Иллюзорность иллюзий

Небольшая зарисовка, представляющая альтернативный взгляд на историю с Кристальной Империей.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Сборник зарисовок из конкурса

Это сборник зарисовок первого осеннего конкурса на ЕП в 2011(!) году, из тех времён, когда сообщество только зарождалось. Современным читателям они могут показаться наивными и детскими, но они — история нашего фанфикшена.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Темная и Белая жизнь - Пробуждение силы

Вы читали «Темная и Белая жизнь» Темно Серого? Возможно, вы читали и «Темная и Белая жизнь - Поход Эпплов» Темно Серого? А интересно ли вам прочитать продолжения, являющийся при всем том перекрестьем мотивов «Темная и Белая жизнь» и «Темная и Белая жизнь - Поход Эпплов»? Вы хотите знать, какой будет новая знакомства и схватки Арона? Вы хотите знать, каким окажется новый путь Даена, обнаружив в себе древнюю силу?

Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун

SHIFT

История про то, как одна находка может изменить всё... изменяя тебя!

Спайк

Глубина Тьмы

В Эквестрии многие века царили мир и гармония. Но наступил день, когда Тьма - сущность мрака и зла выбралась из своего заточения. Вселившись в любопытного пони, Ланса, она берет над ним контроль. Сможет ли он в дальнейшем противостоять контролю, спасая мир от разрухи, или все же Тьма погрузит все во мрак вечной тьмы?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца Сестра Рэдхарт

Моя маленькая месть

Что бы вы сделали, если бы в ваш дом вломилась пони лишь для того, чтобы поцеловать вас и убежать?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Великое Ограбление Амбара

Сидр. Многие пони любят его и готовы наложить на него свои копытца. Но, если для того, чтобы заполучить целый амбар, соберутся вместе три самых знаменитых ценителя сидра, ничто не сможет их остановить! Ну, или почти ничто.

Рэйнбоу Дэш DJ PON-3 Бэрри Пунш

Договор на Happy End

Что может случится с простой корреспондешей в ночь с пятнадцатого на шестнадцатое апреля? Ничего хорошего.

Другие пони

Закат

Стихотворение на основе чудесной зарисовки Iskorka — На закате дня

Таинственная защитница: возвращение

После победы над Тиреком, Твайлайт вместе с друзьями в очередной раз становятся героями. Но в этот раз, концентрация внимания к ним, а особенно к Твайлайт, выше обычного. И именно в эти моменты, появляется уже старая героиня. Но кто же может быть под маской таинственной защитницы в этот раз?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 16: Один шаг вперед Глава 18: Так говорит зеркало

Глава 17: Выбор

Выбор

"Если пони сопротивляются вам, то вы должны накормить их свинцом. Однако, если они встанут на колени и покорятся, вы будете должны помочь им подняться. Иначе они будут последними, кто покорился вам."

– Кто, блять, такая эта Сильвер Шторм?! – Флэйр, как всегда, задавал самые правильные вопросы, даже если он сам этого не понимал. Кто я, блять, такая? Я определённо не заботливая мать, да к тому же, неудачница в роли бессердечного наёмника. Так кто же я такая и как оказалась там? Каким-то образом у меня получилось проебаться и как Сильвер Шторм, и как Хайред Ган. Думаю, это значит, что мне нужно новое имя.

Смуз Тонг, этот ёбаный ублюдок, казался довольным, услышав крики Флэйра. – Почему, гигантская кобыла с серой шёрсткой... Ах, она не сказала вам? Полагаю, этого и следовало ожидать. Она всегда умела убегать и скрываться. Не так ли, Сильвер? – Я вздрогнула и попыталась избежать зрительного контакта с ним. Дерьмо. Что он вообще здесь делает? Если бы здесь был кто угодно другой, но только не он...

– Хайред, ты что, знаешь этого придурка? – Флэйр был очень шокирован таким откровением. Я медленно кивнула в ответ.

В этот момент, уёбок наклонился к нам через стол, ухмыляясь от уха до уха. – Да, она работала на меня. Вы хоть что-то знаете о том, с кем путешествуете?

– Отъебись, Смуз. – Я злобно посмотрела на него. – Я никогда не работала на тебя и не собираюсь. Ни-ко-гда. – Я бы никогда не стала на него работать. Да пошел он нахуй. Блять.

– Разве? – Он постучал ПипБаком по столу. Стоп, откуда он вообще у него взялся? – Если мне не изменяет память, то ты охраняла мои земли. И это не говоря о том, что каждый раз, когда ты исследовала руины в поисках полезного барахла, ты делала это по моему указу… хоть и не прямому. – Я покраснела и отвернулась от него. – А как же те разы, когда ты сражалась за меня? Или ты уже забыла? – Нет, я только пыталась забыть. Но как я могла забыть свой дом? К сожалению, я не могла отрицать, что каждый раз, когда я работала на Мэйрфорта, я работала и на него.

– Ты… – Флейр сложил крылья и удивлённо взглянул на меня. – Ты была рейдером? – Была ли я? Я никогда не занималась грабежами, и единственный раз, когда я сражалась — это, чтобы защитить свой дом. С другой стороны, я работала на свой город, а значит и непосредственно на него, помогая контролировать огромные территории. Чёрт, да даже винтовки, которые на нас направлены, скорее всего, были найдены мной.

– Я… – Это был непростой ответ. – Нет. И да. – Я топнула копытом. – Может быть. – Забавно, но Флэйр не выглядел удивлённым. – Это... Мой город. Он был под его контролем. Я никогда не убивала для него… – Это был наиболее близкий к истине ответ, который я могла дать. – Я пыталась убить его. Я...

– Провалилась. – Продолжил за меня Смуз Тонг. – Охрана… – Он взглянул на рейдеров, которые привели нас и теперь держали на прицеле. – Спасибо, что поймали их и привели ко мне, но я в состоянии защитить себя сам. – Он кивнул им, и они быстро покинули помещение. – У неё почти получилось прикончить меня. Можете даже похлопать её по плечу… – Хай похлопал. Думаю, он смеялся надо мной в глубине души. – К счастью, она смогла только ранить мне ногу, и теперь мне придётся хромать до конца жизни.... Не могу сказать, что благодарен тебе за это. Пока я восстанавливался целую неделю, один из моих офицеров попытался захватить власть в Мэйрфорте. – Я стала внимательно прислушиваться к его словам. – К счастью, большинство пони оказалось умнее тебя, и они забаррикадировались в центральном здании. Несколько погибло, но не так много, как могло бы.  

Я сглотнула и, склонив голову, уткнулась взглядом в пол. – Кто погиб?

– Стар Белль, Уайтвокер, Брайтфлэйм, Хэдж и Грэй Винд. – Я вздрогнула. Еще больше имён в мой список неудач. – Надеюсь, тебя обрадует новость о том, что твоя неудача поставила под сомнение моё лидерство. Я должен был показать свою силу, чтобы напомнить пони, почему именно я здесь главный. Расширение территории — работает. И как только эти глупые пони сдадутся, я назначу в качестве мэра одного из самых верных мне пони, а сам вернусь в 42-е Стойло. Этот городок больше, чем большинство тех, что у меня уже есть, так что я абсолютно уверен, что здесь будет бунт, но к тому времени, как моё маленькое шоу закончится, это не будет иметь значения.

– Ты размениваешь жизни своих подчинённых в обмен на доказательство своей силы и правоты? – Хай Стэйкс не выглядел впечатлённым. По крайней мере об этом говорил его надменный и спокойный взгляд, которым он смотрел на лидера рейдеров.

– Конечно. – Я действительно ненавидела то, как улыбался Смуз. Каждый раз, видя его улыбку, я вздрагивала. – Это игра, и я обязан в неё играть. Это проявление силы, которое показывает остальным, почему именно я делал, делаю и буду делать всё, что захочу. Я не силён физически, поэтому я должен показать им то, почему я имею право ими управлять и почему они должны следовать за мной, каким-либо другим способом. И если они сомневаются в этом, я раздавлю их.  

– Ты делаешь всю грязную работу копытами других пони. – Ответил ему Хай. – Таких, как я или Хайред.

– Сила заключается не только в размере ружья или количестве убитых пони. Это, безусловно, важно, но далеко не главное. – Он махнул копытом. – Вы определённо не поймёте, в чём заключается искусность этого дела. Я прекрасно знала, что Искусность поможет мне разобраться в этом деле и покончить с ним.

– Ты подлый. – Сказала Серенити, скорчив свою мордашку. – И ты... и ты воняешь! – Молодец. Я улыбнулась ей в знак одобрения.

– Ох. Я и не заметил эту малышку. – Он наклонился вперёд, почти через весь стол. – Скажи мне, милая, как тебя зовут?

Она продолжала хмуриться, прежде чем ответить. – Серенити.

– Красивое имя для красивой кобылки. – В его исполнении, это звучало жутко. – Сильвер, я искренне удивлён, что ты взяла себе ещё одну. – Сказал он, как будто это было так же просто, как купить новый пистолет. – ... учитывая то, что случилось с твоим прош...

– Смуз Тонг, если ты закончишь это предложение, то все ёбаные телохранители мира не защитят тебя. – В моём голосе не было ни нотки блефа. Его охранники могли превратить меня в решето, но если бы он упомянул про Фаундейшн и попытался бы использовать её против меня, то я бы просто разорвала его на куски в прямом смысле слова. И даже если бы меня убили, то я бы воскресла из мёртвых, чтобы закончить начатое.

– А тебя легко задеть. Впрочем, как и всегда. Но ты стала более разговорчивой, что, по моему скромному мнению, лишь большой и жирный плюс. Так скажи мне... Хайред, верно? – Да пошёл он нахуй вместе со своей ухмылкой. – Что же ты с собой сделала? Так много всего изменилось и, как мне кажется, у нас даже не было возможности наверстать упущенное.  

Я не ответила.

– Серьёзно? Ладно, ничего страшного. У тебя ещё есть друзья, способные мне ответить.  

– Ты знаешь… – Начал Флэйр. – Я собираюсь использовать тебя в качестве основного злодея в моей следующей истории. Ты отлично со всем справился! Скажи мне, это было намеренно или же непринуждённо? – Смуз засмеялся.

– Боюсь, немного того и другого. Те пони, с которыми я имею дело, должны чувствовать себя ниже, чем я. Потому, что если мы окажемся на одном уровне, то им покажется, что они достойны занять моё место. Их ненависть ко мне нормальна и приемлема до тех пор, пока они боятся и уважают меня. – Он слегка усмехнулся. – Если хочешь, то я могу пойти дальше и сыграть роль злодея, чтобы точно заставить их ненавидеть меня. Давай посмотрим... полагаю, я должен начать с унижения этого высокого единорога за его очки и причёску. Чёлка, закрывающая один глаз? Ты что, угрюмый подросток? Затем, я бы переключился на тебя… – Сказал он, обращаясь к Флэйру. – Возможно, мне нужно сказать о том, как бесполезны и жалки Оставшиеся, и о том, что ты не настолько смешной, как тебе кажется. После, я обязан поиздеваться над Сильвер за её новое кибернетическое оборудование и спросить, действительно ли она считает себя пони или же просто бездушной машиной. И, конечно же, сказать ей об отсутствии интеллекта. – Он устало вздохнул. – Наконец, как и все великие злодеи, я должен пригрозить причинением вреда вашей кобылке, если вы не выполните всё, что я пожелаю. Этого будет достаточно для твоей работы?  

– Ох, а может ещё маниакально засмеёшься? Поставишь копыта вместе и сошлёшься на необъяснимые события, которые будут иметь смысл только в ретроспективе... Я хочу сказать, что если уж ты собрался быть "злым", то должен хотя бы идти до конца. – Сказал Флэйр. И, к моему удивлению, Смуз Тонг снова засмеялся.

– Хах, ты мне нравишься. Как насчёт поработать на меня?

– А как насчёт моего члена тебе под хвост? – Заржал Флэйр. – Оцени своё желание по шкале от одного до десяти. – Весёлое выражение морды Смуза исчезло, когда один из охранников вошёл в комнату позади нас.

– Простите. – Сказал очень знакомый голос. – Я помешал? – Он замолчал. – Сильвер? Какого хуя ты здесь делаешь? – Захотелось лягнуть своего брата в голову. Я не видела ни Саммер Силка, ни Мэдоу, ни как чёрт знает он себя называет с того момента, как выстрелил в меня в Стойле 42. Пулей с ядом. Из космоса.

– Её поймали. Знаю, это шокирует. – Ответил Флэйр за меня. Как только он начинал шутить, то больше не мог остановиться. – А ты кто такой? Один из этих рейдеров?  

– Я Саммер Силк, — ответил он. — Из Багрового Копыта. А Сильвер Шторм — это моя тупая сестра. Я извиняюсь за всё, чем она могла вам навредить, пока вы были с ней. – Сказал серебристо-серый жеребец, после чего медленно обошёл меня и встал рядом со Смуз Тонгом.

– Дядя? – Спросила Серенити.

Никто не ответил. Думаю, это к лучшему.  

– Мэдоу, ты здесь, чтобы снова попытаться пристрелить меня? – Я впилась взглядом в своего бывшего брата. – Не упусти эту возможность. Другого шанса у тебя не будет.

– Это б-было... – Он заикнулся. – Всего один раз. И ты напала первой.

– Ты выстрелил в меня пулей с ядом! Из космоса!

– Может, вы двое прекратите препираться? – Смуз решил прервать нас. На самом деле, именно этим мы и занимались. Прямо, как в старые добрые времена. Только теперь с пулями с ядом. Из космоса! И Смуз продолжил говорить потому, что все пони пытаются заговорить меня до смерти. – Есть какой-нибудь прогресс с жителями деревни, Саммер?

– Простите, сэр. – Вот же тупой придурок. – Никто ещё не смог пройти и половины пути на этом холме. Мы пробовали зайти с разных сторон, но у них полно снайперов... Можно было бы попробовать взять их штурмом, но тогда с обеих сторон будут огромные потери.

Продолжив говорить в своей злой манере, Смуз Тонг ответил. – У них изначально не было шансов. Я приветствую их мужество и стремление защищать свой дом, но это бессмысленно. У нас численное и тактическое преимущество. Если бы я захотел, то мог бы просто отправить туда отряд моих лучших пони, убил бы снайперов и просто сравнял бы это здание с землёй без единого выстрела. – Я сомневалась в этом, и мысленно пожелала ему удачи. Вообще-то нет. – Но мне бы хотелось избежать такого развития событий. Город без горожан — это кладбище, и я бы предпочёл, чтобы он продолжал существовать, но под моим контролем. – Лидер рейдеров говорил совершенно другим тоном, когда Мэдоу не было рядом. Интересно.  

– Мы поговорим с ними. – сказал Стэйкс.

Стоп, что? Нет, не поговорим! И тем более по приказу этого мудака! Мне пришлось работать на него всю жизнь и я не собираюсь возвращаться к этому, как только получу свободу. Ни за что.

– Хайред, хватит сверлить меня взглядом. – Я этого не делала. Я пыталась прожечь в нём сквозную дыру. Своей силой мысли. – Мы здесь по работе. – Он повернулся к Смуз Тонгу. И не загорелся. Дерьмо. – Хайред уже была в этом городе раньше, и её должны узнать местные. Это значит, что мы сможем убедить их сдаться... но мы сделаем это только за вознаграждение. Нам нужна гарантия, что все караваны, проходящие через этот город, не будут облагаться налогами.

– Налоги — это хороший источник дохода, а Багровые Копыта будут требовать дань с этого города. — Возразил лидер. – И со временем, они начнут забирать из города жеребцов, чтобы создать огромную армию. На самом деле, я не знаю, почему именно жеребцов, кобылы ведь могут воевать так же хорошо. Может быть, у разных городов были разные требования…

– Да. – Стэйкс согласился с ним, и его очки блеснули. – Но крышки можно получать не только таким образом. Причина, по которой это место является центром торговых путей связана с казино. Возьмите процент от их прибыли и наладьте торговые пути со своими городами на севере. Вы получите гораздо больше торговцев, проходящих через этот город, а значит и прибыль в казино возрастёт. Налоги будут ухудшать бизнес, но таким образом, вы получите гораздо больше крышек в долгосрочной перспективе.

Лидер рейдеров насмешливо хлопнул в ладоши. – Ну-ну... Вот теперь я впечатлён. Это самая лучшая идея, которую я слышал за весь день, и если она сработает…

– Я всё ещё ни хера не понял. – Начал Флэйр. – Та-а-ак… – Он указал копытом на меня. – Ты работала на него. – Он указал на Смуза. – Ну или жила в его городе, насрать. Ты также его сестра. – Он указал на Мэдоу. – И он сейчас работает на него. Потому что он мудак или вроде того. – Он снова указал на Смуза. Я кивнула. – А затем ты. – Он снова указал на меня. – Пыталась его убить. – Не представляю, почему он продолжал тыкать в нас копытом. – Но твой брат защитил его, выстрелив в тебя.

– Пулей с ядом. Из космоса. – Добавила я.

– Верно, космический яд. Что объясняет, почему Скай Фолл был таким навязчивым... А где был я? – Он нахмурил лоб. – Бля. Я снова запутался. Пофиг. Вы все ебанутые, и я вас всех ненавижу.  

– Спасибо за информацию. Можешь записать и засунуть её себе в жопу. – Смуз взглянул на Стэйкса. – Как ты вообще справляешься с этими придурками? Это, должно быть, чертовски тяжело."

Единорог не ответил.

– Верно… – Продолжил Смуз Тонг. – Это твоя работа, и ты с ней справляешься. Как тебя зовут? – Стэйкс было уже открыл рот, чтобы ответить, но его сразу прервали. – Мне всё равно. Забавно. Теперь, когда мы закончили... думаю, мне стоит воспользоваться вашим предложением.

Мой дорогой братец внимательно посмотрел на меня и нервно сглотнул. – если позволите, я внесу предложение... кажется, вы планируете разрешить ей попытаться убедить горожан сдаться, но разумно ли это? Она уже пыталась убить вас, и я не думаю, что её отношение к вам сильно изменилось.

– Никогда не упускай возможность реализовать чьи-то таланты, Саммер. Сильвер Шторм может быть дикой и непредсказуемой. – Я ненавижу, когда пони обсуждают меня, как будто меня и нет рядом. Это как минимум грубо. – Но-о-о... в худшем случае, нам просто придётся убить на одного или двух пони больше. Одна пони не сможет изменить ход битвы, какой бы сильной она ни была. В лучшем случае, нам даже не придётся сражаться. Кроме того… – Его красные глаза сверкнули, когда он уставился на меня. Я знала, о чём именно он думает, и пусть даже он и не сказал об этом вслух. Они ни за что не смогут отобрать у меня Серенити.

Я закрыла её копытом и сосредоточилась на дробовике в моей седельной сумке. Может, я  успею вытащить его, а затем включить остановку времени. Это был единственный вариант... Но я отказалась от него.

– Ты знаешь, почему злодеи используют не всегда приятные методы? – Спросил меня Смуз. – Потому что они эффективны. Будьте любезны связать кобылку, это в качестве страховки, что Сильвер будет паинькой. – Он улыбнулся. – Просто веди себя хорошо, и ни одна волосинка с её головы не упадёт. Ты ведь не станешь спорить со мной, верно? А знаешь, я даже позволю тебе прихватить с собой этого крылатого идиота, чтобы он помог тебе с переговорами. Это ведь просто бизнес, верно? Сделай это, и могу заверить, что я позволю караванам свободно проходить через этот город.  

– Не волнуйся, мамочка. – Я посмотрела вниз на маленькую кобылку. Она дрожала, но её лицо отражало уверенность. – Ты вернёшься за мной. Ты сможешь. А я буду в порядке, не волнуйся... Я буду. – Я справлюсь. Да... Меня не устраивал такой расклад событий. Но ради неё я должна была пойти на это. Я не дам ей умереть, не здесь. У меня не было выбора.

– Как трогательно. – Какой же он мерзкий. – Сопроводите Сильвер и пегаса до холма, а остальных оставьте здесь в качестве залога. В худшем случае, горожане примут их за Багровых Копыт и потратят две пули.


– Та-а-а-а-ак… – Его растянутая "а" перешла в зевок и обратно в "а". – ...ты — брат Хайред. – Пока мы шли через тихий лагерь прямо к казино на холме, я всеми силами сопротивлялась желанию достать дробовик и перестрелять всех. Очевидно, что Смуз поставил нам в проводники именно Мэдоу потому, что он ненавидит меня и хочет, чтобы мне было максимально некомфортно. – Какой она была в детстве?   

– Громкой. – Последовал мгновенный ответ. – И гиперактивной. Она думала, что наш дом — это тренажерный зал посреди джунглей.  

За этим ответом последовала долгая пауза. Думаю, Флэйр пытался обработать полученную информацию. – Хайред Ган... громкая и гиперактивная...–  Он уставился в землю и шёл так некоторое время, после чего снова обратился к моему брату. – Ты уверен, что это та же самая кобыла?

– Нет. – Обидно. – Она не такая, какой была раньше. Я слышал, что изменилась с тех пор, как меня забрали. И эти перемены тревожат меня… – Он тяжело вздохнул, и его голос наполнился грустью. – Её нельзя было назвать позитивной, но раньше она хотя бы улыбалась. Может, она просто выросла, а может, с ней случилось что-то такое, что сделало ей очень больно... Больнее, чем я могу себе представить. Я любил свою сестру.

– Это я изменилась?! – Прорычала я. – Это ты работаешь с рейдерами! Я видела, как ты убиваешь мирных пони. – На долю секунды, я выбросила из головы все воспоминания о моих собственных грехах и ошибках. — Ты превратился в какого-то монстра. Ты же работаешь вместе с ним! С убийцей нашей матери!  

– Ты помнишь нашу мать!? – Я вздрогнула от его тона. – Ты хоть помнишь, как её звали! – Эмм... вроде бы Мэйр. Она же Мэр Мэйр... Хотя это всего лишь её должность... ведь я всегда называла её мамочкой. Я не знаю. Я не знаю имени собственной матери. — Может, она и относилась к тебе как к сраной принцессе, но она была пьяницей и всегда наказывала очень жестоко. Ей не нравилась её должность, не нравились Багровые Копыта и не нравился я, потому что она знала, что моё исчезновение из семьи — лишь вопрос времени! Она избивала меня каждый раз, когда напивалась и говорила мне о том, какой я бесполезный. Что я никогда ничего не добьюсь. Конечно, она тебя любила, но она была ужасной матерью и кобылой. – Но... Она ведь моя мать! Она не могла быть плохой. Я не помню ничего из того, что он сказал. – Это так на тебя похоже, Сильвер. Тебе всегда было гораздо удобнее просто забыть своё прошлое. Смуз стал для меня любящей семьей, которой у меня никогда не было, так что не надо мне рассказывать о том, кого и когда он убил.  

Мы остановились у подножия холма, на котором располагалось казино. – Ты… – Я была потрясена его словами. Я... В моих воспоминаниях, мама никогда не была такой. Она была доброй и милой, и... – Ты не можешь говорить о ней такое!  

– Я буду говорить о ней так, как захочу! – Его глаза горели злостью и свет факелов из лагеря освещал только половину его лица, оставляя вторую тёмной. – Ты опредёленно никогда не встречала ту кобылу, только лишь ту, которую хотела в ней видеть. Просто... Просто иди, Сильвер. Я надеюсь… надеюсь, что если ты выживешь, то осознаешь свою ошибку. Надеюсь, что ты вернёшься... Я скучал по тебе, Сильвер. Но ты просто отказываешься понимать меня. Просто иди. Это было глупо с моей стороны. Просто…   

По его щекам потекли слёзы. Я протянула копыто к нему, не зная, что делать. Часть меня хотела обнять его, но другая — ударить. Я должна была выбрать что-то среднее, но я не смогла. Он был для меня одновременно монстром и моим братом. Поэтому я поставила копыто на землю и топнула им, а затем, повернулась к казино и убежала. Это не имело никакого значения. Ну, на самом деле, имело! Он был моим братом. Он всегда защищал меня от хулиганов, когда я была маленькой и не могла ответить им самостоятельно. Я не хотела его отпускать... но я не знала, что мне делать. Ведь всё это осталось в далеком прошлом.  

Я прошла уже полпути, когда поняла, что Флэйр обращается ко мне. – Ты в порядке, Хайред? – Я не ответила. Просто продолжила идти. – Вы оба кажетесь слегка измученными. Я понимаю, это сложная ситуация, но…  

– Заткнись. Что ты вообще можешь знать? – Мне казалось, что мои шаги настолько тяжёлые, что копыта оставляют глубокие следы на мокрой земле.

– Знаешь, у меня ведь тоже есть семья. Два младших брата. И не смотря на то, что я старше, они были больше меня и любили меня задирать. Когда я ушёл из Оставшихся, они вообще перестали говорить со мной и делали вид, будто меня не существует. С тех пор, как я вернулся, я ещё ни разу с ними не общался. Слишком боюсь того, что они могут мне сказать. – Я молча кивнула. Ну, конечно, у него была семья. Думаю, это одна из вещей, о которых я могла бы расспросить его хотя бы из вежливости. – Для пони нет ничего сложнее, чем семейные взаимоотношения, я тебя понимаю. Так что переставай сейчас ныть по этому поводу. У тебя есть дела поважнее, чем нытье. Например, тот факт, что мы оказались в заложниках на вражеской территории, а жизнь твоей кобылки находится в копытах безумного рейдера-тирана. Но есть и хорошие новости — по крайней мере, мы все живы и здоровы! – Он сделал небольшую паузу, видимо, вспомнив о звёздном металле. – Кхм... Или, то, что ты по-прежнему безумно хороша собой! – Он слабо улыбнулся.  

– Даже не знаю, что бы я без тебя делала. – Я взглянула на казино, к которому мы приближались. Учитывая, что нас пока ещё не пристрелили, я предположила, что... в меня и не собирались стрелять. Или типа того. – Мне это не нравится.   

– Что именно? – Пегас усмехнулся. – То, что мы медленно поднимаемся по холму к зданию со снайперами, готовыми нас убить в любой момент? Или же маленькая армия рейдеров за нашей спиной? А может, тот факт, что часть нашей дружной команды в плену у этой армии, и из-за этого мы не можем просто взять и поубивать их? – Он забыл упомянуть о семейных проблемах и моём идиотизме, который втянул нас во всё это. Я ведь просто хотела быстро сгонять в Бридл Хоуп и убить парочку рейдеров. Вместо этого, я поняла, что по моей вине был уничтожен целый город, а в то время, как я пыталась это понять, другой город был захвачен ёбаными рейдерами, с которыми я была связана.

– Да. – Всё вышеперечисленное и многое другое. У меня было такое чувство, будто я уничтожаю себя изнутри своими решениями.

Когда мы подошли ещё ближе, я заметила блик от прицела винтовки в заколоченном окне, но выстрела не было. Думаю, это значит, что всё в порядке. Фасад казино со временем разрушился, но я всё ещё могла увидеть смутные очертания ковпони с комично огромной шляпой. На разноцветной неоновой вывеске когда-то было написано “Блэк'энд'Уайт Казино", от которого рабочими остались только БКУТ АИ. А это очень глупое название для казино, как по мне. И поэтому местные жители просто называли его "казино".

Мы добрались до больших двойных дверей довольно быстро, но когда я попыталась их открыть, то поняла, что они были закрыты. Или забаррикадированы. Я уверена, что была достаточно крупной для того, чтобы снести эти двери в любой момент, если бы захотела, но не думаю, что это позитивно скажется на переговорах. Поэтому, я поднесла копыто к деревянной двери и несколько раз постучала в неё с тяжёлым грохочущим звуком.

На своём ЛУМе, я видела слишком много красных точек по ту сторону двери и всего несколько зелёных. Когда я прислушалась, то смогла услышать разговоры между пони. Я попыталась понять, о чём именно они говорили, и в этот момент несколько красных точек стали зелёными. Затем последовал какой-то грохот и ещё несколько из них стали зелёными. Прошло не так много времени, и все красные отметки в здании превратились в зелёные. Раздался громкий скрежет, снова грохот, и, наконец, двери открылись.  

– Теперь работаешь с рейдерами? – Пара фиолетовых глаз смотрели на меня из казино. – Хотелось бы мне сказать, что я удивлена. – Прекрасная белая пони с густой красной гривой вышла мне навстречу. Я бы солгала, если бы сказала, что мой взгляд не устремился на её Кпуп... Ээ. Кьютимарку. Это было яблоко.  

– Пэрли… – Медленно произнесла я. Прошло так много времени с момента моей последней встречи с этой прекрасной пони, с которой у меня была удивительно волшебная ночь, и с которой мы не очень хорошо расстались. По большей части из-за того, что я рассказала ей о своих планах убить жителя её родного города, и хотя этот житель ей самой не очень-то и нравился, но она всё равно была против моих планов, узнав, на кого я работаю. Я едва успела остановить её, ведь она собиралась меня убить. – Давненько не виделись.

– Прошло не так много времени, милая. Не совсем. – В её улыбке не было тепла. – В последний раз, когда я тебя видела, ты убегала обратно к группе работорговцев с... товаром для них. – Думаю, она видела меня, когда я убила Нэнни Джейн и забрала Серенити, но мне очень хотелось верить, что это не так. – Где она сейчас? В безопасности у убийц-головорезов?

– Ну-у… – Я оглянулась на лагерь. – Она и правда у них, поэтому я не могу так легко отвертеться... Но я никогда не отдавала её тем работорговцам.

Она засмеялась и подошла ко мне поближе, а затем обняла меня за шею и поцеловала в щёку. Я даже не успела покраснеть. – Я знаю. – Её голос стал игривым в одно мгновенье. – Слышала из надёжных источников. Я рада, честно. Ты показалась мне отличной кобылой, когда мы только встретились, и я не смогла поверить в то, что ты опустишься так низко. – Если бы она только знала, как низко, на самом деле, я опустилась.

– Хайред, придержи своё либидо. Что бы сказала Хэйз, если бы увидела тебя сейчас? – Пегас решил подшутить надо мной. Я покраснела, но быстро взяла себя в копыта. У меня нет времени, чтобы краснеть! – Уверен, что ты не хочешь обманывать аликорна, учитывая её… феноменальные познания в магии.

– Ты путешествуешь с комиком, Хайред? – Пэрли удивлённо посмотрела на меня, а затем повернулась ко входу. – Аликорн! Слышали, да? – Усмехнулась она. – Заходите внутрь, пока вас не пристрелили. – Лучшего совета я никогда прежде не слышала.  

Коридоры в казино были настолько сильно перестроены, что я едва могла их узнать. Большая часть ламп не работали, а те, что работали, были тусклыми и отбрасывали странные тени. Тусклое освещение помогало замаскировать множество ловушек, расставленных в нём. Все они были деактивированы, но как только мы проходили мимо них, я слышала, как пони, выходящие из укрытий, активируют их снова. Я насчитала 4 самострельных дробовика, три мины и четыре нажимные плиты, которые были соединены верёвкой со стене. Проследив, куда идёт одна из них, я заметила фальшивую панель в потолке, за которой, вероятно, скрывалось что-то тяжёлое и способное придавить ничего не подозревающего рейдера. Но, возможно, там было кипящее масло, если им захотелось поиграть в пони-рыцарей и осаду замка. В целом, это было довольно жуткое зрелище, особенно если представить себя на месте атакующих пони, которые не будут знать, в каких углах сидят вооружённые жители. Хотя этого всё еще недостаточно.  

Дверь в конце коридора вывела меня уже в более знакомое место. Этаж казино Бридл Хоупа был выполнен в форме шестиугольника. Внешняя часть была отведена под игровые автоматы (в основном это были “Радужные Богатства” и “Рыбки с битами”). Среднее кольцо традиционно использовалось для блэкджека, покера и игры в кости, а центр зала был отдан под стол для покера с безлимитными ставками. Всё место было тщательно спроектировано, поэтому каждая сторона выглядела одинаково и найти выход было очень трудно. Когда я впервые увидела этот зал, то решила, что именно так выглядит роскошь старого мира, но затем я попала в Дайс и поняла, как глубоко я ошибалась.  

Ковёр был грязным и потрёпанным, автоматы проржавели и часть из них была сломана, а в некоторых столах были огромные дыры. Теперь, когда весь зал был забит жителями города, он выглядел ещё хуже. Большинство из них установили в нём грязные палатки и поделили зал на участки, которые теперь для них были домашней зоной. И всё это было абсолютно беспорядочно.  

– Дом, милый дом. – Голос Пэрли был наполнен грустью. – К нашему счастью, вражескую армию легко заметить ещё на подходе. Мы успели привести всех сюда ещё до того, как они вошли в город, но они держат нас тут уже несколько дней. В конце концов еда закончится и что тогда? Они тоже это понимают и ждут, пока мы не начнём голодать, а потом просто возьмут нас штурмом, потому что мы будем обессилены и не сможем дать отпор. Ни разу не видела, чтобы рейдеры так делали. Бридл Хоуп уже подверглась нападению, и мы отступили. Обычно рейдеры просто нападают на главный вход и наши ловушки справляются с ними. Но сейчас... Они, блять, ждут.

Я пошла за ней мимо автоматов Радужных Богатств. – Они хотят, чтобы вы сдались. – Сказала я и помахала группе жеребцов, сидящих за столом для игры в кости. – Хотят, чтобы я убедила вас сдаться. Обещают, что не причинят никому вреда..

– День, когда я поверю рейдеру, будет последним днём в моей жизни! – Она строго взглянула на меня своими фиолетовыми глазами. – Не прикидывайся дурой, ты же понимаешь, что им нельзя доверять. Они хотят избавиться от наших стрелков, а затем убить нас всех. Всех до последнего. Я пыталась убедить мэра отдать приказ об атаке, но она не послушала. Она говорит, что теперь, когда у нас есть Героиня Вердина, у рейдеров не будет ни единого шанса. А я думаю, что она чёртова идиотка!

– Героиня Вердина… – Я уже слышала, как один из жеребцов готовил анекдот. – Я пару раз бывал в Вердине, когда ещё занимался караванами. Город построен на холме, под которым было сраное гнездо радскорпионов. Меня один раз укусила одна из этих тварей, и я чуть не сдох. А недавно услышал по радио, что мать с дочерью зачистили гнездо этих ублюдков и взорвали девятиметрового ублюдка, отправив его прямо в ад! – Это прозвучало знакомо. Кажется. И, кстати, это была не шутка, так что я разочарована.

– Да, мы все это слышали. – Сказала Пэрли. Мы медленно обошли стол, но Пэрли пришлось остановиться, чтобы сказать кобылке сходить за мамой, и только после этого мы продолжили. – Эта Героиня не выглядела так впечатляюще, но описание совпадает, так что спорить не буду. – В центре казино располагалась огромная палатка, обнесённая стеной, которая, казалось, двигалась. – Говорят, что она в одиночку зачистила базу рейдеров и пресекла попытку отравить какой-то городской колодец. Я думаю, что она примчалась сюда сразу после того, как услышала об идущей сюда же армии. – Ого, теперь она казалась святой.

– Слушайте, а у неё вообще есть имя, или мы должны называть её "Мисс Героиня"? – Флэйр сделал паузу, чтобы усмехнуться. – Не то, чтобы у меня были с этим проблемы, я просто предпочитаю настоящие имена. Как насчёт Дарительница Света Младшая? Или Охранница на полставки? Начинающий Призрак? Ну вы понимаете, что-то такое запоминающееся. Она всё-таки маленький герой.  

Мы остановились перед входом в центральную палатку. – Если ты её так назовешь, она может тебя пырнуть. Я слышала, ей это нравится... Её настоящее имя — Пинприк.    

– Как... героично. – Заключила я, осматривая палатку. На самом деле, это был просто огромный кусок ткани, свисавший со стропил в форме большого конуса. Без лишних слов мы зашли внутрь. Все игровые столы, которое обычно располагались в этом месте, были перевёрнуты на бок и отодвинуты в сторону, прижимая ткань и делая что-то похожее на стену. Внутри палатки, я заметила четырёх пони.  

Одна из них была бледно-жёлтой пони со светло-серой, почти белой гривой, которая в настоящее время возилась с большой розовой пушкой. Пушкой для вечеринок, я видела такие в Клип'н'Клопс. Две другие играли в карты и, как я поняла, были теми самыми "героями". Светло-серая кобылка с фиолетовой гривой и хитрой ухмылкой на лице держала карты в телекинетическом захвате. Другая — была тёмно-серая кобыла с красной гривой, уложенной в ирокез, и тревожным взглядом. Эти двое выглядели очень знакомыми. Я наблюдала за ними некоторое время и пыталась понять, где же я могла их видеть, а затем парочка сбросила карты на стол и кобылка подняла копытца в знак своей победы.  

– Юху-у-у! – Она повернулась к расстроившейся проигравшей кобылке и в этот момент заметила меня. – Да ла-адно! – Кобылка ахнула и подбежала ко мне. – Моя заключённая! – Она хихикнула. – Чё ты здесь делаешь? Я слышала, что ты сбежала, и мама сказала, что мы тоже должны уйти, но… – Кто это, блять, такая? — Флэйр взглянул на меня, но в ответ я лишь пожала плечами. Я взглянула на мать кобылки, которая садистски улыбалась мне.   

А затем, я взглянула на её кьютимарку. Кровавые кинжалы. Все воспоминания вернулись ко мне в один миг. Я была в плену у рейдеров и познакомилась с этими двумя. Затем, когда я забрала Серенити для них и убила Сильвер Буллета, я пощадила её и сказала ей забрать дочь... Спитшайн. Верно. Её дочь зовут Спитшайн. Я сказала им убираться подальше и стараться поступать лучше. Я бы никогда не подумала, что герои, о которых говорят по радио — это они!  

– Блуди Даггер! – Воскликнула я и помахала ей копытом.   

– Пинприк, ёбаная ты мразь! – Пинприк. Верно. Блуди Даггер — было не настоящим её именем, но я знала только его. Она улыбнулась мне, показав жёлтые зубы, и подошла к своей кобылке. – Помнишь эту засранку? – Обратилась она к Спитшайн. Кобылка усмехнулась и кивнула. – Моя малявка была неебически зла, когда тебе пришлось уйти.

– Еще одна часть твоего загадочного прошлого, верно? – Флэйр не выглядел удивлённым. – Они сегодня всплывают беспрерывным потоком.

– О, ты завела себе птичку, чтобы трахаться с ней? Как по мне, немного тощий. Хотя еблище у него красивое. – Флэйр покраснел? Очень надеюсь, что да.  

– Мы с ним друзья. Что за херня произошла? – Все пони в палатке пялились на нас. Пэрли, видимо, наслаждалась зрелищем. Я думаю, Пинприк была единственной в комнате, кто знал, что я не отбросила все моральные ценности в прошлом. И я всё ещё была в шоке. Прошло так много времени... я думала, что больше никогда её не увижу.   

– Пыталась свалить с той ёбаной дыры вместе со Спитшайн, но нихуя не вышло. Уебки похватали пушки и нам пришлось их прикончить. – Кобылка помогла рассказу, сымитировав звуки стрельбы. – Их было много, и, я тебе признаюсь, это было нелегко. Истекая кровью, мы еле добрались до маленького городка. Они вылечили нас, а взамен — я помогла разобраться с какими-то гандонами, которые атаковали город. – Она сделала паузу. – Это было приятно. Ну, делать хорошие штуки... а после радскорпионов, мы решили просто помогать всем придуркам, которые не могут сражаться сами. Но чувствовала себя хорошо, даже если, это было тупо. Ты была права и, думаю, что ты, сука, очень мне помогла, разобравшись со мной. Я заигралась в рейдера, потому что моя мать была рейдером, но мне это никогда не нравилось. С тех пор, как мы освободились, всё стало лучше. Так что спасибо тебе, мразь.

– Э-э... пожалуйста? – Я не уверена, что именно я должна была ответить.

– И это всё? Чёрт, да ты просто мастер толкать речи. Ты, блять, совсем ахуела? Я отдавала приказы снайперам, когда увидела тебя вместе с этими уёбками. И вы заключили сделку. Да даже эта пизда... – она махнула копытом на Пэрли. – Не была уверена в том, что вы не разведчики противника, но, знаешь, я уговорила их не связывать тебя. Так что ты должна быть благодарна мне.

– Спасибо… – Я повернулась к Пэрли. –Ты собиралась убить меня? – По крайней мере, у неё хватило вежливости, чтобы стыдиться этого.  

– Ну, дорогуша, когда мы виделись в последний раз... – Она сделала паузу, чтобы я закончила её мысль. – Я имею в виду, что мне не хотелось верить во всё это, но учитывая обстоятельства… – Ага. Думаю, я не могу её в этом винить. В смысле, мы не очень хорошо разошлись, и если бы я была на её месте, то подумала бы точно так же.  

– У меня, услышав всё это, напрашивается один вопрос... – Сказал мягкий голос, который я не узнала. Я обернулась и поняла, что он принадлежит серогривой кобыле, сгорбившейся над розовой пушкой. – Для чего вы здесь? – Она медленно поднялась на ноги и хрустнула шеей. – Пришли от имени рейдеров, не так ли? – Я молча смотрела на неё. – Ох, где мои манеры? Я Баттеркап, мэр этого города. Я уже виделась с тобой, но тогда ты лежала без сознания и у нас не было возможности пообщаться.

– Хайред Ган… – Медленно представилась я, покосившись взглядом на пегаса, стоящего рядом, чтобы он случайно не проболтался и не сказал моё настоящее имя. – А это Флэйр. Мы здесь и правда с сообщением от рейдеров... У них наши друзья. Они не отпустят их, пока мы не доставим сообщение. Они будут атаковать. Беспощадно. Пока вы не сдадитесь. И тогда все останутся живы…

– Пусть приходят. – Усмехнулась старая кобыла, с жёлтой гривой. – У нас здесь герои, а казино — смертельная ловушка. У них нет ни единого шанса.

– Не хотелось бы указывать вам, как управлять своим городом... казино... чем-то, — сказал Флэйр, — но как раз таки ваши шансы выстоять довольно малы, и я скажу вам, почему. Из всего, что я видел здесь, могу сделать вывод, что соотношение сил примерно три к одному. Это не так уж и плохо, учитывая, что вы находитесь в более выгодной позиции, но-о-о... они лучше обучены и их экипировка тоже превосходит вашу. Чёрт, да у некоторых рейдеров даже есть ПипБаки, и они даже знают, как ими пользоваться.  Если вы будете сражаться, то они просто уничтожат вас, и им всё равно, есть ли на вашей стороне герои или нет. Без обид, Пин.  

– А я и не обижаюсь. Сама пытаюсь донести этой тупой пизде уже несколько часов ту же мысль, но она просто, блять, отказывается меня слушать. Ебанутая! – Было приятно видеть, что, несмотря на весь героизм Блуди Даггер и, очевидно, забитый график геройств, у неё всё ещё остаётся время и желание так много ругаться, будто это часть её образа. Какой вообще герой может так часто материться? Ну, серьёзно.  

– А что, у нас есть другие варианты? – Спросила Баттеркап высоким, раздражающим тоном. – Мы примем бой или умрём. Третьего не дано.

– Это просто ебать как тупо. Простите за грубость, но ради, блять, всего святого, смерть не входит в моё расписание. – Сказала Пин и позволила своей кобылке запрыгнуть ей на спину и расположить копытца на её голове. – Я говорю, что мы можем оставить часть пони на защите коридора смерти, и когда они атакуют, остальные отступят и уйдут через задний вход. Надо надеяться, что они идиоты и не догадаются перекрыть нам возможность для отхода. А если и догадаются, то нам остаётся только попытаться пробиться через главный вход и уйти так быстро, как только сможем.

– План, который ты предлагаешь, подразумевает добровольную смерть. – Ответила Баттеркап. – Любой, кто останется здесь на защите коридора — умрёт. – Она покачала головой. – Это не-

– Другой вариант. Мы все здесь сдохнем нахуй. Ты знаешь, что они делают с заключенными? А вот я, блять, знаю. Мы хотим, чтобы как можно больше этих уёбков оказались как можно дальше от как можно большего числа пони. Ты, блять, хоть понимаешь, что я говорю? – Пин топнула копытом. – Часть должна умереть, чтобы остальные смогли выжить — в этом весь ебучий план! Он не хороший, но он единственный, у которого есть хоть какие-то шансы сработать.

– У них здесь милые и добрые жеребята. Не хочу, чтобы они погибли. – Грустно сказала Спитшайн. – Так что это лучший план. Мы будем выводить отсюда хороших пони и убивать всех, кто встанет на нашем пути. Только так хотя бы часть из них сможет выжить!

– Вы все знаете моё мнение по этому поводу. – Сказала Пэрли.

Все в комнате взглянули на нас с Флэйром. – Побег — это лучший план... Багровые Копыта безжалостны к тем, кто противостоит им. Или можно сдаться. – Им даже не нужно было ничего комментировать, выражения их лиц говорили сами за себя. Этот вариант просто не рассматривался. Именно этого я и хотела... – Но. Наши друзья у них в плену... там — кобылка. Мы не можем позволить им умереть.

– Но ты можешь позволить моим пони умереть, чтобы другие смогли сбежать? – Парировала Баттеркап. Она казалась расстроенной, и, я думаю, она решила, что в этом была виновата я.

К моему удивлению, Блуди Даггер... Э-э, Пинприк встала на мою защиту. – Будто ёбаные добровольцы — это то же самое, что бедняги, попадающие в плен по неосторожности. К тому же, у них кобылка, так что я, блять, не дам вам страдать хуйнёй, пока у неё не оказался нож в заднице, слышишь меня? – Вы знаете, если не обращать внимание на то, что она ругается больше, чем кто-либо, кого я встречала в своей жизни, она казалась даже милой. Наверное. По-крайней мере она пыталась такой быть.

– Ну-у… – Начала Пэрли. – ...как только они атакуют, вы двое можете прорваться на ту сторону и освободить пленников. – Наступила неловкая пауза. – Конечно, если... он не прикончит их всех до этого... Кхем.

Я захотела ответить ей, но Флэйр опередил меня. – Не думаю. Тот, с которым мы общались, похоже, из тех, кто наслаждается властью над другими пони. Если бы он просто убил Стэйкса или Серенити, то потерял бы власть над нами, и у нас больше не было бы причин не задушить его собственными внутренностями. – Он бросил на меня намекающий взгляд. – А эта вообще готова любого на кусочки порвать, если будет хоть какой-то намёк на то, что её кобылке грозит опасность. Убив её, он подписал бы себе смертный приговор.

Спитшайн, которая до этого момента улыбалась, оперевшись на голову Пинприк, теперь стала хмурой. – Ты будешь удивлён тем, сколько всего может выдержать пони перед тем, как умереть. – Эти слова были произнесены таким тоном, что никто в комнате не захотел включать воображение ни на секунду.  

Никто не хотел думать об этом. Пони в палатке молча вернулись к своим делам. Теперь, был слышен только шум разговоров пони в остальной части казино. Хуже всего было то, что я знала, что Спитшайн права. И я слишком хорошо знала, сколько всего можно сделать.  

– Та-ак... Отличная пушка. Собираетесь устроить рейдерам вечеринку и обсудить все насущные вопросы за чаепитием? – Мне вообще нужно говорить вам о том, что это сказал Флэйр?  

– Нет. – Сказала Баттеркап, возившаяся с ней. – Я пытаюсь починить её так, чтобы она стала работать должным образом. Я купила её после того, как услышала, что Галициане используют их для обороны в своём казино. Ну, мы ожидали чего-то более... взрывного. – Этих слов хватило, чтобы Флэйр промчался через всю палатку, оттолкнул её в сторону и начал осматривать пушку со всех сторон. – Что ты… — Попыталась возразить мэр, но была прервана.  

– Я могу её починить. Поверь, если эта херня в теории может хоть кого-то подорвать, то считай, что я на твоей стороне. – Не могу поспорить с этой логикой.  

Пинприк прошла мимо меня к выходу. – Мы сваливаем. Я собираюсь найти каких-нибудь уёбков, которые согласятся прикрыть наш побег. Тебе тоже стоит подумать о том, как спасти свою маленькую сучку, Хайред. Удачи.

– Не волнуйся! – Услышала я крик Спитшайн, обращённый ко мне. – Ты её спасешь! Лучше бы тебе спасти её или я буду в бешенстве! Ты всё ещё моя заключённая и должна делать то, что я скажу.

– Ну… – Я осмотрелась по сторонам. Теперь все были заняты своими делами. Отлично. Думаю, я просто постою здесь. Надеюсь, Серенити не погибнет. Эхх.  

– Я сейчас на дежурстве. – Пэрли развернулась и двинулась к выходу. Я не обращала на это никакого внимания до того момента, пока она не коснулась своим хвостом моего подбородка. – Тебе тоже стоит пойти со мной. – Я открыла рот и попыталась подобрать слова. Но у меня не получилось, так что я просто кивнула и последовала за ней.


Мы стояли на крыше казино, смотря на Бридл Хоуп. Он был оживлён множеством ярких огней. Они освещали палатки, расположенные вдоль главной улицы, а также были распространены по всему городу. Вдали я видела маленькую школьную колокольню, из которой я однажды убила Нэнни Джейн. Взглядом, я провела прямую линию от неё до Главного Магазина, который светился ярче, чем что-либо в городе. Кажется, я могла различить движение в окнах. Я даже задумалась о том, что, возможно, я смогу выстрелить отсюда... а затем вспомнила, что моя Искусность всё ещё была у них.

Я почувствовала, как Пэрли прижалась ко мне. Чтобы согреться, я надеюсь. Всё было бы прекрасно, если бы я смогла забыть тот факт, что внизу, мой старый враг держит в плену мою дочь. Это просто делало всё вокруг меня чересчур драматичным и неебически злило меня.   

– Милый городок… – Она вздохнула и положила голову мне на шею. – Очень жаль, что придётся уйти. Я знаю, ты не отсюда, но, думаю, ты понимаешь, как тяжело покидать родной дом. – Да. Когда я покинула Мэйрфорт, я не думала, что когда-либо вернусь туда, но так было до 42-го Стойла. Именно тогда я поняла, сколько всего я оставила позади. Поняла свою ошибку.  

– Это никогда не бывает легко. – Просто ответила я. Ночи продолжают становиться холоднее.   

– Должно быть, это возможность для путешественников вроде вас. Всегда двигаетесь с места на место, никогда надолго не останавливаясь…

– Останавливаемся... — Просто ответила я. — На несколько дней. Здесь. В Дайсе. В Тимбере… – Я позволила этому слову застыть на моих губах, пока я вспоминала обгоревшие трупы и почерневшие улицы. – Остановки — это лучшая часть. Мир становится суровым. Чем больше двигаешься, тем больше видишь. Может быть, нам стоило остановиться. В каком-то месте. Никуда больше не идти. Наверно, так было бы лучше.

– Тогда почему бы не остаться?

– Я не знаю. Думала об этом. Но теперь… – Я покачала головой. – Быть в одном месте — плохо. Как и в любом другом. Осталась бы здесь — пришлось бы уйти. Осталась бы в Тимбере — его сожгли. Дайс — тоже не лучше. За всей этой мишурой скрыто насилие и жестокость. Нет безопасного места. – Даже Мэйрфорт был атакован, и это лишь моя вина. Тимбер — моя ошибка. Бридл Хоуп — ещё одна ошибка. Каркхуф — даже больше, чем просто ошибка. Крови невинных пони, погибших из-за меня, хватило бы, чтобы наполнить целую реку.  

– Так почему бы не сделать безопасное место самой, дорогая? – Дорогая... Я задумалась о том, как она произнесла это слово.

– Пытаюсь. Это тяжело. – Я улыбнулась ей. – Не смейся только. Я пытаюсь изменить Дайс. Сделать его лучше.

Она всё равно засмеялась, а затем её мягкий голос разнёсся по темным улицам Бридл Хоупа. – Извини, это просто... Там такие порядки… И я не уверена, что ты справишься с этим в одиночку.

– Оу, а я и не одна. – Мой взгляд устремился на Главный Магазин. Я могла только надеяться, что Серенити всё ещё была там и ждала, что я завершу сделку, на которую мне никогда не следовало идти. – Это не для меня. Для неё. Серенити... Я спасла её той ночью. Ты помнишь? – Она кивнула, и я заметила, что её глаза наполнились грустью. – Она ненавидела меня. Должна была ненавидеть. Я почти продала её, но... я не смогла. Убила тех, кто нанял меня. Взяла её с собой. Теперь она думает, что я должна быть её матерью. Или действительно так думала... Что ж. Я должна защитить её. Исправить всё. Отвезти её в безопасное место. Даже если умру, пытаясь сделать это.

Эти слова заставили мир вокруг меня на мгновение остановиться. Я призналась самой себе в этом желании, но не говорила об этом никому. Произнести это вслух было... так наивно и глупо. Но это не значит, что я откажусь от этого.  

– Я не стану отрицать то, что это хорошая мысль, но... Не похоже, что Дайс хочет измениться. Я была там только один раз, но слышала много историй, и, кажется, городу просто нравится быть таким. А остальная Пустошь находится за гранью того, что может изменить один пони. – Она взглянула на меня и покачала головой. – Я имею в виду, взгляни на себя. Мы виделись всего пару недель назад, и ты уже с головы до копыт в шрамах, потеряла кусок уха и у тебя зелёный светящийся глаз... Чёрт, Хайред, ты умрёшь ещё до того, как изменишь хоть что-нибудь. – Я всё равно когда-нибудь умру. Как и все пони. А если Скай Фолл был прав, то я умру даже быстрее из-за яда, текущего по моим венам. – Я не хочу, чтобы ты умирала.

– Почему нет? – Мой голос, видимо, прозвучал очень холодно, потому что она даже отодвинулась от меня.

– Я… – Она поморщилась. – Да что это за вопрос такой?! – Правильный вопрос. Может, она и не хочет, чтобы я умирала, но у неё фактически не было причин, чтобы волноваться за меня. Я была безмозглым наёмником, который убивал невинных пони ради крышечек. Может, во мне и было что-то "доброе", но оно было так сильно покрыто тьмой и неудачами, что, не зная о его существовании, его невозможно было увидеть.  

– Может… хороший?

– Послушай, дорогая, это просто несправедливо. – Она снова подвинулась ближе, но была уже более напряжённой. – Я вообще не хочу, чтобы кто либо умирал, понимаешь? Ты сделала много чего плохого, и я не говорю, что это не считается или вроде того, но ты можешь поступать лучше, и я вижу, что ты хочешь этого. И у тебя появилась дочь, верно? – Ну, да. Э.. Нет. Что-то вроде того. – Если ничего другого нет, то я хочу, чтобы ты жила ради неё. – Она облизнула губы. – И я была бы не против закончить то, что мы начали, когда впервые встретились…

Стоп... закончили? Когда мы впервые встретились, то пошли играть в казино, я впервые в жизни напилась и... и проснулась в её доме. Для заполнения пробелов не нужен чип интеллекта.

– Э-э... но разве мы уже не…– Я почувствовала, как мои щёки покраснели и я отвернулась. – Ты знаешь.. после... э-э…

Она засмеялась.  

Я почувствовала, как я покраснела ещё сильнее. – Чёрт возьми, нет, дорогая. Не пойми меня неправильно, не то чтобы я не хотела. Ты напилась, и я еле дотащила тебя до моего дома. –  Я почувствовала, как у меня сжалось всё внутри. Что бы тогда ни случилось, я не хотела это знать, но избежать правды я попросту не могла. – Мы добрались туда, ты поцеловала меня... Тебя стошнило мне в рот и ты вырубилась.

Ну...  

Это было...  

Я попыталась сказать ей о том, как сильно мне жаль, но я начала говорить так быстро, что ничего внятного из этого не вышло. А единственное, что вышло, было чередой заиканий и бессмысленного набора букв. После этого я заткнула свой глупый рот и уткнулась взглядом в крышу, на которой мы стояли, надеясь, что это был просто мой страшный кошмар и я вот-вот проснусь. Единственным утешением было то, что Флэйра не было рядом в этот момент, чтобы вновь посмеяться надо мной.

Пэрли смеялась достаточно сильно, чтобы компенсировать его отсутствие. – Не принимай всё близко к сердцу. Виски — это такая штука, что сначала тебе хочется хорошо потрахаться, а затем ты молишь Селестию, чтобы виски не трахал твой мозг, когда приходит время. Это сложный цикл. – Это ты мне об этом рассказываешь?! Забавно, но её слова утешения не произвели нужного эффекта, и я всё ещё была смущена и старалась избегать зрительного контакта. Но она продолжила говорить. – Да если бы я знала, что ты никогда до этого не пила, я бы в жизни не позволила тебе так напиться. Я боялась, что ты злишься на меня за это.

– Меня вырвало... –  Я остановилась. – Прямо тебе в рот. А ты. Переживала, что я буду злиться на тебя?

– Ну, если воспринимать это так, то я действительно звучу, как сумасшедшая. – Она усмехнулась и вернулась к наблюдению за городом. Рейдеры внизу, казалось, были заняты своими делами. Я видела много фигур, снующих туда-сюда. Это заставляло меня немного волноваться о всей ситуации в целом. Серенити... она должна быть в безопасности. Я приду за ней.  

– Ненавижу ждать. – Недовольно прорычала я.

– С ней всё будет хорошо. – Я почувствовала её теплое дыхание на щеке, но не осмелилась посмотреть. – Не волнуйся. Ты вернёшь её. Она ведь путешествовала с тобой так долго, верно? – Она поцеловала меня в щёку. – Ты спасёшь её... Когда придёт время.

– Что же скажет Хэйз, когда узнает! – Ради всего святого, Флэйр! Я повернулась к нему и подарила злобный взгляд, пока он подлетал к нам с пушкой, привязанной к его животу. – Я ведь предупреждал тебя, что не стоит играть в такие игры, когда тебя ждёт аликорн, но нет! Никто не слушает бедного Флейра. Ужасная, страшная, жуткая ситуация. Когда она порвёт тебя на маленькие кусочки, я буду тем, кто похоронит тебя. И знаешь, что я напишу на твоем надгробии?

Я устало вздохнула. – Здесь лежит Хайред Ган. Она должна была послушать?

– Чёрт. Ты знаешь меня слишком хорошо. Мне нужно будет придумать новые шутки. – Или он может просто попробовать быть смешным. Но для него это может оказаться слишком сложно. Вместо этого, он полетел к краю крыши. Баттеркап последовала за ним и, отдавая команды, они вместе установили эту ярко-розовую пушку.

– Ты встречаешься с... аликорном? – Пэрли уселась и подарила мне кокетливый взгляд. – Я определенно уверена, что этих ваших аликорнов не существует. – Ох, как же много ей ещё предстоит узнать. – Или он просто прикалывается над тобой?

– Это… – Я повернулась к пегасу и наблюдала за тем, как он суетится над пушкой. – Сложно. – Я покачала головой и подбежала к месту, где был Флэйр, но не слишком близко к краю крыши. Последнее, что мне нужно в этой ситуации — это вспоминать о том, насколько высоко я сейчас над землёй. Угх-х.  

– Это займёт не так много времени, и вскоре эта штучка сможет сделать настоящий БУМ. – Сказал Флэйр, когда я подошла. Я осторожно осмотрела розовую пушку. – Не могу быть уверен в том, что она сама не взорвётся после первого же выстрела, но зато какой это будет выстрел! Я представляю себе этот взрыв... Музыка для моих ушей.

– А это сработает? – Спросила мэр Баттеркап, перегнувшись через край и задрав круп, позволяя мне хорошо рассмотреть её кьютимарку (какой-то цветок). – Если да... то, возможно, мы сможем их задержать. А если они разделятся и часть пойдёт с фланга... Мы точно удержим город. – Она была... довольно уверена в своих силах. И настойчива. Не могу винить её за это. Она была мэром, и это был её дом. Просто уйти она бы не смогла.  

– Она точно сделает БУМ. – Повторил пегас. – Не уверен, что дважды. Никогда не видел таких пушек раньше... кто вообще делает пушки для стрельбы конфетти? Это же, типа, алогично. — Стоит запомнить это слово. – У неё, конечно, интересный дизайн и всё такое, но это по-прежнему какая-то херня!

– Нам не стоит бороться. – Сказа Пэрли. – Всё должно было пойти не так. Даже если мы победим, то потеряем половину города, вот и всё. Да, у нас есть ловушки и всё такое, но это не обычные рейдеры и так просто они в них не попадутся. Это слишком большой риск. Нам нужно либо договориться с ними, либо бежать к ближайшему аванпосту НКА в надежде, что эти ублюдки будут достаточно умны, чтобы не связываться с регулярными войсками. Это всё равно риск, но я хочу выбрать вариант, в котором мы не становимся против превосходящего числом противника с отличной подготовкой. – Она слегка наклонилась ко мне. – Кроме того, даже "герой" уже сказал, что пони следует паковать чемоданы и спасаться, как можно быстрее.

– Побег лучше, чем смерть. – Согласился Флэйр. – Но сначала надо спасти Стэйкса и Серенити. – На его лице появился оттенок грусти, когда он взглянул на звёздное небо. – Вот если бы у меня был Банкер Бастер, то у нас был бы шанс выстоять... Если не останется ничего другого, то эта штука прикроет наше отступление. – Он пнул пушку копытом. – Кажись, я буду бесполезен. Снова.

– Придерживаешься традиции, Флэйр? Целиком и полностью поддерживаю тебя в этом. – Сказала я с невозмутимым выражением лица.

– Отлично. Да ты просто слишком долго находилась рядом со мной. Я не могу больше терпеть это соперничество! Пора уже решить это раз и навсегда! Один на один. Ты и я! Битва века! Я напишу об этом книгу со всеми подробностями. Отлично, начнём насчёт раз, дв-

– Флэйр. – Он замолчал и широко улыбнулся. — Заткнись.

– Ну-у… – Пэрли хихикнула. – У нас есть победитель. Величайшая битва всех времен заняла не так уж много времени. Не думаю, что этого хватит даже на коротенький рассказ у костра.   

– По своему опыту, могу тебя заверить, что почти все истории состоят на пять процентов из правды и на девяносто пять из "правды". – Он помахал в воздухе своими копытами, и я предположила, что так он решил обозначить кавычки. – Так что у нас до хрена материала. Добавьте сюда пару сцен битвы, трагическую предысторию и, возможно, взрыв мегазаклинания. – Он сделал паузу и злобно ухмыльнулся. – Я придумал! Вернувшаяся Сильвер стала настолько жестокой, что внутри неё возникло и взорвалось мегазаклинание!

– Послушай, милый. – Пэрли покачала головой. – Я понимаю, что ты не единорог, но ты должен понимать, что мегазаклинания так не работают... Ну… было бы круто, если бы они работали именно так. Вот что я скажу тебе: просто добавь его, чтобы картина выглядела целостной. – Флэйр усмехнулся в ответ и театрально поклонился.

– Разве сейчас подходящее время для всего этого? – Баттеркап, похоже, не забавляла эта ситуация. Жаль, потому что это действительно было довольно смешно. Что было весьма необычно для Флэйра. Хотя я её понимала. Я взглянула на лагерь рейдеров, который был необычайно тихим, но я всё ещё могла заметить их передвижения. Гораздо активнее, чем до этого. Я знала, что они не станут атаковать, пока они думают, что мы всё ещё ведём переговоры (или, скорее, ставим жителям ультиматум), но меня это дико нервировало.

Но не так сильно, как пронзительный крик, вмиг раздавшийся эхом по улицам города.  

Мы все обменялись взглядами. Я слышала, как сильно бьются наши сердца. В наших молчаливых взглядах можно было прочитать тот факт, что мы все осознавали, что именно мы услышали в тот момент.

Второй крик, более тихий, но не менее жуткий. Донёсся из казино. Я сорвала свою глазную повязку и оглянулась на лагерь. Мой зелёный кибернетический глаз сфокусировался, и я начала видеть красные и фиолетовые отметки в тех местах, где я не могла видеть даже пони. И они двигались в нашу сторону. Понимание лишило меня чувств на долю секунды: нас отправили сюда лишь для вида, чтобы, когда они начнут атаку, никто не ожидал этого.

Я думаю, это сработало.

– ФЛЭЙР!  – Прокричала я. – Стреляй из этой херни, пока она не перестанет работать! Потом мигом рванёшь к Главному Магазину и будешь ждать меня там! – Пегас кивнул и развернул орудие на город. В этот момент мы услышали тонкий голосок за нашими спинами.

– Быстрее вниз! – Спитшайн забежала на крышу по лестнице, которая вела обратно в казино. – Они прорвались через чёрный вход! И они невидимки, поторопитесь!


Эта казино был полон крови и паники.

Я видела, как пони бегали и кричали, пытаясь собрать свои вещи и спастись от нападавших, которых они попросту не могли видеть. Прозвучал тихий хлопок, и один из горожан упал и умер в луже собственной крови. Как можно сражаться против того, кого не видишь? Ну, они не могли, но, благодаря моей способности чувствовать магию и ЛУМу, я могла. – Разберитесь с ними! – Я обратилась к трём пони за моей спиной. – Я найду Пин. Мы прорвёмся через чёрный вход!

Вдали раздался оглушительный взрыв, который сотряс всё казино. Приятно видеть, что Флэйр умеет делать хоть что-то и может быть полезен.  

Моё плечо начало гореть. В паре метров перед собой я увидела синюю кобылу, прижавшуюся спиной к игровому автомату. Её взгляд был полон ужаса и отчаяния, а копыта — покрыты кровью. Прямо перед ней лежал, не так давно умерший, пони, но нападавшего нигде не было видно. Мой ЛУМ показывал красную точку где-то рядом, но из-за всеобщей паники, я не могла понять, где именно. Я побежала к ней навстречу, в надежде, что если я приближусь, то жжение в плече поможет мне найти рейдера. Как только я подошла ближе, в какой-то момент, жжение усилилось и помогло определить направление. Я подпрыгнула, оттолкнулась от стула и перелетела через ряд игровых автоматов на другую сторону. И врезалась во что-то.

А если быть точной, в кого-то. Невидимая пони, на которую я упала, ударилась об пол с такой силой, что её стелс-бак сломался и я смогла рассмотреть её под собой. Я занесла своё металлическое копыто в воздух и проломила ей череп, обагрив себя кровью. Медленно поднявшись обратно на ноги и стряхнув с копыта остатки мозгов и кусочки черепа, я повернулась к кобыле, которую защищала и увидела, что она исчезла. Я стиснула зубы и осмотрелась. Нужно убить рейдеров. Спасти Серенити. Стэйкса тоже, если он будет рядом. Слишком много всего предстоит сделать.  

Я снова почувствовала сильное жжение в плече, которое почти сразу же исчезло, и поняла, что кто-то стоит прямо за мной. Быстро развернувшись, даже не зная, что именно мне делать, я увидела только нож, который словно пуля пролетел в воздухе и попал в того, кто собирался выстрелить мне прямо в затылок. Через секунду, рейдер забился в конвульсиях и упал замертво.

– Что бы эти гандоны ни использовали. – Пинприк осматривалась вокруг своими злобными оливковыми глазами. – Оно не длилось вечно. Уёбки появились из ниоткуда. – Кобыла наклонилась и вытащила нож из позвоночника рейдера. – Бросать своё оружие — это ахуенно крутой ход, но при этом пиздец, какой тупой. К счастью для тебя, ты нужна мне живой. – Стоп, что?   

До того, как я успела отреагировать, она взмахнула и приставила кинжал так близко к моему глазу, что я даже боялась моргнуть.  

– Ну что, сука, – прошептала она, приготовившись атаковать, – как бы ты хотела потерять ещё одного своего солдатика? – Дерьмо, она что, работает на Смуза?! Я почувствовала, что моё сердце бьётся быстрее, и попыталась понять, как же мне схватить дробовик из сумки и при этом не умереть в луже собственной крови. – Сколько он тебе заплатил?! Ты пришла сюда, заставила думать, что заключаешь сделку от его имени. Чтобы он смог застать нас врасплох. Мы, блять, не жеребята, чтобы повестись на такое! Я собираюсь вырезать твой миленький глазик и скормить его твоему хозяину, ёбаная т-  

– Ты неправильно поняла! – Я попыталась отступить назад, но она оказалась быстрее и кинжал снова был приставлен к моему глазу. – Я не знала, не имела понятия, я клянусь!  

– С хуя ли я должна верить тебе, тварь? Ты взяла задание. У каждого есть своя цена. – Я почувствовала, как у меня по спине побежали мурашки. Эти слова были слишком правдивы, чтобы я могла спорить с ними. Так что я попыталась действовать по-другому.

– Однажды, я спасла тебя! А могла убить. Я дала тебе шанс исправиться. – Я взглянула на неё самым серьёзным взглядом и одновременно оценила длину лезвия ножа. – Ты у меня в долгу! – Я дала ей несколько секунд на раздумья. – Мне нужно спасти Серенити. Я пообещала. Так что позволь мне сделать это.

– Разреши ей, мама. – Я услышала за спиной тонкий голосок Спитшайн. – Она не плохая пони, я уверена. Кроме того, она всё ещё моя пленница и будет ей, пока я не скажу обратного, так что забудь о своём кинжале. – Тёмно-серая кобыла, рейдер в прошлом, с чистой яростью на лице убрала кинжал и сделала шаг назад, успокоившись.

– Я надеюсь,что не пожалею об этом. – Пробормотала она. – Спитшайн, хватай свою пушку. Мы должны помочь этим уёбкам. – Она сердито взглянула на меня и покачала головой. – Я надеюсь, что ты не напиздела. А если всё же напиздела, то я найду тебя и убью. – Это... Ну, спасибо за предупреждение. И никаких "но", Спитшайн.

Светло-серая кобылка пробежала мимо меня к матери, но остановилась, чтобы улыбнуться мне. Ну, улыбнись и приставь пистолет к моей голове со словами “Бах! Ты мертва!", а затем со смехом беги обратно к маме.

Пока я наблюдала за тем, как уходят две кобылки, я поняла, что Пинприк была, возможно, самой умной пони из всех, кого я встречала за последнее время. Хотя бы потому, что она не доверяла мне полностью. Может быть потому, что она помнила, что случилось с Сильвер Буллетом, когда он доверился мне. Не то чтобы я была расстроена из-за убийства этого ублюдка, но это был отличный урок, почему доверять мне было плохой идеей. Если бы больше пони понимали это, то я бы, наверное, не проёбывалась бы так сильно. Так, как сейчас, например.  

– Не могу сказать, что удивлена её недоверием к тебе. – Я почувствовала магию Пэрли, когда она подбежала и встала рядом со мной. – Да не особо-то и хотелось. Хотя, я хотела бы удивиться. Ты же понимаешь, что я имею в виду…

– Да, я и правда убила её. – Я показала на тело кобылы, череп которой я проломила.

Пэрли поморщилась, взглянув на труп, а затем повернула голову ко мне и увидела мой окровавленный протез. – Эу-у… – Она пожала плечами. – Сойдёт. – Со вспышкой магии, я почувствовала, как она залезла в свои сумки и левитировала мне дробовик. Прежде, чем я успела возразить и объяснить, что у меня уже был пистолет, она засунула рукоятку дробовика мне в рот. – Нам надо помочь разобраться с рейдерами у входа. Погнали.

Я промычала в знак согласия и просканировала область. Оранжевые отметки и пони хаотично носились вокруг, но я заметила, что большая их часть постепенно продвигается к заднему входу. Я обнаружила несколько красных отметок, но так же быстро исчезли, как и появились. Кажется, что мой ЛУМ может обнаруживать невидимых пони, но вот сам глаз — нет. Буду знать.

Я последовала за Пэрли, когда мы пробирались через казино. По пути она умоляла всех встречных немедленно эвакуироваться до того, как подойдут основные силы противника. Большая часть невидимых рейдеров уже погибли или отступили, а те, кто не успел, потеряли своё преимущество потому, что их стелс-баки иссякли, и теперь они были в нашем плену.   

Мы добрались до заднего входа в казино, где обнаружили огромную толпу, в панике рвущуюся к выходу. Это был настоящий хаос, и мой ЛУМ был так переполнен отметками, что я вообще ничего не понимала. На секунду мне показалось, что я заметила одну красную, но когда я сфокусировалась, то не смогла ничего разобрать. Благодаря ЛУМу и технологичному глазу, моё поле зрения становилось слишком переполненным.

– По одному за раз! – Я услышала, как Пэрли пытается перекричать толпу. – ОДИН! ЗА! РАЗ! – Но на неё, похоже, никто не обращал внимания, потому что все пони продолжили ломиться к выходу. Раздражённо вздохнув и топнув копытом, она повернулась ко мне. – Я прослежу, чтобы они все вышли. Иди за ними наружу и спасай свою дочурку. Здесь неподалеку есть пост НКА, встретимся там.. – До того, как я успела покраснеть или заикнуться, она поцеловала меня. – Нам обязательно нужно попробовать вернуться к этому в следующий раз…

Я тупо кивнула, чувствуя на губах её вкус, заглушавший все остальные чувства. Осознав, что я нахожусь в состоянии шока, Пэрли толкнула меня в толпу. Забавная штука. Вы можете быть самым большим пони в мире (а я определённо претендую на это звание), но против скопления кучи паникующих пони, вы не можете сделать абсолютно ничего. Поэтому вместо бесполезной борьбы с ними, я просто поплыла по этому течению.  

Холодный воздух снаружи ударил меня в лицо. Как только толпа начала выходить из, к сожалению, маленькой двери, она превратилась в давку, но я смогла оторваться от них и выбраться наружу. Затем, я отошла подальше от них и, повернувшись, наблюдала за тем, как они неконтролируемой массой спускались по холму. В нижней части холма, я заметила Пинприк со Спитшайн, держащей факел над головой. Удивительно, но пони остановились около неё и образовали полукруг. Я едва могла слышать её голос, но ничего не могла разобрать.

Я стояла, наблюдая, как напуганные и отчаявшиеся пони шли к тому, кого они считали героем, словно мотыльки, летящие к огню. Каким-то образом ей удалось успокоить их после того, как они буквально пол часа назад пережили жестокую битву. Часть меня задумалась о том, какова истинная природа героя для Пин? Первое, что приходило в голову — бранная лексика.

Раздался громкий крик. Блик света внезапно появился за Пин и возник фиолетовый контур. Героиня резко повернулась, сверкнув кинжалом в лунном свете, и через секунду рейдер уже лежал в луже собственной крови. Не получив ни царапины, она спрятала кинжал и пнула труп, а затем снова повернулась к толпе. Она сказала что-то, что я не смогла разобрать, и они все отправились в ночную тьму, где их, надеюсь, ждала безопасность.

Я наблюдала за ними ещё минуту, после чего почувствовала тепло вокруг моей кибернетической ноги. Они просто никак не научатся, не так ли? Я хоть и не была умной пони, но зато была чертовски сильной. Я пнула невидимого пони позади меня задними копытами так сильно, что этот удар прошёл волной по всему моему телу. Затем, я быстро развернулась и выстрелила из дробовика, залив землю кровью. Я услышала очередной крик и пустила ещё один заряд дроби прямо в нападавшего. Наступила тишина. Даже когда носитель умирал, стэлс-бак продолжал работать, так что я никогда не узнаю, кого именно я убила.

Не то, чтобы это имело значение. Я убила многих. Одним больше, одним меньше.

Перед тем, как продолжить, я вколола себе ещё одну дозу Мед-Х. Я действительно была благодарна, что их не забрали у меня, потому что если мне придётся сражаться, они могут стать моим спасением. Я имею в виду, сражаться вообще с кем угодно. Хоть план и не предполагает битвы, но лучше всегда быть готовой, так что… да.

Я направилась вниз по склону холма в противоположную, от убегающих жителей и большей части армии рейдеров, сторону, но только после того, как выключила подсветку ПипБака и заново надела глазную повязку. За всё это время, я научилась кое-чему, и теперь ночь скрывала меня так хорошо, как никогда прежде. Спуск с этой стороны холма был пологим, так что я быстро добралась до подножия и оказалась на приличном расстоянии от города. Мне не нравилось находиться так далеко от битвы, но зато, так я могла оставаться полностью незамеченной.   

Потребовалось не так много времени, чтобы я снова двинулась к городу и оказалась у первого ряда зданий. Судя по ним, Бридл Хоуп до войны был довольно крупным городом, но теперь обитаемыми были лишь дома у главной улицы и максимально близкие к ней, в то время, как оставшаяся часть из крупных, наполовину разрушенных и пустых, зданий окружала город. И они были просто великолепны для того, чтобы прятаться в них. Я знала это, благодаря тому, что пока проходила мимо них, заметила две красных отметки на ЛУМе.

Прямо передо мной оказался старый дом. Крыша полностью обвалилась и, похоже, что большая часть второго этажа тоже, оставив лишь четыре стены и пол. Но возле него стояли охранники, и у меня не было никакого способа, чтобы пройти мимо них, оставшись незамеченной.  

Так что вместо того, чтобы пытаться подкрасться и потерпеть неудачу, я сделала кое-что реально тупое. Рядом с собой, я заметила остатки небольшой хижины (действительно остатки, потому что там было всего две деревянные стены), так что я спряталась за них, а затем включила подсветку ПипБака и сняла повязку (сразу обнаружив оранжевые отметки вокруг этих двоих). Реакция на внезапное янтарное свечение была мгновенной. Они что-то крикнули, и я увидела, что их контуры сменили свой цвет с оранжевого на красный. Сразу после этого, я полностью спряталась за стену хижины и позволила пулям пролететь мимо меня.  

Это было даже слишком легко, потому что я видела красную отметку, приближающуюся ко мне. Три. Два. Один. Пони выглянул из-за угла стены, и я выстрелила ему в голову.

И промахнулась. Стражник уклонился, прижавшись к земле, и мой выстрел прошёл над его головой. Прежде, чем я успела прицелиться, что-то врезалось мне в бок, сбив с ног, а затем я услышала выстрел. Боль пронзила моё тело, но Мед-Х, который я вколола до этого, смог заглушить её до уровня, который можно было терпеть. Однако, я не была достаточно быстрой, чтобы успеть остановить единорога, который уже заряжал свой магический залп. Не было времени думать. Только действовать.

Поэтому, я инстинктивно выставила копыта вперёд и ударила рейдера прямо по рогу. Заряд скользнул в мою металлическую пластину всего на несколько сантиметров, прежде чем единорог внезапно остановился. Я одолела минотавра, кем этот рейдер себя возомнил? Я решила не спрашивать у него об этом и разрядила в него весь магазин дробовика. К тому моменту, как его голова превратилась в кровавое месиво, рейдер, который стрелял в меня, уже исчез с моего ЛУМа. Слишком много мест, чтобы спрятаться.  

Так что я вытащила труп из остатков своей хижины и начала перезаряжать дробовик. Это привело к поразительному открытию: у меня не было патронов. И перезаряжать его копытами было просто пиздец, как сложно. Не увидев другого варианта, я достала дробовик, украденный Серенити, и разрядила его. В его магазине было всего пять патронов (даже я была не настолько тупой, чтобы нести дробовик с патроном в патроннике), но в дробовик Пэрли поместилось только четыре, так что я думаю, что... Стоп. В этот момент, я осознала свою тупость, потому что зарядила менее эффективное оружие, чем то, что у меня было. Мысль о том, что мне придётся снова разряжать его и потом ещё искать патроны в грязи, заставила меня просто засунуть дробовик Серенити обратно в сумку (в нём всё ещё оставался один выстрел, так что я могла использовать его в крайнем случае).  

Ночь всё ещё была тёмной и полной рейдеров. Не рядом, конечно, но на вершине холма я заметила большую группу. Больше не было смысла скрываться, и я рванула галопом по неосвещённым улицам. Я точно знала, где находится Главный Магазин, и добралась туда довольно быстро. К счастью, двери были открыты, и я ворвалась внутрь, даже не проверив свой ЛУМ.   

– Сильвер. – Я столкнулась лицом к лицу со своим братом. – Это заняло у тебя больше времени, чем я ожидал…

Спасибо…

– Думаю, всё в порядке. Ты отлично выполнила свою работу. Под работой я подразумеваю “отвлекать внимание”. – Он и правда должен был об этом сказать? Это просто раздражало. Я топнула копытом и сердито взглянула на него.

– Убирайся с дороги. – В моих словах не было и намёка на жалость. В прошлый раз, он выжил только потому, что я была слишком шокирована, но сейчас я действительно поняла, как низко он пал. Никакой пощады от меня он не получит, а тем более, если встанет между мной и моей дочерью. Я знала, что Серенити была там, и я не собиралась оставлять её наедине с ним.

– Да без проблем. – Он отошёл в сторону, позволив мне зайти в здание. – Я не настолько глуп, чтобы вставать у тебя на пути. – Ох... ну, хоть тут он молодец. – Ты ведь не понимаешь, не так ли, Сильвер? То, что мы пытаемся сделать. Знаешь, что мы сделаем в первую очередь, когда захватим город? – Я тупо уставилась на него, пытаясь понять, о чём он говорит. – Построим стену.

– Чего? – Я не двинулась вперёд, потому что боялась открывать ему спину.

– Стену. – Повторил он и закатил глаза. – Большое сооружение вокруг поселение, предназначенное для того, чтобы пони находились в безопасности. Мы построим им стену и проложим торговые пути в Эквестрию. Жители разбогатеют и будут в безопасности, благодаря нам. Мы не плохие пони, Сильвер.   

– Плохие. – Я двинулась вправо и смогла отойти от двери, не повернувшись к нему спиной. – Вы убиваете пони. Вы правите с помощью страха и запугивания. – Я облизнула губы и продолжила движение. – Вы — просто убийцы.

Он ответил таким тихим голосом, что мне даже пришлось напрячься, чтобы услышать. – А ты, разве нет?

Это был довольно болезненный вопрос для меня, и просто проигнорировать его я не смогла. Я тоже была убийцей. Я убила Пост Хэйста и бесчисленное множество других пони. Да даже этой ночью, я лишила жизни троих. Пони, у которых были родители, братья, сёстры, друзья. Независимо от причин, которые привели ко всему этому, я всё равно оставалась той пони, которая уничтожила Тимбер и Каркхуф. Я почувствовала, как подступают слёзы, но постаралась оставаться хладнокровной.   

– Так что называй меня, как хочешь. Убийца, рейдер, злодей. Но не надо стоять здесь и нагло врать мне о том, что ты невинна. – Он плюнул мне под ноги. – Мы собираемся спасти Пустошь по частям. Расширить наше влияние и нести мир, куда бы мы не пошли. Даже, если для этого придётся убивать других. Может быть, мы и злые, но только потому, что это единственный способ победить. И мы обязательно победим. – Он покачал головой. – Прости, Сильвер, но ты проиграла.

Я сделала маленький шаг в сторону лестницы. Мысли о моих неудачах снова всплывали в моей памяти. Горящий Пост Хэйст, вопя, пробежал мимо. Вайлдфайр улыбнулась мне, несмотря на снесённую пулей часть черепа. И Фаундэйшн... Я услышала голос у себя в голове.  

Я никогда не хотела этого... Ни для кого из нас.

Маленькая пони в моей голове кричала "Выживи!", но всё, что я смогла сделать — это повернуться и убежать.

Путь был мне знаком. Я чувствовала жуткую боль, разрывающую моё сердце и слёзы, стекающие ручьями по щекам. Я помнила звуки голосов внизу и то, как дрожали от страха мои ноги. Когда я добралась до подвала, то увидела Серенити... Точно так же, как увидела её в первый раз. Она лежала, свернувшись в маленький розовый комочек, но поняв, что я была рядом, она села и взглянула на меня своими серыми грустными глазами.

Её ноги снова были закованы в кандалы, и я, подбежав к ней, со всей силы вырвала их со стены, после чего упала на пол и обняла её. Я позволила своим слезам свободно литься, когда она уткнулась мордочкой в мою переднюю ногу. – Всё в порядке… – Сказала я, всхлипывая. – Всё в порядке. Мамочка здесь. Ты в безопасности. Я вернулась. – Я лизнула её по щеке. – Я никогда больше не оставлю тебя. Они не сделают тебе больно, теперь ты в безопасности. – Бормотала я, стараясь её успокоить. Она не должна была идти со мной сюда. Если бы я была умной, то поняла бы это гораздо раньше.    

– П-прости, я пыталась быть с-сильной... Просто мне... было так одиноко... и-и я п-подумала, что она вернётся…

– Ш-ш-ш... Всё в порядке, ты в безопасности. Она никогда больше не навредит тебе.  – Я уже однажды убила Нэнни Джейн, и если она вернётся к жизни, то я убью её снова. Чёрт, мне действительно не стоило брать её с собой туда. Надо было послушать Хэйз. Но это бы означало, что я поступила по-умному. Я поцеловала Серенити в лоб. – Прости меня.

Я больше ничего не могла ей сказать, поэтому я просто осталась лежать рядом с ней, прижимая её к себе. Если бы мои слова могли исправить всё то, что причинило ей боль, то я бы точно что угодно, но я была бессильна. Я не могла исправить её прошлое, поэтому я должна пытаться дать ей счастливое будущее. Других вариантов нет.

– Сильвер. – На другом конце комнаты, я увидела Хай Стэйкса. – Я ждал тебя здесь довольно долго. – Он покачал ногой, прикованной цепями к стене. – Напомнило мне о старых добрых временах… – Его голос затих. – Надо будет как-нибудь рассказать тебе об этом.

– Прости… – Я обратилась к нему, всё ещё крепко прижимая к себе свою кобылку. – Как ты? Держишься?

Жеребец стиснул зубы, выглядя подавленным. – Лучше чем она, но не так сильно, как хотелось бы... Не переживай, я в норме. Но если бы ты освободила меня… – Он снова покачал прикованной ногой. — Было бы очень неплохо.

– Ага. – Я осторожно помогла Серенити забраться мне на спину, и она сразу же схватилась за мою гриву. Затем, я подошла к Стэйксу и помогла ему освободиться. Я знала, насколько болезненно это было для Серенити, но воспоминания, скорее всего, были неприятны и ему. – Так что случилось?

– Они бросили нас сюда сразу же, как вы двое ушли, и больше они сюда не заглядывали. Серенити... не очень хорошо восприняла всё это, и у меня не вышло её успокоить. Прости, Хайред. Я пытался. – Он звучал искренне, что стало для меня шоком. Не зная, что ему ответить, я похлопала его по плечу.  

– Всё в порядке. Не бери в голову. Давайте выбираться отсюда. – Новый день, новый провал. Я провалила не только попытку спасти Бридл Хоуп, но еще не смогла выполнить поручение Хауса и заново травмировала свою кобылку. Отличный день.


Магазин был пуст, когда мы поднялись наверх, и я была благодарна за это. Я не знала, что буду делать, если снова увижу брата, но это точно не стоит видеть маленькой кобылке. К счастью, когда мы вышли из магазина, Флэйр спустился, чтобы поприветствовать нас. Как и планировалось. Что довольно редко для меня.

– Хэй... вы двое дерьмово выглядите. – Видимо, он обращался к Стэйксу и Серенити. – Ладно, у нас нет времени на разговоры, потому что, знаешь, рейдеров немного разозлило, что я взорвал их. – Он наклонил голову к выходу. – Как сейчас... Пока они не подстрелили меня. А ты знаешь, как я сильно не люблю, когда в меня стреляют?

– Я не пойду. – Ответила я. – Я собираюсь найти Смуз Тонга. И убить его. – Я повернула голову к Серенити, сидящей на моей спине. Она всё ещё продолжала плакать и то, что мне приходилось опять оставлять её, разбивало мне сердце... но мне нужно было это сделать. Я не могу позволить ему победить. Только не снова. – Прости меня, Серенити... я скоро вернусь. Мне нужно, чтобы ты была сильной и пошла с Флэйром. Ты полетаешь. Тебе ведь нравится летать.

Она слабо кивнула и перелезла к Флэйру на спину, крепко обнимая его шею. – Мы будем ждать тебя, мамочка.

– Эй, Хайред Ган, – обратился ко мне пегас, поднявшись в воздух. – Э-э... или Сильвер Шторм... Хайред Шторм? Как бы тебя там не звали. Не умри. Ты тоже, Стэйкс. Смерть — это плохо, понятно? – Мы оба кивнули в знак согласия и он неторопливо улетел.

– Итак… – Я взглянула на бледно-зелёного единорога, который как обычно стоял с нечитаемым выражением лица и поблёскивающими очками. – Ты пойдёшь со мной? – Он загадочно улыбнулся мне.  

– А как иначе? Кто-то же должен сохранить тебе жизнь. – За этим последовала пауза. – Как ты собираешься найти его?

О да, это неплохой вопрос, не так ли? Я имею в виду, что он ведь должен где-то быть, но это был большой город и он мог бы быть где угодно. Не говоря уже о множестве рейдеров вокруг, каждый из которых хотел заполучить мою голову. Я начала задумываться о том, что это был чертовки плохой план на всех его стадиях. И это означало, что я осознаю, что я как обычно ошиблась через три секунды.  

– Тебе не придётся искать меня.

Этот голос…

Я резко повернулась и направила дробовик в его сторону. Он был один. Смуз Тонг, прихрамывая, шёл ко мне по улице, его серая грива развевалась на ветру. Я сделала пару шагов вперёд, оставив Стэйкса позади. Он не двинулся с места, осматриваясь по сторонам и прикрывая мою спину.

– Они называли меня глупой. – Я усмехнулась. Лунный свет отражался от дробовика, когда я прицелилась. – Последние слова?

– Глупая, глупая Сильвер… – Жеребец покачал головой. – Ты действительно очень предсказуема, ты знаешь об этом? Я знал, что ты ни за что не передашь им мои требования, и я знал, что ты вернёшься сюда, чтобы спасти свою кобылку. Ты хорошо поработала, отвлекая внимания, но это всё, на что ты способна. Ты не сможешь победить меня, и ты умрёшь, если  попытаешься. Но я не хочу, чтобы ты умирала, Сильвер. Я знал, что ты будешь здесь и будешь искать меня. Так что, вместо того, чтобы рисковать жизнями моих подчинённых, я решил встретиться с тобой лично. Позволь мне сказать и, пожалуйста, Сильвер, выслушай. Я просто хочу, чтобы ты послушала. – Я не видела ни одной причины, чтобы слушать его. Он мог бы поговорить с кем-то из своего окружения в любое время.

– Ты хочешь, чтобы я служила тебе. – Он хотел, чтобы все служили ему. Это всё, на что он был способен. Он всегда считал себя выше других и смотрел свысока, ожидая, что те, кто служит ему, будет делать всё, что он пожелает. Но в этот раз, я была выше и у меня был ёбаный дробовик. – Но я не стану.

– Задумайся. Я могу дать тебе дом. – В его голосе была нотка грусти. – Могу дать цель, жизнь. Ты могла бы сделать что-нибудь хорошее для Пустоши, вместо того, чтобы разрушать всё на своём пути, куда бы ты не пошла. – Он сделал шаг вперёд, но я махнула дробовиком, заставив его остановиться. – Ты думаешь, что я какой-то злой безумец. “Присоединяйся ко мне и мы будем править вместе" и всё в этом духе, но это не так. Я хочу, чтобы ты присоединилась, но я не хочу делать то, о чём потом пожалею.

Я почувствовала, как ненависть разгорается во мне. Этот ублюдок действительно думал, что я дам ему на разговоры ещё сутки?

– Подумай об этом, Сильвер. Столько крышек, сколько ты не получила бы и за всю жизнь. Работа, за которую платят вдвое больше, чем сейчас, и без всяких условий. Свой дом и возможность подниматься по карьерной лестнице. Ты сможешь защитить свою кобылку и любого, кого ты приведёшь с собой. У тебя будет шанс заработать крышки, потратить их на то, что тебе нужно и достигнуть собственных целей. Ты сможешь принести мир! Ты сама прекрасно знаешь, что Мэйрфорт был атакован лишь один раз и только тогда, когда он порвал связи с Багровыми Копытами. До тех пор, пока мы контролируем всё, с вами ничего не случится. – Кроме тех случаев, когда ты убил мою мать и отнял моего брата.   

– Нет. Никогда. – Я крепко сжала зубами рукоятку дробовика. – Ты умрёшь этой ночью. – Я почувствовала, как Стэйкс левитировал чёрно-розовый дробовик из моих седельных сумок. Было бы здорово иметь запасной.

Оливковый жеребец тяжело вздохнул и откинул назад свою густую серую гриву. – Нет, Сильвер. Ты никогда не сможешь понять, не так ли? Ты действительно думаешь, что я предложил эти условия только тебе? Ты настолько высокомерна, что не подумала о том, что я предложу то же самое твоим друзьям?

Предохранитель дробовика щёлкнул позади меня.

– Прости меня, Сильвер. Мне правда жаль. – Прозвучал голос Хай Стэйкса за моей спиной. Я попыталась закричать. Повернуться. Остановить его. Я должна была. – Это всего лишь бизнес. – Краем глаза я увидела, как его очки блеснули, а затем…

БАХ.  

Новый уровень!: Несмотря на неудачу во всём, вы всё еще получили уровень. Это и правда... Ну, хоть что-то.

Новая способность: Адаптирующееся глазное программирование 1: Вы практиковались со своим новым глазом достаточно, теперь радиус действия вашего ЛУМ увеличился, а показатели уровня угрозы — улучшились. Кроме того, вы поняли, что ваш глаз способен определять уровень осведомлённости ваших врагов в округе, что позволит вам лучше прятаться!