От рассвета до рассвета

Один обычный день из жизни принцессы Селестии в шести сценах. Что он принесёт уставшей за неделю принцессе? Смех и радость? - да. - Новых друзей? - конечно же. - Врагов? - это вряд ли. - Ужасный адский труд? - несомненно. - Новые приключения? - разумеется. - А может Мэри Сью разобьёт её любимый витраж? - увидим...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Великая и Могущественная

История Твайлайт в мире людей и о злобном плане Трикси

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Кожаная Пони

Страшные приключения ожидают Флаттершай. Выдержит ли её невиная душа испытания или сдастся на милость судьбы и Охотника? Любая ошибка может стоить жёлтой шкурки.

Флаттершай

Изучение человечьих повадок в Вечнодиком лесу

В Вечнодиком лесу скрывается странное двуногое существо, его повадки не изучены, и никто даже не знает, где его логово. Отважная пегаска отправляется в экспедицию, даже не подозревая, что ждёт её в конце.

ОС - пони Человеки

Посланник в Эквестрии

Молодой учёный отправляется в мир добра и процветания - Эквестрию. С целью убежать от серой повседневности, а так же найти своё место в жизни. Но находит намного большее, чем простое человеческое счастье.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Fallout Equestria: Один на Миллион: Понимания

Фанфик-переход, написанный мной под влиянием фика за авторством SilverShine, также в качестве эксперимента. В процессе написания и продумывания о том, как и почему человек попадает в Эквестрию, зародилось продолжение, так что фанфик-переход вылился в произведение на 17 гуглдоковских страниц и 7 с небольшим тысяч слов. И это только начало, так как продолжение пишется. Имеются мат, сленг, ОС, человеки и часть мейн6, пусть лишь в качестве проходных персонажей.©

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Садовник

Рэрити посылает Спайка в лес за цветами..

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Спайк

Дурацкая весна

Рэйнбоу Дэш твёрдно уверена в одном: она точно не грубая бестактная свинья, что в упор не отличит настоящую леди от зада ослицы. А ещё она точно не неправа. Это Рэрити неправа, да. Рэйнбоу абсолютно, на все 120% в этом уверена.

Рэйнбоу Дэш Рэрити

Привет с далёкого Севера!

Понификация рассказа "Привет с далёкого Севера!" Ирины Пивоваровой. Кто читал, тот поймет.

Скуталу Черили

Последний опыт

Троица юных дарований из понивилльской школы пытается смастерить невиданный прибор, который облегчит жизнь всем пони. В работе над ним они выкладываются на полную, однако технические проблемы - далеко не главное испытание из тех, с которыми им предстоит столкнуться.

Черили ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 14: Фокус с исчезновением. Глава 16: Один шаг вперед

Глава 15: Совпадение

Глава 15. Совпадение

Один раз – это случайность. Два раза – это совпадение. Три раза – это вражеские происки. 

Итак, вопрос. В какой момент жизни вы оглядываетесь назад и понимаете, насколько сильно облажались? Я имею в виду, что, в принципе, у каждого есть вещи, которые бы они хотели изменить в своём прошлом: неправильные выборы и тому подобное... Думаю, пони любят скрывать или игнорировать свои ошибки. Это так легко для нас — молчать о своих недостатках и ошибках прошлого, перекладывать вину на других. Но в моём случае всё немного по-другому. Просто когда вы лажаете так же часто, как я, то в какой-то момент времени вам нужно наорать на себя, потому что если этого не сделать, то вы просто продолжите лажать.

Я снова запуталась. Но это не значит, что на мои ошибки можно закрыть глаза. Может, если бы проблема была только в Пост Хэйсте, то я бы смогла справиться с этим. Но это было не так. Я, в своих попытках поступать правильно, смогла уничтожить не только Каркхуф. Множество пони из Надзора Селестии было жестоко убито из-за моих действий. Конечно, это далеко не всё, что я натворила. Если бы я хотела описать все ужасные вещи, которые совершала, то нам бы пришлось вернуться в самое начало, и я уверена, что мне понадобились бы сотни тысяч слов, чтоб описать их все...

Но всё самое плохое, как оказалось, я совершала против жеребят. Начиная с Фаундэйшн и заканчивая Пост Хэйстом. Всё из-за меня. Не прошло и двадцати минут, как рейдеры убили Митчефа (помните его? Жеребёнок из каравана Наблюдателей, который я встретила в Бридл Хоупе. Мне всегда было интересно, знал ли он Серенити), и я присоединилась к их отряду. Они дали мне работу, а я убила невинную пони (Нэнни Джейн не была невинной, но в тот момент, я об этом ничего не знала), а потом похитила маленькую кобылку, которую чуть не продала тем же рейдерам, что убили Митчефа. В конце концов, я не продала её, но это всё равно чересчур. И это даже не худшие из моих поступков.

Вайлдфайр говорила мне, что с жеребятами я открываю свою истинную натуру. Натуру убийцы, видимо, потому что других у меня нет.

Всё это ставило меня в странное положение. Мне нужно было как-то измениться. Поступать лучше, быть лучше или, по крайней мере, не лажать так, как раньше. Я не знала, что конкретно мне стоит делать с этим. Может, мне стоило отправиться в Пустошь, исправлять ошибки и спасать других пони, как это делала Дарительница Света? Или же мне нужно было остаться в Дайсе и начать бороться с преступностью, как Бэтмэйр? Станет ли это для меня раскаянием или же просто попыткой забыть то, что я натворила? Смогут ли десятки или сотни убитых рейдеров и такое же количество спасённых пони искупить мою вину за смерть Пост Хэйста? А может, это будет просто попыткой умереть во славе, чтобы потом кто-то рассказывал обо мне истории у костра?

Всё это — вопросы для умных пони. Часть меня жаждала исправить прошлое, но это было невозможно, поэтому мне нужно было пытаться изменить будущее. Не думаю, что я когда-либо смогу искупить свою вину за грехи прошлого. Поэтому я решила, что лучшим вариантом для меня будет помочь Дайсу. Может Хаус и не лучший пони на свете, но он был единственным, в чьих способностях было объединить город. Если бы каким-то образом я смогла остановить бесконечную войну за территорию и хотя бы помочь создать место, где пони смогут жить спокойно, тогда, возможно, я смогла бы умереть счастливой.

– Но я не хочу спать! – Серенити надулась.

Счастье. То, которое в тот момент было незаслуженным для меня.

– Что если я почитаю тебе сказку? – Мы всё ещё лежали на полу в палате, но уже было поздно. Пару минут назад заходила Хэйз и сказала, что жеребятам уже пора в кровать, но Серенити могла бы заночевать здесь, если хочет. И да, конечно, Серенити не хотела спать. Как и любой жеребёнок.

– Я уже не маленькая. Мне не нужна сказка на ночь. – Я подняла бровь, взглянув на Серенити. – Но... – Моё плечо начало жечь от боли, когда она левитировала к себе книжку из седельной сумки и передала её мне. – Мне очень хотелось бы услышать эту...

Я улыбнулась ей, но она не увидела. Я знала, что какая-то часть её не могла простить меня за то, что случилось, но думаю, что она старалась двигаться дальше. Она была готова дать мне ещё один шанс, а это на один больше, чем хотела дать себе я. Посмотрев на книгу, я поняла, что уже видела её...

– Давным-давно, в волшебной стране Эквестрии. – Медленно прочитала я вслух. Это было странно. У меня не было возможности прочитать эту историю Фаундэйшн. Я уверена, что ей бы понравилось. – Правили две сестры...

Я думаю, вы слышали эту историю. Была хорошая и плохая сестра, и по какой-то причине хорошая сестра отправила плохую на Луну, потому что плохая чувствовала себя нелюбимой... Ну, может быть эти истории не рассказывают всё именно так, как было на самом деле. Может быть, обе сестры были и хорошими, и плохими одновременно, и обе делали правильные и не правильные выборы, которые, по их мнению, были необходимы.

Или может, я просто старалась оправдать себя в своей голове с помощью этой истории.

История заканчивается на том, как Твайлайт Спаркл и её друзья использовали Элементы Гармонии, чтобы победить Дискорда и принести мир в Эквестрию на ещё целую тысячу лет. Ну, по крайней мере, так написано в книге, хотя, на самом деле, всё вышло не так оптимистично. Это была хорошая история со счастливым концом. Уж лучше, чем любая история из тех, которые знала я.

Когда я взглянула на Серенити, то поняла, что она устроилась на моей ноге, закрыв глаза и тихо сопя. Я не могла отпустить её. Не после всего того, что случилось. Не после того, как увидела её такой. Я пыталась прогнать её, пыталась заставить уйти, потому что слишком заботилась о ней.

Я думаю, что могла бы и дальше размышлять о своих противоречивых чувствах к ней и всём таком, но мне стоит начать действовать. Я собиралась поступать лучше ради неё, создать место, где она сможет жить в мире и спокойствии. И если она готова пойти со мной... Даже после того, что я сделала… То я не стану её останавливать.

В своей голове, я уже считала её своей дочерью, несмотря ни на что... Да, я знаю, что в этом нет никакого смысла! Это очень запутанная и сложная тема, которую так тяжело осмыслить ужасной тупице, как я. Честно говоря, я видела в ней свою дочь уже после туннелей... Но я была напугана. Разве вы будете судить меня за это после того, что случилось со мной в прошлом? Я боялась. Для того, чтобы принять верное решение, мне понадобилось потерять глаз и часть своей души... И даже после этого, я считала, что это неправильно. Тупой мозг, хватит меня путать!

Надеюсь, теперь вы понимаете, почему я сдерживаю все эмоции в себе. Если я не делаю этого, то они всё время противоречат друг другу, запутывая меня и окружающих.

Верно, мне нужно перестать глядеть в пустоту и отнести кобылку в кровать. К счастью, Серенити спала так же крепко, как обычно, поэтому было довольно легко перенести её и укрыть, не разбудив при этом. Сложнее было отвести от неё взгляд...

Конечно, смотря на неё, я снова испытывала противоречивые чувства. По большей части, это связано с тем, что случилось совсем недавно. В моей голове она была милой и невинной пони, что, в принципе, было верным утверждением. С другой стороны — её слова о том, что она пыталась манипулировать мной, даже несмотря на то, что не до конца понимала, что именно это было. И что же теперь мне с этим делать... В ближайшие дни я точно найду ответ на этот вопрос... Клянусь.

– Она спит? – Я резко повернула голову и увидела Платинум Хэйз, стоящую у двери. – Ты хороша. Прошлой ночью для меня стало настоящим испытанием заставить эту кобылку заснуть, хотя, мне кажется, что по большей части — это твоя вина. – Она слегка улыбнулась, но я не могла прочитать её намерения. – Я могу усыпить любого из этих жеребят, кроме Серенити. Не представляю, как тебе это удаётся.

Что Серенити сказала о Наблюдателях? Что они хорошие и добрые, но никогда не заботились о ней. Что она была просто очередным жеребёнком под их присмотром. У меня не было сомнений в мотивах или способностях Хэйз заботиться о других, но сможет ли она заботиться о Серенити должным образом?

– Практика. – Ответила я.

– Ты должна меня как-нибудь научить. Несмотря на то, с какой злостью она рассказывала о тебе прошлой ночью, она, кажется, вернулась к тебе удивительно быстро.

Может, потому что я дала ей ту любовь и внимание, которую она хотела? Даже несмотря на то, что я сама не знала, почему давала ей всё это. Мы были, типа, самой странной семьёй на Пустоши. Убивать рейдеров силой наших эмоций? Без проблем.

– Может, так и есть...

– Ты так много говорила до этого. Почему сейчас так кратко отвечаешь? – Под «раньше» ты имеешь в виду сразу после изнасилования моего мозга до состояния нервного срыва? Да, действительно, странно, почему это я молчу сейчас? Закатив глаза... Глаз, я указала на спящую кобылку. – Оу. Возможно, нам стоит поговорить там, где мы не будем никого беспокоить.

Она вывела меня из лазарета и повела по узкому коридору школы. Удивительно, как много она и её партнер сделали за такой короткий срок. В смысле, там было практически чисто! Чище, чем в любой другой части туннелей и, учитывая, насколько грязными они обычно были, это впечатляло. Если бы я была нормальной пони, то скорее всего, волновалась бы о том, чем они планируют кормить жеребят, где находить одежду для них; о том, безопасны ли эти похищения... спасения... для самих жеребят и всё такое, но лично для меня, это не имело никакого значения, потому что Хэйз шла прямо передо мной. Её бедра так покачивались... В смысле, я, конечно, не шаловливка, но то, с какой концентрацией я смотрела на них, вызывало у меня чувство страха, что она своими супер аликорньими чувствами заметит этот взгляд.

Хватит осуждать меня.

– Ты хорошо себя чувствуешь? – Спросила она, пока мы спускались по лестнице к другому коридору.

– Э-э... – Ответила я, быстро переводя взгляд на поспешно заклеенную скотчем щель в стене. – Ну... Я одноглазый танк со склонностью разрушать всё вокруг, так что...

– Я имею в виду, что видела, как ты вколола себе Мед-Х, когда я вошла. Если тебе больно, то я могу тебя осмотреть. – Оу, я упоминала, что от всех этих эмоциональных переживаний у меня разболелась голова, и я приняла Мед-Х, чтобы избавиться от неё? Мне не кажется это чем-то настолько важным, чтобы обращать на это внимание.

– Всё в порядке. – Я не могла видеть её лица и эмоций, но думаю, что она меня поняла. – Куда мы идём?

– В мою комнату. – Я продолжу рассказывать историю, как только вытащу голову из канавы. – Тебе нужно место, чтобы переночевать, и я не думаю, что тебе хочется спать в кровати с жеребятами. – Конечно. – Кроме того, поскольку я не пользуюсь кроватью, ты можешь занять её.

Справа от меня неожиданно вспыхнул свет, отчего я чуть не подскочила от страха. Чёрт, то, что я ничего не вижу справа от себя, начинает меня жутко бесить. Мне постоянно кажется, что кто-то крадётся в слепой зоне. – Э-э... – Точно, разговор. – Ты не спишь?

– Ну. Это сложно. – Тогда я могу просто забить. Всё равно не пойму. Почему для аликорнов все обычные вещи такие сложные? – Мы можем спать, но это не обязательно, если у нас нет травм, и рядом есть радиация, чтобы восстановиться.

Они лечатся с помощью... Радиации? Это звучит не очень здорово, как по мне. Конечно, я не была врачом или специалистом, поэтому решила, что возражать или расспрашивать не имеет смысла. Аликорны просто забавные, наверное. Они творят всякие магические штуки и колдуют... Магией. Это всё, что мне нужно было знать. А ещё — они красивые...

– Я-ясненько...

– Я так понимаю, ты ничего не поняла. Всё нормально. Мы странные создания. – Да, типа того. – Нам сюда. – Сказала она, после чего прошла через дверной проём (ей пришлось пригнуться).

Комната была... Не очень чистой. Половина помещения была засыпана огромной кучей щебня (думаю, они сбрасывали его сюда, когда убирались в школе), и единственной мебелью был матрац на полу. Я даже не уверена, могла ли она на нём поместиться. Часть ламп, как и в основных туннелях, была разбита или сломана, из-за чего в комнате было не так ярко. Выглядит пугающе... Шутка. Освещение было похоже на то, что в Луне.

– Ты покраснела? – Ой. Нет, я... Нет. Я прошла мимо и отвернулась, но она всё равно хихикнула. – Всё в порядке, я нахожу это милым. – Стоп, что? – В смысле... Эм. Я не намереваюсь... Ну, в смысле... Я хотела сказать... – Социально неприспособленные аликорны — самые лучшие аликорны.

– Всё в порядке. – Я упала на кровать. Каким-то образом я чувствовала себя так, будто Мед-Х уже перестал действовать, хоть я и приняла его недавно. – Ты оговорилась, назвав меня милой. Бывает.

Я закрыла глаз и зарылась мордой в подушку. Было бы неплохо поспать, но от этой идеи меня отпугивали воспоминания о кошмарах, которые преследовали меня в туннелях.

– Да... В смысле, нет. Я имею в виду, что ты милая, но мне не стоило говорить это так равнодушно. – Сказав это, она неловко хихикнула. Это немного не входит в образ величественного полу-бога, которым она предстала передо мной в первый раз. Хотя, если честно, этот образ развеялся уже во время ошибки в заклинании памяти. – Я имею в виду... У тебя красивое лицо? Э-э... Не считая глаза... Или уха. И... Эм... Ещё мне очень нравится твоя... Грива? – Я засмеялась.

Я знаю, это немного грубо, но было тяжело удержаться. Большую часть жизни я всеми силами противостояла флирту Вайлдфайр (особый талант, которой заключался именно в нём, клянусь), и было трудно не найти эти неловкие комплименты забавными.

– Я… – Она остановилась. – Я плохо справляюсь, не так ли?

– Не совсем.

Я открыла глаз и повернулась к ней. И увидела, что её щёки покраснели. Я даже не уверена, зачем она всё это делала. В смысле, она же знала, что я эмоционально нестабильна. И я не такая уж красивая... Ладно, ладно, я была первой пони из Дайса, которая не пыталась её убить. И да, я помню, что до этого она была частью коллективного сознания и теперь она чувствовала себя довольно одиноко... Окей, думаю, в её действиях был смысл.

– Я прощу прощения. Это неприемлемо для меня. – Непри... Я не знаю, что значит это слово. Давайте подумаем. «Не» делает слово отрицательным, значит, такое поведение для неё было определённо НЕ приемлемым. И это слово звучало Как... Да, я отвлеклась. – Просто... Когда я увидела, что ты засмотрелась на меня, я подумала, что интересна тебе и... Не важно, мои извинения.

– Тебе определённо нужна практика. – Сказала я с ухмылкой.

– Я раньше много практиковалась! – Не могу сказать, действительно ли её оскорбили мои слова или же она просто притворялась. – В смысле, до Единства. У меня было много кобылок, и все они хвалили мои способности флиртовать. – Для меня было настоящим испытанием и дальше сдерживать смех. – Я... Хватит смеяться над нами! – Я не смеялась, честно. Хех. – Над нами нельзя насмехаться. Мы сказали чистую правду.

– Я не смеялась.

– Это ложь, мы... Я слышала тебя. – Она слегка покраснела, но всё равно смотрела на меня. – Ты не должна вот так смеяться над нами... Надо мной. – Она неловко поёрзала на месте. – Я извиняюсь за эту попытку. Теперь мне понятно, что ты не интересуешься...

– Дело не в тебе. – Ты пару часов назад заставила меня пережить смерть той пони, которую я могла назвать своей особенной, и из-за этого я была немно-о-ого не в настроении.– И я не шаловливка. – После этого она засмеялась надо мной. Ну, это был скорее просто смешок, но она была близка к тому, что можно назвать полноценным смехом. – Чего? Я серьёзно.

Она продолжила смеяться. Хэйз знала меня всего пару часов максимум. Откуда ей знать мои предпочтения?! Мне всё равно, что говорят другие пони, я не была так предсказуема.

– Если ты забыла, то могу напомнить, что ещё недавно я видела мир твоими глазами, и то, как ты смотрела на меня. – Тупое заклинание памяти, точно. – И ты так неубедительно лжёшь. – Да я была самой убедительной кобылой! Настолько убедительной, что все пони, которых я встречала, ещё ни разу не усомнились в правдивости моего «Меня зовут Хайред Ган», хотя это действительно глупое имя (не настолько, как Драконоборец, конечно же). – Я думаю, после того, через что ты прошла этим вечером, это было немного... Ну... Не важно. Прости.

– Ты извиняешься слишком часто. – А ещё она иногда начинала говорить о себе во множественном числе и часто думала вслух. Что, по моему мнению, было немного странно. Если бы вы конечно интересовались моим мнением. А вы им не интересуетесь. – Я... Не ищу себе особенную пони. Потому что я не...

А знаете что?! Идите нахер. Да, я шаловливка! Вот. Я сказала это. Написала. Не важно. Я была без ума от кобыльих прелестей и крупов, окей? Раньше я пыталась как-то отпираться, но чем дальше мы движемся, тем тяжелее это становится. И даже после этого признания мне всё равно неудобно думать в таком роде. Просто дальше отрицать уже просто бесполезно.

Хотя мне очень, очень хотелось продолжать врать. Сидеть в шкафу было так комфортно. Возможно, потому что в моей тупой голове жеребцы и кобылки были такими, какими должны были быть и то, что я отклонилась от глупой нормы моей глупой головы, заставило меня усомниться: управляю ли я своей жизнью.

Теперь вы довольны? Какое откровение! Теперь, надеюсь, пони (Флэйр) перестанут меня задалбывать.

– Я не думала об этом. – Я имею ввиду, что была абсолютно не против общения, но не ожидала, что разговор перейдёт к этой теме. Я думаю, она была красивой... Ну, ошеломляюще красивой, но это типа... Э-э... Я забыла, что хотела сказать. А, точно. То, что она хорошо выглядит — ещё не значит, что это весомый аргумент в пользу серьёзных отношений (но неплохим в пользу того, чтобы она была просто любовницей) и...

Воображение… Плохо подбираешь слова... Хорошо, Сильвер, дыши...

– Ты в порядке? – Да. Я была в порядке. Просто воображение подкинуло мне несколько... Картин. Верно, нужно вернуться к моим отмазкам. Это было весело. – Я сделала всю ситуацию немного странной, да?

– Всё в порядке. – С усталым ворчанием я поднялась с кровати и подбежала к ней. – Мне просто... Нужно поспать. И подумать. – Не то, чтобы самокопание и самобичевание были тяжёлой работой.– И.. Это просто неожиданно.

– Я на своем опыте убедилась, что Пустошь может быть быстрой и жестокой. Так много изменилось в моей жизни всего за две недели... Столько моих сестёр погибло... И если не действовать быстро, то можно всё потерять. Прости, что я так поспешила.

– Нет, я... Не переживай об этом. По крайней мере, ты честна.

Я улыбнулась ей, но она всё равно казалась немного расстроенной от моего отказа. Глупая милая полу-богиня. Я точно буду сожалеть об этом, не сомневаюсь.

Я наклонилась и поцеловала её.

Она удивилась, после чего вздохнула, отвечая на поцелуй. Это был не самый лучший поцелуй в моей жизни, но я чувствовала, что благодаря ему с моих плеч упал огромный груз. Мне нужен был кто-то так же сильно, как я не хотела признавать это. Поцелуй был очень успокаивающим, хоть и длился всего пару секунд.

– Я ЗНАЛ ЭТО! – Мой глаз распахнулся, и я резко повернулась на голос. Флэйр. Он с ухмылкой до ушей и сияющими глазами, посмотрев в которые я уже поняла, что меня ждут тысячи шуток.

– Какого чёрта вы здесь делаете?! – Вскрикнула я, после того как Хай Стэйкс (который тоже пришёл) оттащил меня от Флэйра. Я взглянула на него самым злым взглядом, который только был у меня в арсенале, а сама пыталась понять, куда так быстро исчезла Хэйз. Ответ на мой вопрос возник сам собой, когда она, с покрасневшими от стыда щеками появилась из воздуха.

– Какая-то поехавшая кобыла в костюме летучей мыши ворвалась в мой номер в отеле! Мы закрывали за собой дверь и всё такое, но она просто ПУФ и оказалась там. Сказала, что мы тебе нужны, так что мы спустились сюда, чтобы увидеть, как ты разобралась с самой богиней... И чёрт меня дери, даже когда ты выходишь из шкафа, то делаешь это с таким шумом!

– Ты всё неправильно понял... – Сказала я, глянув на Хэйз, которая сидела рядом со мной на кровати.

– Оу! Так я всё неправильно понял? – Флэйр оттолкнулся крыльями и мгновенно оказался прямо перед моим лицом. – Я видел тебя! – Он ткнул мне копытом в нос. – Видел, как ты целовала её! – Он махнул другим копытом на Хэйз, которая пискнула и покраснела... Да, думаю, богини редко так делают. – Я же теперь в раю для любого шантажиста!

– Кхм... Мистер Флэйр, не так ли? – Хэйз быстро справилась со смущением и уже стояла в угрожающей позе, расправив крылья. Флэйр упал на землю и кивнул. – Я не знаю, кто вы и кем себя считаете, но это место должно оставаться в секрете. И говоря о секрете, я имею в виду, что всё, что вы здесь видели — тоже секретно. А если вы не умеете молчать, то есть множество способов это исправить. – Было ли это лишь моё воображение, но мне показалось, что её глаза сверкнули жёлтым светом. – Вы. Всё. Поняли?

Флэйр в ответ смог только промычать, а Хэйз усмехнулась.

– Д-да... – Мне нравится моя аликорн-особенная пони. Ну, она не была моей особенной пони, но это подходящее выражение. – Та-а-ак... Ты собираешься объяснить, что за дерьмо здесь происходит? В этих туннелях жутко. Тут полно гулей, радскорпионов и ещё Селестия-знает-чего.

Ох, точно. Объяснения. Хэйз рассказала, что делает в этой части туннелей под Дайсом, а я — почему должна всех об этом известить. Или хотя бы одного пони, чтобы он передал другому. В основном, потому что некоторые знали, что я спустилась в загадочную часть подземелья Дайса, которая считалась небезопасной.

– Я никогда не слышал об этих Последователях Апокалипсиса. – Сказал Флэйр, который висел в воздухе вниз головой. – Но название действительно классное. Оно прямо кричит «Вы должны довериться нам или никто не спасётся!». Хех... А я уже видел парочку аликорнов. Я тогда был в сопровождении дипломатической миссии, которая должна была наладить отношения с группой... Что-то с глазом связанное или типа того. – Он ухмыльнулся. Или нахмурился. Тяжело определить, когда он висит вниз головой. – Ну, договориться у нас не получилось, но я видел одного или двух аликорнов... Они выглядели не так, как ты и были близнецами... Не важно, думаю.

– Армия Красного Глаза. – Сказал Хай Стэйкс. Услышав это, аликорн напряглась. Видимо, она об этом уже слышала. – Я работал с ними давно, но наши пути разошлись приблизительно в то время, когда к ним на постоянной основе начали приходить посланники-аликорны. – Его очки блеснули. – У меня есть правило работать на того, кто платит больше, но, даже несмотря на это, я решил, что работать с этим Единством не очень хорошая идея. А учитывая недавние события в Эквестрии, могу с уверенностью сказать, что я сделал правильный выбор.

Держу пари, что его просто уволили, и он скрывает это.

– Единство было хорошим! – Резко ответила Хэйз. – Может наши методы и были спорными, но у нас была правильная цель! Аликорны лучше адаптированы к жизни на Пустошах. Радиация нас лечит, и мы невосприимчивы к порче. И то, и другое убьёт любого пони. Я не понимаю, как идея превратить всех в аликорнов может быть плохой.

– Погоди, малышка. Ты или ошибаешься, или врёшь. – Флэйр приземлился на землю и драматично указал на неё копытом. Я вздохнула и, закрыв глаз, легла на матрас. Это была битва для умных пони. – Я знаю, что Единство даже не могло создать аликорнов-жеребцов или превращать хоть кого-нибудь, кроме единорогов... – В воздухе повисла тишина. – Чего? Я читал отчёты... Ну, не мои отчёты... И мне нужно было их просто украсть, но я их читал!

– Мы работали над этим... Искали выходы из положения. Если бы у нас было больше времени, то мы бы...

Её голос постепенно затих, когда я провалилась в сон. Что? Это был реально скучный спор.


Я... Пожалуй, промолчу о содержании своих снов. Могу только сказать, что о них лучше не читать жеребятам и пожилым пони... А ещё они были очень приятные. Не осуждайте меня.

– ... Аликорны так далеко на юге... Никогда бы не подумал, что увижу их здесь. Это безумие! Безумие! – Восклицал Флэйр в своей драматичной манере. Кто бы сомневался.

Я с уверенностью могу сказать, что проспала всего пару часов, потому что всё ещё чувствовала усталость. И боль. По какой-то причине, моя голова болела сильнее, чем от похмелья. Мне надо было принять Мед-Х, но при этом мне не хотелось объяснять всё Флэйру и Стэйксу.

– В этом нет ничего странного. После того, как погибла Богиня и Красный Глаз, им надо было куда-то идти. Платинум Хэйз выбрала город, в котором жила до превращения. Что тут удивительного? – Спросил Стэйкс.

– Хватит использовать логику и дай мне проявить талант актёра!

– Флэйр... Ты громкий. – Пробубнила я и, открыв глаз, лениво поправила глазную повязку. Я заметила, что когда просыпаюсь, моя рана раздражающе зудит. Хай лежал на полу, а вокруг него носился Флэйр. Я медленно поднялась на ноги и почувствовала жжение в плече. – Куда пошла Хэйз?

– Один из её жеребят обмочился во сне, и она пошла разбираться с этой проблемой. – Пегас заржал, после чего подбежал ко мне. – Хорошо, что Серенити не делает так... Слушай, если честно, я не уверен в том, что затея Хэйз хорошая. В смысле, у неё, конечно, есть «безграничные силы богини», но это ведь не значит, что она будет хорошо справляться с жеребятами, я ведь прав? – В целом, с детьми трудно, и с этим невозможно спорить.

– Ага... – Сказала я и зевнула. Мне хотелось ещё поспать. Было бы неплохо.

– А она ничего так... Да, Хайред? – Стэйкс говорил своим упрекающим тоном, так что я приготовила ответ. – Но я должен узнать, собираешься ли ты дальше развивать отношения с аликорном. Они нестабильны. – А я, по его мнению, нет? Я медленно сходила с ума и слышала голос своей погибшей особенной пони, которая шептала мне на ухо и всё такое. – Это, конечно, твоё решение, но мне бы не хотелось в какой-то момент обнаружить, что ты превратилась в кровавое пятно на стене.

– Слушай... – Я сошла с матраса. – Я не шаловливка. – Обманывать нехорошо... – И я не собираюсь. Я практически не знаю её. – На Пустоши есть поговорка: ты умрёшь молодым, поэтому живи быстро. Именно под этим девизом население Пустоши продолжало расти, даже несмотря на высокую смертность. Но перенаселение ей вряд ли грозит... Кхм. С моей стороны было бы неправильно, если бы я так быстро приняла предложение Хэйз. Тем более, у меня в голове была бомба в виде воспоминаний о Вайлдфайр, готовая взорваться в любой момент.

Наблюдайте за тем, как я логически пытаюсь решить свои эмоциональные проблемы! Именно так они и решаются.

– Как скажешь, но с того места, где стоял я, мне показалось, что ты довольно сильно вложилась в этот поцелуй. – Сказал Хай.

– Ага... Когда я захочу узнать твоё мнение — я его спрошу.

– Ты серьёзно, Хайред? – Теперь и Флэйр... – Может, тебе стоит выслушать других, потому что когда ты не делаешь этого, то срываешься, стреляешь в жеребят и… – Сразу после этих слов Стэйкс стал перед ним и сурово посмотрел на меня. – Немного грубо. Понял. Я думаю тебе нужно просто перебороть это, забыть, понимаешь?

– Флэйр... – Я пыталась предупредить его.

– Просто выслушай меня перед тем, как избить. Я имею в виду, дай просто объясню, как это выглядит со стороны. – Он улыбнулся мне. – Пустошь, в которой мы живём, полна страданий, ненависти и всего подобного. Поэтому она пытается превратить всех пони в унылых и депрессивных тупиц... Как ты. И лучший способ бороться с этим — улыбка. Пустошь пытается трахнуть тебя, а ты в ответ просто улыбаешься, потому что она не сможет забрать у тебя эту способность... И именно так ты сможешь выиграть в её же игре. Личный бунт и всё такое. – Пегас усмехнулся. – Если бы Пустошь могла говорить, она бы точно послала меня нахер за открытие такой великой тайны.

Стэйкс тоже вставил свои два бита.

– Не смотря на то, что я уверен, что у Пустоши нет сознания, и она не пытается испортить лично твою жизнь, слова Флэйра не лишены смысла. Довоенные исследования показали, что пони счастливее тогда, когда они улыбаются. – Он сделал небольшую паузу, чтобы я поняла суть сказанного. – Заметь, эти исследования были проведены Эквестрийским Министерством Морали...

Я не знаю, что это такое. Но думаю, что нечто смешное, потому что Флэйр засмеялся.

– Нет, спасибо. – Я полностью отвергла их предложение.

– Спасибо? – Воскликнул Флэйр. – Это было почти что вежливо. Хайред, нам кажется, что ты теряешь хватку. Может, стоит быть грубее? Как в старые добрые времена. Или это твоя особенная пони сделала тебя такой нежной. – Клянусь, я убью его. – Оу! Ты заснула до того, как мы успели кое-что отдать тебе, так что не спеши с дракой. Мистер Хай Стэйкс, извольте.

Единорог кивнул, и моё плечо зажглось болью, когда его рог засиял. На самом деле, плечо жгло с того момента, как я проснулась. Хм. Я отвлеклась от раздумий, когда увидела, что они принесли.

– ИСКУСНОСТЬ!

Я схватила свою винтовку передними ногами и нежно прижала к себе. Больше я никогда её не оставлю. Бедняжка. Я пренебрегала ей так часто, и теперь её обязательно нужно было почистить и смазать.

– Думаю, я должен тебе двадцать крышек, дружище. – Сказал единорог.

– А ты ещё сомневался! Хайред любит эту пушку больше всего на свете. Я вообще удивлён, что она согласилась её оставить.

Я услышала, как Флэйр ухмыльнулся. Не знаю как, но я знаю, что услышала это. А затем, моё плечо снова зажглось. Точно, мне всё ещё надо разобраться с этим.

– Спасибо. – Две благодарности в одном разговоре. Может, я действительно стала слишком мягкой... – Оу. Бэтмэйр, ты можешь заходить.

Со вспышкой света между нами появилась эта неугомонная кобыла в маске с сияющими глазами. Потому что глаза у масок могут сиять, видимо.

– Как ты вообще... – Сказала она, но остановилась на середине предложения. Мне пришлось отвернуться от неё, чтобы закрепить винтовку на боевом седле, но я по-прежнему была очень внимательна. – Думаю, это ещё одна из тех вещей, которые ты не собираешься объяснять.

Моё плечо болело, когда рядом использовали магию. Объяснения не помогут, потому что я сама ничего не понимала.

– Как давно ты подслушиваешь? – Спросил Хай Стэйкс напряжённым голосом.

Я не была уверена, почему, но всё, что беспокоило его, абсолютно не волновало меня.

– Не так долго, как тебе кажется. У меня были и более важные дела, с которых я только что вернулась. – Ответила кобыла.

– Оу. – Я повернулась к Хаю и увидела, что с его щек сходит румянец. – Хорошо.

– И что за дела? – Спросила я и повернулась к Бэтмэйр, как только закрепила винтовку к седлу. Идеально.

– Более важные. – Да, ты только что это сказала. Тяжело объяснить? – Недавно в трущобах в восточной части Дайса произошла вспышка болезни, сопровождающейся сыпью. Я выяснила, что источник заразы — фонтаны с водой. – Я слышала то же самое по радио и не понимала, зачем повторять это. – Я почти уверена, что воду отравили. – Мои уши оживились. Теперь уже интереснее. – Если я права, то преступник сделает это снова сегодня ночью, но я всего лишь одна. Если бы можно было наблюдать за большим числом фонтанов, то шанс поймать его стал бы выше. Именно поэтому я прошу тебя исполнить свой долг, как моего напарника.

– Стоп, стоп, стоп... Хайред... Супергерой на подготовке? Ей обязательно нужна броня с эмблемой на груди! – Флэйр поднялся в воздух, чтобы иметь возможность тереть подбородок копытом. – Но что же за эмблема... Может быть, аббревиатура или... – Чего?

– Сделай на своё усмотрение, но она должна быть готова к вечеру. Твои напарники могут тебе помочь, если захочешь, Хайред... Да! – Она приняла героическую позу. – Но мы должны справиться прежде, чем злодей нанесёт удар снова!

– Что насчёт Хэйз? – Спросила я. Было бы невежливо взять и бросить её.

– Оставь ей записку или типа того. Только побыстрее, Хайред. Представляешь, скоро мы станем супергероями... – Да-да, Флэйр, конечно.

После того, как я написала коротенькую записку (Прости. Нужно бороться с преступностью. Скоро вернусь.), мы вчетвером покинули комнату Хэйз и отправились на поверхность. Я чувствовала себя немного глупо, делая это всё, да и Хай Стэйкс не воспринял всерьёз мою затею, но я действительно собиралась попытаться исправить Дайс... И позволить пони умирать от яда противоречит моей цели. Для меня было очень странно, что я собиралась делать работу, в которой не было прямой выгоды. Но по крайней мере, я была уверена, что Серенити оценит этот поступок.


Бег — отстой. А ещё я не могла быстро бегать, когда никто не находился в опасности. Даже Хай обогнал меня на несколько корпусов, и это я не говорю о Флэйре и Бэтмэйр, которым приходилось замедляться, чтобы я не потеряла их из виду. Но в этом был плюс — я смогла принять Мед-Х, когда они завернули за очередной угол. Моя голова всё ещё раскалывалась, и я не хотела говорить об этом своим компаньонам.

Туннели были довольно дружелюбны к нам. Когда я спустилась сюда второй раз в жизни, и была уверена, что меня сразу атакует 50 радиоактивных гулей. Хотя это всё ещё было возможно, шанс встретить их казался мне уже не таким высоким. Та часть туннелей, в которой мы проходили, была не только чистой и хорошо освещённой, но иногда мы даже встречали пони. Редко, но всё же.

Конечно нам пришлось побегать от десятка радскорпионов... Помните, как я ударила Бэтмэйр мешком по голове? Это было весело.

В конце концов, мы достигли места назначения, которым, как не удивительно, оказалась ступенчатая лестница, ведущая на поверхность. А вот что меня поразило, так это то, что мы вышли в каком-то полуразрушенном здании в трущобах Восточного Дайса. Да, мне говорили, что эти туннели расходятся под городом, как настоящий лабиринт, но Мэйхем сказал, что все входы контролируют банды и другие группировки. А мы же оказались в обычном, наполовину разрушенном довоенном здании, которое частично восстановили, чтобы в нём можно было жить. И никто даже не пытался нас останавливать.

– Так значит вот где этот вход... – Сказал Хай и, усмехнувшись, подошёл к приоткрытой двери, в которую пробивался лунный свет. – Мистер Хаус знал, что где-то здесь есть старый вход, которым пользовались работорговцы и контрабандисты.

Со вспышкой света, Бэтмэйр в своей маске со светящимися глазами оказалась прямо перед ним.

– Если ты расскажешь хоть кому-то об этом месте, я буду считать тебя агентом хаоса, а все, кто служит злу, должны быть уничтожены. Поверь, ты не захочешь быть моим врагом.

Я уверена, что Бэтмэйр смогла бы победить его. Её способность телепортироваться была настоящим жульничеством. Это как если бы кто-то смог чувствовать магию или типа того... А, ну да.

Кстати о магии. Я почувствовала лёгкое жжение. Я решила сфокусироваться на нём, чтобы нас точно не застали врасплох.

– Я так не думаю. – Очки Хая блеснули... В лунном свете? Наверное. Не уверена, был ли там хоть какой-то другой источник света. На самом деле, мне стоит просто перестать обращать на это внимание. О, Хай всё ещё говорил. – Не вижу причин разбрасываться такой ценной информацией... Но она, в случае чего, сможет обеспечить мне безопасность. – Он закончил молоног, когда понял, что Бэтмэйр ещё смотрит на него.

– Правосудие будет следить за тобой! – Прокричала она.

Слишком драматично и громко. После этого она исчезла во вспышке и появилась в нескольких шагах от него.

– А мне она нравится! – Сказал Флэйр. Я стрельнула в него взглядом. – Что? Она сумасшедшая, но, по крайней мере, забавная. И если может делать хоть половину из того, что о себе рассказывает, то силам зла точно нужно бояться!

Я вздохнула и молча кивнула в ответ. Я знала, что он не был серьёзен, но в тот момент мне было всё равно. Так что я вышла из маленькой лачуги, которая стояла посреди руин довоенного здания, и постаралась запомнить это место. Мне оно понадобится, если я захочу увидеть Хэйз снова.

– Напарник! – Бэтмэйр появилась прямо передо мной. – Бери курс на ближайший фонтан на востоке и оставайся в тени! Крылатый сможет следить сразу за несколькими объектами. Мне же нужно найти подходящую позицию. Если вы поймаете проклятого злодея, просто крикните моё имя, и я появлюсь.

Зачем кричать? Почему бы не использовать что-то более скрытное? Например, посветить в небо фонариком с фигуркой летучей мыши, чтоб отбросить тень. Тогда нас точно никто не заметит.

– Хорошо...

Так, а зачем я это делаю? А, потому что я решила исправить Дайс. Что бы это ни значило.

– Отлично! Приступайте к работе, бравые борцы со злом!

ПУФ!

И она исчезла, оставив нас троих неловко переглядываться между собой.

– Что-о ж… – Произнесла я медленно, смотря по очереди на двух жеребцов. Хай кашлянул в копыто.

– Ну-у... Думаю я пойду... Полечу.

Флэйр исчез, оставив за собой синий размытый след и меня наедине с жеребцом, которого я, если честно, недолюбливала.

– Почему именно мы согласились на это? – Спросил Стэйкс, выбегая на тёмную улицу, засыпанную щебнем. – Нам вроде как не собираются платить, а не брать за работу хотя бы символической платы — не в твоём стиле. – Верно, теперь меня отчитывали за то, что я недостаточно жадная.

– Всё меняется. – Сказала я и, пожав плечами, переступила через спящего пьяницу. – Кроме того. Отравленная вода действует на всех пони. Я тоже пью воду. Это в моих интересах.

И возможно, только возможно, у этого пони был какой-то скрытый мотив. Если есть какой-то сумасшедший, который отравляет воду, я хочу знать, кто его нанял. А его точно кто-то нанял. Потому что это Дайс, и тут ничего не происходит просто так.

– Яд, серьёзно? – Сказал он таким голосом, будто находил в этом что-то забавное. – Не знаю, почему тебя вообще волнуют такие вещи.

Не поняла. И не важно, потому что мы добрались до места. Это была небольшая площадь в форме круга (или типа того. Место, где пони покупали и продавали штуки) с фонтаном в центре. Никого рядом не было, но вода всё равно текла.

– Нам сюда. – Сказала я.

В углу площади стоял небольшой пустой стенд. Думаю, днём его использовали для продажи различного барахла, но в данный момент, он послужит нам укрытием, поскольку, если сравнить его и стену дома, то за ним было достаточно места, чтобы мы вдвоём могли там спрятаться. Правда, на этой же стене было окно, но я не думаю, что кто-то будет подсматривать за нами. Мы не могли видеть фонтан из-за стенда, но зато могли услышать любого, кто захочет пройти рядом. Или, если бы это был единорог с заклинанием тишины (как у Серенити), я легко почувствую его магию. После того, как мы устроились в засаде, я, наконец, заговорила.

– А что не так с ядом?

– Ты помнишь земляных акул? – Черви размером с небоскрёб, которые пытались меня съесть? Я почти забыла о них. Тупица. Я кивнула, чтобы он продолжил говорить. – Их яд — один из самых смертоносных на Пустоши. – Это я уже знала, после того, что случилось с Бэкап. – Тебя укусил один из них.

Оу. Ладно, об этом я точно забыла. Меня разве кусали? Я не видела этого во время заклинания памяти Хэйз, но помнила об этом. Может это всего лишь моё воображение.

– Так... И?

– Ты не мертва. – Сказал он, ложась рядом со мной.

Он был слишком близко, но это был единственный способ скрыться за стендом вдвоём.

– Я... – Я посмотрела вниз и пошевелила копытами. – Неа. Не мертва. И что?

Я уверена, что он пытался указать мне на нечто важное, но не могла понять на что именно.

– Ты должна быть мертва. Никто не переживал их укус до тебя. – Да-а... И что? Я была очень везучей пони. – Очень высока вероятность того, что у тебя иммунитет к ядам. – Мне кажется, это... Эм, невозможным.

– Это не так. – Возразила я, опустив голову. Я почувствовала слабое жжение плеча, которое было не из-за Хай Стэйкса. Но источник был достаточно далеко. – Я напилась прошлой ночью. – Он поднял бровь. – И меня вырвало. Алкогольный яд. Не может быть иммунитета.

Он молчал от шока некоторое время, после чего сказал.

– Молодец. Я не заметил этого... Возможно, у тебя иммунитет к каким-то конкретным ядам или... Э-э... Я ведь окажусь прав, если скажу, что ты откажешься от тестов, да?

– Да.

– Оу. Ну, думаю, что спорить бесполезно. И я думал, что ты достаточно умная, но тут ты оказалась смышлёнее. Хотя это не имело бы значения, если бы тебя отравили. А Скай Фолл именно так и считает. – Он сплюнул. Серьёзно. Он сплюнул, произнеся имя. Жёстко. – Ты и так умираешь. Какая разница, если умрёшь на пару месяцев раньше? – Он усмехнулся. Это такая шутка что ли? Очень надеюсь, что да.

Кроме того, я не умирала. До этого я видела пони, которые умирали от болезней, и они всегда выглядели... Больными. Я была здоровой, сильной, и у меня не было кашля и всяких других симптомов. Скай Фолл ошибается. Звёздный металл или нет, я планировала прожить ещё очень долго после моей предположительной смерти. Он просто пытался напугать меня. Пегасы всегда устраивают такие розыгрыши...

Прошло ещё несколько секунд неловкой тишины.

– Так... Как думаешь, мы должны сказать Серенити, что знаем, что она там? – Спросила я. – Или нам стоит просто подождать пару минут, пока она сама не поймёт?

Единорог обернулся на меня. Думаю, он не догадывался. А в это время, Серенити следовала за нами от самой школы. Она пыталась скрываться с помощью своей магии... Полагаю, она думала, что если будет держаться достаточно далеко, то я не смогу её почувствовать.

Не прошло и секунды, как я почувствовала, что мне на голову прыгнуло что-то тяжёлое.

– Как ты узнала?! – Громко спросила Серенити мне на ухо. Она пряталась в окне того дома, который был за прилавком.

– Магия. – Я закатила глаза... Глаз. – Ты должна быть в кровати. – В ответ кобылка хихикнула.

– Не смогла заснуть. Хэйз шумела. Думаю, она перевернула что-то.

Это не очень меня удивило. Она изо всех сил старалась, но её было сложно назвать грациозной.

– Мне очень интересно, как ты смогла понять, что Серенити пошла за нами. Даже я не слышал и не видел её.

Мне обязательно рассказывать каждому встречному о своих способностях? Почему просто нельзя оставаться невероятной и удивлять союзников и врагов своим талантом? Ладно, это тупо. Я плохо разбиралась в этом, поэтому просто дала возможность Серенити рассказать.

– Нога Хайред жжёт, когда вокруг есть магия. – С уверенностью сказала кобылка. Только она решила рассказать немного больше подробностей, когда увидела, каким взглядом жеребец смотрел на мою ногу из плоти и крови. – Другая нога, глупый... Ну, не нога, а протез. Что-то типа нейронного коннектора. – Она указала копытом на пластину, которая была моим плечом. – Хайред сказала, что чувствует жжение, когда кто-то использует магию возле неё, и я думаю, что она даже может предугадывать, на каком расстоянии находится единорог.

Он тупо смотрел на меня, пытаясь понять, не сговорились ли мы с Серенити, чтобы подшутить над ним. Мне хотелось, чтобы это было так, потому что в этом  был бы хоть какой-то смысл.

– Как вообще... – Хай замолчал на секунду и сделал фэйсхуф. – Думаю, это не важно. Не сомневаюсь, что вы даже не представляете, какие последствия могут быть у того, что вы ска…

Его рот продолжал двигаться, но больше его не было слышно. А всё потому, что его голову окутало розовое сияние от заклинания Серенити. Самое лучшее применение.

К сожалению у Хая всё ещё было, что сказать. Его рог засиял, отправив пучок магии в розовый барьер окружающий его голову. Несколько секунд Серенити сопротивлялась, но, в конце концов, её заклинание развеялось в зелёной вспышке.

– Впечатляет. – Стэйкс улыбнулся Серенити. – Ты держалась дольше, чем я ожидал. Ты очень талантлива для своего возраста.

– Я вхожу в десятку лучших единорогов Дайса. – Она хихикнула. Отсутствие сна делало её гиперактивной. Значит, я зря читала ей историю... – Моровинд научил меня этому заклинанию и оно, типа, единственное, которое я знаю... Кроме телекинеза конечно. И я в нём хороша.

– Единственное заклинание, которому он тебя обучил. – Серенити кивнула. Он выглядел сконфуженным, но быстро собрался. – Да... Не важно. Как по мне, вы обе очень странные.

– Но ты же пошёл за нами. – Сказала Серенити, запрыгнув на стенд, за которым мы прятались и раскрыв наше местоположение. – Ну, в смысле, ты же работаешь на Хауса, да? Значит, ты по идее никогда не должен был идти за нами. Так что, если мы странные, то ты ещё более странный, потому что следуешь за странными пони в странные места.

Стэйкс молча смотрел на единорожку, пока его мозг обрабатывал информацию.

– Твоя кобылка слишком логична. Надеюсь, ты это понимаешь. – Что, правда? – Вы не можете быть ещё более разными. Это просто невозможно.

– Конечно, можем. – Я приготовилась к очередной дискуссии. – Хайред может быть адской гончей, или минотавром, или грифоном, или Дискордом.

Да, полагаю так мы были бы ещё более разными. Но я не уверена, что хотела быть кем-то из них. Если выбирать между двуногим чудищем, крылатой кошкой и хаотичной штукой... Я выберу земнопони. Да, это лучший вариант.

– Дискорд — это не вид. – Уточнил Хай. Он был таким полезным. Думаю, ему и Бэтмэйр стоит объединиться. Как-никак, он — Капитан Очевидность. – Дискорд... Был драконеквусом. Хайред никогда не смогла бы стать... Не важно.

Да ладно, серьёзно что ли?

Серенити хихикнула и сдержала зевок.

– Ты глупый. Ты мне нравишься.

Это не хорошо. Последнего пони, который ей понравился, мне пришлось взять, и теперь он таскается за мной... Ладно, может Флэйр и спас мою задницу один или два раза, но всё же. А вообще, забейте. Может он и шпионил за мной (и я не простила его за это), но он хороший. По крайней мере, он был забавным и надёжным... Ну, когда не шпионил.

– Э-э... – Стэйкс посмотрел в сторону, после чего продолжил. – Я рад за тебя.

– Та-а-а-ак... – Протянула Серенити, наклонившись над Стэйксом со стенда. – Ты можешь научить меня каким-нибудь магическим трюкам? – Жеребец тяжело вздохнул, но Серенити, кажется, не услышала. – Типа, как создание усов! Научишь?


Ночь тянулась невероятно медленно. Но независимо от того, как долго мы ждали, никто кроме нас на эту площадь не пришёл. Может быть, нет никакого отравителя, или, может, он пошёл к другому фонтану, или, по крайней мере, мы напугали его, и он сбежал. И под нами я подразумеваю Серенити. Большую часть времени я молча слушала её и размышляла над своими ошибками. Пожалуй, просто не буду писать об этом, потому что вам это, скорее всего, уже надоело.

В конце концов, наш разговор (который вела только Серенити) затих. Маленькая кобылка изо всех сил боролась со сном, но уже было слишком поздно. Всё ещё пытаясь сдержать зевоту и подёргивание ноги, Серенити спрыгнула с моей спины и покинула укрытие.

– Так скучно. – Сказала она, сворачивая за угол.

– Серенити. – Тупой Стэйкс слева от меня только посмеялся и покачал головой. – Серенити, вернись сюда. – Ответа не последовало. – Серен…

– Не волнуйся. – А вот и ответ. Потому что так и нужно делать, когда к тебе обращаются.

Я с тяжёлым вздохом поднялась и выглянула из-за укрытия. Вероятно, оно ужасно скрывало нас, и преступник просто сбежал. Серенити балансировала на краю фонтана с водой, махая передними копытами, чтобы лучше держать равновесие.

– Не переживай. – Сказала она и облизнула губу, сосредоточенно пытаясь устоять на краю чаши.

– Ну, Серенити. – Хай встал рядом со мной. Он выглядел уставшим, и я не могла его винить за это. – Мы должны продолжать наблюдать, чтобы поймать... Э-э... Плохого пони, который пытается сделать плохо другим пони.

Рискну предположить, что Стэйкс не очень хорошо ладит с детьми.

Серенити сумела убрать ноги с края чаши и теперь балансировала только на спине. Я была немного удивлена.

– Да, да, отравитель. Я не глупая, глупый. – Она хихикнула.  – ...Кроме того. Мы ждём уже целую вечность, и никто не пришёл. Каков вообще шанс, что мы встрет…

Почему моё плечо начало жечь?

А, внезапная яркая вспышка.

Свет ослепил мой глаз, и я закрыла его, но всё равно услышала всплеск воды. Когда я открыла глаз, то увидела Серенити, стоящую по колено в воде. И ещё за нами с хмурым, как мне показалось, выражением лица... Маски наблюдала Бэтмэйр. Стряхнув часть воды с головы, Серенити уселась в фонтане, и взглянула на супергероиню.

– Почему вы не в засаде? – Начала отчитывать меня Бэтмэйр, не замечая мокрую кобылку, вылезающую из фонтана позади неё. – Это контрпродуктивно для миссии в целом. Вы пр…

– Ты просто. Телепортировалась сюда. С ярчайшей вспышкой, которую сегодня ночью мог видеть этот город. – Сказала я. – Не очень-то похоже на скрытность.

– А что если бы он… Это не важно! – Она встала в героическую позу, и плащ за её спиной начал развиваться. – У нас появились гораздо более важные дела! Кажется, всё дело не в фонтанах, а в самой воде! Водоочистные сооружения! – Чего?

– И..?

Бэтмэйр очень серьёзно посмотрела на меня (наверное потому, что из-за маски ни хрена не понятно), пока Хай смеялся. Наконец, супергероиня снова заговорила.

– Если бы вы пытались отравить жителей Дайса, то какое место может подойти ещё лучше? – Оу, стоп. Думаю, в этом был смысл. – Флэйр заметил вспышки, которые оказались взрывами. Мы должны поторопиться.

– Стой, я… – Она побежала за угол. – Блин.

Я быстро схватила Серенити и, закинув на спину, побежала вслед за ней. Чёрт, а Бэтмэйр очень быстрая. Я завернула за угол и увидела длинную пустую улицу. Разрушенные здания на обеих сторонах скрывали свои фундаменты в тенях. Не самое подходящее время для рифм.

– Ты вообще знаешь, где находится водоочистная станция? – Спросил с легкой ухмылкой Стэйкс, остановившись рядом со мной. Моё молчание оказалось тем ответом, который он ждал. – Следуй за мной.

В этот раз он побежал вперёд, и я последовала за ним. Мне нужна была карта этого сраного города. Она сохранила бы мне так много времени.

Мы покинули трущобы Дайса и двинулись по Восточной дороге, ведущей в центр города. Серенити потянулась к моему уху, пока я бежала и спросила.

– А это хорошая идея?

Бежать к взрывам? Думаю, нет. Но Бэтмэйр была права. Этого пони нужно хорошенько отпинать, и я была как раз в нужном настроении. Кроме того, отравление воды не очень хорошо помогает исправить общество в городе.

– Не совсем. – Ответила я.

– Тогда зачем…?

Я перебила её.

– Кто-то должен. Я не занята.

Думаю, что она согласилась с этим ответом, потому что решила больше не задавать вопросы.

Когда мы добрались до фонтана в самом центре города, я обнаружила, что Бэтмэйр сидит на вершине статуи на самом фонтане. И ещё она собрала вокруг себя небольшую толпу пьяных пони, которые наблюдали за ней.

– Как она забралась туда...?

Послышался вопрос из толпы. А затем вопросительные возгласы этой же толпы, когда героиня посмотрела прямо на меня.

– Напарник! – Обратилась она ко мне, когда я подошла ближе, тем самым заставив всех пони обернуться на меня. – Почему так долго? – Я хотела за что-нибудь спрятаться. Чёрт, они все смотрели на меня. В тот момент, я бы отдала что угодно за возможность телепортироваться. – Ну, скажи что-нибудь!

Они всё ещё смотрели на меня. Я ненавижу быть в центре внимания. Я пробубнила что-то в ответ, смотря в землю, и всеми силами старалась не покраснеть от стыда.

– Кхе... – Я кашлянула в копыто и постаралась сконцентрироваться. Шикарно. – Я... Нагнала тебя. Думаю, я слышала о преступлении?

Да, это всё. Мне надо бежать, и правосудие, и всё такое.

– Да. Правосудие не может ждать! – Со вспышкой и жжением плеча, она исчезла с вершины статуи и появилась прямо рядом со мной. Толпа ответила радостными приветствиями, и я слышала, как несколько пони даже похлопали копытами в знак одобрения. – А теперь, мы должны идти! Следуй за мной!

Она снова побежала вперёд, в этот раз по Южной дороге. Серенити хихикнула, и я рванула за Бэтмэйр, оставив ликующую толпу позади.

Хай Стэйкс решил сжалиться и замедлил темп, чтобы бежать в ногу со мной.

– Почему мы вечно должны куда-то бежать?

Он звучал более уставшим, чем раньше. А вопрос, кстати говоря, неплохой. Кажется, Бэтмэйр просто не умела ходить и пользовалась бегом постоянно. Я уверена, что именно это помогло ей заниматься геройствами, но я уже устала. Ладно, нельзя останавливаться.

Всё это время мы пробегали мимо недоумевающих пони. К счастью, никто из них не узнал меня. Я не хотела, чтобы меня связывали с супергероиней. Через некоторое время, мы промчались мимо двух многоэтажных апартаментов (одни из которых занимала база Анклава) и дальше на юг, даже дальше лагеря Наблюдателей. Вскоре мы добрались до перекрёстка.

Налево уходила не сильно длинная дорога, которая упиралась в огромное куполообразное здание. Как мне показалось, оно светилось зелёным светом, освещая всё по обе стороны от стены Дайса, на которой оно, частично, и располагалось. Справа от меня был большой комплекс зданий, окружённых железным высоким забором с колючей проволокой. Бэтмэйр пошла направо, а я двинулась за ней.

Когда мы подошли ближе к комплексу, я заметила трёх пони, стоящих перед воротами и одного за ними. Они болтали между собой, пока не заметили нас.

– Хэй! – Крикнул жеребец с зелёной шёрсткой. – Вам нельзя здесь нах…

Бэтмэйр исчезла во вспышке. И появилась снова через мгновенье, но уже над жеребцами, приземлившись одному из них ногами прямо на лицо. Она тут же схватила его за голову и бросила в грязь. Затем героиня атаковала второго, нанеся очень сильный удар в грудь. Жеребец простонал, но удержался на ногах, в то же время, в панике, выхватывая пистолет магией. Все пули ушли мимо.

После серии вспышек, второй пони лежал на земле, а рядом с ним половина выбитых зубов. Всё это случилось за несколько секунд, и два оставшихся пони только успели достать свои рации и начать звать на помощь. Бэтмэйр телепортировалась за забор и отправила жеребца головой прямо в консоль. Благодаря этому, ворота начали открываться, и секундой позже последний пони отправился в полёт, закончившийся падением на третьего.

Когда они оба начали двигаться, героиня, не теряя времени, появилась прямо над ними и спустя всего пару ударов, они уже снова лежали неподвижно. Возможно, жеребцы были мертвы, но я не уверена. В это время первый, зелёный жеребец, начал приходить в себя. К счастью, я была уже близко к нему. Он повернул голову к Бэтмэйр. Быстрый удар задними ногами отправил его скользить по грязи прямо за ворота.

Бэтмэйр кивнула мне, и через мгновение, рёв, исходящий изнутри строения, сотряс воздух. Этого было достаточно, чтобы она снова переключилась на задание и побежала вперёд. Я осталась среди пони, стонущих и корчащихся от боли. На самом деле, очень хорошо, что эта кобыла была на моей стороне. Нет, конечно, у меня получалось драться с ней вничью, но только благодаря моему скрытому таланту. У любого другого пони не было и шанса. Да даже я держалась за счёт своей удачи. Ещё один взрыв.

– Ха-а-а-айред. – Протянула Серенити, закинув копыта мне на голову. – Разве мы не должны идти…?

Верно. Время быть героем.


Коридор был светлым, чистым и абсолютно пустым. Я не была уверена, куда именно убежала эта неугомонная кобыла, так что мы с Хаем решили пойти к самому большому зданию во всём комплексе, чтобы найти источник беспорядков и (что ещё важнее) Флэйра, который отправился сюда раньше всех нас. Обычно, он встречал нас у входа или, по крайней мере, его было легко найти, благодаря его болтливости.

Я пошла вперёд по коридору, где единственным звуком был цокот наших копыт (Серенити решила слезть с меня и, к тому же, взяла с собой тот пистолет, который я дала ей в Каркхуфе (я практически забыла о нём во всей этой суматохе...)). Мы прошли мимо нескольких пустых офисов, но времени на их осмотр у нас не было. И во всех было пусто...

Почему вокруг нет никого и ничего?

Из этого вопроса у меня следовал другой, ещё более интересный: почему, если вокруг нет никого, моё плечо горело от магии? Мои два напарника-единорога не использовали магию, но я чувствовала что-то... Знакомое, и в то же время, сильнее обычной магии.

– Был когда-нибудь здесь? – Спросила я, когда мы вошли в абсолютно пустой длинный зал.

В конце этого серого помещения, я увидела несколько двойных дверей, которые выглядели многообещающе. Но в то же время, я чувствовала, что чем ближе мы к ним подходили, тем сильнее жгло моё плечо. Хай Стэйкс заговорил.

– Нет. Мустанги всегда очень хорошо охраняли этот объект... – И где же тогда они? Разве там не должны были быть охранники... Что-то очень странное творилось там, и если Мэйхем не знал, то мы собирались узнать это за него. И я бы не хотела быть там, когда всё произойдёт. – Наверное, мне стоило остаться на базе... Не думаю, что всё закончится хорошо. У меня ужасное предчувствие. – Отличный способ сглазить.

– Может они все отправились в кроватку? – Зевнув спросила Серенити.

Я могла видеть, как она нервничала от нетерпения исследовать все те офисы, мимо которых мы прошли.

– Ты ведь сама не веришь в это... – Прямо ответила я. Мы уже почти добрались до конца зала.

– Я просто пытаюсь быть оптимистом. Вы оба выглядите мрачными. – Она фыркнула. – Не улыбаетесь и всё такое...

– Всё будет в порядке, Серенити. Нам просто нужно найти Флэйра и уйти отсюда. То, что здесь происходит, нас не касается. – Сказал ей Стэйкс.

– Или... – Продолжила я, подходя к двери. – Мы должны разобраться с тем, что здесь происходит. – Я медленно приоткрыла дверь. – Ну, знаешь. Делать правильные штуки, чтобы меняться. – Хай Стэйкс в ответ только ухмыльнулся. Я открыла дверь и вошла в большую комнату.

Нет, просто огромную комнату! Но она была почти пустой. Помещение с низким потолком и множеством ламп на нём тянулось в разные стороны. А пустой она была из-за того, что большую её часть занимала огромная цистерна с водой, по краям которой шла дорожка. Подойдя к краю дорожки и наклонившись через перила, я увидела, что эта емкость ещё и глубокая, а вода была кипящей. Оу! И над всем этим бассейном находился шаткий мостик, на котором стояли два пони. Наверное, я должна была сказать это с самого начала.

– Флэйр! – Хай бросился вперёд по мостику. Идиот.

Я снова посмотрела на двух пони и кое-что поняла. Во-первых, один из них был не пони, а минотавр, одетый в какое-то подобие синей униформы, а во-вторых, этот минотавр держал Флэйра за шею прямо над бурлящей водой. Ладно, не такая уж и сложная задача. Мне просто нужно было прицелиться из Искусности и... Пиздец. Впопыхах, я присоединила свою винтовку к боевому седлу с правой стороны. Я не могла целиться глазом, которого у меня уже нет, а стрелять навскидку, когда Флэйр был так близко к цели, было слишком опасно. Поэтому я побежала за Стэйксом. Когда я добралась до шаткого мостика, Флэйр заметил нас и усмехнулся.

– Вы как раз вовремя! – Прокричал он нам. – Я специально ждал вас, чтобы показать… – Флэйр заткнулся, когда заметил, что в него летит кулак минотавра. Пегас увернулся и сам ударил его в ответ, оставив на синей униформе что-то блестящее. – Вот это!

Хлопнув крыльями, Флэйр постарался максимально высоко  отлететь в сторону от огромного монстра. В это же время, минотавр в панике схватился за свою рубашку. Он успел сорвать её и сбросить с мостика, как вдруг...

БУМ!

Взрыв встряхнул дорожку под нами, сбив меня с ног. Стэйкс тоже упал, и я уверена, что даже Серенити не смогла удержаться. Когда дым начал рассеиваться, я махнула Стэйкс копытом.

– Мостик слишком узкий для двоих. Хватай Серенити! Я разб…

Когда я обернулась к нему, то поняла, что он уже спокойно стоит и разговаривает с Флэйром. Видимо, это был день «неподчинения начальству».

Я повернулась к минотавру и смогла получше рассмотреть его, пока он, оглушённый взрывом, медленно старался подняться на ноги. Его шерсть, в отличие от Джинджер, была тёмно-синего цвета, и он был не таким накачанным, как минотавр Наблюдателей. К тому же, его рога были прямыми, а не скрюченными... И как он вообще попал туда незаметно? Когда минотавр стоял на своих двух впечатляющих ногах, возвышаясь над всеми, он НЕ выглядел скрытным. Так было до того момента, пока его рука не включила прибор на поясе. С треском он исчез из поля зрения, а моё плечо начало жечь.

– Ты можешь использовать магию?! – Вскрикнула я.

Но ничего, кроме смеха я не услышала. Не важно. Нахер минотавров. Сильвер, в атаку!

Может он и умеет становиться невидимым, но для меня это не проблема. Я ведь просто могу разбежаться и ударить туда, где он стоял секунду назад. Мои задние ноги с силой врезались в его грудь, превращая смех идиота в кашель. Я не могла видеть его, но чувствовала плечом, как магия немного ослабела, и это помогло мне понять, где он. Юху-у, мои суперсилы становятся могущественнее! Этого было достаточно, чтобы я развернулась и с рыком ударила его, неприятно удивив.

– Как ты можешь видеть меня, пони?! – Возмутился бестелесный голос. Затем, жжение внезапно сдвинулось, будто он прыгнул в сторону. Но внизу была кипящая вода, и пар, и это было бы просто самоубийством, а... Жжение показало, что он находится сзади меня. Я попыталась повернуться к нему, но в узком коридоре не смогла сделать это достаточно быстро.

Острая боль, пронзившая мне спину, заставила колени прогнуться и отправила меня лицом в железную решётку. Прежде, чем я успела отреагировать, я получила ещё один удар по спине. А затем меня подняли в воздух за задние ноги! Я махала копытами перед собой, стараясь задеть минотавра, но не могла достать. Я практически чувствовала, как он смотрит на меня, но могла только смотреть на воздух. На самом деле, я смотрела на другой конец мостика, где стояли Серенити и Хай Стэйкс, наблюдавшие за этим. Они могли пристрелить его в любой момент, но, конечно же боялись попасть в меня. Спасибо.

– Пони раздражают меня. – прорычал голос. – Я пытаюсь делать свою работу, а не возиться с…

Перья?! Это Флэйр врезался в минотавра. Я понадеялась, что этого было достаточно, чтобы отвлечь его. Я начала раскачиваться. Вперёд и назад. Когда-то в Мэйрфорте, я умела раскачиваться на качелях лучше всех, и всё ещё помнила, как это делать. Мои передние копыта врезались в грудь зверя, и он уронил меня. Головой вниз.

Вскрикнув от боли, я перевернулась на копыта и встала, потирая голову. Жжение снова сдвинулось, но теперь, когда его невидимость начала понемногу пропадать, я могла видеть перед собой мерцание. Этого было достаточно, чтобы понять, что он висит над кипящей водой и держится руками за край мостика. Он такой полезный... Так что я занесла копыто в воздух, и наступила ему на руку, вызвав крик боли и сбросив его с огромной высоты.

– Ты глупая маленькая пони! – Что-то схватило меня.

Минотавр взял меня своими сильными руками и бросил с моста. Повернувшись, я смогла ухватиться своим протезом за перила. Это, конечно, спасло меня, но я всё ещё висела над чаном с кипящей водой. Пар неприятно обжигал, а из-за температуры я начала потеть и чувствовала, что скоро соскользну.

– Глупая пони. – Магическое поле невидимости исчезло, и теперь я чётко видела перед собой злого синего минотавра, держащегося за раненую руку. – Я пытаюсь делать свою работу. – Монстр схватил меня за металлическую ногу. – Так что лучше отв…

БАХ

Пуля влетела в его повреждённую руку, забрызгав кровью мостик. Повернув голову, я увидела Стэйкса, который уже приготовился ко второму выстрелу. Но у него не было шансов, потому что минотавр отступил влево. Я же почувствовала, что кто-то подталкивает меня снизу.

– Ты... Слишком толстая... – Закряхтел Флэйр, помогая мне залезть на мостик. – Иди и пинай задницы уже!

Верно. Окей. Поднимаясь на ноги, я почувствовала, как мостик качается подо мной. Должно быть, взрыв Флэйра повредил его, а то, что на нём ещё и проходила драка, нисколько не помогало делу.

– Глупая пони. – Рыкнул минотавр, держась за руку, но не делая ничего, чтобы остановить кровь, стекающую и капающую в воду. – Не заставляй меня делать тебе больно! – Он шагнул вперёд. – А ну, уходи!

– Ты здесь работаешь? – Спросила я.

Он уже несколько раз сказал, что у него здесь работа. Я не была уверена, работает ли он здесь или же его отправили сюда устроить диверсию, так что я решила хотя бы спросить.

– Это.. – Я заткнулась, когда он наклонился вперёд и побежал прямо на нас. Я упала на пол и закрылась от него своей металлической ногой. С характерным скрежетом, его рога пробили ногу насквозь, но остановились в сантиметрах от моей морды.

Они выглядели довольно острыми и были очень близко к моему лицу. Со стоном, я прижалась к мостику всем телом.

– Отвали… – Я напрягла все мышцы своего тела. – ...От меня!

Рога вошли в ногу глубже, и из неё посыпались искры, но я всё же смогла поднять его вверх и перебросить через себя. Он с грохотом приземлился за моей спиной, кряхтя и тяжело дыша.

– А теперь. – Сказала я, поднявшись на ноги и топнув ногой. – На кого ты работ…

Мостик под ногами покачнулся. С треском вся платформа начала заваливаться набок, сбрасывая нас в кипящую воду. Падая вниз, я успела вывернуться и схватиться копытом за перила, из-за чего мостик наклонился ещё сильнее.

Снова свисая над кипятком, я обернулась и увидела минотавра, пытающегося удержаться одной рукой за край самого мостика. Он со стоном пытался подняться, но, если быть честной, одной рукой он просто не смог бы поднять свою огромную тушу, а вторая, благодаря Стэйксу, была бесполезной. Я действительно не желала его смерти. Не знаю почему! Видимо, я стала слишком доброй.

– Держись, думаю, я смогу помочь! – Крикнул Флэйр, быстро подлетая ко мне. – Ещё немного! – Он схватил меня.

Я уже чувствовала, как моё копыто заскользило из-за пара, но потрясла головой, чтоб не думать об этом.

– Хватай минотавра! – Кряхтя прокричала я. Пегас выглядел так, будто собирался рассмеяться. – Я серьёзно! Он может знать, что здесь творится. – На его лице появилась гримаса удивления. Идиот. Слава Богиням, что мы оказались здесь не единственными пони. – Стэйкс, подними меня магией!

– Да он только что пытался убить меня! Это, типа, из тех вещей, которые не очень хорошо влияют на мой инстинкт героя. – Мостик снова дёрнулся, из-за чего я чуть не упала. – А ещё он тяжёлый. Я не настолько сильный, и если он будет дёргаться, то…

– ФЛЭЙР! – В гневе прокричала я. – Просто сделай это!

– Ладно, ладно, но если мы все умрём, то я в этом не виноват! – Он подлетел к синему монстру и схватил его передними ногами. – Теперь держись крепче и не дёргайся…

Минотавр в ответ кивнул и крепче схватился за край. Медленно паря, Флэйр смог поднять его выше, махая крыльями так быстро, как только мог. Отлично.

– Стэйкс! – Он кивнул и обхватил меня своей бледно-зелёной телекинетической хваткой. По мере того, как я поднималась всё выше и выше, его рог светился всё ярче. Я видела, как у него на лбу проступил пот, и то, как он стиснул зубы. Видимо, телекинез не был его сильной стороной, но у него получилось поднять меня достаточно высоко, чтобы я поднялась на мостик.

А затем мост упал.

Перед глазами пронеслась вся моя жизнь. Я падала. Видимо, он всё же не выдержал веса и оборвался. Да как так! Махая копытами в полёте, я молилась Селестии, чтобы мне одолжили крылья хоть ненадолго. Металлическая секция моста упала в воду со всплеском кипящей воды. Я закрыла лицо. Кажется, будет больно.

Ничего. Я перестала падать.

Открыв глаз, я увидела, что я нахожусь в паре сантиметров от воды, окружённая розовым и зелёным пузырем. Задержав дыхание и стараясь не двигаться, я медленно, даже слишком медленно, парила к моим друзьям, которые выглядели очень уставшими. Наконец-то, твёрдая поверхность находящаяся НЕ над кипящей водой. Стэйкс вспотел, а Серенити просто валялась на полу, закрыв глаза. Молодец, она хорошо постаралась.

– Так. – Флэйр бросил минотавра на пол с метровой высоты. Он упал и охнул. – Ты собираешься объяснить, почему чуть не пожертвовала собой ради... Штуки, которая пыталась прикончить нас?

Верно. Я медленно поднялась на ноги... И сразу упала, потому что мой протез не работал. И уткнулась носом прямо в бетонный пол. Прежде чем я смогла хоть что-то сделать, Серенити уже стояла рядом со мной, с грустным взглядом рассматривая мою ногу.

– Не-е-е-е-е-е-е-ет, посмотри что ты наделал! – Прокричала она, глянув на минотавра. – Чёрт!

Она достала из своей сумки несколько кусков металла, провода и какие-то инструменты, которые… Я даже не знаю, как их описать.

– Ты можешь починить её? – Спросила я. Да, я помнила, что Флэйр обратился ко мне с вопросом, но это важнее. И он всё равно выглядел занятым, разговаривая с Хаем. Серенити нахмурилась, вздохнула и взялась за работу с моей ногой.

– Нет, но я могу заставить её работать, пока мы не найдём нужные запчасти.

Она облизнула губы и начала осматривать провода в своей сумке.

– Хорошо. – Я взглянула на Флэйра и минотавра (который мирно сидел на полу, скрестив руки на груди). – Может кто-то... Объяснить мне, что здесь происходит?

Минотавр взглянул на меня так, будто я задала самый глупый в мире вопрос. Очевидно, мы оба не очень приспособлены к общению.

– Ты что, глупая? – Эй. – Вы атаковали нас.

– Атаковали?! – Вскрикнул Флэйр. – Мы вообще-то в Дайсе, а не в вашем... Откуда бы вы там ни были! Кто-то взорвал закрытые двери или типа того, и я отправился разузнать и увидел тебя! – Он драматично указал на него копытом. – Тебе просто повезло, что я не убил тебя сразу! После того, что вы тут сделали, тебе и правда повезло, что ты ещё жив, лживый минотавр! – Стоп, что?

– Глупые пони. – Он указал на устройство на своём поясе. – Я работаю здесь. Вы не должны были видеть меня. – Он поёрзал на месте. – Нас не должны видеть. Вы ведь не с ними, да? – Я кивнула. – Значит, это плохо, а не хорошо. – Он медленно поднялся на ноги. – Меня зовут Анбрейкбл Вилл. Мой клан согласился работать на группу, которую вы называете «Мустангами», взамен на чистую воду и информацию. Оказалось, что мы подходим для работы на этом заводе лучше, чем пони. – Верно. Видимо, руки — очень полезная штука.

– Стоп. – На лице Хай Стэйкса появилась коварная ухмылка. – Ты говоришь, что Мэйхем нанял минотавров? Которые стоят огромной армией в лагере прямо за каньоном Ридж Бридж? Таких же минотавров, которые год назад вырезали Хуф Таун, окрасив местную речку в красный цвет кровью пони? – Он немного вздрогнул от обвинения, но не сказал нет. Почему-то, при упоминании Хуф Тауна, Серенити достала из седельных сумок Скутаборга и стала наблюдать за разговором. – Ты хоть представляешь, сколько стоит эта информация?! – Он нервно засмеялся. – Ох, не переживай, я не продам её сейчас за пару крышек. Я оставлю её на чёрный день.

– Вот по этой причине нас не должны были увидеть... – Он вздохнул. – Это уже не имеет значения. Мой клан залёг на дно. Некоторые отправились сообщить Мэйхему, но я не думаю, что у нас есть на это время. Пони с белой мордой пришёл сюда, и его союзники без проблем справились с охраной. Я боюсь, что у нас завелась крыса. Они знали как, когда и куда бить, чтобы мы не смогли ответить. Они даже выключили сигнализацию. – Это очень не хорошо.

– Пони с белой мордой? – Спросила я.

– Может, это Смехоребец? – Паря рядом спросил Флэйр, который всё ещё был раздражён тем, что зря дрался с минотавром. – Я слышал, что он красит свою морду в белый или типа того. – Думаю, это выглядит устрашающе. – Если это он, то это довольно странное совпадение. Внезапно, происходит какая-то хрень, и его заклятый враг сразу узнаёт об этом и находит его. Я имею в виду, что...

Совпадение. А может...?

– Этот... Смехоребец. Кто-нибудь знает, кто он такой? – В ответ все лишь покачали головой. Даже Серенити отвлеклась от копания в моей ноге и повернулась ко мне. – Кто появился раньше, он или Бэтмэйр? – Я помню, что впервые услышала о них по радио. Нью Хайгас рассказывал, что эти двое провели много времени, сражаясь друг с другом, что не очень радует жителей Дайса. Сама Бэтмэйр могла бы сделать много хорошего, но ведь она тратит кучу времени на одного пони и никак не может избавиться от него... Что ж, не будь его, то для неё это был бы довольно скучный город, не так ли?

– Бэтмэйр. – Ответил на мой вопрос Хай. – Она поработала здесь немного. А пару месяцев назад появился Смехоребец, и с тех пор их столкновения являются своеобразным развлекательным шоу на радио. – Просто совпадение. – А что?

– Ничего. – Я потрясла головой. – Серенити?

– Ещё пару минут. – Она по-прежнему дулась. – Это просто преступление! Сотворить такое с этим прекрасным образцом. Он уже никогда не будет таким же хорошим, как до этого. Признанная классика в мире протезов уничтожена тобой. – С грустным выражением лица, она подтолкнула Скутаборга, будто призывая его тоже посмотреть. – Ты сможешь ходить, но не пытайся бегать или бить им кого-то, пока я его не отремонтирую, окей?

– Извини... – Я повернулась к минотавру. В смысле, к Анбрейкбл Виллу. Он хоть и выглядел как монстр, но у монстров нет имён, так что важно не забывать об этом. – Вилл, ты видел, куда он отправился?

– Да. – После этого последовала долгая пауза. Может, он сомневался, стоит ли нам доверять эту информацию? – Главная насосная станция. – Я э-э-э... Не совсем поняла. Все молчали, было слышно только бурление кипящей воды в огромном резервуаре. – Вода на эту очистительную станцию берётся из огромного подземного резервуара, который располагается намного глубже даже самих туннелей под городом. Оттуда она проходит через несколько стадий очистки на этом заводе. Кипячение должно избавить воду от остатков радиации. – Я задумалась, насколько много огня нужно, чтобы прокипятить всю эту воду. Может быть поэтому Рой атаковал электростанцию? Они ведь ещё и огонь делают, верно...? Минотавр продолжил. – Если они решили отравить воду, то выбрали неудачное место. Тут столько этапов очистки, что от яда не останется и следа.

– Зачем пытаться отравить? – Спросил Флэйр. В какой-то момент, я поняла, что он завис вниз головой, но из-за того, что он делал это почти постоянно, я перестала обращать внимание. – Если бы я был на их месте, то просто взорвал бы всё тут к херам. – Серьёзно? Кто бы мог подумать, что ты бы здесь всё взорвал, будь ты злодеем. – Я серьёзно. Кто-то может придумать яд для всего Дайса лучше, чем радиоактивная вода, которая теперь не проходит очистку... Вот. – Стоп... В этом был смысл.

Я резко встала.

– Ещё не готово! – Серенити подскочила вместе со мной.

– Нам нужно идти. Сейчас. – Сказала я, а затем быстро продолжила, прерывая жалобы Серенити. – У нас нет времени.

– Идите. – Сказал Вилл. – Мой клан будет наблюдать, но мы не сможем вмешаться. Меня накажут уже за то, что я говорил с вами. – А? – Мы поклялись не попадаться другим на глаза или убивать тех, кто нас видел. Я не могу убить вас, а вы меня видели. Это огромный удар по чести моего клана. – Э-э... Окей.

– Как вы вообще попали сюда? Я имею в виду в Дайс. – Спросил Флэйр, приземлившись рядом. – Просто я не думаю, что вы зашли сюда через главный вход.

– Туннели.

Быстро ответил он. Ну конечно. Думаю, минотавры были просто очередной угрозой, скрывавшейся под Дайсом.


– Куда делась Бэтмэйр? – Спросил меня Флэйр.

К этому моменту, мы уже выходили из здания. Анбрейкбл Вилл рассказал нам, как добраться до главной насосной станции, и мы поспешили туда.

– Понятия не имею. Она убежала сразу, как только мы догнали её. – Тихо ответил Хай.

Кто знает, кто за нами следит. Ну, учитывая, как сильно жгло моё плечо, то у меня была одна идейка. Интересно, как много минотавров следило за нами в тот момент.

– Может нам повезло, и она уже разобралась с плохими пони!

Я улыбнулась Серенити, которая цокала копытцами рядом со мной. К сожалению, из-за протеза, я прихрамывала и шла медленнее, чем обычно. С одной стороны было бы неплохо, если бы к этому моменту наши проблемы с этим беломордым пони были уже решены. Но с другой стороны, это означало бы, что нам повезло в этот раз, но может не повезти в следующий.

Комплекс сам по себе был раздражающе сложным. Там, конечно, были проходы между зданиями, но он всё ещё был похож на огромный лабиринт с разными постройками и просто нереальным количеством труб. Я чувствовала себя вдали от Дайса. Зачем обычной насосной станции нужны все эти здания? Меня не покидала подобная мысль, поскольку всё ещё волновало то, что там происходит. Единственное, что меня сейчас беспокоило, так это взрывы.

– Просто вопрос... Разве мы не должны, типа, спешить? – Флэйр специально махал крыльями медленно, показывая свою позицию. Когда он летел справа, мне приходилось полностью поворачивать голову, чтобы видеть его.

– Ни в коем случае! – Серенити подпрыгнула и схватила его за крыло, заставив спуститься на землю. – Её нога ещё не развалилась только благодаря изоленте и жвачке! Если мы будем идти быстрее, то протез точно сломается.

– Мы можем пойти вперёд. Похоже, Хайред не будет полезной, даже если мы и придём все вместе. – Сказал Стэйкс. Жестокий удар прямо в спину. – Лучше всего сейчас не напрягать её. Мы с тобой точно разберёмся с любыми трудностями.

– Так же, как ты разобрался с минотавром? – Спросила я с насмешкой, стараясь игнорировать то, что моя нога выворачивается в сторону при каждом шаге.

– Это было... – Он поморщился, идя слева от меня. – У меня не было выбора. Сначала я не мог стрелять из-за риска попасть во Флэйра, а потом вы оба закрыли его от меня. И я весьма плох в ближнем бою.

– Так же, как и Флэйр. – Продолжила я, ведя этот разговор в нужное русло. – Так что, если вы оба отправитесь дальше сами и на вас нападут из засады, то-о-о... Вы проиграете. Понятно? – Он взглянул на меня с очень серьёзным лицом. – Лучше оставаться вместе.

– Ты не будешь драться с такой ногой. – Серенити продолжала стоять на своём. Видимо, для неё скорейшее разрушение, возможно, последнего в мире завода по очистке воды, казалось менее важным, чем поломка моей ноги. Это было... Ну, именно этого я и ожидала от Серенити. Я действительно должна была оставить её с Хэйз.

Стоп. Я ведь так и сделала. А затем, она пошла за мной. Наверное, мне стоило отругать её, но тогда я бы пошла по охрененно тонкому льду. Я не хотела лишний раз рисковать.

В конце концов, мы нашли главную насосную станцию, которая оказалась маленьким серым зданием с четырьмя огромными трубами, выходящими из каждой стороны постройки. Входом служила обычная металлическая дверь, которая была странным образом выгнута. О, ещё на том месте, где должна была быть ручка и замок, находилось выгоревшее кольцо. Видимо, эту дверь кто-то недавно открывал. И без разрешения.

– Серенити. – Я шёпотом обратилась к кобылке. – Твоя звуковая магия... Ты можешь сделать так, чтобы мы говорили нормально, а другие не слышали нас?

– Я... Я попробую. – Моё плечо начало жечь, когда её рог засветился слабым розовым светом. Медленно маленький шар из магии становился всё больше и больше, и в конце концов окружил нас. – Не смогу долго держать... – Пробубнила она, и вокруг её рога появился ещё один слой магии.

– Впечатляет. – Сказал Стэйкс, при этом блеснув очками, потому что... Ну, они просто делали это иногда. Я уже перестала пытаться понять, почему. – Двухслойный звуковой барьер, который заглушает звуки с двух сторон, но при этом даёт нам возможность свободно разговаривать. Технически, это то же заклинание, но применено необычным и довольно умным способом. – Серенити засветилась от счастья, но было видно, что она напряжена, и ей пришлось добавить ещё один слой магии, чтобы сдержать заклинание.

– Вот какой план. Мы заходим внутрь. Стреляем во всё. Если у них есть бомба, то у нас есть Флэйр, способный её обезвредить. – Отлично, Сильвер.

– И всё? Ворваться туда и надеяться, что нас самих не убьют? – Конечно же, Хаю нужно было пожаловаться на мой гениальный план. Готова поспорить, что его даже никто никогда не приглашал в группы, и он сам цеплялся к ним, как пиявка. – Мы должны проникнуть внутрь и атаковать с флангов. – Бла, бла, бла.

– Здесь есть только один вход. Посмотри, какое маленькое здание. Там точно не может быть больше одной комнаты. – Грустно вздохнув, он кивнул в ответ. Так тебе и надо. Нечего было докапываться к моему плану. Ну что ж, вперёд. – Серенити. Стой за мной. Если всё пойдет плохо, то разворачивайся, беги и прячься где-нибудь. – Кобылка кивнула. Она выглядела уставшей, но всё ещё старалась быть сильной, даже не смотря на то, что пот каплями стекал с её головы. – Вперёд.

Магическое поле вокруг нас исчезло. Я разбежалась и выбила дверь, а затем как можно быстрее проникла в помещение.

И я успела сделать всего два шага, прежде чем к моему лбу приставили ствол.

– Хе-хе-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! – Оружием, на мушке которого я оказалась, был дробовик с зубным хватом, который держал (и при этом ещё умудрялся смеяться) жеребец. – Ты бы только видела, как сейчас выглядит твоя морда! Просто великолепно...

Шёрстка жеребца была тёмно-красной, а грива была длинной и жёлтой. А его лицо было окрашено белой краской, поверх которой была нарисована глупая красная улыбка. В этот момент, я поняла, зачем этот придурок пользовался таким дурацким макияжем. Он помогал скрыть тот факт, что половина его лица была кибернетической.

– Хэй... – Я услышала, как Флэйр подходит из-за моей спины. – Мы тут просто мимо проходили, и вот решили узнать, может, вам помощь нужна или вро…

БАХ!

Пуля попала в бетонную стену, и я услышала, как Флэйр сглотнул. За сумасшедшим жеребцом с белой мордой стояла дюжина его помощников (все в белых масках), и каждый держал ружьё во рту. А у одного из них дымился ствол после выстрела. Кстати говоря, все они были земнопони. Я услышала шаги и краем глаза заметила, как один из них обходит нас сзади и закрывает дверь.

– Давайте мы немного поиграем. – Смехоребец радостно цокнул задним копытом. – Игра называется «Кто умрёт первым?». Может, это будешь ты? Эта малышка? Или-и-и-и... Кто знает! – Он усмехнулся. – Или я всех вас свяжу и позволю тебе выбирать! – Маленькая комната была забита пони и ржавыми трубами.

Моё плечо начало гореть, и я обратила внимание на потолок. Посреди комнаты было отверстие с решёткой, через которое комната освещалась лунным светом...

– Серьёзно? Это же шутка, верно? – Начала я. Он наклонил голову на бок, всё ещё усмехаясь. – В смысле... Раскрашенная морда? Смехоребец? Что это вообще за херня?

– Я даю пони настоящее шоу! Они любят шоу, и любят развлекаться. А что может быть лучше, чем бой не на жизнь, а на смерть, между героем и злодеем?! О-о да... Да, мы, конечно, многое разрушили, но это всё часть большой игры. – На его лице появилась садистская улыбка, но что-то было не так. Что-то во всём этом казалось неправильным. Слишком просто, что ли... Он появился, только чтобы сражаться с Бэтмэйр, но зачем? Его история не складывается. Его персонаж тоже не выглядит настоящим. Всё это чувствуется таким фальшивым. За свою жизнь я встречала достаточно поехавших пони, а этот был просто похож на актёра, который явно переигрывает. – Очень жаль, что Бэтси нет здесь, чтобы повеселиться с нами... Но зато, у нас есть вы! – Он заржал. – Земнопони, пегас, маленькая кобылка и единорог. Была бы с нами Бэтс, то был бы фулл хаус! Эх... Ну, так что, Мисс Героиня, какими будут ваши последние слова?

Я снова взглянула на решётку, и заметила быстрый летящий фиолетовый плащ.

– Ага... – Я ухмыльнулась. – Пригнитесь!

Через полсекунды его игра закончилась.

 – Чт…

Он повернул голову. Комнату озарила яркая вспышка света, и сразу после неё, я услышала, как что-то упало на пол. А затем комната наполнилась дымом. Я ударила беломордого железной ногой прямо в лицо, и от удара он отлетел в дым. Протез задрожал, но всё же не развалился.

Стрельба наполнила комнату.

– Серенити!

Она была быстрее, чем я ожидала; я почувствовала её магию в углу комнаты. Отлично. Я ворвалась в битву прямо на Смехоребца, пытаясь ударить его ещё раз. Слишком плохая видимость из-за дыма.

Это был хаос. Вспышки от выстрелов и магические прыжки Бэтмэйр были повсюду. Я споткнулась о трубу и врезалась в земнопони, которого мгновенно вырубила одним ударом в лицо. Второй зашёл ко мне со спины и, видимо, перепутал с союзником. Он подарил мне отличную возможность брыкнуться, отправив его в полёт в сторону ближайшей стены. Вообще не представляю, почему Бэтмэйр идея с гранатами показалась хорошей! Это — безумие.

Пуля пробила трубу прямо передо мной. Вода под напором ударила мне в лицо, заставив поморщиться и начать пятиться назад. Прямо на другого пони. Я споткнулась об него и упала на пол. Буквально через секунду, я заметила силуэт пони, который уже собрался ударить меня своим весом, и я сразу откатилась в сторону, увернувшись от удара. Потом я почувствовала, как кто-то другой наступил на меня. Так что я просто схватила его за ногу и завалила на пол.

– Хэй-хэй! – О, это же Флэйр.

– Извини. – Я отпустила его ногу. – Нихера не вижу.

– Да ты и так наполовину слепая! – Пегас заржал. – Мне всё очень нравится! Как же давно я не был в такой захватывающей битве! – Я легко ударила его в бок. – Ладно, понял! – Он закричал так громко, что заглушил звуки выстрелов. – Смотри сюда.

Я услышала, как он взмахнул крыльями и взлетел, а затем начал хлопать ими с такой силой и скоростью, что сдул весь дым в другую сторону комнаты, дав мне возможность хоть немного ориентироваться в битве.

Я увидела двух пони, которых вырубила, лежащими на земле и тихо стонущими от боли, а тот, о которого я споткнулась, уже валялся на земле с простреленной головой. И ещё, по меньшей мере, пять беломордых были убиты выстрелами в голову. Хай Стэйкс и правда хорошо справляется с винтовкой. Он стоял в углу комнаты, а трупы были разбросаны около него. Как он вообще мог видеть в таком густом дыму? Может, это из-за очков? Бэтмэйр всё это время совершала хаотичные прыжки по всей комнате, раздавая пинки всем противникам. Не достаточно сильные, чтобы убить, но мощные и резкие, чтобы сделать больно и даже вырубить. Когда я осмотрела всю комнату, то поняла, что вижу тела этих беломордых и много воды на полу, но нигде не было Смехоребца.

– Х-хайред!

Я повернулась, и увидела Серенити, перед которой стоял враг. Его уже успел кто-то ранить, и вся голова была в крови. Чёрт, как он вообще узнал, где она прячется?! Почему все видят в этом дыму, кроме меня? Нет времени думать, надо спасать её!

Я прыгнула на жеребца.

Время для меня будто замедлилось, пока я летела к нему, готовясь схватить передними ногами. Он медленно повернул голову ко мне, всё ещё держа дробовик наготове.

БАХ!

Мой кибернетический протез принял всю дробь в себя и превратился в кусок металлолома. К счастью, у меня всё ещё была вторая нога, и я ударила его ей, сбив с ног. Он сделал ещё один выстрел, но моя броня выдержала. Я врезалась головой в пол, и моё зрение помутнело от боли. До того, как я успела среагировать, он уже стоял надо мной, приставив дробовик к лицу.

– Така-а-а-ая сильная, но всё же? Ты довольна такой жизнью? Считаешь себя героем, да? – Я сжала зубы. – Скажи мне... – Каким-то образом кибернетическая половина его лица скривилась в гримасе. – Какова истинная природа героя?

– Боль? – Предположила я.

Что-то заставило его продолжить говорить, так что я могла приготовиться к атаке.

– Неудача. Хе-хе-хе-хе... Поняла шутку? – Он продолжил. – Герои терпят неудачи. Они пытаются и проваливаются. Если герой не проигрывает, значит, он что-то делает не так. Поздравляю! Ты настоящий герой, потому что облажалась! Время загадок закончилось, так что будь любезна сдохн…

Прозвучал выстрел.

Пуля попала в его дробовик, выбив из хвата и засыпав моё лицо осколками металла. Через секунду вторая пуля прошла сквозь его ногу. Притворство сразу испарилось.

– Блять! Драко платит мне недостаточно, чтобы я терпел это...!

Он развернулся и, хромая, побежал к двери. Уже у самого выхода он словил ещё одну пулю прямо во фланк, а затем скрылся в ночи.

Драко... Он сказал Драко. Может, он имел в виду Драконоборца? Я простонала и разлеглась на полу. Это дерьмово.

– Хайред! – Серенити стояла надо мной, держа пистолет в магической хватке. – Твоя нога! Её просто нет!

Через пару секунд ко мне подошел Флэйр.

– Я обезвредил бомбу. Спасибо за помощь, окей?

Затем и Стэйкс.

– Твой план почти убил нас. К счастью, я был с вами и помог всем...

Бэтмэйр во вспышке тоже появилась рядом. Кажется, она хмурилась.

– Ты позволила Смехоребцу сбежать!

Провал. Если это истинная природа героя, то в мире нет никого более героического, чем я.


Я шагала прочь от здания. Серенити очень хотела починить трубы, но у нас реально не было на это времени. Я была уверена, что заметила несколько невидимых минотавров, следящих за нами, и понимала, что Мэйхем прибудет в любую минуту. Думаю, Серенити была всё ещё расстроена тем, что я потеряла ногу. И я вроде как тоже. Она была со мной с самого Бридл Хоупа, а я хоть и скучала по своей настоящей ноге, кибернетический протез тоже был неплох. Серенити даже не поленилась и собрала все-все куски моей ноги, разбросанные по комнате, а также немного подправила тот обрубок, который торчал из плеча.

– Стэйкс. – Я обратилась к жеребцу, идущему рядом. Он казался немного смущённым тем, что рядом идёт такая калека. – Скажи... Старскриму, или Хаусу, или тому, кто этим занимается, что я не согласна на их условия, пока мне не дадут чёртов кибернетический глаз... И не заменят ногу.

– Хаус обычно не торгуется... Но учитывая обстоятельства... – Он взглянул на железную пластину, вживлённую в моё тело и выполняющую роль плеча. – Хизай полезнее, когда у него все 4 ноги на месте. Я передам ему... Сегодня ночью, наверное. Где ты будешь?

– Спасибо. В школе. – Я остро нуждалась во сне, даже несмотря на то, что уже близилось утро. – И возьми с собой Флэйра. – Пожалуйста.

– Без проблем, Хайред.

– Что! – Флэйр приземлился передо мной. – Разве у меня нет права голоса? – Я потрясла головой.

– Неа. – Я повернулась к Бэтмэйр. – Можно тебя кое о чём попросить? – Она кивнула в ответ. – Телепортируй меня к тому аликорну в школу-приют-бункер... Что-то ещё. И Серенити тоже.

Маленькая кобылка выглядела очень уставшей, и казалось, что она спит на ходу. Когда я посмотрела ей в глаза, то заметила, что малышка постоянно закрывает их, но потом резко открывает, стараясь не заснуть. Мне действительно не стоит таскать её на эти безумные приключения, но... Ну, она бывает весьма полезной. И без её помощи мы бы вряд ли смогли остановить злых пони и сохранить водоснабжение города. Надо будет купить ей конфет в благодарность.

– Я... Могу... – Она тоже звучала уставшей. – За твою помощь сегодня. Но после этого я попрошу тебя перестать меня просить о чём-либо. Я не такси и не курьер.

– Извини... – Пробубнила я и зевнула. – Вот. – Я подтолкнула Серенити поближе к Бэтси, когда её рог начал светиться. Стэйкс и Флэйр стояли рядом с нами в тени одного из зданий комплекса. Вокруг я могла слышать журчание воды, несущейся быстрым потоком по всем трубам вокруг нас. – Спасибо вам всем. – Я была необычайно вежлива в ту ночь. – Скажите... – Рог Бэтмэйр засветился ярче. – Какова истинная природа героя?

– Тупость. – Ответил Стэйкс с усмешкой, будто бы вопрос был адресован только ему.

– Непокорность. – Флэйр косо взглянул на Хая. – Герою порой нужно нарушать правила и приказы. Хех...

Мы исчезли со вспышкой света.

Чувство телепортации очень сложно описать. Это как будто всё твоё тело распадается на клетки, которые идут в одном цельном потоке горячего света (жжение было таким же, как у меня от магии), который раскаляет саму душу. Это продлилось не так долго, и вскоре я снова собралась воедино. Всё продолжалось не более секунды, но для меня это растянулось на больший промежуток времени, и это чувство я вряд ли когда-то смогу забыть. Когда я задумываюсь о том, что Бэтмэйр делала это каждый день, то у меня просто закипает мозг.

Я открыла глаз и поняла, что стою прямо перед дверью в приют Хэйз. Я чувствовала себя немного... Странно, но, по крайней мере, все важные части моего тела переместились вместе со мной.

– Ты на месте. – Сказала Бэтмэйр. Не уверена, зачем она это сказала, ведь у меня всё ещё были глаза... Э, глаз. – Преданный напарник. И ты, и твоя дочь. – Я вздрогнула и заметила, что Серенити странно смотрит на меня. Я совсем забыла объяснить ей ситуацию, не так ли? – Вы очень хорошо поработали сегодня. Я благодарю вас за помощь в битве со злодеем и сохранением водоснабжения в городе.

А действительно ли очистительная станция была в опасности? Нам понадобилось реально много времени, чтобы добраться до Смехоребца. Он мог взорвать всё в любой момент, но, похоже, что он ждал меня... Или Бэтмэйр. Будто бы он хотел сделать эту ситуацию ещё опасней... И драматичней. Всё это выглядело очень глупо. Слишком много совпадений. Я знала, что что-то упускаю, но не могла понять что. По крайней мере, я узнала про Мэйхема и минотавров. Это было действительно чем-то простым и лёгким для понимания, а ещё давало мне определённые возможности для шантажа... Ну и конечно, если Флэйр и Стэйкс тоже знали об этом, то Оставшиеся и Хаус узнают о случившемся незамедлительно.

Мне нужно больше друзей, которые за мной не шпионят...

– Хайред... – А? – Ха-а-а-айред. – Я посмотрела вниз на Серенити. – Мисс Бэтмэйр ушла...

Я осмотрелась. Определённо, так и есть.

– Хорошо. – Я похромала к двери. – Ты хорошо потрудилась сегодня, Серенити. – Она улыбнулась, несмотря на то, что ей об этом сказали уже не один раз. – Но... Если ты всё ещё злишься на меня... Почему? – Она говорила об этом раньше, ночью (неужели это был всё тот же день? Так много чего случилось).

– Я... – Она побежала вперёд и повернулась ко мне. – Я не знаю. Мне не нравится то, что ты делаешь, но в глубине души ты хорошая пони, я в этом не сомневаюсь! Так что... Я даю тебе второй шанс. И постараюсь сама быть лучше в этот раз! Я обещаю. Просто... Я хочу быть с тобой. Тебе не обязательно быть моей мамой или вроде того, просто... Пожалуйста? Я уверена, что в этот раз у нас обеих всё получится гораздо лучше!

Я наклонилась к ней и потёрлась носом об её щеку. Она хихикнула и легонько оттолкнула меня.

– Верно, Серенити, мы будем поступать лучше... Спасибо тебе.

За то, что дала второй шанс. После всего, что случилось... Я не заслужила его, но чувствовала, что если мне его дадут, то я ухвачусь за него всеми копытами. Если я собиралась построить для неё лучший мир, то должна была начать с того, чтоб обеспечить светлое будущее. Даже если я не могла быть той, кем она хочет меня видеть, я всё ещё могу быть той, кто нужен ей. И больше всего на свете она нуждалась в пони, которая будет заботиться о ней. Серенити так долго была одна, и теперь я могла стать для неё этой пони.

– Беги в кровать, уже поздно.

Она даже не стала спорить со мной. Просто кивнула в ответ.

– Доброй ночи, Хайред... И тебе спасибо...

Сказала она и побежала по коридору, оставив меня одну. Я не знала, что мне делать в тот момент. Мне хотелось просто убедиться в том, что кобылка будет в порядке.

И ещё я не знала, на каком уровне теперь были наши отношения. Это было уже не так, как раньше... Может, немного лучше, я думаю. По крайней мере, мы стали более честными друг с другом, и это определённо хорошо. Я не очень рада тому, что она снова отправилась со мной в опасное приключение, но это был её выбор, и она понимала, что ей это нужно. И к счастью, в этот раз я избежала нервного срыва и стрельбы в жеребят…

Я похромала в сторону комнаты Платинум Хэйз.

Открыв дверь головой, я завалилась внутрь и увидела прекрасного синего аликорна, покоящегося на своём матраце. Её глаза были закрыты, так что я предположила, что она спит, и упала рядом с ней. Со стоном я закрыла свои глаза и позволила себе устроиться поудобнее, наслаждаясь теплом её тела. Я не была уверена, готова ли к отношениям, но она была слишком тёплой, чтобы уйти.

Одно из её больших крыльев раскрылось и накрыло меня. Я почувствовала, что покраснела.

– Я думала, ты спишь.

– Мы не... Я не нуждаюсь во сне. – Она подвинулась ко мне ближе. Я не против такого. – Я волновалась, когда ты ушла... Что случилось?

– Билась с суперзлодеем. Чуть не погибла в чане с кипятком. Всё, как обычно. – Сказала я, зевнув. Не думаю, что она мне поверила. – Серьёзно. Спроси Бэтмэйр.

– Ты имеешь в виду ту кобылку, которая напала на меня при первой встрече? – Да, именно её! Я слегка усмехнулась и приподняла голову, чтобы положить её на бок Хэйз. – Я не уверена, что именно чувствую по этому поводу, но ты хотя бы в безопасности. По большей части. Серенити исчезла, как только ты ушла.

– Она последовала за мной.

– Ясно. Я знала, что вы помиритесь. – Её перья щекотали меня. – Я рада, что ты в безопасности... Прости за то, что было раньше.

– Забей.

– Я просто не должна была так приходить к тебе. Учитывая все обстоятельства, я понимаю твои сомнения и нежелание, и с моей стороны было неразумно так поступать. Я… – Ох, Селестии ради! Я потянулась к ней и поцеловала в щёку. За этим последовала короткая пауза, после которой она начала заикаться и краснеть. – Я-я... Э.. Ч-что, почему..

– Перестань уже... – Я снова легла на неё. – Хватит так много думать. – Я была в этом мастером. – Просто... Будь рада тому, что имеешь. И ещё, дай мне отдохнуть.

Я подарила ей скромную улыбку, и она снова начала заикаться, прежде чем взяла себя в копыта и ответила.

– Я... Верно. Прости. Это просто... – Я почувствовала, как она поцеловала меня в лоб. Теперь настало моё время краснеть. Просто прекрасно... Я же не шаловливка. Она просто была удобной. Заткнись, Сильвер. – Спасибо...

– Хэйз... Какова истинная природа героя?

– Э-э... – Это был определённо не из тех вопросов, которые она ожидала от меня услышать. – Скромность. – Это автоматически исключало Бэтмэйр из списка героев. – Я думаю, настоящий герой должен делать то, что он делает не ради славы, а просто потому, что это нужно делать. Вельвет Ремеди — хороший пример. Она следовала за Разрушительницей в её тени и позволила ей получить всю славу. Вельвет делала правильные вещи по правильным причинам. Если кто и был настоящим героем, то это точно она.

– Мгм-м-м-м...

Это всё, что я смогла ответить. Она была такой тёплой. Так тяжело устоять. Это было так странно. Я практически не знала её... Но после заклинания памяти и всего, что случилось, мне действительно нужен был этот момент. Думаю, ей тоже.

– А зачем тебе?

– Это загадка. – Я зевнула. – Ненавижу загадки.


Заметка: Новый уровень!

Новая способность: Жестокий мститель: Вы теперь «кулак» справедливости и боритесь с коррупцией и насилием в городе, который вы называете своим собственным. Грязным членам банд Дайса и неорганизованным преступникам вы наносите на 15% больше урона и получаете повышенный шанс попасть в ЗПС. Правда, вы практически не используете его...

Новая способность: Напарник!: Иногда, когда ваши враги уже думают, что смогли вас одолеть, Великолепная Бэтмэйр является во вспышке света, чтобы спасти ваш день! Эта способность работает только в Дайсе и его окрестностях. Для того, чтобы эта способность работала, вы должны иногда бросать все свои дела и идти сражаться с преступностью во имя справедливости!