Дорога на Мэйнхэттен

Фантастика знает множество непохожих историй о Контакте. В "Пикнике на обочине" Стругацких Контакт заканчивается, толком не начавшись. В "Фиаско" Лема принуждение к Контакту оборачивается трагедией. Наконец, в "Контакте" Сагана все завершается действительно неплохо. В свою очередь, «Дорога на Мэйнхэттен» пытается обрисовать один из возможных сценариев того, как бы мог происходить Контакт в канонической Эквестрии. Как бы ни была сильна магия дружбы, такие события не проходят тихо. И разобраться в них всегда чертовски тяжело.

Кексики!

История о том как Пинки....

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Эплблум Сильвер Спун

Жестокий Мэйнхеттен

Дневник одного пони.

Другие пони

Gods in Law

Твайлайт и Селестия уже давно находятся в отношениях, и Твайлайт решила, что настало время представить свою возлюбленную своим родителям. Конечно, Селестия нервничала, но только чутка. Но когда Твайлайт спросила о родителях Селестии, все стало намного сложнее. В конце концов, это всегда немного неудобно, когда ваши родители, в первую очередь, не совсем пони.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Дружба это оптимум: Только не здесь, только не так

В конце времён мира людей, что делать человеку, у которого ничего и никого не осталось?

Принцесса Селестия Человеки

Баллада о янтарном цветке

Сказание о пони и его любви. Зарисовка в стихах.

Принцесса Селестия ОС - пони

Приветствую тебя, герой!

Ну вот и настало время для очередной зарисовки.2 страницы с описанием того как самый обыкновенный студент (Да-да, это именно про тебя) отправляется в Эквестрию.

Твайлайт Спаркл

Post Cordis

Историй всего четыре. Одна, самая старая – об укрепленном городе, который штурмуют и обороняют герои. Вторая, связанная с первой, – о возвращении. Третья история – о поиске. С исчезновением Кристального Сердца лишь одна пони способна переломить ход грядущей битвы с Королём Сомброй. Эта пони – Рэдиэнт Хоуп, и ей пришло время вернуться домой. Домой, в осаждённый Город.

Другие пони Король Сомбра

Мыльные пузыри - красивые

Доброе и немного грустное воспоминание Дерпи о своём детстве.

Флаттершай Дерпи Хувз

Охотник за сенсациями

История о журналисте, ведущим авантюрный образ жизни. Шок, скандалы, курьёзы - любой может стать его жертвой и прославиться на всю Эквестрию, невольно показав всё самое сокровенное, что мир никак не должен был увидеть. Говорят, у многих безбашенных пони не бывает тормозов... Мэл Хаус решил превзойти самого себя и совершить авантюру тысячелетия, доказать, что именно любой "счастливчик" может попасть под его прицел и не важно, ты - обычный феремер, или всемогущая личность, смотрящая на всех с высока.

Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: Noben
Глава 5. Приговор дружбы Глава 7. Ва-банк

Глава 6. Раскол

Сегодня меня выгуливала Эплджек. У неё было довольно простое отношение ко мне. А именно, как к другу, который запутался и отвергает необходимую ему помощь. И это её близкое принятие, изрядно раздражало меня.

— Эй, Сахарный кубик, не отставай. Чего приуныл? Али задумал чего? Хех. Ты эти дела кончай, мы от тебя не отстанем, пока не перевоспитаешься.

— Сахарные кубики не устраивают революций. — Я ненавидел, когда она так меня называла.

— Ну, ты тоже не устраивал. — Ухмыльнувшись, заявила яблочная пони.

Мы прошли мимо сожженного дуба, сквозь парк и остановились у речки. По моей инициативе. Я уже узнал этот городишко лучше своих четырёх копыт.

— Слушай, а почему ты так уверена, в моём исправлении?

— Ну, всех же можно исправить главное найти подход, верно?

— Вовсе нет. Некоторые пони не меняются. Боюсь, вам придётся сторожить меня до конца жизни.

— Не говори глупостей, Сахарок, мы найдём выход гораздо раньше.

— Эпплджек, представь — то время, что тратится на меня впустую, ты могла бы проводить со своей семьёй. Зачем ты это делаешь?

— Принцессы поручили тебя нам, и мы не подведём их. Время не тратится впустую.

Между домов мелькнул знакомый силуэт. Я немного помолчал, придумывая как бы поскорей избавиться от Эпплджек. И кое-какой трюк у меня был припасен и на такой случай. Я посмотрел ниже по течению и воскликнул:

— Смотри, вон там кто-то тонет. — И указал копытом в направлении взгляда.

Посмотрев на объект в воде, Эплджек сразу услышала всплески и отчаянный писк жеребёнка.

— Эплблум! Держись, я бегу! — Забыв обо всём, Эпплджек бросилась вдоль берега, не отводя взгляда от тонущей фигурки.

Я отвернулся и поспешил к переулку. Как только я отвёл взгляд от утопающей, писк и призывы о помощи пропали. Остались только звуки, производимые Эплждек — плеск яростно рассекаемой воды и подбадривания "сестрёнки". Я свернул за угол, он уже ждал меня.

— Ты звал меня, Бог?

— Я не бог.

— Не говори как все. Я же знаю, что ты не такой как они.

— Мне нужна помощь, но об этом позже. Надо убраться туда, где нас не подслушают. Пойдём, я знаю одно такое место.

Тайгерь свято верил, что высшие силы предопределили его судьбу. И кроме расстройства личности, навязчивых идей и мании преследования, он ещё начал считать меня богом. Я не могу быть богом, мне это доподлинно известно. У местных принцесс больше прав называться богинями.

Мы вошли в пустой дом. На всякий случай я обошёл его, ища чужое присутствие. Но кроме мыши в подвале никого не обнаружил. Хозяйки дома известные в округе музыканты. Одна уехала с оркестром в Кантерлот, а другая в Тротингеме выступает со своей группой. До пятницы дом будет пустовать. Выложив часть плана, в которой мне была нужна помощь, я ещё попросил Тайгеря сделать несколько тайников с битами — на всякий случай.

Тайгерь ушёл. А я остался в доме, выжидая, когда он удалится достаточно далеко. Надо сбить с толку тюремщиц, иначе они могут раскрыть меня раньше, чем я буду готов. Использовав окно как выход, я обошёл дом, прошёл по улице и заглянул в Сахарный Уголок. Пинки стояла за прилавком. Стеллаж с тортами был всего в трёх метрах от меня. Идеальный вариант. Думаю моё пребывание в лечебнице сыграет мне на руку.

Я ворвался в магазинчик. Вместо приветствий, разговоров или ещё чего либо, я бросился к стеллажу. Куски тортов перемазали мне всю мордочку. Пинки подскочила ко мне, она что-то говорила, но сейчас для меня всё было не важно. Торты должны умереть. С лютым упоением я прижимал ко рту нечто бесформенное, ранее бывшее двумя слоёными тортами. В меня не лезло, но я пропихивал их дальше.

Задыхаясь, я упал на бок, продолжая заталкивать в себя торты. Я не смог. Меня вывернуло только что съеденными сладостями. Сотрясаясь в судорогах, я залил весь пол содержимым желудка. Пинки что-то верещала. Но в этот момент я ничего не слышал — меня снова скрутило. И так пока весь сладкий яд не вышел из меня. Я взмок от пота и желудочного месива, тяжело дышал распластавшись на полу. Затем снова попытался запихнуть в себя остатки тортов, но крепкие оранжевые копыта подняли меня с пола. Перебросив перепачканную ногу себе через спину, Эпплджек поволокла меня к замку. А Пинки скакала вокруг нас и гомонила не хуже стаи сорок.

— … схватил три с полки, и побил мой рекорд по быстрому поеданию тортиков. На целых полсекунды! Представляешь?! Я ему такая говорю: Не спеши глупенький, давай лучше чаю заварю вместе перекусим. А он такой: ням, ням, ням. И ни в какую не слушает, внимания не обращает! Даже Дэши напомнил, когда она дорвалась до бочки с сидром, помнишь?

— Может и не зря его в больничке держали. Такое отмочил. Отвлёк, а сам тортами убиться надумал. — Разочарованно говорила Эпплджек.

Меня помыли и уложили в кровать. Твайлайт, выслушав рассказ подруг, встала надо мной, сердито свербя взглядом мою выглядывающую из-под одеяла мордашку.

— Мне известно, что твоё психическое здоровье в полном порядке. Объясни, что произошло в Сахарном Уголке. — После того как я поманил её тайными знаниями, а затем щёлкнул по носу, она меньше церемонилась со мной и была во многих отношениях строже. Как и подобает настоящей надзирательнице, а не подруге.

— Сладенького захотелось, — натягивая одеяло на нос, но оставляя невинные глаза над краем, промурлыкал я.

— "Сладенького захотелось!" — гррр, ты разгромил шкаф с тортами, и полностью запихал в себя половину из них. Я уверена ты сделал это чтобы позлить нас.

Помолчав полминуты, явно обдумывая что-то, она добавила:

— Я подготовила особо эффективный, экстремальный метод обучения, — зловеще потирая копыта и неприятно улыбаясь, заявила принцесса. — Не заставляй меня применять его на тебе.

Эплджек и Пинки многозначительно переглянулись. Недоверчиво поглядывая на Твайлайт, будто опасаясь, что та может перегнуть палку. Но всё обошлось — вздохнув, она махнула хвостом и ушла.

На следующий день настала очередь Рэрити прививать мне дружбу. Позавтракав, я приготовил небольшой сюрприз и терпеливо ждал. Наконец, опоздав на полчаса, она появилась.

— Привет, — немного смущённо сказала она. — Прошу простить меня за небольшое опоздание.

— Здравствуй, Рэри. Не беспокойся, я всё понимаю, кажись, много работы?

— Да, я не ждала завала раньше начала следующего сезона, но тебе наверно не интересно слушать про "кобыльи тряпки"?

— А ты на редкость проницательна. Позволь преподнести тебе маленький подарок, моя дорогая. — Я протянул ей три красивейших самоцвета мерцающих голубоватым светом и искрящимися всеми цветами радуги. — Прими их как символ нашей дружбы. — Улыбаясь, добавил я.

— Очень символичный подарок — все вместе они напоминают мою метку.

— Я знал, что ты заметишь. Хочешь куда-нибудь сходить?

— Даже не знаю… может пройдёмся по магазинам?

— Только одно маленькое но — у меня нет денег.

— Ну что ты, мой дорогой. Я куплю тебе чего захочешь. Должна же я как-то отблагодарить тебя за столь красивый и щедрый подарок! — миленько улыбаясь, заявила Рэрити.

Мы вышли из замка в одиннадцать дня. И я до сих пор плохо понимаю, как можно потратить шесть часов на процесс перебирания ненужных в целом вещей. Ну, да красивый гребешок, но я уверен, что у неё уже целая гора подобных. А косметика: я так и не понял разницы увлажняющего крема за десять бит и такого же за двадцать пять. Кроме цены они абсолютно идентичны. Но Рэрити взяла за двадцать пять после шестнадцати минутных колебаний, заявив, что видела в журнале заметку, в которой говорилось, что таким кремом пользуется Сэлли Грей.

Я уже было направился к Сахарному Уголку, но Рэрити засуетилась и потащила меня в другую сторону. Обвешанный её покупками, я всё же получил вкусный яблочный пирог с прилавка семьи Эппл. И на этом щедрость моей спутницы из зоны дружбы не закончилась. Так как я прибыл налегке, у меня не было при себе даже средств гигиены. Но моя добрая подруга завалила меня целым ворохом — начиная от зубной щётки и заканчивая набором для ухода за копытами. К тому же пока я отвлёкся на поедание пирога, она успела причесать мою небрежную гриву.

В замок, моя иссушенная, туго натянутая на косточки шкурка приползла только к шестому часу. Я свалил, все подарки в угол и плюхнулся на кровать, зарывшись носом в подушку. Теперь во мне была стопроцентная уверенность, что между походом по магазинам с Рэрити и вскрытием себе вен в тёплой ванне, я выберу второе. Усталость утрамбовалась, улеглась и я засмеялся. Ржал как ненормальный, хотя причина была не настолько смешной. Напряжение и всё, что я сдерживал в железной хватке самоконтроля, вышло в виде смеха. Друзья — ложь. Всё дело во влиянии на других. Ну что ж, я сыграю по вашим правилам. Так даже интересней.


Прекрасный солнечный день закончился. Зевнув, Шего вылез из кровати украшенной изображениями скрипичных ключей. Почёсывая круп, он направился к холодильнику. Скоро Шего надо будет уйти. Взяв пакет молока, он выплеснул хорошую порцию себе на глаза, прилизывая гриву назад, а остатки выхлебал как заправский выпивоха. Шего жалел, что он не такой же умелый как Тайгерь и не может помочь Богу. Но что поделать, каждому своё. И хотя он знал тоже, что и Тайгерь, действовать как Тайгерь, он не мог — слишком боялся, да и не в его привычках причинять кому-либо вред. Молчаливый характер всегда был его особенностью. Пока не появился Тайгерь…

Пошуровав по шкафам, Шего нашёл крекеры и утолив ими голод направился в ванную. Через некоторое время на Шего из зеркала над раковиной смотрела милая старушка с обвисшими щёчками. Улыбнувшись своему отражению, он спустился в главную комнату, разделённую между двумя дизайнерскими стилями. Солнце зашло, сумерки сгущались и Шего спешил: кроме сбора материалов для Бога, надо наказать неверных кобыл, посмевших противостоять ему. Шего открыл дверь, а закрыл её уже Тайгерь.

Ночь скрыла Тайгеря, но не его деяния. Ферма Сладкое яблочко: здесь живёт одна из указанных Богом пони. Тайгерь шёл между яблонь и увидел постройку. Приблизившись поближе и присмотревшись получше, он заключил:

— Надо сжечь этот амбар. Слишком он новый.

Тайгерь не привык медлить, и тут же с весёлым треском занялась стена. Пламя поползло вверх, с жадностью вгрызаясь в свежие доски. Вопя что-то не членораздельное, наш поджигатель бросился наутёк. "Теперь-то боженька будет мной доволен" говорил он себе. Всю оставшуюся ночь Тайгерь шатался по городу собирая материалы. А утром докупил то, что не смог украсть и сложил всё в указанном месте.

Зевнув, вечно взъерошенный Тайгерь незаметно вернулся в дом. Перекусил, смыл грим, заскучал, но как только скука прокралась в его сердце, он выставил вперёд Шего. Несколько книжек по музыке покинули полки. Страницы тихо шелестели, составляя компанию напольным часам в нарушении мертвой тишины.

Но вот глаза стали медленнее ползти по странице, а зевки всё чаще прерывали размеренное дыхание. Протерев сгибом копыта глаза Шего поднялся с кресла, сделал контрольный обход своего временного жилища и направился в гостеприимную кровать со скрипичными ключами.


Меня разбудили рано утром. Хмурые глазёнки Твайлайт Спаркл и трясущая меня магическая хватка быстро выгрузили меня из прекрасного путешествия во сне. Кроме принцессы ко мне пришли Эпплджек и Рэйнбоу Дэш.

— Где ты был ночью? — последовал строгий вопрос.

— Аааа… спал. — Сказал я, зевая.

— Кто-то поджёг амбар на ферме Эпплов. Ты знаешь, что ни будь об этом?

— Вы пришли куда нужно. Я поджёг. Делайте со мной что хотите. Дома взрывал, теперь вот жгу.

— Ах ты… — начала было Рэйнбоу, но Эпплджек её перебила. — Если у тебя есть хоть капля совести, приходи сегодня в Сладкое Яблочко, попроси у всех прощенья и помоги нам с постройкой нового амбара.

— Сейчас, сейчас — она была где-то здесь. Я помню, что тут её оставлял, — с кривоватой ухмылкой я почесал затылок. — Не, нету — видно потерял. Неохота мне амбары возводить. Лучше смотри, что бы с Эпплблум ничего нехорошего не случилось. А то знаешь, всякое бывает. — После такой речи они просто обязаны меня возненавидеть.

— Не смей подходить к Эпплблум! Если у тебя есть какие-то дела к моей семье, делай их со мной.

— А если мои дела к Эпплблум интимного характера, мне тоже их с тобой делать?

Эпплджек захлебнулась возмущением, Твайлайт просто стояла с открытым ртом, как и Рэйнбоу.

— Ин… Интимного? То есть ты и она? Не смей приближаться к ней, слышишь! Не то я сама за себя не отвечаю, да и Маки сдерживаться не станет.

— Не пугайся ты так Эйджей, это всего лишь шутка. Тем более если мне действительно понадобится Эпплблум, ты никак не сможешь мне помешать.

— Твайлайт, можно я его огрею. Сама видишь: он нарывается! — Рэйнбоу распирало от негодования.

— Нет. Мы недолжны так поступать. Это то чего он добивается — разозлить нас и провалить план принцесс по перевоспитанию.

— Твайлайт, подержи его мне надо кое-что сделать. — Эпплджек говорила обычным тоном, но мне представились ужасы, оставшиеся со мной с прошлых миров. Я дёрнулся, но меня тут же перехватило фиолетовое сияние. Я ожидал чего угодно: начиная от побоев и заканчивая оскоплением. Но ЭйДжей просто схватила моё копыто и провела с ним несколько странных манипуляций синей лентой, затем отступила.

— Твайлайт, уже можешь отпустить, — сказала она увлёкшейся подруге.

— Я приму меры предосторожности, — уверенно сказала та, разворачиваясь. — А ты, теперь под домашним арестом, мистер поджигатель, — недобро зыркнув на меня, добавила Твайлайт.

— Ни чего-то ты не понимаешь Твайлайт Спаркл, — тихо проговорил я в спину уходящим тюремщицам.

У меня было время, пока меня оставили в покое. Я забрал из условного места материалы и с помощью магии преобразовал их в сложный механизм. Он может мне пригодиться позже. Обернув в простынь, я загрузил его себе на спину. В спальне Твайлайт никого не было. Отлично. Вытянутый, прямоугольный свёрток был осторожно помещён под кровать.

Скоро мой сюрприз детонирует. Без жертв точно не обойдётся, посмотрим тогда на их реакцию. Время было обеденное. И я как по расписанию спустился в обеденный зал. Но сегодня Спайк ничего не приготовил. Видно они все ушли строить новый амбар для Эпплджек. Это конечно здорово, но сжигать амбар было через чур. Там мог кто-нибудь спать. В следующую встречу скажу Тайгерю быть более сдержанным в таких делах.

Я надел фартук и приготовил обед, из расчёта не только на себя. Я был на полпути до дна миски с супом, когда в замок ворвалась орава друзей. Меня окружили. Рэрити плакала. А я будто и не замечая сборища смотрящего на меня, как ни в чём не бывало продолжил трапезу.

— Камни, что ты подарил Рэрити — взорвались, — я видел, что Твайлайт из последних сил сдерживает себя.

— Мой бутик, это ужасно! Как же мне теперь жить!? — сквозь всхлипы сказала Рэрити.

— Как хочешь, можешь даже на улице, мне всё равно, — я старался спрятать все лишние эмоции поглубже и говорил бесстрастно.

— Все мои платья, моя работа погублена. — Рэрити не смогла смотреть на меня и отвернулась.

— Ничем не могу помочь, я под домашним арестом, — выдавливая самую ехидную ухмылку, какую мог, сказал я.

— Девочки помогите-ка мне отвести Экстера в подвал. Раз обычные уроки дружбы не подходят. В таком случае я просто обязана испробовать более жёсткие методы обучения, уверена Принцесса Селестия поймёт меня, но лучше пока ей ничего не рассказывать, — когда Твайлат говорила, у неё несколько раз дёрнулся левый глаз.

— Твайлайт, ты ведь не будешь делать ему больно? — боязливо спросила Флаттершай.

— Конечно, конечно, Флаттершай, ни кто и не думает причинять ему вред. Это для его же блага. — Твайлайт говорила каким-то странным натянутым тоном, и от этого верилось ей с трудом.

— Твайлайт, обещай, что не сделаешь ему ничего дурного, — утерев слезы, попросила Рэрити.

— Не беспокойся, всё будет хорошо.


— Ты чудовище! Поехавшая! Когда я выберусь отсюда, я тебя убью! — тяжело дыша после болезненных спазмов, слабым голосом выдавил я.

Это продолжалось уже полтора часа. Спустив в подвал, меня сразу закрыли в колодки. Твайлайт ходила перед моим носом и читала лекцию о дружбе. А затем она задавала вопросы, и если я отвечал на них неправильно, жёстко истязала меня.

— И так вопрос, если твой друг слишком горд и отказывается от помощи, как следует поступить? — тоном строгого учителя спросила лавандовая пони.

— Уж точно не так, как ты! — с презрением бросил я.

— Неправильный ответ. — С садисткой улыбочкой сказала принцесса дружбы.

— Аааааааа! Прекрати! Ха-ха-ха-ха-ха! Это ничто в сравнении с тем, что мне пришлось пережить! Ха-ха-ха.

— Ну как ощущения? Будешь сотрудничать? — обхватив мою голову копытами и заглядывая в глаза, спросила мучительница.

— Ты ничего от меня не добьёшься, тварь! Даю тебе последний шанс: либо ты отпускаешь меня, либо пеняй на себя!

— Как грубо. Но у нас полно времени, некуда спешить. Рано или поздно ты сломаешься и примешь дружбу всем сердцем. — Демонстрируя безумную улыбку, растрёпанную гриву и страшные глаза, вещала Твайлайт.

Мы находились в круге, два генератора анти-магического поля работали справа и с лева от нас. Справедливо полагая, что я не смогу творить магию, находясь в этом поле, она лишила магии и себя. Но поле хоть и мешает, всё равно позволяет мне творить заклинания. Мне пришлось выдержать все пытки и незаметно сломать душку замка. Нужно чтобы это выглядело как случайность. Нельзя раскрывать свои карты слишком рано.

Твайлайт подошла очень близко. Замок на колодках щёлкнул, верхняя крышка отлетела, а моё копыто стукнуло принцессу между глаз. Я бросился на мучительницу. И прижал её к полу. Подхватив тряпку, я плотно замотал рот поняши. Потрескивание генераторов не помешало мне услышать её стон в сопровождении испуганного и примирительного взгляда. Она была в моих копытах, без магии, беспомощная. И я воспользовался этим — колодки защёлкнулись на её шее и копытах. Вынуждая принцессу стоять с выпяченным задом. Я мягко провёл копытом по её вздрагивающим бокам и шлёпнул по крупу. В ответ услышал писк и море невнятного мычания в тряпку.

Поступай с ними, как они с тобой. Так кажется, гласила одна древняя мудрость. Мои копыта схватили пыточный инструмент и направили остриё на беззащитный животик Твайлайт. Я стал остервенело орудовать метёлкой для пыли. Бедняжка захлёбывалась писком, смехом и слюнями. С небольшими перерывами для контраста. Я довёл её до истерики, стройные ножки не выдержали и подогнулись. Она прижималась к колодкам пытаясь защитить самые щекотливые места. Но я тут же находил новые, беззащитные, такие как носик. Под конец она рыдала, как побитая кобылка лёгкого поведения. Я открыл колодки, снял кляп и оставил истерзанное щекоткой тельце содрогаться на холодном полу.

— Как закончишь изображать жертву, приходи в обеденный зал, — уходя, сказал я недовольно сопящей фиолетовой кобылке.

Как оказалось, покинув подвал по просьбе Твайлайт, её друзья не ушли. Они наслаждались приготовленным мной супом и рисом с овощами. Я вышел и обратился к ним:

— Рэрити мне жаль твои вещи, но я взорвал эти грязевые бомбы только чтобы посмотреть, как вы поступаете в подобных ситуациях. Разве друзья пытают друзей в подвалах? Или у вас так положено разрешать конфликты? Если это вы называете "дружбой", тогда я не хочу иметь ничего общего с вами! — я отвернулся чтобы уйти, но Флаттершай вышла из-за стола за мной.

— Твайлайт обещала, она не сделала бы тебе больно.

— Она солгала. Всё это время она щекотала меня. И это не смешно, когда под конец вместо смеха появляются болезненные спазмы и судороги.

— Тебе было больно?

— Да.

— Прости нас, пожалуйста.

— Нет, — я захлопнул за собой дверь.

Направляясь к себе, я разминулся с грустно плетущейся Твайлайт. Задержался на верху лестницы. И когда услышал, как закрылась дверь, вернулся и приложил ухо к щели, из которой доносились слегка приглушённые голоса.

— Твайлайт, как ты могла!? Ты пытала его! — голос Флаттершай был необычайно взволнованным.

— Ну, я подумала, что если обычные методы не работают…

— Так мы не добьёмся ничего кроме вражды, — сказала Рэрити после тяжёлого вздоха.

— Он сжёг амбар Эпплджек и подарил тебе грязевые бомбы, замаскированные под драгоценные камни.

— Вообще-то, это не он сжёг наш амбар. Он просто взял вину на себя. Уж не знаю, зачем ему это. — Вступилась Эпплджек.

— Откуда ты знаешь?

— Следы копыт у амбара были меньшего размера, чем его. А единственный найденный свидетель говорит, что незадолго до пожара видел у нашей фермы старушку.

— То есть он взял на себя вину за то, что не совершал? — недоверчиво проскрипела Твайлайт.

— Может он не знал о свойствах камней и, увидев кьютимарку Рэрити, подарил их ей. Возможно, кто-то нарочно подставляет его, зная, что он возьмёт вину на себя. — голосок Флаттершай слегка дрожал.

— А может он сам всё это подстраивает! — Рэйнбоу заметно меня недолюбливала, возможно, из-за того что, четыре дня назад, когда пегаска зазевалась на прогулке, я выдрал несколько пёрышек из её крыла и полдня носился от неё по городу.

— Да, и не стоит забывать, что Экстер владеет своей странной магией. — Найдя поддержку в Рэйнбоу, Твайлайт говорила более уверенно.

— Твайлайт, так дружба не делается. Уж не знаю, чем Экстер тебя так обидел, но ты стала очень не справедлива к нему. Что он тебе сделал? — Эпплджек явно подхватила волна справедливости.

— Неважно. Не в том дело, что он что-то мне сделал. Неужели вы не видите — он не хочет дружбы! Он только всё портит! — Судя по звенящему звуку, исходящему из её горлышка, Твайлайт очень взвинтилась. Обычно такое бывает с теми, кто не уверен в своей правоте. Уверенный — спокоен.

— Мне так не показалось. У него что-то случилось в прошлом, и теперь он просто боится подпускать кого-либо близко к себе. — Голосок Флаттершай не показался мне тихим на этот раз. — Мы можем помочь ему: показать хороший пример и принять его таким, какой он есть.

— Только без меня. Я просто не могу забыть, что стало с моим бутиком. Но если вы считаете что можете изменить его, дерзайте. — Рэрити всё еще говорила очень расстроенным голосом.

Наверное она даже не заметила, что с каждой минутой камни мерцают всё чаще. А когда свечение слилось в усиленный поток, всё на что падал свет за мгновение покрылось толстым слоем густой и вонючей грязи.

— Девочки, я согласна с Флатти, если мы пробьём броню его грусти и цинизма, я обзудеться как уверена, что Экси изменится. И уж тогда мы точно обнямкаемся тортов и обжамкаемся.

— Пинки, он опасен для всех пони! Принцесса Селестия ошиблась, не отправив его в Тартар!

— Сахарок, ты ошибаешься. Я же вижу, ты скрываешь, что Экстер тебя чем-то обидел. Пока я не узнаю, что он тебе сделал, буду стоять на его стороне.

— Это личное.

— Ты хочешь сказать, что он тебя…

— О Селестия, нет! Нет. Просто он показал мне нечто такое, что перевернуло все, на чем строились мои знания о магии. И помахав этим знанием у меня перед носом, он стал сжигать книги и… и я просто не смогла смотреть на это. И отвергла договор. — Голосок поняшки срывался. Я не думал, что так сильно задел Твайлайт, и мне стало чуточку жаль её.

— Всего-то? Твайлайт Спаркл, неужели ты всё забыла!?

— Нет, но тебе, Эпплджек, не понять, что для меня значат знания и книги.

— Мне не понять, что для тебя значит дружба, раз она не так важна, как всё остальное. — Я почти почувствовал, как эти слова оставляют глубокий порез на сердце Принцессы Дружбы.

Дальше можно не слушать. Я добился своего — у них появился раскол. Остаётся только углублять и поддерживать его и тогда родится ненависть редкой силы. Её мне хватит на всё.

В приподнятом настроении я пошёл к себе, открыл дверь моей комнатки и тут же закрыл. Померещилось. Наверное, в еде были галлюциногены. Протерев глаза копытом, я снова открыл дверь и зашёл внутрь. Нет, не померещилось — на кровати разлеглась Принцесса Селестия.