Винил и Октавия: Университетские ночи

Представляю вашему вниманию дополнение к фанфику «Винил и Октавия. Университетские дни», в котором рассказывается о времени, которое главные герои проводят «за кадром» основного рассказа.

DJ PON-3 Октавия

Жажда

Сраженная горем после смерти дочери, Берри Панч пытается побороть свою страсть к алкоголю.

Октавия Бэрри Пунш Колгейт

История Кризалис

Моя версия о том ,откуда появилась Кризалис .Начало похоже на истории Найтер Мун

Дискорд Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

На трех закатах

Три раза садится солнце. Три раза Бабуля Смит заводит себе нового друга. Три раза молодая кобылка начинает битву, в которой выиграть нельзя.

Грэнни Смит Другие пони

В Эквестрии богов нет!

Рассказ о том как главный герой потерял память, но в странном месте и при неизвестных обстоятельствах. Кто он такой и что его ждёт? Это ему только предстоит узнать...

Другие пони ОС - пони

Песнь о Синнефе Громомечущем

Экспериментальный фик написанный в белом стихе, в стиле древнегреческого эпоса. Повествует о первом пегасе, научившемся управлять погодой.

ОС - пони

Жидкая тьма

Это планировалось как сборник коротких историй о пони, волей судьбы попавших в Жидкую Тьму.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Пинки Пай Эплджек Скуталу Диамонд Тиара Сильвер Спун Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Октавия Бэрри Пунш

Ох уж это время!

Однажды Твайлайт приснился странный сон...

Твайлайт Спаркл Спайк Дискорд

Черная Кервидерия

Незапланированное приключение группки оленей железного века, начавшееся с того, что один из них струсил во время "поединка мужества". События происходят в рамках "Черной Эквестрии".

ОС - пони

Час визита

Бон-Бон навещает Лиру в психлечебнице.

Лира Бон-Бон

S03E05
Глава 6. Раскол Глава 8. Другой путь

Глава 7. Ва-банк

Суд над Экстером не давал Принцессе Селестии покоя. Считанные мгновения она наблюдала самую невозможную ауру из всех. У любой, хоть каплю магической сущности есть аура. Но та, что видела Селестия, не может принадлежать никому живому. Это была стихия: клокочущая, неудержимая, всепоглощающая, она была прекрасна в своём природном величии и истинно ужасна в своём движении к смотрящему. Дрожь до сих пор проходит сквозь изящное белое тельце при вспоминании тех секунд. Но эта аура бесследно исчезла. Экстер с магической точки зрения был обычным земным пони и никем иным. Сколько бы она не вглядывалась в него, после того раза это всегда был простой пони, хоть и странный.

Отослать его под опеку Твайлайт было правильным решением. На суде Селестия знала только одно — надо выиграть время, и всё обдумать. И с тех пор напряжённо искала выход. Она понимала, что всё связано. Фолин Стар не рассказал о своём знакомом ничего, кроме того, что Экстер его друг. А расследовав их связь, Селестия находила больше вопросов, чем ответов. И они лишь подкрепляли смутные беспокойства в душе Селестии. К своему стыду некоторое время она даже обдумывала возможность тихого устранения Экстера, как непонятной угрозы. Но быстро отказалась от столь низких и малодушных планов.

Слишком мало знала принцесса и слишком велик риск для всех. Устроенное в Мэйнхеттене говорило о незаурядном уме Экстера, однако так и не удалось узнать его мотивов. "Может он просто хотел хаоса, как Дискорд? Очень может быть, но как-то это не клеится со всем, что о нём известно". Размышляла Селестия.

Селестии нужны ответы, поэтому она отправила письмо Твайлайт, где просила докладывать о любых происшествиях или странностях связанных с Экстером, чтобы больше узнать о нём. Но всё отчёты Твайлайт и её друзей не давали чёткой картины. Оставался лишь один выход. Он очень пугал Селестию и она давно к нему не прибегала. Но теперь ей придётся воспользоваться им, а именно — разузнать всё самой. Недолго думая, она оставила некоторые распоряжения, предупредила сестру и телепортировалась. Без вещей, без охраны. Только она сама и её магия.

Селестия легла на кровать и стала читать лежащую на прикроватной тумбочке книгу "Аликорны, мифы и реальность", ожидая прихода Экстера. Наконец он появился, немало удивившись столь нежданной гостье. Селестия ждала, примеряясь к сопернику, как в дуэли на шпагах, не желая первой раскрывать свои приёмы. Её противник прошёлся по комнате, сел на ковёр прямо напротив неё и начал беседу:

— Ты совсем рехнулась или как? — глубокий, баритон, с чуть резковатыми переходами, на грани баса обрушился на ушки принцессы, грубо проникая в них, донося послание Экстера в хорошенькую головку.

Селестия лишь укоризненно посмотрела на тёмно-фиолетового голубогривого жеребца и промолчала.

— Пошла с моей кровати и книгу оставь! — церемониться с коронованной гостьей жеребец явно не собирался.

— Нет. Я теперь буду рядом с тобой, чтобы ты не навредил ещё кому-нибудь из моих подданных. — Селестия приподнялась на передних копытах и смело посмотрела на Экстера.

— Ооо. В любовницы, ко мне записаться хочешь? У меня для тебя плохие новости — старые клячи не нужны. И к тому же слабоумные.

— Не знаю, почему ты так груб со мной, но я не собираюсь обижаться или отвечать тебе тем же.

— Ты не слабоумная. Но точно чокнутая. Ты хоть подумала, что я могу убить тебя или изнасиловать, а может и всё вместе.

— Я не боюсь тебя.

— Боишься. И так сильно, что сама приползла.

— А вот и нет! — и подтверждая свои слова магической силой, она подняла Экстера и прижала к стене.

— Ха, ха, ха, ха, точно. К тому же ты совсем не защищаешь тыл, — улыбаясь, сообщил Экстер.

Селестия почувствовала, как что-то холодное прикоснулось к её крупу между кьютимаркой и основанием хвоста. Осознав свой промах, отпустила магический захват и оглянулась. Поддерживаемый некоей силой, предположительно магией Экстера, в её бедро стукался жестяной подсвечник. Чувствуя, что играет с умным и опасным противником, Селестии стало не по себе. Отбросив подсвечник, она развернулась обратно, чтобы продолжить беседу, но в этот миг оказалась брошена на спину и прижата к кровати. Что-то острое холодило и покалывало кожу на горле около артерии, Экстер уступал ей в росте, но был очень проворен и силён.

— Убирайся с кровати! Живо! — металл в голосе жеребца ясно говорил царствующей принцессе, где её место.

Экстер ослабил хватку и убрал нож, а Селестия, чувствуя себя маленькой и слабой кобылкой, стекла на ковёр и отползла от кровати. Сердце Селестии прыгало как сумасшедший кролик. Она совсем не так представляла их беседу, слёзы предательски навернулись на её красивые сиренёвые глаза. А Экстер как ни в чём не бывало раскрыл книгу и отвернулся от Селестии.

— Со мной ещё никогда так не обращались, — дрогнувшим голосом произнесла принцесса. — Что ты имел в виду, говоря "есть нечто, уничтожающее миры"?

— Так, иди, порыдай в другом месте это раз, "нечто" это выдумка чтобы напугать тебя это два, — жёстко отрезал Экстер.

— Никуда я не уйду, — утерев слёзы, твёрдо сказала Селестия.

— Как хочешь.


Это было неожиданно. Это ломало мне всю игру. Это бесило меня до белого каления. Селестия никуда не ушла, а устроилась на коврике в углу и уснула. Почему, что бы я ни задумал, обязательно явится одна из правящих принцесс и всё испортит. Моё короткое знакомство с Принцессой Селестией произошло на суде, но тогда мне не показалось, что она способна на подобное. Наоборот, такие как она стараются держаться подальше от досадных неприятностей. Скорее всего Фолин выложил принцессам всё немногое, что знал. Они что-то подозревают, иначе не сюсюкались бы со мной.

Дни стали начинаться так. Я просыпался до рассвета от шума приводящей себя в порядок принцессы. К этому прибавлялся ежедневный обряд подъема светила над горизонтом. Это гарантированно будило меня. Не могу спать, когда рядом творится сильная магия. Привычно я бросал подушку, книгу или что подвернётся под копыто в живой царственный будильник и пытался спать дальше. Но обычно это не удавалось. Селестия вставала рядом с кроватью и спрашивала, как мне спалось и не принести ли мне чего-нибудь. В ответ на подобные издевательства я лишь бранился и окончательно вставал от переполнявшего раздражения. Заканчивая с утренними тёрками, мы спускались завтракать.

Вдобавок я бесился. Не мог успокоиться и едва не дёргался от ненавистного присутствия Селестии. А хуже всего то, что я ничего не мог с этим поделать. Начавшаяся было распря между подругами Твайлайт, быстро забылась перед лицом Селестии. Столько времени и труда насмарку. Это обстоятельство добавляло масла в огонь под моим крупом.

Солнечная принцесса старалась как можно больше быть рядом со мной. Таким образом, она убивала сразу двух зайцев: не давала мне действовать, и изучала меня. Как и многим, мне не нравится проигрывать. Я ожидал, что меня заточат где-нибудь и забудут. Но меня поселили в замке, окружённом магическим барьером Принцессы Твайлайт, и целыми днями возятся, пытаясь сделать из меня не пойми что.

Я наблюдал как Селестия всё ближе и ближе подбирается ко мне. Но, даже изучив мою личность, ей ничего не узнать о моей тайне. Однако, она не прекращала попыток:

— Покажи мне это.

— Показать что? — раздраженно бросил я.

— Ну, свою штуку, которой ты орудуешь, пока никто не видит.

— Слушай, возможно, я произвёл на тебя извращённое впечатление, но это не значит что я таков.

— Это могущественный артефакт, способный уничтожить мир? Если это так, то всё объясняется его влиянием и магической мощью.

— Ты напрасно теряешь время. У меня нет никаких артефактов. А если бы и были, то такой занозе в крупе как ты, я бы точно ничего не раскрыл.

— Тебе ещё не надоело оскорблять меня?

— Ты вторглась в моё личное пространство, заставляешь терпеть твою преисполненную спокойствием и внутренней мудростью маску. Не ты одна изучаешь меня. О да, я всё вижу, вижу гнетущее тебя ощущение пустоты. Это оно и чувство долга заставили тебя пойти на этот шаг. А ещё ты боишься, но не меня. Чего ты боишься?

— Прости меня, это привычка. Я совсем не собиралась скрываться от тебя за маской. Всё что ты сказал — верно. Я боюсь, потому что почувствовала приближение чего-то настолько могучего, что вся Эквестрия рассыплется только от одного его дыхания. А единственная зацепка ведёт к тебе. Ты скрываешь что-то, и я выясню что. А пока притворяйся злым и дальше, мой друг. — Последние слова она произнесла с озорной улыбкой, разрушающей всю её маску.

В один из следующих дней Селестия не пожелала, как обычно последовать за мной к обеденному столу. Меня ждал немного неожиданный сюрприз. За столом сидели: Твайлайт Спаркл и Фолин Стар, что-то обсуждали. Напустив на себя надменный вид, я, как бы не замечая их, проследовал на кухню. И вернулся оттуда с подносом уставленным снедью. После чего уселся напротив парочки и принялся с видом абсолютного безразличия к ним, не спеша смаковать пищу.

— Привет, Экстер. — Как ни в чём не бывало, обратился ко мне Фолин.

Я продолжил демонстративно игнорировать его. Отдавая предпочтение еде, а не пустому трёпу.

— Принцесса Селестия разрешила мне навестить тебя, знаешь после устроенного тобой в Мэйнхеттене, все ещё больше сплотились и поняли важность гармонии. Теперь никто не ходит на мюзиклы, все танцуют и поют на улицах, обнимают друг друга, забыв мелкие разногласия и ссоры. Ты преподал пони хороший урок, пусть довольно грубым способом.

— Как нога? — мне было почти всё равно, но игнорировать его монолог я не смог.

— Боль не проходила, доктор сказал, что из повреждённой кости в кровь попадает яд. Он хотел отрезать мою ногу. Но врачи из столицы сделали для меня настоящее чудо. Не вини себя. Я сам виноват: выкинул твой кристалл и помешал учить пони гармонии, вот и попал под горячее копыто.

— Слушай, я не понимаю, зачем ты шляешься за мной. Но лучше тебе перестать. Иди, найди себе кобылку, и живи с ней оставшиеся дни.

— Ты не плохой. Но что-то заставляет тебя поступать против совести. Я не успокоюсь, пока не узнаю что.

— Где находится моя совесть, это ещё одна загадка вселенной. Удачи умереть от старости, пытаясь разгадать её, — сказав, я вернулся к остывающим кушаньям.

— Эм… Фолин, я ещё не показывала тебе свою библиотеку. Я как раз провожу там одно исследование, и зашла в тупик. Не мог бы ты помочь мне.

Твайлайт буквально выпихнула Фолина из-за стола в направлении двери. Проходя мимо, принцесса очень недовольно поглядывала на меня. Жёлтый земнопони прихрамывал на правую переднюю ногу с повязкой. Тут вспомнились мои первые дни на этой планете. Что-то, образно говоря, кольнуло меня. Я полностью осознал, что с такой травмой Фолин всегда будет хромать. Когда я стал таким? Это же совсем нерациональная жестокость, моя миссия, пусть необходимая, но всегда давала простор обойти причинение лишних страданий. Из-за досады на самого себя, я закусил верхнюю губу. В последних пятидесяти мирах я совсем растерял самоконтроль. Всё чаще думаю: а не пора ли взять отпуск? Очень, очень давно меня преследует смутное ощущение отсутствия чего-то важного… Пустые грёзы.

Прогулявшись по огромным, кристальным и пустым коридорам, я вернулся в комнату, где меня ждала солнечная принцесса. При виде меня она слегка прищурилась, а взгляд, пошарив по мне, на пару секунд задержался на глазах. Селестия увидела одной ей известные признаки, и на мордашке промелькнула довольная улыбочка. От этого у меня сжались челюсти, но я смог удержать контроль над собой — вернул обычное выражение лица и расслабленную позу. Она специально подстроила эту встречу. Хитрая дрянь. Как же она меня бесит. Всё, дождусь, когда уснёт и… да, ДА! Посмотрим, как тебе понравится эта сторона моей личности.

После захода солнца, Селестия почитала свой глупый роман, а затем, зевая, свернулась на матрасе, постеленном заботливой бывшей ученицей. Я притворился спящим и выждал время. Медленно и осторожно вылез из постели. Вытащил из-под кровати ведёрко и насыпал в него заготовленный ранее порошок. Добавил немного воды из кувшина на тумбочке и помешивал смесь в ведре до состояния густой пасты. Но это ещё не всё. Я достал из скрытого тайника в ночнике маленький мешочек с особой пылью, которую готовил для Твайлайт, но увы, Селестия сама напросилась.

Я подвесил мешочек на рог принцессе и попутно наложил чары, лопающие мешочек при пробуждении. Затем медленно и осторожно, я начал водить широкой и плоской кистью, обмакивая её в содержимое ведра. Готово. Представляя завтрашнее утро, улёгся на кровать, стал ждать пробуждения принцессы. И, совершенно незаметно для себя, уснул.

Церемония подъема солнца разбудила меня. Но вопреки обыкновению я вскочил сразу. И стал наблюдать за Селестией. Она вела себя как обычно, явно ничего не заметила. Если мешочек с заклинанием сработал как надо, мне надо спешить. Я вышел в коридор и выловил Спайка, направляющегося к кухне.

— С Принцессой Селестией что-то не то, скорее приведи Твайлайт, а я пока попытаюсь ей помочь, — взволнованным и немного испуганным голосом попросил я.

— Что с принцессой?

— Это сложно объяснить. Какая-то злая магия. Быстрее приведи Твайлайт, только она одна сможет помочь.

Я вернулся в комнату, захлопнув за собой дверь. Встав у кровати, я развернулся к Селестии, замершей у окна. Чары действовали, мне было прекрасно видно, как принцесса повернула голову и уставилась на меня. Слишком рано. Угораздило же меня проспать. Ощущение, что принцесса сейчас набросится на меня, усилилось.

— Стой, где стоишь, не походи.

— Экстер, теперь я поняла, что так давно хотела сделать. — Селестия говорила медленно, захлёбываясь слюной, несмотря на предостережение, она крохотными шажками приближалась.

— Слушай, я знаю, что ты хочешь сделать. Не надо! Потерпи, немного скоро прибудет помощь.

— Прости, я больше не могу терпеть. — Её взгляд — пристальный, но немного отрешённый, будто парализовал меня. Она сейчас во взведённом состоянии, мне не уйти. Скорее бы Твайлайт пришла.

Видя, что я не убегаю, она подошла вплотную. Её горячее дыхание вырвалось из ноздрей и щекотно пробежало по моей шее. Я стал дышать ртом.

— Не надо, ты же сама позже будешь краснеть, вспоминая это.

Но мои слова не удержали её горячий язычок, взъерошивший шёрстку на моей шее. Её язычок двигался кругами, время от времени прячась, а затем снова выскакивая между губок. Чёрная шкурка Селестии, прижалась ко мне, и напирая повалила на кровать. Не спеша её губки стали спускаться всё ниже и ниже. А язычок уже орудовал по моему мягкому, но подтянутому животу. Такими темпами либо в её подбородок кое-что упрётся, либо она доберётся до…

Но в этот момент дверь распахнулась. Запыхавшаяся Твайлайт влетела в комнату и увидела очень горячую сцену.

— Твайлайт, скорее помоги мне. Селестия не в себе! — До этого момента я проявлял только податливость и покорность. Но теперь, когда в комнате две цели, у меня есть шанс освободиться.

Осторожно отпихнув голову принцессы от своих интимных мест, я быстро сполз с другой стороны кровати и залёг на полу. А Твайлайт тем временем стала новой целью вылизывания.

— Фу, что это за запах? Принцесса, что вы делаете!? Не надо, щекотно! Принцесса! Только не там! — Твайлайт буквально пищала от настолько близкого общения с Селестией.

Незаметно выползя за дверь, я бросился в ванную, смывать вонючую обмазку. Возвращаясь, мне попался Спайк, уже подходивший к двери, из-за которой доносились подозрительные звуки. Я снова перехватил его.

— Всё гораздо хуже, чем мы думали Спайк. Твайлайт не справляется.

Внезапно в фиолетовой вспышке, рядом со мной появилась взъерошенная Твайлайт, с выпученными глазами она бросилась трясти меня.

— Что ты сделал с принцессой?

— Обмазал вонючей смесью и наложил заклинание «вылижи пони». Правда у заклинания есть побочное действие, в данном случае даже полезное — притупление обоняния.

— Кода Селестия придет в норму, уж она тебе задаст. А теперь говори, как снять заклинание.

— Пройдёт само, примерно через сорок минут.

— И что нам теперь с ней делать? — уперев лапы в боки, спросил Спайк.

— Уже ничего, — прислушавшись к звукам в комнате, сказал я. — Она улетела.

— Что!?— воскликнули Спайк и Твайлайт хором.

— Полетит в город, залижет всех. Испортит себе репутацию. С кем не бывает.

— Грр. Не вздумай ещё чего-нибудь выкинуть, я остановлю принцессу. — Твайлайт исчезла в новой вспышке магии.

— А не жестковато получилось, она же всё-таки принцесса? — Спайк явно переживал, ещё бы, покушение на святое.

— Нет, даже маловато будет за все её выходки. Она может и принцесса, но меня безнаказанно не обламывают.

— Что, не дала? — Спайк поиграл бровями, делая не понятный намёк на что-то.

— Дала что? Она мне мешает, за что и получила, а от неё мне ничего не надо. Лишь бы держалась подальше. — Высказавшись, я скрылся за дверью, и заметил, что мне заметно полегчало, жаль только, что всё прошло не совсем так, как я планировал.

Полтора часа спустя Селестия зашла в дверь, не стуча, как к себе. Ещё с порога я удивился — ничего нет. Ни гнева, ни ненависти, даже простого раздражения моей выходкой. Я скрипнул зубами. Она потупила взгляд и спросила:

— Скажи, ты специально подстроил, что бы я тебя полизала? — спросив, она подняла взгляд. И что это за странный блеск?

— Нет, я проспал и…, в общем, начаться всё должно было с Твайлайт.

— Ясно. — Она спрятала взгляд за гривой.

— Почему ты не злишься?

— Когда чары прошли, я в полной мере оценила шутку. Это было забавно, — сказав, она снова взглянула на меня, высунула кончик языка и подмигнула левым глазом. — А как ты узнал, что я не сержусь? Вдруг это снова была маска?

И тут я понял что ошибся. Возвращение напряжения от её ненавистного присутствия и не понимание моего врага, заставили меня допустить глупый промах — задать прямой вопрос и выдать, что знаю её внутреннее настроение.

— Да так, думал что розыгрыш над тобой лично, выведет тебя из себя. Тут-то и вскрылось бы лицо тирана. — Прикрываясь кривой ухмылкой, заявил я.

— Нет ничего, чем ты мог бы вывести меня из себя. — Миленько улыбаясь, ответила Селестия.

Я понял, что скоро сорвусь. Мой некогда холодный как айсберг разум подтачивала лава затаённой ненависти. Селестия подбирается всё ближе, делая угрозу взрыва неминуемой. Единственный выход, с помощью которого я ещё могу рассчитывать на победу, это побег.

Я вышел за ворота замка и едва не уткнулся носом в светло-фиолетовую магическую преграду. Используя всю мощь рвущейся из меня ненависти, на краткие мгновенья я вошёл в эфирное измерение, а вышел уже за пределами барьера. В эфирном измерении барьер Твайлайт был не сферой, а спиралью. Я просто сделал шаг наружу сквозь её зазоры. Собственно, я мог сбежать в любое время, но сейчас это стало необходимым.


Первая встреча с Экстером наедине, навсегда отпечаталась в памяти Селестии. Для принцессы эти мгновения стали одним из ярчайших воспоминаний за всё последнее время. Несмотря на показную грубость и угрозы, Экстер не отталкивал Принцессу Селестию, наоборот она чувствовала к нему странную симпатию. Она видела в нём, носителя страшного секрета, который бременем ложился на него, и вынуждал поступать против своего естества. Иногда принцесса думала, что её невольный сожитель ненавидит её, но понаблюдав за ним, подозрения слетали сами собой.

Селестия не могла не заметить, что с каждым днём Экстер становился всё более мрачным и отстранённым. Она рассчитывала, что после беседы с Фолин Старом, сильно пострадавшим в их последнюю встречу, Экстер расколется или хотя бы надтреснет и выдаст свой секрет. Но он не выдал. Лишь попытался отомстить, устроив розыгрыш, а ночью исчез. Принцесса объявила розыск Экстера и стража с добровольцами начали обшаривать все обжитые пространства. Ещё некоторое время она помогала поискам, но, в конце концов, принцессе пришлось вернуться в Кантэрлот.

И в Понивиле всё пошло как обычно, пока одним ясным утром ужасные новости не облетели городок. Когда Твайлат прибыла на место, Пинки вовсю утешала миссис Кейк. Пропали Паунт и Пампкин. Похититель не оставил улик, это позволило Твайлайт предположить что в деле замешан Экстер.

В следующие ночи Твайлайт с друзьями устраивали засады у домов предполагаемых жертв похищений. На ферме Сладкое Яблочко удалось поймать одного из похитителей. Им оказался сбежавший пациент психиатрической клиники Мэйнхеттена. Сдав опасного преступника страже, друзья продолжили охоту, но, несмотря на все усилия, пропали ещё четверо жеребят, включая Свити Бэль и Скуталу.

Твайлайт запросила помощи у принцесс и, устроив засаду на ферме Эпплджек, стала готовиться к ночи. Почему-то она знала, что Экстер не успокоится пока не похитит Эпплблум. Первая половина ночи прошла тихо и кое-кто начал клевать носом. Но в ночной тиши послышался отчаянный писк и барахтанье.

Похититель снова чуть ни ушёл безнаказанным. И теперь было понятно почему. Его тёмный силуэт полностью сливался с тёмным окружением — превосходные маскировочные чары. Подруги выскочили наперерез размытой тени, писк усилился. Чёрной молнией силуэт кинулся к лесу, но Твайлайт осветила все окрестности мощной вспышкой. Магическая волна света рассеяла чары и выставила на обозрение Экстера со связанной Эпплблум на спине. Непонятно как он обошёл Биг Мака, стоявшего на часах у кровати малышки, но безумный оскал злодея показал подругам, что сдаваться он не собирается. Ускорившись, он исчез под сенью Вечнодикого леса.

Твайлайт посылала заклинание за заклинанием лишь бы остановить преступника, но тот ловко отклонял всю её магию. В густых сплетениях ветвей у Рэйнбоу не получалось как следует разогнаться. Прикрываясь предрассветным туманом, враг всего понячьего рода пробежал по мосту и скрылся в развалинах замка. Душераздирающий писк Эпплблум, заглушили массивные стены древнего строения. И всем пони было понятно, что Экстер совсем не няшить собирался малышку.

Наши героини ворвались в замок и по чёткому следу настигли злодея в небольшой подвальной комнатке. Силы оказались явно не равны. И отброшенный заклинанием, Экстер упал на грязный пол. На вопрос где остальные жеребята он не ответил, лишь предался жуткому смеху. Безумно сверкая глазами, он развёл копыта, приглашая пони осмотреться. Эпплджек, поняв, что за мешочки с торчащими из них палочками разбросаны по полу, быстро закрыла глаза Эпплблум передним копытом. Не скрывая горя и гнева, все пони рыдали. Рэрити безутешно обнимала комочек развороченной плоти с забавными розово-фиолетовыми кудряшками, Рэйнбоу пустыми глазами смотрела в никуда, прижимая к груди оранжевую шкурку, носящую следы зверских пыток, перемазанную белой, местами желтоватой субстанцией. Остальные тоже были сломлены этим зрелищем. Особенно Пинки с растёкшимися с головы прямыми локонами, рыдающая над двумя полуразложившимися комочками.

— Не смотрите на меня так. Это же всего лишь убийства. Веселитесь, поняшки! — радостно сообщил Экстер.

Взгляд Твайлайт изменился, он стал более жёстким, более взрослым. Теперь в её глазах не было тех искорок интереса, с которыми она когда-то смотрела на этого, теперь глубоко отвратительного ей пони. Её охватила лютая ненависть к этому безумному, тепло улыбающемуся, не достойному жить существу.

Рэйнбоу отпустила безжизненное холодное тельце и, источая осязаемую всеми ненависть, налетела на Экстера. Она била его машинально, не чувствуя, как её копыта яростно месят лицо и тело отнявшего дорогого её сердцу жеребёнка. А Твайлайт Спаркл отвернулась и не стала мешать подруге наводить справедливость.

Внезапно желтая магическая хватка остановила забывшуюся в своей ярости пегаску. Принцесса Селестия и Принцесса Луна явились в свой старый дом. С осуждением глядя на свою бывшую ученицу, Селестия убрала Рэйнбоу от Экстера. Кровь обильно заливала пол из его разбитого носа и рта. Заплывший глаз и второй еле открывшийся обратились к царственным особам. Селестия подошла вплотную к избитому до полусмерти и нагнулась к его уху. Так чтобы её слышали только он, она прошептала:

— Я всё поняла. Тебе просто нужна ненависть, ради силы. Ведь так? — её губы едва касались помятого уха. — Ты их не убивал.

— Как? — хрипло спросил Экстер.

— Поначалу эта теория казалась мне невероятной, но узнав тебя лучше, я поняла, что она всё объясняет. А ещё ты можешь чувствовать чужие негативные эмоции. Это я поняла, когда ты спросил, почему я не сержусь. Ты не стал бы спрашивать, если бы это было очевидно или если знал, что я скрываю эмоции. Но ты говорил так, будто был уверен, что я не злюсь, — громче продолжала солнечная принцесса.

— Ты очень даже умная, — прошептал в ответ избитый пони.

— А детишек ты прячешь вот здесь, — громко заявила солнечная принцесса и нажала на неприметный камень. В стене со скрежетом открылся проход, а за ним в магических пузырях сладко спали все пропавшие жеребята.

— Как же я тебя ненавижу! — с чувством сказал Экстер.

Неожиданно Флаттершай достала зелёный платочек, и решительно подойдя к Экстеру, стёрла кровь, падающую со лба на глаза и нос. Он попытался отстраниться, встал, закашлялся — изо рта хлынула кровь. Несколько ударов пришлись как раз на горло. Тёмно-фиолетового жеребца зашатало, прислонившись к стене, он осел на пол.

— Эй, ты как в порядке? — до Рэйнбоу только сейчас доползло осознание, что она совсем не сдерживалась, а очень даже хотела убить Экстера. — Ему нужно в больницу, срочно!

— Да. А вас я прошу ещё раз всё обдумать и отказаться от злобы. Экстер болен, он специально плохо поступает ради того чтобы его ненавидели. — Сказав, она встала над раненым и попыталась телепортироваться с ним. Но у неё это не получилось, хотя к замку она прибыла именно таким образом.

Твайлайт бросилась было помочь. Даже хотела взвалить раненого на себя. Но Селестия всех отогнала и, расположив Экстера на спине, полетела к ближайшему госпиталю.