Fallout Equestria: Последний парад

Они вошли в вечный город, сияющие в лучах своих побед...

Железный меч и красная роза 2: Тайна тёмного леса

После того, как Роза остановила падение Эквестрии, на этом страдания не закончились. Вечносвободный лес начинает расти на территорию Эквестрии, тем самым принося беды и не счастья их обитателей, но кто сможет остановить это безумие? Если главная спасительница умерла, а пони начали превращаться в камень, заходя на территорию "Тёмного леса"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Дерпи Хувз Другие пони Доктор Хувз Дискорд Человеки

О Мэри-Сье замолвите слово...

Читаем и не стесняемся. Писать краткое содержание такой краткости - извращение.

Расколотая Гармония

Эта пьеса, написанная в стихах, в скором времени предстанет перед вами на этой театральной сцене, повествую нам о тех давних временах, когда совместное правление Принцесс несло лишь мир, покой и гармонию для всех жителей Эквестрии, а также о том, что произошло в дальнейшем...» Казалось бы, эту историю мы знаем вдоль и поперек, но стоит вам занять ваше место в этом конце зала и внимательно посмотреть на сцену, как перед вами оживут картины прошлого. такого далекого, но кажущегося в то же время таким близким...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Два крыла

Неопытная путешественница по мирам, сбегая от проблем, по ошибке попала в Эквестрию в тело грифины. Думаете это весело? А вот ей не совсем...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Один шанс на троих

Чёрно-бело-красные флаги над Эквестрией. Ох, не к добру это...

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Философский камень

Еще одна история с персонажами зарисовки "На дорогах".

Другие пони

Лунная песнь

Не всегда ты можешь проследить за жизнью своих знакомых, и, порою, они могут тебя очень-очень удивить при встрече.

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Первая Зима Зекоры

Зекора уже давно известна жителям Понивилля (в частности - спасибо М6 за помощь в знакомстве с ней). Но... Зебра же жила в Вечнодиком Лесу еще до приезда Твайлайт, верно?

Зекора

Не зря прожитая жизнь

Время, время властно над всеми и Твайлайт – не исключение. Её пора прошла, жизнь пролетела, словно гром из яркой хлопушки ПинкиПай, сопровождаемый сотнями ярких конфетти , которые столь же неминуемо коснутся пола, сколь неминуемо утихнет и сам хлопок. Слова не мои, а из рецензии одного из судей =)

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: Siansaar
Глава первая в которой дорога начинается. Часть вторая "Путь в зазеркалье" Глава третья, в которой наступает Третий День

Глава вторая, в которой герой изучает местных

Герой изучает город, знакомится с алфавитом видит странные сны и находит "напарницу".

Когда, наконец, мне дадут выспаться нормально, я уже три дня не могу поспать дольше пяти часов. То рейдеры нападут, то портал какой-то откроется, а теперь меня пытается сожрать лев с крыльями, в точности как у летучих мышей, и скорпионьим жалом. Я точно сойду с ума такими темпами.

Лев яростно зарычал, когда промахнулся лапой по моему туловищу и раздражённо завилял хвостом, то и дело выбрасывая его вперёд в попытках парализовать меня ядом. Я, естественно, уворачивался и крутился, словно белка в колесе, попутно пытаясь попасть в тварь мечом, вот он мне и пригодился. Спасибо, мой учитель, и вашему навыку провидца тоже спасибо. Удачным выпадом я смог отсечь жало. Льва это взбесило и единственная причина почему мы до сих пор на равных с небольшим перевесом в мою сторону — это то, что в этой тесной пещере он не может летать, не думаю, что эти крылья у него просто так. Это было похоже на драку между обычным домашним котом и, собственно, львом. Мне больших трудов стоило уворачиваться от размашистых ударов его лап, каким бы вертким я не был. Я уже начал выдыхаться, а эта зверюга теперь точно не успокоится, пока не убьёт меня или не сдохнет. Могу её понять, я бы тоже разозлился, если от моего тела что-нибудь отсекли без анестезии. Я решился на рискованный шаг — решил проткнуть горло этой большой кошке с лишними конечностями. А что бы это сделать я должен прыгнуть на неё и, собственно, нанести удар мечом в горло.

Но чтобы провести этот маневр мне придется её отвлечь или сделать это быстро и неожиданно. А еще можно хорошенько вспороть живот. Не менее рискованно, но и не менее действенно. А ещё можно в процессе уклонения от удара прыгнуть не назад, а вперёд в сторону холки и, “оседлав” кису, ткнуть ей меч в затылок. Менее рискованно, но тоже неоднозначное решение. Стоило поторопится с выбором тактики, ещё три — четыре таких удара и я окончательно выдохнусь и попаду под лапы взбешенного льва. Выбрав наименее опасный вариант, а именно — неожиданный маневр, я приступил к его выполнению. Резким движением вперед я ухватился за холку и “оседлал” её. Не мешкая, я ткнул меч старика ей в загривок. Лев взревел от боли и рухнул на пол, подёргиваясь в предсмертных судорогах. Домашний кот победил. Вытащив меч, я заметил ряды светящихся символов на нём, но что они означали мне было неясно, поскольку старик ни разу не говорил, где он взял этот меч. Но он дорожил им. Все это, вкупе с его странным поведением и крайне миролюбивым характером, стало неожиданно подозрительным именно сейчас. Спустя десять лет после того, как я покинул Убежище и встретился с ним.

Спрятав меч в импровизированные ножны, которые шли с ним в комплекте, я стал думать под успокаивающую музыку из Пип-Боя, кажется это был “Big Iron”. Раньше я не замечал, но теперь обратил внимание, что и ножны были изукрашены узорами в виде дерущихся драконов. “Что ты скрывал, старый чертяка?” За такой меч в башне Темпенни дали бы целую гору крышек, ведь судя по всему это не просто заводская штамповка, как я думал ранее, а работа мастера. По краю ножен шла уже знакомая вязь символов местного языка и, что удивительно, полустёртое название “Кровопийца” на нормальном английском языке. Ах ты старый черт. Надеюсь, когда я вернусь, я найду тебя живым и ты расскажешь мне про этот меч.

Но вот песня закончилась, и я закончил осмотр меча, повесив его себе на пояс. Как бы то ни было, меня ждет долгая и трудная дипломатия с местными. Я на всякий случай взял себе трофеев с зверушки. Отрубленный наконечник хвоста, пара клыков и когтей. Я хорошо разделывал тушки мертвых животных. Положив трофей в сумку, я поковылял к выходу из пещеры, которую я случайно нашел, изучая местность вокруг города, и в которой я отсыпался до того, как меня навестил, судя по всему, хозяин этой пещеры. При свете солнца вид был потрясающим. Такое можно было увидеть только в Содружестве, Пустошь, которой была самой не тронутой среди всех других Пустошей. Если только исключить Светящееся Море.

Ущелье с дорогой было перекрыто стеной из хлама, оставляя лишь узкий промежуток, чтобы в ряд прошли трое пони или один брамин. Брамин?! Хоть что-то родное. Не думал, что буду так рад увидеть брамина. Сейчас у входа стоял караванщик, о чём-то переговариваясь с полу-птицей полу-кошкой на входе в город. Поспорив пять минут, пони с рогом на голове плюнул и своей телекинетической силой передал охраннику звенящий мешочек. Таможня. А это символическая плата за вход.

Пропустив караванщика, полуптица лениво наблюдала за окрестностями и увидела меня такого красивого, бредущего прямо к городу. Я замедлил и так неспешный шаг, ибо обычно, когда не нужно спасать свою жизнь, я ходил прихрамывая от того, что мне часто приходилось делать резкие и быстрые движения. Ноги часто болели, да и это придавало небольшого колорита, так что я всегда так ходил. Чем обескураживал своих врагов своей неожиданной быстротой и ловкостью.

— Проход, запрос на жительство, контракт на работу? — Если птиц, или как там самцов птиц называют, и удивился от моей внешности и одежды, то не подал вида. — Торговля, ночёвка, медицинские услуги?

Не увидев направленных на меня стволов, я продолжил свой хромой путь к воротам, проверяя многочисленные карманы своего пальто на наличие заначек с крышками.

— Ты вообще по понячьи понимаешь, чудо ты проходящее? — Поинтересовался птиц, доставая из кобуры массивный револьвер и вскидывая его.

 — Не люблю говорить издалека криками. Предпочитаю подойти поближе чтобы провести цивилизованную беседу. — Полуптиц пожал плечами и опустил револьвер в кобуру и снова начала заполнять бланк. — Я здесь частично чтобы поторговать и узнать о мире в целом, ибо я вылез из такой дремучей дыры, что абсолютно ничего не знаю. — Я нашел наконец заначку с крышками, но не стал её доставать.

— Так и запишем — турист, проход с легконагруженного десять крышек, мы принимаем золото в соотношении пять к одному. — Сказал он, заполняя бланк.

Я достал десять крышек из мешочка и протянул их таможеннику. Он удивился странному виду крышек, и проверил крышку “на клюв”, затем удовлетворённо кивнул.

— Сойдут, на твоём месте я бы обменял все крышки, что у тебя есть либо на НКР-ское золото, либо на серебро Лунного Сообщества, крышки выходят из оборота год от года. — Он пропустил меня внутрь.

Я кивнул, немного удивившись знакомому названию — НКР. Но не сейчас, в городе. Тут происходит, судя по всему, то же, что и на Западном Побережье, цивилизованная валюта выбивает старые и родные крышки.

Сразу за воротами дежурило ещё четыре кошко-птицы с дежурным вооружением из ПП и чем-то вроде гранат, я думаю.

— Добро пожаловать в Сталлионград, ведите себя хорошо, или Когти вас накажут. — “Улыбнулась” наиболее бронированная кошко-птица в четверке. — Площадь туристов находится через три квартала отсюда, потом налево, не промахнётесь.

 — Спасибо. — Я обворожительно улыбнулся, обнажая свои слегка острые из-за жесткой пищи, которой я долго питался на Пустоши, когда не было нормальной еды, но еще целые и даже немного белые зубы. — Буду знать.

И снова ни грамма удивления на “лицах”, впрочем, ладно. Я поковылял в указанную мне сторону. Надеюсь хотя бы там что-нибудь прояснится.

Площадь туристов оправдывала своё название — целая куча лавок с безделушками, большой бар совмещённый с мотелем и даже банк! Я не шучу, самый настоящий банк с охраной на входе. Я такое только у НКР видел. Собственно, НКР — единственная цивилизованная фракция, почти страна, в Америке.

Мне нужно узнать об этом Безумном Мире больше, так что логично, что мне в бар, а не в мотель. Разумеется, надписей я до сих пор не понимал, но их с успехом заменяли вывески с вполне понятными картинками, по которым я с большой долей вероятности и определил для чего предназначено то или иное здание. Прохожие на меня косились, но в целом не обращали внимания, видимо, тут очень большое разнообразие разумных вооружённых мутантов, если даже такого вот необычного мутанта принимают как должное. Естественно, я не мутант, но для них вполне себе так тяну на Супермутанта или Когтя Смерти. По уровню мутаций.

Когда я, наконец, вошел в бар, мне предстала следующая картина. Старый пони с крыльями на спине за стойкой лениво протирал массивный стакан копытом, за столиками сидели различные существа, и не только пони, я видел много кошко-птиц, одного козла и какого-то мутанта с телом человека и двумя бычьими головами, картину безумия дополняли два прямо ходящих пса с целой кучей аугментаций.

У меня, кажется, начался нервный тик, но я его поборол и поковылял к местному бармену… барконю? Барпони? А, чёрт! Как же с этим местом всё сложно! Буду называть барменом, так мне проще. Подойдя к барной стойке, я не особо заметил стульев, сидят на полу что ли? Впрочем, чего еще ожидать от непарнокопытных.

 — Меню — справа на стене, комната — сто крышек за сутки, ванная с чистой водой — 25 крышек сверху, если подогревать, то ещё пятнадцать. — Местные решительно отказываются чему-либо удивляться. Если бы представитель этих непарнокопытных появился на земле, то… Много чего интересного и неожиданного могло бы произойти. Кстати, ванная, такое обычно предлагали в Нью-Вегасе и в поселениях НКР, на восточном и средне-западном побережьях это было непозволительной роскошью. — Мы так же принимаем валюту НКР и Лунного Сообщества.

Сканер Пип-Боя показывал, что в моей заначке было приблизительно восемьсот семьдесят крышек, на это я мог бы жить месяцок, если особо не шиковать.

 — Извините, не понимаю вашего алфавита. — Пожал я плечами. — Мо...

 — Букинист торгует в конце площади, у него можно приобрести букварь и другие книги. — Безразлично перебил меня бармен. — А теперь, если не намерен ничего заказывать, не занимай моё время. — Как не гостеприимно, впрочем, если ко мне в бар завалился некто совершенно не знакомого мне вида, я бы тоже, как минимум, был не гостеприимным.

 — У вас есть виски или другой алкоголь? — Мне хотелось слегка забить свою голову алкоголем.

 — Виски, Скотч, Водка, Сидр, Саке из Нейпонии, Вино для ценителей старины, — Начал он перечислять с большим знанием дела. — Грог, “Покаяние”, для особых ценителей — Кумыс.

— Виски. — Заказал я. — Сколько?

 — Тридцать крышек, или пятнадцать сребреников или пять злотых. — Сказал бармен, показывая запечатанную бутылку.

Я молча кинул тридцать крышек на барную стойку. Пони одним из крыльев смахнул крышки в кассу и этими же отростками же поставил на стойку мою бутылку. Так, не думать об этом, если я буду задаваться вопросом как он это вытворяет крылом, у меня мозги наружу вытекут. Держи себя в руках, не поддавайся на провокации. Я забрал свою бутылку неизвестной марки виски и поковылял из бара.

Около лавки со старыми книгами и книгами, сделанными, казалось, на коленке, стоял столик с радиоприёмником, из которого доносилась лирическая песня о любви, певица мне была незнакома, но её пение пробирало до души. Пробирало бы, если бы я не был черствым, разочаровавшимся в мире и в себе пофигистом, который попал в Безумную версию моей Пустоши.

 — Это была Вельвет Ремеди и её послание для всех одиноких сердец “Кто я без тебя” — Чтоб мне провалится! Этот голос! Я его ни с чем не спутаю! Это же Тридогнайт… — С вами радио свободной Пустоши и мы вещаем для вас. — В рот мне голодиск! Либо старый борец на Светлой Стороне вещает еще и в другую вселенную, либо… Мир сошел с ума и тут живет его брат близнец. — С вами вновь свежая подборка новостей, навострите уши и внимайте. В районе горы Чёрного пони снова началась заварушка меду силами Горцев, Халфхартс и Жнецов. Что они там не поделили — пока не ясно, но дерутся они там всерьёз. Всем караванам настойчиво рекомендую: обойдите эту заварушку стороной, они не будут спрашивать, что вы там забыли.

 — К другим новостям: Всем любителям астрономии, доставайте свои старые телескопы и натирайте их полиролью, только сегодня и на протяжении ещё трёх дней мы будем наблюдать феномен Четырёх Звёзд, проходящих свой трехлетний цикл прохода между луной и дальним космосом. Подробней о феномене вы можете узнать в книге легенд старой Эквестрии, если сможете её отыскать.

 — И последнее: Кобылки и Жеребчики, помните, хоть заварушка и кончилась пять лет назад, в Эквестрии всё ещё хватает мест, от которых лучше держатся подальше. Если вы видите пустое пространство с кучей нетронутых ящиков, мой вам совет — пройдите мимо, не будите диких гулей. На этом всё, оставайтесь с нами на волне свободной Пустоши, мы — голос надежды в мрачном послевоенном мире.

Я просто стоял в прострации от эфира местного Тридогнайта с уже явным нервным тиком. Но, быстро взяв себя в руки, я, наконец, обратился к торговцу в книжной лавке.

 — О, какие экземпляры нынче ходят по городу. — Ухмыльнулся земнопони с узким разрезом глаз. — Будь я помоложе, вскрыл бы тебя на столе.

 — Спасибо, наверное… — Протянул я без всякой враждебности. — Меня интересует что-нибудь, что может научит читать на вашем непонятном языке. Читать я умею, но не по вашему. — Я, тем временем, стал проверять голодиски с записями песен, читая названия треков. “Civilization” вполне можно было послушать потом, эту запись часто крутили у Тридогнайта. Я спрятал нужный голодиск в легкодоступный карман, а остальные положил обратно в карман с голодисками. Хотелось послушать чего-нибудь родного, местная музыка вызывала у меня раздражение в ушах.

 — Понятно. — Он пошёл вдоль книжных полок, то и дело сверяясь с индексами на полках, наконец, он вынул старую, очень потрёпанную тонкую книжку с выцветшей яркой картинкой яблока на обложке. Книга была настолько старой, что когда он вернулся с ней от книги полетели тучи пыли. — Товар старый, не востребованный, но всё же имеет свою цену.

 — Какова? — Коротко спросил я.

 — В довоенное время за эту книгу давали пять битсов, учитывая её антикварное состояние и её необходимость для вас… скажем, сорок крышек. — Чувствуется, что меня хотят надуть, но торговаться мне не хочется.

 — Ладно, по рукам. — Я, с подозрением смотря на земнопони, достал сорок крышек и кинул на прилавок. Земнопони посмотрел на крышки, пересчитал их и хмыкнул, увидев на обороте одной из них пятиконечную звезду, я умудрился отдать крышку с звездой от Сансет Саспарилы… Впрочем, ладно, она все равно мне не пригодится.

 — Такая мне ещё не попадалась, обмен? — Э-э-э что? Я развел руками, давая понять, что не совсем понимаю, о чем шла речь. — Видишь ли, чудо ты простодушное, это коллекционная крышка, конечно, шрифт тут какой-то неизвестный, как на твоем Пип-Баке, но оборотная сторона говорит сама за себя, какую ты крышку хочешь в обмен? У меня есть четверо Сумерек, две Лиры Харстрингс, шесть Яблочных Водок, три Пугливых Стыда.

 — Я знал, что она коллекционная, но… — Я запнулся. — Впрочем, я не знаю зачем мне может понадобится крышка с Пугливым Стыдом или виски… Ладно, Сумерки наверное… Звучит красиво. — Я всем своим видом показывал, что в душе понятия не имею, кто эти существа. Лира Харстрингс звучало менее причудливо и чутка ближе, но я еще не видел крышку с Сумерками. Любимое время суток. Не холод, ни жара, еще не темно, но и не так светло.

Конь достал небольшой кейс из-под прилавка и открыл его. Внутри лежали крышки, каждая в своей выемке, на всех были различные рисунки: Лира, три яблока, шестиконечная звезда с блёстками по краям… их было много, но не все выемки были заполнены. В одну из выемок он положил мою крышку. Затем, открыв подотдел в кейсе, где лежали ещё больше крышек, но уже как попало. Порывшись в куче, он достал две крышки с изображением шестиконечной звезды с блёстками по краям и положил их на прилавок.

 — Сделка. — Коротко пояснил он, кивая на эти две крышки.

Я взял эти неизвестные крышки и спрятал в легкодоступный карман, где лежал голодиск, пара обойм для пистолета и пара Стимуляторов, чтобы потом изучить эти крышки. После того, как земнопони запер кейс и убрал его обратно за прилавок, он протянул мне книгу.

 — Спасибо. — Коротко поблагодарил я, пряча книгу все в тот же легкодоступный карман, который я использовал для важных вещей. В ответ продавец лишь всхрапнул, как умеют это делать только лошади. Я поспешил удалится от режущей слух местной музыки, включив на маленькую громкость тот самый голодиск с записью “Civilization”. Хорошо, что я навестил Тридогнайта и смог уговорить его сделать копии. Я бы с ума сошел без этой музыки. А вот теперь думаем, где мне можно будет поизучать этот их конячий. У меня оставалось по подсчетам Пип-Боя ровно восемьсот крышек. Новая книга была просканирована и каталогизирована как: Неизвестная книга, стоимость: неизвестна, вес: 0,1. На стоимость я никогда не обращал внимания. Вес был небольшой и это хорошо и название тоже было обычным, предмет на неизвестном языке так что все нормально. Запись сменилась на “Way back home”. Эх, если бы… Соберись, тряпка. Помотав головой, я вернулся в бар-мотель.

 — Комната, одни сутки. — Я положил сотню крышек в мешочке на барную стойку, крылатик же, пересчитав их, дал мне в руки небольшой каменный брелок с цифрой 34 на нём.

 — Третий этаж, лестница за углом. — Лаконично пояснил он.

Я кивнул и отправился в комнату, следуя указаниям бармена. Лестница была основательной и крепкой, и не скажешь, что построена давно, дверь была сделана из крепкой породы древесины без единого намёка на замочную скважину. Впрочем, задаться вопросом “как это открыть” я не успел. Дверь самостоятельно щёлкнула замком стоило мне приблизится к ней на расстояние двух метров. После всего, что со мной произошло, я едва ли повел бровью. Хотя нет. Нервный тик еще был и рвался наружу.

Комната состояла из двух комнат. Собственно, спальня с кроватью и двумя тумбочками, на которых стояли светящиеся кристаллы, и ванная. С этой стороны номера дверь закрывалась крючком. Покрутив вентили в ванной я ничего не добился. Даже это учтено. Но это меня не волновало, я отучился мыться. На Пустоши это было ненужной роскошью. Старик любил шутить насчет этого, после того, как я спросил “Где можно помыться?”
“В ближайшей луже, если не боишься сильно облучится. Малец, чистая вода слишком ценна, чтобы тратить её на такую роскошь как душ или ванная, но, конечно, ты можешь рвануть на запад к НКР ради ванной, но готовься раскошелится за это удовольствие”. Конечно, если сравнивать цены, то на этой планете ванная была в разы дешевле, но у меня всё равно не было лишних денег, чтобы оплатить себе сеанс помывки.

Впрочем, сейчас было и не до этого. Я стянул с лямок свой рюкзак, скинул пальто и шляпу на кровать, куда, чуть позже, примостился и сам, и достал купленную недавно выцветшую книжонку. Всматриваясь в пожелтевшие от времени страницы, я понял, что это детский букварь с гигантскими символами и пояснительными картинками. Каждая буква сопровождалась изображением какого-то предмета или животного. Для начала сойдет.

Спустя два часа я бился головой об эту книгу. Если сбросить со счетов совершенно непонятные символы, это был всё тот же латинский алфавит! Только с измененным написанием букв! Мне оставалось только изучить какие символы обозначают какую букву.

Спустя полчаса я попытался попрактиковаться на сувенирной крышке. “С, О, Л, Н, Е, Ч, Н, А, Я, пробел, С, А, Р, С, А, П, А, Р, Э, Л, Ь”. Сансет Саспарилу мне в рюкзак. НКР, Тридог... Похоже на кривое отражение земной Пустоши… Хах. Символично. Если учитывать, что я прошёл фактически через зеркало. Хм… А это идея. Мне нужно искать Зеркало, такое же омега-подобное зеркало. Ну, вот я и узнал, что за Водяной Чип мне следует искать чтобы вернутся домой. А теперь, внимание, вопрос: Где мне вообще его следует искать? Или можно починить то разбитое зеркало? Как его заставить вернуть меня назад если я найду\починю зеркало? И это только верхушка айсберга моих вопросов. Моим приключениям позавидует и Искатель Водяного Чипа, и Основатель НКР — Выходец из Убежища 13, и этот легендарный Уничтожитель Анклава Избранный, и даже Дарующий Воду Одинокий Странник из 101. Как вернусь, зайду в гости к Тридогнайту и поведаю, что я видел и слышал. И не только ему. Только, боюсь, мне никто не поверит, Тридог может и поверит, поскольку он лично бродил по Пустоши под веществами, но остальные… нет, ну, наверное, ещё поверит Старик, он всегда был крайне скрытным насчёт своего прошлого. Особенно учитывая этот клинок…

Я взялся изучать как сам меч, так и сами ножны. Символы на клинке оставались такими же непонятными, а вот вязь на ножнах повторяла по смыслу английскую надпись “Кровопийца”. У меня смутные подозрения. Нужно будет показать местным, вдруг пояснят больше. А теперь займемся тем, чем занимался тринадцатый, расспросами про Водяной Чип. В моём случае про зеркало. День еще впереди, так что вперед и с песней.

Я, кряхтя, встал с кровати и стал надевать свой плащ, волшебный рюкзак и не менее волшебную шляпу, шучу, конечно, про волшебность, но фраза очень уж подходит к ситуации. Ну и не совсем плащ, а пальто, которое, между прочим, принадлежало до войны детективу. Но не суть. Я покинул свою комнату на эти сутки и отправился искать информацию о необычном зеркале. Бармен не был настроен на выдачу информации, но попробовать стоило. Я вкратце описал обе версии зеркала.

 — Ни разу не слыхал про такие, если ты ищешь магический артефакт, то тебе нужно в Коллегиум. — Сказал он, выслушав мои путанные объяснения. — Они любят собирать довоенное старьё с магическим свойствами.

 — Спасибо за наводку, в какой стороне этот самый Коллегиум? — Я включил запись заметки насчет направления.

 — Тебе нужно будет пересечь старо столичные горы. — Он кивнул в окно, в котором виднелись далёкие горные хребты. — Миновать несколько поселений и порыскать около Хуффингтонского кратера, точнее не знаю, я там ни разу не был.

 — Спасибо, учту. — Еще бы понять, где этот кратер. Но больше информации мне не выудить у неразговорчивого бармена. Придется составлять карту и осматривать окрестности через бинокль. Значит, маршрут проложен, хотя бы примерный. А теперь стоит перекусить и слегка узнать о местной истории и быте. Я вновь поднялся к себе и достал обед караванщика. О, а одноглазый знает толк в подборе долго хранящейся провизии. Также я достал идущие в комплекте с обедом бутылки с водой и Ядер-Колой. Наскоро перекусив этим божественным обедом, я, попивая бутылку Ядер-Колы, вновь покинул свою комнату и отправился искать место, где мне могут рассказать про этот мир и про непарнокопытных.

Вот только с гидами и туристическими агентствами под названием: “Где я, чёрт возьми?” на площади для туристов был промах. Лавки были, мотель и бар были, банк был, а вот такой мелочи, как туристическое бюро, — нет. Упущение, в столице НКР вот есть туристическое агентство, из которого, например, можно узнать про Выходца из тринадцатого Убежища и то, что его почитают как героя и почти как бога. Старик говорил, что знал его, он не считал себя героем и, уж тем более, не считал себя богом.
“Лично я его ни разу не видел, но старина Ян мне много о нём говорил, пока не умер от лучевой болезни, этому выходцу была чужда Пустошь, и он старался своими поступками привнести хоть немного того, о чём его учили в его родном Убежище, взять ту же систему севооборота.”
Среди НКР’цев ходила легенда о седоволосом старике, вооруженном до зубов, что бродил по Пустошам и помогал всем нуждающимся, оружием и водой. Он называл себя “Изгоем из тринадцатого Убежища”. Не знаю, правда это или нет, но многие в это верили.

Но я не о том сейчас размышляю. Мне бы узнать о местных, а не размышлять о моем мире. Я решил расспросить того же торговца книгами, вдруг он может что-то подсказать. Думаю, бесплатное виски немного поможет мне в деле развязывания его языка.

Вот только прямо сейчас торговец книгами спорил с бежевым рогоголовым пони с всклокоченной гривой, будь он человеком, я бы смело назвал его чудаковатым учёным. И, надо сказать, я люблю ученых, даже чудаковатых. Ибо я сам отчасти яйцеголовый, пускай больше по технике, чем по другим наукам, но, все таки, в нашем Убежище каждый был, по сути, ученым.

— Слушай, мне пришлось потратить три алмаза, чтобы её отыскать, не оставляя следов, имей совесть! — Возмущённо говорил рогатик продавцу. — Или плати, или можешь забыть об оригинале старых легенд Эквестрии в отличном состоянии.

— Три? Ты шутишь? — Опешил тот. — Это сколько тебе пришлось заметать свои следы?

— Пришлось три века следить за ситуацией, чтобы мои следы нигде не упоминались, это же большая нагрузка на вероятностный континуум! — Я на заднем плане выпадал в осадок почесывая затылок. — Поэтому пять тысяч, не меньше.

— Дискорд бы побрал тебя, Хронос, — беззлобно выругался продавец и ушёл в подсобное помещение.

— На вашем месте, юноша, я бы забыл всё, что сейчас слышал для вашего же блага. — Не оборачиваясь, сказал этот чудик с рогом.

 — С радостью, впрочем, я не понял ни единого слова. — Я пожал плечами, продолжая пить Ядер-Колу.

Наконец, пони продавец вернулся из подсобки и поставил на стойку небольшой сундук и открыл его. Внутри лежало чистое золото в монетах.

— Ровно пять тысяч, живодёр, ты однажды меня разоришь. — Буркнул он.
“Яйцеголовый” слевитировал одну монету, надкусив её, и, кивнув, бросил её обратно в сундук. После того, как сундук закрылся, он просто… исчез. Вот он стоял и вот... пуф! И его нет.

— Будешь ещё что-то заказывать? — Деловито спросил он. — У меня ещё три клиента после тебя, так что поторопись.

— Да, полная родословная Яблок с момента переселения до Литллпип. — Подумав, сказал хозяин магазина.

— Снова прогулка на три века назад? Это будет стоит где-то от пяти до семи тысяч. — От этих расценок рогатика торговец схватился за сердце. — Ты знаешь как трудно достать чистые алмазы в наше время? Всё, я пошёл, готовь плату, буду… через неделю, я думаю.

После сих слов вымогатель исчез точно так же, как и сундук до этого, с тихим “пуф”. Знаете что? Я не удивлен. Устал удивляться. Так на все удивлялки меня не хватит. Торговец, наконец, обратил внимание на меня такого красивого пьющего Ядер-Колу у прилавка.

— Ни. Единого. Слова. Об. Этом. — Раздельно произнёс он.

 — Как скажешь. — Я пожал плечами. — Итак, мне бы хотелось узнать побольше об этом месте, нет, я не про лавку и город. А вообще про мир в целом, про его историю. Или хотя бы намек на место, где можно это узнать относительно бесплатно.

— Сталлионградская общественная библиотека естествознания, я в лекторы не нанимался. — Коротко сказал он, кивнув куда-то в сторону улицы.

 — Спасибо за наводку. — Я благодарственно кивнул, вновь удаляясь из магазина. Даже виски не пришлось тратить. Уже хорошо. Надо, кстати, его будет попробовать.

Итак, еще больше беготни по понячьему городу. Теперь я отправляюсь в библиотеку. Больше книг! Я люблю книги, но не на непонятном языке. Осталось только узнать, где она. Поэтому мне придется надоедать прохожим. А праздношатающихся тут не было, большинство лишь отмахивалось от глупых просьб, пока я не наткнулся на какое-то мелкое кафе, снаружи которого сидели четыре ОДИНАКОВЫЕ серые самки пони с рогами на голове. Сии особы увлечённо о чём-то спорили, глядя на кусок картона на столе. Так, ладно, не обращаем внимания на эту странность, это не самое странное, что я видел сегодня. Даже на Земле часто встречались близнецы, которых отличить трудно. Даже встречались в пятерых экземплярах.

— Святое вымя Селестии, не смогла бы она так сделать, она телекинетик, а не маг огня! — Тем временем, сказала одна из них, глядя на нахохлившуюся собеседницу на противоположном конце стола. — Нельзя просто так вот взять и наколдовать очистительное пламя, не зная его, и мне плевать, что твои кости говорят о свободном заклятье в этом ходу!

А, все ясно. Настолка. Мы с братом любили баловаться этим дерьмом до того, как открыли прелести “Grognak & The Ruby Ruins” на отцовом терминале. Впрочем я иногда ностальгировал играя в эту видеоигру на своем Пип-Бое, материнский был чутка мощней моего, что мне подарили в десять лет.

 — Но свободное заклятье же! — Обижено протянула виновница спора.

— Свободное, а не случайное, дурья твоя башка! Вертай назад свою фишку и лови штраф за манчкизм. — Обвиняющая сверкнула рогом противница и на картонках залетали фишки и карточки.

— В следующий раз, я буду Лакуной! — Буркнула обвиняемая в ответ.

— Ты сначала её разблокируй для этого. — Фыркнула третья играющая пони, разглядывая веер карт парящих перед её носом. — Иначе рискуешь отыгрывать Дарительницу до конца этого сезона.

Ладно, меня больше интересует вопрос: “Как пройти в библиотеку”, чем наблюдение за непарнокопытными задротками, которые играют в местную настолку. Впрочем, я мог бы спросить этих особ насчет прохода в библиотеку.

 — Прошу прощения, дамы, извините, что прерываю ваш увлекательнейший спор, но не подскажите ли вы мне, как пройти в библиотеку?

Все четверо переглянулись и прыснули.

— “Как пройти в библиотеку”, задница Селестии, это просто шикарно, надо записать это! — Судя по всему, эта пони с рогом на голове, тасующая телекинезом кучу карт, являлась хозяйкой игры, или Мастером, если говорить на их жаргоне — Ты на месте путник, она прямо перед тобой, точнее, за твоей спиной.

Неприметное здание за моей спиной никоим образом не намекало на то, что является библиотекой, я бы прошёл и не заметил.

 — Благодарствую, не смею больше вас отвлекать от игры. — Я приподнял шляпу в знак благодарности, как это делали в довоенное время.

— Передавай привет профессору. — Донеслось в ответ и Хозяйка вновь вернулась к столику тасовать карты. — Ну, Лайтингдаст, твой ход.

Я направился к этому зданию и, даже при более детальном осмотре, оно все еще не напоминало мне библиотеку. Оно скорее напоминало офисное здание, такое типовое, которых особенно много в крупных городах. Окей, вот оно — библиотека, книги и знания, которые опять заставят мою удивлялку удивляться, ждите меня.

И вот ЭТО библиотека? Старые полусгнившие книги рассыпались на полках, ветхие лестницы скрипели под своим собственным весом, а в вестибюле стоял большой чёрный камень, который смотрелся здесь несколько чужеродно.

Даже довоенные библиотеки на Земле были более приятны чем эта. Ладно, надеюсь хотя бы местный библиотекарь может что-нибудь мне дать из знаний об этом Безумном Мире.

Едва переступив какую-то черту, я увидел сидящую на полусгнившей полке сову. Крупную такую сову, смотрящую на меня до боли осмысленным взором. Впрочем, чтобы понять, что это сова мне пришлось напрячь память о книгах про довоенных животных.

— Добро пожаловать в Сталлионградскую общественную библиотеку естествознания, — Сказала сова. — Я — Совелий, второй помощник Сумеречной Искорки в этом филиале, но все остальные почему-то зовут меня профессор. Прошу прощения за беспорядок, ремонтные службы опаздывают вот уже на 235 лет.

После говорящих лошадей — простите, пони — говорящие совы не выбили меня из безумно гробового спокойствия.

 — И вам здравствуйте. Не могу ли я найти здесь что-нибудь про историю этого места? Ну, не библиотеки, а в целом страны и прочего. Ну и про пони.

— К сожалению, все книги обветшали за это время, а реставрационный фонд не ответил ни на один из моих двух тысяч семисот пятидесяти шести запросов, но я располагаю полными знаниями этой библиотеки. Уточните тему и я с радостью отвечу на ваш вопрос.

Это, скорее всего, робот. По поведению понятно. Он даже не знает, что война произошла? Ну да ладно.

 — Расскажи что это за страна? И её историю.

— Вы находитесь на территории Эквестрийского диархата, политический курс можно описать как конституционную монархию, если у вас, конечно, существуют короли, живущие по несколько тысяч лет. — Тут сова немного усмехнулась. — Территория Эквестрии велика, по последним оценкам землемеров она составляла более двесте сорок тысяч квадратных миль, более точная оценка невозможна вследствие отсутствия связи с землемерческим отрядом последние 187 лет…

Этот Совелий говорил много и с большим удовольствием, во мне он явно нашёл благодарного слушателя, который ни хрена не знает и готов часами задавать те или иные вопросы. Я узнал много об их истории и довоенной культуре и даже моё чёрствое сердце проняло. Какая культура была потеряна. А еще, я понял, что я не просто в дерьме альфа самца когтей смерти, в гнезде когтей смерти и в окружении толпы кассадоров. Я понял, что я в дерьме альфа самца гибрида когтя смерти и кассадора, в гнезде этих гибридов и их окружении.

— 212 лет назад Принцесса Селестия отреклась от престола, вручив полномочия управления страной Принцессе Луне, дальнейшая информация, увы, заблокирована по приказу Министерства Морали. — Закончил лекцию робо-филин, ведь так зовут самцов сов, верно?

 — Последний вопрос, тебе что-нибудь известно о зеркале, что может перемещать в другие миры? — Филин склонил голову:

— Данная информация заблокирована по приказу Министерства морали, прошу прощения, но без их разрешения я не могу сказать большего.

Как я и думал. Посмотрев на часы Пип-Боя, я понял, что уже вечер, поэтому я молча встал и покинул библиотеку. Прощаться с роботами не мое любимое дело, кроме, разве что, с Мистером Помощником, что помогал моему Старику по дому. Выйдя из библиотеки, я впервые за долгое время закурил чтобы немного успокоить нервишки

За столиком у кафе сидела уже другая компания: серая единорожка, в библиотеки я так же узнал как этих разных пони правильно называть, с чёрной гривой и красными локонами, синяя самка земнопони, серый пегас с прибинтованым к туловищу крылом и фиолетовая единорожка, которая зачем-то нацепила себе на спину фальшивые крылья.

— Отвечаю телекинетической пулей! — Нагло заявила серая единорожка, кидая два кубика телекинезом. Игральные кости покатились по столу и остановились и единоржка выругалась — Да вы, блядь, издеваетесь!

Я не стал им мешать, молча включив уже вставленный голодиск с песнями. Заново заиграла “Way back home” и я отправился в свой номер, который снял на сутки.

Я часто играл в карты и сейчас я как будто проснулся и ощутил, что снова сижу за столом в ожидании своей руки. Я что, всё что было увидел во сне? Незнакомый мне игрок напротив молча тасовал карты, его потрёпанный тренч, практический такой же как у меня, но у меня он с нашивками с номером моего Убежища, тренч незнакомца был весь покрыть пылью, старая длиннополая шляпа скрывала его глаза, а на губах была лёгкая улыбка.

— Покер, блекджек, марьяж, девятка? — Спросил он непередаваемым голосом, я такой ни разу в жизни не слышал, и вряд ли смогу описать. — Мне доступны все игры мира, выбирай.

— Обычно в казино я играю покер, но у меня сегодня желание сыграть в блекджек. — Незнакомец дёрнул уголком рта и начал ловко тасовать карты лёгким движением руки, извлекая из колоды два джокера и откладывая их в сторону. Протянув перемешанную колоду, он дождался снятия крыши и раздал карты. Мне досталась восьмёрка и девятка, семнадцать очков, ни туда и ни сюда, просить ещё большой риск.

Вторым игроком оказался сам раздающий, раздав себе десятку и семёрку, ничья.

— Вот так обычно и бывает в жизни, лишь один фактор решает выиграл ты или проиграл. Выбор. — Сказал он, смотря на меня внимательным взором.

 — На это обычно влияет удача… Или блеф. — Задумчиво протянул я в ответ. — Не уверен, что также и в жизни. Обойти правила жизни нельзя.

— Со мной блефовать практически невозможно, Дэвид. — Я по-моему ему не представлялся, не помню. — Я знаю все уловки, все манёвры и краплёные карты в мире, так ты пасуешь или берёшь?

 — Предпочту пас. — Я откинулся на спинку кресла, отпивая из стоящего передо мной стакана с Ядер-Колой. Незнакомец открыл карту, которая оказалась семёркой, она одинаково могла положить обоих из нас, но, видимо, смысл парии был не в этом, поскольку на столе не было ставок.

— Но в одном ты прав. Помимо Выбора нужна и Удача. Каков был шанс найти этот бункер, каков был шанс скрыться от патрулей Братства, каков был шанс дождаться единственной ночи, когда зеркало перестало быть зеркалом?

 — Ну что могу сказать. Я — чересчур “удачливый” сукин сын. — Меня должны были смутить эти вопросы, но почему-то этого не произошло. Я воспринял это как должное.

— Будем наедятся, что и дальше твоя Удача не оставит тебя, ты необычный игрок за этим столом. — Он сгрёб карты и начал их тасовать с искусством профессионала. — До тебя со мной играли многие, последним был Старый Рейдер, но проиграл. Сейчас он на мели, но в следующий раз мы соберёмся втроём и перекинемся во что-нибудь, неважно во что. Он почему-то спрашивал о тебе, хотя здесь ты впервые. Удачи, Странник.

И под эти слова я проснулся от зуммера будильника. Это был. Самый. Странный. Сон. В. Моей. Гребанной. Жизни. Будильник Пип-Боя разбудил меня ровно в пять часов утра. Как я и ставил… Надо собираться в путь, но… Что это, черт возьми, было?! Голова раскалывается… Ладно… Это лишь сон. Я встал с кровати, снарядился, и, на всякий случай, проверил через Пип-Бой все ли вещи на месте. У меня в кармане появилась карта джокер с рисунком какого-то мутанта, собранного, казалось, из различных частей тел зверей. К змеиному телу крепились две разные руки, две разные ноги, лошадиная голова с разными по величине глазами и двумя разными рогами на макушке. Это еще более странно. Ладно, разберусь потом. Мне ключи от комнаты вернуть полагается и в путь отправится.

 — Что вы можете рассказать мне об этой карте? — Возвращая ключ, я решил спросить бармена насчет непонятного джокера.

— Дискордов джокер из колоды Играющих. — Он внимательно осмотрел карту. — Магическая карта неопределённости и множества путей, появляется и исчезает когда ей вздумается и никто никогда не может предугадать где и у кого она может появится. Не считается обманом использовать именно эту карту в игре поскольку она сама выбирает у кого появится в текущем наборе карт.

И что весь этот набор слов должен мне сказать? Ладно. Это местная “магия” постаралась. Лучшего объяснения не найти.

 — Спасибо, и еще. Как мне узнать Хуффингтонский кратер? И не найдется ли тут кого-нибудь, кто может провести меня туда?

— Он большой, залит водой, вокруг озера остатки города, а ещё рядом статуя “Охранницы”, не промахнёшься. — Хмыкнул пегас. — А проводника тебе лучше поискать в лиге Играющих, эта карта тебе даст скидку, если ты выиграешь раунд в их безумной игре.

Замечательно. Значит играть в карты? Я не то чтобы плох, но явно не мастер, хотя и играю часто. Но попытка — не пытка.

 — Где их можно найти? — коротко поитересовался я.

— Их штаб располагается в кафе “Шулер” рядом с библиотекой, они там часто зависают, когда не носятся по округе. — Минутку, мы говорим об одном и том же кафе? Эти задроты — наёмники? В жизни бы не поверил. Да даже рейдеры цивилизованнее и дисциплинированней этих ребят.

Благодарствено приподнимая шляпу, я удалился из бара. Я запомнил, где было кафе и почти сразу по прибытии я встретил этих задротов-наемников. На сей раз это была кошко-птица, пегас в ковбойской шляпе, земнопони в скафандре и земнопони с облезлой кожей. Не думаю, что это косметика. Значит я должен обыграть задротов. Все веселее и веселее.

— Стреляю из гранатомёта по группе аликорнов. — Заявил облезлый, вращая стаканчик с костями в копытах. Кости упали на стол и он усмехнулся — Как вам такие яблочки?

Кошко птица бросила свой набор костей и начала всматриваться в книгу, на которой была нарисована Серая единорожка с гривой цвета сена и тавром в виде Пип-Боя.

— Аликорны единства успешно отбили атаку с помощью комплексного щита. — Заявила она, разведя передними лапами в стороны.

Я решил, что не буду дальше слушать этот задротский бред и вошел в само кафе в надежде что-нибудь узнать у кого-нибудь, кто не занят игрой в настолки. В холле были ряды плакатов, вчитываться в которые у меня не было ни малейшего желания, на центральной стене висела самодельная эмблема виде двух игральных карт: пиковый туз и дама, и несколько дверей в различные помещения. В центре холла стоял столик для посетителей, за которым сидела ещё одна(!) серая единорожка с чёрной гривой и красными прядями.

— Добро пожаловать к Играющим, наша жизнь игра и мы делаем в ней свои ставки... — начала она свою речь и тут увидела кто вошёл — Ого, таких мутантов я ещё не видела.

 — Ага, привет. — Я кивнул, поморщившись от того как меня назвали. — Я здесь по делу. Хочу нанять проводника до коллегиума. И у меня Джокер. — Я достал карту

 — Давненько я его не видела. — Она обнюхала карту, лизнула и попробовала перекусить. — Окей, правила ты знаешь, Покер, Блекджек, Марьяж, Девятка, Рыбка? — Она почти точь в точь повторила вопрос моего сонного незнакомца. — Мне известны все карточные игры пустоши, выбирай.

 — Обычно я играю покер… Но сегодня хочется сыграть в блекджек. — рефлекторно повторил я сказанное мною во сне.

 — Серьёзное требование. — Сказала единорожка, достав из стойки колоду нераспечатанных карт и, открыв её, начала тасовать телекинезом. — Сдвигать будешь или поверишь на слово, что не мухлюю?

 — Поверю. — Я стал искать стул или кресло, на которое можно было бы сесть.

Кресло появилось прямо за моей спиной, казалось, из воздуха.

Так же как и мой раздающий из сна единорожка отделила из колоды два джокера и сдала мне две карты: Четвёрку и туз — Пятнадцать очков, или пять, смотря как считать туз. Себе она сдала девятку и восьмёрку — семнадцать.

 — Если собираешься рисковать — сейчас самое время. — Усмехнулась единорожка.

 — Беру карту. — Я не стал пасовать как это было во сне. Она достала карту, шестёрка бубен, двадцать одно! Двадцать одно! Это очко и номер самого азартного Убежища в Пустоши.

 — Правила есть правила. — Собрав карты и сжигая их своей магией, сказала ничуть не расстроившаяся единорожка. — Куда тебе нужно и кто тебе нужен в проводники, у нас есть специалисты всех магических направлений. Гарантирую, что любая из нас владеет Лечащей магией, магией персональных щитов и телекинетической пулей. Срок контракта — месяц, если хочешь продлевать, то договаривайся с тем, кого тебе назначат, доли в трофеях обсуждай так же с ним или ней.

 — Мне нужно до Коллегиума. — Я потер свой подбородок. — Я не совсем разбираюсь в местных специализациях, поэтому не могу точно сказать, кто мне нужен.

 — Магов широкой специализаций у нас только трое и двое сейчас на контракте. — Покачала головой кобылка, я, наконец, узнал как правильно называют самок пони. — Но тебе крайне повезло, что ты с джокером и победил в блекджек. Фуллхаус, собирайся, у тебя клиент. — Сказала она в пустоту.

За моей спиной появилась прямо таки сестра близнец пони за стойкой, помимо всего прочего, она была облачена в лёгкую броню с большими седельными сумками по бокам, а на спине покоился дробовик в оперативной кобуре. Красные глаза были скрыты за полицейским очками, а на передней правой ноге была привязана дубинка. на левой красовался обруч местного Пип-боя.

— Оперативник Фуллхаус по вашему приказанию прибыла. — Отчеканила прибывшая.

Интересная попутчица, однако, я, не удивляясь, усмехнулся отпивая из бутылки с Ядер-Колой. Надо пореже употреблять, а то месячный запас уйдет за пару дней.

— Знакомься, твой наниматель, оберегай и защищай его, наша жизнь — игра. — Сказала начальница.

— И мы делаем в ней свои ставки кровью! — Браво закончила моя “охранница” девиз. — Итак, не знаю, что ты за чудо такое, но мои условия такие — все редкие артефакты продаём и прибыль пополам. Если найдём что-то реликтовое, то оцениваем и я даю за них крышки, забирая предмет, без исключений, книги довоенной эры и, в особенности, сохранившиеся свитки автоматом мне, вопросы?

 — Пока никаких. — Ибо у меня их дофига и больше, но сейчас оглашать их не было желания. — И мое имя Дэвид Брукс, можно просто Дэв. — Я протянул правую руку в знак знакомства

— Ага, — она пожала мне руку копытом, необычное ощущение. — моё имя ты знаешь, но на задании, всех похожих на нас зовут Блекджек, и тебе следует так меня называть при посторонних.

 — Это понятно. — Я встал из-за кресла, пряча бутылку в карман своего пальто.

— Моя задача проста — не задавать тебе вопросов, если ты того не хочешь, сопровождать тебя куда тебе нужно и охранять, потому что я Охранница. — Патетически возвестила она. — Итак, в какую дыру этой пустоши тебе понадобилось, что ты рискнул играть с Карэ в блекджек?

 — Мне нужно в Коллегиум чтобы узнать об одной важной вещи, которую я ищу. А там видно будет. — Пояснил я, двигаясь к выходу из кафе и закуривая сигарету.

— Путь не близкий, двоих я по телепорту не потяну, ещё не натренировалась с этим. — Сказала она с лёгким оттенком вины, — ну да ладно, пешком пройдёмся.

Я вновь включил запись песни с радио Тридогнайта. “Wanderer” отлично подходит для долгого пути.

 — Можешь задавать вопросы, если хочешь. — Дал разрешение я, двигаясь к выходу из города.

— Зря ты это сделал. — Усмехнулась она. — Почему небо не розовое? — Я ожидал чего-нибудь несерьёзного, но если она всерьёз.

 — Это мне не известно, также как и то, почему этот мир населяют разумные непарнокопытные, владеющие магией. — Я саркастично развел руками, сделав музыку чутка погромче.

— Эм. Магия? — Улыбнулась она. — Ладно, забей, я пошутила про небо, сейчас по контракту мне следует поинтересоваться “Какая у тебя история” раз ты был столь глуп, что разрешил задавать вопросы.

 — Ну это смотря какую ты хочешь? Правдивую или приемлемую для твоих реалей? — Мы подходили к КПП.

Нас без слов пропустили, опасливо глядя на “Блэкджек”. Я, видимо, чего то не знаю.

— Чувак, я наёмник, взявший образ самой странной пони за последние два поколения. — Фыркнула та, слега спустив очки. — Которая собрала самую странную команду на Эквусе, не думаю, что ты сильно удивишь меня после того, что я узнала о ней.

 — Я не мутант, а главный разумный вид из другого мира. Зовется вид человек, а мир Земля. — Сразу сказал я, саркастично улыбнувшись. — И ищу способ вернутся в свой мир, достаточно обычно для тебя?

— Несколько выбивается из моего круга привычного, но чего только на пустошах не бывает. — Она уважительно глянула на меня — Окей, как бы сказала Блэкджек “Это тянет на четверку на моём страннометре”.

Мы прошли мимо терминала, возле которого какой-то пони нес труп убитого мною льва.

 — Зачем ему этот убитый мною котенок с лишними частями тела? — Риторически вопросил, глядя на это

— Мясо для грифонов. — Она окинула меня взглядом. — Держишь парочку тузов в накопытниках? Учту.

 — Кстати, что ты можешь рассказать об этом мече. — Решил я показать меч Старика моей напарнице, особо ни на что не надеясь.

— Зачарованный, как конкретно — не знаю, я хоть и маг широкого профиля, но не Сумеречная Искорка, и не Старсвирл Бородатый. — Сказала она, осмотрев меч со всех сторон. — Сработан ещё при старом порядке, делал мастер оружейник, и явно на заказ.

Я вернул меч себе на пояс. Эх, Старик, что ты скрываешь…

 — Продолжаем сеанс вопросов? Путь долгий, а мне слушать одну и ту же песню хоть и нравится, но может слегка надоесть, как и тебе. — Я зевнул, открывая еще одну бутылку с Ядер-Колой, вроде не химия и не алкоголь, а безобидную зависимость вызывает.

— Даже не знаю с чего начать и стоит ли вообще начинать этот сеанс вопросов, для меня это просто части образа, необязательные, но всё же которые желают видеть наниматели Играющих. — Она пожала плечами. Единорожка, сверившись со своим Пип-Боем на копыте, кивнула на горы на востоке. — Нам в ту расселину, надеюсь, там расчистили завал с прошлого раза.

Я молча кивнул, сделав заметку в Пип-Бое, в нем была встроена функция постройки карты мерности и в разделе глобальной карты теперь была не ошибка, а небольшая местность возле города. Естественно очень маленькая, как в карте местности. И не точная.

 — Лучше расскажи об Играющих. Зачем этот маскарад? — Начал я неуверенно.

— Всё началось с передачи ДиДжея Пон-3 о героях пустоши, которую многие слушали, — охотно пояснила напарница, — некоторые воодушевились героями, которые вытянули пустошь на текущий её уровень и стали им подражать, а потом среди этих любителей назрела идея систематизировать всех любителей и привить им дисциплину, первой была Каре, которая является одной из четырёх глав Играющих. С тех пор мы приняли много правил и порядком улучшили свои умения. С момента образования Играющих к нам присоединилась сотня пони и у нас самый низкий коэффициент боевых потерь среди наёмных отрядов.

 — Занятно. А кто этот ДиДжей? — Я так понял она про местного Тридога.

— Он? А Дискорд его знает. — Она пожала плечами, откидывая с дороги крупные камни телекинезом — Вещает на всей Пустоши, проповедует быть лучше, на нашем примере даже удачно. За грязные заказы мы не беремся из принципа. А если вскроется, что нас использовали втёмную для грязных дел заказчику будет очень больно. — Ну, все ясно. Тридогнайт, старый ты сукин сын. Или кто там похожий на него.

 — Тебе так нравится эта песня, что ты слушаешь её вот уже шестой раз подряд? — Поинтересовалась “Блэкджек” приглядываясь к куче камней в расселине горы.

 — Не особо. — Я переключил запись на “Going Nuclear”. — Просто иногда забываю запустить автоматическое переключение. Почему я тогда сам не переключаю, когда забываю? Не знаю. — Я проверил состояние своего 10-мм пистолета.

— Ш, выруби свою шарманку. — Вдруг остановилась единорожка. Я выключил запись сразу. — Это нехорошо. — Сказала она, разглядывая землю. — Крайне скверно. — И начала снимать с себя всю броню и одежду. Последней она сняла свой Пип-бой с помощью комплекта отвёрток — Чего встал как статуй? Раздевайся до гола, если не хочешь, чтобы твоя одежда прилипла к твоей коже.

 — Раздеватся?! С какой кстати?! — Я приподнял бровь — Даже трусы?!

— Вообще всё, что контактирует с телом. — Категорично заявила эта эксбиционистка. — Тут рядом стая диких кантерлотских, дыхнут облаком — потом одежду не отдерёшь.

Я закатил глаза. Замечательно. Просто, блять. Я тяжко вздохнул, спрятал шляпу в карманы пальто, снял рюкзак, пальто. Она с удивлением поглядела на мой комбез, но промолчала, видать, эти дикие кантерлотские сейчас занимали большую часть её мыслей.

 — Хотя бы отвернись! — Я не мог раздеваться на глазах у другого разумного существа. Но я все таки снял комбез оставив на себе майку с трусами.

— Не время для религиозных табу! — Припечатала она, срывая с меня остатки одежды телекинезом и левитируя все сумки и одежду чуть в стороне от нас. — И ПипБак тоже. — Сказала она, снимая ещё и мой Пип-Бой. Правда, у неё это не особо получалось, так как конструкция была ей не знакома. — Блеск, поздравляю, скорее всего ты с ним теперь не расстанешься никогда.

Это было не совсем плохой новостью для меня, но смотря на её взгляд, я объяснил ей как следует снимать Пип-Бой и сказал код специалиста Волт-Тек. Наконец, всё наше снаряжение уместилось в трёх сумках, двух седельных и одной моей и лишь дробовик с небольшим боевым ножом остались лететь рядом с охранницей.

Было ОЧЕНЬ холодно. ОЧЕНЬ. Особенно моему другу. Но что поделать. Я было хотел достать оружие, но она меня остановила.

— НИЧЕГО. НЕ ДОЛЖНО. КОНТАКТИРОВАТЬ. С. ТЕЛОМ! — Раздельно произнесла она. — Идём тихо и молимся Селестии, чтобы нас пронесло.

Попробуй походи голыми пятками по холодным камням. Я так простужусь! И ноги израню. А, впрочем, уже. Мы пробирались сквозь ущелье, в котором тёк мутный ручей розового оттенка. Моя проводница старалась не наступать на воду и я, подумав, последовал её примеру, она явно знает, чего тут стоит опасаться. Как мы не старались, а группу каких-то пони в розовой дымке мы обойти не могли без того, чтобы их не перепрыгнуть, а толпа там была большая.

— Делаем ставки, кобылки и жеребчики! — Пробормотала под нос Фуллхаус, роясь в сумке телекинезом. — Ставки сделаны! — Сказала она, кинув в толпу металлическое яблоко с красным черенком.

Граната взорвалась огненным шаром, объяв вязким огнём всех пони, что были в этом узком ущелье и в каньоне разнёсся нечеловеческий вопль боли. Пони на еле плетущихся ногах побрели в нашу сторону, пылая как рождественские свечки, а на лице охранницы отражалось расчётливое спокойствие. Достав ещё гранату, она присовокупила её к ранее запущенной, а я тем временем дрожал как осиновый лист от холода и обречено глядел на кровь, которая шла из моих пяток. В последнем порыве перед взрывом толпа пони выдохнула на наз облаком розового тумана.

— Не дышать! — Предупредила единорожка перед тем, как облако достигло нас. Ощущение было такое, будто меня окунули в кипяток и начали миллиметр за миллиметром отслаиваясь кожу без анестезии. Но ощущение быстро прошло. Чего нельзя было сказать про мою напарницу, если судить по её лицу. Облако прошло нас за десять секунд и наконец растаяло.

Охранница судорожно вздохнула и закашлялась, вынимая из сумки знакомый мне по бункеру бутылёк с ярко фиолетовой жидкостью и выпила его одним залпом, вытирая кровоподтёк у носа оставив без внимания кровоподтёки у ушей.

 — М-м-м-м-м-мо-о-ож-жж-н-н-н-о м-м-м-м-н-н-н-ее у-у-у-ж-ж-ее о-о-д-д-д-т-с-я? — Дрожащим голосом от холода и боли в пятк спросил я.

— Не советую, это может быть только разминкой. — Хрипло сказала она.

— Я щ-щащас кк-к-кони двину от-т-т х-х-холода. — Более резко ответил я. — И ноги потеряю от инфекции, которая может появится из-за открытых ран

— Дело твоё, хочешь — одевайся, но потом не причитай, что не можешь достать свой член из штанов. — Мрачно пошутила она.

 — Н-н-ну з-з-знаешь… Луч-чше пом-м-ереть п-п-потом от э-э-э-т-той хрени, чем с-с-сейчас от обморожения. И лу-у-чше с-с ц-ц-целыми п-п-п-пятками.

— Потом заполнишь бланк об отсутствии претензий ко мне. — Буркнула она, бросая около мня мой рюкзак. — Что за клиенты пошли, не могут выдержать десять минут без одежды.

— П-п-похоже н-н-на т-т-то чт-т-то у м-м-м-еня е-е-ест-т-ть шерсть?! — Я стал одеваться со скоростью мангуста, заодно вкалывая себе на всякий случай Стимулятор. Ну и Пип-Бой я снова одел. — И-и-ли на то, ч-ч-что у-у-у м-м-меня есть к-к-к-копыта?!

— Сейчас не время это обсуждать, минуем перевал, потом будешь плакаться. — Прервала поток моих стенаний напарница. — Пошли, к вечеру тут может собраться Розовый Туман. Надо поспешить миновать ущелье до этого.

Я кивнул, наконец, облачившись в свой комбез. Остальное я не стал одевать по причине нехватки времени. Она удивилась, когда я такой весь прихрамывающий стал двигаться черезчур быстро.

— Сколько же тузов ты припрятал, м? — У них это что, фирменное, ссылаться на карты и трюки про них?

Дальнейший путь прошёл на удивление спокойно, миновав ущелье мы оказались в долине, вдалеке в которой виднелось полуразрушенное селение.

— Прошли, слава Селестии, я думала будет хуже. — И принялась облачатся в свою броню. А я в свое пальто с шляпой. — Окей, я готова, можешь начать жаловаться, ныть и высказывать претензии.

 — Я понимаю, понимаю, у вас на Пустоши есть такая опасность, от которой одежда прилипает к телу. Просто учти, что я без одежды беспомощен как котенок. Нет, если есть оружие, то не совсем, но без оружия — совсем. Особенно на открытом воздухе. — Я снял сапоги, и еще раз вколол стимулятор, ибо не все раны зажили.

— Ты бы полегче с Гидрой, не всё так плохо с твоими ногами. — Посоветовала она, кивая на шприц.

 — Гидрой? — Я вскинул бровь, посмотрев в глаза моей спутницы. — Это Стимулятор. Он лечит ранения, заражение крови и прочие болячки. — У меня их осталось пятнадцать штук. По подсчетам Пип-Боя

Эдинорожка хмыкнула и достала блокнот, куда начала что-то записывать обкусанным карандашом.

— Напомни, как дойдём до Мегамарта, связаться с Играющими, понадобится помощь “Славы”. — Чтоб мне попасть в Супердупермарт! Еще одно кривое отражение! — И как будет привал на ночёвку, расскажешь о своём мире побольше, особенно о той его части, где тебе достался твой нижний костюм.

 — С удовольствем. — Я стал делать заметки в Пип-Бое про произошедшее. Заодно я проверил другие частоты. Ни одну не принимает моя старушка. Один белый шум или писк модулированного сигнала, который не поддаётся анализу моего приёмника. Жаль.

— У тебя что модулятор частот полетел? — Какой знакомый технический вопрос.

 — Скорее, просто он не может проанализировать модулированные сигналы, которые используются на ваших радиостанциях. — Со знанием дела проговорил я.

— Заметка на будущее, заглянуть к Катастрофе. — Сказала она и её Пип-Бой пискнул, принимая задачу. Катастрофа — это местность или имя?

Я же неуверенно пожал плечами, на всякий случай занес в список планов узнать побольше об местных именах. Среди всего прочего, я удостоверился, что автоматический составитель отслеживает мою задачу найти путь домой. Точнее, отслеживает степень выполнения пунктов и заносит новые.

— Глобальная задача. — Саркастично заметила она. — Мой совет — просто не думай об этом, об этимологии имён пони сломано много копий ещё в довоенную эпоху.

 — Иногда непонятно: название местности это или живого существа. Или же это название события. — Пояснил я, заметив, что мои пятки окончательно зажили.

— Так, отдохнули, разогрелись, полечились? — Перечислила охранница деловито. — Если да, то чего сидим, кого ждём? Селестиного пришествия?

 — Не уверен, что я знаю, что это, но нет. — Я надел ботинки и включил бодрую музыку. Кажется, “Big Iron”. Встав на ноги, я снова стал двигаться прихрамывая вслед за моей проводницей.

— Привет, БиДжей, как оно? — Спросил мимо проходящий караванщик.

— Как обычно, спасаю мир, разгадываю довоенные тайны, коллекционирую странности. — Ответила моя проводница в ответ и коротко обменялась сплетнями, прежде чем вернулась ко мне. — Нам повезло, на протяжении дня пути тут патрулируют НКР-овцы, так что этот участок будет лёгкой прогулкой. — Это уже было сказано мне.

 — Это хорошо. — Я на ходу жевал обед караванщика, запивая водой. Отборная тушенка с какой-то кашей, я не особо разбираюсь в каше. Но главное, что вкусно и сытно.

Мы медленно огибали посёлок по дуге вдоль русла реки, забирая на юго-запад. Если представить карту, то получалось, что с момента прохода через зеркало я делаю огроменный крюк. Закончив обедать, я наконец решил её пораспрашивать.

 — А кто такая, эта Блекджек?

— Мой образ? — Уточнила она и, дождавшись кивка, пояснила. — Длинная и противоречивая история, кое в какие части я даже не верю, но в целом её действия подтверждают многие. Единорожка, которую подозревали со связью с Коллегиумом, Жнецами, ныне покойным Единством и Селестия знает кем ещё. Зажгла пять лет назад так, что аукается всем пони до сих пор. Все сходятся на том, что она ходила в костюме выходца из Стойла, но кем была она на самом деле знает только сама Блекджек, а она, увы, в лучшем мире.

 — А расскажи-ка о мире после войны. — Попросил я. — Его истории. Довоенную я узнал у робофилина в библиотеки, а что насчет послевоенной?

— Ну, пять лет назад тут была большая заварушка с двумя группами пони, главарём одной из групп была тебе заочно знакомая БиДжей... — начала она неспешный рассказ, поглядывая по окрестностям.

Если написать и издать то, что рассказывала мне моя охранница в довоенную эру, то это сорвало бы куш у любого продюсера кинофильмов. Куда там земная Пустошь, заговор длиной в десять тысяч лет не хотите? Если моему приключению Легенды земной Пустоши бы просто позавидовали, то глядя на местный эпос они-бы посыпали головы пеплом в осознании свой никчёмности. Выходец из Убежища уничтожил Создателя и помог основать НКР? Ха! Эта пони по кличке Литлпип проделала не только это, но еще и то, что делали Избранный с Одиноким Странником одна, ну с помощью друзей, ладно. БиДжей? Все герои могут удалятся в курилку, а Курьеру можно повесится на своём пыльнике, эту пони убивали трижды! И она каждый раз оживала! Ну разве что этот новенький герой из Содружества может похвастаться заморозкой с довоенных времен. Как там его звали? Выживший? Ой, и эта ниша занята, тут таких довоенных реликтов из заморозки двое. И честь узнать об этом и посмотреть на плоды героизма этих двух выпала мне. Простому страннику с Пустоши. Ну ладно, из Убежища, но простому же!

— Сразу предупреждаю — многое из того, что я рассказа про БиДжей взято из сплетен, и достоверность у них сомнительная. — Закончив рассказ, сказала подражательница славной эпопеи Охранницы. — Но главное — она дала нам стимул поступать лучше.

А я делал обо всем этом записи в Пип-Бое. Записывая даже то, что кажется неправдоподобным. Кто знает, если я вернусь, то может напишу книгу по этому и озолочусь в НКР. “Сначала вернись, умник!” приструнил меня мой скептик. Тоже верно. Но меня это не волновало, я блаженно грезил о славе и богатстве под довоенную музыку.

На пустошь опускались сумерки, трижды мы натыкались на патрули пони в приличной броне, моя охранница слегка кивала им в приветствии, а те в ответ так же кивали и молча расходились. Когда сумерки почти перешли в ночную мглу мы дошли до речного брода, рядом с которым располагалась рыбацкая хибара.

— Прибыли, сегодня дальше уже не пойдём. — Сказала охранница, начав искать по округе сушняк. Я устало зевнул, вырубив музыку. Ну и стал наблюдать за моей напарницей.

Отломив пару досок от старой лодки и ветки от двух чахлых деревьев, охранница соорудила костёр при помощи своей магии, затем неизвестно для каких целей единорожка достала из седельной суки мешочек с каким-то порошком и сыпанула горсть оного в пламя костра. Огонь взметнулся на два метра, но затем вернулся к исходному размеру, а по округе распространился запах сушёных трав. Я, недоумевая, уставился на свою напарницу. Впрочем, моя удивлялка наконец устала удивляться.

Критически осмотрев результат своих трудов, единорожка сняла с себя седельные сумки и расстелила под собой старый, видавший виды, спальник, на который и уселась. Порывшись в своей сумке, она вытянула из недр своих запасов бутылку с каким-то алкоголем. Поморщившись, она открыла бутылку и сделала глоток.

— Не люблю эту часть контракта. — Буркнула Фуллхаус ни к кому конкретно не обращаясь. — Виски? — Она послала телекинезом открытую бутылку мне.

 — Неа, предпочитаю Ядер-Колу, если захочу виски — у меня всегда своя бутылка. — Я стал доставать свой спальный мешок.

— Как хочешь. — Пожала она плечами, притягивая бутылку обратно к себе и делая ещё один медленный глоток.

 — Не в восторге от алкоголя? — Поинтересовался я, устраиваясь на своем спальном мешке и снимая рюкзак и шляпу с пальто.

— Скажем так, я не в восторге от крепкого алкоголя. Пиво, сидр, шнапс — выпью, но что покрепче — увольте, но виски, Дискорд бы побрал мой образ! — Сделав ещё глоток, она встряхнула головой. — БиБджей славилась тем, что пила много виски, и, будучи пьяной, ей было море по колено.

 — Ты это уже рассказывала. — Я кивнул, перечитывая новые и старые заметки в Пип-Бое. — Ну я не буду против, если ты не будешь пить виски. — Я сам не в восторге от виски, но когда нужно забыться и успокоится — лучшего средства не найти.

— Увы от твоего желания эта часть контракта не изменится. — Грустно усмехнулась наёмница, выпив бутылку на половину. — Он высечен магией основателей и в нём заложены все характерные черты наших образов, не соблюдая контракт, мы теряем не только поддержку нашей лиги, но и лишаемся большей части магии.

 — Как все сложно. — Я еще сильней зевнул.

— Итак, мы в лагере, никто из диких животных нас не побеспокоит, дикарей можно не опасаться, по крайней мере, на эту ночь. — Деловито перечислила Фуллхаус. — Я вся — одно большое ухо, а если хочешь, то и не только ухо.

 — Извини, но я не извращенец спать с говорящей лошадью. — Поежился я. — Да, я знаю, вы пони, но в моем положении как раз говорящие лошади с магией.

— Как хочешь, мне тоже не улыбается устраивать скачки с неведомыми существами из другого мира. — Зачем она тогда вообще это предложила? — Вдруг у вас какие-нибудь смертельные заразы передающиеся половым путём...

 — Итак… Что ты хочешь узнать обо мне и моем мире в первую очередь? — Подобрался я, готовясь рассказывать всё о нашем мире.