Продолжение "Кексиков"

Фанатский сиквел к “Кексикам" Фанфик написан строго в духе тех самых «Кексиков», жесткий, не нужно изливать своё недовольство, лучше пройдите мимо.

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Спайк

Счастье,которое можно уместить в ларце.

Маленький и простой рассказ,с маленькой и простой моралью.Прочитав его,вы не откроете для себя ничего нового.Максимум,вы вспомните что-то,но уж точно не узнаете...

Другие пони

Banished / Изгнанники

Я путешествовал по этому миру десятилетиями. И не видел никаких признаков разумной жизни кроме хищников выслеживавших своих жертв. Я нашёл себе дом среди зубчатых вершин почти мёртвой пустоши. Но однажды, тяжело раненое существо свалилось на меня с неба. Она звала себя Кризалис. Она была последней из своего рода. Или она только так думала.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Кризалис

Иллюзия разума

Во второй половине 21 века в связи с энергетическим кризисом правительством США принимается решение начать серьезные исследования ближайших звездных систем. Для этого разрабатывается серия автоматических зондов, которые отправляются в системы Альфа-Центавра, Глизе 581 и 876, где были обнаружены экзопланеты земного типа. Спустя десять лет зонды, отправленные в систему Альфа-Центавра, передают на Землю информацию, ошеломившую весь мир.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони Человеки

Укрытие

Мисс Черили поручила Эппл Блум очень ответственное дело… Очень “ответственное” и дурацкое.

Эплблум

Fallout: Equestria. Time Turner

Эквестрия обратилась в руины. Великая война с зебрами окончена. Двести лет пони выживали в отравленных пустошах. Как и обычный единорог-техник Зен, живущий в глубинке. Вокруг него не происходит ничего интересного и он вынужден проживать день за днем, повторяя одни и те же действия. Но это продолжалось лишь до тех пор, пока в жизни Зена не появился некий стимул, подтолкнувший его отправиться в разрушенный город Понивилль.

Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Огранённая красота

Рэрити никак не удаётся придумать новый дизайн для платья. Она сомневается в достигнутом успехе, который у неё есть, ей начинают не нравиться её ранние работы. Она пытается понять, в чём же причина, но сможет ли она вновь обрести вдохновение и потерянные силы для дальнейшей работы?

Рэрити Эплджек ОС - пони

Сортир

Таким словом и свинью не назовёшь. Только одного всемогущего монстра и его подопытного пони.

Флаттершай Другие пони Дискорд

Обязанности принцессы

Я был человеком, у которого были горячая подружка, хорошая квартира и хорошая жизнь. Именно были, потому что все изменилось однажды ночью, когда Кейденс решила нанести мне визит. Не знаю, как и почему, но каким-то образом мы с ней обменялись телами, и она отправила меня в Эквестрию. Теперь я пытаюсь выяснить, как вернуться, учусь быть пони и свыкаюсь с тем, что я кобыла. И заодно пытаюсь увильнуть от ухаживаний моего "муженька" Шайнинга Армора!

Принц Блюблад Человеки Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Затмение III.Игра Богов

Я лишь пешка на шахматной доске, мечтающая стать ферзём и пусть я многого не понимаю, но биться буду до конца...

Принцесса Луна Другие пони Найтмэр Мун

Автор рисунка: aJVL
Наследие Солнцеликой Культ Белого

То, что таится в глубине

Я очнулся потому что ужасный кашель раздирал мою глотку. Мои лёгкие горели, а нос не дышал вообще. Открыв глаза, я обнаружил себя в тёмной пещере рядом с пылающим костром, накрытый шерстяным одеялом. Увы, я не чувствовал их тепла: меня бил озноб.

Во мраке я с трудом различил чёрного жеребца с пепельной гривой.

— Вы очнулись? — кажется он заметил блеск моих глаз.

Я ответил ему очередным приступом кашля.

— Не нужно отвечать. У вас наверняка воспаление лёгких. Я постараюсь вам помочь. Огонь уже разгорелся.

Он поставил копыто мне на грудь.

— Доверьтесь мне.

В таком состоянии у меня не было альтернатив.

Жеребец раскрыл свои драконьи крылья, чёрные как ночь, и обратил свой взор на костёр. Я снова наблюдал магию огненных вампони в действии: пламя закрутилось вихрем, входя в рот и вызывая появление пылающего узора на его теле. Я чувствовал, как копыто на моей груди становилось всё горячее, казалось оно сейчас раскалится докрасна и прожжёт во мне дыру. Но вместо этого волны тепла прошли по моему окоченевшему телу, согревая каждую клеточку. Костёр становился всё меньше, будто бы задуваемый ледяным ветром, но я чувствовал, что его живительное тепло переходит в меня. Жар в лёгких утихал, озноб перестал бить, отступала боль в суставах. Когда от костра остались лишь холодные угли, вампони отступил. Огненные узоры медленно затухали. С тяжелым вздохом, он лёг на подстилку рядом.

— Надеюсь, этого хватит.

Я глубоко вдохнул и осторожно встал на ноги.

— Простите, — сказал я.

— За что?

— За то, что Спарк сорвалась. Она попросила меня преподать ей пару уроков полёта, а я по своей привычке докапываться до сути, похоже заставил её обратиться к тёмной стороне её силы...

— Не нужно корить себя, — жеребец покачал головой. — Из нас троих, Спарк сильнее всего связана с Богиней. Она могла сорваться в любой момент. Я почувствовал очередную вспышку на солнце и боялся, что она пробудит в сестре память. Поэтому и отослал её к Эмбер, та знала, как успокоить Спарк, если что-то пойдёт не так, а сам полетел проверять плотность облачного покрова. Увы, я не подозревал, что там окажетесь вы. Это я должен просить прощения.

— Я пытался её остановить...

— Я понял, — кивнул вампони. — Но увы, обычному пони это не дано. Когда Спарк исчерпала свои силы, она обратилась к единственному источнику тепла, который нашла — к вам. На счастье, она пыталась выпить вас как обычное пламя, это и спасло вашу жизнь. Если бы инстинкт подсказал ей правильный способ, вы бы обратились в прах ещё до того, как я подоспел на помощь.

— От чего вы прячетесь здесь? — задал я неожиданный вопрос.

Жеребец задумался.

— Похоже, вы весьма проницательны. Да, мы прячемся. От дикого нрава наших сородичей, от культа Хтуги вечно жаждущего возвышения нашей расы. Как вы думаете, почему Спарк получила такое имя? Она — искра, из которой должно было возгореться пламя, посланница небес, что должны гореть. Мы решили бороться с предназначением, укрылись здесь, затянули небо плотными тучами, чтобы скрыть себя от Богини. Наши родители, пожертвовав своими жизнями ради нас, наказали мне следить за сёстрами. Возможно когда-нибудь мы сможем вернуться назад…

Попрощавшись с Блэйзом, я вышел из пещеры на морской пляж. Солёный воздух окончательно прочистил мои ноздри, я чувствовал себя отлично, будто бы и не был близок к смерти ещё полчаса назад. Я решил пока дать отдых крыльям и пошёл вдоль моря пешком. Накатывающие на берег лёгкие волны успокаивали меня своим шумом. Я подумал: если бы не мрачная атмосфера, это место стало бы великолепным курортом. Чистые пляжи, лечебные (ну допустим) грязи речной дельты, «золото Финсмута», наконец… Город мог процветать. Однако семье огненных вампони пришлось бы искать другое место для жизни.

Задумавшись, я сам не заметил, как подошёл к скале, уходящей в море. Я уже хотел лететь в город, как, внезапно, что-то привлекло моё внимание. Какой-то странный блеск среди камней.

А потом была песня. Простая, но чудесная.

Я распахнул крылья и полетел над морем до скалы.

Не думал, что увижу их здесь.

Разноцветная чешуя, радужные плавники, длинные мокрые гривы.

Морские пони.

Где-то дюжина кобыл плавала рядом со скалой, выписывая загадочные фигуры, увидев которые, любые пловчихи-синхронистки бросили бы своё ремесло. Задорно хохоча, они выпрыгивали из воды, крутя невероятные сальто и пируэты. А на пологой скале устроили лежбище ещё десяток. Они пели свои морские песни высокими красивыми голосами, совершенно не обращая на меня внимания. По крайней мере, мне так показалось…

Я услышал лёгкое хихиканье рядом. Кобылица с длинными как крылья плавниками на секунду зависла рядом со мной, а потом спланировала вниз, уйдя под воду. Тотчас же ещё три её товарки взлетели ко мне и, совершив пируэт, снова вернулись в своё царство. Не было смысла больше скрываться, поэтому я направился на скалу. Кобылы, лежащие там, приветливо махали плавниками.

Я спустился к дамам, лежащим на камнях, во всяком случае, я надеялся, что это действительно кобылы. Учёные до сих пор спорили, как выглядят морские жеребцы. Было три популярных теории: первая гласила, что их просто нет и для нужд воспроизводства морские пони используют наземных, согласно другой, жеребцы заботились о потомстве в глубинах морей, не появляясь на публике, а третья… Третья теория предполагала, что оба пола просто выглядят одинаково. Сами же морские пони хранили по этому поводу загадочное молчание.

— Приветствуем крылатого путника! — мелодичным голосом сказала одна из кобылиц, перевернувшись на брюшко

У неё была грива цвета морской волны и такие же глаза, похожие на бездонный омут. На её голове красовалась коралловая диадема, украшенная обтёсанными морем самоцветами.

Остальные кобылицы поддержали её весёлым музыкальным щебетом. А потом продолжили петь…

Я не успел сказать ни слова. Песня морских сирен завладела моим разумом и, словно лассо, потащила к сладкоголосой принцессе. Она улыбнулась и парой быстрых толчков бросилась в воду. Её фрейлины последовали за ней. Как и я. Краем сохранившегося сознания, я понимал, что меня влекут на верную смерть в глубинах моря, но моё тело само шло навстречу погибели, оттого меня наполняло ужасом. Мои копыта коснулись воды. Моё подсознание кричало, пытаясь наполнить разум видениями холодной бездны, но сладострастная песня отталкивала их, заставляя идти дальше.

Я почувствовал, что сирены запели другую песню. В ней были слова, в которых слышалось бурление морских потоков, скрежет корпусов кораблей и стоны тёмных глубин. Морские пони пели на Древнем Языке, значения которого я не понимал. «Шуб-Би-Дуп»! — пела одна, «Шу-Шуби-Дуп!» — вторила ей другая. Зов морского пони. Я следовал за ним…

Их новая песня больше не одурманивала разум, но всё равно не давала воли моему телу, принуждая двигаться следом. Я видел перед собой бездну, полную фосфоресцирующих огней и… замок?

Мои лёгкие жгло, я больше не мог задерживать дыхание…

И тогда сделал судорожный вдох. Потом ещё один… Я мог дышать! Но почему? Теперь, когда чары дали мне относительную свободу, можно было оглядеться по сторонам. Я находился внутри большого пузыря воздуха и сирены подталкивали его. Они несли меня, но куда?

Мимо нас проплывали косяки рыб, шарахаясь от морских пони, один раз нами заинтересовалось что-то крупное, но мои похитительницы отпугнули его громким криком.

И вот мы подплыли к воротам, огромному, и, я нисколько не сомневался в этом, живому кораллу. Десятки рыб и моллюсков сновали меж его ветвей, анемоны и полипы украшали его своим разноцветным великолепием. Облачённые в серебристые шлемы кобылицы, восседающие на причудливых морских тварях, напоминавших рыб-удильщиков, несли стражу перед воротами.

Одного взгляда на морскую принцессу хватило стражникам, чтобы отдать приказ открывать ворота. Ветви коралла складывались, освобождая проход.

Сирены несли меня к замку по огромному двору. Всё вокруг было залито сиянием фосфоресцирующих водорослей, растущих на великолепных клумбах вместе с «деревьями» -кораллами и «цветами» — анемонами, также свет добавляли волшебные фонари. Подобные птицам, радужные рыбёшки «порхали» по двору, дополняя этот фантастический пейзаж.

Мы проследовали мимо прекрасных величественных изваяний, покрытых полипами, и заплыли в ворота огромного каменного замка. К сожалению, я не смог рассмотреть его как следует, ибо сопровождению видимо стало скучно и сирены стали играть моим пузырём как мячом, перебрасывая друг дружке. Я с ужасом смотрел на дрожащие стенки единственного, что отделяло меня от верной погибели и молил, чтобы меня не бросили на острый коралл.

Однако внутри замка морские пони успокоились, и, сбавив темп, медленно, я бы даже сказал, вальяжно, понесли меня по залам.

Обстановка внутри напоминала любой другой сказочный замок, за той лишь разницей, что он находился под водой. Картины в коралловых рамах, заросшие водорослями и полипами статуи, серебристые доспехи на стойках, внутри которых резвились рыбёшки.

И вот мы попали в тронный зал. Я сразу понял это. Огромное панно из гигантских костей, исполинских раковин и острых как шипы кораллов окружало центр этого дворца — трон. Но моё внимание захватил не он сам, а тёмная фигура, сидящая там. У неё были обтекаемые морские черты, крупная голова и… щупальца, растущие прямо из неё? Я с ужасом и отвращением смотрел, как они извиваются, готовые схватить любую добычу. Меня несли всё ближе. Я боялся того, что увижу: воображение рисовало голую голову осьминога с пустыми глазами…

Но я ошибся… Когда полумрак развеялся, я увидел, что на троне восседает морской лев. Нет, не то животное, что обычно называют этим именем, разновидность тюленя, а настоящий лев, который словно бы однажды решил стать морским. То, что я принял за щупальца, оказалось пышной рыжей гривой. Тело правителя было покрыто сине-зелёной чешуёй, два рога и шипастый гребень плавника украшали его голову. Он не носил регалий, но это было и не нужно — величественный внешний вид сразу давал понять, что перед вами — морской царь Лео, повелитель Аквастрии.

Я поклонился ему.

— Не стоит формальностей, мистер Игл Ай, — голос царя был рокочущим, но… добрым. Эдакий милый дядюшка, добродушный богатырь. — Тем более, что вы и не мой подданный.

— Вы знаете, кто я? — то, что я был назван по имени, удивило меня.

— Кузина рассказывала мне о ваших успехах в Спрейнед Энкл. Гроза бизонов, кровавый пекарь Эпллузы…

Я сжал зубы. Кузиной царя Лео считалась Принцесса. Неужто я так запал в Её память? Или стал своего рода королевской байкой, одной из тех, которыми венценосные обмениваются со скуки на светских раутах? Но ведь я был там не один! Подобную историю можно было рассказать о каждом из печально известной «Пекарской дюжине» из агентства Пинкиртон…

— Слыхал, — продолжил он, — что баронессы наняли вас. Желание поговорить с вами возникло у меня спонтанно. Поэтому я попросил мою фаворитку пригласить вас сюда. Уж простите моих подданных за их… специфические методы. Они иногда путают слова «пригласить» и «принудить».

Он грозно посмотрел на сирену в коралловой диадеме. Та сразу поникла и сжалась в дрожащий комок.

— Ну же, Коралл Тиара, не нужно расстраиваться, — царь расхохотался. — Думаю, ты сможешь извлечь из этого урок.

— Да, государь, — испуганно пискнула фаворитка.

— Похоже, — заметил я, — сёстры-баронессы слукавили, что мой приезд сюда останется незамеченным.

— О, у нас с ними нет никаких секретов. Именно я когда-то давно предложил их родителям заняться водорослевым бизнесом. Насчёт остальных — не беспокойтесь. Простые пони не обратят на вас особого внимания. Однако тот факт, что моим знакомым понадобилась помощь вольнонаёмного профессионала в таком… деликатном вопросе, беспокоит меня. Они отказались от моей помощи, но, полагаю, вы, как разумный пони, примете её? Уверяю, я хочу лишь добра.

Проклятие. Кажется, я действительно попал в историю.

— Хорошо… — выдавил я из себя. — Думаю, для вашей помощи найдётся применение.

— Прекрасно, — царь одарил меня улыбкой. Он сделал движение плавником и одна из служанок поднесла мне шкатулку. — Возьмите. Вы поймёте, что с этим делать, когда придёт время.

Я принял шкатулку через стенку пузыря. Удивительно, но она была совершенно сухой, зато обжигающе холодной.

— Можно один вопрос, государь?

— Слушаю.

— Эти исчезновения по вине «морских чудищ», о которых говорят в городе… это же не ваших плавников дело?

Царь добродушно усмехнулся и подмигнул.

— Ну, мистер Игл Ай, моим девочкам тоже хочется иногда поразвлечься… Не бойтесь, наиграются — отдадут. А теперь, думаю, вам пора возвращаться.

Он сделал знак, и меня понесли обратно.