Третий лишний

У Твайлайт и Шайнинг Армора есть сестрёнка - Лайт Стэп. Все только и говорят Лайт, как ей повезло иметь таких великих героев в родне. Лайт Стэп же желает придушить их обоих.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Спасти Эквестрию: Эпилог

гармония и покой всё никак не наступят в волшебной стране, в новом доме для Артура и Гриши. Погружённые в мирские заботы, они невольно втягиваются в череду новых событий, но в этот раз дела обстоят куда серьёзней, нежели раньше. Теперь, все существа волшебного мира потеряли многовековую защиту, оставлены на произвол судьбы и вынуждены проявить заботу о тех, о ком слышали только в самых кошмарных сказках.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони Человеки

Твоя верная последовательница

Санни верила в старые истории. Действительно верила им, так, как почти никто больше не верил. Об Элементах Гармонии, о принцессе Твайлайт Спаркл. В те времена, когда у Эквестрии были принцессы и она была единой, когда каждое существо знало настоящую силу Дружбы. И она верила — и знала, что однажды, если она будет верить достаточно сильно, Гармония может вернуться. В другом месте, вдали, Твайлайт Спаркл наблюдает за своей будущей ученицей и волнуется.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони

Дитзи Ду - это серьёзно!

Дитзи Ду не так проста как кажется.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Проверка Селестии

Селестия попадается на уловку своей сестры и решается лично узнать, что говорят о ней в народе, но всё пошло не по плану... А может это и к лучшему?

Принцесса Селестия

Алмазная стоматология

Даймонд Тиара даже видеть не хочет кабинет дантиста. Да и с чего это она должна хотеть? Ведь там никогда не бывает весело. Но позже она поняла,что хотела бы, если бы отсутствие веселья было единственной проблемой.

Диамонд Тиара Колгейт

Рокировка

Принц Блюблад сталкивается с неприятностями, но не теряет нравственных ориентиров и просто всех убивает.

Принц Блюблад

Торжество Хаоса

Хаос и Дисгармония победили. Не в силах больше сопротивляться, Твайлайт пишет своё последнее письмо принцессе Селестии перед тем, как сгинуть во тьме...

Твайлайт Спаркл

Эти голубые крылья

Короткая поездка в Кантерлот вместе с Рэйнбоу Дэш и Эпплджек - хорошая возможность для Твайлайт проверить новое заклинание телепортации на дальние расстояния. Но противная простуда разбила надежду на скорое путешествие и рассеяла заклятие: вместо того, чтобы оказаться в Кантерлоте, трое пони оказываются в соседнем Вечнодиком лесу, где обнаруживают, что их положение — не единственное, что пошло не так... Если Рэйнбоу обменяла свои крылья и хвост на светло-соломенный, то Эпплджек приобрела радужный хвост, а также пару сильных голубых крыльев. В то время, как Твайлайт пытается найти заклинание, чтобы вернуть части тела их законным владельцам, остальные должны справиться с этой ситуацией... и с их меняющимися чувствами.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек

RPWP-2: "За тысячу лет Эквестрия изменилась"

Луна вернулась в Эквестрию. Что ждёт её там?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Автор рисунка: Siansaar
Глава 12: Невинность Глава 14: Фокус с исчезновением.

Глава 13: Горизонт событий

Глава 13. Горизонт событий

Вы не сможете ничего разглядеть, пока ваш взор застилают слёзы.

–  Дорогая принцесса Селестия. Я облажалась. – Не знаю, зачем я тогда говорила. Может, чтобы заглушить крики и вопли снаружи, а может, чтобы прийти в себя и начать думать. Боль пронзала мою голову сильнее, чем когда-либо раньше. Половина моего взора была покрыта пеленой мрака и крови. –  Не знаю, о чём я думала.

Приложив все усилия, я поднялась на ноги, опираясь о стену. Кровь лилась из моего глаза, капая, словно слёзы.

–  Я пыталась… Показать. Показать ей, почему была бы ужасной матерью. – Я повернулась назад, но остановилась, чтобы отдышаться, плотно прикрыв глаза. Чёрт, это очень больно. Но я не позволила себе упасть. Я должна была продолжать сражаться. –  Думаю, я добилась своего. – По крайней мере, всё вышло так, как я задумывала. Остальное можно назвать "временный психоз". Или я просто была собой.

Я никогда не должна была доверять кому-то с именем Драконоборец. Я никогда не должна была брать эту работу. Я никогда не должна была стрелять. Мне никогда не следовало поджигать этого жеребёнка. В моей голове, он до сих пор горел. Сомневаюсь, что я когда-нибудь об этом забуду.

– Итак, я убила жеребёнка. Чтобы преподать урок другому жеребёнку. Затем я уничтожила деревню. Не только деревню.

Я потянулась назад и открыла свои седельные сумки. На куче разного хлама лежал Мед-Х. Я не могла вспомнить, когда купила его, но он был там. Всегда ждал, когда же мне понадобится помощь. И, кажется, сейчас самое время.

– Неужели ты здесь, Селестия? – Я сомневалась в этом. Жеребячья часть меня верила, что она наблюдает за нами, но мне было трудно в это поверить. – Ты меня видишь?

Я воткнула шприц в спину.

Боль не исчезла полностью — лишь утихла. Как это возможно? Я потеряла глаз. В любом случае, это помогало мне оставаться в вертикальном положении.

– Ты ненавидишь меня, Селестия? Тебе стоило бы. Я не очень хорошая пони. – Я сделала пару шагов и почувствовала, что ремешки боевого седла ослабли, и Искусность немного сползла на бок. – Я убила жеребёнка. Я видела, как он горел. Ты обязана ненавидеть меня. Могут ли Богини ненавидеть? – Это глупый вопрос. Конечно, не могут.

Я вышла из комнаты. Коридор всегда был таким длинным? Я сделала ещё несколько шагов. Мои колени дрожали. Проклятье, я приняла Мед-Х, мне не должно быть больно. Я должна быть сильной. Я знала, что у меня остался ещё один шприц.

– Это плата за мои деяния, Селестия, я сожалею.

Я споткнулась и ударилась о стену с глухим стуком. Почему комната вращалась? Комнаты не должны вращаться. Мне показалось, что в конце коридора стояла Вайлдфайр и улыбалась мне. Она не настоящая, но я её видела. Когда я моргнула, она исчезла, но взамен я услышала голос. Ты слишком много работаешь... Сделай перерыв.

Нет. Никаких перерывов. Пони умирают из-за меня. Из-за моих тупых выборов. Я взяла работу, главной целью которой было начать войну... Но ведь я старалась закончить уже начатые войны. Это имело большое значение.

– Я буду стараться сильнее. Простите. Я поняла кое-что важное. – Мои ноги подкосились, и я рухнула на колени. Это не должно быть так больно. В меня выстрелили только один раз. Всего лишь раз. – Я усвоила... – Передо мной стояла фигура пони. Я едва могла видеть. – Селестия?

– Что? – Этот голос. Я знаю этот голос. – У тебя галлюцинации... Святая Селестия, что случилось с твоим глазом?! – Хай Стэйкс. Это всего лишь он. – Быстрее, снаружи битва. Если ты будешь сражаться, то умрёшь. Нам нужно отвести тебя в безопасное место.

– Нет. – Я тряхнула головой, посылая огненные шипы прямо в мозг. – Мед-Х. В моей сумке. Лечащее зелье. И... – И что? Что я собиралась сказать? – Боеприпасы. Смени их. – Моим полузрением я заметила, как он вздрогнул. Я видела замешательство на его лице. – У меня есть работа. Нужно сделать. Найди Серенити, позаботься о ней.

– Ты собираешься рисковать своей жизнью ради зебр? – Зебр, которых я сама втянула в это. Зебр, которых я убила. Да, конечно. У меня был контракт... И... И я должна была доказать себе и Селестии, что не всё потеряно. – Ты сумасшедшая. – Я видела, как за его спиной мне улыбается Вайлдфайр. Да, я была сумасшедшей. Я могла быть кем-то ещё? С тех самых событий с шаром. Может быть раньше.

– Сделай это. – Он дал мне зелье, а ещё через мгновение Мед-Х тёк по моим жилам. Я почувствовала, будто два моих глаза снова были на месте. Зрение это, конечно же, не вернуло, хотя взгляда Хай Стэйкса было достаточно, чтобы понять — это было гиблое дело. – Спасибо. – Проворчала я. Мой разум стал яснее, и видения исчезли.

– Я найду твою дочь. – Он шутил или сказал всерьёз? Проведя рядом с Флэйром столько времени, я перестала понимать, где шутка, а где нет. Я хотела, чтобы на его месте был Флэйр. Он всегда знал, как поднять настроение, даже если это задевало моё чувство гордости. – Для начала... – Лёгким движением магии он сорвал кусок гобелена, висящий на стене, и быстро слепил импровизированную наглазную-повязку-уродливую-штуку. – Держи в чистоте. Быть может, если мы найдём пони с медицинскими навыками, то сможем спасти глаз. Если нет, то, по крайней мере, у тебя не будет инфекции.

– Спасибо. – Сказала я снова и пошла вперёд по коридору.

Я дошла до лестницы, половину которой пробежала, а половину — сползла вниз. Я была на третьем этаже, и мне нужно было спуститься вниз, как можно скорее. Я не могла рисковать, теряя время на осторожный спуск. Я обязана была остановить этот ужас. Эту битву. Битву, которую начала я.

Как только я дошла до последней ступеньки, дверь распахнулась. Сколько времени прошло с начала битвы? Как быстро они добрались сюда? Пони, выломавший дверь, оказался крупным жеребцом в броне наёмников. Ещё двое таких же вбежали за ним. Почему полурелигиозные демонстранты так хорошо экипированы? Не важно.

Искусность выстрелила.

Я сделала три выстрела и забрала жизни двух жеребцов. Третья пони, с рыжей гривой, метнулась вправо. В слепую зону, где я не могла её увидеть. Переполненная раздражением, я скользнула по полу и спряталась за большим столом. Пули пробивали его насквозь, словно горячий нож, входящий в масло снова и снова, но пока она не видела меня, пули пролетали мимо. Укрытие не всегда обеспечивает защиту, но может спасти жизнь.

Стрельба прекратилась, и я могу поклясться, что услышала, как она перезаряжала своё оружие. Нельзя было терять время. Я выскочила из-за укрытия и для стабильности поставила передние ноги на стол. Наверное, когда я сделала это, то случайно нажала какую-то кнопку на моём ПипБаке, и вдруг всё поменялось.

Шум битвы утих. Будто всё резко прекратилось. Я могла детально рассмотреть рыжегривую кобылку. А ещё я увидела... Слова? Они были янтарного цвета и удивительным образом наложились поверх реальности. Надпись гласила — "Добро пожаловать в ЗПС: Заклятье..." Я начала читать, но разочаровалась, потому что не могла пошевелить губами. Окей. Это усложняло ситуацию. Надо побыстрее выбраться из этой Твайлайт-Спаркл-зоны и...

"Пропустить?" В левом нижнем углу я прочитала это слово. Внезапно, сообщение исчезло. Кобыла в другом конце комнаты подсветилась янтарным, а её морда стала выглядеть чуть ярче. Возле головы всплыли светящиеся цифры "95..." и какой-то непонятный математический символ.

Неплохо... Наверное. Затем, слова вдруг вспыхнули, и время продолжило свой обычный темп.

Искусность выстрелила ещё до того, как я успела что-то осознать, а голова кобылы превратилась в кровавые пятна на стене и полу комнаты. Было неприятно видеть, как прекрасный ковёр с множеством необычных узоров был испорчен. Конечно, было бы ещё хуже, если бы я не попыталась закончить эту битву.

Я выбежала из здания через дверной проём (при этом стараясь забыть моё приключение с остановкой времени) и попала прямиком в ад. Каким-то образом, весь палаточный городок был объят пламенем, и теперь все пони панически бежали из него прямо в Каркхуф. Казалось, что стрельба ведётся с каждого дома зебр, а пони поливают их ответным огнём. И я не знала, какая сторона побеждает.

Пони из Надзора Селестии разделились на несколько отдельных, вооружённых факелами групп. Каждую из них вели за собой двое-трое пони в броне, подобной броне наёмников. Группы расходились по городу и поджигали на своём пути все дома, а также убивали любую зебру, оказавшуюся в поле зрения. Вы могли подумать, что это означало явное превосходство пони в этой битве, но...

Зебр, морда которого была покрыта кровью, выбежал из горящего дома. Один из закованных в броню наёмников открыл по нему огонь, но все пули пролетели мимо. Впервые в жизни я видела, чтобы кто-то двигался так быстро. Зебр прокатился по земле, а затем подпрыгнул и, пролетев несколько метров, влетел передними ногами в голову пони. Его шея выгнулась назад с отвратительным хрустом. Пони упал, а зебр начал искать следующую жертву.

– Странно... – Я повернулась и увидела Захини, с хмурым выражением лица, стоящего за мной. – Ты появилась, и всё превратилось в ад. Услышать твои объяснения я буду рад. – Стоп, он серьёзно рифмует? Мне кажется, сейчас неподходящее время. – Я должен убить тебя.

– Пожалуйста, не надо. – Промычала я, когда очередная волна боли прошла через меня. – Я пытаюсь спасти вас. – Я решила игнорировать его: у меня было не так уж много времени. Вместо глупых оправданий и разговоров, я помчалась прямо на толпу из двадцати пони.

Наёмница, ведущая эту группу, обратила на меня внимание лишь тогда, когда я попала в поле её зрения. И я успела заметить искреннее удивление в её глазах. Она, наверное, думала, что ни один пони в здравом уме не атакует её, чтобы защитить зебр. Ей повезло, что до этого, она не имела дело со мной и даже не представляла, насколько тупой я могу быть. Кобыла успела сделать всего один выстрел, до того, как я врезалась в неё. Просунув голову между передними ногами наёмницы, я одним мощным движением шеи отправила кобылу в полёт.

Второй наёмник обернулся на шум и успел выстрелить в меня. К счастью, он попал в броню. Искусность была быстрее, чем он. Его голова перестала существовать ещё до того, как он успел выстрелить во второй раз. Кровь, мозги и осколки черепа забрызгали толпу, которая сразу начала паниковать. Все разбежались в разные стороны: кто-то убегал прочь из города, а другие бежали в более маленькие группы.

– Хорошо. Бегите. – В своей слепой зоне я увидела красное пятно. Это была Вайлдфайр, качающая головой. – Уходи. – Сказала я ей. – Ты мертва. – Она не ушла, поэтому я просто побежала дальше. Если бы я могла, то нашла бы Райчоус Сонг, лидера Надзора Селестии, и заставила её прекратить это безумие. Безумие, начавшееся из-за меня.

Серенити никогда не простит меня за это, в этом я уверена... Но не знаю, смогу ли я когда-нибудь простить себя за это. Запах дыма сразу ударил мне в нос, но сквозь него я почувствовала вонь горящей плоти. Он был особенным, потому что всё это произошло из-за меня.

Депрессивные мысли. Проваливайте, мне надо спасать пони.

Я сделала два шага, прежде чем что-то ударило меня. Это что-то сделало очередную трещину в моём черепе, и я упала. Грёбаная слепая зона! Я развернулась и, прицелившись из Искусности, увидела полосатую морду, смотрящую на меня. Магические время-останавливающие силы, активируйтесь! Ничего. Да ну нахрен.

– Стой! – Зебра проигнорировала мою просьбу и побежала вперёд. Я остановила её удар копытом своим протезом. – Прекрати! – Она развернулась на месте и брыкнулась. Я дёрнула шею назад, чтобы уклониться от этого удара. Чёрт, а она быстрая. – Я сказала... – Произнесла я, ударив ногой. – ...Дай мне... – Я смогла схватить её за копыто, когда она замахнулась снова. – ...Сказать! – Со всей силы я перекинула её через себя. Я смотрела, как она прокатилась по земле, и снова обратилась к ней, только когда она остановилась. – Ладно?

Кобыла медленно поднялась на ноги, но ничего не ответила. К сожалению, она не дала мне рассказать о моих намерениях остановить эту битву и просто убежала к другой группе пони, чтобы найти цель попроще. Супер.

БАХ! БАХ! БАХ!

Дерьмо.

Пули попали мне в ноги и грудь, из-за чего я упала на колени. Это нормально. Я всё равно хотела потерять больше крови. Я стиснула зубы и посмотрела на наёмника, держащего винтовку прямо перед моей головой. Моё плечо горело из-за его телекинетической хватки.

Заглянув в ствол винтовки, я мрачно улыбнулась ему. Просто нажми на курок. Закончи это. Я начала эту битву и умереть во время неё не так уж страшно. Сделай это.

– СДЕЛАЙ ЭТО!

 Наёмник, держащий ружьё, замешкался. Из-за моих слов. Отлично, я всё равно не хочу умирать. Я отбила ствол в сторону ПипБаком, вскочила на ноги и снесла ему голову. Он должен был убить меня. Это было бы справедливым. Но с каких пор справедливость в Пустоши стала обязательной?

Я прогнала эти мысли из своей головы. Крики боли и мучений звучали отовсюду. Чёрт, как же сильно воняет. Почему я должна делать это? Я закрыла глаз, но всё, что увидела — это горящего жеребёнка и разочарованные зелёные глаза Вайлдфайр. Я не знаю, что было хуже.

Не важно. Я должна была остановить это. Как-нибудь. Вокруг меня царил хаос, как я вообще могла что-то...

Крик?

Он звучал, как крик Серенити. Я рванула туда. На моём пути встала толпа пони, но у меня не было времени. Я просто врезалась в них и пробежала насквозь. Поверьте, когда я бегу на пони, они либо свалят с дороги, либо будут растоптаны. Этот крик отпечатался в моей голове, и я сосредоточилась только на нём. Было ли странным то, что я, организовав всё это, чтобы Серенити ненавидела меня, всё ещё переживала за неё, когда она была в опасности?

В конце концов, это была даже не Серенити. Когда я прошла сквозь толпу, то нашла белую пони с длинной светлой гривой, стоящую над... Чем-то.

– Не детей. – Сказала она. – Я говорила вам всем...

– Они убили Пост Хэйста! – Сказала какая-то кобыла из толпы. – Почему мы должн...

– Тишина. – В этот момент, я поняла, что нашла Райчоус Сонг... И она защищала маленького жеребёнка. Зебру. – Разве мы не лучше, чем они? Если вы поступаете так же, как поступают дикари... Не делает ли это вас самих дикарями? – Толпа затихла. – Это было последней каплей, но разве убивая детей, мы сможем сказать, что несем правду? – Волосы кобылы развивались на ветру. – Свяжитесь со Стальными Копытами, скажите им отступать. Сегодня мы преподали зебрам урок, но не должны убивать жеребят.

Толпа пони остановилась, но не стала делать то, что попросила Райчоус.

– СЕЙЧАС ЖЕ! – Закричала она, и пони разбежались.

Райчоус стояла над жеребёнком, защищая его. Но ведь они пришли сюда, чтобы выгнать зебр с этих земель. Почему её это волнует? Она взглянула на меня.

– Кто ты? Я не узнаю тебя. Чего ты хочешь?

– Ты мать, верно? – Предположила я. В ответ, она немного расслабилась. Я почувствовала, как она слегка расслабилась.

– Кажется, ты ранена, я найду тебе медиков. – Сказала она и отвернулась. Пони отступали, но зебры не шли за ними. – Нам нужно уходить сейчас же.

Я посмотрела в небо. Я услышала его ещё до того, как он появился из-за горизонта. Огромный чёрный Вертибак, летящий в нашу сторону. Я видела его возле Дайса, но что они делают здесь? В этом не было никакого смысла. Пока я не вспомнила, что сказала Флэйру встречать нас здесь.

Ну, это было в его стиле.

Действие Мед-Х подходило к концу. Когда Райчоус Сонг сбежала, я расслабилась и упала лицом в грязь. Ммм... Какая вкусная грязь. Я закрыла глаз и позволила себе отключиться, чтобы не чувствовать адскую боль. И, конечно же, я не ожидала кошмара.


– О-однажды. – Я глубоко вдохнула и закрыла глаза, чтобы дать им покой. Ненадолго, потому что могла чувствовать суровый взгляд Вайлдфайр. Открыв их, я увидела книги и кучу довоенных писем, сложенных рядами. Кто вообще может смотреть на это и понимать хоть что-то? Не так уж сложно было найти моё призвание... Хоть это моя первая попытка. – В... Вол... – Я сосредоточилась на своей морде и попыталась прочитать. – Вол-шеб-ноль.

– Волшебной, дорогая. – Голос Вайлдфайр был мягок, но по какой-то причине я всё ещё чувствовала себя дурой.

– Волшебной. – Прочитала я и продолжила. – Стране... – Какого чёрта? Слова не должны быть такими длинными. Это было... Аргх. – Э-кве... Рест... – Я моргнула и потёрла глаза копытом. Я должна это сделать. Это же просто глупые слова! Все могут читать, и я тоже! Даже если бы это убило меня.

Я посмотрела вниз, на сложное слово. Да, это меня убьёт...

– Эт... Бес... Ты... Ась? – Я вздрогнула оттого, что знала, как исковеркать это слово. Я посмотрела на Вайлдфайр, стоящую рядом со мной. Оказывается, она осталась такой же красивой, какой я видела её пару минут назад, но глаза её были почему-то грустными. Нет, это было неправильное слово. Жаль её. Если бы мне сразу сказали, что это слово неправильное, я бы знала.

– Сильвер... – Я вздрогнула. – Где мы живём?

Я снова посмотрела в книгу.

– Оно, ну никак, не похоже на «Мэйрфорт».

Она тихо усмехнулась.

– Нет, дорогая. Попробуй ещё раз. – Ещё раз? Я тупо уставилась на неё. Мы жили в Мэйрфорте. Что она хотела этим сказать?  – Эквестрия.

– Оу! – Я оживилась и вернулась к слову. Теперь, когда она упомянула об этом, слово стало похоже на "Эквестрию". Аргх, я была не очень умной пони. Чтение нужно оставить для яйцеголовых. Но у Вайлдфайр были способы, которые могли заставить меня делать то, что ей надо. Окей, следующая часть. – Давным-давно... Правили две ца... Цалс... Царс... Царст…

Нахрен! Я пнула книгу и отправила её в воздух, затем она врезалась в стену. Я оглянулась и посмотрела вокруг. Наш дом принадлежал отцу Вайлдфайр и, как у большинства домов Мэйрфорта, в нашем доме была лишь одна комната, в которой стояли две кровати и стол. Так что было тесновато.

– Сильвер! – Я вздрогнула и подняла свой взгляд на зелёные глаза Вайлдфайр. Хорошо, я могу это сделать. Просто продолжать смотреть. Продолжа-ать. Я не смогла удержать взгляд на Вайлдфайр, поэтому выражение моего лица смягчилось, и я отвернулась. Проклятье. – Ты хотела учиться.

– Это было до осознания того, насколько всё сложно... – Проворчала я. Не знаю, кто говорил о том, что будет легко. Большинство из этих коротких писем выглядели одинаковыми. С досады я пнула ближайшую вещь: ей оказался матрас, который служил нам кроватью. Он был небольшим, но...

– Что ж... – Она порысила вокруг, чтобы убедиться, что я смотрю на неё. – Если ты хочешь прочесть книгу для Фаундейшн, то должна научиться читать. – Я вздрогнула. С тех пор, как мы нашли Фаундейшн в руинах её дома, мы начали жить вместе, заботиться о ней, Вайлдфайр читала малышке каждую ночь перед сном. Через месяц или около того, я начала завидовать. Вайлдфайр согласилась научить меня. Я немного жалела о своей опрометчивости, но было бы здорово, если бы я смогла читать ей истории.

– Аргх. – Я села на кровать-матрас. – Мне нужен перерыв.

– Оу. – Внезапно её морда оказалась слишком близко к моей. Я чувствовала её теплое дыхание на своей шее и мурашки вдоль позвоночника. – Ладно, дорогая. Я знаю, как заставить тебя расслабиться.

– Прекрати. – Я покраснела? Чёрт, я знала, что она сделает это только для того, чтобы заставить меня волноваться. – Я не такая...

– Ты делала это прошлой ночью. – Я пискнула и почувствовала, что краснею ещё больше. Это было невозможно.

– Я… – Я прижала ушки и отвернулась. – Это... Это… – Мне не нравились кобылы! Правда. Это была Вайлдфайр, она была другой. То, как её грива стекает по шее, или та улыбка, которая у неё появляется, когда она кокетничает. Это было несправедливо! – Что если кто-то заметит нас?

– Они притворятся, что ничего не видели и уйдут… – Сказала Вайлдфайр, хлопая ресницами. Я знаю, что она ничего не хотела. Она просто пыталась поймать меня. – Давай, это будет быстро. – Она была слишком хороша в этом...

Было очень сложно сказать "нет". Не знаю, почему я не хотела, чтобы меня считали шаловливкой, но мне это казалось странным. Может, потому что я была не одинока... К тому же, когда Вайлдфайр подбирается так близко, мне становится теплее... Теплее во многих местах. Я открыла рот, чтобы запротестовать...

И она поцеловала меня.

Все мысли о воздержании исчезли из моей головы, когда я коснулась её губ и растаяла. Она любила малину, а её поцелуи не могли не быть слаще. Если бы это было возможно, я бы осталась тут, пока не состарюсь, и пускай она целует меня до самой смерти. Это была бы хорошая жизнь.

– Ох… – Я открыла глаза и увидела в дверном проёме угольно-серую кобылку с рубиновыми красными глазами (Поэтично, нет?), смотревшую на нас в замешательстве. – Простите... Я не хотела... Я просто… – Она отвернулась и пискнула, пытаясь спрятать лицо за своей длинной бледно-зелёной гривой. (Это напомнило мне, что её нужно было подстричь. Она была очень длинной, стелилась до пола, и в целом напоминала висячий беспорядок).

– Всё в порядке. – Сказала Вайлдфайр. – Ты играла с другими жеребятами? – Её тон был обнадеживающим, но эта надежда разбилась, когда кобыла покачала головой. Фаундейшн нравилось выходить и смотреть, как играют другие жеребята, но если её спросят, не хочет ли она присоединиться — малышка покачает головой и отвернётся. Некоторые другие родители (Странно, что я считала себя родителем... Я не чувствовала себя таковой, но просто не придумала другого слова) приходили к нам, беспокоясь, что Фаундейшн была немой. Это было немного шокирующе, ведь с нами она никогда не боялась говорить, а вот с кем-либо другим вела себя слишком робко.

Не то, чтобы я винила её после того, через что ей пришлось пройти.

– Простите. – Сказала она, медленно входя в дом. Она всегда казалась слишком осторожной, опасаясь, что пол может провалиться. С лёгкой ухмылкой, я взяла расчёску со стола, схватила Фаунд за копыто и потянула на кровать. Я начала долго и упорно расчёсывать путаницу из её волос. Для кобылы, которая не играла с детьми, у неё была самая грязная грива на свете.

– Тогда что ты делала? – Спросила Вайлдфайр, обойдя комнату и присев на кровать Фаунд напротив нас.

– Мэри… – Она пискнула, когда я слишком сильно потянула на себя запутанный узел. – Мэригольд. Она искала тебя. Она, эм, сказала… – Кобылка умоляюще посмотрела на меня, но я покачала головой. Её волосы, наконец, были распутаны. – Она сказала, что Смуз Тонг... Сказала, что он согласен.

Я подняла бровь, глядя на Вайлдфайр, которая выглядела задумчиво. Я старалась не вникать в политику города, но очень хорошо знала имя "Смуз Тонг". Как я могла не знать имя лидера воинов-тиранов? – Согласен на что?

– Независимость. – Мягко сказала Вайлдфайр. – Мы пытались... Разобраться с Кримзон Хуфом какое-то время. Поэтому Мэр Мэйр, Мэригольд, Нос и я предложили план. Сделку… – Она посмотрела на меня с ухмылкой. – Ты можешь не понять всех тонкостей, но, похоже, он... Позволил нам стать независимыми. Просто поверь мне, это хорошо. – Я кивнула и продолжила чесать волосы Фаунд. Я не понимала политики, торговли или того, как правильно вести переговоры, но я знала Смуз Тонга и ненавидела его за то, что случилось с моей матерью. Любой шанс отстраниться от него выглядел хорошо в моих глазах.

Всё, что ты любишь, рано или поздно умрёт.

Я огляделась. Готова поклясться, что слышала голос.

Не люби, это слишком больно.

Снова! Фаундейшн и Вайлдфайр, кажется, не замечали этого, но я клянусь...

Пусть они уйдут. Так будет проще...

Я поняла, что узнаю этот голос.

Выживи.

Этот голос был моим.


Мои глаза распахнулись.

Простите, я имела в виду глаз. Левый, потому что правый, видимо, всё ещё был закрыт самодельной повязкой. Со стоном я начала осматривать комнату, но не смогла разглядеть всё, так как кто-то привлёк моё внимание. Худой пегас в чёрных доспехах, который стоял напротив меня. Шлем скрывал черты его лица и был оснащён жуткими жукоподобными глазами. Я видела, как его хвост качался взад-вперёд, больше похожий на хвост скорпиона, чем пони. На боку было выгравировано изображение облака и молнии.

– Как тебе? – Что? Мне? Стоп, я знаю этот голос. – Прошло много времени с тех пор, как я его носил. Когда мой дедушка сбежал с небес, он передал его мне после совершеннолетия. – Я заметила пару гранатомётов в углу комнаты. – Что случилось с твоим глазом? Подожди-подожди, не говори мне. Кто-то пытался прострелить тебе башку и промахнулся?

– Флэйр? – Спросила я.

Жеребец рассмеялся, встал на дыбы и застыл, словно ожидая, что я подсознательно запомню эту картину. Да, это был Флэйр.

– Тебе потребовалось слишком много времени, чтобы это понять. Не могу сказать, что удивлён. Это я, Флэйр. Мы договорились встретиться здесь после того, как я отстану от Кёрли Фриза и группы стальнокрупых.

Что-то не укладывалось в моих воспоминаниях. Кажется, Флэйр прилетел на Вертибаке, но насколько я знаю, он не вернулся в Анклав. По прибытию в Дайс, он сказал, что сможет присоединиться примерно через неделю... Как давно это было. Хах. Но даже если он и присоединился к Оставшимся, то почему не вернулся к ним навсегда? И зачем притащил эту летающую... Штуку?

– И...

– Думаю, ты должна знать, что Оставшиеся были наняты Хаусом, чтобы вернуть тебя после завершения миссии. – Я знала Флэйра достаточно хорошо, чтобы понимать, что он сейчас ухмыляется. – Учитывая то, что я видел снаружи, думаю, ты закончила. У тебя ведь всё быстро получилось завершить, правда? – Нет. Это не так. Очевидно, начать войну так же легко, как стрелять в жеребёнка. Пост Хэйст, напомнила я себе. Важно запомнить его имя.

– Что случилось… – Мой голос стал скрипучим.

– Забавно. Я собирался спросить тебя то же самое… – Он качнул скорпионьим хвостом. – Не то, чтобы ты наверняка знала... Из того, что я слышал, обе стороны говорят только о втором выстреле. Бились до тех пор, пока Надзор Селестии не отступил. Затем, по словам Агны, наёмники из Стальных Копыт разорвали свой контракт с Райчоус Сонг, заставив их культ вернуться в Дайс, рискуя быть убитыми в неизбежной контратаке зебр. Поздравляю. Что бы ты ни сделала, это заставило обе стороны оставить друг друга в покое. – Но какой ценой? Я не чувствовала победы. – Выше нос. Они всё равно собирались воевать, несмотря ни на что. А ты всего лишь заставила их начать эту войну чуточку раньше.

Может, он был прав, но я не смогу забыть, как горел Пост Хэйст. Если бы конфликт перешёл в перестрелку без моего участия, жеребёнок остался бы жив.

– Прекрасно. Я торжественно вернулся за своими спутниками для того, чтобы застать их в депрессии. – Он покачал головой и, использовав передние копыта, снял шлем. Да, под бронёй был определённо Флэйр. И его внешний вид сейчас кардинально отличался от того, что был при нашей первой встрече.

– Серенити… – Точно. Последний раз, когда я видела её, она наблюдала, как я убиваю жеребёнка. Сука. Она будет ненавидеть меня... Я знаю, это то, чего я добивалась! Но мне не стало от этого легче! Она должна была ненавидеть меня, должна была понять, как не нужно себя вести, но, всё же, это больно.

– Когда я видел её в последний раз, она сидела и заменяла хвост Скутаборга проводами. – Что ж, это не так уж плохо. Я скатилась с кровати (О, кстати, я лежала. Думаю, это важно.) и направилась к выходу. – Серьезно? Ты уходишь. Забыв про меня. Кошмар. Не хочешь спросить, например, что случилось? Или! Где ты находишься?

Заткнись уже, Серенити важнее.

Более того, осмотрев комнату, я поняла, что нахожусь в центральном здании Каркхуфа. Это могло означать только то, что в этой войне было достаточно много выживших, раз медики смогли оказать мне медицинскую помощь, и они наверняка подумали, что я была на их стороне (из-за моих действий). Какие же они глупые, раз не понимали, что произошло.

– Да ну нафиг. – Флэйр устало вздохнул и последовал за мной по коридору. Похоже, я стала умнее, потому что смогла понять, на каком мы этаже. Один из гобеленов, висящих на стене, был разорван, а это означало, что именно из него была сделана моя глазная повязка, и соответственно мы находимся на третьем этаже. В конце холла стояла маленькая зебра и смотрела на меня, вытаращив глаза, после чего убежала за угол.

Мы не сделали и двух шагов, как вдруг из комнаты сбоку вышел Хай Стэйкс. Стоп, он улыбался мне? Это было ненормально. – Вижу, ты заставил её встать. – Эй! Не делай вид, будто меня тут нет.

– Она большая соня. – Сказал, пожав плечами, Флэйр. – Может быть это имеет какое-то отношение к частичной потери зрения. Я слышал, что это избавляет от лишней энергии. – Поговори мне тут. То, что я видела лишь половину реальности никак не помогало мне. Это будет огромным шилом в моей заднице во время битвы..

– Мистер Хаус будет рад видеть тебя, как можно скорее. Когда закончишь с... Чем бы ты там ни занималась, нам нужно будет уйти: неразумно заставлять его ждать. – Какая разница? После того, как я выполнила для него эту работу, я не собираюсь делать для него что-то ещё. – Но сначала я должен спросить, что ты делала, когда послала меня на...

– Отвали. – Я прошла мимо, толкнув его в стену.

Я слышала, как Флэйр позади меня сказал. – Не обращай внимание. Она бывает грубой по утрам... И днём. Вечером тоже. А, и лучше не говорить с ней ночью. – Аргх, напомните мне, почему я вообще скучала по Флэйру? Определённо не из-за его остроумия. Ненавижу его шуточки.

Я добралась до конца коридора, прежде чем поняла, что не знаю, где находится Серенити. Это стало бы проблемой, если бы я не имела невероятной способности различать магию. Ну... Типа того. Я просто ощущала покалывание в моём плече, которое позволяло понять, что магия была близко (вернее, специфичная магия Серенити), и я на верном пути. Вторая дверь направо — и вот она.

Я нашла её, сидящей в комнате, из которой я застрелила Пост Хэйста, сидящей на тех же самых коробках, на которых я заставила её сидеть и наблюдать. Я даже не была уверена, знает ли она. Серенити прислонилась к окну, глядя на лучи солнца, скользящие по хвосту Скутаборга (я должна отметить, что её обычный хвост был заменён пучком проводов). На секунду я подумала, что она не слышала, как я вошла.

– Зачем? – Спросила она, не оборачиваясь. Может, она боялась посмотреть на меня, но даже если это так, то я не могу винить её. После того, как я потеряла ухо, глаз и даже душу, я больше не была такой впечатляющей. – Зачем ты… – Она замолчала. Не нужно быть яйцеголовой, чтобы понять, что она заплакала. Это было именно то, чего я старалась избежать...

– Я… – Целилась не в жеребёнка, хотела я сказать. Но промолчала. Я бы соврала, сказав, что не думала, что жеребята умрут во время битвы. Может, это всё таки было правильным решением, показать ей, как я его застрелила, показав, кто я на самом деле. – Прости.

– Ты ужасна.

Это так.

– Ты монстр.

Я не могла не согласиться с этим.

– Я ненавижу тебя.

 Правильно.

– Уходи.

Я развернулась и ушла.

Миссия выполнена. Это ведь то, чего я добивалась, не так ли? Я хотела, чтобы она ненавидела меня, боялась меня, считала меня монстром. Она должна была видеть меня такой, какой я была на самом деле. Как ещё я могла заставить её не идеализировать меня? Как ещё я могла подтолкнуть её к тому, чтобы стать лучше? Но, если всё идёт по плану... Почему я не могу перестать плакать?


– Вы уверены, что мы больше ничем не можем вам помочь? – Спросила Агна, старейшина зебр, покидая центральное здание вместе с нами. Серенити тоже вышла, хотя и старалась держаться поодаль от меня.

– Нет...Вы сделали достаточно. – Я сделала достаточно. Из пяти домов валил дым, а ещё три из них были сожжены настолько, что жить в них уже не представлялось возможным. Воздух пропитался запахом смерти и дымом, было трудно дышать. На стоянке в центре города находился Вертибак и пять охранявших его пегасов в чёрной броне. По всему городу туда-сюда мелькали зебры, растаскивая трупы, укрепляя повреждённые здания, разбирая обломки. Зебры держались на расстоянии от пегасов, да и те не спешили приближаться.

– Вы уверены? – Старая зебра выглядела искренней и полной энтузиазма. Огромный прогресс, учитывая, как она отнеслась к нам изначально. – Я видела тебя там... Если бы ты не убедила эту мразь уйти… –  Она действительно думала, что это моя заслуга? Райчоус сама сделала выбор, а всё, что делала я — просто смотрела. Это даже не было моим планом. Я собиралась просто застрелить её, пока она не заставила их сдаться или отступить.

– Нет… – Краем глаза я увидела двух зебр, уносящих труп. – Ничего такого... Ничего.

– Ты уверена, что не хочешь зелье? Это зебринский секрет, но за то... Что ты сделала...

– НЕТ! – Я быстро закрыла рот и отвернулась. Я не должна была кричать. Я зарычала настолько тихо, насколько могла. – Прости. Я отказываюсь. Это был долгий день. – Я посмотрела на заходящее солнце. Долгий день... Неужели всё это был только один день? Он казался таким... Длинным. – Так много погибло сегодня...

Кобыла перевела взгляд в пол, но кивнула.

– Они отправились к предкам. Мы потеряли многих, но нам это не ново. Мы выживем, всегда выживали. – Она выглядела усталой. – Но... Если вам нужно, то продолжайте свой путь. Некоторые представители моего рода не очень любят пони... Не трудно догадаться почему. – И то правда.

– Мы пойдём... Простите.

– Это не твоя вина, дитя. – Я открыла рот, чтобы что-то сказать, но слова отказались выходить. Поэтому я просто прошла мимо, направляясь к Вертибаку. Флэйр подлетел ко мне, одарив суровым взглядом из-под шлема.

– А Вы ГОТОВЫ К полету?! –  Хм. Было что-то странное в его голосе. Я списала это на шлем. – ПОТОМУ, что в прошлый РАЗ... Ты чуть не ОБМОЧИЛАСЬ, а Эта поездка БУДЕТ долгой... ТЕБЕ бы ПОМЫТЬСЯ… – Я заткнула его и шагнула в летающую машину. Я солгу, если скажу, что совсем не нервничала. И, возможно, дрожала. Немного.

В вертибаке ожидал ещё один бледно-жёлтый пегас с полностью белой гривой и кьютимаркой в виде двух облаков.

– Хайред Ган, я полагаю. – Сказал он командным тоном. – Я Скай Фолл, капитан Флэйр вызвался поддерживать полёт, поэтому я буду сопровождать вас по дороге в Дайс.

– Стоп... Эта штука работает на пегасах? – Пегас единожды кивнул. – Это выглядит... По-меньшей мере, странно.

– Поверьте, не стоит пытаться разобраться в довоенных технологиях. Чаще всего ответ приносит ещё больше вопросов. – Верно. Без разницы. Он, должно быть, видел, как я нервно осматриваюсь. – Не волнуйся, мы в безопасности. Эта машина сама не упадёт, а если это всё-таки произойдет, несущий пегас сможет спланировать к земле. – Если нас не будут атаковать, но кому это нужно?

Ну, для начала, Стальные Рейнджеры. Молли и её банда, если, конечно, она пережила тот взрыв (что, вероятно, и произошло, раз она послала за мной убийц). Не говоря уже о бабуле Тротил, если она поняла, что я присоединилась к ней, чтобы убить Роя... Три фракции — не так уж плохо. Во всяком случае, я могу преувеличивать свою репутацию, так или иначе, мне было приятно думать, что многие пони хотят моей смерти, пусть это и не совсем так.

– Верно. – Я заняла одно из мест, когда вслед за мной зашли Хай Стэйкс и Серенити. По непонятным мне причинам Хай, не торопясь, взглянул на Скай Фолла, прежде чем сесть, как можно дальше от него. Серенити села рядом со мной, но достаточно далеко, чтобы я поняла, что она не нуждается в моей близости. Она даже не оглядела окружение, просто угрюмо смотрела на Скутаборга.

Итак. Это был самый неловкий полёт в истории Оставшихся.

Затем Вертибак дёрнулся на месте. И в этот же момент, я почувствовала, что меня сейчас вырвет. Несколько секунд спустя машина начала набирать скорость. Мы взлетели. Сука, мы летим. Высоко в небе. От падения с высоты в несколько тысяч футов меня удерживали куски металла и несколько незнакомых мне пегасов. Я ненавижу летать.

Сильно.


Не думай об этом. Не думай об этом. Не думай об этом. Не думай об этом. Не думай об этом.

– Не будь занудой. – Усмехнулась Серенити. Как бы мне не нравилось то, как я поступила с ней, к сожалению, это было правильным поступком. Она даже не потрудилась взглянуть на меня. Думаю, ей стало легче.

– Ваша дочь выглядит расстроенной, мисс Ган. – Сказал Скай Фолл, после того как вежливо кашлянул в копыто. Никто из нас не разговаривал после того, как мы покинули Каркхуф, и я видела, что он хотел прервать это неловкое молчание.

– Она не моя мама. – Я вздрогнула. Этот удар оказался для меня самым сильным после того, как я покинула Бридл Хоуп. Это не имеет смысла! Это то, чего я хотела. Я хотела, чтобы она ненавидела меня, верно? Ради этого и было всё задумано. Я не могла быть её матерью, я действительно не готова к этому. Только не снова. Так почему я жалела себя, когда она меня отвергла? Неужели я действительно хотела, чтобы она считала меня своей матерью, но сама при этом не считала её своей дочерью? Грёбаная эгоистка. Я ещё ужаснее, чем могла себе представить.

– Так... Мисс Ган, откуда? – Спросил Скай Фолл. Я заметила, что из нас троих он сидел так, будто был вырезан из камня.

– Север.

– А можно уточнить? – Он показал мне свою самую доброжелательную улыбку.

– Нет. – Он тупо взглянул на меня. Верно. Я думаю, что говорить с загадочным пегасом лучше, чем молча сидеть и размышлять о том, как этот Вертибак может упасть на землю и убить меня. – Кто... Кто ты?

– Ааа, я надеялся, что ты спросишь. Я — полковник Скай Фолл. Второй пони в командовании Великого Анклава Пегасов.

– В командовании Оставшихся. – Поправил его Хай Стэйкс. Он казался не очень-то приветливым со Скай Фоллом. – Вы не получили письмо? Великий Анклав Пегасов пал. Небеса очищены, армия пала, благодаря Дарительнице Света, а ваш маленький кусочек Анклава — следующий. Вы всего лишь гной, который уже шестнадцать лет, вместо того, чтобы просто исчезнуть, продолжает отстаивать интересы давно мёртвых пони. В Пустоши стало бы гораздо спокойнее, если бы вы сложили оружие. – Может, я делаю поспешные выводы, но.. Мне кажется, Хай Стэйксу не понравился Скай Фолл.

– Я тебя знаю? – Скай Фолл совершенно не отреагировал на словесный натиск. Это выглядело довольно жутко.

– Нет, но я знаю тебя. – Это был день загадочных ответов. Первый пони, набравший пятнадцать таких, побеждает! До сих пор я давала всем фору в 4 очка, но Хай Стэйкс быстро нагонял счёт.

– Я оскорбил тебя? Твою семью? Твои... Очки? – Будто по команде, очки зловеще блеснули. Хай Стэйкс, казалось, был не готов отвечать на подобный вопрос, что для него было довольно странно. Для его характера в принципе. Хотя, я понятия не имела, каков был его характер. В любом случае, это делало полёт ещё более неудобным, чем мне хотелось.

Самое время пересчитать пони, чтобы убедиться, что мы никого не потеряли. Итак, у нас есть: одна супер злая кобылка, один пегас с каменным лицом, один злой единорог и одна земнопони (которая совершенно не боится высоты). Охрененно. Просто охрененно. Не спасало ситуацию и то, что в течении всего полёта нам пришлось молча пялиться друг на друга.

Я ненавидела летать.

– Так... Ты полковник? – Спросила я, чтобы спасти ситуацию. Скай Фолл кивнул, загадочно улыбаясь. – В таком случае, зачем идти на случайный контракт?

– Чтобы увидеть тебя, конечно же. – Отлично, это то, что я хотела услышать. – Вы вызвали настоящий переполох, убив Роя, и я хотел посмотреть на эту удивительную пони. – Убийство пони не такой уж выдающийся поступок. Хотя, я полагаю, нужно быть очень хитрым, чтобы убить кого-то, типа Роя. – И Наблюдатели, казалось, очень волновались о вашем... Состоянии. – Я подняла бровь. – Звёздный металл, конечно. – Разумеется, как я могла забыть. – Кажется, Каледонские военные проводили с ним много опытов до падения бомб, очень интересный материал. – Не сомневаюсь. – Но побочным эффектом этих экспериментов стало то, что теперь его части разбросаны по всей Пустоши Дайса. Даже небольшая царапина может убить пони, но вы, очевидно, живы. По мнению Наблюдателей, это была комбинация тупой удачи и количества. – Я не была бы так уверена в "удаче", но "тупой" — явно про меня.

– Иии..?

– И мне стало любопытно. Положение обязывает меня узнавать, с какой угрозой могут столкнуться мои подчинённые. Это в моих же интересах. Звёздный металл не представляет большой опасности из-за своей редкости и высокой стоимости, но он достаточно опасен, чтобы вызывать беспокойство. – Жеребец улыбнулся мне. Его зубы были идеально белыми. Почему-то это заставило меня его ненавидеть. Либо я  просто была в плохом расположении духа.

– Так я просто... Образец? – Я, честно говоря, не понимала, что в этом такого. Думаю, это ни для кого не сюрприз.

– Да. – Ну, по крайней мере, он был честен. – Ты удивительно здорова для того, кто должен умирать.

Я умирала? Мне так не кажется. Я не чувствую, что умираю. Это одна из тех вещей, которую я бы точно заметила.

– Умирает? – С сочувствием в голосе спросила Серенити. Даже Хай Стэйкс имел любезность выглядеть потрясённым этим внезапным заявлением.

– Согласно всем исследованиям, которые я провел, звездный металл — это...

– Я не умираю. – Возмутилась я, и бросила на него свой взгляд. У него были зелёные глаза, а я такие ненавидела. Они всегда заставляли меня чувствовать себя некомфортно. – Не знаю, в какие игры ты сейчас играешь, но я не умираю. Прекрати… Так пялиться. Я не знаю, зачем ты пришёл. Это не имеет значения. Я не твоя лабораторная крыса. И я не умру. Не в ближайшее время. Что бы ты ни задумал, прекрати это немедленно.

Он никак не отреагировал на мою речь; лишь печально улыбнулся.

Именно в этот момент, Вертибак во что-то врезался. Мой серьёзный взгляд исчез из-за секундной паники, потому что мне показалось, что мы сейчас упадём. Спустя несколько секунд, дверь открылась, и я увидела одетого в чёрную броню пегаса.

– Вот мы и здесь. Надеюсь, что это было не слишком скучно. – Пегас демонстративно обнюхал внутреннюю часть Вертибака. – Неплохо пахнет... Мне кажется, Хайред в этот раз не так сильно испугалась. – Я предположила, что это был Флэйр. И оказалась права. Ну что за урод.

Я вышла вслед за ним из Вертибака и оказалась на крыше. Стоя на краю я могла видеть некие намёки на здания и улицы далеко внизу. Вдали я заметила три бочкообразных строения Эль Хауса, а прямо через улицу от нас возвышалась башня казино Клип'н'Клоп. Даже учитывая, насколько высоко я стояла, огромное здание уходило дальше вверх, а голова пони на вершине выглядела впечатляющей и пугающей одновременно. Как мог кто-нибудь построить нечто настолько высокое?

Итак, я снова здесь. Дайс. Разве ещё недавно я не пыталась всеми силами сбежать из этого грёбаного города? Так какого чёрта я снова здесь? Это место взяло все мои мечты, пережевало их, выплюнуло, а затем помочилось на них. Это был отвратительный, убогий город, и всё это казалось для меня ещё более отвратительно, потому что город являлся и самым безопасным на Пустоши, и именно благодаря ему я носила в своих седельных сумках 6000 крышек. Я ненавидела Дайс, но он обогатил меня. Казалось, что все дороги ведут в Дайс. Поэтому мне пришлось привыкнуть к этому.

– Молли, Бабуля Тротил, Рой Мустанг, Мэйхем, Клин Кат, Фотофиниш, Старейшина Чанки Соуп, Райчоус Сонг, Скай Фолл, а теперь и Мистер Хаус. – Я повернулась к Флэйру, который снял свой анклавовский шлем. – Я жил в этом городе с самого детства, но до того, как встретил тебя, я видел только трёх пони из этого списка. Для той, кто постоянно твердит, что не любит говорить, это впечатляюще. В чём твой секрет, Хайред?

– Алкоголь. – Сухо сказала я. – И сила. – Он поднял бровь. – Что ж. Я вижу это. Пони думают, что они умные. При этом, у умных, как правило, есть глупые, чтобы выполнять их приказы. А я хороший тупой мускул.

– Уверен, что Рой Мустанг согласился бы с этим. – Сказал Флэйр.

Я опробовала одну из тех загадочных ухмылок, которые были настолько популярны — “Именно”.

– Ты реально убила его? Прости меня за сомнения, я уже слышал об этом много раз и... – Воу! Что за?! Я повернула голову и увидела, как Хай подошёл ко мне сбоку. Точно... Я же теперь видела только половину всего, что видела раньше. К этому довольно тяжело привыкнуть. Но могло быть и хуже. У меня же оставалось ещё большинство конечностей. Это не может не радовать.

– Да, она убила его. Я лично видел, это было круто. Хотя, было бы неплохо, если бы она заранее посвятила нас в свой план. – Я повернулась и увидела Флэйра, парящего вниз головой и усмехающегося надо мной. Я бы улыбнулась, если бы не увидела Серенити, которая всё ещё молчала и выглядела мрачно.

– Давайте просто пойдём. – Что-то розовое пронеслось мимо нас и остановилось на тёмной стороне крыши. В конце концов, мы собрались поговорить, по-настоящему, и мой живот уже крутило в предвкушении.

– Оу. – Сказал голос сзади меня. Здесь столько пони! Я вспомнила время, когда была спокойной и не такой нервной.

Я повернулась, чтобы увидеть, как Скай Фолл махал мне, а Вертибак начал подниматься. – Позаботьтесь о капитане Флэйре для меня, и постарайтесь не умереть раньше времени. – Я ненавижу тебя. Я ненавижу тебя. Я ненавижу тебя. Кроме того, оказывается, что я не могу взрывать головы пони силой мысли.


– Старскрим, верно? – Спросила я.

Красный жеребец с лазурной гривой улыбнулся мне и сказал.

– Что-то не так? – Он немного расправил свои роботизированные крылья. – Это потому, что я аликорн? – На самом деле, он им не был. Я имею в виду, что было довольно круто, что он был единорогом, которому поставили кибернетические крылья, но это не делало его аликорном. Я встретила его однажды, сразу после того, как убила Роя. У нас не было шанса поговорить, так как мне нужно было срочно спасаться бегством, но я знала, что он работал на мистера Хауса. Честно говоря, я была немного удивлена, увидев его здесь. – Оу, Хай Стэйкс, вы вернулись. Возможно, вы пересмотрели предложение мистера Хауса?

– Вероятно, нет. Я ценю его предложение, но моё тело мне нравится таким, какое оно есть. – Стэйкс покачал головой. – И нет, я не прислушался к Надзору Селестии, я просто хочу сохранить своё тело. – Старскрим явно хотел упомянуть о Надзоре, но Хай опередил его. – Я знаю, что колоссальных изменений не будет. Хвост, глаз или укреплённая кожа, но мне это не интересно.

– Ах, ну, стоило попытаться. Мистер Хаус очень заинтересован в вашем большом таланте. – Старскрим повернулся ко мне. – И в твоём. Мне кажется, вы успели попасть в серьёзную передрягу с нашей последней встречи. Вы даже потеряли глаз. – Я слабо улыбнулась. – Ваших аугментаций вполне достаточно, чтобы стать Хизаем, но мы можем сделать вам новый глаз. Если Хаус согласится, и вы примете его предложение.

– Что? – Флэйр ухмыльнулся. – Разве мы не собираемся об этом поговорить более подробно? Может, обсудим? Похоже, что нам нужно будет что-то делать. Я хорошо разбираюсь в сдел…

– Капитан Флэйр, да? Тебе повезло, что Мистер Хаус позволяет такой анклавовской крысе, как ты, присутствовать здесь. Он может и согласится воспользоваться вашими услугами, но при этом он прекрасно понимает, кто вы на самом деле... И про ваших родственников он тоже знает. – Старскрим сказал это таким милым голосом, что я не обратила внимания на саму суть его слов. Это был редкий талант. – Но я могу заверить вас, что никакой сделки не будет. Хаус просто скажет, что от вас требуется, и вы либо согласитесь, либо нет. Он не ведёт переговоры. Если он окажется достаточно щедр, то даст вам время подумать. – Кибер-аликорн продолжал улыбаться. – И кстати, мисс Хайред, вам должно быть понятно, что любое предложение, которое сделает Мистер Хаус, будет адресовано только вам, а не вашим напарникам и особенно не этой анклавовской крысе.

– Можем ли мы войти? Здесь холодно. – Спросила я. Полагаю, что должна упомянуть, что мы всё ещё стояли на крыше Отеля-казино и чего-то там ещё "Чёрная Саламандра". Казалось, что, с тех пор, как облака рассеялись, ночи стали холоднее. Я винила в этом магию.

– Оу... – Сказал Старскрим из открытого дверного проёма. – Вам сюда. – Именно в этот момент я поняла, что веду Серенити в то, что можно считать кибернетическим раем, а она даже никак не реагировала на это. Кобылка просто смотрела в пол. Это было... Депрессивно. Как и всё остальное, что произошло сегодня. Я прямо таки образец для подражания.

Казино, отель, больница… С этого момента, я буду называть это просто ЧС, потому что название данного места слишком длинное. По крайней мере, в ЧС было хорошее освещение, и там было чисто. Другие казино тоже были достаточно хорошо освещены, но, похоже, мистер Хаус был одержим именно постоянным освещением. Думаю, что это очередной выебон — так же как и то, что он работает только с киборгами.

Фактический стиль ЧС оставлял желать лучшего. Там было неплохо, но не было никакой изюминки. Луна была тёмным и грязным притоном (что ожидаемо), Эль Хаус был наполнен развратом, а Клип'н'Клопс накормил меня пирогами. Но когда я шла по залам ЧС, меня ничего не цепляло. Может, так и было задумано; ЧС выглядел бледным и стерильным.

Очевидно, что я должна была получить кьютимарку, связанную с декорацией отелей, ведь я так хорошо умею их анализировать.

Старскрим, в конечном счёте, привёл нас к тому, что могло быть только комнатой для встреч Мистера Хауса (я, конечно же, надела свои очки перед тем, как войти. Всегда приятно производить хорошее впечатление на пони). Я была уверена, что это она. Огромная полукруглая комната, в которой вместо стены было одно гигантское окно с открывающимся на Дайс видом. Прямо над терминалами висел гигантский монитор, который выглядел в десять раз больше, чем это было необходимо. Остальная часть комнаты, однако, также казалась довольно интересной. Дорогие диваны, лампы и то, что напоминало дверь, скорее всего, ведущую в спальню. Хотя, это было только предположение. С точки зрения экстравагантности, она немного отставала от пентхауса Роя, но была на голову выше офисов других лидеров банд, с которыми я встречалась.

– Привет. – Сказал компьютер.

Секундочку... Я шагнула вперёд, оставив своих напарников позади (Старскрим стоял у двери, Хай Стэйкс слева от меня, Флэйр справа, а Серенити далеко позади, мрачно глядя на Скутаборга), и посмотрела на экран терминала.

На нём было изображение стильного жеребца с усами "карандаш". По какой-то причине, которую я не могла объяснить, на экране были помехи, а голос — нечётким. Можно подумать, будто он обновлялся.

– Я мистер Хаус. Я жд…

– Это что за дерьмо?! – Я повернула свой испуганный взгляд к Серенити, пришедшей в ярость, чтобы увидеть, как она всматривается в изображение. – Ты не можешь говорить с нами с экрана! Ты хоть представляешь, через что мы прошли, чтобы выполнить твою тупую работу? Говори с нами лицом к лицу, дурак!

– Хех. Ты умная кобылка. – Компьютер засмеялся? – Большинство даже не думает об этом. Да, я покажу себя.

Значит, он был не просто голосом или чем-то вроде того? Это было немного разочаровывающе. Дверь с правой стороны комнаты распахнулась. Если вы догадались, что он прятался именно там, то возьмите себе печеньку.

Мистер Хаус вышел из двери. Он выглядел совсем не так, как я ожидала. Хаус был обычным, невысоким, земнопони в стильном костюме и шляпе. Удивительно, но у него не было никаких кибернетических аугментаций. Учитывая его стремление сделать всех своих сотрудников киборгами, я почувствовала себя обманутой. Ой. И он был гулем. Это был самый простой способ выжить в течение 200 лет.

– Я... – Сказал он, порысив перед гигантским экраном своего терминала. – ...Мистер Хаус. – Он дал нам насмешливый поклон. – А ты — Хайред Ган. Можешь не представляться, я и так знаю о тебе всё. Да. Не каждый день киборг приходит в Дайс и убивает лидера банды, и, позволь мне сказать, ты — ужасна. – Я ... Что? – Ты навела тут такой беспорядок. Убийство Роя хоть и было неплохой идеей, но реализация была настолько плохой, что любой пони, у которого есть хоть какие-то связи, без проблем узнал, кто это сделал. Пойми. Десятки лучших наёмников с Пустошей приходят в Дайс каждый год, но и половина из них не получает такого шанса, как ты.

– Я нанимаю тебя, не потому, что ты особенная, я нанимаю тебя не из-за звёздного металла, который отравляет тебя всё сильнее и сильнее с каждым днём. Это не имеет для меня никакого значения. Я нанимаю тебя, не потому, что ты умная, талантливая или хороша в своей работе. Я нанимаю тебя потому, что, хорошо это или плохо, ты стала известной в моём городе. И, что более важно, ты — киборг. Я контролирую всех киборгов в этом городе, и мне не нравятся киборги, которые портят репутацию моей индустрии. Именно поэтому я планирую нанять тебя. Надеюсь, ты согласишься; я могу научить тебя, как не проебаться с убийством.

Он ходил во время своей речи, и было трудно стоять прямо, когда он критиковал меня. Хаус явно был ответственным пони. Оу, и он продолжал. Говорить.

– С другой стороны, я наслаждался тем, как ты разрушила все планы Молли за пару движений. Она, простите меня, та ещё задница, и у меня были планы остановить её, пока всё не зашло слишком далеко, но затем... Я увидел, как ты убрала её сама. Чёрт, это было шикарно. Я предполагаю, что она, должно быть, оскорбила тебя или кого-то для тебя важного, раз ты так сильно отклонилась от первоначального плана — испортить её планы и обвинить в смерти Роя. – Хаус усмехнулся своими пятнистыми жёлтыми зубами. Это было интересно. В отличие от других гулей, которых я знала, его голос не чувствовался хрипящим и грубым. Может быть, у него был кибернетический синтезатор голоса? – Теперь, когда с делами покончено... Хай Стэйкс, ваш отчёт.

– Так точно. – Краем глаза я заметила, как он выпрямился. – Что ж, похоже, что она не очень умная. – Ура! Прекрасный отзыв! – Тем не менее, она честная. Из того, что я увидел, и из отчётов, которые собрал, она очень и очень принципиальная, когда дело доходит до контракта. Отсутствие навыков планирования компенсируется силой, которая, время от времени, пугает.

– А жеребёнок?

– Ответственность. – Добавил он. – Хоть и небольшая. Очень мало пони смогли выжить после того, как стали угрожать кобылке.

Мистер Хаус, казалось, не был впечатлён. Но мне было всё равно.

– Ваша рекомендация?

– Важные, но не критические, миссии. Предпочтительно, за пределами города, где вы можете отключить её, если она слетит с катушек, и где она может вызвать, как можно больше резни. – Мистер Хаус долго молча размышлял, поэтому Хай Стэйкс продолжил. – Она, как вы могли догадаться, не подходит для внедрения и разведки.

Эта часть меня смутила. Если бы Хаус нанимал всех киборгов, то предполагалось, что на него работают ВСЕ киборги, так как они могли шпионить? Через несколько минут я поняла, что не вся кибернетика была такой же очевидной, как металлическая нога. Это может быть замена органов, подкожная броня, возможно, имплантат внутреннего уха? Мне нужно спросить Серенити... О, погодите, она меня ненавидит. Сука.

– Хотя... – Ох, оказывается Хай Стэйкс всё ещё говорил. Все эти важные пони. Говорят и говорят, пока язык не отвалится. – Я бы не поставил её в качестве охраны. Она сильная, но не очень умная и склонна к депрессии. – Я не... Никто ведь в это не поверит, верно? – В то же время, если вы хотите, чтобы кто-то умер, неважно как, отправляйте её, и они умрут в мучениях. Этого достаточно? – Хаус кивнул. – Теперь, могу я спросить, почему вы сказали мне подготовить этот отчёт, а не, скажем, кому-то из Хизаев?

Мистер Хаус усмехнулся.

– Я ценю ваш взгляд со стороны. – Он повернулся ко мне. – Итак, Хайред Ган, учитывая вашу блестящую рекомендацию, я сделаю вам предложение. Пятьсот крышек в месяц, плюс расходы. Конечно, это включает в себя комнату в "Чёрной Саламандре", а также все блюда, которые вы будете есть, оставаясь здесь. Но вам придётся платить, если вы захотите поиграть в казино. Старскрим составит официальный контракт. Очевидно, что подписав его, вы не сможете принимать контракты, которые будут идти в разрез с моими интересами.

– Стоп. – Сказала я. Он остановился. Хаус закрыл рот и посмотрел на меня так, будто хотел прожечь во мне дыру. – Почему я должна согласиться на это? – Именно. Мне были интересны подробности перед тем, как слепо согласиться на такое. Каркхуф научил меня, что, возможно, я должна сначала задавать вопросы и только потом рисковать жизнью ради миссии. Не подумайте лишнего, я всё равно буду выполнять контракт, чего бы мне это ни стоило, я просто решила сначала узнать подробности, а потом согласиться.

– Почему? Может, потому, что ты отвергла предложение каждой крупной банды, и теперь они скорее убьют тебя, чем будут иметь с тобой дело? Или потому, что, кроме меня, у тебя на выбор останется военная форма, платье или докторский халат? – Он поправил шляпу. – Или, может, что-то более конкретное? Ты хочешь услышать от меня клишированный злодейский монолог?

Я кивнула.

– Ну, ты хотя бы честна со мной. Ты хочешь работать со мной, потому что только я могу руководить Дайсом. Война близко, и в этом нет сомнений. И когда она придёт, то будет невероятно жестокой и яростной. Такой, какую мир не видел уже 200 лет. Как ты думаешь, что в таком случае случится с Дайсом? Мы раздроблены и слабы. Мы — последний город, крепость, которая может возродить Старую Каледонию, бывшую образцом инженерного развития и вершиной экономики предприятий. Но когда армия подойдёт к нашему порогу, только представь, при нашей раздробленности... Будет ли у нас шанс? В Дайсе воцарится либо закон какого-то тирана, либо закон "пули". Нам нужно объединиться, и только я могу сделать это. Другие банды держатся за счёт силы и количества, но только я выше этого. Я превратил кибернетику в форму искусства и стал заниматься не только бизнесом, но и тем, что должно сопутствовать любому бизнесу — конкуренцией. Только я и моя группа смогли уцелеть в течение этих двухсот лет во всей борьбы и войны банд. Я планирую управлять Дайсом и сделать его центром индустриального прогресса. Не пойми меня неправильно, я не нуждаюсь в тебе, но... Я предлагаю тебе шанс сделать свою жизнь и жизнь своих близких лучше. Тем не менее, я уверен, что это сложное решение. Если хочешь, я могу дать тебе два дня на раздумье. У меня есть комната, подготовленная специально для тебя. Если ты решишь отказаться, то не будет никаких последствий, но если ты согласишься, я могу заверить, что это того стоит. Я очень влиятелен и в состоянии объявить награду за твою голову. – Я сглотнула, когда он улыбнулся мне и ушёл. Итак, это был Мистер Хаус. Когда вы предлагаете ему устроить злодейский монолог, он реально выкладывается на 120 процентов.


Я забираю его обратно.

ЧС была не такой простой, как показалось сначала. Ну, моя комната точно не была. Мне дали огромный люкс с тремя отдельными спальнями, гостиной, кухней и двумя ванными комнатами. Я знаю! Я могла бы поместить в этом номере, наверное, десять таких домов, каким был мой в Мэйрфорте. Кровати были огромными даже для меня, а одеяла пахли чистотой! Такое чувство, будто они были совсем новыми. Я думала, что это всё были галлюцинации. Чёрт. Я знала, что это было "совсем не манипулирование" от Мистера Хауса, но... Блин!

– Что это? – Спросила я. В углу гостиной была большая коробка, с прикреплённым к ней письмом.

– Оу. – Старскрим улыбнулся и хлопнул металлическими крыльями. – Кажется, какой-то пони с запада отправил её вам. Мэйхем был очень зол, что ему пришлось возиться с твоей почтой. – Почтой? Что, серьёзно?

Я подошла к коробке и открыла письмо.

– Давай посмотрим... Дорогая Хайред Ган. Во-первых, "Хайред Ган"? Я в тысяче километров от тебя, и даже я знаю, что это ненастоящее имя. – Оуч, кажется, моё имя кого-то задело. – Бла-бла-бла, отказалась от работы. Оу. Пиво. Это хорошо... Кто, чёрт возьми, этот Кловер? – Я потрясла головой и выкинула письмо, а затем повернулась к Флэйру, который вошёл за мной в комнату. – Когда это я отказалась от работы?

Флэйр посмотрел на меня, прежде чем ответить.

– Когда ты потеряла ребро. – Ох, точно. Это болезненные воспоминания. – Какой-то идиот искал тебя, чтобы выполнить мутную работёнку в какой-то там пустыне. Я ему отказал.

– Правильно. Я должна тебе пиво. – Я взглянула на коробку. Не знаю, чем именно была эта "Золотая Арфа", но звучало изысканно. К сожалению, выпивке придётся подождать.

Флэйру и мне нужно было немного поговорить и желательно без лишних ушей.

Я оглядела комнату и с облегчением вздохнула. Серенити не обращала на нас внимания, Старскрим, казалось, исчез, а Хай Стэйкс, наверное, ушёл в свою комнату. В гостиной остались только я и Флэйр.

– Когда ты снова присоединился к Анклаву?

Его улыбка исчезла.

– Когда я..?

– Ты слышал вопрос. – Огрызнулась я. Это был паршивый день. Я устала, злилась и была подавлена. – Не отвечай. Дай мне угадать. С тех пор, как ты очистился благодаря мне, верно?

– Через четыре дня... – Он признался. Вот урод. Всего четыре дня с того момента, как я начала работать на Роя и даже до того, как я проникла в казино Молли. – Полагаю, что нет смысла лгать...

– Ты шпионил за мной… – Продолжила я.

– Конечно же шпионил! – Пегас рассмеялся, но он не выглядел весёлым. – Хайред! Знаешь, ты мне нравишься. Ничего личного, конечно. Ты забавная пони, и с тобой классно пить, а ещё ты спасла мою задницу. Чёрт, я бы назвал тебя другом, но семья у меня на первом месте. Скай Фолл сказал, что я могу очень скоро вернуться, если продолжу наблюдать за тобой... – Он поправил гриву. – На самом деле, это не личное. Это даже не твои действия, он просто хотел узнать какие-то глупые вещи. Во сколько ты просыпаешься, болеешь ли чем-нибудь, имеются ли побледнения на коже, признаки одержимости. Ну, знаешь, обычные штуки...

– Ты шпионил за мной! – Зарычала я.

– Мир не крутится вокруг тебя, Хайред. – Мягко ответил он. – Трудно поверить, правда? На самом деле, ты хорошая пони. Но если хоть на секунду подумала о том, что я предпочту бросить семью, дом и единственную жизнь, которую я знал, ради тебя, то ты намного глупее, чем я мог представить. Ты... Чёрт возьми, ты помогла мне избавиться от зависимости и дала шанс вернуть мою прежнюю жизнь, а теперь удивляешься, что я воспользовался этим шансом? Я не хотел этого делать, но какой у меня был выбор?

За мной шпионили. Мой друг шпионил за мной. Моя кобылка ненавидит меня. Меня не должно было это заботить. Было намного легче, когда я не волновалась. Всё шло не так именно тогда, когда всё должно было идти так. Нахер Флэйра. Нахер его скользкий характер. Нахер всё. Меня вообще не должны были волновать его проблемы, он всегда был ненадёжным. Почему я волнуюсь? Это ведь просто грёбаный Флэйр.

– Слушай, Хайред. Я обещаю, что не выдам никаких твоих секретов. То, что он хочет знать... Это не имеет смысла. Он всё ещё хочет, чтобы кто-то шпионил за тобой, и лучше, чтобы это был я, а не кто-то, кто следил бы за тобой с обл…

– Вали нахер! – Закричала я.

Он отскочил назад. Я не должна была кричать. Всё было слишком плохо, чтобы выдержать и не сорваться. Я ни на что не могла положиться, и всё продолжало ухудшаться. Я умирала, и никого это не волновало. Флэйр должен был уйти, потому что, если бы он не ушёл, я бы заткнула его навсегда.

– Я... – Он начал говорить, но опустил голову, его уши повисли. – Извини. – Пробормотал он, прежде чем повернуться и медленно выйти из моей комнаты. Бритвенный хвост его анклавовской брони качался взад-вперёд, а когда он выходил, то поцарапал им дверную раму. Он ушёл. И что теперь? Мне нужно бухло!

Поэтому я подошла к ящику Золотой Арфы и открыла его. Через несколько секунд первая бутылка была откупорена и готова к распитию. И перед тем, как капля попала мне в рот, краем глаза я увидела, что Серенити смотрит на меня. С тяжёлым вздохом я положила бутылку обратно.

Мне действительно не хотелось говорить с ней в тот момент.

– Зачем ты это сделала? – Тихо спросила кобылка. Это пугало и делало мне больно. Очень больно. – Зачем ты застрелила его?

– Я... – Я сжала зубы. – Потому что... Мне заплатили. – Это было никчёмным оправданием. Конечно, это было правдой, но всё равно... – Я целилась не в него. – Но он умер. Какая разница, в кого я целилась, если в итоге погибли жеребята? Я не могла отрицать это. – Я... Нет.

– Ты убила его! – Я вздрогнула. Маленькая кобылка снова заплакала. Конечно, она заплакала. Я была для неё кумиром. Кем-то, на кого она могла равняться, а теперь я забрала это у неё. Её кумир не мог даже оправдаться. Казалось, серые грустные глаза Серенити спрашивали: как я вообще могла хотеть, чтобы этот монстр был моей мамочкой?

– Я сделала это.

– ПОЧЕМУ?!

– Это был несчастный случай.

– Тебя это даже нисколько не волнует... – Если бы она только знала, насколько не права. – Я думала... Я думала, ты совсем другая! Ты должна была быть совсем другой! – Она всхлипнула. Я сделала это с ней. Показала ей себя такой, какой была на самом деле. Часть меня знала, что эта правда была для неё лучше, чем ложь, но... Остальная часть меня хотела покончить с собой за то, что я сделала ей больно. – Я... Ты спасла меня... Так как ты могла убить его?

– Я укусила уздечку, спустив курок, и отправила пулю в полет. Как? Легко. Убивать пони — легко, но жить с этим грузом на душе — тяжело. Я не хорошая пони... Ты должна была увидеть это. Ты заслужила лучшего...

– Но я хотела тебя! Ты не должна была убивать его! Ты не должна была браться за эту работу... Ты могла сказать "нет". Ты должна была сказать "нет". Ты обязана была сказать "нет"! Ты... Ты сделала это, только чтобы преподать мне урок! Это не... Несправедливо! – Нет... Несправедливо. Возможно, она была права... Возможно, я взяла эту работу только для того, чтобы показать, каким монстром я была. Почему-то это сделало меня ещё хуже. – Ты... Как...

Она всхлипнула и вытерла нос своим маленьким копытцем.

– Ты должна была стать моей мамой...

– Это всё, о чем ты беспокоишься? – Заткнись, Сильвер. Дай ей выговориться. Не злись. Остановись! Но слова продолжали идти сами по себе. – Ты сказала, что мне всё равно, но это тебе всё равно, кто я есть. Ты просто хотела своей защиты, и тебя нисколько не волновало моё мнение по этому поводу? Ты так сильно нуждаешься в "семье", что пытаешься создать её там, где её и быть не может, и когда поняла, что я не соответствую твоим идеалам, то ноешь и ноешь до тех пор, пока я не сделаю то, что ты хочешь. – Она была просто маленькой кобылкой, заткнись, Сильвер. Почему я просто не могла успокоиться. Это не важно... И теперь... – Ты пытаешься манипулировать мной с того момента, как я спасла тебя. Мне не всё равно, но ты пытаешься заставить меня взять ту ответственность, к которой я нихрена не готова. Это неправильно, и ты знаешь об этом. Я... Я не могу сделать это, Серенити! И от нытья проще не становится!

Я посмотрела на неё. Моё сознание плыло, а тело болело, и я была психически, физически и эмоционально истощена. Мне просто хотелось упасть и никогда не вставать. Однако, когда я посмотрела на её лицо, всё стало ещё хуже. Оно скривилось в такой гримасе, будто пыталось изобразить пятьдесят эмоций сразу. Она смотрела на меня и впервые видела того, кем я являлась на самом деле.

Монстра.

Поэтому, когда она начала рыдать и выбежала из комнаты, я не стала идти за ней. Я просто тупо уставилась на то место, где она только что стояла. Мой мозг пытался осмыслить то, что я ей сказала. Я попыталась понять, как она чувствует себя. Я действительно была монстром.

– Дорогая Принцесса Селестия. – Пробубнила я, всё ещё пребывая в шоке от своих слов. – Я облажалась. Я вернулась в город, который ненавижу. – Я схватила уже открытую бутылку Золотой Арфы. Я выпила её залпом, даже не потрудившись распробовать. – Мой работодатель знает, что я идиотка... – Я посмотрела на открытую коробку, полную бутылок пива. Моя личная армия. – Мои друзья шпионили за мной. – Я схватила всю коробку зубами.

Самая большая спальня была прямо за соседней дверью. Я просто выбила её и закинула коробку на огромную кровать. Бутылки вывалились из коробки, но ни одна не разбилась.

– А моя кобылка...? – Я запрыгнула на кровать и схватила бутылку ртом. – Она убежала. Наверное, обратно к Наблюдателям. – И выпила её.

Как же всё болит. Я просто хотела воткнуть Мед-Х себе в глаз и избавиться от грёбаной боли.

Я выбросила пустую бутылку и плюхнулась обратно на кровать. Наверное, я должна была плакать, но это было не важно. Всё было не важно.

– Серенити ненавидит меня. Я заставила её ненавидеть меня. Я сказала ей ужасные вещи.

Я опустошила очередную бутылку. И ещё одну. Возможно, если я выпью достаточно много, то смогу умереть, и весь этот мир уйдёт.


Заметка: Новый Уровень.

Что-то: Вы не можете точно вспомнить, что за способность вы получили, но, скорее всего, она тупая...