Квадрофония

Geek Gig.

Дерпи Хувз DJ PON-3 ОС - пони Октавия

У монстров под шкурой

Это история о жизни королевы Кризалис. Она начинается в её детстве, когда она встретила друга, и кончается уже в её взрослые годы, когда случилось несчастье.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Кризалис

Из Сталлионграда в далёкую Понию

Кремовая единорожка из Сталлионграда отправляется в загадочную восточную островную страну Понию. Она прокатится на понской электричке с извращенцами, накупит понимешных фигурок в квартале Акихабара, сходит в мэйд-кафе и многое другое!

ОС - пони

Новый год в бане

Решили с другом написать клопфик. Поупарывавшись четверо суток, всё таки доделали. Собствеено, к поням клопфик относится исключительно тем, что одним из действующих лиц является Хомэйдж. Угу, именно диджей из ФО:Э. И дабы никто не путался, Хамуро - не сталкер, который в том же ФоЕ бегает, а простой парень, у которого живет Хомэйдж.

Другие пони ОС - пони Человеки

Почтальон

Действие происходит вскоре после событий первых серий первого сезона. Самый обыкновенный пони, почтальон Рони Шарфсин, задаётся вопросом - может быть, чейнджлинги вовсе не являются чудовищами, как думают многие? Он и его друзья - Винди Конквер и Кристал Харт - решают создать почтовую станцию и начать переписываться с оборотнями, чтобы наладить с ними отношения. Тем не менее, далеко не все готовы принять такую смелую идею. Сможет ли Рони преодолеть все трудности на пути к своей мечте?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Чейнджлинги

Радужный анабасис

Идущий за море меняет небо, но не душу. Я сомневался в правильности этого утверждения, пока на своём опыте не понял, что меняет не пункт назначения, а само путешествие и те, с кем ты в него отправляешься.

Рэйнбоу Дэш Человеки

На что способен твой разум?

Это история одного псионика со странным характером.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Love Forever

Твайлайт, наконец, дождалась конца недели, и это воскресенье должно стать особенным: в гости уже едет Шайнинг Армор! У единорожки, как и всегда, планов громадье: обсудить последние новости, попить чаю с любимым братом, вспомнить детство, попробовать новое заклинание. Кроме того, ей хочется ощутить настоящую близость с СБДН...

Твайлайт Спаркл Шайнинг Армор

Волшебный цветок Лили

Маленькая розовая кобылка получает в свои копытца бесценное сокровище - цветок, исполняющий желания. Но по-настоящему хотеть чего-то порой бывает сложно, а потому все свои лепестки она потратит на одно-единственное желание.

Другие пони Дискорд

Историю пишут победители

Линк Шайн - новый архивариус в администрации Сталлионграда очень сильно интересовался историей города и того, как он обрел независимость. Он был уверен, что Селестия тогда спасовала и даровала ему независимость. По крайней мере так все говорили. Но Линку предстояло узнать весьма любопытные подробности.

Принцесса Селестия Другие пони

S03E05
Глава 4. Призрак беды Глава 6. Раскол

Глава 5. Приговор дружбы

По-настоящему врага узнаёшь только в бою. Я очнулся утром. Тело болело так, будто меня несколько часов били. Принцесса Луна вмешалась, прежде чем мне удалось собрать урожай ненависти. То немногое, что удалось взять, пришлось истратить.

Наколдовав зрелищную безделушку, я ударил и одновременно потянулся тонкими эфирными нитями за магический щит. Луна отважна, неглупа с толикой импульсивности и чувственности, но она явно недооценивала меня. Её щит годился только против грубой силы. Очень тонкое, но невероятное по стойкости заклятье запустило отростки под шкурку принцессы. Обычно подобные чары называют проклятьем. Стоит Луне поддаться своей импульсивной натуре: рассердиться, испугаться, выйти из равновесия и её магия ослабнет. По крайней мере, временно. Я сделал чары невидимыми, не осязаемыми даже для таких мастеров как Луна и Селестия. Так сказать, подготовил почву для будущего серьёзного столкновения.

Камера, где я находился, располагалась в башне. И солнечный свет спокойно проникал сквозь окно, заливая простую узкую койку. Орды пылинок кружились в пронзительных лучах света, я обвёл взглядом комнатку. Простенько и со вкусом. Даже расписной ковёр на стену повесили. Принцесса Луна сорвала мой план, теперь придётся импровизировать. Три месяца приготовлений насмарку! Как же я вас ненавижу! Я разрушу вашу маленькую утопию и заставлю вас страдать!

На несколько секунд меня захлестнул такой сильный прилив эмоций, что я не смог нормально мыслить. Вдохнув несколько раз, я выдохнул, одновременно делая жест копытом от груди, словно отпуская всю нахлынувшую ненависть. Хотя на самом деле просто засолил её и убрал в подвал на будущее.

Общество, где все друг друга ненавидят, презирают или игнорируют – вот моя цель. Прячась за личиной, механизмом связи, информационной сетью, все ведут священную войну против всех. Каждое твоё отличие от остальных это твоя слабость, куда не применут ударить даже те, кто, казалось бы, на одной стороне с тобой. Побуждая тебя поступать как все. Так будет и здесь, когда ростки ненависти взойдут, ураган нечистот обрушится и на эту безгрешную землю.

Меня отвлекли от мыслей щелчком дверного замка. В комнату вошли двое гвардейцев, и повели меня вниз, потом по коридору, затем по лестнице наверх и, наконец, меня ввели просторный зал и посадили на скамейку перед возвышением. Принцессы солнца и луны уже ждали в сопровождении четверых Гвардейцев и пары секретарей. Я не сводил взгляда с принцесс, впитывая их образы. Наши с Принцессой Селестией взгляды встретились. Спокойный исполненный ума глаз и прячущийся за гривой собрат скользнули по мне. Не отводя взора, я подарил ей милую и невинную улыбку, представляя, как эта величественная и мудрая пони будет валяться у меня в ногах, предлагая всё, даже свой круп ради спасения. Но я, глядя сверху вниз, прошепчу "нет".

Маска Селестии, её броня вежливости, учтивости и этикета — грохнулась на пол. Глаза ожили и впились в меня, а череда не сдержанных мимических рефлексов много рассказала мне о солнечной принцессе. Селестия подавляла эмоции. И не только их внешние проявления. Эфир, проходя через нее, практически не изменялся. До текущего мгновения. Я увидел нечто правильное, не идеальное; будто модель абстрактной геометрической фигуры. И волю, ведущую вперёд, к звезде над горизонтом. Невозмутимое выражение быстро вернулось на смазливую мордашку. Превосходное самообладание.

Я изучил их законы самое строгое наказание это вечное изгнание из страны. То, что нужно. Вокруг ведь так много магических чудовищ, драконов, минотавров и тому подобных. Я соберу бессчетную орду, завоюю Эквестрию и, распространю ненависть, злобу и ужас, подведу под уничтожение этот жалкий мирок.

Суд начался. Сначала секретарь зачитала, что я совершил, обстоятельства и обвинение. А затем начались вопросы:

— Экстер, нам не удалось выяснить ваше происхождение. Кто ваши родители?

— Мама — Анархия, папа — Стакан Сидра, — секретарь скрупулезно записала мои слова, а я ещё больше ухмылялся.

— Почему вы совершили, эти преступления? Чего вы добивались? Денег? Славы? Поясните ваши мотивы, — секретарша задавала правильные вопросы, тоном матёрого прокурора.

— А что если я скажу вам, что мир, каким вы его сейчас видите, скоро перестанет существовать? Что если я скажу вам, что есть нечто, уничтожающее миры? Что если я скажу вам, что оно очень близко, а я всего лишь его первый вестник?

— Если оно такое сильное, тогда зачем оно уничтожает, а не созидает? — спросила Принцесса Селестия.

— Откуда мне знать. Просто такова его суть, — ответил я.

— Обвиняемый, вы находились на принудительном лечении в "Доме восстановления гармонии имени святой Принцессы Селестии", устроили побег себе и больному по имени Шего, вы признаёте себя больным? — нудным официальным тоном продолжила секретарь.

— Очень не нормально, быть нормальным. Я не болен, если вы о моём психическом состоянии. Но вот о физическом такого сказать не могу — ваша принцесса оказалась на редкость драчливой сучкой.

— Да как ты смеешь оскорблять нас?! — Луна даже подскочила. — Ты, недостойный, из-за тебя пострадало столько хороших пони. Ты, ты — пёс! — Кантерлотский Голос местами срывался от возмущения и обиды, прямо как у маленькой кобылки непривычной к злым и грубым насмешкам и издевательствам.

— Ну, так иди сюда, сделаем щенков! — после моего громкого заявления Селестия хихикнула, но затем шепнула что-то сестре и та, фыркнув, отвернулась от меня.

— Экстер, прошу тебя. Понимаю, тебе досталось, от Луны, но мы здесь, чтобы всем пони, и тебе в их числе, было лучше жить. Возможно, сложные жизненные обстоятельства вынудили тебя встать на этот неправильный путь разрушения. Но пожалуйста, позволь нам помочь тебе, — с добротой в голосе сказала Принцесса Селестия.

Я рассмеялся ей прямо в лицо, ловя на себе недоумённые взгляды. А когда перестал, посмотрел на местную богиню и сказал:

— Заканчивай с этим фарсом, давай мне высшую кару и запомни — Эквестрии уже недолго осталось.

Меня окружили глянцевым барьером, глушащим любые звуки. Его стенки пропускали свет, но размывали окружающее пространство. Пусть совещаются. У них нет выбора. Изгнание. А даже если меня посадят за решётку, я найду лазейку, сбегу и начну всё сначала. Минуты тянулись томительно, медленно, но с каждой пройденной моё внутренне напряжение возрастало. Чего они тянут? Тут же всё ясно: ренегат, шатающий устои общества, должен быть изолирован от общества стеной или территориями. Я же специально подзадорил их, чтобы им проще было принять решение.

Рёбра, в том месте, куда попал луч, болезненно ныли. И эта противная боль расползалась от левого бока по спине к лопаткам и вниз к крестцу. Возможно, у меня более серьёзная травма, чем ушиб. Но тратить запасённые крохи заряженного ненавистью эфира на обследование тела и избавление от «неудобств», когда каждая капля на счету – было непростительным расточительством.

Ожидание донимало меня сильнее, чем страдания тела. Развалившись на лавочке на здоровом боку, я задремал. Надеясь, что так для меня время пройдёт быстрее. Но только я начал переходить от дрёмы к сну, как барьер исчез, и посторонние звуки снова вернулись в мой мир.

— Подсудимый, прослушайте приговор! — от громкого голоса секретаря сон упорхнул от меня как перепуганная птаха. — Именем Принцессы Селестии и Принцессы Луны, Подсудимый именуемый так же Экстером, за крайнее неуважение к царственным особам, за повреждение и уничтожение имущества, и развязывание вражды приговаривается к беспрецедентному наказанию. Начиная с сегодняшнего дня, Подсудимый поступает под полную опеку Принцессы Твайлайт Спаркл и её друзей. Каждую неделю Принцесса Селестия будет ждать отчёт об успехах в постижении магии дружбы подсудимым и обретении им гармонии.

Удостоверившись, что мне понятен приговор, меня увели из зала. В уже знакомой комнатке на подносе меня ждал завтрак. Оставшись один, я, наконец, снял маску невозмутимости и расхохотался, смахивая выступившие слёзы. Они это серьёзно?! Что за детский сад с перевоспитанием? А если я начну резать им глотки, они сами встанут на колени и попросят прощенья? Однако Селестия не показалась мне глупой или наивной. И это решение не сходится с её образом, а тем более с образом Луны. Где-то здесь есть подвох.

Но меня не оставили одного надолго. В дверь постучалась и вошла Луна. Я не ожидал, что после всего, что ей пришлось вытерпеть от меня, я снова увижу её так скоро.

— Ложись и не двигайся! — произнесла она, подходя ко мне.

— Всё-таки надумала завести щенков? — не успел я и глазом моргнуть, как получил копытом по голове.

— Я подлечу твои раны, а затем препровожу в Понивиль. И не смей больше оскорблять меня. Иначе страшно пожалеешь об этом, — с угрозой в голосе произнесла принцесса.

— Какая ты грозная, я весь дрожу! — иронично сказал я, но выполнил требование и лёг больным боком к верху.

Рассеянный бирюзовые лучи полились из её чуть склонённого рога, щекоча мой бок. Ползущая боль отступила, но не исчезла совсем.

— Зачем ты лечишь меня?— вопрос сам сорвался с моего языка.

— Я причинила тебе боль, и будет справедливо, если я избавлю тебя от ненужных страданий.

— Был бы я другим, мог бы влюбился в тебя.

Щёчки кобылки потемнели, но она промолчала. Поток магии стал чуть слабее и некоторое время не мог набрать былую интенсивность. Проклятье работало. А я в упор рассматривал изящную фигуру и роковые изгибы её спины и крупа. И находил их весьма соблазнительными, но чтобы не пугать заканчивающую лечение принцессу новыми симптомами, такими как мощное опухание "пятой ноги", пришлось отвести взгляд.

Источая аромат ночных лилий с пикантными нотками специй, аликорн повела меня. У дверей нас ждал экипаж запряжённый четвёркой серых стражей пегасов. Летучая карета тронулась и понесла меня и скучающую у окна Луну, к ещё одной "Принцессе". И куда они дели своих "Королев" и "Королей"? Из окна экипажа я увидел сверкающий кристаллический замок-древо. Интересно, какая она, эта принцесса? Карета остановилась у ворот. Нас встретила разношёрстная компания: пять пони дракончик и фиолетовый аликорн. Похоже, они знали обо всём. В общих чертах точно. Дополнительных расспросов Луны не было — она задержалась ровно на столько, чтобы пожелать всем удачи и рекомендовала быть осторожными и терпеливыми.

Мельтешение и разговоры новой компании обрушились на меня со всех сторон. Немного растерявшись, я пока ни на что не решался, оценивая моих "наставниц". У розовой активность пёрла из всех щелей, она больше всех мозолила глаза и заливала в уши. Голубая пегасиха с радужной гривой и оранжевая блондинистая земная пони, держались с боков, по их настороженным взглядам я понял, что они готовы в любую секунду наброситься и скрутить меня. Белая единорожка и жёлтенькая пегаска держались чуть в стороне от меня и пока ни чем не выделялись, хотя пегаска держалась слишком зажато. Дракончик смотрел с прищуром и вяло обсуждал меня с Принцессой Твайлайт. Она с оптимистичным настроением крутилась передо мной и разглагольствовала о своём великом долге и обязанностях Принцессы Дружбы.

Наконец, представившись, мне провели экскурсию по замку, а затем проводили в свободную комнатку. И оставили в покое. Мелкий городишко даже отдалённо не напоминал Мэйнхеттен, я будто снова оказался в Хуфингтоне. Эфир был пуст — ни гнева, ни ненависти. Сплошная радость и счастье. Вздохнув глубоко, я начал составлять новый план. Нет магии — не беда, обойдёмся без неё. Пока что.

Спайк с выражением лица "я слежу за тобой" позвал меня на обед. Бок уже почти не беспокоил, лишь изредка как бы говорил мне "да, да сюда попали чем-то большого калибра, но ты скоро об этом совсем забудешь". Спустившись в столовую за дракончиком, я оглядел круглый позолоченный стол с уже расставленными яствами и всей командой "воспитателей". И как только я сел Твайлайт решила, что самое время для застольных бесед:

— Итак, Экстер, расскажи, что ты знаешь о дружбе. Пожалуйста.

— Если я скажу, ты дашь мне спокойно поесть?

— Конечно, обещаю что больше не задам тебе ни одного вопроса до конца обеда.

— Дружба это эксплуатация умным его глупых друзей. Использование их как прикрытие себя от явной опасности и принуждение оставить повседневную жизнь, чтобы впустую тратить время. Всё ради потворства и угоды одному хитрому троллю-кукловоду. А теперь я поем, если ты непротив.

— Ты в корне не прав! Дружба — это взаимопомощь и выручка…

— Да, да, слышал я уже эти "идеи" только они не работают, — перебил я Твайлайт. — А теперь представь: кто-то ужасный пытает твоего друга у тебя на глазах, ты ничего не можешь с этим кто-то сделать. Но пока он занят твоим другом у тебя есть шанс спастись. Как ты поступишь? Только не надо лицемерия и лжи, потому что мы оба знаем ответ.

Голос Твайлайт дрогнул, но она упрямо уставилась на меня:

— Я сделаю всё для моих друзей!

— Даже убьёшь?

— …

— Я так и думал, а теперь дайте мне нормально поесть.

Твайлайт надолго замолчала, но её знамя подхватила другая пони.

— Слушай, Сахарок, не знаю, откуда ты такой взялся, но по тебе видно, что жизнь твоя была совсем не сахарок, — сказала оранжевая пони в шляпе, кажется, её представили как Эпплджек.

— Слушай, Яблочко, мне очень жаль что тебя, твоей семьи и вообще всех скоро не станет. Хотя не, не жаль. А теперь заткнись и дай мне поесть, пока не выпорол тебя.

— Эй, повежливей! Мы и покруче тебя жеребцов объезжали.

— Расскажи-ка, расскажи, почему ты такой серьёзный и грубишь всем? — розовая говорунья уже умяла свою порцию с тремя добавками, и потому я просто игнорировал её.

— Ты меня слышишь!? — Пинки Пай много чего ещё говорила, но моё внимание надёжно переключилось на тарелку полную овощей и хрустящего сена.

— Простите, мистер Экстер, мы все просто очень хотим понять вас. Поэтому, пожалуйста, простите нам нашу настырность, — мягкий тихий голосок так сильно выделялся на общем фоне, что я невольно повернулся к говорившей.

На заднем фоне Рэрити о чем-то переговаривалась с Твайлайт, а радужная Дэш травила Эпплджек шуточки в мой адрес. Но глядя на милые лазурные глазки и мордашку Флаттершай, можно улететь в астрал. Разумеется, если бы я был полным идиотом. Кобылам доверять нельзя. Сейчас она пытается использовать учтивость, свою "доброту" и "милоту", чтобы сманить меня на сторону с печеньками, обнимашками и тому подобным злом. Но я помню свою миссию и цель. Хоть временами ненавижу их. Если всё получится, вся эта бессмысленная клоунада закончится, и я смогу идти дальше.

Я уже хотел морально растоптать Флаттершай, но тут из под стола, прямо между моих ног, выпрыгнула Пинки Пай и, встав в мою тарелку, завопила мне в лицо сверху вниз:

— Ни кто не смеет игнорировать Пииинки Паай! — и скинула мне на голову, непонятно откуда взявшийся торт.

Торт был большей частью из крема и медленно стекал с меня. Я не понимал, зачем она это сделала, и, понятное дело, такой пустяк неспособен был даже на один градус поднять могучий столб моей злости. Спайк, Рэйнбоу Дэш и Эпплджек рассмеялись вместе с Пинки и даже Флаттершай улыбнулась, а вот Твайлайт и тихо беседовавшая с ней Рэрити не на шутку перепугались.

Я медленно поднялся, грозно смотря на хохочущую розовую кобылку. Рог Твайлайт Спаркл замерцал, и заклинание балансировало на его кончике, готовое усмирить меня в сию же секунду. Я взял стакан молока и отпил из него, а остатки вылил на неуемную, смешливую, дурашливую пони. Взвизгнув от неожиданности, пони посмотрела на меня с виноватым дружелюбием и потянулась, чтобы обнять меня в знак примирения. Но я не стал играть по её правилам, а просто оттолкнул мокрый от холодного молока носик и молча, ушёл отмываться.

За три дня я сдержал первый напор их дружелюбности и попыток пожалеть меня. Совершенно ясно чего они добиваются — они хотят с помощью сопереживания понять меня. Я не могу этого позволить. Если они поймут мои мотивы, любые мои дальнейшие действия обречены встретить осознанное сопротивление и тотальное прощение. Проще говоря: я смогу достичь цели, но только пока меня не понимают.

Кто-нибудь из них постоянно за мной присматривал. Сегодня на прогулке меня сопровождала Флаттершай — она одна оказалась не занята. Я прекрасно видел, что прогулка с мало знакомым, да ещё и опасным пони ей в тягость. Пряча глаза за гривой, она не заметила, как я подошёл к ней сзади и куснул за круп. Пискнув как придавленная мышь, Флаттершай бросилась наутёк.

Оставшись один, я преспокойно отправился на почту и отправил короткое письмо в Мэйнхеттен. После чего призраком ходил по улицам, наблюдая за местными и выискивая взглядом моих тюремщиц. Для маскировки я с головы до ног закутался во влажный плед, сдёрнутый с натянутой верёвки около одного из домов. Спрашивая прохожих, я без труда выяснил места жительства всех моих наставниц.

Флатершай и Твайлайт подлетели, когда я сидел на лавочке неподалёку от большого сгоревшего дуба и смаковал честно украденный из Сахарного Уголка кексик.

— Как это понимать, Экстер? Ты сбежал из-под надзора Флаттершай. И откуда у тебя этот плед и кекс?

— Вообще-то это она сбежала, а я просто всё время ждал её тут.

— Неправда. Кто-то укусил меня за…, — промямлила жёлтая пегаска. Последнее слово было произнесено так тихо, что разобрать было невозможно. Вдобавок она покраснела.

— За что он тебя укусил? — переспросила Твайлайт.

— За … . — Шептала Флаттершай так, что последние слово снова не удалось понять.

— Она хочет сказать, что не прочь познакомиться со мной поближе. — Я подошёл и обнял передним копытом шейку пегаски. Тем самым совсем засмущав и замкнув бедную тихоню.

— Так, что бы там ни было, ты отправляешься обратно в замок! — голос Твайлайт приобрёл строгий, учительский оттенок.

— Сейчас, тюремщица, только доем краденый кекс, — сказав, я запихал кекс в рот и стал усилено жевать, показывая, будто боюсь, что его у меня отнимут.

Издав звук раздражения и недовольства, Твайлайт повела меня в замок.

Прошло ещё три дня. Во время воспитательных бесед я, то соглашался с Твайлайт, то с жаром отвергал все её доводы, фанатично поддерживая любую противоположную точку зрения. Свободное время между беседами Принцесса Твайлайт обычно проводила в библиотеке. К знаниям тянуло поняшу. А я, признаюсь, обладаю очень внушительными знаниями, и всегда ношу их с собой. Твайлайт устроилась на подушечке у круглого столика и с упоением зачитывалась свеженькой книжкой. Мягкой походкой, в непринуждённой манере, я подошёл к ней.

— А что это ты читаешь? — как бы невзначай спросил я.

— "Теория высшего магического поля или эфир, как двигатель магии", заумная книжка для единорогов. — Не отрываясь от книги, сказала Твайлайт.

— С чего ты взяла, что меня интересуют только преступления? Например, я знаю, что почти все заклинания, которыми вы пользуетесь, используют находящийся в теле заклинателя поток магии, так называемый внутренний заряд. Я ведь прав?

— Ты изучал магию?

— Можно и так сказать. Но ваша теория магии не в курсе, что можно использовать и внешние потоки, а не только внутренние.

— Это невозможно! В книгах упоминается, что все эксперименты по управлению внешними потоками провалились. Да и если подумать, то логично управлять телом и всем, что внутри него, проецируя волю во внешний мир.

— Ты не понимаешь. Ты и мир это одно и то же. Тебя нельзя отделить от мира, как и любого другого. Ты просто частичка целого, пусть и сложная. Мозг обманывает тебя, создавая иллюзию, что мир это всё что вовне. Такая простая вещь, а никто из ваших магов не додумался.

— И чем ты докажешь свою безумную теорию? Неужели ты думаешь, что подобные мысли никому не приходили в голову? Мы бы тогда не пользовались рогами для управления магией!

— Давай покажу, попробуй трансформировать эту свечку в банан.

— Хм. — Рог Твайлайт замерцал.

В магическом подпространстве, недоступного обычным чувствам из-за совсем других законов и семи мерного пространства, потекли ручейки эфира, вытесняемые потоком магии от абстракции Твайлайт. Медленно поток, свёрнутый в заклинание (то есть рецепт, сборник правил как должна использоваться собранная в подпространстве сила) достиг абстракции свечи и хотя в реальном мире не прошло и двух секунд в этой реальности всё воспринимается гораздо более медленным чем в обыденном мире. На таком примитивном уровне мне не понадобится много энергии.

Относительно далёкий в трёхмерном пространстве предмет, в семимерном измерении обычно прямо под копытом. На другом конце Понивиля кто-то чуть-чуть разозлился, но в мире эфира это прямо здесь. Облачко сгустившегося эфира, как подушка остановила заклинание Твайлайт. В обычном мире мерцание вокруг свечи не пропадало, хотя Твайлайт уже не колдовала, а удивлённо смотрела на свечку. Я немного напряг волю и эфирная подушка "скатила с себя" заклинание прямо на лежащую рядом абстракцию книги. Книга стала бананом, а Твайлайт "статуей". Спустя несколько секунд она ожила и перевела взгляд на меня.

— Этого не может быть! Как?

— Всё как я сказал. Мне не нужен рог, чтобы управлять магией.

— О Святая Селестия, да это переворачивает все наши представления о магии! Пожалуйста, научи меня! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! —Твайлайт мгновенно перешла в перевозбуждённое состояние.

— А что мне за это будет?

— Ну, денег у меня не очень много…

— Мне не нужны деньги.

— Тогда взамен я могу научить тебя какому-нибудь полезному заклинанию.

— Я не пользуюсь чужими "шаблонами", мои намного лучше, да и спроектировать нужные эффекты не сложно.

— Магия дружбы тебе неинтересна, я не знаю, что тебе предложить. Если только… Себя… — щёчки кобылки покраснели, от бурных, возможно эротических, фантазий неожиданно посетивших её. — Я тебе нравлюсь? — старательно отводя взгляд и неловко ковыряя копытом коврик, почти прошептала принцесса.

— Все вы кобылки только об одном и думаете. Нет, просто не мешай мне делать, что вздумается, если единственной пострадавшей будешь ты.

— То есть я не должна сопротивляться, когда ты будешь меня… грубо… — в её голосе проскользнули мечтательные интонации.

— У тебя проблемы с недостатком жеребцового внимания, но мне они неинтересны, ты соглашаешься на сделку?

— Да, естественно! — встряхнув головой, Твайлайт отогнала грёзы, и теперь в её глазах ничего не намекало на минувшую минутную слабость.

Я сказал, что первый урок проведём завтра, так как мне надо подготовиться. Но, разумеется, снимать сливки я собрался прямо сейчас. Твайлайт опять вернулась к чтению и не замечала меня. Я прошёл мимо аликорна и взял с ближайшей к ней полки экземпляр "Магия — первопричина?". Усевшись напротив неё, я открыл книгу и неглядя смял страницу. Твайлайт раздраженно глянула на меня, но промолчала. Следующую страницу я вырвал быстрым движением и скомкал. Принцесса дружбы закусила нижнюю губу и зажмурилась, вздрогнув, когда послышался звук следующей вырываемой страницы.

— Зачем ты это делаешь? — спросила она, поглядывая на меня.

Я замер прямо перед избавлением книги от ещё одного листа.

— Потому что могу, — и с раздирающим душу книголюба звуком вырвал несколько страниц.

Твайлайт задрожала, борясь с подступившими чувствами. От неё так и веяло тёплым эфирным ветерком заряженным гневом. Тёплый огонёк горящей бумаги подсвечивал снизу моё лицо. В мои копыта перекочевала следующая книга и Твайлайт не выдержала: источая самую настоящую ненависть, она выкрикнула:

— Довольно! Я расторгаю наш договор! Положи книгу на место! И не смей больше к ним прикасаться!

— Как скажешь, — положив книгу, я удалился, незаметно прихватив с собой энергию её ненависти.