Дружба это оптимум: Маленькие кусочки Небес

У СелестИИ нет права загрузить тебя и превратить в пони, без прямого на то согласия, и она не может принудить к этому... однако оба этих пункта оставляют довольно много пространства для манёвра. Разумеется, для тех, кто твёрдо решил умереть человеком, Эквестрия навсегда останется вне досягаемости; они предпочтут получить свою истинную и вечную награду на Небесах. Верно?

Принцесса Селестия Человеки

Райский Ад

Когда-то давным-давно Твайлайт попала в Ад. Всё было не так уж и плохо. Если уж по честному, то всё было даже здорово. Там была библиотека! Большая. Типа, больше-чем-Вселенная, вот какая большая. Но потом Твайлайт выгнали из Ада, и теперь она в депрессии. Есть только одно логическое решение: Твайлайт, взяв с собой не сильно жаждущую помочь Старлайт, собирается вломиться в Ад и добраться до библиотеки. О, это будет непросто — найти одно конкретное место среди бесконечного количества измерений, как правило, достаточно сложно, но бесконечные знания, которые там находятся, слишком привлекательны, чтобы отказаться. Твайлайт найдет эту библиотеку, даже если это будет стоить ей жизни (особенно учитывая, что Ад далеко не самое худшее место). Ну что здесь могло бы пойти не так?

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Селестия в Тартаре

По мотивам финала четвёртого сезона.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Лучшее — враг хорошего

Густав ле Гранд, известный кондитер не только в стране грифонов, но и в Эквестрии, приехал в Кантерлот... по своим делам. К несчастью (Или к счастью, как посмотреть), об этом узнаёт одна пронырливая пони, у которой как раз на носу образовалась маленькая проблемка.

Рэрити Пинки Пай Другие пони

Сгоревшее прошлое

Порой одна книга может быть дороже, чем целая библиотека...

Твайлайт Спаркл

Безымянная

Любознательная Марта совершила невероятное, но печальное открытие, которое изменило всю её жизнь

Другие пони

После уроков

Сансет Шиммер только начала познавать дружбу. И, надо сказать, у неё прекрасно получается. Уверенно шагая прочь от темного прошлого, она стремится помочь всем и каждому. Но этот путь тернист и долог, кто знает, какие опасности впереди ей уготовила судьба? Сможет ли она сама стать маяком, для тех кто блуждает в потёмках?

Твайлайт Спаркл Другие пони Человеки

Пони тоже сойдёт

Уже больше года в Понивиле при поддержке и содействии принцессы Твайлайт существует и процветает новый Улей подменышей. Но Улей без королевы — это ненормально, что инстинктивно чувствуют и подменыши, и немногие пони, посвящённые в тайну понивильских оборотней. Сезон размножения окончательно расставит все точки над ё в этом вопросе, в не зависимости хочет Твайлайт иметь с ним дело или нет.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Чейнджлинги

Это ведь конец, да?

Юная Октавия переживает свою первую в жизни любовь.

DJ PON-3 Октавия

Скуталинг

Каждый в Понивилле знает Скуталу. Она — самая обычная беззаботная маленькая пегаска, которая ищет свою метку, рассекает по городу на самокате и во всём подражает Рэйнбоу Дэш. Казалось бы, ей совершенно нечего скрывать. Но Скуталу кое-что беспокоит: вдруг её друзья обнаружат, что она вовсе не тот жеребёнок, которого они знают и любят? Или что она вовсе не жеребёнок? Но когда её секрет раскроется, их реакция может оказаться неожиданной для неё.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 15: Совпадение Глава 17: Выбор

Глава 16: Один шаг вперед

Один шаг вперед

«Похоже, что каждый раз, когда мы находим решение проблемы – это решение создает еще больше проблем.»

– Ну, почему бы и нет!

 Я ошибалась. Видите ли, после реакции Серенити на посещение Черной Саламандры, я думала, что в этот раз у нас тоже возникнут проблемы. Я ошибалась. Она продержалась всего три минуты, а затем набросилась на Старскрима с просьбами рассказать, как работают все эти протезы.

– Потому что… – Я вздохнула. – Тебе нельзя иметь крылья.

– Но они были бы такими крутыми!

 Вскрикнула она очень громко, при этом подпрыгнув. Мы должны были встретиться с Хаусом, но он был занят... Чем-то. Мы не спросили. И теперь мы впятером (Серенити, Флэйр, Стэйкс, Старскрим и я) тупо стояли рядом с его офисом.

– Они и правда неплохи. – Сказал Флэйр, взмахнув своими крыльями. Серенити начинала меня напрягать. Она молча взглянула на пегаса, а затем снова повернулась к Старскриму. – Эй! Металл – это скучно! Всё должно быть натуральным!

 Да-да, конечно. По-крайней мере, Хая точно забавляла вся эта ситуация.

– Ты не хочешь их, дитя, – Сказал кибернетический аликорн (который был не такой красивый, как настоящий аликорн).

– Но я хочу!

 Я не думаю, что она понимала, насколько сильно могут раздражать протезы. Они определенно выглядят круто. Они улучшают твои физические возможности, делают тебя более жёстким и помогают лучше сражаться. Еще их можно было менять (Серенити смогла собрать мне новую ногу из двух частей, которые она прихватила с базы Стальных Рейнджеров, но я всё же настояла на нормальной замене) и... Я забыла, что хотела сказать.

– Эти крылья… – Старскрим раскрыл их, из-за чего они стали выглядеть еще круче. – ...были ошибкой. – Он продолжал улыбаться, пока ходил туда-сюда возле двери в офис. – Они были попыткой дать единорогу возможность полета, но, видимо, одних только крыльев недостаточно, и после установки... Боль. Много боли. Похоже, без пегасьей магии единороги слишком тяжелые, чтобы летать. Хаус пытался исправить эту проблему, облегчив мои кости, как они облегчены у птиц, но это... вызвало еще больше проблем. Часть костей полностью заменили на облегченные копии, из-за чего у меня начались проблемы с кровоснабжением и понадобилось еще больше улучшений, чтобы улучшить выработку крови. В конце концов я смог летать, но при этом испытываю постоянную боль. – Серенити вздрогнула, дослушав историю до конца, но Старскрим продолжал улыбаться.

– Ты выглядишь слишком нормально для пони, испытывающего постоянную боль. – Очки Хая блеснули от ламп в коридоре.

– Мед-Х... и минталки для настроения. – Ответил аликорн. – Скорее всего, у меня зависимость, но альтернатива гораздо хуже. Я должен проходить курс детоксикации каждые пару месяцев, чтобы быть уверенным, что обезболивающие не ухудшают мои боевые навыки.

– Увлекательно.

 Я зевнула. Вся эта история заставила меня немного сочувствовать ему, и в то же время радоваться, что мой протез не обошелся мне так дорого. Пока что. Договор с Мистером Хаусом включал установку (экспериментального!) кибернетического глаза, но шанс того, что что-то может пойти не так, был очень высок. Однако, пока эта штука позволяет мне заниматься моим делом, всё будет в порядке.

 Серенити прижалась к моим передним ногам и потерлась об меня головой.

– Я больше не хочу крылья... а можно мне ногу? – Нет, нет и нет. – Просто шутка.

 Я понятия не имела, когда она серьезна, а когда – нет. Я знала, что ей нравится кибернетика (если про одержимость можно сказать «нравится»), но я действительно не хотела, чтобы у нее появилось что-то кибернетическое. Что угодно. Никогда.

 И, кажется, я накаркала. Веселье начинается.

 Ну, Серенити настояла на том, чтобы присутствовать на операции по установке глазного импланта. Я надеялась, что это заставит ее отказаться от мысли о протезировании себя, потому что она определенно не будет после этого красивой. Учитывая, что операция включала в себя удаление оставшихся тканей глаза и... Старскрим объяснил мне, как будет проходить операция. Я просто забыла. Что-то присоединят к нервам или мозгам. А потом... еще что-то.

– Ну сколько еще? – Спросил Флейр, зависнув под потолком. Я не знаю, почему он просто не мог стоять на месте. Будто его кто-то заставлял всё это время делать разные глупые трюки. – Чем дольше я тут стою, тем больше трачу времени, которое я мог потратить на... штуки. Крутые штуки. Этот факт очень сильно напрягает меня, и мне срочно нужно исправить это. – Ну да, конечно.

– Чего-о-о-о-о-о? Ты не останешься посмотреть?! – Серенити выглядела искренне шокированной.

– В это, должно быть, тяжело поверить, малышка, – Начал Хай, – но некоторым пони не нравится смотреть, как других пони вскрывают и пихают в них разные инородные тела.

– Но почему?! – Видимо, Серенити была психически нездоровой. Или непонятливой. Или всего понемногу.

– Э-э-э… – Флэйр почесал затылок.

–Ну… – Стэйкс кашлянул.

 Хах. Моя дочь напугала двух взрослых жеребцов! Это был повод отпраздновать... И я только что назвала ее своей дочерью. Даже мой мозг был против меня.

– Нет ничего странного в том, что жеребята находят себе интересные хобби. – Старскрим улыбнулся моей до... Серенити. – Когда я был твоего возраста, я был в восторге от строительства зданий. – Его улыбка стала грустной. – Я уверен, что у тебя не займет много времени получение кьютимарки. Если хочешь, то мы можем взять тебя в ученики, когда ты станешь старше. – Ее зрачки расширились, и у нее проступили слезы. Затем она встретилась взглядом со мной, и они стали еще больше.

– Можно, Серенити. Если хочешь. – Она запрыгала от радости, но мне пришлось быстро успокоить ее, погладив копытом по спине. – Только... Не ставь ничего себе. Это больно.

 Она кивнула, но всё еще выглядела абсолютно счастливой. Видимо, это действительно отличное предложение... несмотря на то, что оно поступило от пони, у которого фактически не было власти в Отделе Кибернетики этой маленькой империи Мистера Хауса. Хотя, я уверена, если он постарается, то всё определенно получится.

–Да-да-да-да-да-да! – Она прыгала вокруг меня, привлекая взгляды пони в белых халатах, проходящих мимо. – Да!

 Малышка просто сияла. Мне стало интересно, а может ли она получить кьютимарку, связанную с кибернетикой. Ей это и правда нравится, но вдруг ее магические способности помешают? Звуковые заклинания не очень помогают в кибернетике, но они были единственными, которые она знала. Правда, это не имеет значения, ведь пони не обязательно заниматься только тем, что говорит марка.

 Дверь со скрипом открылась.

 Из неё вышла небольшая синяя кобылка с двумя продвинутыми кибернетическими ногами.

– Старскрим! – Она прыгнула на аликорна с объятиями (в ответ он ошарашенно приобнял ее). – Ну как ты?! Это те новые рекруты? Надеюсь, ты их неплохо напугал.

 Она хихикнула и отошла от него, после чего наклонилась к нам и, вытянув копыто, потрепала черно-белую гриву Старскрима. Я не была уверена, что именно означает кьютимарка в виде закрытой двери, но уверена в том, что ее точно проще объяснить, чем три камня.

– Меня зовут Тай Липс.

– Э-э... Привет. – Я тупо смотрела на нее, пока Серенити не пнула меня. – Я Хайред Ган.

– Оу! – Она взвизгнула. – Ты та самая пони, что убила Роя, да? Хах! Я пыталась убедить Хауса отдать тебя мне, но кое-кто застолбил тебя раньше. – Она показала язык Старскриму. – Оу! Это твои друзья, да? Как мило. Ох. Один из них – это Хай Стэйкс. Не так мило. – Она хихикнула, и я могла чувствовать, как блеснули очки Хая в этот момент. – Как ты, возможно, знаешь, я являюсь главой Департамента Внутренней Безопасности Хизаев. Занимаюсь защитой и безопасностью всего комплекса, Мистера Хауса и его активов. Если бы у Мэйхэма была я, то у него не было бы столько проблем с Бэтмэйр и Смехоребцом на водоочистительной станции.

 Да, это определенно были они и никто другой. Всё верно. Я решила промолчать в ответ и сделать вид, что я всё поняла и во всём согласна.

– Она ведь не знает, верно? – Все вокруг покачали головами. – Старскрим. – Она игриво ткнула в него одним из своих кибернетических протезов. – Мерзавец, вечно держишь новичков в неведении. – Она повернулась ко мне и подарила самую широкую улыбку из всех, что я видела в своей жизни. – Я занимаюсь всей «обороной» для Мистера Хауса, и я надеюсь, что Скай рассказал вам об Отделе Внедрения. Он ведь рассказал? – Я кивнула. – Так вот, их глава, мистер Стар... вы можете даже не знать о его присутствии... и если это так, то он делает свою работу правильно. У него меньше всего оперативников, но они самые высококвалифицированные специалисты из всех, что у нас есть. Они внедряются в другие банды и организации. Не говори никому, но у нас даже есть пони, работающие с самим генералом НКА Скойатэлем и несколько в глубоком тылу на территории минотавров.

 Я не собиралась никому рассказывать об этом. Кроме Флэйра, конечно же, который определенно обрадуется такой информации.

– Я-я-ясно...

– Хах! – Она похлопала меня по спине. – Ты отличная пони. Я слышала, что у босса есть для тебя работка, так что постарайся не облажаться и не умереть, окей? Может, если ты справишься с этим, то я приглашу тебя выпить!

 Я была бы не против. Выпить. Сама кобылка была для меня слишком гиперактивной.

 Она побежала вперед по коридору и прицепилась к какому-то пони-доктору. Верно. Она чертовски странная.

– Не дай ее внешности обмануть себя. – Предупредил меня Стэйкс. – Когда я начал здесь работать, я попытался незаметно пройти мимо нее, потому что был раздражен отказом в повышении и мне не хотелось говорить. Она сломала мне три ребра еще до того, как я упал на пол.

 Я однажды сломала три ребра так сильно, что их пришлось удалить. Так что я могла лишь искренне посочувствовать Хаю. А еще оставила себе в голове заметку, что не стоит драться с Тай Липс. Только если это не будет крайне необходимо.

– Ты просто слабак, Стэйки. – Сказал Старскрим с усмешкой. – Хаус свободен, за мной.

 Флэйр поерзал, когда мы зашли в покои Хауса. Огромный компьютер и монитор на стене были отключены, а сам жеребец стоял возле огромного окна и смотрел на Дайс. Я бы предпочла не присоединяться к нему...

 Я задавалась вопросом, каково быть гулем. Он прожил в этом городе больше двух сотен лет. Он видел падение цивилизации, а затем наблюдал за тем, как пони медленно возвращаются только для того, чтобы снова начать рушить всё. Думаю, для него было очень тяжело прожить так много, увидеть так много, но при этом не быть готовым к тем переменам, которых он сам так жаждет. Я задумывалась, что будет, если дать ему шанс свершить эти перемены. Я была всего одной пони, но я должна была помочь ему. Пока что он показал себя самым компетентным и способным удержать этот раздробленный город.

 Бойтесь моего критического мышления.

–Мистер Хаус. – Обратился к жеребцу Старскрим, вмиг став мрачным и перестав улыбаться.

– Да. – Гуль повернулся к нам и подарил нам улыбку, которая выглядела жутко на его частично расплавленном лице. – Я знал, что ты найдешь причину. Ты очень везучая. После шоу прошлой ночью Молли была готова отправить своих убийц по твою голову. Со мной она не посмеет. Не так нагло.

– Так... она всё ещё в опасности, но теперь если ее убьют, то сделают это без лишнего шума? – Флэйр усмехнулся слева от меня.

– А, анклавовская крыса. Будешь говорить только когда я к тебе обращусь. – Флэйр сглотнул и кивнул, уткнувшись взглядом в пол. – Мы проведем операцию. Твой новый глаз – это экспериментальная технология, использующая технологии более продвинутые, чем используют эти глупцы из Цербера. Так что нет, он не будет светиться красным. – Это хорошо. – После этого у меня есть работа для тебя. Стэйкс, ты отправишься с ней, чтобы убедиться, что работа будет выполнена, даже если она провалится. – Спасибо за доверие.

– Как скажете. – Хай склонил голову в знак уважения и покорности.

– Крупная группа рейдеров медленно передвигается на юг с гор на границе с Эквестрией. НКА отправила посланника с просьбой заявить о своих намерениях. Посланник вернулся без уха и с картой, на которой они обвели территории, которые теперь считают своими. И НКА двинутся против них. Но это нас не волнует. Наша цель – это городок под названием Бридл Хоуп. Это очень важный город, и в какой-то момент они это осознают. Он находится на пересечении дорог. С севера на юг, с запада на восток. Мне не важно, кто будет контролировать территории. Мне важно, чтобы этот город был свободен. Или, по крайней мере, чтобы караваны были в безопасности и не облагались налогами. – Я кивнула. Убить несколько рейдеров, спасти несколько невинных пони. Рутина.

– Я могу сделать это.

– Надеюсь на это. – Он повернул голову влево. – А еще я надеюсь, что все деньги, которые я на тебя потрачу, не будут бесполезной тратой. Я сам проведу операцию. – Серьезно? Он был земнопони-гулем, и я немного сомневалась в успехе... но, конечно же, я не собиралась говорить ему это в лицо. – Я самый опытный из всех моих докторов, и эта процедура новая. Намного безопаснее будет, если ее проведу я. Это займет всего пару часов, но если всё пройдет как надо, то ты быстро восстановишься. Приступаем.

– Прямо сейчас?

 Я просто немного нервничала по этому поводу. Ну, в смысле... Порезать мое лицо и вскрыть череп... Должно быть, это больно. А дадут ли мне какое-нибудь обезбаливающее или типа того? Было бы неплохо.

– Да, разве тебе не сказали? – Я покачала головой, и он пожал плечами. – Просто следуй за мной. Старскрим, проведи тех, кто горит желанием взглянуть на смотровую площадку.

 И я пошла вслед за Хаусом через серию одинаковых коридоров на том же этаже.

 Мы пришли в большую чистую комнату, окрашенную в белый, и которая была обставлена разными прикольными медицинскими приборами. Кровать, на которой я должна была лежать, тоже была довольно простой и белой, а рядом с ней на подносе  на прикроватной полке лежало глазное яблоко. С кучей сраных проводов, конечно же. Еще в комнате стояли четыре пони в белых халатах и медицинских масках. И трибуны. Само помещение было выше, чем обычные комнаты, и над ним по кругу шли трибуны как на стадионе, огороженные стеклом. Серенити, сидящая на них, помахала мне, и я улыбнулась ей в ответ. Ее лицо было буквально прижато к стеклу. Думаю, ей и правда интересно...

 Как только я вошла, в комнате сразу началась суета. Пони-доктор начал ощупывать меня, снял глазную повязку, самодельную ногу (один из пони, казалось, испытал больше отвращения от этой ноги, чем от пустой глазницы) и помог мне лечь на кровать. На спину... Интересно.

– Вот. – Одна пони надела мне маску на мордочку. – Расслабься.

– Хорошо. – Мне было некомфортно и непривычно лежать на спине. – Э-э... что вы делаете?

 Я знала, что они делают, но мне это не нравилось. Двое пони медленно начали привязывать меня кожаными ремнями к кровати так крепко, что они сильно впились мне в шкурку.

– Не волнуйся. – Сказала пони, надевшая мне маску. – Это на случай, если ты дёргаешься во сне. – Я кивнула. – Всё будет в порядке. Не переживай. Скажи мне, откуда ты.

– Э-э… – Я моргнула. Почему мои веки стали такими тяжёлыми? – Мэйрфорт.

– Ты можешь посчитать, сколько пони живут в Мэйрфорте? – Конечно... я могу. Пони с разбитой головой. Это... э-э...

– Один... два... три… – Четыре. Пять. – Шесть. – Стоп, почему я сказала два числа про себя? Мне надо начать сначала. – Один. Два... Два… – Мои глаза закрылись. Надо просто немного отдохнуть. Затем я смогу продолжить. – Семь.

–––

– Что ты делаешь?

 Я посмотрела на Вайлдфайр, которая лежала на земле рядом со мной, а затем проигнорировала ее вопрос. Передо мной была куча обломков, которую я должна была отсортировать. Я прижалась к земле, проползла под железную балку и приготовилась. После того, как я расположила ее вплотную к основанию шеи, я, стиснув зубы, начала медленно поднимать ее.

– Ты не сможешь поднять это.

– Р-р-р-р…

 Каждый мускул в моем теле напрягся, и было чувство, будто они все горят. Я росла с исключительной скоростью, но всё еще была немного старше, чем обычные пустобокие кобылки. Я могла сделать это. Это была всего лишь тупая балка. Я могла поднять ее.

– Ты навредишь себе.

 Ну, с таким усердием это невозможно! Я продолжала игнорировать ее, как я игнорировала большинство пони и не переставала игнорировать ее пока я не подняла эту балку и не отбросила ее в сторону. Я вспотела, устала, но победила. Стоя с высоко поднятой головой я взглянула вниз на Вайлдфайр.

– Что ты сказала?

 Она красиво засмеялась и покачала головой.

– Я оказалась неправа. Но... зачем?

 Я искала припасы. Это всё, чем мы занимались в Мэйрфорте. Там было достаточно оружие и патронов, чтобы протянуть еще сто лет.

 Я повернулась обратно к участку разрушенного здания.

– Почему что? – Я уткнулась носом в мусор, а затем достала оттуда связку металлических проводов и выбросила его в сторону. – Я работаю.

– Ты ведь знаешь, что не работаешь сегодня, да?

 Со стоном раздражения я вытащила нос из кучи хлама и взглянула на нее. Пока я просто становилась больше, она становилась выше и изящнее. Ее шерстка казалась сияющей, а грива была просто такой... Такой какой-то. Проблема в том, что недавно она сломала переднюю левую ногу и теперь ходила с гипсом, а это значит, что она не может работать. Если она не работает, значит не получает крышки и это значит, что она не может даже купить себе еду.

– Ты работаешь.

 Ответила я, прежде чем вернуться к поиску полезных вещей. Глядя в кучу хлама, мне показалось, что я увидела что-то через щель в глубине... что-то коробочное. Так что я начала рыть с новой силой.

– Чего?

 Она что, совсем глупая?

 У меня не было времени, чтобы отвлекаться на нее во время рытья.

– Работаю для тебя. Чтобы ты могла есть.  

– Я могу работать.

 Она звучала слегка оскорбленной.

 Я отбросила кусок бетона в сторону.

– Дура. – Она хихикнула в ответ. – Ты не можешь. Нога сломана. Расписания уже закрыты. Ты ищешь припасы весь месяц. Ты не можешь работать. Значит, не можешь есть. – Я кряхтела, пытаясь дотянуться до коробки. – Одних рационов мало. Ты будешь голодать.

– Я протяну на них. – Ай. В мою ногу укололось что-то острое и я вытащила ее из щели. – Почему тебя это вообще волнует? – Думаю, я поранилась. Посмотрев на ногу, я увидела, как кровь потекла тонкой струйкой по ней. Определенно поранилась. Ёбаный пиздец. – Я не умру. Будет неприятно, но я не умру.

– Дура. – Повторила я, пряча ногу, которую я поранила, чтобы она не узнала. – Тебе нужно быть сильной. Выздоравливать быстрее. Тогда ты снова сможешь работать. – Если я буду работать за нее, то она выздоровеет быстрее, и мне не придется это делать. В этой цепочке мыслей не было ничего неправильного. – Я помогаю.

– Почему? – Я повернулась к ней и показала ей мою «что за херню ты вообще говоришь»-гримасу. – Ты практически не говоришь со мной. Или с другими пони. А затем неожиданно начинаешь помогать мне? В этом нет никакого смысла. – В этом много смысла, хватит спрашивать. – И ты делаешь это практически постоянно! После Смуз Тонга… – Ее голос стал тише. – Ты потратила неделю, стоя у моего дома и прогоняя всех, кто подходил близко, чтобы я могла отдохнуть. – Я хотела ей объяснить, что ее отец умер и что ей определенно нужно побыть одной. – И когда через пару месяцев Нокс пропала, ты убежала, чтобы найти ее! – Ну, она потерялась. Пони, что потерялись, нужно отыскать. – А что насчет того случая со Стар Белль?–  Ну, она чуть себя не подстрелила, а я оказалась единственной пони, которая помнит про технику безопасности...

Я надавила на свой порез. Глубокий... Не очень хорошо.

– Кто-то должен.

– Но почему ты? – Я бы хотела, чтобы она перестала спрашивать. – Ты не говоришь с пони по другому случаю.

– Заткнись. – Я пыталась снова достать до ящика ногой, но боль пронзила мою ногу и я снова вытащила ее. Это дерьмово. – Я помогаю. Имеет значение зачем? – Я оглянулась и увидела, что она кивнула. – Хорошо. Потому что я чувствую, что мне это нравится. – Это не так уж и сложно – работать за двоих. Я была практически в два раза больше пони моего возраста, и в этом был смысл. – Забей.

– Сильвер… – Я потрясла головой.

– Если хочешь делать всё сама, то продолжай спорить.

 Она фыркнула.

– Хорошо. Хорошо! Я буду просто сидеть здесь и… – Она остановилась и, обернувшись, увидела что ее красивые зеленые глаза расширились от удивления. – У тебя идет кровь?

 Я посмотрела вниз и увидела, что кровь довольно сильно испачкала всю мою правую ногу. И часть левой, потому что я пыталась зажать рану. И подо мной тоже была небольшая лужа крови.

 Я смущенно посмотрела в небо.

– Не-е-ет...

– Сильвер... давай, иди ко мне. – Она полезла искать что-то в седельных сумках, но я отрицательно покачала головой. – Сильвер. – Продолжила качать. – Милая, если еще и ты не сможешь работать, то это будет плохо. – Да. Это правда. Наверное. – Милая.

 Она надула губки. Это не честно.

– Ладно. – Я медленно встала и пошла к ней, осторожно переступая через весь хлам, который я откидывала. К тому моменту, как я дошла до Вайлдфайр, она успела достать аптечку из седельных сумок и разложить ее перед собой. Уже стоя рядом с ней, я отпустила рану, из которой сразу потекла кровь, капая на землю. – Ээ...

– Ложись, пожалуйста. Ближе. – Ага, ближе. Я легла рядом и протянула ей кровоточащую ногу. – Кажется порез глубокий.

– Извини...

 Она достала кусок тряпки и прижала его к ране, из-за чего стало еще больнее.

– Потерпи немного. – Ей легко говорить, когда у самой нет никаких травм... Ну, кроме сломанной ноги. Не важно. – Это больно? – Я скривилась от боли и немного кивнула. – Прости, это просто… – Ее голос затих, когда мы встретились взглядами. У Вайлдфайр были самые красивые глаза. Я... Она не нравилась мне в этом смысле, это просто вроде как... Смотря в ее глаза, я будто терялась во времени и...

– Всё в порядке.

 Я покраснела и отвернулась в сторону. Наверное она тоже покраснела, но это было сложно определить из-за красной шерстки.

 Она кивнула, а затем достала лечебное зелье и капнула буквально пару капель в рану. Теперь было не так больно, как раньше.

– Это должно затянуть рану. Просто постарайся много не двигать ногой. – Я кивнула. – И... Я-я.... спасибо тебе. За помощь. Даже если ты странная... и… – Она посмотрела в сторону. – И я э-э…

 Она снова взглянула на меня своими зелеными глазами.

 И я поцеловала ее.

 Это было неаккуратно. Кажется это был мой первый поцелуй, и он закончился быстро. Быстрее, чем я смогла осознать, что происходит. Я отступила назад.

– Я-я... эм... прости. – Я смущенно улыбнулась ей.

– Всё в порядке. – Она прижалась своей щекой к моей. – В-всё в порядке…

 Что-то влажное капнуло мне на плечо. На секунду я подумала, что это были слезы.

 Но затем я взглянула на нее и увидела, что часть ее черепа снесло пулей и теперь она истекала кровью. Я могла слышать, как она капает. Кап. Кап. Кап.

–––

– БЛЯТЬ! – Вскрикнула я и открыла глаз.

 Я рада, что не упала при этом с кровати, потому что была не в настроении следовать клише. Я почувствовала жжение в плече, и мне оно показалось знакомым, но я решила списать это на то, что я нахожусь в больнице среди кучи докторов-единорогов. Что больше меня тревожило, так это пульсирующая боль в задней части черепа. Увидев на столике рядом с кроватью мед-Х, я сразу же его использовала. То, что доктор прописал.

 Я сделала глубокий вдох и успокоилась. Просто сон. Я ненавижу свои сны. Мне бы хотелось, чтобы хотя бы один сон прошел без чьей-то смерти. Понимаете? Я разве много прошу? Ну конечно много. Я не была бы Хайред Ган, если бы меня не преследовали призраки моего забытого прошлого. Я надеялась, что однажды смогу просто оставить всё это позади, но, видимо, этот день не настанет никогда. Это прекрасно.

 Через некоторое время мой глаз приспособился к темноте в комнате. Это точно не та же самая комната, в которой мне проводили операцию. Эта была больше похожа на обычную больничную палату с разными медицинскими приборами вокруг. Она была меньше и, кажется, у меня не было соседа. Уже неплохо. Мне не нравится, когда пони смотрят на меня во сне.

 Со вздохом я упала обратно на подушку. Кажется, я не смогу заснуть. Наедине со своими мыслями. Йеей...

 Жжение стало усиливаться. Хмм...

 Кто-то постучал в дверь. Я посмотрела время на пипбаке и обнаружила, что уже было далеко за полночь.

– Ээ... Входите?

Дверь открылась и никто не зашел. По крайней мере я никого не увидела, как кто-то зашел, но услышала шаги и жжение в плече усилилось, заставив меня вздрогнуть. Через некоторое время дверь тихо закрылась.

– Платинум Хэйз?

 Я боялась, что ошиблась. Это могла быть либо она, либо минотавр, либо наёмный убийца. И я правда очень надеялась на первое.

 Завеса невидимости спала, и я увидела Хэйз, стоящую рядом с моей кроватью. Прекрасное зрелище для моего больного глаза.

– Ох. Мы помешали? Мы надеемся, что мы не отрываем тебя от отдыха и...

– Я.

– Прости на… Ой. Меня. Я не разбудила тебя? – Ее глаза опустились и она выглядела расстроенной. – Даймонд Скай вернулся и сказал мне немного отдохнуть. Мы... Я не нуждаюсь во сне и мне стало скучно, поэтому мы решили навестить тебя, чтобы узнать, как прошла операция. – Ну, она хотя бы попробовала. – Я надеюсь, что мы... Я не мешаю или не нарушаю.

– Я не уверена, что ты имела ввиду сейчас. – Сказала я и аккуратно приподнялась так, что теперь сидела, оперевшись спиной на спинку кровати. – Операция прошла хорошо. Наверное. Я не умерла.

– Я заметила, что у тебя новая нога. Это такая же модель, какая стояла до этого, да? – Хех. Я взглянула на свой протез и обнаружила, что он выглядит более-менее новым. Не уверена, когда именно мне его поставили. Я подняла его и пару раз подвигала. Она определенно чувствуется точно так же. – Это намного удобнее, чем та, которую тебе собрала твоя кобылка. – Да, но мне нравилась поделка Серенити. Я думала оставить ее себе на случай, если я по своей тупости снова поломаю протез. Она продолжила после того, как я кивнула. – Больно?

 Не слишком сильно. Но даже через мед-Х я чувствовала боль.

– Чувствую себя так, будто мне на голову упал вертибак. Или будто я дралась с адским псом. – Она улыбнулась этим сравнениям. – Не волнуйся. Они дали мне обезболивающие. – Я махнула копытом на пустой шприц мед-Х, лежащий на столе рядом со мной.

– Я вижу. Всё в порядке, пока ты принимаешь их по назначению, а не просто так. – Я закатила глаз. – Хайред...

– Ещё одна пони с своими жизненными нравоучениями. Знаю тебя меньше двух дней, а ты уже начинаешь.

– Возможно, я не стала бы, если бы ты этого не делала. – Я слегка засмеялась, когда она подошла ближе и разлеглась рядом с моей кроватью. Из-за этого наши глаза теперь находились на одном уровне, потому что аликорны чертовски высокие. И мне это даже нравится. Есть не так уж много пони, которые хоть немного дотягивают до моих размеров, и чувствовать себя маленькой по сравнению с кем-то было даже немного приятно. – Всё хорошо, пока ты чувствуешь себя хорошо. Мы слышали, что ты уходишь завтра. Это правда?

 Что-то вроде того. Я не знала, должна ли я с нетерпением ждать начала этого или нет. Та работа, которую мне нужно было сделать для Хауса, возможно, была именно тем, что наконец-то начнет исправлять проблемы Дайса. Но в то же время я опять тащила Серенити в гущу событий (она сама решилась на это). Я настолько же любила убивать рейдеров, насколько мне не нравилось осознавать, что Серенити рядом и находится в опасности. К счастью, в этот раз она хотя бы вооружена, и я надеюсь, что она в случае чего сможет себя защитить. И у нас с ней будет долгая скучная беседа о том, почему она должна прятаться в каждом бою, а не просто стоять на открытом месте...

– Да. – В конце концов я ответила на ее вопрос. За размышлениями я снова забыла о том, что мне нужно говорить. – На север. Убить пару рейдеров, защитить деревню. Геройская рутина. – Тьма в комнате не позволяла мне рассмотреть реакцию Хэйз. – Слышала о Бридл Хоупе?

– Да. – Она ответила на мой вопрос даже слишком быстро. – Пожалуйста, будь осторожна. В этом месте Серенити держали в плену, и мы не знаем, как это отразится на ее психическом состоянии. – Стоп, что? Откуда она знает это? Я что-то пробормотала себе под нос, уставившись на нее. Видимо, она тоже могла читать мои мысли. – Я была в твоих воспоминаниях, забыла? Этот момент я видела довольно чётко. – Оу, верно. Я намеренно старалась забыть об этом происшествии.

– Ага... Хорошая мысль. – Я даже не подумала об этом. Мне действительно стоит поговорить с Серенити о том, что случилось. Мы никогда не говорили об этом, а когда она начинала плакать, обычно я не интересовалась почему. Я ненавидела видеть, как она плачет (ирония в том, что по большей части это случалось из-за меня). – Прости, даже не подумала об этом.

 В этом был смысл. Это как если бы я вернулась к прошлой себе у 42-го Стойла и попросила себя действовать рационально.

 Не то чтобы я когда либо действовала рационально...

– Всё в порядке. Я поэтому и решила напомнить тебе. Мы волнуемся, что ты ведешь эту кобылку туда, где наверняка будет опасно. – Я кивнула. – Это навредит ей. – Не могу не согласиться. – Это угрожает её жизни. – Ага... – Ты уверена, что ей не будет лучше, если она останется со мной и Даймонд Скаем?

– Ей будет. – Ответила я. Немного подвинувшись на кровати, я перевернулась на бок. – Но... Она одинока. Я так думаю. С самого рождения у нее не было пони, которая... Ну, заботится о ней. Она никогда не получала любовь и внимание, в которых нуждалась. Поэтому она так привязалась ко мне. Хэйз. – Я вздохнула. Так много слов. – Я думаю, что ты хороша в том, чем занимаешься. Но, мне кажется... Мне кажется, что Серенити нужно немного больше, чем это. Понимаешь? Поэтому, если она хочет следовать за мной, я не могу сказать ей «нет».

– Мы понимаем, но...

– Я защищу ее. – Я протянула копыто и коснулась ее щеки. – Я справлюсь. Обещаю. Сам Дискорд может спустится с облаков, стреляя молниями из глаз, и я всё еще смогу защитить ее. – Я легко улыбнулась ей. – Я обещаю.

– Хорошо. Прости нас. Мы переживаем за жеребят, это часть нашей работы. Мы надеемся, что Серенити будет счастлива с тобой и ты найдешь то, что ей нужно. Просто… – Она улыбнулась мне в ответ. – Не забывай, что выбор есть всегда... И даже если ты решила помочь ей сама, ты можешь иногда навещать нас или…

 В темноте я не могла понять, покраснела она или нет, но меня забавляла эта мысль, так что, думаю, да.

– Я загляну. Когда буду в городе. Не успеешь заскучать. – Лунный свет ворвался через окно, осветив ее лицо. – Ты слишком много волнуешься.

– А ты слишком мало. – Эх, не могу отрицать это.

– Почему ты пришла навестить меня?

 Я закрыла глаз и укрылась одеялом, уткнувшись в кровать. Меня удивило, как она угадала со временем. Хотя, возможно, она стояла у палаты и зашла только когда я проснулась...

– Я-я... М-мы ээ… – Она посмотрела в сторону. – Как мы и говорили, чтобы убедиться, что ты в порядке.

 Я уверена, что это не так. Даже я видела эту очевидную причину. Я хотела получить очки за упорство, но мне всё еще было не интересно. Ладно, мне было интересно, разве может быть иначе? Это же почти как переспать с одной из принцесс... Я ужасная пони, забудьте, что я сказала. Мне срочно нужен холодный душ.

– Понятно. – Я усмехнулась. – Просто заигрываешь.

 Не могу сказать, что она мне не нравилась. Или что мне не нравились отношения с ней. Просто я не шаловливка. И если вы не верите в это, то должны поверить в то, что... Ну, я не думаю, что она хочет просто интрижку (я не против такого), и я не уверена в том, что эмоционально готова к серьезным отношениям, понимаете? Я имею в виду, что мы начали с малого, но сама мысль... Была странной. И пугала меня. И, в конце концов, она ведь хотела чего-то спокойного, стабильного. Сейчас же она только начала новую, свободную жизнь, жизнь, в которой её никто не контролирует (может, она и чувствовала стабильность, но черт... Пару недель назад она была всего лишь частью огромного коллективного сознания. Я не думаю, что от этого очень быстро отвыкаешь), и я, ну, тоже не была стабильной. Я была эмоционально разбитой, боялась ответственности и была склонна к внезапной тяге, ну... К смертельным опасностям. Я была не той пони, которая была ей нужна.

 Я просто была единственной пони, которая не пыталась бить или стрелять в нее.

– Хайред? – Я взглянула на нее. – Оу. Ты просто замолчала, и мы подумали, что ты заснула. – Я действительно нуждалась в глубоком самоанализе каждый раз, когда мой черед говорить заканчивался. – Я не перешла черту, придя сюда? Я знаю, что уже поздно и...

– Всё в порядке, прости. Я задумалась. – На её лице появилась улыбка надежды. – Я рада, что ты пришла, но…

 Смотрите, как я рушу надежды магической кобылы полубога под предлогом того, что я сделаю ей больно в будущем.

 Всем знакомый аргумент. Прости, я не могу решиться на это прямо сейчас, потому что я плохая пони и сделаю тебе больно в будущем. В прошлый раз, когда я пошла по этому пути, я убила жеребенка и прорыдала два дня. Поэтому я решила заткнуться и удариться головой в подушку, тихо промычав от раздражения. Черт, биться головой после операции на мозге — не очень хорошая идея.

– Хайред, мы раздражаем тебя. – Она начала подниматься. – Мы не хотели, нам пора идти в...

– Всё в порядке. Это просто я так думаю. – Быстро ответила я. Она подняла бровь, ожидая объяснений. – Я ненавижу думать. – Хэйз хихикнула. – Могу я быть честной с тобой? – Она кивнула в ответ, и я продолжила. – Мне кажется, что ты хочешь... Что-то. Между нами. – Аликорн сглотнула и осторожно кивнула. – Это просто... Я не думаю, что ты хочешь меня. По крайней мере, именно меня. Это вроде... Ты говорила, что всё вокруг тебя движется так быстро... Та-а-ак... Может тебе нужна не я? Я думаю... Я не должна рассказывать тебе, как ты себя чувствуешь.

– Нет… – Она выглядела пристыженной. – Мы были бы оскорблены, если бы ты была в чем-то не права. Было бы неплохо, если бы мы имели хоть немного стабильности в нашей жизни... Да, прости нас. Было неправильно давить на тебя. – Она встала в полный рост. – Это была ошибка.

– Почему бы тебе не сойтись с Даймонд Скаем? – Аликорн с аликорном... Мой мозг определенно показывает мне не то, что я хочу видеть.

– О. Ну, в отличии от меня, она терпеливо ждет пока Вельвет Ремеди найдет способ создать самцов аликорнов. – Я задумалась, а будут ли аликорны-самцы... Пропорциональны во всех смыслах. Черт, кажется с моей головой после операции определенно что-то не так. Блять.

– Понятно... Эм… – Моим мозгам срочно нужна перезагрузка. – Это просто... Я не стабильна. Поэтому ты не найдешь стабильности вместе со мной... И, ну ты знаешь. Я вся в дерьме. В голове. Ты сама видела всё. Ты жалеешь меня... Та-ак.. Не то чтобы я была не заинтересована в отношениях. – Даже если я не была шаловливкой, я не могла отбросить мысль о том, что я могу встречаться, блять, с богиней. И она была такой красивой. И... всё сжималось внутри, когда я хотела сказать ей нет, потому что часть меня хотела ее так сильно. Но... Она не была той, кого я хотела. Я хотела Вайлдфайр и тепло любящего сердца. Она не могла стать той, кто мне нужна, и было бы неправильным пытаться поменять ее. – В этом дело. Думаю я просто не готова. И всё закончится тем, что я сделаю тебе больно.

– Мы сомневаемся, что ты способна на такое. Мы прошли через через многое, гораздо большее, чем ты можешь представить и… Оу. Ты имеешь в виду эмоциональную боль, не так ли? – Я кивнула. – Ну... Всё еще мы не уверены в том, чт...

– Ну. Я могу сойти с ума. А затем найти шлюху и переспать с ней, чтобы окончательно забыть тебя.

 Она вздрогнула, услышав это. Мои кишки скрутило в узел от этого... Иногда я действительно ненавидела себя.

– Ты не сделаешь этого.

 Уверенно ответила Хэйз. Конечно, она хорошо меня знала из-за заклинания памяти, но она не знала меня достаточно хорошо.

– Понимаешь, я... Я не уверена. После того, что я сделала с Серенити? Я не хочу идти на такой риск. Не хочу делать тебе больно. – Я закрыла глаза. – Прости, дело не в тебе. Дело во мне.

 Она засмеялась в ответ. Это не шутка! Я пыталась быть серьезной. Я нахмурилась и почувствовала, как она ласково поцеловала меня в лоб.

– Прости. Просто эта фраза – такое клише, и мы не смогли сдержаться. Мы будем уважать твои желания, но просто хотим, чтобы ты поняла кое-что. – Я открыла глаза. – Если ты захочешь преодолеть свои проблемы, то тебе нельзя прятаться от них. Мы верим в то, что, в конце-концов, ты встретишь их лицом к лицу и справишься с ними, чтобы в итоге стать той, кем ты хочешь быть. – Она немного улыбнулась. – Мы... Я. Я могу быть необъективной.

– Я... Богиня прервала меня.

– Я думаю, ты хочешь сказать, что я права, верно? – Я кивнула. – Мы заметили, что для пони, которая называет себя глупой, ты думаешь о многих вещах. – Она обернулась назад. – Нам надо идти. Жеребята скоро проснутся и сразу начнут просить есть и играть... Я бы не пожелала такого злейшему врагу.

 На ее губах оставалась слабая улыбка, когда она исчезла из виду.

– Я подумаю об этом. Позаботься о себе. И…

 В комнате раздался странный голос.

– Пусть Богини хранят тебя. Пожалуйста, будь осторожна, Сильвер Шторм.

 Дверь открылась и закрылась. Я расслабилась на кровати, думая о том, не совершила ли я сейчас по-настоящему глупую ошибку.

–––

 Утро наступило быстро, и я не спала. Я провела бессонную ночь, оплакивая факт, что я отвергла любовь аликорна... Это ложь. На самом деле, я потратила большую часть ночи, переживая, не обидела ли я ее. Я действительно надеюсь, что нет. Я так устала делать другим пони больно. Но... думаю, это не имеет значения. Мы всё еще оставались друзьями и я всё еще говорю клише.

 Солнечный свет с окна упал прямо мне на глаз, заставив меня вздрогнуть и отвернуться. Свет – это отстой. Я почесала глазную повязку и задумалась, как скоро ее снимут. Я слышала, что до появления лечебных зелий восстановления после операций занимало недели или месяца, но сейчас всё поменялось. Я буду готова к обеду. Надеюсь. Моя голова всё еще жутко болела.

 Я лежала в кровати. Мне просто хотелось побыстрее закончить со всем этим.

 Прошел еще час, прежде чем дверь открылась. Я смотрела на стену в момент, когда это случилось. Стена была белой. Я ненавидела эту стену.

– Ах! Ты проснулась! – Я взглянула на вошедшего в дверь пони-доктора. – Мы волновались и...

– МАМОЧКА! – Розовое пятно промчало мимо доктора, взлетело в воздух и приземлилось прямо мне на грудь. Ее серые глаза выглядели дикими. – Тывпорядкемытакволновалисьмистерхауссказал… – Я засунула ей копыто в рот. Она была немного слишком громкой. Я медленно вытащила его. – Еще бы чуть-чуть и ты бы не справилась!

 Я... что? Она обхватила мою шею передними ногами и сжала ее.

 Я снова взглянула на доктора и увидела, как за ним зашли Флэйр и Хай Стэйкс. Серый жеребец в своем белом халате выглядел слегка смущенным, когда начал.

– Возникли некоторые проблемы. Предыдущий имплант затруднял установку глаза, делая её почти невозможной. Нам пришлось изменить всё… – Но мой интеллект!  – Но это потребовало удаления части вашего черепа и установки ее обратно. – Я инстинктивно вздрогнула и задумалась, сколько мед-Х понадобилось, чтобы я не чувствовала боли. – После этого операция пошла как надо, и мы установили ваш новый глаз. Но в процессе нам пришлось деактивировать некоторые функции вашего чипа, и мы не смогли удалить его без долговременных последствий. Вы знаете, что делал чип?

– Чип на улучшение интеллекта.

 Флэйр засмеялся. Он пришел просто чтобы посмеяться надо мной. Я чувствовала это всем своим телом.

– Оу. Мы не были знакомы с такой моделью, поэтому не произвели замену. – Я могла чувствовать, как мой интеллект вытекает через уши. Скоро я потеряю очень много. – Однако, когда ваш новый глаз активирован, его вычислительные мощности можно использовать в своих целях... Ну, только не во время использования каких-либо энергоёмких функций глаза.

 Оу! Думаю, я всё же смогу остаться умной. Кроме моментов, когда мой глаз работает на полную. Или. Типа того. Я не была уверена, так что решила, что всё осталось по-прежнему. Легко!

– Так... Я в порядке?

– Ты пришла в себя и твой мозг не умер, так что да – ты в порядке. – Доктор погладил Серенити (которая всё еще пыталась задушить меня) по голове. – Эта малышка оставалась смелой в самые напряженные моменты. Я готов поспорить, что она была больше очарована, чем волновалась.

– Я волновалась. – Она подняла голову, чтобы объяснить. – Но я знала, что вы это сделаете. Это не самое страшное, через что мы прошли.

 Доктор поднял бровь, и это было идеальное время для вступления Флэйра.

– Точняк! В тоннелях под Дайсом тот безумный гуль, который делал безумные... Штуки? – Серенити вздрогнула и Флэйр усмехнулся. – Не парься, Серенити. Он заслужил это.

 На лице доктора появилась гримаса ужаса и Стэйкс тоже решил сделать ход, блеснув очками.

– Когда мы сражались с земляными акулами, она показала превосходную стойкость и точность.

 Это было отличное приключение с ужасным финалом. Кстати, на самом деле, эти земляные акулы меня довольно сильно беспокоили. Что бы сделал Дайс, если бы они двинулись в его сторону? Умер. Я думаю.

 Доктор же выглядел очень озабоченным нашими словами, а его взгляд был наполнен шоком и изумлением. Видимо, в его восприятии мира не могло существовать безумной пони, которая таскает за собой в разные опасные места маленькую кобылку.

– Я… – Он потряс головой, пытаясь сохранить профессиональное спокойствие. – Я полагаю… – продолжил доктор, – Не важно. Нам нужно провести некоторые тесты, чтобы убедиться, что глаз работает на полную мощность.

– Хорошо. – После того, как мне помогли снять с себя Серенити, я выкатилась с постели и встала на ноги. Я перенесла вес на свой протез, пару раз ударила им пол. Агась. Определенно работает правильно, но что-то чувствовалось по-другому. Кажется, будто она стала немного тяжелее. – Как акт...

– Оу! – Серенити подпрыгнула. – Можно я это сделаю?!

– Только если мы хотим взорвать Хайред. – Сказал Флэйр, провоцируя кобылку, чтобы она использовала свой взгляд против него. Вышло не очень эффективно. – Не обижайся, но я думаю, что лучше позволить это сделать обученным... Вы же обучались, да? Обученным профессионалам активировать его. В таком случае, если она взорвется, мы сможем подать в суд. – Пегас заржал. – Верно я говорю?

– В Дайсе нет судов. – Парировал Хай.

– Да блять. – Флэйр топнул копытом. – Ну ладно, очки за старания.

– Твои друзья сумасшедшие. – Доктор вздохнул и достал из кармана халата длинное тонкое устройство. – Сними глазную повязку и, кхм… – Он взглянул на меня. – Встань на колени. – Я сняла повязку и после этого встала на колени. Доктор продолжил. – Хай Стэйкс, там на столе лежит мед-Х, передай мне его, пожалуйста.

– Вы ошиблись, доктор. На столе только пустой шприц. – Ответил Стэйкс.

 Я смущенно улыбнулась доктору, после чего он закатил глаза и вздохнул.

– В кармане халата.

 Я почувствовала знакомое жжение магии Стэйкса, после чего он подошел ко мне и вколол мед-Х в плечо. Сладкое облегчение.

 Затем доктор воткнул прибор прямо мне в глаз.

 Половину моего взора застелила белая пелена. Через долю секунды я снова начала видеть правым глазом. Я уже собиралась начать кричать от радости, но я просто начала кричать от боли, которую можно сравнить чувством, будто мою голову засунули в камнедробилку. Я завалилась на пол и, закрыв глаза, начала визжать от сильнейшей боли. Это продолжалось вплоть до того, как я почувствовала другую иглу, которую вонзили мне в бок и боль постепенно спала до пульсирующей. Ослепительно больно, но по крайней мере я могла думать.

– Простите, мисс Хайред! – Голос доктора звучал действительно напуганным. Часть меня умоляла не делать больно хорошему пони доктору. – Мед-Х должен был заглушить боль, я не думал, что нам их понадобится два!

– В-всё… – Я стиснула зубы и боль медленно стала отступать. – ... в порядке... Какого хуя?!

 Сделав шаг назад, я уставилась на доктора, а мой новый глаз уже мог двигаться. Над доктором появилась небольшая надпись «Доктор Пони», а в правом углу моего поля зрения была небольшая фигурка пони в белом халате. Это было почти так же, когда я включила ту безумную остановку времени. Только теперь еще была полоска на нижней границе с маленькими черточками янтарного и красного цвета. И они двигались по ней.

– Оу. Да. – Доктор поправил свою гриву. – Новые возможности. Они идут в дополнение к твоему Л.У.М.’у...

– Чё? – Я уставилась на него.

– Локатор Ушки-на-Макушке. – Серенити хихикнула. – Разве ты не замечала эти значки? А-а, это всё из-за твоего пипбака? – Я потрясла головой, и она засмеялась. И Флэйр тоже. – Маленькие черточки показывают пони вокруг тебя, а еще дружелюбно они настроены или нет. Зеленый или желтый это друзья, а красный — враги. – Красная... я сконцентрировалась на этом Л.У.Ме и заметила, что красная черта ушла. Вот и правильно.

– Твоя дочь умная. – Сказал доктор. Флэйра позабавило это, поэтому я постаралась посмотреть на него так упорно, чтобы его черта стала красной и у меня был повод сломать ему что-то. – Кхем. – Я повернулась обратно к Доктору Пони. – Иконки отображают уровень угрозы. Янтарный это безопасность, коричневый – низкая угроза, красный – средняя и фиолетовый – это самый высокий уровень угрозы. – Бла-бла-бла. – Это возможно благодаря отслеживанию магический аур… – Я пропущу часть с неинтересными объяснениями, как всё это работает. Это правда скучно и неважно. – Кроме того, ты сможешь использовать свой ЗПС даже если твой пипб...

– Стой! Я могу использовать эту остановку времени снова?!

 Все посмотрели на меня так, будто я была тупой.

 Потому что я действительно тупая.

– Да-а… – Медленно произнес доктор, заставив меня покраснеть. – Да, ты можешь. – На его лице было можно было прочитать, что он задумывается о том, могу ли я в теории быть элитным киборгом-агентом Хауса. – А как именно ты используешь свой пипбак?

– ...радио, – пробубнила я себе под нос. – И-и-и… – Что-то еще было. Что же... – О! – Я фэйсхуфнула. – Карта!

 Она помогла мне две ночи назад, когда я боролась с преступностью вместе с Бэтмэйр.

– Ясно… – Доктор тяжело вздохнул. В другом конце комнаты, прислонившись к той самой скучной стене, стоял Стэйкс. – Глазной протез запитывается от того же источника энергии, что и твоя нога. Под кожей проходит провод от ноги к твоей голове, но он скрыт достаточно глубоко, чтобы его нельзя было так просто перерезать. Есть еще резервный источник питания – на нем протез продержится около суток... Кстати, провод может зудеть. – Чёрт, теперь он зудит. Ну и зачем нужно было говорить? – Мы вручили твоим друзьям запас магических камней и обезболивающий. – Я оставила в голове заметку о том, что нужно всё забрать себе. – И... Хаус хочет поговорить с тобой о функциях импланта, о которых ничего не сказали даже мне.

 Он вздохнул. Я бы на его месте тоже обиделась, если бы такой тупой пони как я сообщали информацию, о которой не знает даже он.

– Окей.

 Доктор вышел из комнаты и я наблюдала за его точкой до тех пор, пока он не исчез из моего ЛУМа. Это, на самом деле, довольно круто, но немного сбивает с толку. Еще он, видимо, не мог различать этажи и все точки накладывались на один уровень, а также я не могла видеть ничего за собой. Так что этот ЛУМ не поможет, если на меня нападут со спины из засады.

 В комнате висела странная тишина вот уже несколько минут. Мои компаньоны не отрывали от меня взгляда.

– Э-э-э… – Промычала я, покачавшись из стороны в сторону. Моя нога ощущалась немного странно. Может, они поэтому смотрели на меня? – Да?

– Твой глаз… – Медленно произнес Флэйр. – Он зеленый… – Я... Стоп, что? Я взглянула на Серенити, которая кивнула в подтверждение. – Очень, очень, о-о-очень зеленый. – Закончил пегас.

 Почему мой глаз был зеленым? До того, как у меня появился шанс ответить, Стэйкс левитировал ко мне зеркало. Теперь на моем лице было несколько заметных белых шрамов, которые окружали мой новый глаз. Он действительно выглядил как обычный глаз, только зрачок светился странным светом, на границе с белой частью была сеть из маленьких зеленых вен, которые тоже светились, и сама радужка тоже была зеленой и светилась

– Почему... Мой глаз... Зеленый? – Медленно спросила я.

 Хай Стэйкс решил ответить.

– Я давал Хаусу точный цвет твоих глаз... Кажется, он забыл о моих рекомендациях или это был не вариант. В любом случае я не думаю, что теперь будет возможность поменять его.

 Но... Мне нравился мой цвет глаз. Он был одной из моих отличительных черт... Я думаю, это уже не важно. Лучше так, чем вообще без глаза...

– Верно… – Я наклонилась и схватила свою глазную повязку зубами, подняв ее. – Серенити. – Я встала на колени и посмотрела ей в глаза. – Помоги мне надеть это.

– Но ма... Хайред, зачем тебе это?! Твой глаз теперь такой крутой и у него есть классные способности… – Я серьезно взглянула на нее. С тяжелым вздохом разочарования она помогла мне надеть повязку магией, закрыв мой новый кибернетический глаз. В тот же момент с обводки вокруг Серенити, Флэйра и Стэйкса исчезли, равно как и их имена над ними. Полоска с чертами внизу осталась, слегка отвлекая меня. – Какая потеря.

 Сказала Серенити, заканчивая завязывать узелок на повязке.

– Это моё наказание за то, что я сделала…

 Я попыталась объяснить. Это было... Важно. Я потеряла глаз, после того как убила Пост Хэйста и... И если оставить мой новый глаз закрытым, это будет служить напоминанием о том, чью жизнь я забрала. Напоминанием об ошибке, которую я совершила. Для меня это было важно.

– Раскаяние. – Я повернулась к Хаю и он продолжил. – Слово, которое ты ищешь это раскаяние. Один из способов искупления грехов. – Я продолжила смотреть на него. – Что?

– Ты что, словарь? – Спросила я. Флэйр засмеялся. Думаю, победа моя.

– Я думаю… – Серенити топнула копытцем. – Я думаю, что если это поможет тебе поступать лучше, то всё хорошо... Но ты должна снимать ее когда дерешься. С этой повязкой системы не смогут спасти свою жизнь! – Я кивнула. – Пожалуйста...

 Я взъерошила ей гриву своей нормальной ногой заставив ее визжать и извиваться.

– Я знаю, Серенити. – Она мягко улыбнулась мне. – Я знаю.

 Сразу после этого дверь открылась.

 В комнату быстрым шагом вошел гуль. Настолько быстрым, что я подумала, что с него слетит его чёрно-золотая шляпа. Он повернулся ко мне и серьезно посмотрел.

– Ты просыпаешься слишком поздно. – Сказал Хаус. Я и так не спала всю ночь, но он об этом не знал. – А еще твой цвет глаз не совпадает. Я думал, что у тебя зеленые глаза… – Сказал гуль, смотря на глаз неприкрытый повязкой. Лавандовый не очень похож на зеленый.

– Спасибо за это.

 Он фыркнул и покачал головой.

– Верно. Двигайся. – Он начала говорить. Быстро. Думаю, я его раздражала. – Я установил наушник тебе в... Ухо. – Кажется, у нас новый претендент на звание капитана. – До войны один богатый идиот установил по всему Дайсу и окрестностям двусторонние радиопередатчики. Я модифицировал их так, чтобы по ним шел мой особый канал и слегка поиграл с частотами, чтобы расширить радиус до большей части Пустошей Дайса. Мы не сможем общаться напрямую, но по каналу я смогу передавать ключевые слова, которые ты сможешь расшифровать с помощью программы, которую я установил на твой пипбак. С помощью наушника ты будешь внимательно слушать, а потом сверяться с инструкциями. На канале связи твоим кодовым именем будет «Звездная кобыла». – Я не совсем уверена, что всё понимаю. – Это сделано ради безопасности. У каждого Хизая есть собственное кодовое имя и набор ключевых слов чтобы отмечать нужных пони и места.

– Что...

– Например. – Он выглядел раздраженным. Еще более раздраженным. – Если канал передает сообщение «Звездная кобыла должна двинуться в Ди-танк», ты должна будешь проверить свой пипбак. Там ты увидишь, что Ди-танк означает Дайс. В то же время, для другого Хизая ключевым словом, обозначающим Дайс, может быть например Лэфтиш. Это сделано на случай, если один из моих агентов попадется. Враги не смогут расшифровать сообщения, адресованные не ему. – Я кивнула. Это звучит умно. По-настоящему умно. – Почитаешь ключевые слова в свободное время. Я постарался составить для тебя наиболее полный список из пони, мест и приказов, которые могут тебе пригодиться. Я подготовился к любой возможности.

– Я... Благодарна тебе.

– Так и должно быть. Я дал Стэйксу провиант в дорогу, а также патроны и… – Он взглянул на Флэйра. – Гранаты. Не умрите. Не хочу, чтобы это стало пустой тратой ресурсов. – Я постараюсь. – Если вопросов нет, я удаляюсь. У меня есть дела.

– У меня есть вопрос... Ты ведь жил еще до войны? – Спросила я. Это был действительно глупый вопрос, поэтому он поднял несуществующую бровь. – Верно. – Было кое-что, что на самом деле меня интересовало. Одно имя. – Что ты знаешь о Уоллкирке?

 Он засмеялся. По-настоящему засмеялся. Это не то, чего я ожидала.

– Уоллкирк?! Просто очередной глупец. – Он поправил шляпу прежде чем продолжить. – Он был сыном какого-то богача. Служил в армии пару лет, а когда его отец сыграл в ящик и оставил сыну всё состояние, тот перебрался в Каледонию и объявил себя героем войны. Это было как раз после очередного набега минотавров на окраины, и каледонцы поверили ему. Они были просто в восторге от его лжи. Настолько в восторге, что даже назначили его мэром одного безымянного городка. С помощью своего богатства и поддержки Министерства Морали он превратил тот городок в Парадайс Селестии, который мы видим сегодня. Даже засунул в самый центр города свою статую. – Стоп, это его статуя? Я проходила мимо нее тысячи раз и даже не задумывалась об этом. – Однако он не любил конкуренцию, и когда я появился в городе, то он возненавидел меня. Этот глупец подкупил несколько моих лучших инженеров и отправил их работать над чем-то, что назвал «Проект Стальной пони».

 Он произнес это с такой насмешкой.

– Так...Он тебе не нравился? – Спросила я.

– Нет. – Ответ был простым. – Он был идиотом. Тянул свои жадные копыта ко всему. Купил несколько незаконченных Стойл у Стойл-Тек, когда пошли слухи, что каледонские стойла хуже, чем эквестрийские. Он взял денег у Армии Каледонии и Стойл Тек и потратил их на постройку огромного исследовательского центра в центре гребанной горы. Даже я не знаю, что именно там произошло, но это взбесило кого-то среди властей Эквестрии. Приблизительно в то же время, когда начали падать бомбы, Министерство Морали устроило рейд на Клип'н'Клопс, где работал Кирк. Думаю, если бы не конец света, это был бы смертельный удар по независимости Каледонии. В конце-концов, он был просто глупцом. Все его планы были незавершенными и бессмысленными. Его главные советники крали деньги у него из под носа и шпионили за ним. – Это объясняет откуда Хаус знал так много. – Еще пару месяцев и его бы предали, забрали всё, что у него было и заменили... Но время было на его стороне. Поэтому он умер богатым.

– Что с ним случилось?

 Это и была великая загадка Уоллкирка. Он был деловым пони до войны, пытался усидеть сразу на всех стульях и чуть не погиб из-за этого. Я не знаю, почему меня это волновало, но почему-то мне это казалось очень важным. Хорошим он был или плохим, город существует только благодаря ему. Ну или по крайней мере благодаря его битам.

 Гуль пожал плечами.

– Бомбы упали. Все умерли. Есть еще тупые вопросы?

– Нет...

–––

 Через некоторое время мы покинули ЧС. У меня было такое чувство, будто я забыла что-то спросить, но не могла вспомнить что.

 В любом случае, мы шли по главной улице Дайса и я остановилась, чтобы посмотреть на статую в центре города. Я видела ее так много раз, но это был первый, когда я действительно рассматривала ее. Камен выглядел обветрившимся, был покрыт царапинами и надписями. Правое копыто, которое, как я могу предположить, когда-то было поднято в воздух, теперь отсутствовало, а морда была настолько сколотой, что теперь невозможно было понять, как именно она выглядела. Это был Уоллкирк. Я надеялась, что если бы я узнала о нем побольше, то смогла бы понять почему город был так расколот. Но он умер две сотни лет назад. Бесполезно.

– Хайред. – А-а? Я оглянулась и обнаружила, что Флэйр смотрит на меня. – Ты опять смотрела в пустоту. – Оу. Верно. Я оторвала взгляд от разрушенной статуи и двинулась дальше по улице. – Хайред... Ха-а-айред.

– Что?

– Ты в порядке? Ты ведешь себя странно.

 Я посмотрела направо и увидела, что он улыбается мне... Но меня интересовал не столько он, сколько комплекс Эль Хауса из трех зданий, который поднимался в небо за его спиной.

– Молли молчит. – Он вопросительно взглянул на меня. – Она отправила за мной убийц... И я здесь. Прохожу рядом с ней. И ничего. Ни слова. Разве она не должна была... Ну, убить меня? – Флэйр пожал плечами. – Мне кажется, она сдалась...

– Не думаю. – Стэйкс просто издевался надо мной. – Молли не забывает и, конечно же, не прощает. Ты и одного дня не просидишь на месте лидера банды в этом городе, если будешь прощать. Но ей особенно тяжело, учитывая всё давление. Многие пони выделяют её расу и считают это поводом ненавидеть её. Ей нужно быть суровой и резкой к своим врагам, чтобы показать, почему они не имеют право на такое отношение.

 Я кинула грустный взгляд на Эль Хаус и кивнула. Вскоре она должна была отправить кого-то ко мне и я должна быть готова к этому.

 Я сердито пнула банку, лежащую на дороге. Конечно же Серенити подхватила эту идею и пнула ее еще несколько раз за меня.

 Мне нужно было сколько всего сделать в Дайсе. Надо было поговорить с Бэтмэйр, наконец разобраться со сраным Смехоребцом, попытаться разобраться с моим долгом Мэйхема, разобраться с Молли, поговорить с Клин Катом и Наблюдателями по поводу звёздного металла в моём теле. Меня расстраивал факт, что придется делать всё это и желательно как можно быстрее... И я правда хотела повидаться с Хэйз снова. Мне не стоило отказывать ей.

 Из-за отсутствия чего-либо интересного я нажала кнопку на моем пипбаке и начала слушать радио прямо в ухе. Это что-то новенькое.

– ...Мэйхем заявил, что из-за ущерба, нанесённого очистительной станции, цены на воду снова поднимутся. Когда его спросили, как два сумасшедших пони в костюмах смогли попасть на охраняемую закрытую станцию, он отказался от комментариев. Ну, не могу сказать, что это хорошо. Если вы встретите Бэтмэйр, то передайте от меня просьбу не играть в супергероев рядом с важными для всех пони сооружениями. Ладно, хватит этого… – Стоп.

– Всё было не так! – Громко возразила я.

 Банка, которую пинала Серенити, отскочила от моего протеза, и она побежала за ней.

– Что не так?

– Хайгас обвинил Бэтмэйр в том, что это из-за ее игр водоснабжение города подверглось опасности. Она... Ну, мы спасли эту грёбанную станцию. – Я рыкнула. – Всё было не так. Мы тяжело трудились, чтобы сделать что-то правильное, а нас смешали с дерьмом по радио.

– Это нормально. – Сказала Бэтмэйр. – Я подпрыгнула от неожиданности и, обернувшись, увидела, что она стоит за моей спиной. Она определенно не телепортировалась, потому что я бы заметила это. Верно? – Я так часто останавливала Смехоребца, что жители уже забыли, что происходит, когда я этого не делаю.

– А что происходит? – Серенити задала очевидный вопрос.

– Я… – Бэтмэйр сделала паузу. – Ну, я всегда останавливала этого ублюдка. Но всё точно было бы плохо!

– Почему бы... Просто не игнорировать его? – Она выглядела почти оскорбленной моим предложением. – Или... Ну, сосредоточиться на чём-то другом. Парасайд Маунд, например. Это настоящий рассадник преступности.

– Беженцы из Эквестрии также наводняют город, что развивает проблему еще быстрее. – Добавил Стэйкс.

 Спасибо ему. И это не сарказм. Он и правда помогал.

– Может, сможешь помочь там. По крайней мере, Финишеры точно будут рады. Обзаведешься парой новых друзей. Или типо того. – Продолжила я и пожала плечами. – Просто предложение.

 Бэтмэйр кивнула.

– Мы учтем твое предложение. А, напарник. Мы пришли сюда, чтобы пожелать тебе безопасной дороги. Надеемся, что ты принесешь справедливость туда, где она нужнее всего.

 Она телепортировалась, и в этот раз я почувствовала это плечом. Ну, это хоть что-то. Она могла бы остаться и еще поболтать... Надеюсь, она меня послушает. Я не знаю, почему меня это волновало. Просто... Ну, Парасайд Маунд всегда был очень дерьмовым местом, и было бы неплохо, если бы хоть кто-то попытался сделать с этим что-то.

 Я почувствовала, как Серенити запрыгнула мне на спину, выводя меня из транса. Я обернулась и улыбнулась ей.

– Ты знаешь, в отличии от меня, у тебя все ноги на месте.

– Ага… – согласилась она, устроившись поудобнее, – ...но-о-о-о твои ноги намного больше. Мои маленькие и быстро устают. И я лентяйка.

 Это ужасное оправдание. Я знала, что у нее куча энергии. Она доказала это в тот же момент, откопав из моих сумок мою ногу, которую она смастерила сама, и начала копаться в ней. Большая часть ленивых пони не пытались собрать магический кибернетический протез из кусков других протезов. Но кто я такая, чтобы спорить с этим?

 Так что я продолжила идти.

 Мы остановились у гигантских ворот Дайса и ждали, пока они медленно откроются. Серенити и Флэйр начали спорить о разнице между Анклавом и Стальными Рейнджерами, и мне было абсолютно всё равно. Когда двери наконец открылись, я заметила красное пятно на земле у входа. Я вспомнила... Когда я впервые пришла в Дайс, какой-то жеребенок побежал к воротам, и его застрелили. Его тело убрали, но пятно крови осталось.

 Кажется, запахло дымом.

– Хайред.

 Да, определенно дым.

– Хайред! – Я почувствовала, как два маленьких копыта ударили меня в затылок, отвлекая от запаха. – Хайред. – Серенити звучала раздраженной. – Ты снова смотрела в пустоту!

– Оу… – Я оторвала взгляд от кровавого пятна. – Прости. Просто задумалась. – Под глазной повязкой мой новый глаз начал сильно чесаться и колоть. Я почти пожелала снова потерять его, лишь бы избавиться от этого чувства. – Слишком сильно задумалась.

 Мы двинулись через главные ворота. Секьюритроны по обеим бокам повернулись к нам, и мне даже показалось, что они направили свои огромные пушки на меня... Но их отметки на моем ЛУМе остались янтарными, и я постаралась игнорировать их. Хотя от них у меня всё ещё грива вставала дыбом.

 Парасайд Маунд выглядел гораздо оживленнее, чем когда-либо. Множество пони ходили по грунтовым дорожкам, а некоторые полуразрушенные здания, казалось, были отремонтированы. Я уже и забыла, как давно была в этом месте, но это точно гораздо дольше, чем мне казалось. Большинство пони выглядели грязными и голодными, и многие лежали вдоль дорог, попрошайничая. Я подкинула несколько крышек паре пони, но не могла помочь им всем.

 Когда мы проходили мимо Галереи магии великой Фотофиниш, я увидела синюю кобылку перед входом, разговаривающую с парой офицеров НКА. Она, заметив нас, кивнула мне и, поправив очки, вернулась к разговору. Мы были слишком далеко, и я не слышала, о чем они говорили, но, думаю, это точно что-то важное.

 Увидев ее, я заметила, каким ярким было солнце. Я остановилась на минуту и достала свои солнцезащитные очки. Конечно, всё видеть в розовом цвете было немного непривычно и они, наверное, выглядели странно вместе с глазной повязкой, но они мне нравились. Намного круче, чем очки Стэйкса, даже несмотря на то, что они блестели даже без света.

– Почему тут так много народу? – Спросила я, пока мы шли.

 Я была уверена, что один из моих компаньонов знает, почему все эти пони собрались в Парасайде, и абсолютно уверена, что они скажут мне в самой покровительствующей манере.

 Хай Стэйкс, никогда бы не упустивший такой возможности, поэтому ответил первый.

– Война с Анклавом всё еще идет в Эквестрии, насколько я знаю. Многие пони бежали на юг и пересекали границу даже в день Солнца и Радуг. Оставшись без дома, я полагаю, они продолжали идти. Дайс не так далеко от границы и он известен, так что они попытались подняться сюда. А когда им отказали в проходе, они, видимо, просто остановились здесь. Постепенно здесь стало даже слишком много пони, и Финишерам пришлось выгнать часть.

– Серьезно? – Это не очень похоже на Фотофиниш, которую я знала, но если смотреть на картину целиком, я могу с ней согласиться. У нее нет столько ресурсов, чтобы помочь всем этим пони и, должно быть, они давили на нее. – Куда они отправились?

– Какие-то руины. – Ответил Хай. – Они назвались Истсайдом. НКА всерьез переживают, что они могут стать рейдерами. Это был бы первый раз, когда пони стали бы рейдерами, живя прямо в пригороде Дайса.

 Я собиралась остроумно ответить Хаю, но заметила какое-то волнение неподалеку.

 Солдаты НКА в своей синей броне окружили Оружейный Магазин Дэдхэда и вытащили из него старого потрепанного жеребца на улицу. Он пытался отбиваться и кричал о сделках и предательстве, но быстро заткнулся, когда один из солдат прописал ему копытом в морду.

 Несмотря на мои убеждения, я подбежала к ним.

– Что здесь происходит? – Спросила я, а затем почувствовала, что Серенити спрыгнула с моей спины.

 Один из пони заржал из под своего шлема.

– Тут не на что смотреть, мэм. – Я взглянула вниз на избитого старого пони, который плевал кровью на землю. – Идите куда шли. – Такое отношение к делам не входило в мой план по исправлению Дайса, так что я никуда не пошла и опустила очки, чтобы у меня был зрительный контакт с этим солдатом. – Э-э...

– Я повторюсь: что здесь происходит?

 Жеребец, к которому я обратилась, не собирался отвечать на вопрос, но большая кобыла с темно-фиолетовой гривой ответила. Сразу после того, как закинула этого старика себе на спину. Я впечатлена.

– Дэдхэд торгует здесь фальшивыми паспортами для путешественников, мэм. – Кобыла оглянулась и подарила презрительный взгляд ему. В тот же момент я почувствовала, как Серенити воспользовалась своим заклинанием тишины. Я улыбнулась ей и продолжила слушать, пока кобылка делала всё, что в её силах. – Нам было поручено взять его под стражу. Я извиняюсь за действия капрала Стэди Хуфа. Его только перевели из Хуф Тауна и он еще не знает, как здесь всё работает. – Она сердито взглянула на него.

– Оно еще работает? – Я сделала паузу и, почувствовав, что магия Серенити продолжает работать, продолжила разговор. – Как тебя зовут?

– Майор Уиллоу, мэм. – Она стояла неподвижно. – А ты агент Х… – Кобыла сразу поправила себя. –Мистера Хауса.

 Я улыбнулась ей и кивнула. Я не была уверена, узнала ли она о том, что я его агент из-за моей ноги или из-за того, что НКА выпустили заметки обо всех новых агентах Хауса. А еще, может быть, благодаря тому, что сам Хаус тесно сотрудничал с НКА. Не думаю, что мне нравилось это.

– У вас есть какие-нибудь доказательства вины Дэдхэда? – Спросила я самым серьезным и профессиональным голосом, пока по обе стороны от меня стояли Флэйр и Стэйкс, стараясь выглядеть устрашающе. Ну, возможно, Флэйр корчил смешные рожи, но он был в моей слепой зоне, так что я не могла отругать его за это. Да и это не важно. Я правда должна меньше волноваться за глупых пони. И вообще, это по его вине я не смогла получить паспорт для прохода в Дайс в первый раз.

– Прямой приказ Майора Лаки. – Давно я о нем ничего не слышала.

– Просите меня, – Стэйкс обратился к ней, – Но-о... Разве вы не говорили, что тоже Майор? Где в уставе НКА написано, что вы можете выполнять приказы от пони своего же звания?

 Уиллоу выглядела слегка ошарашенной, услышав этот вопрос.

– Майор Лаки... Другой. Он предпочел оставить себе звание, которое было у него до войны, но при этом он действует за пределами командования. Он подчиняется только своему внутреннему чувству, а его слово имеет вес равный слову какого-нибудь Генерала. Возражать приказу Лаки было бы… – Она поморщилась и огляделась по сторонам. – ...самоубийством. Политическим и карьерным. – Она поправила жеребца, закрепленного на спине. В этот же момент я почувствовала, что магия Серенити спала и она залезла обратно ко мне на спину. – Если это всё, мэм, то нам надо идти. Часть моих подчиненных останутся здесь, чтобы охранять магазин от грабежа.

 Я кивнула и позволила ей пойти вперед по улице, а сама пошла через некоторое время за ней. Не останавливаясь до тех пор, пока мы не отошли достаточно далеко от охранников, которых поставили у магазина.

– Серенити, почему… – Я обернулась, чтобы спросить зачем было заклинание. И затем я увидела это. Прижав к себе, Серенити держала в своих копытцах гладкий черный дробовик с розовыми накладками. Тот самый, который она пыталась украсть в прошлый раз. – В самом деле, Серенити?

– Что в самом деле? – Спросил Флэйр, голос которого звучал действительно удивленным. – Это отличная пушка. Почему ты так серьезно к этому относишься?

– Она знает почему. – Ответила я просто. Кобылка смущенно улыбнулась. – У тебя уже есть пушка. Тебе не нужна еще одна.

– Но ма… – Я перебила ее.

– Никаких «но». Тебе не нужны две и... Взгляни на нее! – Селестии ради, да этот дробовик был с нее размером! – Может быть, когда ты подрастешь. – Она надула губки. – Ох, хватит. Положи его мне в сумку. – Она медленно стала надувать их сильнее. – У тебя есть пушка получше. Зачем тебе нужна эта?

– Она розовая! – Я фэйсхуфнула. Думаю я делала это слишком часто. Не очень полезно для моего мозга. – Ладно, твоя взяла. Она подходит к твоей гриве... Но она будет моей, когда я стану старше!

– Ты глупая. – В ответ она показала язык. – И это тоже глупо. – Ответила я, и мы двинулись к выходу из Парасайда. Нас ждала работа.

 В конце-концов мы покинули город, не встретив на своем пути кого-нибудь из моих старых знакомых, и отправились в путь. Мне кажется я стала магнитом для старых знакомых. На выходе из города я заметила, что на роботе, у которого я покупала когда-то припасы, есть аббревиатура. ВПАНК. Выдача Припасов Армии Новой Каледонии. Возможно именно из-за этого они забрали Дэдхэда?

 К концу дня мы дошли до города, откуда я начинала свой путь. Интересно, есть ли в этом что-то символическое? Думаю, мы скоро узнаем! Конечно, это не могло быть темой для обсуждения, ведь никто (кроме Хэйз) не знал, как именно я появилась в Пустошах Дайса.

 Вместо этого мы потратили почти всё время, слушая историю Флэйра о том, как Оставшиеся откололись от Анклава. По его словам, это произошло во время войны с грифонами (о которой я, конечно же, не знала). Основная причина раскола заключалась в том, что Оставшиеся отказались выполнять жестокий приказ убить птенцов, который им отдало руководство Анклава. И тогда Анклав решил наказать их за это, но они успели сбежать домой в Тандерхэд (понятия не имею, что это такое), чтобы попытаться поднять восстание. У них не вышло, и они были вынуждены отступить с облаков, прихватив при этом броню и пару вертибаков.

 История действительно была довольно интересной. По крайней мере, как её рассказал Флэйр.

 В конце-концов, когда истории стали повторяться, а мы устали, нам пришлось остановиться на ночь. Я надеялась остановиться в Тимбере, но мы не успели. В итоге мы решили занять заброшенную хижину (Школа полетов Маленького Тика для пегасов, которые не умеют летать) и разбили там лагерь. Так как в ней отсутствовала большая часть стены и крыша, нам пришлось развести костер из их остатков (Флэйр утверждал, что мы точно не сгорим из-за него). Мы тянули соломинку, чтобы распределить кто и когда будет дежурить ночью, и угадайте, кому выпали часы посреди ночи. Верно. Мой сон будет разделен на две части, а это значит, что я вряд ли высплюсь. Именно этого вы и хотели.

 Так что я легла рядом с Серенити и попыталась хорошо выспаться. Попыталась. Это ключевое слово в предложении.

–––

 Мои сны были наполнены дымом и огнем. Я бежала по горящему коридору, наполненному черным дымом, и пыталась найти кого-то. Не знаю кого, но я точно кого-то искала. Я попыталась крикнуть, но лишь закашлялась. Но я продолжала искать. Кто-то нуждался во мне. Нуждался в моей помощи.

 Справа от меня появилась горящая дверь. С надписью «Фаундэйшн». Я испуганно отступила и побежала по коридору дальше. Горящие двери были с двух сторон. Я не смотрела на них, но знала, какие имена написаны на них. Вайлдфайр. Митчеф. Лу. Мои неудачи проносились мимо меня непрерывным потоком.

 В конце коридора была лишь одна дверь. И она не горела, слава Селестии. Имя. Серенити.

 Я выбила ее плечом. Осмотревшись по сторонам в поисках Серенити, я поняла, что ее там нет. Вместо нее в центре комнаты стоял маленький жеребчик, грива которого была объята пламенем, а по щекам катились кровавые слёзы.

– Почему ты убила меня?

 Я проснулась со стоном и чувством, что мой капризный мозг всё чаще начинает показывать мне драму. Этому не помогал и запах дыма, который я всё еще чувствовала. Я открыла глаза и поняла, что что-то горит.

– БЛЯТЬ!

 Я перекатилась в сторону и закрыла морду копытами. Только... Это был всего лишь костер. Ничего более. Я сделала глубокий вдох и закрыла глаза, пытаясь успокоиться.

– Интересная реакция на простой костер, Хайред. – Я снова открыла глаза и увидела Флэйра, сидящего у костра и наблюдающего за пламенем. – Не кричи так громко, разбудишь всех. – Серенити свернулась в клубок в метре от меня, а Хай разлегся так, чтобы занять как можно больше места. – Когда мы летели в Каркхуф, то чувствовали запах дыма за многие километры. Это... Неприятно. Я имею в виду, дым и огонь. Они надолго западают в память и постоянно возвращаются, да? – Бывает. Со стоном, я переместилась в сидячее положение и кивнула. – Слушай. Могу я спросить, что там случилось? Стэйкс был близок к разгадке, но... Никто не знает что именно, кроме тебя и Серенити, а вы молчите.

– Я… – Мой голос дрогнул. – Там был жеребенок... Мне поручили начать ебаную войну. Я целилась в кобылу, н-но… – Я не могла сказать ему, что именно Серенити сбила выстрел. – Я попала в жеребенка. – Флэйр вздрогнул и посмотрел куда-то в ночную тьму. – Зажигательной пулей. Пост Хэйст. – Я горько засмеялась и приложила копыто к повязке. – Сразу после выстрела пони, который меня нанял, попытался убить меня.

– Мгновенная карма. – Флэйр повторил мой смех. – Да... Если бы всё было так просто?

– Ага… – Я медленно опустила копыто обратно на потрескавшийся каменный пол. – Как ты справился с этим... После того, что случилось с тобой?

 В Биттер Стил или как-то так. Когда он случайно разбомбил всех этих жеребят, наверное, это было нелегко.

– Много наркотиков, уныния и плохих шуток. – Флэйр усмехнулся сам себе. – Это... Это не вариант для тебя. Наркотики – это плохо, ты плохо себя чувствуешь и у тебя и так не получается шутить. – Это неправда! Просто обычно мои шутки спонтанные. – Но вот уныние... Ты в этом мастер.

– Годы практики.

– Не сомневаюсь. Стоять перед зеркалом каждое утро и видеть в нем убийцу... Главное никогда не смотреть назад. Всегда нужно двигаться только вперед, как бы тяжело это ни было. – Он насмешливо похлопал себе копытами. – Мы чтим вашу жертву. Правда! – Я грустно улыбнулась ему. – На самом деле... Не уверен, что могу помочь тебе. Убийство жеребёнка это... Ну, это не так легко отпустить или забыть. – Как будто я об этом не знаю. – Потому что это нездоровая херня, понимаешь? И независимо от того, хотела ты этого или нет, это будет отравлять тебя изнутри. Ты стремишься поступать лучше, но как ты можешь? Как ты можешь делать хоть что-то, если уже упала так низко... Некоторые пони, доходя до этой грани, становятся рейдерами. Они уже не могут поступить хуже, так зачем пытаться поступить лучше? Другие фокусируются на ненависти к себе и пытаются сделать этот ёбаный мир лучше. Некоторые опускаются на дно общества, закидываясь наркотиками и не доходя до смертельной дозы совсем немного... Ты хочешь забыть то, что случилось, отпустить это, двигаться дальше? Ты не можешь. Это вечно будет идти за тобой.

– Отлично. – Я думаю, он недооценивал, насколько я могу быть скрытной и подавлять эмоции. Не то что это было бы очень полезно в случаях проблем со здоровьем. Психическим или нет. – Спасибо, наверное...

– Извини, Хайред. – Сказал он, когда я смотрела в небо. Была ясная погода, ни одного облачка, и я могла видеть сияние каждой звезды. Могу понять Луну за её стремление показать эту красоту всем пони. – Я немного сказал... Это... говорят время лечит, но шрамы-то остаются. Это тяжело для тебя, но вскоре тебе станет проще жить с этим. Даже если это чувство никогда не уйдет. – Он засмеялся. – Тут должна была быть шутка, забей... Твоё уныние заразительно.

– Я делаю это слишком часто. – Я схватила гнилую деревяшку и бросила её в костёр. – Прости...

 Он усмехнулся и подлетел в воздух.

– Ты просишь у меня прощения? Хах, эт забавно. После всего что я сделал? – Я подняла бровь. – Вся эта шпионская херня или ты забыла? Ну конечно ты не забыла! Как ты могла… – Кажется его это обрадовало. – Я не хотел, ну знаешь...

– Лжец. – Я уставилась на пляшущие ярко-желтые языки пламени. Тяжело. Я всё еще видела в них бегающего жеребенка, сгорающего заживо. – Если бы ты не хотел, то не стал бы.

 Он фыркнул и поравил копытом свою разноцветную гриву.

– Ну, да... Я имею в виду, что уже потом не хотел. Когда они меня попросили, я знал тебя сколько... Дня три, наверное. За это время ты меня дважды чуть не убила и один раз напилась. Не лучшие записи, так что когда они предложили, я согласился. Уже позже когда я узнал тебя, то... Ну, понял, что не хочу делать это. После того, как ты побежала спасать меня, даже зная, что твоя кобылка будет в опасности... В тоннелях, помнишь?

– Да... Тебя окружили гули.

– Ебучие гули. – Казалось, он напряг крылья, вспоминая о той травме, которую получил. – Я плох в ближнем бою. Они бы съели меня живьем, если бы ты не вмешалась. Думаю даже Серенити лучше меня на близких дистанциях.

 Услышав свое имя во сне, кобылка начала бормотать что-то себе под нос. Я четко расслышала слово «сахар».

 Наклонившись, я погладила её гриву.

– Я помню.

 Видение Вайлдфайр появилось перед моими глазами. Я помню обо всём слишком хорошо...

– Шпионить за каким-то мудаком, которого ты едва знаешь легко... Но после того, как я увидел, на что ты идешь, чтобы спасти других, спасти Серенити... И меня. Ну, это всё перевернуло вверх ногами. Я собирался сказать тебе еще на лодке, но... Меня вызвал Скай Фолл. А потом уже было слишком поздно. – Он потрусил головой и уставился в небо. – Прости. Всё вышло из под контроля, но я всё равно не должен был...

 Я оторвала взгляд от Серенити и посмотрела ему в глаза, улыбнувшись.

– Смеяться над тобой с моей стороны тоже было не очень красиво… – Он усмехнулся и кивнул. Когда пегас приземлился рядом со Стэйксом он наклонился, чтобы проверить, не проснулся ли он. – Всё в порядке. Просто... Не делай этого снова. – Сказала я.

– Я постараюсь изо всех сил. Не нужно слишком много уговоров, чтобы я перестал провоцировать твой гнев. – Он улыбнулся, взглянув на Искусность. – Это было глупое решение, но... Честно говоря, я не думаю, что оно было неправильным. Ты мне, конечно, нравишься, Хайред, но это же моя семья... Я не знаю.

– Не волнуйся об этом. Я всё равно тебя убью. – Сказала я и сурово посмотрела на Флэйра.

– Н-не… – Он отступил назад. – Хватит смотреть на меня так! Твое каменное лицо пугает до смерти. – Я уже хотела ответить, но он прервал меня. – Знаю знаю, «смерти в прямом смысле». Хорошая была бы шутка. Но я знаю, что ты не тронешь меня, пока я сам тебя не спровоцирую. Чёрт, в отличие от этого, – Он кивнул на Стэйкса, – ты не убьешь меня даже за крышки. Ты можешь говорить, но на самом деле не станешь.

– Без комментариев.

– Ты слишком жестока с ним. – Он улыбнулся, глядя на зеленого единорога. – Он пытается, но у него тяжёлая жизнь. Ты знаешь, что он был рабом? – Стоп, серьезно? – Это правда. Мать продала его, когда он был еще жеребенком. Он выиграл свободу в каком-то бою или типа того… – Это объясняет, почему он во время боя всегда кажется таким спокойным и эффективным. Настолько, что это порой пугает. – А с помощью этой рычажной винтовки он выиграл свободу.

– Я... Не знала. В смысле... Не задумывалась. – Я взглянула на Стэйкса. – По нему и не скажешь.

– Он говорит, что тщательно скрывает это и поэтому пони не замечают. – Пегас усмехнулся. – Думаю, это работает. После того, как он освободился, он стал работать на тех, кто платит ему. Да, он может быть груб и неприятен в общении, он верит в крышки, но... Он пытается. Я имею в виду, что со временем, возможно, мы сможем... Сгладить эти острые углы. Когда-нибудь.

– Это случится до того, как он пристрелит нас за пятьдесят крышек и новую шляпу, или после? – Я заржала.

– До того, как он пристрелит тебя. Никто не хочет моей смерти... Я не учитываю этих придурков в силовой броне. Они не считаются.

– Не считаются? – Я легла на пол. – У них огромные пушки. Они считаются даже дважды.

– Да ты с ума сошла! – Я пожала плечами. Не думаю, что этот факт обо мне можно считать оскорблением – И я следую за тобой... Это делает меня еще более безумным? Главная загадка нашего времени. Оу! – Он взглянул на запястье... – Ты только взгляни на время! Я уже должен спать, а тебе пора бы сидеть на стрёме. Наслаждайся видом на... Камни. – Он сделал паузу. – Твоя кьютимарка ведь это означает?

– Да, Флэйр, моя кьютимарка означае… – Я остановилась. Я услышала. Что-то. – Ш-ш-ш-ш.

 Я махнула ему копытом, чтобы он пригнулся. Это в любом случае было мое время дежурить, так что я должна хотя бы хорошо выполнять свою работу. Я подползла к окну и прислушалась. Далёкие звуки постепенно приближались и становились громче и вскоре уже было понятно, что это голоса пони. Я надеялась, что мы не столкнемся с другими пони. Хотя это, скорее всего, было бы первым, что случится. Дела никогда не идут так, как мне хочется, кроме тех случаев, когда мне хочется, чтобы они не шли так и даже тогда всё идёт по пизде.

 В этом вообще есть смысл?

 Я выглянула из окна и заметила свет, спускающийся по холму. Не просто свет, он выглядел так, будто половина неба зажглась огнем и освещала пони, которые бежали. Когда они подобрались еще ближе, я услышала их приглушенные крики и голоса. Я обернулась и кивнула Флэйру, который пытался разбудить Стэйкса.

– Оставайся здесь. – Приказала я, и он кивнул.

 Я быстро переместилась к двери и открыла её. Запах дыма всё еще был сильный. Я думала, что он из-за костра, но не была уверена, откуда такой яркий свет с севера. Что-то горело, но я даже не могла представить, что именно могло вызвать такое яркое пламя.

– Стойте, стойте! – Кричала одна из пони, бегущих в нашу сторону. К этому моменту я вышла на дорогу рядом с хижиной и уже держала Искусность наготове. – Ты! – Ко мне обратилась темно-красная кобылка. – Не иди туда!

– Почему нет?

 Я почувствовала, как у меня скрутило живот. За холмом из-за которого они прибежали стало еще светлее.

– Это… – В тусклом свете я видела слёзы на щеках кобылы. – Это Тимбер! Тимбер в огне!

 Кобылка начала рыдать и побежала дальше, а за ней последовали еще три пони, покрытых копотью.

–––

 Мы отправились в Тимбер не сразу. Это потому, что до рассвета оставалось еще пару часов, и мы в любом случае не успеем, чтобы спасти хоть кого-то. Вместо этого мы отдыхали до утра и как только солнце показалось из-за горизонта, отправились в путь. Я рассказала о случившемся Хаю, когда пришло время его смены, и он не выглядел даже немного заинтересованным. Я понимаю, что, возможно, он там никогда не был, но всё же... Это беспокоило меня всю ночь, так что я практически не спала.

 Утром мне пришлось рассказать Серенити, что в Тимбере кое-что случилось и на это будет неприятно смотреть. Она всё поняла и выглядела расстроенной. Наверное, из-за того, что в прошлый раз мы надолго в нем задержались и ей понравилось. Это расстроило и меня. Я не могла ничего поделать, кроме как молиться Селестии. Я ненавижу быть бесполезной, поэтому мы двинулись так быстро, как только смогли.

 Это была долгая и тихая дорога. С каждым шагом запах дыма становился всё сильнее и сильнее. Я ненавидела дым.

 В конце концов мы добрались до холма примерно в миле от города и с отличным видом на него. На то, что когда-то было городом. Всего пара зданий остались (они едва уцелели), а остальные превратились в кучи пепла и золы. Немного прищурившись, я увидела несколько крупных фигур в тяжёлой броне, которые прошли по главной улице города и двигались в сторону огромной горы, тень от которой падала на город. Затем я заметила ещё больше фигур. Они все шли к горе... Нет... к Центру Реконструирования. Что за дерьмо здесь произошло?

– У меня плохое предчувствие насчёт всего этого. – Сказала я, прижавшись к земле.

 Кто-то ударил меня по затылку, из-за чего по всему телу прошли мурашки от боли.

– Тупица. – Резко сказал Флэйр. – Никогда не говори так! То же самое касается и «хуже уже не будет» или «не волнуйся, это безопасно». – Я тут при чем? – Когда ты говоришь это, то всегда происходит какой-то пиздец. Ты обрекаешь нас всех.

– Флэйр. – Я серьезно взглянула на него. – Я сейчас серьезно.

– Я, блять, тоже! Ты хоть представляешь что ты наделала? – Он развел передние копыта широко в стороны, встав в драматическую позу, а затем Хай ударил его по плечу. – Ладно, ладно, может я немного драматизирую, но ради нашей же безопасности, не говори это снова!

– Может, нам стоит найти… – Серенити сглотнула. – Выживших? – Да, отличная идея.

– Зачем? – Хай равнодушно смотрел на пепелище, на месте которого еще недавно был Тимбер. – Нам сказали убедиться в том, что Бридл Хоуп в безопасности от рейдеров. У нас нет причин бросаться на помощь каждому городу, который даже не думал пытаться защитить себя. – Он смахнул гриву с лица как раз вовремя, чтобы его очки блеснули. – Кроме того, ты хоть имеешь представления о том, кто мог уничтожить город?

 У меня была мысль.

 Единорог продолжил говорить.

– Ты знаешь, что в этой горе? – Куча довоенных технологий, которые должны были использовать, чтобы восстановить мир. – Ты знаешь, почему оттуда еще не всё достали? – Потому что нижние уровни защищены магическим щитом, а верхние защищают роботы. Кроме самых верхних, которые раньше использовал Анклав. Что? Иногда я тоже могу слушать и запоминать. – Ты знаешь, перед какой группой стоит цель собрать все довоенные технологии, до которых только можно достать?

– Стальные Рейнджеры. – Ответил Флэйр.

– Именно! Мы не можем просто взять и войти на территорию, только что захваченную Стальными Рейнджерами...

– Рейнджеры! – Флэйр подлетел в воздух, и я отвлеклась от Капитана Очевидность, чтобы обнаружить, как к нашему холму довольно быстро приближается пара Рейнджеров. – Пиздец, я надеялся, что они не станут нас трогать!

– Они не за нами, Флэйр… – Медленно сказала я. – Они за технологиями, которые есть у нас… – И не только за ними. Черт. Ну почему они готовы делать больно лишь за пару крутых пушек? – Мы возьмем этих двух и...

 ФЬЮФ

 Гранатомёт, гранатомёт! Я схватила Серенити и отпрыгнула в сторону. Взрывная волна ударила словно минотавр и отправила нас кувыркаться в грязи. Я взглянула на Серенити, чтобы убедиться, что она жива и невредима. Кобылка только хныкала и держалась за уши. Наверное, она не смогла достаточно быстро наложить заклинание.

– Все в порядке? – Спросила я, едва слыша свой голос из-за звона в ушах.

 Стэйкс держался на ногах недалеко от меня, и я видела, что его губы двигаются. Черт, эти штуки очень громкие.

 Я потрясла головой и смогла расслышать его.

– Отлично. – Он вытер очки тряпочкой. – Нам надо уходить.

– Ага, только после того, как прикончу этих уебков.

Я выплюнула грязь и помогла Серенити подняться.

– Во время прошлой битвы с Рейнджерами тебе просто повезло! В этот раз они защищают свое, ты не сможешь поб… – Его перебил еще один залп и звук летящей ракеты. – ФЛЭЙР!

 Жеребец взглянул в небо, и его зрачки расширились.

 Пегас отреагировал на крик. Он обернулся на Стэйкса, а ракета приближалась к нему очень быстро. Флэйр, твою мать! Делай что-то! Двигайся!

 Ракета взорвалась.

 Нет... Черт, почему он просто не увернулся? Ты не должен был взрываться! Флэйр должен был быть в безопасности... Флэйр...

– ВЫ ВИДЕЛИ ЭТО?! – Я оглянулась и увидела ухмыляющегося Флэйра с Банкер-Бастером на спине. – Этот гандон пытался взорвать его, а я взорвал его ракету в воздухе своей! Выстрел на миллион и его сделал я! – Он поцеловал один из стволов своего гранатомёта. – Она меня никогда не подводила. – Он усмехнулся. – Ты в порядке? Хайред, выглядишь взволнованной.

– Я тебя ненавижу! – Вскрикнула я из-за чего Серенити хихикнула. Сейчас не время хихикать! – Что нам делать?!

– Драться, умирать или бежать. – Ответил Флэйр, что, на самом-то деле, не очень помогло решить вопрос. Спасибо.

 Я повернулась и побежала к вершине холма.

– Прикройте мою спину!

 Добежав наверх, я увидела двух рейнджеров, всё еще приближающихся ко мне. Я быстро прильнула к прицелу Искусности и воспользовалась моей способностью останавливать время. Они не могут меня победить, пока я могу управлять временем! Спасибо тебе, Стойл-Тек.

 Ой, иди ты нахуй, Стойл-Тек. Оно показывало только мой шанс попасть всего 5 чего-то! Я не разбираюсь в математике, но это точно меньше, чем я обычно стреляю. Так что я выключила остановку и прицелилась так, как делала это обычно. Пуля попала в шлем Рейнджера и пробила его насквозь. Он даже не упал, его броня продолжила держать его в положении стоя.

 Кстати говоря, стреляла не я. Это был выстрел со стороны города.

 Второй Рейнджер в страхе обернулся на город. В этот раз я воспользовалась шансом и прикончила его. Повезло, что эти сраные подрывники не взъебали нас.

– Рванули, сейчас!

 Я забросила Серенити на спину и побежала по холму вниз к городу. Флэйр со Стэйксом последовали за мной, потому что они понимали, что я тупая и буду делать всё, что захочу. Именно так мы и работаем.

 Мы достигли первого ряда зданий, и я сразу укрылась за обгоревшим фасадом. К счастью, мои компаньоны всё-таки последовали за мной. Я уже подумала, что Стэйкс останется наблюдать издалека. Флэйр сказал, что мы сможем сгладить его углы, но я сомневалась в этом. К тому же, я сама очень нуждалась в этом сглаживании углов.

 Я взглянула на Серенити, уже спустившуюся с моей спины и сидящую рядом, и кивнула. Сразу после этого мы оказались под розовым куполом звукоизолирующей магии. Она становилась всё лучше и лучше в этом. После гордой улыбки для моей маленькой единорожки, я медленно подползла к углу здания и выглянула на главную улицу. Там я не увидела ничего, кроме обуглившихся костей, щебня и того, что, видимо, раньше было колодцем.

 Я махнула Серенити, чтобы она сняла барьер, после чего сказала.

– Горизонт чис...

 БАХ

– Ебать! – Я успела нырнуть назад как раз вовремя, потому что пуля пробила край деревянного угла в паре сантиметров от моего лица и ушла в землю. – Окей. Горизонт не чист. В городе снайпер. Мы ему не нравимся. – Я сделала паузу. – Или я. Скорее всего, именно я.

 Никому не нравилась я. Может, это связано с жестокостью или тем, что я порчу жизни всех пони, с которыми связываюсь. Или и то, и другое.

– У меня идея. – Все взглянули на Стэйкса. – Как насчет того, чтобы мы все пошли на снайпера, пытающегося убить нас? – Его голос был переполнен сарказмом.

– Отличный план. – Я усмехнулась. Стэйкс в ответ фэйсхуфнул видимо не поняв, что я тоже немного разбираюсь в сарказме. – Выстрел был с другой стороны улицы. – Я указала на дыру, оставленную пулей. – Сверху вниз. Думаю... Старая гостиница.

– Эта информация, конечно, хороша, но я не понимаю, как она может нам помочь. Мы не можем перебраться на другую сторону улицы, потому что снайпер следит за ней. – Ох, Хай Стэйкс, ну почему ты заставляешь меня тратить почти всё время на то, чтобы ненавидеть тебя? Неужели нельзя быть хоть немного приятнее? Он продолжил. – У тебя есть хоть какой-то план? Я не думаю, что у нас есть одна из дымовых гранат Бэтмэйр или типа того.

 А это идея. Я и правда хочу себе дымовые гранаты.

– У меня есть план… – Уверенно произнесла я, положив ногу Стэйксу на плечо. – И он заключается в том… – Я вытолкнула его из укрытия на улицу. – БЕГИ!

 Жеребец вскрикнул и побежал и я быстро сняла свою глазную повязку. Наконец вокруг пони появились оранжевые обводки.

 Я выпрыгнула из укрытия вслед за Стэйксом и сразу посмотрела на второй этаж бара. И конечно же увидела там обведенную красным фигуру, которую не было бы заметно без подсветки. Я быстро прицелилась и дала залп из Искусности. Издалека я увидела, как внутри здания разлетелись щепки, а силуэт обведенный красным исчез. Спугнула, скорее всего. Мой ЛУМ всё еще не мог подсвечивать их с такого расстояния.

 Но эти технологии и правда были крутыми.

– Какого черта?! – Кричал на меня Стэйкс, поблескивая своими очками. По его лбу текла тонкая струйка крови. – Ты меня чуть не убила! – Я даже не думала об этом...

– Хватит ныть. – Я закатила глаза. – Ты в порядке. И еще помог команде. – Я оглянулась на улицу. – Нам надо идти... Потому что снайпер может пристрелить нас... Я серьезно.

 Флэйр пробежал мимо нас с Серенити на спине.

– Хватит спорить! – Крикнул он и споткнулся об остатки корыта.

 Я задумалась, что именно делают остатки корыта посреди улицы. В смысле, это же ужасное место для него. Серьезно. Я двинулась за ним.

 Перебежка была быстрой. Мы проходили сгоревшие остатки зданий, которые всё еще пахли дымом и смертью. Если бы я присмотрелась, то могла бы увидеть остатки пони. Блять. Я не верю, что такое могло произойти. Это был такой хороший город. Мне хотелось найти Старейшину Чанки Соупа и накормить его свинцом за то, что он там сделал. Мне всё равно, что он позволил нам сбежать раньше. Нельзя поступать так жестоко.

 Жестоко. Ну, когда я осматривалась по сторонам, то не видела Тимбер. Нет, это был не он. Это был Каркхуф. Иногда были слышны крики пони, а запах дыма был точно таким же. Как я могу называть это жестоким, но при этом поступила точно так же? Блять. Я закрыла глаза, пытаясь сдержать слезы, а затем открыла их, когда услышала, что Серенити говорит мне остановиться.

 Вот. Городской отель-бар. Наверху нас ждет снайпер с ответами.

– Давайте сделаем это.

 Мотивирующей речи от меня не будет.

 Я выбила дверь своим телом, а затем, как бы в наказание за то, что говорю клише, получила мощный удар в бок, который сбил меня с ног и отправил на пол. Простонав, я открыла глаза и осмотрела комнату. Ну вот. Рядом с дверью стоял дробовик. С веревкой, соединенной с дверью. Которую я выбила. Потому что я неосторожная идиотка.

– Блять! – Вскрикнула я. Серенити сразу подбежала с лечащим зельем. – Нет. – Я медленно и неуверенно поднялась на ноги. – Не надо… – Я взглянула на свою броню и стряхнула с неё застрявшие дробинки. – Не пробило. Просто... Дай мед-Х. – Это всё, что мне нужно.

– Э-э… – Серенити посмотрела в пол. – Если ты настаиваешь. Твой глаз тоже болит? Так бывает после операции и если ты чувствуешь себя не очень хорошо…

 Я кивнула. Он болел не слишком сильно, но всё равно было неприятно. Через несколько секунд Серенити вколола мне шприц в спину, и я сразу почувствовала приятное облегчение. Мой бок всё еще болел, но уже было терпимо.

– Спасибо. – Я улыбнулась. – Гораздо лучше.

 Она нервно кивнула и я принялась осматривать помещение бара. Все столы были сдвинуты в центр комнаты и перевернуты набок. Нетронутым выглядел стул, который был залито чем-то красным, равно как и пол вокруг него. Думаю, это была кровь. Очень нехорошо.

– Что за пиздец здесь случился? – Спросил Флэйр. Если бы мы знали. – Я даже не могу думать о хороших шутках! Это гребанная трагедия! – Я строго взглянула на него. – Слишком рано?

 Придурок.

 Я оторвала взгляд от залитого кровью стула и двинулась к лестнице. Это уже перебор. Я знала, что Стальные Рейнджеры могут быть склонны к жестокости, но в это было слишком сложно поверить. Мне нужно было выяснить что произошло. Я опоздала и не смогла остановить это, но разве это повод не поступать... Правильно?

 Лестница была там же, где и до этого. Как я полагаю, это было хорошим знаком. Еще она выглядела чистой, хотя я ожидала, что она будет покрыта кровью. Может, это у меня из-за общей обстановки. Думаю, всем не очень понравилась эта прогулка и они чувствовали себя так же. Чувство того, что что-то точно пойдет не так. Что мы ничего не сможем сделать. Я могу поклясться, что слышала как сильно колотится сердце Серенити у неё в груди.

 Единственным источником света в коридоре на втором этаже был мой пипбак и светящийся зеленым глаз. На моем ЛУМе была видна одна единственная красная отметка. Осталось две двери. Я сказала моим напарникам держаться позади, когда мы приблизились. Смысла использовать магию Серенити не было. На этом моменте, кем бы ни был этот снайпер, он точно знал, что мы там. Что на самом деле довольно сильно напрягало.

 Мы остановились у двери. Моя техно-магическая магия говорила, что пони здесь и я не могла с ней не согласиться. Я облизнула губы и встала в позицию, прицелившись из Искусности и указав копытом, где находится враг. Стэйкс последовал команде и осторожно подошел к двери, приготовившись открыть её. Надеюсь, он справится с этим. Пара кивков моим напарникам, и теперь Флэйр стоял напротив Стэйкса, а Серенити пряталась за моей спиной. Думаю, я становлюсь лучше в этом.

 Хорошо. Глубокий вдох. Я успокоилась и кивнула единорогу. Дверь с грохотом выбило магией.

 Я сразу перешла в ЗПС, Выбрала голову снайпера и... Остановилась. В режиме замедления времени я видела, как меняется цвет отметки с красной на зеленую. Я вышла из ЗПС сразу после этого.

– Гример? – Грязный единорог со светло-фиолетовой шерсткой значком на кьютимарке. Последний раз я видела его, когда сделала шерифом этого Селестией забытого города. Он сжимался в углу, держа в копытах большую снайперскую винтовку с кнопочным спуском. Так её могли использовать и земнопони. – Какого черта?

– Хайред… – Жеребец хныкал. – Привет…

 Я медленно двинулась к нему. Казалось, что он вздрагивает от каждого моего шага. Он был последним пони, которого я ожидала увидеть там, серьезно. Мои напарники вошли за мной в комнату и мы долго молчали, присаживаясь в той же комнате, потому что жеребец не двинулся с места, всё еще наблюдая из винтовки за окном со своей позиции.

 В конце концов Серенити нарушила гнетущую тишину.

– Грими! – Он вздрогнул от её голоса. – Что здесь случилось? Ты в порядке? Я так рада тебя видеть, но... Расскажи нам что случилось, пожалуйста.

– Вы случились. – Медленно произнес он, сканируя улицу. – Ну... Хайред случилась. Забавно. Когда вы двое пришли сюда, я подумал что вы те самые герои, о которых рассказывали по радио. Мать и дочь, которые сражаются со злом и рейдерами на севере… – Он покачал головой. – Вы пришли сейчас, чтобы помочь, но опоздали... Слушай... Вы ведь не герои с радио? – Я покачала головой. – Ладно... Это была тщетная надежда. Хех... Не понимаю, как мог верить в это после того, что ты сделала здесь.

– Я... Что? – Я почесала затылок. – Я ведь со всем разобралась. Я ушла из города, оставив тут нового мэра и прогнав НКА… – Я остановилась и задумалась о том, что сказала. Я оставила город без защиты НКА, не подумав об отношениях НКА и Рейнджеров? Но... А я знала об их отношениях тогда? – Когда я заставила НКА уйти из города... Блять. Не может быть...

– Это был вопрос времени. – Он поднял винтовку и расположил её на подоконнике. – НКА выгнали часть добровольцев из своих рядов. Они стали рейдерами, которых ты помогла убить в Центре Реконструирования. Когда ты прогнала их, то оставила город практически незащищенным. – Он отстранился от прицела и грустно улыбнулся мне. – Мы должны были заметить, как они приближаются...

 Я услышала, как Флэйр хлопнул крыльями.

– Да ладно! Они пытались как-то подобраться к этому месту годами, но я не понимал почему... Неужели это значит… – Флэйр выглядел немного... Осторожным. Он вел себя так, будто боялся, что из-за угла выпрыгнет Стальной Рейнджер и возьмет его в плен. – И они не отступили... Я был в этой базе в горе. Если спуститься на два уровня, то наткнешься на огромную дверь как в Стойлах. Взрывоустойчивую. На том же уровне дохера патрулей роботов, и они не дружелюбны. Неужели это значит… – Его голос затих.

– Рассказывай. – Голос Гримера звучал напряженным. Ну, он всегда был таким, но сейчас он был еще напряженнее. – Я хочу знать, за что убили моих пони.

– Хайред, ты помнишь тоннели? – Спросил Флэйр.

 Голос, шепчущий в моих ушах. Я никогда не хотел этого... Ни для кого из нас.

 Я кивнула, и Флэйр продолжил.

– Что-то вроде того. Иногда ты идешь по коридору и видишь лицо на краю своего поля зрения, но когда обращаешь на него внимание, то оно сразу исчезает. А когда ты спала, то видела яркие сны о прошлом... или желаемом будущем. Пони называют это призраками, но это точно не так.

– Что-то вроде магической одержимости. – Подчеркнул Стэйкс. – Зачем вы оставались в той горе, если там творились такие вещи? У Оставшихся точно был выбор, где расположить свою базу. Хотя, полагаю, что в конце-концов из-за этого вы и переместили её оттуда.

 Флэйр взглянул на нас, после чего вздохнул.

– Слушайте… – Он почесал затылок. – Это супер секретное дерьмо, и я не хочу, чтобы много пони о нем узнали. – Он подождал момента, когда мы все согласились не рассказывать никому. – Некоторое время Оставшиеся поддерживали связь с Анклавом на неофициальном уровне и в то время мы только расположили нашу базу в Дайсе. Затем услышали, что они собираются провести Операцию «Выжигание». Но была причина, по которой мы оставались тут...

 Он сделал паузу и осмотрелся по сторонам, а затем начал говорить тише

– Причина, по которой мы остались… – Он снова осмотрелся. – Генерал Стил Винг был уверен, что внутри горы спрятано Мегазаклинание. – Стоп, что?! Мегазаклинание? Типа как те, которые сожгли к херам весь мир? – Пони, который построил этот бункер, играл сразу с Каледонской Армией и Стойл-Теком, получая деньги от обеих организаций. И он тратил их на незаконные эксперименты и производство мегазаклинаний. Если Рейнджеры узнали об этом и хоть одно мегазаклинание попадет им в копыта...

– Тогда множество пони погибнет. – Заключила я. Блять. Я схватилась за голову. Всё стало намного сложнее. – Почему вообще Уоллкирк делал мегазаклинания здесь? Это ведь должен был быть... Центр Реконструирования, разве нет?

 Флэйр кивнул и пожал плечами.

– Не знаю. Я не разбираюсь в истории, но знаю, что Стойл-Тек прогнали из Каледонии незадолго до войны. Какие-то политические тёрки. Каледонии нужен был подрядчик для постройки бункеров, а Уоллкирк был богат и всё такое. В смысле... Он использовал их деньги и деньги Каледонской Армии... Я уверен, что в этой горе что-то есть и думаю, что Рейнджеры в этом тоже уверены.

– Без НКА, которая могла бы сопротивляться, они просто прошли сквозь город… – Начал Гример. – Они собрали всех пони в баре и пытали их. Говорили, что они должны что-то знать. Они стольких убили… – Он начал плакать. – Прости, Хайред. Я старался быть сильным. НКА сломали меня давным давно и с того момента... я пытался, я правда пытался.

– Я знаю, Гример.

 Ебучее мегазаклинание. Если пони вроде Кёрли Фриса получит его, то я просто не могу представить насколько это плохо. До этого Стальные Рейнджеры не использовали найденные технологии, но после того, как НКА начали давить...

– Кто проговорился?

 Стэйкс задал правильный вопрос. Ну, почти. Самым лучшим был бы «Что именно они узнали».

– Бармен. – Ответил Гример, после недолгого колебания. – Грустная, но в то же время общительная кобылка. – Он покачал головой, а затем снова прильнул к прицелу. – Она продержалась около часа, но они сломали её. Это... Это было жутко. Я видел всё это с... Я видел всё это. – Его голос звучал так, будто в нем смешались грусть с гневом. – Она рассказала им то, что знали многие пони. Что город построили выходцы из сто двадцать третьего Стойла.

 Я помню его. Более того, я вспомнила, что у меня всё ещё была запись Скуталу, которую я скачала.

 Я выключила свой наушник, нашла запись на пипбаке и включила её для всех.

– Привет! Меня зовут Скуталу. Вы наверняка знаете меня (потому что я довольно знаменита) благодаря моим крутейшим выступлениям на таких мероприятиях как прошлогодняя ГАЛЛоПС или как основателя Алого Скакуна... На самом деле вряд ли. Я так и не смогла закрепиться в Каледонии…

 В этом был смысл, к тому моменту её скорее всего уже вытеснили по политическим причинам. Мне действительно жаль её.

– Сейчас это не имеет значения. Ты... Счастливая кобылка, которой теперь суждено быть Смотрителем Стойла 123, и я не завидую тебе. Понимаешь, в Стойл-Тек у нас есть... Своя философия. Мир летит в пропасть... Я знаю. Но нам нужно найти способ сделать всё... Лучше. И... Блять... Тебе не понравится, что я скажу дальше.

 Им и правда не понравилось это. Я хорошо помнила ту обстановку и знала, что всё закончилось кровопролитием.

– Вы не можете остаться здесь. Вам нужно уйти. Я прошу вас об этом... Когда радиация спадет до безопасного для жизни уровня, выйдите. Выйдите и постройте лучший мир. Исправьте тот пиздец, который мы натворили. Вы не эквестрийцы, не думаю, что у вас всё будет так же плохо... Надеюсь... Надеюсь вы сможете выйти через год. Два года. Каждое Стойло было сделано с идеей... Найти способ исправить ошибки. Когда другие Стойла откроются... Я хочу, чтобы здесь уже был мир, где они смогут жить.

 Я согласна со Скуталу в этом плане. Её сердце было в нужном месте и она пыталась исправить штуки. В конце-концов, она провалилась, но она пыталась изо всех сил. Мне стало интересно, насколько больно ей было... Знать, что миру скоро придет конец и не иметь возможности повлиять на это. Что вся её работа прошла зря. Я вернулась к вопросу, который задал мне Смехоребец. «Какова истинная природа героя?»... Возможно делать всё, что возможно даже в самых неблагоприятных обстоятельствах и есть истинная природа героя?

– Да... Я выбрала не эквестрийское Стойло для этого. Только шесть Стойл за пределами Эквестрии и эта задача выпала именно вам. Мы проебали мир. Мы не можем спасти его. Не сейчас. Возможно, никогда не сможем. Но если это время настанет... Я прошу вас выйти и отстроить его заново.

– Если вы не хотите этого, то я должна извиниться перед вами. Потому что вам выбора я не даю.

 Не давать этим пони право выбора ради того, чтобы они восстановили мир было правильным решением? Я в этом не уверена...

– Вы, должно быть, заметили протечки на техническом уровне... Его затопит. Могли заметить запах. Водные фильтры сломаются. Вы сможете жить десять, двадцать лет. Но вам всё равно придется уйти... Или все умрут. Да, я гребанный монстр... Но кто-то должен исправить то, что мы натворили и, блять, я сделаю всё, чтобы они сделали это, хотят они этого или нет. Скачайте координаты и пароли с терминала. Они помогут вам начать. У нас есть второй шанс.

 Начать. В конце концов, всё началось не так, как она планировала. Уоллкирк прикрывался поставкой припасов и материалов на нижние уровни, но на самом деле никто не знал, что именно он делает. И если бы хоть кто-нибудь узнал...

– Если вас это утешит, то простите меня. Я никогда не хотела этого... Выбирайтесь и начинайте восстанавливать мир. Скоро все остальные присоединятся к вам. Мы их научим. Я заставлю их научиться. Не допущу, чтобы это повторилось снова. Пусть Селестия хранит нас всех.

 Голос Скуталу последний раз раздался эхом по комнате после чего она погрузилась в пугающую тишину.

– А в этой штуке… – Гример указал на пипбак. – В ней сохранился пароль?

 Я... не была уверена. Запись указывала на то, что я скачала его, но я не знаю об этом.

– Возможно. Наверное, они тоже туда доберутся. Или отправят несколько пони. – Я вздохнула. – Я проебалась.

 Каркхуф и теперь Тимбер. Полагаю, мне пора было начинать отмечать города, которые уничтожили по моей вине. И его нужно вести параллельно со список жеребят и невинных пони, которые погибли из-за моей некомпетентности и моральных травм. Я так сильно топнула копытом, что проломила доску в полу.

– Мамочка… – Серенити мягко обратилась ко мне. – Не делай ничего глупого...

– Я не стану, Серенити. Но я остановлю их.

– Ты серьезно, Хайред? – Конечно же, Стэйкс. Я взглянула на его самодовольное лицо. – Могу я тебе напомнить, что у тебя есть работа. Бридл Хоуп тоже нуждается в защите. И Хаус отдал тебе прямой приказ. Сразу после того, как мы закончим с ним, я уверен, что он не откажет тебе в возможности помешать добыть супероружие Стальным Рейнджерам... Но только после завершения работы.

 Обстановка в маленькой комнате накалилась. Хуже всего то, что он был прав. У меня была работа. Я всё еще была Хайред Ган и Хайред Ган не стреляет, если из этого нельзя извлечь выгоду.

– Прости, Гример… – Медленно сказала я. – Я помогу, но сначала надо сходить на север. Мы вернемся.

– Я не стану… – Он прильнул к прицелу и выстрелил в кого-то. – Они сожгли мой город. Я не уйду даже если они решат найти меня и убить. – Я попыталась ответить ему, но он прервал меня, практически переходя на крик. – Они сожгли мой город! Я устал бежать! Устал быть трусом! – Гример отвернулся от меня и снова взглянул в окно. – Они отпустили их домой. Тех пони, которые пережили эти пытки... А затем они сожгли их. Целые семьи. Я не знаю, почему они не сожгли и этот бар. Я слышал их крики, но был бессилен. Нет ничего хуже, чем крик пони, горящего заживо. – Он сжал свои гнилые зубы. – Я бежал всю свою жизнь. Я бежал с одного края мира на другой... Когда они пришли, я... Но не сейчас. Они придут за мной и я буду убивать этих уёбков пока у меня будут пули.

– Ты можешь уйти. Начать новую жизнь. Начать с начала.

 Я пыталась переубедить его. В конце-концов Стальные Рейнджеры найдут его, и его смерть будет очень жестокой.

– Нет… – Жеребец покачал головой. – Не в этот раз. Я устал бежать, устал от неудач. В этот раз у меня есть шанс поступить правильно, и я воспользуюсь этим шансом. – Он подарил мне грустную улыбку. – Классный глаз, Хайред. Тебе идет.

– ...Гример. – Я повернулась к Серенити. – Дай ему три лечащих зелья. Тебе хватит? – Он кивнул в ответ. – И немного еды. Столько, сколько мы можем дать.

 Серенити начала копаться в моих седельных сумка,х и я повернулась к Флэйру. И увидела, что он тоже копается в своих сумках.

– Я не знаю тебя, чувак… – Пегас достал несколько мин. – Но если ты решил рисковать своей жизнью, чтобы убить парочку этих консервных банок, то я помогу. Пустошь нуждается в том, чтобы такие черти не ходили по ней. – Он передал мины Гримеру. – Установи их у двери, если захочешь устроить фейерверк перед смертью.

– Не смотри на меня. – Быстро ответил Хай Стэйкс. – Если он хочет умереть, то я не стану помогать.

– Не обращай внимания на этого мудака. – Я достала последние две бутылки пива, которые я прихватила из ЧС. – Ты не захочешь умереть трезвым. Это было бы чертовски стыдно. – Он принял их и поставил рядом с остальными припасами, которые мы дали ему. Я подумала о том, что стоило бы дать ему несколько доз мед-Х, но передумала. У меня его не так уж и много и мне самой он нужен.

– Эм… – Серенити взглянула на него. –Почему бы... Почему бы ему не пойти с нами? Если мы всё равно вернемся, то вместе точно победим! Верно?

– Прости, малышка. – Жеребец улыбнулся. – Я не буду снова убегать.

– Но ты же умрешь! – Её голос звучал действительно взволнованным.

– Ага… – Гример выглянул в окно. – Ага... Я всегда думал, что происходит после смерти. Хотел бы я попасть к Селестии. Надеюсь, там лучше, чем здесь... Я должен был умереть еще давно.

 Он хотел умереть. Это довольно ясно. Что-то случилось с ним в прошлом, о чём он не говорил. Что-то достаточно жуткое, чтобы считать единственным способом освободиться от этого – это умереть в кровавом буйстве мести. Скорее всего, он убежал, когда пришли Рейнджеры, а затем, когда он вернулся, было уже поздно и спасти никого не получилось.

– Не думаю, что там плохо. – Флэйр усмехнулся. – Думаю, там будет вечеринка. Тебе нравятся вечеринки, да? – Пегас странно засмеялся. – Когда будешь там, то оставь для нас кусок торта. Я не планирую умирать в ближайшее время, но думаю райский торт не испортится слишком быстро.

– Я люблю торты. – Уверенно сказала Серенити.

– Прости, Гример. – Я уткнулась взглядом в пол. – Это моя ошибка.. Всё, что здесь случилось – из-за меня. Я должна была подумать... Я... пыталась помочь этому городу. Но ничего не знала. Я хотела помочь с проблемой, но сама стала источником всех проблем. – Я посмотрела на него и вздрогнула. – Прости, я...

– Ой, перестань. Хватить ныть и займись тем, чем должна. Да, ты проебалась, я проебалася, все проебались и из-за этого кто-то умер. По-крайней мере это не ты вырезала целый город. – Жеребец плюнул на пол.

– Я оставила его беззащитным.

– Ты нравилась мне больше, когда была бессердечной сукой. – Я усмехнулась. – Дерьмо случается. Двигайся вперед и поступай лучше... Или умри, поступая лучше. Просто не убегай, как это делал я. – Он снова выглянул в окно. – Кажется, они все в лагере. Если хотите свалить, то делайте это быстрее, пока они не перекрыли дорогу.

 Я поднялась и мы двинулись к двери. Выходя из комнаты я обернулась и увидела слезы, стекающие по щекам жеребца.

– Прощай... И убей их всех.

–––

 Еще один город уничтожен. Казалось, будто куда бы я не пришла, я всюду приношу с собой смерть и разрушения. Думаю, это всё моя ошибка. Я была настроена стать безжалостным наёмником, но забыла думать о своих действиях. Были тысячи способов как я могла помочь Тимберу при этом не стерев его с карт. И как минимум миллион способов, как можно было разобраться с ситуацией в Каркхуфе без разжигания войны. Но думать об альтернативном решении проблемы это для умных пони, а меня вы знаете.

 Побег из Тимбера был долгим и напряженным. Большая часть Рейнджеров ушла вперед, но не все, и нам пришлось красться через руины зданий, чтобы выйти за черту города. Это было... неприятно. Мне пришлось закрывать Серенити глаза на протяжении всего этого пути. Обуглившихся тел и скелетов было слишком много.

 Я пыталась не думать обо всём этом. Шаг за шагом. Идти вперед. Не оглядываться.

 В тоже время, мне было нужно видеть что именно случилось из-за моих необдуманных действий. Мне нужно было чувствовать запах сожженной плоти и дыма. По той же причине, я снова одела глазную повязку. Я должна помнить, что я сделала и почему должна поступать лучше. И желательно не хандрить при этом. Флэйр сказал, что воткнет в меня нож, если я продолжу.

 Мы покинули город так быстро, как только могли, и вышли на главную дорогу. Впереди нас ждали еще несколько дней пути. Нам нужно было обойти эту огромную гору и дальше двигаться на север, чтобы добраться до Бридл Хоупа. Хай сказал, что если мы будем идти быстро, то это займет всего два дня. Так что мы пошли быстро.

 На самом деле, мне очень хотелось добраться туда быстрее. Если в мире и был кто-то, кого я могла убивать без зазрения совести, то это были рейдеры. Видимо, это была та же самая банда, которая изуродовала посланника НКА, так что они скорее всего будут плохими. И если мы попадем в Бридл Хоуп быстрее, чем они, то сможем подготовиться к обороне и сделать им очень и очень больно. Я даже зарядила в Искусность зажигательные патроны, а их я не использовала с того выстрела в Пост Хэйста. Жеребята не должны сгорать заживо, но рейдеры не жеребята, а значит, можно разойтись.

– Ты выглядишь взволнованной. – Заметил Стэйкс, когда мы быстро рысили по старому шоссе.

 Солнце уже опускалось за горизонт и вскоре нам нужно было разбивать лагерь. К этому моменту мы уже пошли обошли красную гору, в основном благодаря моему «взволнованному» бегу.

– Ага… – Ответила я, всматриваясь в даль. – Думаю ты прав. – Флэйр лениво пролетел мимо нас. Он бы мог уже 5 раз слетать туда и обратно, но решил не оставлять нас. – Просто... После Тимбера. Мне очень хочется что-то ударить. – Я стиснула зубы. – И желательно, чтобы меня потом не отпинали в ответ.

– Конечно, я понимаю. – Я подняла бровь от удивления. – Понимаю, а ты что думала... Не смотри на меня так. Ты злишься и не можешь исправить то, из-за чего ты злишься, так что ты хочешь спустить пар на каком-нибудь пони, который, будем надеяться, заслуживает этого. – Думаю, я чувствовала себя именно так. – Ты знаешь, если бы ты захотела, то мы бы могли остаться в Тимбере и разобраться со Стальными Рейнджерами. Тебе не нужно было передумывать из-за меня.

– А что я могла сделать? – Я плюнула и побежала быстрее. Серенити на моей спине заскулила от такой тряски, но я проигнорировала её. – Я не смогла спасти Тимбер. Гример захотел умереть. Я проебалась. Но еще есть Бридл Хоуп. И если мы поторопимся, то может...

– Может, ты станешь гребанным героем, победишь зло и спасешь всех еще до заката, чтобы красиво потом уйти в него?

– Пошел ты, Стэйкс. – Я сердито посмотрела на дорогу впереди.

– Тогда давай я буду серьезен. Всё может сложиться так, что не будет варианта, который нравится тебе, и тогда придется поступать так, как тебе не нравится. Наша работа заключается не в том, чтобы убить всех плохих и спасти всех хороших. Мы действуем как представители Мистера Хауса. – Я пнула банку, представив, то это его голова. – Мы должны договориться о безопасном проходе караванов без обложения налогами. И только в случае, если они откажутся от договора или вообще откажутся слушать, то тогда мы сможем устроить им кровавую баню, которую ты так хочешь.

– Закройся.

Я посмотрела на дорогу еще более сердитым взглядом, потому что у меня никогда не получалось сделать его достаточно сердитым.

– Я пытаюсь помочь тебе. – Я удивленно взглянула на него и увидела, что он выглядит немного обиженным на мои слова. Если это такая помощь, то как звучит попытка навредить я даже знать не хочу. – Если ты идешь туда ради убийств, то ты просто убьешь их и всё. Больше пони умрут и, может, они конечно и рейдеры, или рабы, или кого ты там ненавидишь сейчас, но у каждого из этих пони... У каждого, кого ты сейчас стремишься убить, есть семья. У них есть надежды, мечты, особенные пони и за каждого убитого ты можешь принести в этот мир еще десять таких же, которые захотят отомстить.

– Как много рейдеров ты видел в своей жизни, Стэйкс?

– Тысячи. Раньше я работал на Красного Глаза и большая часть его так называемой армии была обычными рейдерами и работорговцами. И они не все плохие. – Он встряхнул головой и остановился, чтобы поправить гриву, упавшую на глаза. – Я призываю быть осторожной. Мы здесь, чтобы заработать крышек, а не устраивать крестовый поход против рейдеров. Ты не Дарительница Света или Охранница. Ты наёмница, работающая на лидера банды.

– Что ты там говорил об истинной природе героя? – Спросила я, когда дорога начала постепенно поворачивать и выводить нас к северной стороне горы.

– Тупость. – Он слегка улыбнулся. – На каждого героя, который борется со злом или очищает небо Эквестрии найдется тысяча пони, у которых это не получилось. И память обо всех этих пони стерлась очень и очень быстро, потому что они погибли точно так же быстро. – В его голосе звучала нотка грусти. – Просто помни об этом. Всё, что происходит на заданиях... Не принимай это близко к сердцу, потому что это просто бизнес, понимаешь? Ты делаешь это именно так, но это не должно тебя волновать. Речь не о Хаусе или рейдерах. Всё в Пустоши держится на крышках и выживании.

 Выжить.

– Я знаю, Хай Стэйкс. Не волнуйся. – Я усмехнулась. Не знаю, почему тебя самого это волнует.

– Я был тем, кто предложил Хаусу нанять тебя на постоянную должность. Если ты проебешься, то перепадет и мне. – Его очки блеснули. Как я уже сказал, это просто бизнес.

– Ну, да…

 Я могу простить Флэйра за то, что он шпионил за мной, потому что, в конце концов, он прав. Мы практически не знали друг друга, когда он начал этим заниматься, а потом он начал жалеть о своем поступке. Флэйра в принципе не должно было волновать мое мнение в этой ситуации.

 Но Хай Стэйкс был очень тяжёлым пони для меня... Наверное, потому, что он напоминал мне того, кем я стремилась стать. Выжить, заработать крышки, выжить еще. Я так долго всё это делала. Черт, я всё еще старалась делать это, но у меня так плохо получается быть бесчувственной. Часть меня всё еще хотела быть именно таким наёмником, потому что в этом случае жизнь стала бы гораздо легче. Но с каждым таким проебом, как в Каркхуфе или Тимбере, мне становилось всё тяжелее держаться за эту иллюзию. Хай Стэйкс всё еще выглядел равнодушным ко всему. Пока ему платят. Я правда хочу быть такой же?

 Выживи.

– Я не провалю задание Хауса. – Ответила я через некоторое время. – Если придется, то я с радостью убью всех этих ебанных рейдеров, но работа на первом месте. Так будет всегда... Я правда хочу пристрелить кого-то.

– Зная тебя, я уверен, что так и будет. Там точно будут сотни рейдеров, которые будут пытаться убить тебя и требовать твоей крови. – Он подарил мне озорную улыбку.

– И монстров. Которые, типа, будут становиться невидимыми и стрелять лазерами из своих глаз. – Добавила я.

– Одна или две адских гончих. Пятнадцать Стальных Рейнджеров. – Усмехнувшись продолжил Флэйр. – Они просто следовали за нами всё это время. – Он сделал сальто и приземлился рядом со мной. – Но уже отступили. Не знаю, что им надо было, но они шли за нами. Наверное, узнали меня. Хотя странно, после того, что было с ними в прошлый раз, я бы трижды подумал, прежде чем преследовать такого пегаса как я.

– Отлично. – Пробурчала я. – То, что нужно. Консервные банки-убийцы. Кстати говоря, кто-нибудь заметил убийц Молли? Она послала их за мной, но так до сих пор никто и не появился. Может, они уже поджидают нас там?

– Не могу быть уверен, но я бы не удивился. – Флэйр заржал. – Есть еще какая-нибудь смертельно опасная группа пони, которую ты натравила на себя? Потому что если есть, то сейчас самое время сказать нам.

– Есть, но ты их не знаешь.

–––

 Несмотря на преследование, оставшуюся часть пути мы прошли без каких-либо проблем. На ночь мы останавливались в небольшой пещере в горе, а Флэйр поставил мины на вход на случай, если наши преследователи оказались бы слишком любопытными. Я впервые за долгое время смогла проспать всю ночь без единого кошмара. Я даже не проснулась в холодном поту и слезах, или в чем-то еще. Это, конечно, насторожило меня.

 Утром Флэйр забрал мины и мы двинулись дальше.

 Остаток пути на север был долгим, скучным и ничего интересного не случилось. На самом деле так почти всегда. Если вас не атакуют радиоактивные твари или рейдеры, то ничего интересного не происходит. Конечно, мы немного поговорили... Ну, Флэйр, Серенити и Стэйкс поговорили, и их разговор был не так уж и важен. Например, трёхчасовой спор о том, какой вкус лучше всего для кекса (они пришли к выводу, что морковный) и еще более долгий спор о том, как лучше всего готовить радтаракана (Флэйр настаивал на хорошей прожарке, но в итоге решили, что лучше всего тушить).

 Часть меня действительно хотела чего-то интересного, потому что с того момента, как солнце взошло и мы вышли из пещеры, дошли до окраины Бридл Хоупа ближе к полуночи, но... Абсолютно ничего. В конце пути мы просто жутко устали от ходьбы и от друг друга. Нет смысла рассказывать об этом, извините.

 Не могу сказать, что была рада увидеть именно такой Бридл Хоуп. Еще на походе к городу висели знамёна, на которых нельзя было разобрать символ из-за тьмы. Вдоль главной улицы стояли ряды грязных обшарпанных палаток. Мы опоздали. Рейдеры пришли раньше нас.

– Это не хорошо. – Прошептала я Флэйру, когда мы спрятались за большим валуном возле входа в город. – Совсем не хорошо.

– Я вижу. – Он ухмыльнулся. – Столько ресурсов потрачено, чтобы защитить город. Хотя... Это и не разочарует Хауса, но я надеялся, что мы доберемся сюда раньше, чем они. Селестия знает, что мы двигались так быстро, как могли... Для земных пони, конечно. – Я ударила его в грудь. – Не время для шуток?

– Мудак.

 Я усмехнулась и выглянула на главную улицу из-за камня. Большая часть лагеря была вне дальности моего ЛУМа, но одну красную отметку я всё же видела. Еще можно было заметить несколько слабо различимых силуэтов в большой палатке, благодаря лампе, стоящей в ней. Но большая часть пони были не в палатках, а возле Главного Магазина Бридл Хоупа. Думаю, теперь у него новый владелец и он, безусловно, такой же мерзкий, как и прежний.

 Серенити похлопала меня по броне, чтобы привлечь внимание.

– Видишь что-нибудь?

 Я укрылась обратно за камень и кивнула... А затем покачала головой. Я увидела совсем немного, но пока что это не вызывало каких-то опасений. Я знала, что в городе разбила лагерь какая-то банда рейдеров, но я не знала, кто они, и, что важнее всего, не знала, где все жители. Хоть я и была здесь всего один день, но тут есть по крайней мере одна пони, которую мне бы хотелось видеть целой и невредимой.

 Пэрли. Прошло так много времени с момента, как мы с ней... Сделали что-то, когда я пришла сюда впервые. Я всё еще не помнила подробностей своих пьяных похождений, но пара вариантов у меня были. Если она всё еще жива, то, думаю, нам стоит поговорить с ней об этом и еще Серенити тоже захочет обсудить то, что с ней случилось. Если нам, конечно, ничего не помешает. Я взглянула на Серенити и вспоминала слова Хэйз. Мне стоит убедиться, что она в порядке. Вряд ли у неё есть хорошие воспоминания об этом городе.

– Так... Что теперь?

 Может быть, у моих напарников есть варианты как можно поступить в этой ситуации.

– Мы должны пойти к ним и договориться от имени мистера Хауса. – Просто ответил Стэйкс. – За этим мы сюда и пришли, если ты не забыла.

– Ну-у-у… – Протянул в ответ Флэйр. – Я, например, помню, что Хаус говорил что-то про посланника НКА, которого покалечили. А по моим последним данным, Хаус слабее НКА... Знаешь, какой вывод можно сделать из этого? Они могут поступить с нами еще хуже. Гораздо хуже.

– Если мы найдем горожан, – начала я, – У нас будет больше шансов, чтобы приступить к следующему шагу. Любому шагу, будь то убийство или еще чего.

 Всё равно всё пойдет не по моему плану. С того момента, как мы ушли из Дайса, мы прошли через уничтоженный город, а теперь пришли в другой, который контролируют рейдеры. Я бы хотела спросить вслух, может ли всё стать еще хуже, но помня слова Флэйра о ноже в бок за то, что я лишний раз каркаю.

 Серенити вздохнула.

– Скутаборг знает что делать… – Она прислушалась к чему-то. – Она говорит, что ты должна отдать мне мой дробовик!

– Сейчас не время, Серенити. – Пробубнила я.

 Думай, Сильвер, думай. Мне нужно сделать что-то. Что-нибудь умное. Что-нибудь, что не приведет к чьей-либо смерти. Может...

 ЩЕЛК

 Кажется, я совсем забыла о том, что мой ЛУМ работает только в том направлении, куда я смотрю. А я не смотрю назад. Почему я говорю об этом? Потому что, видимо, пока я была занята размышлениями о том, как решить нашу проблему, часть этой проблемы обошла нас и теперь, сняв оружие с предохранителя, держала нас на прицеле. Жеребец с зеленой гривой и хмурым взглядом был этой частью, если быть точной. А еще ситуацию осложняло то, что он стоял на камне за которым мы прятались и был выше нас.

– Богини, что это тут у нас? – На его лице появилась садистская улыбка, которая медленно перешла в гримасу удивления. – У тебя светящийся глаз. Я тебя знаю...? Не важно, ты идешь со мной. Мне дали приказ захватывать любого. См...

 Серенити бросила Скутаборга ему в морду.

 Жеребец попятился назад, фокусируя взгляд на своем носе и пытаясь понять, что его ударило. Этого времени мне хватило, чтобы подняться на задние ноги, отбросить его ствол в сторону, а затем бросить его на землю с глухим звуком. До того, как он что-то понял, моя металлическая нога прижала его шею к земле.

– Уверен, что хочешь знать меня? – Я усмехнулась.

– Хорошо подколола, Хайред! – Флэйр хлопнул копытами. – Ты становишься лучше в этом.

 Я стрельнула в него взглядом и в этот момент мой пленник заговорил.

– Кто ты, чёрт возьми, такая?

– Хайред Ган. Представитель Мистера Хауса. – Я надавила копытом сильнее. – Мы здесь. Чтобы убедиться. Что караваны смогут свободно проходить. Через этот город. Бесплатно.

– Удачи.

 Он попытался плюнуть в меня.

 Последовала долгая пауза.

– Это всё? – Я наклонилась к нему. – Ты не собираешься пригрозить мне своим боссом? Проклинать меня? Объяснить, почему я провалюсь? Сделать что-то... Драматичное. Вы все обычно так делаете.

– Ты дура?

 Это отвлекающий вопрос?

– Определенно. – Сказал Флэйр. Спасибо за помощь. – Но у этой дуры стальной протез на твоей шее. Поэтому в данной ситуации я на твоем месте старался бы не разочаровывать её. Так что покричи немного. Моли о пощаде. Что-нибудь? Ты такой скучный заложник.

 Я не была уверена, нужно мне его ударить или посмеяться. Может, и то, и другое?

– Заложник? – Он усмехнулся. – Да мы видели вас уже за несколько миль от города. Неплохой пипбак. Знаешь в чем проблема с их ЛУМом? Он работает только в одном направлении. – Стоп. Ох. Ёбаный пиздец. – Я не заложник, я вас просто отвлекаю.

– БЛЯТЬ! – Я повернулась так быстро, как могла, и увидела двух пони с пипбаками, которые целились в меня из винтовок. Блядский... – Флэйр, какого хуя ты их не заметил?!

– Ох, у вас тоже есть пипбаки. Готов поспорить, вы знаете, на каком расстоянии нужно держаться, чтобы не попадать в радиус ЛУМа. – Флэйр поморщился, глядя на них. – Я не уследил и вообще не ожидал.

 Я услышала шаги и заметила еще несколько пони, заходящих ко мне со спины. У меня не было возможно дотянуться до спусковой уздечки Искусности и при этом не быть превращенной в кровавый фарш. Хуже всего, что я услышала, как Серенити всхлипывает, прячась за моими ногами.

– Заберите их оружие.

 Приказал мой заложник, который уже перестал им быть и теперь поднялся на ноги.

 Почему все забирают у меня оружие? Я прорычала и огляделась вокруг, запоминая лица пони, которых нужно будет прикончить по возможности. Флэйр выглядел действительно расстроенным, когда у него забрали его арсенал, а вот Стэйкс казался смирившимся. Я уверена, что он уже раздумывал, как можно обвинить меня во всём этом. Просто потому что я уже попадала в плен один раз... Два раза. Ну, по крайней мере они не проверили Серенити. Думаю, они не ожидают, что кобылка будет вооружена. И у меня всё еще был тот дробовик в сумке. Я даже удивилась, что они не проверили их. Это уже хоть что-то. Если нам придётся выбираться с боем, то так я смогу защитить нас...

– Двигайтесь. – Приказал нам этот же жеребец. – Самое время молиться Селестии, чтобы босс не убил вас.

 Мы были вынуждены долго и медленно идти в качестве пленников по главной улице Бридл Хоупа. Перед входом в лагерь висели два знамени на железных столбах, но я даже не смотрела на них. Я была очень занята придумыванием плана, как выбраться из этого дерьма. Должен был быть вариант как всё исправить. Я могла сделать что-то... Что угодно. Но мы продолжали идти вперед, и я снова была бессильна. При всей моей огромной силе я не могла сделать ничего.

 Мы шли через лагерь. Я действительно бесполезна, не так ли? Даже когда пыталась поступать хорошо, как в Тимбере. Я провалилась и пони сгорели заживо. Они умирали, когда я была злой и когда была доброй. Каждое действие, которое я предпринимала, всё равно приводило к неудаче. Серенити стоило остаться с Хэйз. Она не должна страдать из-за моих неудач.

 Еще один шаг. Я задумалась, кто лидер этой банды. Если он или она знает меня и при этом обладает каким-либо интеллектом, то точно убьет меня не раздумывая. Я могла только надеяться, что обо мне мало кто знает и у меня будет шанс уйти. Я снова провалилась и даже не могла оправдать своё фальшивое имя.

Пони высунулись из своих палаток, наблюдая за нами. Флэйр и Стэйкс держали головы высоко поднятыми и выглядели непобежденными, но я смотрела в землю, опустив голову. На своем ЛУМе я видела так много красных отметок, что даже решила не считать их.

 Еще один шаг, и мы приблизились к магазину, где я убила Нэнни Джейн и освободила Серенити. Первая работа на Хауса и сразу неудача. Может... Где-то в глубине души я всё еще надеялась, что этот лидер согласится на переговоры с Мистером Хаусом. Может, я смогу его убедить. Нет. Не я. Я не была достаточно умной для этого пони, а для того, чтобы договариваться о сделке, со слабой позиции нужен кто-то умный. Я провалилась и теперь мне нужно было надеяться на то, что кто-нибудь из моих друзей справится лучше. Снова. Может быть, мне стоило послушать Стэйкса и просто потребовать встречи с лидером. Это было бы лучше, чем идти в качестве пленников.

 Еще один шаг и я взглянула на казино и госпиталь на холме с видом на весь город. Я могла видеть свет в окнах... Вот бы там были жители. Это отличная позиция для обороны. Если бы рейдеры атаковали, то могли бы выиграть, но при этом понеся серьезные потери. Пэрл точно поняла это. Она должна быть жива.

 Мы остановились у входа в магазин.

– Я не хочу идти туда… – Серенити начала хныкать. – Я-я не хочу! Не надо!

 Мне пришлось приложить все силы, чтобы не пустить слезу, когда я взглянула на маленькую бедную кобылку, сжавшуюся от страха. Мне нужно было послушать Хэйз, но это было бы умным поступком. Я должна была попросить её присмотреть за Серенити. Я должна была попросить её поцеловать меня.

– Серенити… – Я шепотом обратилась к ней. – Будь сильной. Никто не заберет тебя у меня. Пока я жива. – Я постаралась сделать свой взгляд максимально уверенным. – Не сейчас. Если они попытаются, то я убью их всех. – Я услышала, как одна из наших охранников усмехнулась, но от моего взгляда, устрашающего взгляда она быстро перестала. – Нэнни Джейн мертва. Тебе не нужно больше бояться её. Я не брошу тебя. – Кобылка опустила голову. – Посмотри на меня, Серенити. – Она неохотно сделала это, и я увидела, что её грустные серые глаза были полны слёз. – Они не обидят тебя.

 Она кивнула.

– Я люблю тебя, мамочка...

– Я тебя тоже, Серенити.

 Я не была уверена, серьёзна ли она была. В глубине души я чувствовала, что она всё еще злится на меня за то, что я сделала, и я заслужила эту злость. Но теперь она столкнулась с тем местом, в которое она бы хотела никогда не возвращаться и ей пришлось держаться хоть за кого-то. Кого-то, кто поможет ей оставаться сильной даже в этом ужасе. Этим кем-то стала я.

 Мы вошли в Главный Магазин.

 Не знаю, куда пропали все товары, но их не было. Комната была практически пустой. Если не считать прилавка, который служил в качестве стола. По другую сторону от меня сидел улыбающийся оливковый пони с густой серой гривой. От одного взгляда на него всё внутри меня сжалось. Тысячи ужасных воспоминаний всплыли в моей голове. Подождите...

 Нет...

 Нет. Блять. Не может быть! Это не может быть он!

– Я убила тебя! – Крикнула я лидеру банды.

– Я думал то же самое про тебя, – ответил мне Смуз Тонг, лидер Багровых Копыт, – Сильвер Шторм.

Новый уровень!

 Ты забыла следить за своими навыками! Дура! Огнестрельное оружие 75, Без оружия 50, Скрытность 50.