Ветер перемен

Двое курсантов королевской стражи отправляются в Бэлтимэйр для выполнения особого поручения. Они и не подозревают как это поездка изменит их взгляды на окружающий мир.

Другие пони ОС - пони

Fallout Equestria: Наука и Боль

Действия фанфика происходят за пять лет до событий оригинала, во времена когда северную часть эквестрийских пустошей заполонили рейдеры. Ведомые жаждой наживы, они объединились и напали на недавно открывшееся Стойло 23. Никогда не державшим оружия пони пришлось защищать свой дом, но исход был очевиден. Большая часть жителей была убита, некоторых забрали в рабство и лишь горстке удалось спастись. Один из выживших не смог смириться с произошедшим и отправился в самоубийственное путешествие...

Другие пони ОС - пони

Дуб, в котором...

Многие зовут свой дом крепостью, и их несложно понять. Но что, если проснувшись однажды утром ты вдруг поймешь, что эта крепость принадлежит не тебе? А точно ли ты проснулся в своем доме? А точно ли ты проснулся? Куда все делись? Какие тайны скрывает туман, мягкой стеной окруживший Древотеку? Твайлайт не хотела задаваться ни одним из этих вопросов… Кто бы спросил, чего хочет лавандовая единорожка.

Твайлайт Спаркл

Кратекс: кровные узы

Пока Артур нежился в расчудесной стране, где там, далеко, некто влиятельный начал совать свой нос куда не следует. Нужный человек в нужном месте способен изменить мир. А тот кто заберётся туда, куда его не звали… что произойдёт тогда?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Другие пони Человеки Стража Дворца

Когда воет сирена

Отвратительно визжащая сирена вновь пронзительно взвыла над городом, в который уже раз предупреждая жителей о грядущем нападении. «Тупая визжалка», – скривился в гримасе презрения Болдер, зло сплюнув при мысли о громогласно ревущем на всю округу устройстве. Массивный, тёмно-серого цвета единорог, прислонившись спиной к стене, сидел под окном полуразрушенного здания, чьи стёкла буквально считанные дни назад вынесло серией мощных взрывов.

ОС - пони

Хозяйка моего сердца

Вместо дружбы и любви в Эквестрии воцарились деньги и насилие, но может ли это помешать истинным чувствам? Даже если они начинались жестоко и несправедливо... Не является пропагандой рабства и жёсткого секса - по сути, ровно наоборот, пропаганда против них. Ведь большую нежность можно испытать именно в мягких добровольных отношениях...

ОС - пони

Из жизни мокрецов

А вы знали, что перевёртыши заполонили Брест-Литовск? Загуглите: "changelling breast expansion".

Человеки Торакс Чейнджлинги

/҈̞̱̙͙̋̋̔̏̐̕͜?̶̫̥̲̲͚҇̆̿̽͜М҈̨͔̣̱̬̞̽̃̕@҈̛͖͍̣̳̰̿͋͢Т̴̢͈̖̤̝͕҇̂̔̆͌̏Р̷̰̭̭̲̰̍̑̓͜͞№̷̨̱̞҇̍͋͂Ц̷̡̙̖̲͍̥͌̊͌̋͗̕А̵̜̖̬̫̊͋͢͡#̸͖̤̳̲̉̔̎͆́̕͢

В кафе на встрече с подругами Твайлайт слышит голос, который не должна была слышать.

Твайлайт Спаркл

Шанс

Добро пожаловать на Смертельные Игрища! У вас есть шанс победить, но шанс примерно равен одному к миллиону. В случае победы вы получаете приз - исполнение самого сокровенного желания! Но при проигрыше вы заплатите совсем небольшую, по нынешним меркам, цену - вашу жизнь. Удачи!

Другие пони ОС - пони

Дневник

Реальность — это то, что воспринимает за таковую созерцатель.

ОС - пони

S03E05
Глава вторая, в которой герой изучает местных Глава четвёртая, в которой герой ввязывается в местные приключения

Глава третья, в которой наступает Третий День

Мерное путешествие омрачается новыми сюрпризами для тридцать первого, доселе лёгкая прогулка внезапно превратилась в вопрос скорейшего выживания.

Можно ли объяснить, что такое цвет, слепому? Можно ли передать на словах запах для того, кто не может чуять? Вряд ли. Так же и здесь, можно ли объяснить как наш мир существует без грана магии, магическому существу. Её удивляло и восхищало то, что мы без магии смогли построить компьютеры, роботов с самосознанием, самолеты, которые летают со скоростью звука, энергооружие, невидимость. Наёмницу удивляло не то, что такое возможно, а то, что такое возможно без применения магии.

Фуллхаус пыталась поверить, но не могла, она прилагала все свои усилия, но на лице удивление делило место с безграничным неверием в возможность существования сложных технологий без применения искры волшебства. И я её прекрасно понимаю, у меня такие же чувства при виде их мира. Терминалы работают на неких магических “матрицах” и кристаллах абсолютно без применения ламп, системных плат и реле, роботы тоже, в большинстве своём, работали на “матрицах”и кристаллах, кроме робопони, где центральным процессором был мозг, как и у наших робомозгов и робопсов. Но одно существенное отличие было. Местные робостроители не смогли или не захотели переступить этическую черту и использовали только мозги собак, но никогда не задействовали мозг пони. В следствии этого робопони были как робопсы, только, что удивительно, тупей. Впрочем, практически все роботы тут не отличались интеллектом, в отличии от наших, даже банальные роботы дворецкие обладали слабым ИИ. Здесь таких роботов не существовало от слова совсем. От осознания этого я почувствовал некое превосходство, мы добились наукой то, чего они не смогли магией!

Но почивал я на лаврах недолго, мое ощущение превосходства разрушилось после того, как я услышал о Мейнфреймах класса “Крестоносец”, несмотря на то, что такой терминал найден только один из произведённых трёх. Но сам факт того, что местные научились переносить дамп сознания в машину без того, чтобы вынуть мозги из черепушки донора, о чём то да говорит. Но и тут они слегка проиграли, без наличия души эти терминалы хоть и остаются мощными, но не обладают разумом, проигрывая компьютерам модели “ZAX”, которые могут обрести самосознание и без вмешательства извне. Но что я все о роботах, да о роботах.

После длительной беседы в сумерках я показал свои трофеи единорожке, которые я взял в бункере, и осколок зеркала до кучи. А так же описал то, что не смог взять по тем или иным причинам. При упоминании кейса с пулей она сделала охотничью стойку.

— Скажи, что ты взял эту пулю! — Мне кажется или она начала пускать слюни?

 — Ты свихнулась? Там стоял такой радиационный фон, что я бы умер за пару минут, стоило бы мне только зайти в комнату. Или гулифицировался. У меня с собой не было и до сих пор нет Силовой Брони или защитного комплекта, чтобы такое проделывать.

— Можно было просто закрыть кейс. — Устало вздохнула наемница, явно разочаровываясь. — Ладно, неважно, видимо, не судьба.

 — Пуля как пуля, разве что фонит как обогащённый калифорний. — Видя непонимание в глазах проводницы я пояснил. — Это один из тех элементов, что фонит радиацией и делает “бум”, если превысить какое-то определённое значение массы.

— Она и должна фонить, но не так сильно, видимо ваши яйцеголовые повредили защитную оболочку пули при вскрытие защитного кейса. — Единорожка махнула пренебрежительно копытом. — Ладно, проехали, прошлого не вернуть без знаний заклятья путешествия во времени. — “Э-э-э-э… ЧТО?! У них есть заклятье путешествия во времени?! Хотя это объясняет разговоры в той книжной лавке… Но все равно, ПУТЕШЕСТВИЕ ВО ВРЕМЕНИ?! Вы, блять, серьёзно?!”

— Да ну нахуй. — Я вытер пот с лица. — У вас и такое есть?! Не отвечай, это риторический вопрос охуительно удивленного человека.

Не заостряя на этом внимание, мы продолжили делится знаниями. В частности, подтвердилась догадка насчет Энергетического лучевого излучателя импульсного типа, это действительно лазерное оружие местных, узнав, что яйцеголовые сотворили с “батарейкой” кобылка обозвала тех варварами. Покрутив некоторое время в своём поле трофейный “ствол” она резюмировала, что он в очень хорошем состоянии и высказалась на тему того, что “хоть тут у них мозгов хватило не курочить хорошую технику”. Но разве будучи ученым, вы бы не стали разбирать непонятный источник энергии, пытаясь понять как он работает? Неужели их ученые не работают также?

Затем она осмотрела осколок зеркала и в общем подтвердила, что её знаний однозначно не хватит, чтобы воссоздать целый артефакт, да даже хотя бы повторить его действие при условии наличия образца. Её познаний хватило лишь на то, чтобы выяснить типы магии, которые применялись в зеркале: пространственная и рунная, чтобы это ни значило.

После этого небольшого отступления я продолжил свой рассказ о Земле, её истории и о людях. Любые наши конфликты и политические режимы встречали в лице наёмницы если не презрение, то непонимание. Она после моего рассказа проехалась на злобу дня о дебатах свежеобразованного НКР местного разлива и нерешительности Лунного сообщества. На мой вопрос кого она хотела бы в качестве правителя в таком случае она, не задумываясь, ответила: Принцессу Селестию. Есть с чем согласится: бессмертный, почти божественный правитель, который успешно управлял государством аж целую тысячу лет, внушает, как минимум, уважение. Если, конечно, она вообще существовала, хотя чем черт не шутит, тут и не такое возможно, если они умудрились плюнуть даже на время. Но, тем не менее, я продолжал высказывать скепсис касательно магии, их технологий и принцесс. Такой же, какой высказывала и она в сторону нашего научного прогресса.

— И как вы умудряетесь жить без магии в общем и коррекции орбит светил в частности? — “Коррекция ОРБИТ СВЕТИЛ?!”

— Кхм. — Поперхнулся я. — Что, простите?! Коррекция ОРБИТ СВЕТИЛ?! Это как вообще?!

— Обыкновенная, для регулировки климата и коррекции лунных циклов, чтобы не было наводнений в прибрежных районах. — “О.Х.У.Е.Т.Ь!”
 — У меня два вопроса: как и нахуя?! Разве природа сама с этим справляться не должна?! — Мое удивление нельзя было передать словами.

— Магией большого круга единорогов за неимением мастеров могучего телекинеза третьего — четвертого уровней. — Ответила она на первый вопрос — Если бы не это, восстанавливать экосистему после войны нам пришлось бы ещё как минимум век.

 — Ебануться можно от вашей магии. — Честно высказался я на первый ответ. — Ну а наши светила нельзя корректировать. Они и так неплохо работают. Ну, по крайней мере, солнце светит, а луна появляется в небе в основном ночью, но иногда даже днем, а иногда даже круглые сутки, как было до войны. Так что да — неплохо работают. — Я разговариваю с разумной магической карликовой лошадью о том, как работают солнце и луна. Если бы мне сказали об этом неделю назад, я бы спросил его: “Это сколько же наркоты ты принял?!”
— Мне не с чем сравнивать. — Честно ответила наёмница. — Я видела только наши светила, которые нужно корректировать время от времени, до образования Лунного сообщества за этим никто не следил и на Пустоши хватало казусов, когда светила находились на небосводе одновременно, один раз даже было затмение, которое наделало переполоху, впрочем, всё это можно было увидеть только, конечно, если ты имел возможность взлететь выше облаков.

 — Думаю с меня сегодня хватит неожиданных открытий. — Немного отходя от новых впечатлений сказал я. — Есть еще вопросы о нас, или тебе пока хватит и я могу поспать?

— Только один, следует нам ожидать вторжения ваших “жестянок”?

 — Сомневаюсь, я же зеркальце сломал. — напомнил я — Так что ты еще мне спасибо за это можешь сказать.

— Мы не знаем, единственное ли это зеркало или у него есть аналоги, поэтому не стоит быть такими категоричными, подумай ещё раз. — Осадила меня осторожная кобылка. — Ваши “жестянки” могут пойти в зеркало, если принять теорию, что канал зеркала не один и ведёт ещё как минимум к одному?

 — Я откуда знаю?! Я по твоему маг и вообще пони, чтобы в этих ваших артефактах разбираться?! — Начал выходить я из себя. Такое чувство, что я должен в этом разбираться. — Если и да, то не сейчас, сомневаюсь, что они так быстро откопали вход в лаборатории.

— Я не спрашиваю тебя о том существует ли такое зеркало, — поправилась Фуллхаус — я спрашиваю как поступят ваши “железоголовые”, когда найдут этот зеркало в активном состоянии.

 — Я не знаю. — честно ответил я. — “Консервы” обычно интересуются военными технологиями. Есть и исключения, но их специализация — все, что может превратить в труху, жижу или фарш. На крайняк то, что может защитить от подобного воздействия. Я даже не уверен, что они ищут этот бункер из-за зеркала.

— По твоим словам больше ничего ценного там нет. — Возразила кобылка. — Серебрянная Пуля там единственная, и я гарантирую — ни воспользоваться, ни воссоздать они её не смогут. Без знаний кристаллографии и кристаллоэнергетики, образцы кристаллов годятся лишь на бижутерию. Про стрелковое оружие я вообще промолчу, ты сам прекрасно высказал свое “фи”. Так что не думаю, что ваши “стальноголовые” будут думать иначе.

 — Верно-верно.- Кивнул я. — Но сомневаюсь, что они знают что в бункере. Да и откуда им это знать. — Мыслим логически. Они могут знать, что там лаборатория, но не более. — В общем, я сомневаюсь, что они поймут как оно работает. Пока беспокоится не зачем. Я надеюсь.

— “Я надеюсь”? То есть ты допускаешь вероятность, что они всё же пройдут? — Тут же прицепилась к моим словам Фуллхаус.

 — Я похож на провидца или экстрасенса?! — Вновь не выдержал я. — Я ясно дал понять, что не знаю. Никто не знает как поведет себя человек, увидев зеркало перемещающее меж вселенными.

— Только этого не хватало, нам что, прошедшей войны было мало? — Проворчала наёмница. — Всё, вопросов нет, с рассветом выступаем к Коллегиуму.

Я не ответил на это. Меня ждали объятия Морфея. Надеюсь, что без всяких сюрпризов. Ага, счаз. Губу раскатал. На смену реальному безумию, пришло сонное безумие со сдающим карты в главной роли. Спасибо Морфей, за такие замечательные сны, которым даже Алиса позавидовала бы. На игральном столе около меня лежала горсть фишек со всякими обозначениями, напротив меня сидел пожилой мужчина с безумным взглядом в шипастой броне, который в данный момент буравил ненавистным взглядом сдающего.

 — И вам здрасьте. — Как ни в чем не бывало поздоровался я, отпивая из бокала с ядер-колой. Мне кажется или обстановка слегка изменилась с прошлого раза? Ну, по крайней мере, тут появилось радио, да и сами фишки, в прошлый раз их не было. По радио играла расслабляющая музыка, кажется, это “Why don’t you do right”
— Пошёл ты! — процедил незнакомец в броне, которую обожали носить рейдеры.

— Рейдер, не груби. — Спокойно сказал сдающий. — Ты здесь такой же гость, как и Странник. — Опять это прозвище. Что оно значит? И кому принадлежит? — Или ты уже передумал отыгрываться? Тогда дверь в конце коридора. — Он указал куда-то в тёмный закоулок полупустого казино.

— Тебя забыл спросить, Крупье. — Окрысился Рейдер.

 — Джентльмены, не нужно ссориться. — Чего мне во снах не хватало, так это драк. Мне в реальности их хватает.

— О, я совершенно не хотел начинать каких-либо конфликтов. — Иронично усмехнулся из под шляпы сдающий. — Не моя вина, что некоторые из нас слегка вспыльчивы по натуре.

Я не стал отвечать. Я не знаю чего ожидать от этого типа, как и от этого бандюка. Мало того, я не знаю кто они и как я вообще попал сюда. Почему снова почти такой же сон?

— Харэ уже ебать мозг и сдавай грёбанные карты! — Подтвердил свою вспыльчивость Рейдер.

Опять игра в карты? Мне хватило игры с “Играющими” и первого раза с этим типом в шляпе. Я вообще не люблю играть в карты. Я почти неудачник в картах. Если я и играю в карты, то только по большим праздникам. То, что я выиграл во сне неудивительно, но что я выиграл в реальной партии в блекджек… Впрочем, я уж почти ничему не удивляюсь.

— Давай всё же придерживаться правил, Старый Рейдер. — Тасуя карты, Крупье указал на меня. — Странник выбирает игру и ставки, не мы. — Это я “Странник”? Странное прозвище взятое из ниоткуда. Он знает мое имя. Никто так меня никогда не называл.

 — Значит выбираю игру. — Почему я так спокойно реагирую? — Хм… Думаю, покер. — И почему я подыгрываю им?!

— Стандартный или холдем? -Уточнил сдающий, я даже не знаю, что ответить, про последний я вообще впервые слышу.

 — Стандартный. — Как будто я и не был не уверен. Хотя это же сон тут… Сон, который я могу осознавать! Такое вообще возможно?!

— Ты можешь подумать об этом и наяву, сосредоточься на картах, Странник. — Он как будто прочитал мои мысли. Но почему все же “Странник”?! Мне не нравится такое прозвище. — Но очень любишь путешествовать и не сидишь на одном месте. Чем не Странник? — Он точно читает мои мысли.

 — Не признак. В Пустоши много кто любит путешествовать. Все в Пустоши Странники? — Я стал ждать карт. Все равно я не имею власти над этим сном, а это значит придется играть по правилам этого безумного шляпника и мартовского рейдера. Хех.

— Отнюдь, у прочих есть цель в их странствиях, у тебя же целей нет, ты просто убиваешь время в ожидании, когда твои родные выкопаются из пещеры.

Он ещё и в памяти моей копается как у себя в комоде. После сей ремарки он сдал мне пять карт рубашкой вверх. Итак, что тут у нас? Первое, на что я обратил внимание так это что обозначение мастей изменились, а карты с картинками теперь изображали пони. Вторым делом я, собственно, проанализировал свою руку. Король звёзд с изображением какой-то зебры, девятка звёзд, красный джокер с изображением пожилой розовой кобылки с кучерявой гривой, последняя, увидев, что я на неё поглядел, помахала мне копытом прямо с карты. Моргнув, я продолжил анализ карт, стараясь не сильно заострять внимание на живой, в буквальном смысле, карте. Дальше шла единица звёзд, или скорее всего это такой туз, и завершающей в этой композиции была девятка копыт. Неплохо, с первого раунда уже заработал сэт. Вот только… Что это за масти?! Какого хрена это все значит?! Нормальных карт подогнать было не судьба? Впрочем, не о том думаю, сейчас пойдёт торг за смену руки. И мне лучше оставаться в круге торга Джокер даёт мне больше пространство для манёвра. Кобылка с карты подняла плакат, на котором был изображен я, кладущий кучу фишек на стол.

Тут понятно, ставка. Я должен сделать ставку. Что-то мне подсказывало, что я должен послушаться советов этой карты. Впрочем, я по любому сделал бы ставку. Что за фишки, кстати? А фишки были прелюбопытнейшие, на половине фишек изображалось вполне понятные вещи: пачка патронов, изображение стимулятора из ПипБоя.. но встречались и непонятные: Нож пронзающий сердце, с какого-то перепугу несколько фишек изображающих воултбоя, и одна с изображением двух карт! И простите, как это понимать? Кобылка замахала с карты копытами и показала кучу вещей, вытаскивая их чуть ли не из-за границ кары, показала она всё то, что у меня есть в рюкзаке вплоть до последней упаковки сахарных бомбочек, о которых я совсем забыл, и ткнула на фишку с изображением стимулятора. А теперь включим соображалку. Что может означать вся эта пантомима? Эти фишки обозначают реальные вещи. Я должен поставить фишку со стимуляторами. Насколько я мог понять за пару секунд. Увидев мои действия, кобылка кивнула и показала в копытах десять стимуляторов. Десять фишек со стимуляторами? Кобылка, видя непонимание на моём лице, хотя я сохранял приличествующий обстановке покерфейс, вновь показала, как я ставлю горсть фишек. Значит, догадка была верна. Глядя на реакцию моей наставницы, я подготовился ставить десять фишек со стимуляторами.

— Серьёзная ставка для первого круга. — хмыкнул Крупье. — Отвечаю.

Горка фишек в центре стола пополнилась фишками с изображением фиолетовых бутыльков.

— Выравниваю. — Сухо сказал рейдер и горстка фишек снова подросла стопкой стимуляторов.

Глядя на это кобылка с карты задумалась и начала новый раунд пантомимы. Сначала она переоделась в солдата, потом в мусорщика, затем убедительно изобразила рейдера и после всего этого указала на фишки с волтбоем. Разделившись на три одинаковые копии, она расставила солдата, мусорщика и рейдера вдоль ряда фишек так, что солдат оказался на седьмой фишке, мусорщик на пятой, а рейдер на третей. Пантомима дополнилась плакатом, где была изображена фишка с волтбоем в стопке безликих фишек и большой такой красный восклицательный знак.

А теперь попробуем расшифровать, что мне пытается сказать пони с карты. Если останется семь — то будет солдат? Судя по виду очень мрачный. Если пять — то немного безумный мусорщик? А если будет только три фишки — то будет рейдер? Минутку она имеет виду если у меня останется… Количество фишек обозначает состояние деградации. Но кого… Кобылка указала на меня. Вновь показала фишку с волтбоем на фоне груды фишек, восклицательный знак, и весы, которые балансировали на середине. Я не должен тратить эти фишки бездумно, шанс выиграть пятьдесят на пятьдесят, рискуя этой фишкой я потеряю что то в себе и чем больше я теряю такие фишки, тем больше деградирую? Бред какой-то. Но чувство говорит, что я должен верить ей. Ладно поверим. Изображение фишек разделилось на две копии. На одном плакате была горстка фишек без фишки волтбоя и карикатура Крупье с постной мордой. На втором волтбой был в ставке и карикатура поглаживающего длинный ус Крупье. Затем оба плаката повернулись на обратную сторону, на “обычной” ставке была серая пыльная коробка набитая всякой всячиной, на “рискованной” была подарочная упаковка перевязанная красным бантиком. После всей этой демонстрации она поставила между плакатами знак равенства и стерла всё своё творчество одним мановением копыта.

Если я не поставлю — то Крупье не получит ничего ценного, если я проиграю, но и я не получу ничего ценного, если выиграю. Если поставлю, то все наоборот. Причём она в очередной раз подчеркнула, что шансы одинаковые, что с риском, что без него. Ладно, мне понятны правила этой игры. А тем временем мои оппоненты сбросили лишние карты и взяли из колоды замену. Кобылка на джокере, пожав плечами, изобразила, как она разрывает то короля, то туза и опять ставить между двумя этими сценками знак равенства. Я могу получить хорошую комбинацию если сдам одну из этих карт. Но могу не получить. Шансы равны.

Взвесив все “за” и “против” я решил сдать туз. И вытащил из колоды шестёрку мечей, пустая карта для моей руки. Мне бы короля или девятку, но увы. Тут кобылка снова задумалась и ушла куда то за границы карты. Впрочем, тут же вернулась и показала плакат с изображение горстки фишек, на которая лежала фишка волтбоя на одной чаше весов и подарочную коробку на другой, чаша с подарком была слегка тяжелей, чем чаша с грудой фишек. Больше шансов выиграть большой приз нежели проиграть фишку? Кобылка приложила копыта к вискам и посмотрев прямо мне в глаза кивнула, но тут же достала плакат с восклицательным знаком. Лишь больше шанс, я все еще могу проиграть или что то вроде того. Сложно общаться с изображением пони, которая не может говорить. Но смысл я вроде уловил. Раз шанс больше я сделаю этот шаг. Кобылка показала плакат, где какая-то когтистая лапа скрестила два пальца за метафорической спиной. Надеюсь, это значит, что надо надеяться на удачу, а не то, что она солгала. Кобылка обижено показала табличку с какой-то игреневой кобылкой и сделала сложный жест около того места, где, по идее, должно быть сердце, ткнув в завершении этой пантомимы себе копытом в глаз. Чтобы это не значило, от этого мне стало легче. Я поставил фишку с ВолтБоем.

Оба моих оппонента недоверчиво уставились сначала на фишку, потом на меня.

— Ты блефуешь! — Неверяще обвинил меня Рейдер.

 — Нисколечки. — Спокойным голосом сказал я, закуривая.

— Мне нравится твой стиль, Странник, поддерживаю. — Сказал Крупье и поставил какую-то непонятную для меня фишку.

— Пас. — Скинул карты Рейдер.

— Нужно иметь по настоящему хорошую уверенность в своих картах, чтобы делать такие ставки, или полное невежество в ценности таких фишек. — Задумчиво посмотрел на меня сдающий. Скорее тут первое. Хотя должен сказать я не очень уверен, но пони с карты обнадеживающе улыбнулась. — Надеюсь, ты не пожалеешь о своей ставке. Поднимаешь или вскрываемся?

Пони на карте вновь пожала плечами, показав два простых плаката с фишкой и без нее и поставив знак равенства. Все ясно. Шансы по прежнему равны.

 — Вскрываемся. — Крупье открыл свои карты, у него были две пары из дам и двоек. Ха! Надо было всё таки поставить ещё одну, сэт ложит на лопатки две пары. Должен сказать это даже пробудило во мне азарт. Что случается крайне редко. Я, улыбаясь со всем возможным мне ехидством, показал свои карты, и кобылка джокер разбрасывала в пределах своей карты конфетти как бы говоря: “Сюрприз!”. Крупье этот “Сюрприз” не понравился.

— Опять ты за своё? — Спросил он у карты. Та в ответ лишь развела копытами с самым невинным выражением лица. — Ладно, правила есть правила, и не мне указывать дочери Хаоса. Весь выигрыш твой, Странник. — Вся куча фишек в центре полетела к моим скромным кучкам фишек.

Я довольно отпил из кружки с Ядер-Колой. Спасибо этой дочери “Хаоса” за эту помощь. Теперь я лучше понимаю эту игру, хотя это всего лишь сон.

— Давай побыстрее закончим с этим, что тебе сказать? Что отец начал сворачивать Убежище? — цыкнув сквозь зубы проворчал Рейдер.

— Рейдер, пусть Странник сам формулирует вопросы. — Осуждающе покачал головой сдающий. — У тебя есть право на один вопрос к каждому из нас, Странник, внимательно думай над формулировкой.

Я задумался. Меня сейчас интересует путь домой… Но что еще меня интересует? Меня интересует… Старик.

 — Рейдер, каким образом Старик получил меч? Я имею в виду с самого начала, ответ “От своих предков” меня не устроит. — Постарался я как можно точнее сформулировать вопрос, на который можно получить конкретный ответ. — Крупье, как лучше всего мне отыскать путь домой, если он существует?

— Его сделали на заказ. — Рассмеявшись, сказал рейдер. — Сорян, паря, но формулировка всё же не точная, мы можем юлить, но мы не можем лгать и умалчивать. — Он не хочет дать ответ на этот вопрос. Но явно меч был создан для Старика, раз на заказ.

— Ты требуешь слишком точного ответа для своего выигрыша, Странник. — Сурово начал вещать Крупье. — Твоего выигрыша хватит лишь для ответа в стиле “ищи да обряшешь”.

 — И на том спасибо. — Я и не ожидал, что они ответят. Если это сон они и не должны знать ответов. А это точно сон, надеюсь, что просто сон.

— А сон ли? — Вновь пригвоздил меня взглядом Крупье. — Или нечто большее? Если это сон, то что тебе пытается сказать подсознание, заставив играть в карты? Почему не кошмар про превращающегося в пепел Дениэля?

 — Потому что мне уже девять лет не снятся сны и кошмары… — Меня внезапно осенило. По двум фактам. Они точно копаются в моей голове это раз, а два — мне девять лет уже не снятся сны! С чего им снова появится?! И почему? — И потому что я стараюсь не думать о Дениэле. Когда я о нем вспоминаю, то еще и вспоминаю что больше его не вижу, и от этого опускаю руки. А еще вспоминаю, что это, возможно, была моя вина.

— Есть над чем подумать, Странник. — Сцепил пальцы в плоскость Крупье. — Видеть сны — это нормально, видеть кошмары, пусть и не совсем, но тоже в пределах нормы, но не видеть снов — это ненормально.

 — Сны не более чем переработка мозгом данных, что были получены за день. И большинство людей не видят снов. Или не помнят.

— Скорее второе, чем первое, но в твоём случае верен именно первый вариант, подумай об этом. — Посоветовал Крупье, Рейдер в философскую дискуссию не вступал. — Девять лет не видеть снов равносильно признанию в том, что за девять лет ты так не узнал ничего нового. — Но это не правда! Я каждый день учился, запоминал, выучивал новые трюки. — И не видел снов, которые, как ты сам сказал, я за язык не тянул, являются переработкой данных усвоенных за день.

 — Это не связанно. Мозг может обрабатывать данные и без сновидений. — Я продолжил вести себя как ученый в этом безумно казино. Мне кажется или Крупье похож на пони, нежели на человека?

— Ты в этом так уверен? Что ж, не стану спорить с гуру сноходчества. — Сказано это было с изрядной долей сарказма. — Заглядывай ещё, мы тут каждую ночь. — Нет, спасибо, обойдусь, я картами сыт по горло.

Я резко выскочил из спального мешка как будто меня ужалили. Я стал быстро осматриваться. Все тот же лагерь, солнце еще не взошло, по часам Пип-Боя примерно 06:33. Моя проводница спит чутким сном, уши реагировали на малейший шум поворачиваясь в сторону оного как локаторы, в общем уши вели себя по кошачьи. Хотя по мордочке спала она крепко.

Пролистывая заметки в журнале, я наткнулся на такую, которую точно не составлял сам. Задание называлось “Давай сыграем” и было завершённым причём судя по логам совершенно недавно. Что за… Я не создавал подобной задачи, автоматический составитель дел лишь следит за выполнением пунктов. Не может же мой Пип-Бой сам создавать записи и задания? Или может? Я уже ни в чем не уверен. Внезапно весь интерфейс Пип-Боя отключился и включилась строка ввода обычного терминала. Такое происходило только при первом запуске или переустановке операционки.
“Приняты свежие настройки для ядра ОС.

Обновить прошивку?

Д\Н”

Чё? Какая нахер прошивка? Я ничего не делал с прошивкой! У меня стоит самая последняя версия из возможных и самая последняя модификация системы, что использовалась учеными Волт-Тек. Ладно, допустим “да”.

Экран полностью опустел, затем по нему пронеслись строчки какой-то непонятной фигни, в некоторых символах я узнал местную письменность, и, наконец, экран высветил волтбоя показывающего большой палец. Именно таким был первый запуск после того, как я модифицировал его используя детали от Mk4 и часть кодов оного. А затем я был ошеломлён.

Перед моими глазами расцвел ядовито-зеленый H.U.D без всяких операции на сетчатке глаз и каких либо очков! Я думал такое невозможно! Конечно H.U.D был одной из фишек Пип-Боя, но для его использования нужны были специальные очки или опасная и сложная операция на глазах. Ряды индикаторов вежливо уведомили меня об оперативной информации. Текущий радиационный фон в данный момент не дотягивающий даже до четверти РАДа, такой фон влегкую поглотится подкладкой моего комбинезона. После этого индикатор исчез до более серьёзных ситуаций. Помимо этого мигнули и тут же пропали левый и правый показатели общего здоровья и запаса выносливости. Четверть моей полоски здоровья была красной. Насколько я мог заметить. Перед глазами остался только компас с радаром. Одинокая метка цвета всего HUD’а на радаре это, я так полагаю, моя напарница.

Вот так прошивочка! Мне однозначно нравится. Интересно, а что с самим Пип-Боем? Наконец зафурычила глобальная карта, только от этого мне не стало легче, потому как две метки, которые там были были помечены местным алфавитом, с которым я пока что на “вы” с переходом на “кто вы все такие”. Но я кое-как смог прочитать “С-Т-А-Л-И-О-Н-Г-Р-А-Д” на уже посещённом мной городе и “Т-Р-О-Т-Т-И-Н-Г-Е-М” на локации, где я собственно начал свой путь в этом мире.

Местность совершенно была мне не знакома, что, впрочем, неудивительно. Что еще случилось, так это наконец заработало и радио. Какая-то певица под какой-то электронный мотив заявляла о себе как об одном из Крестоносцев. Нет, я не шучу, там так и пелось:
“И все мы крестоносцы

Не остановим свой поход

пустых боков мы знаменосцы

лишь Меткой обозначим свой уход”
Какая странная песня. Даже немного жуткая. А еще, как от той песни в книжном магазине, у меня уши слегка заболели.

— С вами была Очаровательная Белль, — Очаровательно… — С песней “Крестоносцы”. В Пустоши семь утра, погода облачная, возможны осадки в виде кровавых перестрелок. А теперь ваша любимейшая часть дорогие слушатели, нет, не мемуары Дарительницы. Вы их можете купить в любом магазине за двадцать крышек и почитать сами, нет, на очереди свежая подборка новостей! — Этот местный Тридог весьма хорош, но до оригинала не дотягивает, он неповторим. — В районе Кентербюри двое ряженых выясняют отношения, пугая местные караваны и загоняя народ по домам мирных пони. — Во имя солсбери стейка двухсотлетней давности! Ровно десять лет назад, когда я только был изгнан, Одинокий решал точно такую же проблему в Общине Кентебери. — Если будете проходить мимо, будьте любезны, надавайте обоим по башке. -Я даже слушал запись сообщений об этом происшествии на студии в Новостях Галактики. Правда там было совсем по другому.

А тем временем от звука радио моя проводница проснулась.

— К другим новостям, в районе Троттингема участились перестрелки между последователями Флаттершай и Изгоями Стали. — Упасть не встать. Что-то знакомые названия… — Гарантом того, что город не будет разнесен по камушкам, выступили наши любимые Играющие полным отрядом с Блекджек и кобылками. — Фуллхаус хмыкнула, но более никак не прокомментировала данную новость. — Так что поосторожнее, миротворцы и технолюбы, если будете шалить, в городе появиться новый шериф. Кстати о наших фанатах ролевых игр, одна из Играющих была замечена в предместьях Сталлионграда в сопровождении какого-то непонятного мутанта похожего на минотавра, судя по всему, из особо закрытого стойла, я так и не смог найди упоминаний про тридцать первое, но я буду держать вас в курсе событий. На этом всё, а теперь немного музыки. — Я отключил радио. Их музыка давит по ушам.

 — Ну всё, теперь он с нас глаз не спустит. — Проворчала наёмница. — Он вообще страдает особой “любовью” к нашей организации и уж мимо этого теперь точно не пройдёт. А уж вспоминая, что творила БиДжей, он будет держать копыто на пульсе. Надеюсь, твои поиски не сильно испортят нашу в общем хорошую репутацию.

 — Это все, конечно, хорошо, но меня беспокоит кое-что другое. Мой Пип-Бой не ловил местное радио, у него отсутствовала карта, а еще у меня перед глазами появился H.U.D…

— Прости, что? Появилось в глазах что? Что за непонятное “имел”? — Действительно по звуковому произношению несложно спутать с глаголом “иметь”. — Этот глагол не связан с предложением!

 — Head Universal Display, H.U.D. Проще говоря голографический интерфейс, он следит за состоянием здоровья, выносливости, радиационного облучения, следит за обезвоживанием, голодом и усталостью. А еще имеет компас с радаром. — С умным видом начал объяснять я.

— А разве ПипБак не должен это делать всегда? — Не поняла сути проблемы наёмница.

 — В том то и дело, что Пип-Бак, но не Пип-Бой! Как я понял ваши технологии отличаются от наших, и вот мой Пип-Бой хоть похож на твой Пип-Бак, но некоторых вещей не имеет. Пип-Бой не может просто взять и высветить интерфейс на глаза, для этого нужны специальные очки или дорогостоящая и опасная хирургическая операция на сетчатке глаза. — Сколько раз я повторил этот факт за последние пару минут? — Не думаю, что кто-то пришел пока мы спали и провел мне эту операцию, попутно настроив карту и приемник.

— Даже вот так? Окей, это странно. — Протянула кобылка. — Но если это не принесло тебе вреда, разве не должен ты в таком случае радоваться?

 — Просто это… Странно. — Вторил я ей. — Не люблю необъяснимые вещи. Это, можно сказать, детская травма. — Вспомнил я о реакторе номер шесть. — На подсознательном уровне с подозрением и опаской отношусь к необъяснимому. “Кто бы говорил — тот, кто без тени сомнения влез в непонятный бункер, и с уверенностью залез в непонятный портал. Браво!” — на отсутствие самоиронии жаловаться мне не приходилось.

— Не все вещи в жизни можно объяснить и измерить линейкой, знаешь ли. — Она сказала это так, будто сама сталкивалась с чем-то необъяснимым. — Они просто есть.

 — У нас на это разные точки зрения. — С видом ученого сказал я. — Впрочем, раз мы уже проснулись, предлагаю лишний раз не задерживаться, а позавтракать и выступить. — Что случилось с Пип-Боем можно будет выяснить и по пути. К тому же она права, оно же не навредило, а, наоборот, помогло... в некотором роде.

— Меня не надо просить дважды. — Деловито сказала единорожка, доставая из своей сумки картонную пачку с изображением яблока на лицевой стороне. Оторвав верхнюю крышку, она тут же опрокинула содержимое коробки себе в рот и с наслаждением начала это жевать. Я тоже не заставил себя долго ждать и достал один из пайков, купленных в Уотерфолле. Завтрак караванщика был по прежнему прекрасен на вкус, как и вчера, впрочем, что с ним могло произойти за один вечер? Закончив с импровизированным завтраком, наёмница дождалась, когда я тоже закончу трапезу и указала на юго-восток.

— Идём, до Коллегиума путь неблизкий. — Сказала она и молча двинулась в путь, периодически останавливаясь и водя ушами словно кошка. Всякая остановка показывала, что её радар столь же чуток, что и мой, на границе чувствительности сенсоров мелькали красные полоски. Изредка мы проходили мимо каких-то мест, отмеченных на моем радаре контурами, но, видимо, раз мне нужно именно в Коллегиум, она не стала заглядывать на огонёк в каждое строение, будь оно даже в сотне шагов от дороги. С этим интерфейсом все так… странно. Я слишком привык полагаться на свою осторожность и внимательность. И когда я могу уловить где именно опасность так просто…

Путь продолжался на протяжении уже трёх часов, решительно ничего не происходило и это меня немного удивляло, конечно, на Земной пустоши тоже хватало тихих местечек, но это в основном в границах поселкового ополчения, здесь же, казалось, вымерла всякая живность. Вот кто-то умеет справляться со своей работой, не то, что некоторые… Здешние НКР могут дать сто, а то и двести очков форы нашим по вопросам зачистки дорог. Кстати, я ведь так и не спросил как сия аббревиатура расшифровывается. Но если моя догадка верна, то на месте “К” должен быть термин “Кантерлот”... Просто другого названия городов на “К” я не знаю в этом мире. Если только не Кентербюри, но это уже будет дикостью. Новая Кентербюрийская Республика. Не знаю почему, но от этой мысли меня пробило на смех как от дозы психо.

— Вспоминаем анекдоты? — Вполголоса поинтересовалась наёмница, причиной моего веселья делая очередную остановку при признаке красной отметки.

 — Неа… — Кое как сквозь смех прошептал я. — Скорее… Придумывал андекдоты… Случайно… — Я даже хорошенько вдарил себе по морде, чтобы остановится.

— Ну я тоже этим грешу, вот тебе один: что тебе нужно, чтобы победить большую Урсу? — я даже не знаю что это за зверь.

 — Э-э-э. — Наконец, от недоумения я перестал смеяться. Слава богу.

— А нужная тебе в дупель пьяная Блекджек и твоей проблемой станет утихомирить её после того, как она завяжет Урсу в узелок. — И в чём тут соль?

 — Не понял саспенса. — Пожал я плечами. — А вот от меня: Сколько нужно НКР’цев, чтобы вкрутить лампочку.

— Я тебя умоляю, этому анекдоту уже три года. — Фыркнула наёмница и вновь двинулась в путь, как только метка исчезла с радара. — Шестьсот тридцать два, шестьсот, чтобы обсудить правомочность смены лампочек, тридцать для комиссий контроля, один проверяющий и, непосредственно, тот, кто будет менять лампочку.

 — Даже немного обидно, а я только месяц назад придумал его. — Мой тон был немного обиженным. — Впрочем, мой андекдот был немножко другим по деталям, хотя точно таким же по сути. “Как минимум дюжина, чтобы собрать следственный комитет и скинутся туевой кучей крышек, чтобы покрыть один цоколь”.

— Слишком много дали за это, я считаю, если, конечно, цоколь не сделан из редких металлов, тогда цену ещё могу понять, но не принять всерьёз такой сценарий, НКР слишком прагматичен для таких бессмысленных трат бюджета. — Она восприняла анекдот на полном серьёзе? Значит здешние НКРвцы тоже пользуются неоднозначной репутацией, даже не смотря на то, что образована эта фракци чуть ли не вчера по историческим меркам.

 — Ну это же анекдот, который я собирался рассказать. — Пояснил очевидное я. — Ладно, проехали. — Чтобы отвлечься я стал возится с Пип-Боем, включив песню“Sixty Minute Man”
Я решил проверить свои запасы на всякий случай. Естественно, пользуясь каталогом Пип-Боя, перебирать все карманы тренча и рюкзака было слишком долго да и невозможно на ходу. Роясь во вкладке припасов, я был приятно ошарашен тем, что на моем счету стимуляторов на двадцать больше, чем было, когда я проверял в последний раз.

 — Вот те раз. — Присвистнул я от удивления. У меня склероз или точно их стало больше? Но затем я припомнил свой сон. И кобылку в карте. Это многое объясняло… Но как это вообще возможно?! Это ведь был просто плохой сон? Верно ведь? Некстати вспомнилась замаскированная провокация Крупье вопросом: “ А сон ли?” Окей, этот мир начинает меня пугать. Еще сильней чем прежде.

— Проблемы? — Тут же замерла наёмница, водя ушами во все стороны и щурясь в попытках увидеть то невидимое, что заставило меня сделать эту опасливую ремарку о моих находках.

 — Эм, ничего серьёзно. Просто неожиданная находка в моих карманах. Лишние двадцать штук медицинских препаратов. Лечащего характера.

— Это становится всё более странным — все страннее и страннее — ты уверен, что твоё заклятье инвентаризации не барахлит?

 — Мы, по-моему, на эту тему уже говорили. Пип-Бой не совсем Пип-Бак, в нем нет ни капли магии. В нем нету никаких заклятий.

— А проекция интерфейса? — Тут же спросила она провокационным тоном. — Сам сказал, что без твоей техники увидеть его невозможно.

 — Да, знаю, это странно, но как мы по твоему можем использовать это “Заклятье Инвентаризации”, если у нас нету магии?! Сама подумай!

— Я вот просто подумала, твой прибор вдруг ни с того ни сего распознал нашу карту, раскусил наши частоты и начал выводить стандартную проекцию интерфейса, что мешает ему научится и этому? — Справедливое замечание. Вот только… Пип-Бой так не может!

 — Знаешь, я, пожалуй, хочу проверить внутренности своей машинки. — С этими словами я полез доставать из рюкзака свои походные инструменты. — У меня что-то нехорошие подозрения, что там все не так, как я устанавливал в последний раз.

— На вечернем привале. Прибор работает? Работает. Жизни угрожает? По моему мнению — нет, так что обождёт. — А по моему, очень даже. Паранойя. “Она мне не помешала застрять в другом мире, где она была? Проспала, что ли? Выходной? В отпуск уходила?” — Слушай, если мы будем устраивать привал из-за каждого чиха, до Коллегиума мы доберемся, в лучшем случае, через год. — Тоже верно. Я вновь забросил рюкзак за спину и пошел дальше, поглядывая с подозрением на свой собственный Пип-Бой, ожидая, что тот внезапно ударит меня током, как приснопамятный реактор моего брата. Ничего с собой я поделать не мог. Это было на подсознательном уровне.

Вновь замолчав, единорожка продолжила путь, как и я, который достаточно медленно плелся за ней, догоняя только когда она останавливалась. Они передвигаются быстрей на этих четырех конечностях. Да и, впрочем, хромого обогнать и пешком можно. Конечно, я не хромой, но иду прихрамывая. Что еще больше создавало между нами дистанцию во время переходов.

Очередная остановка была внеплановой, радар молчал, единорожка спокойно топала по дороге, но наше путешествие замедлилось стоило погоде переменится. В небесах прямо над нами формировался самый настоящий глаз бури.

 — Это не хорошо? — Неуверенно спросил я проводницу.

— Не имею ни малейшего понятия, такие штормовые фронты для континентальной части Эквуса не характерны.

 — И почему у меня такое чувство, что я здесь замешан? — Какое совпадение, что не характерные вещи стали появляться с моим приходом в этот мир.

— Не думаю, что виноват ты, если ты только не умудрился хакнуть сеть ПОП. — Ещё бы знать, что сие значит...

 — Я понятия не имею, что это такое. — Кажется, надвигается буря. — Но, думаю, не стоит просто так стоять на месте!

— Не спеши, погодная аномалия не могла образоваться просто так, это предупреждение о чём то. — Поверю на слово, у нас таких аномалий никогда не было.

 — Но что может означать формирующаяся буря? — Я снял шляпу и почесал затылок.

— Надеюсь не то, что зима Вендиго возвращается. — Опять местные термины. Звучат глупо и не понятно. Облака приобрели густоту ваты, оставляя лишь маленький глазок для чистого неба прямо в центре, в котором мы и находились, буквально в ста метрах от нас начали бушевать ветра и лить дождь с градом.

 — Паучье чутье мне подсказывает, что формирующаяся буря значит, что буря будет совсем скоро.

— Она уже здесь! — Воскликнула наёмница перекрикивая завывание ветра.

 — И не говори мне, что я не предупреждал! — Мою шляпу унесло ветром. — Блять!

— Это ненормально, это совсем, блядь, ненормально. — Начала причитать кобылка. — Бури не образуются над сущей!

В просвете глаза бури я увидел слабую искру, которая начала стремительно увеличиваться. Чтоб мне сдохнуть! Теперь я всё понял! Аномалия образовалась как реакция на внеземное тело падающее в атмосферу, и это тело летит прямо на нас!

— Хорошая новость: я понял причину! Плохая: ОНА ЛЕТИТ ПРЯМО НА НАС! — Я немного наиграно паникующее рванул с места в сторону от бури. — ГОСПОДИ, ПОМОГИ НАМ! МЫ ВСЕ УМРЕ-ЕМ!

Единорожка посмотрела на небо, икнула и быстрым движением достала из сумки бутылку виски, осушив её в два глотка. После этого, она неведомым мне образом оказалась возле меня в серовато красной вспышке, и я ощутил себя так, будто меня протащили волоком через узкий резиновый шланг. Ненавижу телепорты… но, по крайне мере, этим экстренным скачком она спасла нас обоих от участи аннигиляции при столкновении астероида с поверхностью планеты.

После того, как я немного пришёл в себя, я стал наблюдать красивый грибообразный взрыв где то в трёх милях от нас. Это что, ядерная бомба?! Единорожка выглядела так, будто только что вылезла из золосборника печи. Я, судя по всему, не лучше.

— Нет, это не жар бомба. — Ответила наёмница на мой невысказанный вопрос. — Слишком низкая мощность.

 — Понятия не имею, что такое.. А еще я понял, что ненавижу телепорты. — Меня вырвало. — И почему меня преследует неприятность за неприятностью с самого моего изгнания?! — После того, как меня вырвало, риторически вопросил я пустоту.

— Ты предпочёл бы быть распылённым на составляющие? — Приподняла бровь из под очков Фуллхаус. — И без обид, но я сосем не та пони, что может ответить на вопрос “почему все подковы валятся на меня”.

 — Неа. Но это не отменяет того факта, что я ненавижу телепорты. — Меня вырвало повторно. — При чем тут подковы, кстати?! — Затем, отдышавшись, я посмотрел на то место, где мы были — И что это во имя “Толстяка” было?!

— Если мои расчёты верны, — потёрла подбородок копытом кобылка. — То мы наблюдали редкий феномен падения осколка звезды. По крайней мере теперь понятна буря в пустыне. Касательно подков — это наша местная поговорка о пони, которому не везёт.

 — Ты хотела сказать падение метеорита? — Поправил я её. — Потому что вряд ли огромные расплавленные шары с энергией находящиеся хрен знает где могут раскалываться.

— Наши могут. — Возразила наёмница. — Если будем проходить мимо Лунного сообщества, напомни тебе показать музей славы БиДжей, там хранится её звездный меч.
“Принято побочное задание “Мы куем мечи не из Железа”
1. Достигнуть Лунного сообщества.
2. Посетить музей Блекджек.
3. Спросить хранителя музея о экспонатах”
 — Что, блять?! Может хватит шокировать бедного человека! — Вспылил я от того, что Пип-Бой сам создал задачу. — У меня психика не железная. — У меня стал очень явным нервный тик.

— Эй, не моя проблема, что наши звёзды умеют раскалываться, а ваши нет! — Приняла возмущение на свой счёт Фуллхаус. — Может, ты ещё обвинишь меня в том, что мы разумные?

 — Да я не из-за этого! Хотя и из-за этого тоже, но я не обвинял тебя! Все из-за этой херни, что случилась с моим терминалом! Он сам создает задачи! Он не должен этого делать! Аргх, моя голова! И мое горло! — От всего этого шока у меня началась мигрень, а из-за шокированного крика заболело горло.

— А ты не ори как стукнутый. — Рассудительно сказала наёмница. — И постарайся думать не предвзято, без оглядки на свой мир. Тогда и голова болеть не будет и голос не сорвёшь.

 — Для меня это слишком сложно. Особенно, когда все происходит просто потому что происходит! Без объяснений! — Проворчал я, пытаясь достать коробку фруктовых ментанов, чтобы справится с мигренью. — Еще скажите, что мой брат ожил здесь! Почему нет?! От этого мира можно всего ожидать!

— Дай пожевать одну! — Только учуяв аромат тут же сделала умильные глаза наёмница. — Пожа-а-алуйста! — У меня нет слов. Она видит эту таблетку впервые, но реакция на неё такая, будто она сталкивалась с чем то похожим, что запомнила по запаху.

 — Не думаю, что тебе стоит это жевать, это медицинский препарат, а не жвачка.

— Ой, не начинай, я не наркоманка, мне Праздничные Минталки для восстановления моего магического заряда нужны. — Она, видимо, спутала ментанты с чем-то местным. — Я как то не предполагала, что придётся вот так резко переносить двоих телепортом на максимально возможное для меня расстояние. В крайнем случае, зажую Фиксером прямо на твоих глазах, сомневаюсь, что тебе нужна в напарницах помешанная на Минталках пони.

 — Думаю это не то, что ты подумала. Это ментанты, а не “Минталки”. — Пояснил я. Потом я подумал пару минут и отломил пару таблеток. — Убедись сама, что это не то, что ты подумала.

Кобылка лизнула таблетку и задумчиво причмокнула губами и после этого слизала обе таблетки с моей руки. Бр-р-р, я вытер руку от слюней об свой тренч. Не самые приятные ощущения.

— На вкус именно то, чем и кажутся. — Сказала она, хрустя таблетками. — Правда выполнены в виде таблеток, а не жвачки. О д-а-а-а... — Последнее было сказано с блаженной улыбкой под возрастающее сияние рога. Так, это уже странно. Я стал осматривать коробку в поисках заметки о таком эффекте. Разумеется, не нашёл, Земные фармацевты как-то не предполагали прием этих препаратов внеземными магами.

 — На заметку, земные препараты отлично действуют на местных. В частности, препарат для улучшения мозговой активности каким-то… А хотя… Ну конечно! Улучшение мозговой активности каким-то образом повышает выделение магии! Вау… Следовало догадатся. — Рассуждал я вслух.

— Ваше замечание как нельзя точно, коллега. — Отвесила своеобразную шпильку Фуллхаус. — Магия — есть производное умственной деятельности единорога, и этот препарат, помимо улучшения умственной деятельности, так же ускоряет восстановление манорезерва и облегчает формирование сверхсложных заклятий, которые в обычном состоянии вызывали бы как минимум затруднения у кастующего.

 — Это весьма интересно. — Я стал совершенно спокоен. С действием ментанов вся эта магия перестала меня удивлять. — Впрочем, меня больше интересует вопрос выжила ли моя шляпа и почему этот осколок приземлился в тот самый момент, когда мы подошли? Не порядок.

— Я полагаю всё дело в том, что сборище дилетантов не могут полностью заменить работу профессионалов. Я сейчас о Лунном сообществе и хвалёном НКР, которые начали восстанавливать контроль над светилами. — Подняла копыто в воздух наёмница. — При всём своём старании, им не хватает многовекового опыта довоенных принцесс, не говоря уже о сработанности столь разношёрстного сброда любителей. Что же насчёт падения в том месте, где мы шли, это не более чем досадное совпадение. Надо сказать им спасибо, что на нас не упала луна или солнце.

 — Досадные совпадения преследуют меня, как ты могла понять, давно. В самый не подходящий момент. Например, вот, портал. Мне кажется, что он открывается в определенный промежуток времени. И мне “повезло” оказаться именно во время этого промежутка. — Да, ментаны точно работают как надо.

— Не исключено, что ты прав, в осколке зеркала была очень сложная вязь рун, часть из которых относилась к магии времени. — Не стала разубеждать меня в подозрениях кобылка. — Впрочем, мы отклонились от нашей цели, мы будем идти за звёздным металлом, или плюнем на осколок и продолжим поход к Коллегиуму?

 — Ну, деньги нам не помешают, так что логично было бы взять этот метал. — Резонно предложил я — Чтобы продать его потом в Коллегиуме. Сомневаюсь, что мы сможем использовать этот метал в собственных целях. Меч у меня и так есть. — Я достал из рюкзака сие оружие. — Плюс, нужно найти мою шляпу. — Я потрогал свою осиротевшую без шляпы макушку.

— Только не говори мне, что она ценна тебе, как память о чём то там… — С непередаваемым тоном вздохнула наёмница. — Я не представляю куда её могло унести разбушевавшейся стихией.

 — Нет, конечно, мне ценен как память только мой комбинезон, Пип-Бой и пистолет. — Сразу успокоил я свою проводницу. — Ну и меч добавился в коллекцию, ибо это вещь даже принадлежит не мне, а моему учителю по выживанию в Пустоши. Просто я не привык ходить без шляпы под палящим солнцем. — Сейчас тучи рассеялись, оголяя местное солнце.

— Замотай голову каким-нибудь тряпьём, если тебе так противен прямой солнечный свет. — Использовать кучи тряпья как головной убор? Оригинально. Но суть шляпы в том, что она идеально подходила к моему тренчу. Эх ладно, похожу без головного убора, тоже мне проблема. Надеюсь, правду говорят о том, что солнечный свет полезен для здоровья. К тому же я последний раз посещал парикмахера четыре года назад, мне сейчас никакая шляпа не нужна. — Нет? Ну, извини, сомневаюсь, что наши шляпы будут тебе по размеру.

 — Да ничего страшного, потерплю. К тому же ты глянь на мою голову, мне никакие шляпы не нужны. — Я указал на длинные локоны, которые скрывались под моей шляпой все это время. Впрочем, она и раньше их видела, но не придавала значения.

— Ну не я же начала ныть о том, что потеряла головной убор, если найдём шляпу — радуйся, если нет — значит, не повезло, если ты, конечно, не хочешь свернуть поиски пути к себе домой ради поиска своей шляпы. — Да уж, сюжет прямо для анекдота.

 — Ладно, давай уже найдем этот метал и продолжим путь. — Отмахнулся я, двигаясь в сторону этого осколка “звезды”.

— Поиски не займут много времени. — Уверенно сказала наёмница, также двигаясь обратно к свежеобразованному кратеру.

Ступив на рыхлую и ломкую от прошедшего жара землю, мы увидели нечто, что не могло быть астероидом. Слишком плавные изгибы, да и покорёженная тарелка связи не оставляла сомнений по поводу того, что именно упало на землю. Спутник. Только не местный. Поскольку на корпусе виднелась старая проржавевшая от времени и иссечённая множественными попаданиями микрометеоритов надпись “Voyager 3” на латинском, мать его, алфавите.

 — Это не звезда. Это Земной Спутник! — Ошарашенно резюмировал я. — Опять такое чувство, что в этом как-то замешан я… — Я стал аккуратно двигаться к спутнику. Стоит осмотреть его поближе.

— Дела-а. — Не зная что и сказать протянула наёмница.

А я недоумевал, конечно, довоенные учебники были с пробелами в некоторых местах, но вот история космической гонки с СССР там была отражена чуть ли не поминутно, и я что-то не припоминаю, чтобы США запускали третьего “Путешественника”. Тем временем, я решил покопаться во внутренностях старой машинки. Может что-нибудь станет ясно.

 — Это, дорогая моя, спутник, космический аппарат для изучения дальних горизонтов глубокого космоса. — Стал объяснять я.

— Я не из веков дисгармонии, у нас тоже была Лунная Программа знаешь ли. — Уязвлённо ответила Фуллхаус.

 — Нет, ты не поняла. Именно этот аппарат создан нашими инженерами для длительных путешествий по космосу в поисках новых открытий. Судя по возрасту, запущен он был… Охренеть как давно. Подумать только, за двести, а то и больше лет он нашел населенную разумной жизнью планету. Ну, молодец, дружище, твоя миссия выполнена. Поздравляю. — Последние два предложения я адресовал старому спутнику. — Ну-ка посмотрим, что там за данные ты собрал… — Я стал искать “черный ящик”.

Чёрный ящик на деле оказался жёлтым, и на его корпусе висела стандартная для “Путешественника” табличка с основными данными о нас и нашей планете.

 — О-о, как мило. Наши ученые даже дали описание нашего вида и планеты в случае, если кто-то внеземной найдет этот зонд. — Ирония в том, что нашёл его всё тот же человек. На другой планете с другими разумными видами, но все же, всё тот же Homo Sapiens Sapiens.

 — Забавно, что эта штука первым оказалась именно у тебя. — Также отметила иронию ситуации наёмница, мельком глянув на табличку. — Так вот выглядят ваши самки без всего этого вороха одежды. А это нормально иметь такое гипертрофированное вымя?

 — Да, в большинстве своем у взрослых женщин молочные железы, называем мы их грудями или просто сиськами, именно такие, они являются одними из главных внешних отличительных черт женщины. — С видом ученого сказал я. — Биологически это “вымя”, естественно, вторичный половой признак, но мы, люди, определяя пол, учитываем в первую очередь данные молочные железы. — На это замечание кобылка лишь многозначительно фыркнула.

Разворотив крышку ящика, я задумался. Я как-то не подумал даже, как я собираюсь расшифровывать информацию не просто с довоенного носителя, но ещё и сделанного задолго до изобретения стандартизации кодов Вест Тек и создания технологий голозаписей. Все данные были записаны на катушке тонкого медного провода методом намагничивания участков разным потенциалом. Жаль. Ну, по крайней мере, есть надежда, что мы в одной вселенной. Хотя, если магия существует в нашей вселенной… Бр-р-р! “Лучше не думать об этом”, я кое-как оторвал табличку от “черного” ящика и положил её в рюкзак. Доказательство того, что я не мутант, а гость с другой планеты.

— Эта катушка медного провода тебе нужна? — Деловито осведомилась наёмница, глядя на самописец чёрного ящика.

 — Сомневаюсь, что я смогу расшифровать данные на ней, так что нет. Делай с ней, что ты там хочешь… делать.

— Оу... так это голоплёнка такая? — Ого какие похожие решения, и у них тоже есть голоплёнки, учтём на будущее.

 — Не то чтобы, если уж совсем допотопная. — Поправил я. — Мой Пип-Бой вряд ли сможет расшифровать данные на ней по причине того, что она слишком старая технологически.

— Тогда делаем так. — Она размотала нитку по всей длине своей магией и образовала второй слой магии послав её с одного конца нити на другой поочередно в обе стороны. — Что бы там ни хранилось я сохраню копию данных, мне просто нужна чистая медь для реактивов.

 — Не буду даже спрашивать, как ты это сделала. Я уже догадываюсь — магия. — Тем временем, я осмелился еще посмотреть внутренности аппарата, вдруг что-нибудь пригодится.

Едва живые лампы и реле явно не пригодятся, старый литиевый аккумулятор тоже вряд ли будет такой уж ценностью, учитывая, что тут в ходу энергоёмкости на два-три порядка лучше, и непонятней. Если бы солнечные панели не сгорели от входа в атмосферу, они могли послужить вновь как источник энергии, но увы. Хотя я даже не представляю, что мне с ними надо было сделать, даже если они уцелели бы. Смастерить себе дом с электроэнергией? Точно не входит в мои планы, пока я не приду к выводу, что пути назад нет. Маневровые двигатели и остатки топлива в баках тоже не найдут тут покупателей, у движков слишком малая, даже смехотворная тяга, а топливо предназначено лишь для этих самых двигателей и для огнемётов не годится. Про спутниковую тарелку я вообще молчу, это всего лишь радиотелескоп для улавливания упорядоченных сигналов, благодаря которому “путешественник” тут и приземлился. Бесполезный кусок металлолома

 — Это только на металлолом и годится. К сожалению. — Вслух резюмировал я. — Вот только мне интересно, раз это наш спутник, то это значит, что мы находимся в одной вселенной и в одной галактике… — Потому что за триста лет этот спутник максимум мог достичь соседней звездной системы. — И наши звездные системы буквально соседи. Но это все в теории.

— Ну, если ты так говоришь… — Пожала плечами наёмница. — То нам следует провернуть в сторону космического центра имени Луны. Правда, нам придётся где-то нанять целую кучку пони и найти редкие детали для ракет, но это гораздо проще, чем найти информацию об артефакторном зеркале, которой может и не быть.

 — Да, это более логично, но тут есть одна проблемка. Малюсенькая. Я что-то не уверен, что рядом с солнечной системой есть звездная система с пригодной для жизни планетой. — Уж что что, а пространство вокруг солнечной системы довоенные яйцеголовые изучили вдоль и поперек. — И я имею в виду этот ваш Эквус. Есть вероятность, что он появился после нашей войны, но ваша планета имеет тысячелетнюю историю, что отметает данную теорию в мусорный бак.

— Пространственный разлом? — Глубокомысленно потёрла подбородок кобылка, выдвигая теории. — Естественный портал?

 — Может даже Черная дыра, откуда мне знать? — Пожал я плечами.

— Чёрные дыры не являются пространственным искривлением, и в них слишком велики искажения гравитации, чтобы спутник, даже попади он в такую, остался хоть немного целым. — Она говорит с такой уверенностью, будто сталкивалась с черной дырой на деле.

 — Ну, мы, люди, имели дело с черными дырами только с помощью таких вот спутников и знаем. — Продолжил вести лекцию я. — И знаем мы о этих дырах только то, что они появляются после смерти очень массивных и горячих звезд и с большой силой поглощают материю вокруг себя. — Ну право слово! Если у них окажется, что все работает не так, то это точно не наша вселенная и спутник попал в какой-то космический портал.

— Ну тут наши данные сходятся, в основном. — Задумчиво протянула единорожка. — Только наши звёзды предпочитают ужиматься до метеоров и долбить нашу планету, правда, это случается редко, очень редко.

 — Значит это точно какой-то космический портал. — Я устало зевнул. — Думаю, нам стоит продолжить наш путь, мы отстаём от графика из-за этого зонда. Искать этот космический портал будет сложней, чем зеркало. Хотя бы потому, что космос охеренно большой. Это не учитывая то, что мне желательно вернутся обратно как можно скорей, путь на ракете займет… Всю мою жизнь.

— Но попадёшь же? — Развела копытами наёмница. — Это зеркало могло быть единственным, я, конечно, не хочу каркать, но такие артефакты очень редки даже для довоенной эпохи.

 — Лучше провести всю жизнь в другом мире, чем в малюсенькой ракете. — Также развел я руками. — Как эта гипотетическая ракета сможет найти мою планету после выхода из этого не менее гипотетического портала, чем искомое зеркало.

— С данной точки зрения зеркало найти будет реальней, да. — Подумав, кивнула наёмница. — Но это не значит, что мы такое найдём.

 — Лучше провести всю жизнь в другом мире, чем в малюсенькой ракете. — Повторил я свои слова, вновь разводя руками.

— Слушай, я лишь высказываю варианты. — Столь же широко, что и я руками, развела копытами кобылка. — Как распорядится двадцати девятью днями моего найма уже твоё дело.

 — Поэтому не будем тратить время попусту и придерживаемся первоначального плана. — А еще вряд ли таких, как я, берут в космонавты.

— Окей, ты босс, продолжаем двигать ногами к Коллегиуму. — Равнодушно сказала наёмница и, смотав катушку обратно и засунув оную в свою сумку, развернулась обратно на юго-восток, возобновляя наш путь.

Прошагав так где-то ещё три часа, мы накинулись на табличку, которую вколотили в землю, судя по всему, уже после катаклизма, на табличке был доходчиво нарисован понячий череп с парой костей.

— Проклятье, забыла, что тут располагаются земли Гончих. — Выругалась наёмница. — Вот что значит пять лет не быть за столичным хребтом.

 — А кто они собственно такие эти “гончие”? — Неуверенно протянул я, вглядываясь на территорию за табличкой.

— Ну это такие разумные собаки ростом примерно с тебя. — Начала описывать наши проблемы проводница. — Ходят на двух ногах, обладают зубастой пастью, острыми когтями, которыми могут разорвать прочнейшую броню как кусок бумаги, устраивают подземные засады, и, будто мало этого, к тому же поголовно аугментированы и ходят с энергомагическими пушками, сделанными из шахтёрских резаков.

 — Ненавижу собак. — Протянул я, доставая свою верную старую штурмовую винтовку. — Теперь они еще и прямоходящие, с когтями Когтей Смерти и каким-то непонятным убер оружием… Ненавижу собак!

— Ты это сказал дважды. — Констатировала очевидное наёмница. — Мы можем сделать крюк в десять дней и обойти по горам и побережью.

 — Небольшая проблемка. У меня провизии еще на пять дней, ну, максимум восемь, если экономно. — Слегка виноватым тоном, в который раз протянул я, осматривая каталог вещей Пип-Боем.

— А добывать еду собирательством и охотой религия не позволяет? — Вскинула бровь наёмница. — Даже если мы попадём к Коллегиуму за эти самые пять-восемь дней сомневаюсь, что там найдётся Земная еда для людей. А ведь надо будет помимо всего прочего искать информацию про зеркало и, я более чем уверена, тащится куда то ещё, поскольку, зуб даю, в Коллегимуе ничего похожего по свойствам на этот артефакт нет.

 — Да, это проблема. Именно поэтому, я не беру в расчет охоту и собирательство. Я не знаю, как местная еда может на меня повлиять. — Ну, раз я дышу местным воздухом, то что может сделать мне местная еда? Но все равно… — Ох блин… Мне пиздец…

— Главное без паники. — Нервно сказала единорожка невольно ускорив шаг переступая черту с табличкой. — У нас есть восемь дней, я попробую что-нибудь придумать, мне, знаешь ли, тоже неохота умирать от нарушения условий контракта. — Ох блин… Пиздец.

 — Надеюсь, не хотелось бы, чтобы из-за моей смерти кто-то погиб за компанию. — Последовал я следом, еще крепче сжимая винтовку. Тот самый момент, когда понимаешь, что местная еда может быть опасна из-за того, что организм вряд ли сможет её усвоить. При всей схожести миров и истории вряд ли история была НАСТОЛЬКО синхрона, чтобы воссоздать одинаковые на усвоения белки. А это означает, что у меня КРУПНЫЕ неприятности.

— Поэтому шевелим ногами и идём напрямик, В Колегиуме должно быть хоть что-нибудь, что решит эту “небольшую” проблемку. — Невысказанные кавычки сказали, что на самом деле думает о масштабе проблем наёмница. Проблема действительно большая. Я стал двигаться настолько быстро, что нагнал свою проводницу без особых проблем, сменив хромающую походку на нормальный спринт.

— Долго ты так сможешь? — Спросила она, даже не сбившись с дыхания, но ей то легче, у неё четыре точки опоры.

 — Достаточно долго. — Сразу же ответил я, правда, не хвастаясь отсутствием сбившегося дыхания, у меня оно было, хоть и не явно. Я с обреченностью смотрел на то, как проявившаяся полоска выносливости на H.U.Dе медленно движется к нулю.

— Ясно. — Сказала она коротко и дальнейший путь мы бежали молча, причём я заметил, что несмотря на скорость, моя напарница умудряется практически не шуметь, не думаю, что это так уж легко и она просто рисуется, поэтому я тоже сменил манеру бега на бесшумную. Что еще больше ускорило падение выносливости. “Терпи, Рейдер, вожаком будешь!”
Моей бравады хватило на час, потом мы вынуждены были перейти на бесшумный шаг, поскольку я выбился из сил. Наёмница не смеялась и была предельно собрана, видимо, внезапное озарение о скоротечности моего существования заставило её засунуть все разговоры на лучшие времена и сконцентрироваться строго на путешествии. Перекусывать приходилось прямо на ходу, как мне, так и ей, хорошо, что у меня свободны руки, а ей перекусить на ходу помогает её магия, а то пришлось бы останавливаться всего лишь ради перекуса. Я стал растягивать одну порцию на весь день.

Остановились мы лишь в глубоких сумерках, когда уже было невозможно определить куда мы идём без подсветки. Все становится хуже и хуже, на привале мы проверили теорию практикой небольшим куском засахареного яблока из коробки Фуллхаус. Дальнейший час я провёл в кустах, опорожняя желудок через оба отверстия. Я словно магнит для бед. И, что самое паршивое, я совершенно ничего не могу с этим сделать. После того, как, наконец, мои внутренности перестали бунтовать, я смотрел, как наёмница выводит какие-то символы на песке и периодически стирает их.

Мне они были совершенно не понятны. Не похоже на их алфавит. Периодически мелькал в записях символ, похожий на латинскую “U”, причём он был величиной постоянной, а вот остальные символы то стирались, то дополнялись. Но как бы не менялись надписи на песке, лицо наёмницы оставалось сосредоточенно напряжённым. “Не буду её отвлекать, я и так внес слишком много проблем в её жизнь своим появлением.” — мрачно подумал я, доставая голодиски с разными песнями, записями и играми. Чтобы отвлечься, я решил перед сном сыграть в “Grognak & Ruby Ruins”.

После трех пройденных мной подземелий и двух часов реального времени наёмница раздражённо стёрла всё, что написала и зарычала себе под нос, начав стучать себя по лбу копытом. Не надо быть ядерным физиком, чтобы понять: формула, при всех стараниях теоретика магии, не желала сходится к желаемому результату — возможности моему организму усваивать местную пищу. Не знаю как она хотела этого добиться, но, судя по всему, ни один вариант из написаннных не подходил.

— Проклятье, я всего лишь маг универсал, а не магистр магии! — Тихо прокричала она в раздражении. Тихо — из-за опасений, что нас услышат гончие, а прокричала — потому что надо было слышать тот тон, с которым это было сказано. Это был крик зашедшего в тупик.

 — Предлагаю решить это в Коллегиуме, еда пока есть. — Постарался утешить я её. В моем тоне присутствовали нотки извинений и вины. Все таки из-за меня ей приходится так надрываться. Вкупе с её достаточно милым внешним видом, у всех пони он был таковым, это заставляло чувствовать себя неловко. — Что-нибудь придумаем.

— Не сыпь мне соль на рану. — Раздражённо сказала Фуллхаус. — Я не думаю, что даже в Коллегиуме найдётся средство, которое тебе поможет. Я хоть и знаю всего понемногу, но зато знаю теорию магии на отлично, нет такого заклинания, которые смогло бы помочь Внеэквускому организму помочь усваивать нашу пищу. Создать такое с нуля — задача сложная даже для довоенного уровня. Я молчу про нашу ситуацию. Надо быть Кловер Мудрой или Старсвирлом Бородатым. — Однако, чудные имена были у магов до войны, что-то в стиле старых фэнтезийных довоенных книг. — Чтобы составить такое заклинание за восемь дней.

Я не ответил, а лишь уставился в небо. Вот тебе и приключение. Премию Дарвина мне, место в книге рекордов Гинеса за самое экзотическое самоубийство и приз Герберта Уэлса[1]. Я даже закурил от безысходности. На задворках сознания я услышал тихое мерное “тик-так” и гигантский таймер, который показывал семь дней и шесть часов до гипотетического чего-то. Я потряс головой в разные стороны, прогоняя наваждение. Только вот таймер никуда не исчез, зато появился мой внутренний скептик во всё том же костюме старца. “Вы блядь издеваетесь!” подумал я, хорошенько вдарив себе по голове. “Замечательно! Я сошел с ума! Заебись!” Видения отступили на задний план, но, как бы я не тряс головой и не бил себя по лбу, воображаемый таймер и “вестник смерти” не желали исчезать окончательно. Я буквально не мог контролировать собственное воображение! Я от паники даже проверил свое состояние в Пип-Бое на наличие психологических болезней. Нашёл только шоковый стресс и последствия недавнего пищевого отравления. Я достал целебный порошок, который я использовал как успокоительное и хорошенько использовал его по назначению. Все равно я собирался спать.

В этот раз я застал Крупье не за игровым столом, а в кресле викторианской эпохи с винным бокалом в левой руке и томиком библии в правой. Это настолько разнилось с уже сформировавшимся у меня образом азартного шулера, что я на несколько минут опешил. А еще я опешил от того, что я был без своего тренча хотя засыпал в нем, ну и логично, что без шляпы.

— И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя по роду и подобию ее, и дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле, и стало так. И увидел Бог, что это хорошо. Был вечер и было утро: день третий. — Прочитал Крупье вслух главу из Бытия. — Как забавно, что именно сейчас как раз третий день твоих странствий в этом мире, не находишь?

 — Очень остроумно. — Незлобно буркнул я, поправляя броню на комбинезоне. — И к чему это?

— Яблочко не хочешь? — Он поднял руку и я узнал тот самый радужный плод под куполом, что я оставил по ту сторону зеркала. — Не бойся, я не искушаю тебя, как ваш Дъявол.

 — Между прочим, я атеист, раз ты копаешься в моей голове об этом ты мог бы знать. — Фыркнул я, молча принимая яблоко. — Или ты специально, чтобы побесить меня?

— Я? Зачем? Ты и сам прекрасно с этим справишься. — Сделал невинное лицо крупье. — Ты не поверишь какие порой попадаются тараканы в голове даже у самых упёртых атеистов. Я могу даже достать парочку скелетов из твоего шкафа, о которых ты предпочитаешь не вспоминать.

 — Какие же, например. — Скрестил я руки на груди. Яблоко я куда-то упрятал, правда не понимаю куда, на комбинезоне нет карманов.

— Ну вот, например, вряд ли твой наставник образуется, если узнает как ты применяешь те умения, которыми он тебя учил — туше — или вот ещё: то, чем ты гордишься, хотя это не такой уж хороший поступок, воровство рабочего образца Силовой Брони у Братства, они до сих пор носом землю роют, пытаясь найти хвосты к тебе. Или вот ещё...

 — Ладно-ладно я понял! — Закатил я глаза. — Строго говоря, мы все не святоши. И я более чем уверен, что Старик сам таким был, до того, как с ним что-то случилось, а я в этом уверен, что сделало его таким.

— Не суди о других не зная их, Странник. — Глубокомысленно изрёк Крупье.

 — Можно все таки звать меня моим именем. — Фыркнул я, мне ОЧЕНЬ не нравилось это прозвище, в нем чувствовалось пренебрежение. — Не зря же мне его давали при рождении.

— И можешь ли ты мне назвать хотя бы пятерых, кто зовёт тебя по имени, исключая Старика и Наёмницу? Про твоего отца я вообще молчу, ибо он до сих пор разгребает политику в Убежище.

 — Да все, кому я называл свое имя. — Вновь фыркнул я. — Я не Курьер, меня не называют по роду деятельности.

— Как хочешь, Девид, но за столом, хочешь ты того или нет, ты — Странник, как и в мире, куда ты попал, тебе следовало чаше слушать ДиДжея. — О Господи! Я совсем забыл о привычке Столичной пустоши лепить всем ярлыки и прозвища! И когда этот недо-Тридог успел влепить мне прозвище?! Еще недавно я был просто мутантом. — Да, считай, сразу же как попал в этот чудесный во всех отношениях мир. Благословенны будьте голозаписи. — Поня-я-ятно. Между тем Библия исчезла из рук Крупье, как и фужер с остатками вина, и вместо них в руках замелькали более привычные для образа шулера игральные карты.

 — Даже не знаю, что сказать. — Развел я руками. — Просто интересно почему именно “Странник”? В смысле не “Мутант”, “Необычное Отродье” или еще что-то в таком духе?

— А ты сам посуди, если у вас из прототипа телепорта вылезает что-то не принадлежащее этому миру, но оно разумно и, мало того, говорит на вашем языке, как вы это чудо назовёте, если не инопланетянином? Ответ очевиден: “Странник”.

 — Не хочешь ли ты сказать, что этот мистер знает о зеркале? — Стал читать я между строк. — И о том, что я гость из другого мира?

— Если и не знает, то догадывается по свойствам о его назначении. — Не стал давать прямого ответа Крупье. — А о последнем вообще догадаться проще, чем налить виски на два пальца. Надписи на твоём приборчике выдают тебя с головой, Дэвид. — Последнее слово было произнесено так, что мне явственно послышалось “Странник”. Бр-р.

 — Похоже, у меня появилась мотивация слушать этого подражателя голоса свободной Пустоши, а может даже зайти к нему на огонек, если затея с Коллегиумом провалится или не до конца получится. — Потер я свой заросший подбородок. — Но это не отменяет главной проблемы — моего наступающего сумасшествия из ниоткуда и того, что я не могу есть местную пищу.

Крупье лишь загадочно улыбнулся, ничего не ответив и продолжил тасовать карты. Рядом со мной появилось такое же, как у крупье, кресло, а между нами материализовался кофейный столик с рядами фишек. Кажется, мне мягко намекают, что я могу сыграть с ним ради получения ответов.

Я лишь раздраженно заскрипел зубами, но стал ждать, когда он подаст карты. Крупье тасовал карты, но ничего не сдавал. Ах да, я же выбираю игру!

— Как в прошлый. — Вновь немногословно буркнул я.

Крупье сдал мне пять карт, а затем себе и положил колоду по центру столика. Итак, что тут у нас? Пятёрка звёзд, Дама сердец, с изображением розовой рогато-крылатой пони, шестерка сердец, девятка звёзд и восьмёрка копыт. Пустой набор карт с вероятностью стрита, если сбросить пятёрку с дамой. Играть лучше по мизеру. Что я и стал делать, скинув пять фишек со стимуляторами.

— Отвечаю и удваиваю! — Заявил крупье, поставив десять фишек с бутыльками. Видимо, это “лечебные зелья”. Если он удваивает ставку, то либо блефует, либо у него рука сильнее, чем у меня. И, скорее всего, второе, ибо у меня совсем никудышная рука.

 — Отвечаю. — Я подкинул еще стимуляторов. Крупье скинул две карты и взял замену из колоды. Я тоже сбросил две карты, пятерку и даму, и взял замену из колоды. Король сердец, изображающий, почему-то, какого-то синешкурого жеребца земнопони и девятка сердец. Чёрт, не прокатило, жалкая пара. Впрочем не велика потеря. Если бы я выиграл, мне некуда было бы девать эти стимуляторы. Мы уставились друг другу в глаза и вдруг крупье сделал немыслимое. Он сам сделал ставку. На фишке было изображено яблоко. Радужное яблоко. А вот теперь мне стало досадно! Он явно меня провоцирует. И я сомневаюсь что он блефует. У меня нету шансов выиграть этот приз, если не будет второй раунд.

— Ты отвечаешь или пас? — Осведомился Крупье.

Гр-р-р. Он не получит то, чего хочет. Делая выводы, я, пожалуй...

 — Пас. — Я все равно бы не выиграл. Я скинул свои карты, показывая насколько злобно ко мне относится случай, раздраженно вздыхая.

— Чтож, тогда, в другой раз... — Он сгрёб все фишки из центра стола к себе, небрежно бросая свои карты в центр лицом вверх. Дама мечей, семерка сердец, пятерка копыт, туз мечей и джокер. Дискорд ехидно показывал мне язык, обнимая за границей карты мечевой туз, ясно намекая, с чем он образовал пару. Впрочем, мне было все равно, я самого начала знал, что проиграю в любом случае.

 — Я бы все равно проиграл. — Вторил я своим мыслям. — Можешь не радоваться, это не твоя заслуга. — Последние слова я обратил к карте, а не Крупье.

Дискорд с карты скрестил лапы на груди и состроил надувшуюся морду.

— Подумай об этом так, не всё же время тебе быть победителем? — Сказал Крупье на прощание.

 — Я привык проигрывать. — Успел я ответить, прежде чем проснутся.

[1]Имеется ввиду ироничная ссылка на причину смерти вторженцев в романе “Война Миров”.