такту".


Спустя два часа Шайнинга вызвали к принцессе. Навстречу из её кабинета вышли Твайлайт и Спайк, страшно усталые и заметно обеспокоенные состоявшимся разговором. Армор отправил их домой высыпаться, откладывая обмен впечатлениями на потом.

— Я понимаю, что ты, должно быть, до сих пор зол на меня, Шайнинг Армор, но такое важное дело я не могла поручить кому-либо ещё, кроме как твоей сестре, — начала Селестия, кивком подзывая капитана стражи к окну, — в конце концов, она единственная потревожилась о возвращении моей сестры.

Усталый взгляд принцессы был устремлён на Кантерлот, раскинувшийся перед ней, и на земли, что простирались до горизонта и дальше, до самого севера. Все эти территории не знали войны тысячу лет. Сколько поколений пони не знали войны... Один за другим города пожирало пламя сражений, смерть шагала по королевству, раскрыв перепончатые крылья. У Шайнинга мучительно сжималось сердце от этой мысли, каково же Селестии?

— Я не смею, Ваше Величество. Да и Твайлайт давно не жеребёнок, — сказал он, стремясь судить беспристрастно, подавить братские чувства. Селестия повернулась к нему, тепло улыбнулась, — только сейчас единорог обратил внимание, что у Твайлайт точно такой цвет глаз, какой у её наставницы, — и вновь посмотрела в окно.

— Лишь на вас и возлагаются все мои надежды. Думаю, тебе стоит знать сейчас, Дискорд начал действовать. Он всё это время скрывался среди приспешников Найтмер Мун.

Капитан лично искал пони, кто смог бы заменить исчезнувшее изваяние духа Хаоса поддельной скульптурой, поэтому не был удивлён, скорее, недоволен. Такая грозная сила на стороне Республики могла бы стать решающей, но от принцессы Армор знал, что Дискорд не захочет конца войны. Он будет прыгать по чашам весов, поддерживая то тех, то других, наслаждаясь раздором между пони.

— Ваше Величество, все мои подчинённые давно предупреждены, но если он умеет принимать вид пони, мы бессильны.

— Магию Хаоса вы обуздать не в силах, но есть другой враг, также меняющий облик. Я вызвала тебя, чтобы просить твоей помощи в противостоянии чейнджлингам, Шайнинг Армор.

Он слышал о них во времена академии. В учебном плане им было отведено совсем немного, пара минут от лекции, потому что чейнджлингов считали слишком далёкой угрозой. "А они уже на пороге".

— Я готов ко всему.

— То, о чем я попрошу, тяжело выполнить, — Селестия смотрела на него почти с материнской заботой, — Моя просьба даже эгоистична, и ты вправе отказаться. Кантерлоту нужна защита от чейнджлингов. Чары, открывающие их истинную сущность, куполом накрывающие город.

Шайнинг осознавал, что если принцесса потратит свои силы на создание щита, то не сможет противостоять Найтмер Мун, Дискорду и кому бы там ни было. Раздумывать нечего — он был избран стражем Кантерлота, на него рассчитывала принцесса, и должен исполнить свой долг.

— Я не знаю точной формулы...

— У меня есть книга со всей информацией, что тебе пригодится. Я помогу создать основу заклинания, — золотое облако магии поднесло к Армору древний том в фиолетовом переплёте, "Защитные заклинания; Комбинации чар", — но затраты энергии всё равно будут огромны, и я не могу сказать, как долго придётся поддерживать щит. Ты уверен, что хочешь терпеть эту пытку?

— Опасно рисковать Вами, Ваше Величество. Если Вы будете не в состоянии сразиться с Найтмер Мун в случае атаки, то Эквестрия падёт.

— Я благодарна, что ты произнёс это за меня, но мне всё равно нелегко просить об услуге, — Селестия хмурилась, кажется, стыдясь своего бессилия. Шайнинг Армор смело взял книгу и открыл на заложенной странице.

— Я сделаю всё, что необходимо. Могу я только немного подготовиться?

— Разумеется. Однако эти чары придётся выучить не только тебе. Щит оградит от внешних вторжений, но не избавит от чейнджлингов, которые уже в Кантерлоте. Чтобы найти их, твои солдаты должны знать заклинание.

— Ваше Величество, я займусь их обучением, — заверил Шайнинг, и правительница коснулась его плеча крылом.

— Ты самоотвержен. Твайлайт переняла у тебя это качество. Спасибо, Шайнинг Армор, можешь идти.

Поклонившись, капитан стражи подошёл к двери и, на момент задумавшись, обернулся. Аликорница не отводила взгляд от Кантерлота, и ночь в окне чернела за её белоснежным силуэтом. Луна и звёзды скрылись за тучами, свистел ветер, далеко с запада приближались громовые раскаты — раскаты первой бури, не подчиняющейся пегасам.


Так и не сомкнув глаз этой ночью, Шайнинг уже без пятнадцати шесть ждал Флэша Сентри у входа в стойло, чтобы показать ему фронт работ. Стойлом служивые называли казармы, ну а там для полного энергии молодого жеребца легко найти занятие. Мытьём полов Флэш займется чуть позже, когда проснётся дневная смена, а сейчас Армор планировал увлечь юнца другой работой.

— Уже не смешно, Спайн, — сердито пробормотал кто-то за дверью, — я отвечу за свою провинность и через полгода никто и не вспомнит, а если твои шутки дойдут до ушей капитана, он не забудет до моей смерти!

Шайнинг Армор, разумеется, прислушался ещё внимательнее.

— Ты сам виноват, полчаса расписывал, какая она замечательная! — голос точно принадлежал Спайн Чиллу.

— Кто? — вдруг вырвалось у Шайнинга. Из-за двери, ни секунды не сомневаясь, ответили:

— Твайлайт Спаркл, кто ж ещё!

Далее раздался громкий топот, подозрительный стук кого-то обо что-то (или чего-то об кого-то) и — тишина. Спустя секунд десять дверь с пронзительным скрипом открылась. Спустя ещё десять секунд после безмолвной перепалки чьё-то сильное копыто выпихнуло оттуда Спайн Чилла; он встретился со взглядом Шайнинга и, то краснея, то бледнея, вытянул за собой Флэша Сентри, который утратил весь свой апельсиновый цвет и стал похож скорее на грейпфрут. Собравшись с духом, они отдали честь и вытянулись по струнке.

— Доброе утро, капитан!

— Прибыл для выполнения задания, капитан!

— Вольно, — кивнул Армор, — Спайн Чилл, у меня нет к тебе поручений, иди.
"Пока что".

Облегчённо вздохнув, земнопони вернулся в казармы, напоследок стукнувшись с товарищем копытами в качестве пожелания удачи. Оставшись один на один с капитаном, Флэш Сентри смятённо косился на него исподлобья.

— Ну, рядовой, как насчёт... — начал Шайнинг Армор и вдруг боковым зрением увидел нежно-розовую фигуру молодой аликорницы, живым солнцем плывущую к нему навстречу из дождливой серости, накрывшей Кантерлот. Единорог взглядом указал на неё Флэшу, и тот мигом отскочил в сторону, опустив голову в поклоне. "Кейденс..." Всё пело в душе Шайнинга Армора под переливы её звонкого голоса, в её манере держать себя видна была и королевская стать, и жеребячья бодрость, глаза лучились свежестью, которой так не хватало Армору в последние месяцы. Вся королевская гвардия знала, что их командир влюблён, однако ни одна живая душа не могла и предположить, что они уже помолвлены.

— Доброе утро, Шайнинг Армор, — улыбнулась Кейденс, одним этим приветствием согрев его сердце.

— Доброе утро, Ваше Высочество. Что привело Вас сюда так рано? — они оба решили хранить в тайне свои отношения до конца войны, поэтому Шайнинг старался строго соблюдать этикет. Весёлое выражение Кейденс немного дрогнуло, тронутое скрытой печалью.

— Мы ведь друзья, Шайнинг. Я пришла повидаться с тобой перед дорогой — я отправляюсь на север. Она вернулась. Кристальная империя вернулась.

Принцесса Селестия говорила о том, что стоит вскоре ожидать возрождения легендарной империи, но... "Именно сейчас? Когда на пороге столько врагов? Лишь бы кристальные пони поддержали нас".

— И ты... — прошептал Шайнинг, тут же забыв обо всех мерах предосторожности, — и ты должна быть там? Почему не Блюблад?

— Тётушка считает, что там я найду своё предназначение, да и ведь ты знаешь, что дипломат из Блюблада... — Кейденс подмигнула. — Я не знаю, когда смогу вернуться. Кристальные пони нуждаются в поддержке, спустя столько лет отсутствия... Им нужно рассказать, что происходит в мире, первое время оказать продовольственную помощь... В этом заключается моя миссия.

Она тоскливо заглянула ему в глаза, и Шайнинг Армор впервые в жизни пожалел, что не может отлучиться из Кантерлота.

— Они могут быть настроены враждебно... А как же Сомбра? Что, если он тоже вернётся?

— Не волнуйся, Шайни, — её голос стал тише, — неизвестно насчёт Сомбры, но я точно вернусь.

— Тебе нужно сопровождение? — спросил он и вдруг вспомнил о Флэше Сентри, который всё это время был здесь. Кейденс, заметив испуг Шайнинга, окинула пегаса изучающим взглядом.

— Да. В чужих краях нужен кто-то, на кого можно положиться; неизвестно, что меня там ожидает.

— Хорошо, я соберу отряд надёжных гвардейцев и пришлю их через час.

— Спасибо, Шайнинг Армор, — благодарно кивнула она, многозначительно покосившись на оказавшегося третьим лишним Флэша, развернулась и уже спустилась по белым ступеням крыльца, когда Шайнинг вспомнил:

— Кейденс, Твайлайт и Спайк дома!

Её лицо радостно вытянулось, но в следующий миг Кейденс расстроенно выдохнула:

— Я не успею их навестить. Передай, пожалуйста, от меня привет!

И только золотые пряди в гриве и хвосте аликорницы сверкнули напоследок.

— Ну, Флэш Сентри, — протянул Шайнинг Армор, нарочно поправляя доспехи, чтобы не смотреть на него и не покраснеть от неловкой ситуации, — ты слишком много знаешь, и поэтому ты первый в моём списке. Собирайся.

Избавленный от наказания первогодник обрадованно заржал и ускакал обратно в казармы. Капитан Королевской службы безопасности закрыл мордочку копытом, сдерживая мученический стон — освободившись от одних переживаний, он тут же окунается в другие. "Селестия, должно быть, знает, что делает..."


День пролетел как во сне. Провожая Кейденс до самого поезда и удерживая над ней магический щит, своеобразный зонт, Шайнинг не произнёс ни единого слова, украдкой ловя каждый её взгляд и каждое движение, запечатлевая их в памяти. Во дворце они виделись каждый день хотя бы раз, пересекаясь в залах и обмениваясь такими улыбками, которыми обмениваются пони, хранящие общую тайну, и даже в такой мелочи он видел огромную прелесть. Когда-то до войны они, чаще всего во время важных приёмов и балов, встречались в саду, с истинно шпионской сноровкой прячась в зарослях от любопытных глаз и посмеиваясь из своего укрытия над гвардейцами, которые вдруг потеряли своего сослуживца, и над гостями, наряды и разговоры которых порой были забавно абсурдны. В последний год их свидания уже не были так беззаботны, и не раз за спокойной беседой Шайнинг, будучи капитаном стражи, обеспокоенно оглядывался, боясь упустить что-то важное из виду. Однако и эти тихие прогулки по дорожкам вдоль клумб и фонтанов были даром и не мечтавшему прежде о взаимной любви Шайнингу Армору.

А теперь Кейденс уехала, и весь свет окончательно потускнел во вспышках молний, лишился ярких оттенков — их смыло дождевой водой. Он зря будет с трепетной надеждой заворачивать за угол, ожидая столкнуться с ней в коридоре, зря будет всматриваться в зелень сада, выискивая её силуэт...

Но у него был долг. Шайнинг знал, что все (и Кейденс) ценили в нём верность долгу, поэтому он уже стоял на балконе одной из самых высоких башень, готовясь создать защитный купол. Принцесса Селестия стояла рядом, и облако энергии обвивало её рог — она, кажется, без особых усилий, почти что легко опускала солнце. В ответ ей откуда-то из Вечносвободного леса Найтмер Мун выводила на небосвод луну.

— В такие моменты мне кажется, что я общаюсь с сестрой, — призналась Селестия, — что всё вернулось на круги своя, и мы вместе ведём народ пони к лучшей жизни. Как ты думаешь, Шайнинг Армор, возможно ли такое будущее?

Он опешил, не ожидав вопроса, но быстро нашёл нужные слова и ответил:

— Ваше Величество, если однажды это было возможно — возможно и сейчас.

Принцесса заметила в его голосе не свойственную ему сухость.

— Я отправляю на опасные задания близких тебе пони одну за другой, — догадалась она, — снова и снова они рискуют по моей вине.

Шайнинг Армор промолчал — за долгие века аликорница научилась распознавать эмоции и чувства, и он крохотным уголком души был страшно обижен на принцессу. Но капитан также прекрасно понимал, что Её Величество делает это не назло ему, что Твайлайт и Кейденс талантливы и умны, и именно такие пони всегда на передовой...

— От предназначения невозможно скрыться. Знак отличия никогда не лжёт, ты знаешь это по своему опыту, не так ли?

— Да... — пробормотал Шайнинг, пытаясь найти в словах Селестии тайный смысл.

— Кристальное сердце и шестиконечная звезда. Я слишком хорошо помню прошлое, чтобы забыть значимость подобных кьютимарок. Они судьбоносны для всей Эквестрии, Шайнинг Армор. Но ещё никто не справлялся со злом в одиночку, поэтому мы сейчас здесь.

День закончился, уступая ночи. Чёрные тучи ушли куда-то на юг, и теперь небо было чистым, бархатно-синим; по нему алмазной крошкой рассыпались звёзды. Луна отражалась в реке серебряной дорожкой, на всём оставляла белый свет, противясь мраку, и в этот момент Шайнинг почему-то подумал, что не зря обе принцессы наделены силой контролировать светила. "Принцесса Луна когда-то не была одержима властью и Вечной Ночью, может быть, поэтому она тоже дарит свет..."

Солнечное сияние сорвалось со лба принцессы и взмыло в небо растущим в размерах шаром магии; Шайнинг закрыл глаза, успокаивая дыхание и готовясь сотворить заклинание. Энергетическая сфера быстро расширилась и накрыла город искрящимся прозрачно-жёлтым куполом.
"Сейчас".

Шайнинг Армор попытался зажечь свой рог, но пурпурное свечение исчезло, не успев появиться; капитан опешил — он ещё даже не начинал волшебство.

— Одного умения недостаточно, — вздохнула Селестия, наклоняясь к нему и дотрагиваясь до нагрудных лат стражника копытом, обутым в золото, — самую сильную магию творит не разум, а сердце.

Сердце его было тёмно от переживаний и усталости, как и самое сердце Эквестрии, но воинская выдержка просто не позволяла ему сдаться на полпути. И он нашёл внутри себя и свет — ослепительные огоньки матери и отца, Твайлайт, Спайка и Кейденс, принцессы Селестии, чуть менее яркие светлячки подчинённых, соседей, приятелей и знакомых...

Вслед за пурпурной искрой Шайнинг Армор выпустил луч магии, постепенно увеличивая его мощность; вдохновение и волнение волнами накатывали на него с каждой мыслью.
"Я капитан Королевской службы безопасности. От меня зависят судьбы тысяч пони".

Будоражащий кровь холодок прошёл по спине, когда купол стал постепенно насыщаться розовым цветом — чары постепенно наполняли основу заклинания, заложенную Селестией.
"Кантерлот нуждается в защите. Все, кто мне дорог, нуждаются в защите".

Всё, что находилось вне купола, теперь казалось фиолетовым; с едва слышимым звоном единорог закончил колдовство и, наконец выдохнув с облегчением, опустил голову.
"Может быть, я не способен противостоять всем врагам, но, пока я жив, чейнджлинги не проникнут в Кантерлот".

Ощутив приятную истому во всём теле, Шайнинг чуть не потерял равновесие, но принцесса поддержала его крылом. Капитан тут же оправился, старательно скрывая дрожь в ногах и лёгкое головокружение от аликорницы.

— Всё в порядке?

— Да, Ваше Величество, — кивнул он, укоряя себя за секундную слабость, — я ожидал... худшего.

— Ты одарённый маг, Шайнинг Армор, но даже для тебя такие ежедневные нагрузки будут тяжелы, и восстановиться после них будет всё труднее. Я приставлю к тебе врача.

— Благодарю Вас, но не стоит...

— Под надзором специалиста гораздо проще проследить, как частое использование подобной магии отражается на здоровье...

Селестия знала, что под влиянием сестры Армор с уважением относится к всевозможным исследованиям и экспериментам. Он промолчал в безмолвном согласии, зная, что наблюдение у врача необходимо, но не желая становиться обузой.

— Это мне нужно благодарить тебя, — продолжала аликорница, — я рада, что вскоре столь достойный пони станет частью моей семьи. А теперь ступай, тебе нужен отдых.

Селестия была права — усталость поглощала Шайнинга Армора. С трудом откланявшись принцессе, он на подкашивающихся ногах вышел в коридор, закрыл дверь и сполз по стене, отрешённо глядя перед собой.
"Может, попросить Твайлайт... Нет, нет-нет, я просто не спал несколько суток, я утомился... Я восстановлюсь, а Твайлайт не стоит вмешивать. У неё своё дело, у меня — своё".

В таком положении его застали патрульные. Айрон Грасп сразу распознал признаки магического истощения, помог Шайнингу Армору подняться и предложил своё плечо в качестве опоры по пути к гвардейскому корпусу; второгоднику-пегасу Клауд Джамперу был доверен шлем капитана; Спайн Чилл пытался развеселить старших, но его потуги успеха не имели. На пороге стойла он совсем отчаялся и прибегнул к крайним мерам.

— Капитан, а можно могилку Флэша Сентри навестить?

Шестерёнки в голове Армора медленно, со скрипом завертелись вновь. "Какую ещё могилу?"

— Когда он успел отойти за облака? — спросил Шайнинг, хрипя от сухости во рту.

— Это к Вам вопрос, Вы последний видели его живым, — скорбно говорил Спайн Чилл, но в его зелёных глазах сверкнула усмешка.

— Доиграешься, малец, за ним последуешь, — предупредил Айрон Грасп.

— Отставить, Чилли, уместны ли шутки сейчас, — фыркнул Клауд Джампер, наслаждаясь реакцией новобранца на сокращение имени, — никуда твоего дружка не закапывали, он уехал на сверхсекретную миссию.

Мало обидных жеребячьих кличек — ещё и лучший друг скоропостижно улетел на другой край королевства. Спайн Чилл умолк, посмурнел; Шайнингу Армору, немного приходящему в себя, пока он волок ноги к своей комнате, стало даже жаль его. Совсем немного.

— Не переживай, Чилли, у тебя будет куда более важное задание, — единорог измученно улыбнулся, усаживаясь на край койки, — пост возле трона принцессы на Гранд Галлопинг Гала не сравнится с поездкой на Север. Пусть Сентри там прохлаждается, а ты на фото вместе с Её Величеством попадёшь.

Земнопони скорчил недовольную гримасу, осознав, что сокращение прижилось и теперь его все засмеют, но тут же нашёл и светлую сторону:

— О, вот видите, Вы живой, Вы ещё шутите!

Стражники, все четверо, переглянулись и расхохотались.

Начиналась ночная смена; часовые передавали посты и, зевая, брели прямиком в казармы, не заглядывая в столовую. Здесь, перед долгожданным сном, они делились историями и пели песни, и Шайнинг Армор, часто слушая их голоса сквозь тонкие стены (а порой и участвуя в таких посиделках), думал, что есть что-то во всём этом семейное, братское, что служба в королевской гвардии была правильным выбором для него. К этим мыслям сегодня упрямо примешивались и многие другие мысли: мысли о возвращении Твайли, об отъезде Кейденс, о Кристальной Империи и короле Сомбре, о чейнджлингах и Найтмер Мун... Шайнинг Армор вдруг оторвался от насущных проблем и наконец провалился в мир беззаботных, радужных грёз, кажется, снискав расположение ещё одной принцессы — в эту ночь его сон берегла Луна. Звёзды и серп месяца краснели сквозь пурпурный купол, предвещая то ли беду, то ли победу, и где-то вдалеке озлобленно выли ветра.