Автор рисунка: Stinkehund
Глава 18: Так говорит зеркало

Глава 19: Достоинства и недостатки

Достоинства и недостатки

"Мирный, единый мир. Нам придётся пожертвовать чем-то."

– Мама, а это безопасно? – Рубиновые глаза Фаундэйшн выдавали её волнение.

– Конечно, милая… – Я потянула свои передние ноги, разминая их. – Обычный спарринг. Помогает мне оставаться большой и сильной. – Большой, сильной и непобедимой.

Дважды в год, в Мэйрфорте, его стражники собирались, чтобы поучаствовать в соревнованиях. Среди них были: стрельба (Нос выигрывал последние пять лет), гонки (в этом году победила Вайлдфайр) и, конечно же, спарринг. Всё это проводилось только ради того, чтобы убедиться, что все стражники были готовы отразить атаки на город, но, также, это стало своеобразным общественным мероприятием для всего Мэйрфорта. Его стали называть Соревнованием Железного Пони и жители могли делать ставки на участников. К слову, ставки на то, что я побью Стар Белль в финальном бою были двадцать к одному.

И я могу понять, почему. Золотая пони с тёмно-фиолетовой гривой была не очень хороша в спарринге, но она была намного меньше меня. Она выигрывала в предыдущих раундах, благодаря уворотам и манёврам, изматывая своих противников. Но судя по её взгляду, она знала, что со мной этот трюк не сработает. Мои мускулы не были какой-то показухой, и я практически не выдыхаюсь. Чтобы победить меня, ей придётся сражаться в полную силу, и она прекрасно понимала, что это просто невозможно.

– Я имела ввиду безопасно для неё… – Она поморщилась. Мне правда не хотелось, чтобы она волновалась. Это просто чудо, что нам удалось убедить её пойти с нами. Она боялась толпы, а Мэйрфорт представляет из себя как раз такое место, окружённое грязью со всех сторон. Конечно, она наполовину спряталась за ногами Вайлдфайр, но это было только начало. Кобылка взглянула на меня. – Ты большая...

Улыбнувшись, я потрепала её гриву, заставив кобылку пискнуть и попытаться спрятаться за Вайлдфайр. – Я не причиню ей вреда, обещаю. – Она прикусила губу и посмотрела куда-то в сторону. Что она и делала, когда была не уверена. – Доверься мне. Разве я навредила другим? – Она покачала головой. – Именно. Просто оставайся с мамочкой. – Она кивнула и слабо улыбнулась мне. Я так гордилась, что она всё таки пошла с нами. Это был большой шаг вперёд. Я поцеловала кобылку в лоб, а затем, сделав шаг назад, повернулась и пошла навстречу своему сопернику.

Это было бы слишком легко. Конечно, так всегда было для меня. Правила были простыми. Удары были запрещены, и для победы тебе нужно было бороться с противником до тех пор, пока ты не уронишь его на спину и не продержишь его в таком положении в течении трёх секунд. Это было просто и может быть жестоко. Я просто была гораздо сильнее, чем кто-либо другой и, поэтому, для меня это никогда не являлось проблемой.

– Ты готова к поражению, большая девочка? – Маленькая кобылка в противоположном углу ринга разминалась. – Пришло время повалить тебя.

Я молча уставилась на неё. Не нужно было слов. Прозвучал гонг, и пони начали подбадривать нас и кричать. Но я отбросила все лишние звуки на второй план. Для меня, они стали серыми бесформенными фигурами. Единственное, что имело значение — это мой противник. Именно такой и должна быть жизнь. Простой.

Она побежала прямо на меня. Я этого не ожидала. Я быстро отшагнула вправо, и она промчалась мимо. Кобылка быстро развернулась ко мне и усмехнулась. Проверяет меня. Мы кружили по рингу, оставаясь при этом лицом к лицу. Чтобы прочувствовать друг друга. Возможно, я слегка недооценила её способности. Или что-то вроде того.

Пони нырнула к моей ноге. Я даже не потрудилась сдвинуться с места. Она обхватила мою ногу и попыталась перевернуть меня. Я не сдвинулась с места. Вообще. Вместо этого, я подняла ногу, а вместе с ней и кобылку, которая всё ещё держалась за неё и даже не собиралась падать. Приподняв бровь, я с лёгкостью потрясла кобылку в воздухе. В ответ, она слабо улыбнулась, понимая насколько плохо был продуман её план. – Ты закончила? – Я встряхнула её сильнее, но она всё еще крепко держалась. Кажется, из толпы послышался смех.

– Ещё нет… – Быстрее, чем я осознала, она взобралась по моей ноге и обхватила мою шею. У меня резко перехватило дыхание. – Ну дава-а-ай… – Чёрт, её бедра будто были сделаны из стали. В глазах помутнело. Ох, это не очень хорошо. Где-то на фоне, я услышала глухой крик: – Тимбер!

Я медленно открыла глаза. Дерьмо, я была на земле. Это в любом случае нехорошо, особенно, если ты участвуешь в матче по борьбе, где главной целью было повалить противника на спину. Что-то толкало меня в грудь. Стар Белль. Она толкала меня головой. Это действительно был нечестный матч. В смысле, она ведь даже не может сдвинуть меня с места.

– Блять, а ты тяжёлая! – Прохрипела Стар Белль.

– Ага. – Я обхватила её шею копытами и перевернула. Больно ударившись об землю, она оказалась на спине. Кобылка пыталась что-то сделать, но она была в два раза меньше меня. Ей бы потребовалось настоящее чудо, чтобы победить в этом матче... Которое не произошло. Спустя три секунды, матч закончился. Это и правда было легко.

Прежде, чем я успела подняться на копыта, я почувствовала, как в меня врезалась что-то маленькое. Сразу поняв кто это, я завалилась на спину и с театральным "Оххх" притворилась побеждённой. Серенити взобралась мне на грудь, довольно хихикая.

– Ты её просто дразнишь, не так ли? Я знаю, ты просто притворилась, что тебя сбили с ног. – Да, это так. У неё не было ни стальной хватки бёдрами, ни чего-нибудь вроде того. Это всё было лишь часть небольшого представления для моей дочери.

– Агась. – Я дотянулась до своей металлической ноги, чтобы взъерошить её желтую гриву. Хм... А она всегда была из металла? Часть меня говорила “да”, но оглядываясь вокруг и видя перед глазами Мэйрфорт, она ощущалась... Неправильной. Я не могла смириться с этим. – Позволила ей полностью победить себя. Сделала победу слаще.

– Ты должна научить меня! – Сказала она, подпрыгнув мне на грудь. – Это было так круто! – Она закрыла глаза на секунду, а затем злобно ухмыльнулась мне. – Ох... Если бы я могла сделала хоть что-то, чтобы стать сильной, то я стала бы непобедимой, правда, мам? Может мне нужны новые ноги? Потому, что мои такие скучные!

– Серенити. – Она перестала скакать и улыбаться мне. – Хватит, хватит… – Розовая единорожка надулась и слезла с моей груди. – Иди к своей мамочке... Только не спрашивай у неё то, что спросила у меня. Ты прекрасно знаешь, что она ответит и знаешь, что я не люблю, когда ты действуешь за моей спиной. – Кобылка хихикнула и побежала задать тот же вопрос своей матери. Потому, что кто вообще станет слушать гигантскую кобылу?

Вздохнув, я перекатилась на живот и хрустнула шеей. А эта кобыла и правда неплохо постаралась. – Подъем. – Поднявшись, я протянула копыто Стар Белль. Золотая пони с удовольствием приняла помощь. – Ты почти справилась.

Кобылка засмеялась и убрала гриву с мордочки. – Почти... Но, блин, ты такая тяжёлая. Как ты вообще стала такой? – Она строго взглянула на меня. Я невольно улыбнулась. – В смысле, я серьёзно.

– Родилась такой. И тренировалась. – Она засмеялась. Правда это была не шутка. Я всегда была взрослой, с самого рождения, а после смерти мамы и ухода брата, мне пришлось самой заботиться о себе. Это означало, что мне нужно было взяться за более тяжёлую работу раньше, чем остальным пони, потому что только так можно было получить больше еды. Конечно, так как я была совсем юной кобылкой, я не была достаточно сильной, и мне пришлось потратить довольно много свободного времени на отдых или тренировки, чтобы в будущем не пришлось голодать. В конце концов, я становилась сильнее и сильнее, и даже после этого, я не прекращала тренироваться. Это стало рутиной, а я стала ходячим танком.

– Я тоже должна попробовать… – Усмехнулась Стар, потирая затылок. – В следующий раз, я побью тебя, так что будь осторожна! – Она засмеялась и убежала прочь. Я наблюдала за убегающей кобылой около минуты, после чего вернулась к своей "семье". Это была ненастоящая семья, но на Пустошах, даже это вполне можно назвать этим словом.

Фаундэйшн осторожно выглядывала из-за Вайлдфайр. Не то, чтобы моя красная кобылка была большой... Просто Фаундейшн была всегда меньше своих сверстников. Возможно, именно благодаря этому, она смогла пережить атаку рейдеров, которые убили всех других жителей её деревни. В любом случае, с того времени она всегда оставалась настороже и держалась только с теми, кому доверяла, или пряталась так, чтобы другие пони не видели её. Когда она соглашалась выйти в такое скопление пони, то всегда пряталась подо мной или за Файр.

Побежав к ним, я была неожиданно атакована Вайлдфайр, которая поцеловала меня в щёку. Фаунд протянула своё "фуууу", и я повторила за ней. – Угх, Файр, ну не на публику же? Пони могут не так это понять.

– Или понять всё правильно, милая. – Этот старый аргумент. Мы оба знали наизусть то, что говорим друг другу в таких случаях. Я ещё не отошла от удушья, чтобы отвечать. Мы обменялись хитрыми усмешками и больше ничего не сказали друг другу по этому поводу. – Так... Когда мы получим наши призы? Я слышала, что будут давать морковные пироги. Ты ведь знаешь, что Фаунди обожает морковные тортики.

Маленькая кобылка за её ногами уверенно кивала, пока я не посмотрела на неё. В ответ, она слабо улыбнулась, кивнула ещё раз и попыталась спрятаться за своей гривой. Хоть она и была длинной и вьющейся, но это не помогло кобылке. – Д-да. Они самые лучшие...

– И ты получишь сразу целых два! Волнующе, правда? – Тортик был чем-то, что ты получал раз в месяц и далеко не в целом состоянии. Я никогда особо не любила сладости, поэтому всегда отдавала свою долю Фаундэйшн. Вайлдфайр поступала так же, но она всегда просила сделать "один укус". Она никогда не откусывала много, ровно столько, чтобы Фаунди почувствовала эту недостачу и начала игриво ругаться. Вайлдфайр сказала, что это должно научить её быть щедрой и честной, но мне кажется, что это была просто глупая игра, чтобы она могла украсть кусочек тортика. И их обоих это устраивало.

– Это очень... Я люблю тортики… – Она остановилась на секунду, когда мы приблизились к главному складу Мэйрфорта. – Два целых тортика... И всё для меня? – Её рубиновые глаза сияли от удивления. Это, на самом деле, было очень большое количество сладкого, и я уверена, что если бы она была одним из этих гиперактивных жеребят, то эта новость свела бы её с ума.

– Нуу… – Ухмыльнулась я, когда мы подошли ко входу. – Не все сразу, конечно же. – Она тихо протянула "оуууууу", и я увидела, что златогривая пони остановилась и помахала мне копытом, прежде чем порысить мне на встречу. – Идите вперёд, я узнаю, чего хочет Мэригольд.

Вайлдфайр снова поцеловала меня (чтобы посмотреть, как я буду краснеть перед Мэригольд) и, хихикая, побежала дальше. Златогривая кобылка усмехнулась. – Красивая кобыла, хорошо, что её не забрали. – Мой взгляд мгновенно убедил её сменить тему. Но только после того, как она хорошенько посмеялась надо мной. Пони вечно так делают. – Да-да, я поняла, Хайред. Не надо так пялиться на меня. – Я пялюсь только на красивых кобыл, а злых я прожигаю взглядом.

– Что такое, Мэри? – Спросила я с театральным вздохом.

– Твой тортик, конечно же. – Она мягко улыбнулась. – Ты устроила отличное шоу... В следующий раз нам наверное стоит выдавать приз любому, кто продержится против тебя больше минуты. Ох уж эти твои мускулы. – Да да, я уже это слышала. – И Вайлдфайр выиграла гонку, что стало шоком для всех. Чёрт, через пол года нам стоит провести ещё и соревнования для механиков, чтобы твоя кобылка тоже смогла получить приз, что скажешь? – Да, ей бы это понравилось. Ещё больше тортиков.

– Спасибо... Наверное. – Я постаралась, как можно добрее улыбнуться кобыле, когда постучала своей металлической ногой по ПипБаку.

– Хах, ты всегда плохо принимала комплименты, да? – Она наклонилась, чтобы достать что-то из своих седельных сумок и бросить мне. Я оказалась достаточно ловкой, так что поймала их прямо в свои сумки. – Вот, тортики. Ты их заслужила. Скажешь Файр, что она нужна мне через два часа, хорошо?

– Да, без проблем. – После этого последовала неловкая пауза, потому что я была не уверена могу ли я идти или нет, но, хэй, с каких пор меня вообще заботит вежливость? Вайлдфайр уже зашла в Мэйрфорт, и, к тому моменту, как я догнала её, она уже почти поднялась на второй уровень.

Мэйрфорт был таким же как и всегда, а именно шумным и полным спешащих по своим делам пони. Но Серенити это очень нравилось. Она сказала, что это место напоминает ей о том, каким бы стал город, если бы в нём развивалась кибернетика. Я серьезно не понимала о чём она говорит, но всегда кивала в ответ на это. Когда я догнала свою семью, Серенити буквально прыгала на спине Вайлдфайр.

– Тортик? Тортик? Где тортик? – Она улыбнулась мне. Когда я не ответила ей, она нахмурилась. – Ты ведь получила тортик? – Кобылка облизнула губы. – Я просто обожаю тортики, потому что они обалденные. Третье место среди всех моих сладостей. Нет! Второе, я передумала.

– А почему не первое? – Это был очевидный вопрос.

С тяжёлым вздохом, она просто покачала головой. – Тебе нужно оставить место и для другой еды, которая поможет тебе вырасти. Поэтому, первое место всегда должно быть свободно. – Я не уверена, что в этом был хоть какой-то смысл. Но, хэй, её это полностью устраивало. Я не собиралась с ней спорить.

Самой интересной особенностью Мэйрфорта было то, что если вы бесстрашный, то можете без проблем быстро спуститься в самый низ, но подъём наверх всегда был настоящей занозой в крупе. Например, чтобы добраться до нашего дома приходилось преодолевать три холма и два моста. Так что, если вы живёте в Мэйрфорте, вам придётся быть сильным, потому что по данной местности вы будете ходить каждый день. Некоторые из подъёмов были реально крутыми. Иногда возвращение домой превращалось в настоящее испытание, где тебе приходилось быть осторожным и внимательным, обходя заваленные плохо спроектированными домами проходы, или стараться не попасть копытом в какую-то дыру, или просто не упасть.

В этот раз, произошло нечто неприятное. Длинная царапина на моей левой ноге, которая слегка кровоточила. На самом деле, ничего страшного, но когда мы добрались до нашего дома, Фаундэйшн, вылезая из-под Вайлдфайр, вздрогнула от вида крови. Мне пришлось промочить рану лечащим зельем и продемонстрировать кобылке, что всё в порядке. Ей очень не нравился вид крови. Убеждая Фаунди зайти в дом, обещая ей тортик и посылая мягкие толчки в спину, я осмотрелась по сторонам, чтобы убедиться, что всё чисто..

Вайлдфайр не дождалась окончания моей проверки и, наклонившись, поцеловала меня. Сам поцелуй длился ровно столько, чтобы оставить меня довольной и захотеть большего. Эта кобылка была талантливой в этой сфере. – Так так так, "я не шаловливка", верно, милая?

Я покраснела и кивнула. – Да, да… – Ответила я, пинком закрыв дверь. – Мэригольд сказала, что ей нужно поговорить с тобой. Не сказала о чём. Думаю, тебе надо идти. – Она быстро чмокнула меня в щёку.

– Тебя это не сильно радует, как я вижу. Ты же знаешь, как я ненавижу, когда эти красивые глазки становятся грустными. – Я вовсе не грущу. Это было бы тупо. – Проследи, чтобы она не съела слишком много сладкого. Ты прекрасно знаешь, как она его любит. Будет лучше, если она растянет его на несколько раз. Я скоро вернусь, милая. – После этих слов, она повернулась и вышла, подозрительно высоко задрав хвост. Насладившись видом (вы не можете меня судить), я развернулась и вошла в сам дом.

Он никогда не менялся. Две кровати, стол и очень мало места. Серенити уже радостно скакала на кровати в ожидании. Учитывая её возбуждённое состояние, я решила выбрать вариант "быстро", а не "растянуть удовольствие" и разложила все тортики на столе. Под моей глазной повязкой был неприятный зуд, поэтому я сняла её. – Ты готова к тортикам?

Фаундэйшн кивнула. Она не сказала “да”, но по её глазам было видно, как сильно она этого хочет. Всё таки, это был её любимый торт... Хм. Я просто стояла и смотрела на свою кобылку. Что-то не так...

– Архх. – Я почувствовала острую боль в правом глазу. Что-то попало в него. Мой правый глаз... верно.

– Мамочка, что случилось? – Ничего. Совсем ничего. Я отвернулась от неё и посмотрела на свой стол, моя глазная повязка пропала. Но она ведь только что была здесь. Всего минуту назад... – Мамочка? – Обратилась ко мне Серенити. Я узнаю этот голос где угодно. Но ведь здесь была Фаундэйшн...

Я отшагнула назад. Стол перевернулся, а его содержимое полетело на пол. Круглый тортик прокатился по полу и остановился, врезавшись в мою металлическую ногу. Что-то было не так. Что-то... Осмотревшись по сторонам, я увидела панику в рубиновых глазах Фаундэйшн. Или это были мои глаза? Что-то просто было...

Я закричала.

                                                                                ---

Яркий свет просочился в моё поле зрения, словно жидкое пламя. Я продолжала кричать. Свет продолжал сочиться сквозь мой череп, прожигая всё до тех пор, пока я не перестала чувствовать что-либо, кроме этого огня. Никогда прежде я не видела чего-то столь яркого. Проклятье. Я боднула головой вперёд и сильно ударилась. Но никакой боли не было. Просто потому, что всё уже настолько сильно болело, что ничего не могло перебить эти ощущения. Просто чувство некого давления и ничего, кроме пожара в моей голове. На секунду, я даже подумала, что кто-то и правда поджёг меня. Что я так умру. Это было бы справедливо.

И точно так же неожиданно, как этот огонь появился, он исчез, оставив меня в полной темноте. Я почувствовала порыв холодного ветра, который ударил мне в глаза, заставив меня дрогнуть. Я медленно открыла их, но вокруг по-прежнему была лишь тьма. Всё внутри меня сжалось. Что случилось? Я была в Мэйрфорте... Был конкурс Стального Пони, а затем всё пошло как-то не так. Очень неправильно.

Я медленно приподнялась. Мой протез коснулся пола, издав характерный звонкий "дзынь". Металлический пол, значит. Я потянулась к своему ПипБаку и включила подсветку. Прошла мучительно долгая секунда, и, наконец, мир вокруг меня наполнился тёмно-янтарным светом.

Комната была маленькой. Меньше, чем я ожидала, мне едва хватало места, чтобы развернуться. Стены были тёмными и грязными (я думаю, что янтарный — это не лучший свет, чтобы оценивать такие вещи), с множеством трещин на них. Но более напрягающим был факт, что одна из стен была не столько стеной, сколько рядом железных прутьев. Видимо, я была в камере. Это было здорово, но, честно говоря, нет.

Я услышала какой-то звук за пределами решетки, а затем, болезненный стон. Видимо, кто-то так долго находился в этой тьме, что свет моего ПипБака причинял ему боль. Голос был точно не один, так что я надеюсь, что они смогут мне всё объяснить. Я выглянула из клетки. И, конечно же, обнаружила напротив точно такую же клетку, а внутри неё — съёжившегося пони.

– К-кто ты? – Хороший вопрос. Тоже самое я хотела спросить у себя. Пони оказался почти белоснежным единорогом с жёлтой гривой, которая сбилась в колтуны и выглядела так, будто её не мыли или не чистили неделями. Его щёки были впалыми, а глаза пустыми и безжизненными. На фланках у жеребца была изображена открытая книга с цифрами под ней, но вся кьютимарка была исцарапана и покрыта кровью, будто он пытался избавиться от неё. Он был жив, но если бы он не заговорил со мной, то я бы об этом и не узнала.

– Эээ... Вайлдфайр. – Я не знаю почему я солгала или почему из всех имен я выбрала именно это. – Где мы? – Жеребец выглядел таким напуганным, что я изо всех сил постаралась сделать свой голос, как можно более спокойным, но, не смотря на это, внутри меня всё кипело от понимания того, как всё это неправильно.

– Ты не знаешь… – Это был не вопрос. – Это... Я не уверен, где. Это место ад... Да, именно так… – Его веки дрожали. – Что-то с Каледонской армией... Вроде. – Не НКА. Это же ещё довоенная... У меня было плохое предчувствие. – Пони в униформе со звездами. Должно быть... Извини меня.

– За что? – Я попыталась высунуться сквозь решётку, чтобы выглянуть в коридор, но, как только моя щека коснулась металла, меня пронзил ток. Следующее, что я помню, это то, что я оказалась сидящей на полу с помутнённым взглядом. – Воу...

– Прости… – Повторил он, опустив взгляд. – Отсюда нет выхода... Нет. Ты умрёшь здесь. – О, хорошо. – Другим... Лучше. Они экспериментируют. Пытаются... Я не знаю. Я не могу знать. Если бы я узнал, то им бы пришлось убить меня. Всё, чтобы победить минотавров, верно? – Я молча кивнула. Часть меня очень хотела объяснить, что война закончилась и все погибли, но кажется он был не совсем в подходящем настроении для таких новостей. – Я-я... Я был плохим, так что...

– Так что?

– Я не был плохим! – Его глаза широко открылись. – Я не был! Я... Я был психологом. Помогал пони. Находил корень их проблем. Утешал их… – Он взглянул на меня. – Тебя нужно утешить. Тебе нужен я, но... Я-я... Я был плохим. Была конференция и… – Его взгляд потускнел ещё сильнее, а голос с напряжённого стал полностью мёртвым. – Меня пригласили обсудить стрессовые ситуации во время войны и как можно помочь солдатам быстрее вернуться на поле боя. Я сказал, что, может быть, они не должны возвращаться туда так быстро. Я сказал, что если мы просто закончим войну, что если скажем Эквестрии, что мы не будем сражаться в их войне, что мы должны выйти из неё… – Его голос снова дрогнул. – Они забрали меня на следующий же день, понимаешь!? Я просто сказал, что мы должны закончить войну! Я был плохим и...

– И они не могли этого допустить. – Точно. Кажется, я начала понимать довоенные настроения. – Что случилось? – История, должно быть, была важной. А иначе, почему я оказалась здесь. Как я сюда попала.

– И меня забрали... В трудовой лагерь Снэйк Байт. Так много работы, н-но всё было не так плохо. Не так плохо... Пока м-меня не выбрали. – Он потянулся к своему крупу. В тусклом свете, я снова увидела цифры под его кьютимаркой. – Мой номер. Пять-шесть-восемь-девять-четыре-семь-семь. Ты должна запомнить. Пять лет в колледже. Шесть братьев и сестёр. Восемь попыток самоубийства. Девять свадеб, на которые меня пригласили. Четверо детей. Семь раз меня били, когда я забывал. Семь дней до того, как я снова смогу чувствовать. – Он взглянул на меня. – Ты должна знать свой номер. – Жеребец замолчал. – Я... Я забыл. Меня выбрали. Это была лотерея. Они сказали... Они сказали, что я выиграл и могу пойти домой. – Единорог рыдал. Но слёз не было. Должно быть, они у него закончились ещё давным-давно. – Они солгали.

– Вместо этого они привели тебя сюда. – Где бы я не находилась... Я поклялась, что уничтожу это место, как только выберусь. Перегрызу зубами всё, если придётся. Я ничего не знала про эту местность, кроме того, что я уже ненавидела её. Ненавидела за то, что случилось с ним... Я не знала, что именно, но от одного взгляда на этого жеребца, моё сердце замирало.

– Да... сюда. Я никогда ничего не видел, но всё такое... Белое. Я ненавижу, когда они... Когда они делают определённые вещи. Иглы и тесты... Другие погибли, а я нет... Я сильнее. Ты новенькая, ты умрёшь… – Он начал дрожать. – Смерть в муках, но это хорошо. Для войны. Мы не должны прекращать войну. Мы должны победить. Любой ценой… Несмотря ни на что.

Где-то далеко в коридоре раздался щелчок. За ним последовал поток холодного воздуха. Затем, цокот копыт. Шаги были твёрдыми и тяжёлыми. Звук отражался от стен во тьме. Я почти чувствовала, как дрожит пол от каждого шага. Жеребец напротив тоже это услышал. Судя по выражению его лица, я поняла, что для него этот звук был страшнее самой смерти.

– Расскажи им! – Закричал он. – Расскажи им, что здесь произошло! Мой номер, номер! Пять-шесть-восемь-девять-четыре-семь-семь, я должен вспомнить! У меня когда-то было имя! Было... Это... Пять шесть восемь девять четыре семь.... Пять шесть... Шесть… – Его лицо застыло. – С-симпл Харт... Скажи им! Что случилось... Помни. Запомни свой номер и моё имя... П-пожалуйста.

Я, вдруг, увидела трёх пони. Двое из них были одеты в полные комплекты охранной брони, что делало их практически неузнаваемыми, но тот, что был посередине... Это была довольно симпатичная лавандовая единорожка с короткой гривой цвета морской волны. Она приятно улыбнулась, когда оказалась напротив камеры Симпл Харта. – Снова разговариваешь сам с собой? – Она помолчала секунду... – Твой номер?

– Пять-шесть-восемь-девять-четыре-семь-семь." Мгновенно ответил жеребец. "Нет... я говорю с Вайлдфайр." Он указала на меня, и я почувствовала, как замерло моё сердце. Что-то в этой кобыле заставляло меня хотеть спрятаться или сбежать.

Её темно-красные глаза пронзили меня. Насквозь... Как будто меня там даже не было. – А ты у нас настоящее произведение искусства, не так ли?

– Да, мисс Баптизия… – Он кивнул. – Вижу вещи. Плохие вещи. Простите. Простите пожалуйста. Это больше не повторится. Я обещаю.

Она злобно рассмеялась. – Нет, не повторится... Потому что ты не вернёшься. – Он сглотнул. – Не так, как сейчас, после этого ты будешь... Свободен. – Кажется, это нехорошо. – Рэд, Ром. – Она обернулась на своих безликих стражей. Они оба "помогли" белому единорогу выйти из камеры и "сопроводили" его вниз по коридору. Он даже не пытался сопротивляться. Часть меня надеялась, что он посмотрит на меня в последний раз.

Однако это сделала Баптизия. Не на меня, конечно, но её взгляд был так близко, что особой разницы не было. На секунду, она открыла рот, и я подумала, что она собирается что-то сказать. Но она просто вздохнула и ушла прочь, взмахнув своим зелёным хвостом. Затем, она остановилась и подарила мне последний взгляд своих тёмно-алых глаз.

Когда она ушла, осталась только я.

Ну, не только я. Тьма была со мной. Это была не обычная тьма, а та, что сгущалась и приближалась ко мне с каждой секундой. Сначала, мой пипбак давал достаточно света, чтобы можно было видеть камеры с другой стороны коридора, но затем, свет начал слабеть. В конце этого коридора была та самая тьма, которая росла и двигалась ко мне. Медленно, но неумолимо. Какой бы она ни была, вскоре, она добралась бы до меня. Рано или поздно.

Это ведь просто сон. Или что-то наподобие сна. То, что мой свет потух не имело никакого значения, я должна была вскоре проснуться и найти того, кто всё это затеял. Только... Только я не проснулась. Чувство пустоты в моей груди усилилось, а внутри всё сжималось сильнее с каждой секундой, пока я ждала. Что-то было неправильно, совсем неправильно.

– Это просто сон. – Сказала я тьме, но она отказалась отвечать.

– Разве? – Что-то ответило, но это была не всеобъемлющая тьма. Что-то другое ответило мне... Кто-то.

Густой туман проник из тьмы и покрыл пол перед моей камерой. Он завертелся, став чем-то наподобие маленького торнадо. Медленно, очень медленно, туман становился красным и начал приобретать очертания пони. Но он не остановился на этом, добавляя всё новые и новые детали, до тех пор, пока я, наконец, не поняла кто это.

Именно в этот момент, я вспомнила, что мне не могут сниться сны. Я не видела их с тех пор, как погибла Вайлдфайр, но, не смотря на это, она стояла передо мной.

– Ах. – Призрачная форма хрустнула шеей. – Я так давно не принимала эту форму. – Её призрачные глаза холодно смотрели на меня. – Ты выглядишь дерьмово, милая. Без обид.

– Т-т-ты… – Соберись, Сильвер. Она не настоящая. Ты уже не первый раз видишь её. Я просто снова схожу с ума, тут не о чем беспокоиться. – Ты мертва. – Наконец, сказала я. – Я видела, как ты умерла… – Кровь. Было так много крови... И я до сих пор помню звук, с которым она капала на землю.

– Ага… – Она слабо улыбнулась мне. – Прости за это, милая. – Она почесала голову и взглянула в коридор. – У нас мало времени. Я скучала по тебе.

– Я-я… – Мои глаза налились слезами. – Я тоже скучала по тебе... П-прости меня. Т-тебе не стоило идти со мной в 42-е... Я не должна была уходить. Это просто... Я проебалась. Мэдоу даже не хотел видеть меня. Я-я надеялась...

Она прислонилась к невидимой стене, и из неё вышли клубы красного дыма. – Я не должна была идти с тобой, да... Чёрт, я даже не буду повторять тебе, что я не боец. Никогда им не была, но после того, что случилось... С Фаундэйшн. – То, как она произнесла это имя, вызвало у меня головную боль. – И после... Я подумала, что ты идёшь туда просто... Просто, чтобы умереть. Последний бой... Милая, я не могла позволить этому случиться. – За этим последовала пауза и горький смешок. – Ну, я хотя бы справилась, не так ли? Я мертва, а ты здесь… – Она оглянулась. – Нет времени предаваться воспоминаниям. Прости меня...

– Ты правда здесь? – Я почувствовала ком в горле. – Или... Или это просто мой мозг играет со мной в игру?

– Разве это имеет значение? Слушай, милая... Даже если я и настоящая, то ничто в этом мире не смогло бы убедить тебя в этом. – Из её рта выходили клубы красного дыма, когда она говорила. – Сильвер, тебе нужно отдохнуть. Я знаю... Я знаю, что иногда вещи выходят за рамки того, что ты можешь сделать, но... Но тебе нужно вернуться в Дайс и отдохнуть. С Платинум Хэйз, наверное. Она вроде милая.

Если бы она могла принять меня снова. Стоп... Я взглянула на Вайлдфайр и покрылась румянцем. Она что, и правда предлагала мне сделать это? – Я не знаю.

– Верно, отрицания. Я мертва, милая, а это не измена... и она выглядит вполне приличной кобылой. И Богиней тоже, разве это так плохо? – Её ухмылка была соблазнительной, а глаза наполовину прикрыты, но выражение лица было тяжело разобрать из-за полупрозрачного тумана. – И я хочу, чтобы ты поговорила с этой бедной кобылкой. Никаких "но" или "если". Просто скажи ей, что ты её мама, хорошо?

– Но… – Воспоминания о Фаундэйшн нахлынули на меня и я почувствовала слабость. – Ты знаешь, что я не могу просто так... Что если я облажаюсь? Что если... Я не могу подставить её. Я не готова!

– Ну так стань готовой! — Огрызнулась кобыла. – Чёрт, Сильвер, ты вообще видела, как она на тебя смотрит? После того, что ты сделала, тебе повезло, что она простила тебя, но ей нужен кто-то рядом и, ты уже заняла это место. Произнесённые вслух слова ничего не изменят, но это пойдёт ей на пользу. Да, это тяжело, милая, я всё понимаю. После того, что случилось... Но ей это нужно гораздо больше, чем тебе скрываться от своего прошлого. – Её голос смягчился. – Ты справишься с этим, Сильвер, я уверена.

Я немного улыбнулась ей. – Пришла, чтобы поучать меня, да? Ох, это пробуждает воспоминания… – Я присела на пол и заметила, что тьма подобралась еще ближе. – Да... Ты права. Всегда права. Я... Я попробую. – Она пристально посмотрела на меня. – Попробую.

– Я знаю, что это тяжело, милая. – Она взглянула во тьму. Она была уже так близко, что поглотила часть её тела. – Время вышло. Блять. Жаль, не могу остаться с тобой подольше. Сильвер... Послушай меня. Я знаю, что это тяжело, я знаю, что жизнь любит пинать тебя посильнее, но... Не сдавайся! Продолжай идти вперёд! Ты сильная, ты умнее, чем думаешь. – Призрачные слёзы потекли по её щекам и, капая с них, превращались в дым. – Я знаю, что ты скучаешь по мне... И… – Мои слёзы присоединились к её слезам. – Я-я тоже по тебе скучаю. Я знаю... Я знаю, что ты можешь поступать лучше, быть героем, которым ты хотела быть. Ты справишься... Так что не сдавайся. Я в тебя верю.

Теперь тьма поглотила нас. Свет от ПипБака полностью исчез, когда что-то чёрное и похожее на туман завертелось вокруг нас, промораживая до костей. Охватив Вайлдфайр, он растворил её призрачное тело оставив лишь пару плачущих зелёных глаз. – С-сильвер… – Обратилась она ко мне. – Я люблю тебя.

– Я тебя тоже… – Мои слёзы падали во тьму. Часть меня знала, что, на самом деле, это не была она, просто образ, картинка, созданная моим мозгом, которая выглядела так, как должна была и говорила то, что нужно. Но это не имело значения. Мне хватило того, что я вновь услышала её голос.

Её глаза исчезли, и я, наконец, осталась одна. Только я и мои мысли. И я не могу представить более худшую компанию.

                                                                              ---

Я проснулась одна.

Первое, что я поняла, это то, что я больше не была в комнате охраны с мониторами (где я, видимо, и потеряла сознание), а вместо этого находилась в той же самой камере, что и во сне. По крайней мере, я думала, что это был сон. Иногда, это тяжело определить. Однако, были отличия. Дверь в камере была сломана, а ещё вокруг было светло. Но я лежала там же, где и во сне. Мой желудок скрутило, потому что всё это было слишком странно и просто...

– Не думай об этом. – Сказала я сама себе, нарушив тишину.

И у меня не получилось себя убедить. Вместо глупых мыслей, я перевернулась и поднялась на ноги. Мои колени задрожали, и я почувствовала холодный пот на лбу. Но всё вокруг ощущалось... Безопасным. Я аккуратно выглянула из своей камеры и посмотрела в обе стороны коридора. Он был точно таким же, как и в моём сне, с точностью до мельчайших деталей. Например, в одном его конце, несколько фонарей не работали, из-за чего там было темно. Абсолютно темно. Я практически могла чувствовать холод, который шёл оттуда.

Но это был не мой сон, поэтому это не была холодная крепость зла (или что бы это не символизировало в моём сне), а просто обычная тьма. Что, на самом деле, не очень помогало мне справиться со страхом. Я попыталась рассмотреть что-то, но, вспомнив сон, передумала. Хотя, это был единственный способ уйти.

Поэтому, я переборола себя и сделала шаг вперёд. Странная волна ударила мою ногу и я, закашлявшись, задрожала всем телом. Как долго я пролежала без сознания? Почему я чувствовала себя такой слабой? Не могло же пройти так много времени... Я сделала ещё один шаг, на этот раз, с протезом, и сейчас, устоять было гораздо проще. По одному шагу за раз. Я могу. Что-то случилось. Моя голова болела, а мысли плавали, но мне нужно было выбираться. Разобраться, что именно случилось.

Флэйр и Серенити пропали. Я заглядывала в каждую камеру мимо которой проходила. Ни в одной из них не было моих напарников, только горстки костей. Каждый следующий шаг был легче предыдущего, пока я приближалась к тьме. Хотя моё тело всё ещё... Ощущалось странно. Мои задние ноги свело судорогой и зудом, а живот скрутило. Что-то было неправильно во всём этом. Но я не могла сказать, что именно было не так.

Что-то щёлкнуло за моей спиной. Тело отреагировало гораздо быстрее ума. И я практически мгновенно повернулась на месте и, опустив корпус ближе к земле, приготовилась атаковать. Моё сердце билось так громко, что я его практически слышала. Через некоторое время, оно успокоилось, оставив лишь жужжание ламп. Что бы не создало этот звук, оно исчезло или его даже не существовало.

...Как долго она так простоит?...

Да. Просто нервы. Повернувшись, я снова оказалась лицом к лицу с тьмой и шагнула ближе. Меня затрясло ещё сильнее, а грива налипла на взмокший лоб, но я продолжала идти. Может, они отравили меня, и именно поэтому я так плохо себя чувствовала. Возможно. Голос из динамиков... Он стоит за всем этим. Если бы я нашла его источник и убила, то смогла бы найти их. Найти Серенити. Вайлдфайр сказала мне поговорить с ней, так что я была обязана сделать это.

Я зашла во тьму. Из далека всё это выглядело довольно пугающе, но, когда я оказалась в ней, то поняла, что всё, на самом деле, не так уж и плохо. В ней не так уж и темно, и я даже смогла увидеть дверь, которая была выходом из коридора. Это было просто. Очень просто. Я подошла к двери и открыла её. Не о чем было беспокоиться.

– ШПИОН МИНОТАВРОВ! УНИЧТОЖИТЬ!

На секунду, я подумала, что Вселенная захочет остановить всё это, просто чтобы выебать меня минут этак пять.

Протектитрон начал обстреливать меня зелёными сгустками энергии. У меня даже не было шанса увернуться от заряда, который попал мне в шрам. Сильная боль ослепила меня, и я почувствовала запах горящей плоти. Мои ноги пошатнулись, и я завалилась на пол, что позволило мне избежать второго залпа, который обдал мою голову жаром. Отлично. Я подняла голову и увидела, что конусообразный робот катится ко мне. Он точно меня прикончит.

– Только... Он меня не убил. Вместо этого, он подкатился ближе и произнёс. – ВЫ ПРИНЯЛИ ПОЗИЦИЮ ПОДЧИНЕНИЯ! ДОЖДИТЕСЬ СКАНИРОВАНИЯ ИЛИ БУДЬТЕ УНИЧТОЖЕНЫ!

Маленький прибор высунулся из робота, и из него в мою сторону была направлена полоса синеватого света. Моё плечо начало гореть, когда эта полоса дошла до него. Знаете, это было не так уж и страшно, но эта штука была близко и отнимала у меня время. Кроме того, что бы не затащило меня в мою камеру, у него не было времени или возможности снять мою броню. Что означало...

Я потянулась к своему нагрудному карману, достала спарк-эмиттер и выстрелила в робота. Электрические разряды пронеслись по его корпусу, когда машина протянула. – ОСТАВВВВВАЙЙТЕСЬ НА МЕССТТТТЕ ИЛИИИИИ...

– Или что? – Спросила я с самодовольной ухмылкой. У меня всё сильно болело, но я всё же пнула робота напоследок.

Мне очень хотелось пролежать там целую вечность, и тут я вспомнила, что эти чёртовы роботы могут ремонтировать себя сами, но только не очень серьёзные повреждения. Конечно, мой спарк-эмиттер наверняка тоже выключал эту систему, но кто знает, как долго она будет выключенной. Так что я поднялась гораздо быстрее, чем мне хотелось бы и, игнорируя сильную дрожь, осмотрелась по сторонам. Комната оказалась довольно просторной, с несколькими столами (и скелетами). По внешнему виду, комната отличалась от тех офисов, которые были в крыле охраны, что имело смысл, поскольку заключённых стоило держать подальше от главных объектов бункера.

Повернувшись к роботу, я задумалась, смогу ли я раздолбить его, как того из кафетерия... Нет, кажется не смогу. На самом деле, я совершенно не чувствовала своей привычной силы, и это отняло бы слишком много энергии. Вместо этого, я решила обыскать комнату в поисках оружия.

Оказывается, это был один из тех дней, когда удача улыбалась мне, и я нашла старый (едва работающий) боевой дробовик под одним из столов. На секунду, мне показалось, что он был частично окрашен в розовый, но это было лишь моё воображение. Взяв дробовик в рот, я снова подошла к роботу.

Последовав примеру Хай Стэйкса, я поднесла дробовик практически вплотную. Спустя два выстрела, в роботе появилась дыра весьма приличных размеров. После этого, я засунула в робота свою металлическую ногу и начала вытаскивать из него все микросхемы и провода, до тех пор, пока не достала всё, до чего смогла дотянуться. Затем, я прицелилась из дробовика и выстрелила в эту кучу компонентов.

Если я и правда собиралась исследовать это место, то мне бы не хотелось, чтобы за мной следовали эти куски дерьма, да ещё и стреляли в меня.

Но сначала о главном. Я осмотрелась в поисках ближайшего терминала. Если Пустошь и научила меня чему-то, то только тому, что в этих терминалах всегда было очень много информации, и, по большей части, она всегда относилась к текущей ситуации. Ближайший из них оказался на том столе, под которым я нашла себе новый дробовик. А ещё, он был единственным в комнате, что было весьма подозрительно.

//Введите пароль//

Мой ПипБак сотворил чудо и терминал открыл мне все свои тайны. Все записи в терминале были пронумерованы по дням. Я решила открыть любую из них наугад.

День 451

Статус проекта: Завершён на 67%

Субъектов потеряно: 2

Субъектов осталось: 7

Моральный дух субъектов: Низкий.

Примечания: Сегодня произошла серия ошибок, которые особенно сильно повлияли на моральный дух как субъектов, так и к персонала. Во-первых, при попытке внедрения системы в форму субъекта Гамма, Доктор М забыл правильно настроить магические ограничители, что привело к отторжению тела субъекта Гамма. Попытки привести в чувство субъект Гамма не увенчались успехом. Во-вторых: во время испытания нового стабилизирующего вещества (кодовое название "Рэйнбоу"), субъект Тета вырвался из своих ограничителей. Субъект нашел скальпель, который использовался для операций и нанёс травмы пяти докторам, включая Доктора П. Все тесты были прекращены до конца дня.

Субъект Сигма по-прежнему отказывается принимать пищу более одного раза в день.

Смотритель Б настаивает на завершении проекта до того как У явится с одной из своих неожиданных проверок. Смотритель Б полагает, что учитывая всех объектов и опыты, которые проводятся на них, мы не сможет долго скрывать правду. С этой мыслью, она заказала новую партию от Снэйк Байта и приказала увеличить количество тестов.

Это было... Ну, это заставило меня чувствовать себя лучше. Я имею ввиду, да, я всё ещё чувствовала слабость, всё моё тело дрожало и я потела как радсвин, но, по крайней мере, меня не изуродовали во время опытов. Не смотря на внутреннее нежелание, я прокрутила список до последней даты. Это должно быть... Интересно.

День 500

Статус проекта: Завершён на 99%

Субъектов потеряно: 0

Субъектов осталось: 1

Моральный дух субъектов: Отсутствует.

Примечания: Сегодня тот день о котором говорила Смотритель Б. Она приказала сделать эту последнюю заметку, как послание для потомков. Вчера нам удалось повторить результаты теста в малом объёме с субъектом Бета. Не смотря на то, что субъект Бета погиб от осложнений во время попытки повторить тест, теория всё ещё верна. Учитывая проверку У, которая будет продолжаться около недели, смотритель Б поставила нам новый, более напряжённый график. Процедура с субъектом Сигма будет начата и завершена сегодня, а не через рекомендованную неделю. Смотритель Б верит, что риск стоит того, и если всё пройдет успешно, то это, наверняка, сможет закончить войну и, У получит все лавры. Даже если он злится из-за нашей... Готовности не подчиниться, он всё равно не сможет публично сделать нам выговор.

Тем не менее, субъект Сигма проявляет признаки стресса и психоза. Даже если тесты завершаются успехом, ум субъекта не может обрабатывать новую информацию, и сам субъект может не подчиняться командам. Доктора М, Й и Т письменно рекомендовали дождаться новой доставки из Снэйк Байта, но смотритель Б и оператор К отказали им.

                                                                          ...

Я собираюсь нарушить протокол, потому что я хочу, чтобы это было записано. Я ненавижу то, что мы делаем здесь, и я ненавижу то, от чего нам пришлось отказаться, чтобы всё это осуществить. Когда это закончится, у меня есть планы на будущее... Ну, я точно не задержусь после войны. То, что мы делали здесь было чудовищно, но это было необходимо. Мы не могли выиграть войну традиционными методами, и смотритель Б понимала это, и поэтому она создала именно то, что поможет нам выиграть. Она понимала, что напряжение, растущее здесь, в Каледонии, связано не только с нами и минотаврами, но ещё и с нами и Эквестрией. Она понимала, что если мы не будем реагировать быстро, то Каледония точно не будет в безопасности, и она даже понимала, что если это всё затянется, то мир не продержится долго.

Но есть то, что ей так и не удалось понять — в том мире, который мы спасём, нам не будет места. То, что мы делали — это слишком непростительно. Это был единственный вариант, но он навсегда проклял наши души. Этот новый мир не для меня или для неё. Он для наших детей и детей наших детей. Мы можем добиться мира для них, и именно для этого я заставляла вставать себя с кровати каждый день почти два года подряд. Скоро это всё закончится. В мире воцарит покой... А затем, я найду покой и для себя.

Я не знаю, зачем я пишу это здесь, но это нужно написать. Я ужасная пони. За всё, что я сделала. За всех пони, которые погибли. Мне действительно очень жаль. Я не заслужила жизнь... И я не буду жить.

Что я обо всём этом думаю?

Я ненавидела этого безымянного доктора всем сердцем, но, в то же время, мне было её жалко. Она и правда думала, что всё это спасёт мир, спасет её страну и детей, но, в конце концов, она облажалась. Что-то ужасное произошло здесь, но мир всё равно погиб. Так что я могла сказать про неё? Возможно, она получила по заслугам... Что бы с ней не случилось.

В отличии от других столов в комнате, возле этого не было никакого скелета. Поэтому... Я думаю, что она умерла ещё до конца света. Может быть, она покончила с собой, когда всё провалилось или её забрали за то, что она здесь написала. Какое бы наказание она не получила, его всё равно будет недостаточно, и, в то же время, оно будет слишком жестоким. Это было просто за гранью моего понимания. Я возненавидела это место. Что ещё я могла сделать, кроме того, как положить голову на стол и задуматься, где же пони совершили ошибку.

Когда я подняла голову, то обнаружила обесцвеченное пятно на столе от моей лужицы пота. Ну, это весьма приятно. Больше ничего интересного в этой комнате не было, и я осмотрелась, в надежде найти Мед-Х или целебное зелье, но, к сожалению, ничего подобного не нашла. В конце концов, мне пришлось покинуть относительно безопасную комнату и выйти наружу. Не знаю насколько это было верным решением, но ведь пони нуждаются в спасении. Наверное.

Прежде, чем выйти, я проверила свой Л.У.М. Возможно, мне стоило сделать это раньше. Это было абсолютно очевидно, но я всё равно не догадалась. Конечно, что-то в этом бункере хочет убить меня, но такое часто происходит. И конечно же, у меня не было особого выбора, поэтому, я дрожа, открыла дверь.

Ещё один отвратительно обычный коридор. Прелестно. О, и дверь офиса была прямо напротив подсобки уборщика. Просто отлично.

Я посмотрела в обе стороны коридора, чтобы убедиться что всё чисто. Я услышала голоса почти сразу, как оказалась в коридоре. Я снова начала осматриваться, но мой Л.У.М. никого не засёк. Либо они были далеко, либо там вообще не было никого. Я бросилась в подсобку.

Как только я оказалась в тёмной комнате, то сразу же наступила на крысиную ловушку, (надеюсь, они это не услышали...) и быстро начала раскидывать разный хлам, чтобы иметь возможность повернуться и выглянуть наружу. Прошло всего пару минут, пока голоса стали достаточно громкими, чтобы расслышать хоть что-то. Первое, что меня удивило это то, что один голос показался мне знакомым.

...поймите, что учитывая все особенности работы, вся информация очень конфиденциальна. Любая утечка рассматривается, как преднамеренная измена, – больным голосом сказала кобыла. – Не то, чтобы я подозревала вас, но я всё равно должна объяснить эту маленькую особенность работы, чтобы никто не совершил ошибку. Один пони пытался выдать информацию, но его контакты прослушивались...

– Дай угадаю… – Сказал молодой жеребец. – Их всех казнили.

– Совершенно верно. – Усмехнувшись сказала кобыла. – Ты прекрасно впишешься в работу. – Пара прошла мимо моей подсобки.

Как я и ожидала, кобыла оказалась Баптизией (стоит отметить, что в этот раз, я увидела её кьютимарку — увядший цветок) из моего сна. Её компаньон оказался молодым коричневым жеребцом со светлой гривой и широкой улыбкой. Интересным было то, что они оба были... Полупрозрачными. Как будто они были голограммами. Не смотря на это, я всё равно не решилась раскрывать себя. На всякий случай. Они пропали из поля зрения так же быстро, как и вошли в него.

– Так когда же стартует проект! – Жеребец, похоже, сиял от энтузиазма. – Простите. Просто я так долго пытался получить работу в правительстве. Помочь военным, ну вы понимаете?

– Конечно, но и вы поймите меня — мы не официальное правительство.

– Да, да, верно. – Жеребец засмеялся. – Вы работаете на Уоллкирка, у которого есть контракты с правительством. Это почти одно и то же.

– Да, но всё же есть определенные отличия. Правдоподобное отрицание и всё такое. – Голос кобылы не звучал радостным. – Вот ваш офис. Ваша работа начнётся не меньше чем через месяц, так что у вас есть время ознакомиться со всем объектом. В ваши задачи будет входить ведение профилей всех субъектов, включая побочные эффекты и настроения. Кроме того, вы будете писать ежедневные отчёты и помогать другим докторам, если понадобится. Полный список ваших обязанностей будет отправлен вам на следующей неделе. В следующий четверг, вы встретитесь с другими новичками. Вопросы?

– Никаких! – Сколько бодрости в этом голосе. – Я не могу дождаться момента, когда мы начнём. Мы сделаем столько всего хорошего здесь, я уверен!

А затем, они пропали. Будто их и не было. Если конечно они в принципе существовали. Я уже начала думать, что этот бункер получал удовольствие от издевательств надо мной. Затем, я почувствовала холод, пробежавший по спине. Повернувшись, я увидела пару призрачных глаз, горящих, словно два солнца.

Я побежала. И не останавливалась до тех пор, пока не спустилась вниз по коридору, мне не хватало воздуха. Что бы это ни было, оно не последовало за мной. Пока что...

                                                                       ---

Я пробила дыру в аптечке.

На каком бы этаже я ни была, на нём располагалась куча медицинских лабораторий и хирургического оборудования. Но не смотря на это, сколько бы аптечек я не осматривала, в них не было никакого Мед-Х. Блять, я нашла всего лишь одно целебное зелье. Видимо, это место не было предназначено для восстановления после операций. Что, на самом деле, не было для меня большим сюрпризом. После того, как я вытащила ногу из пустого ящика, я пнула его в сторону и вернулась к осмотру комнаты.

Это была прекрасная операционная, о предназначении и гуманности которой мне довольно ясно намекала койка со скелетом на ней, который был крепко закреплён на ней ремнями... И они точно не выглядели чем-то, что использовали по желанию пациента. Конечно, это был не единственный скелет в комнате, и пока я шла к выходу, моё копыто случайно пробило грудную клетку другого. Несчастная пони была одета в лабораторный халат, так что я не чувствовала себя виноватой в осквернении её трупа. И это, к слову, вызвало у меня раздражение, потому что мне пришлось потратить некоторое время, чтобы избавиться от её останков с моего тела.

Пока что всё моё приключение на этом уровне было абсолютным провалом: я нашла несколько окровавленных операционных, несколько лабораторий со сломанным оборудованием и офис, закрытый на обычный ключ. Я была слишком слаба, чтобы даже попытаться выбить дверь (нет, я бы конечно могла, но я не хотела тратить свои и так ограниченные силы на это). Так что я проигнорировала её в пользу этой лаборатории, в которой я надеялась найти что-то, что помогло бы мне проникнуть в неё. Очевидно, что я ничего не нашла.

Но, не смотря на это, операционная была напрямую соединена с офисом, в котором, возможно, была информация или что-нибудь ещё. Я уже собралась проникнуть туда, но обнаружила дверь с табличкой "Доктор Мэйплвуд". Она уже была наполовину открыта.

Это оказалась милая маленькая комната с плакатом "Грандиозный Бал Гала-Концерт" на стене и обычным терминалом на столе. Кроме этого, в комнате не было ничего примечательного, кроме... Кроме... Доза Мед-Х.

Ни хрена себе! Мои глаза чуть не выкатились из орбит, а сердце стучало так, будто я пробежала целую милю, пока смотрела на неё. Да, я знала что в этом грёбаном месте смогу найти хотя бы одну! С помощью этой дозы, я буду в состоянии игнорировать слабость и смогу прорваться и ничто меня не остановит! Я подскочила к шприцу и, схватив его, вогнала иглу в тело, ожидая сладкого облегчения.

Ничего.

Никакого облегчения. Никакой волны тепла. Не было ничего, и я лишь молча смотрела на иглу в полном замешательстве. Взглянув на сам шприц, я поняла, что он был пуст.

Он был пуст всё это время. Его выбросили после использования, и в спешке я даже не заметила этого.

– Блять! – Я вырвала шприц зубами и сжала его с такой силой, что он раскололся. – Да блять! – Повторила я, на этот раз сплёвывая кровь и осколки стекла. – Просто… – Рвотный позыв неожиданно накрыл меня, заставив мою голову закружиться. Всё было так плохо, что мне пришлось сесть. Сесть и подождать, пока это не пройдёт само. – Просто... ох.

Слава Богиням, волна тошноты прошла без рвоты и потери сознания. Моя голова всё ещё ощущалась какой-то тяжёлой, но теперь, я хотя бы могла двигаться. Сначала медленно. Мне не хотелось рисковать и натыкаться на роботов в таком состоянии, поэтому я решила занять себя ненадолго терминалом.

//Пароль//

– Иди нахуй. – Проворчала я, когда мой ПипБак начал излучать свою магию. Терминал разблокировался и без каких либо действий с моей стороны открыл электронное письмо на экране.

Чёрт побери, я доктор, а не шпион!

И это буквально всё, что было в письме. Оно было в папке исходящих, и я решила, что кто бы это не написал, он определённо был моим героем. Я была фанатом коротких и остроумных шуток. Чтобы удовлетворить своё любопытство (а ещё потому, что мой живот всё ещё крутило), я кликнула, чтобы узнать ответом на что стало это письмо.

Мэйпл, мне очень нужна твоя помощь. Уоллкирк прибудет через четыре дня, и ты единственная пони, которой я могу доверять. Сейчас я абсолютно уверена, что кто-то сообщил ему о том, что тут случилось, и он определённо этому не рад. Мне нужно что-то против него, какая-нибудь грязная тайна, которая не позволит ему действовать против меня. Одна птичка напела мне, что у него есть шпионы в Министерстве Стиля, Стойл-Тэк и в чём-то, что называется ДМД. Если бы я смогла узнать, чем именно он занимается, получить доказательства его причастности, хоть что-то на него... Мне нужна твоя помощь. Прямо сейчас, все в этом бункере повернулись ко мне спиной. Они все соглашались со мной и помогали, но теперь... Они даже не позволят мне уйти. Всё это было ради спасения мира, и это почти сработало! Это...

Это не имеет значения, верно? Потому, что это не сработало, и теперь вина на мне. Мэйпл, я прошу тебя. У тебя есть друзья. Друзья, которые отвернулись от меня. У меня осталась лишь ты. Пожалуйста, попытайся найти хоть что-нибудь. Что угодно!

Баптизия

Внезапно, ответ Мэйпл перестал казаться обычным забавным предложением, превратившись в "как предать друга и потратить на это не больше 30 букв". И это не помогло успокоить мой желудок. Конечно, Баптизия была конченой сукой, но её друзья должны были поддержать её, а не сбросить на неё всю вину... За то, что случилось. Я всё еще не знала многого. Мне нужно было больше информации о тестовых "субъектах" и...

Что-то начало смеяться мне в ухо. Это был тихий смешок, заставивший пробежать мурашки по спине. Я столкнула монитор со стола, что позволило мне перепрыгнуть через стол и добраться до двери. К этому моменту, моё сердце уже бешено колотилось. Вопреки здравому смыслу, я обернулась, чтобы взглянуть на этого юмориста.

Ничего. Только лишь чувство чьего-то присутствия и ощущение неправильности происходящего глубоко внутри. Всё это становилось страннее и страннее.

– Лааадно, успокойся, Сильвер… – Сказала я вслух, чтобы голос был не таким страшным в моей голове.  Я не успокоилась, но это помогло мне собраться. Я — Сильвер Шторм. Хайред Ган. Я потеряла ногу, глаз и половину лица. Я побеждала минотавров и убивала земляных акул. Я слишком часто оказывалась на грани смерти и убегала из плена миллион грёбаных раз. И я не собиралась пугаться каких-то там призраков!

Со всей своей яростью, я попыталась перевернуть операционный стол в лаборатории. К сожалению, он оказался намертво прикреплён к полу, а я была пиздец какой слабой, так что результат оказался вполне ожидаемым. Я упала мордой на пол. Потому, что больше всего в тот момент мне хотелось получить ещё одну ебучую травму головы! Ну, по крайней мере, я не упала на скелет. Медленно поднявшись на свои четыре, я глубоко вдохнула. Свежий воздух очистит разум. Нужно только успокоиться.

Медленно, не отрывая взгляд от Л.У.М.а, я вышла обратно в коридор. Как раз вовремя, потому что я сразу услышала голос из динамиков. – Не копайся в истории, иначе она поглотит тебя!

Что ж, это было интересно. Вполне возможно, что это был гуль, который пережил всё то, что тут произошло... Что бы это ни было. Ох, теперь это действительно становилось интересным. Я так обожала загадки. Так сильно... У меня не оказалось возможности продолжить мысль. Волна тошноты с новой силой накатила на меня, заставив упасть на колени. Мой живот так сильно скрутило, что мне показалось, будто я сейчас выплюну свои кишки. Ненавижу. Блевать. Ухх...

Я прилегла. Просто, чтобы немного отдохнуть. А после этого, я пойду дальше. Найду Серенити и Флэйра...

                                                                               ---

Мои глаза распахнулись. Где я? На спине. Где-то в темноте. Вокруг было абсолютно темно, и я слышала, как бьётся моё сердце. Я начала извиваться, но, кажется, это не помогло. Со всех сторон, меня что-то останавливало. Блять. Я должна была выбраться. Оттуда, где бы я ни была.

Я махнула своим протезом в сторону и ударила что-то. Звук от удара больше всего был похож на деревянный. Когда я повторила то же самое с другого бока, то услышала такой же звук. Надо мной и подо мной. Дерево, просто дерево. Какой бы тупой я ни была, мне не понадобилось много времени, чтобы понять, где я оказалась. Кто-то похоронил меня заживо...

Я попыталась перевернуться и мой гроб затрещал. Когда я осторожно надавила на потолок, то смогла почувствовать как несколько метров земли сверху давят обратно. Блять. Ладно. Что ж, я оказалась под землёй, окружённая тьмой. И что? Это как если бы меня взяла в плен сама смерть, и я избежала всяких трудностей, верно? Мне нужно было просто использовать свой не особо умный мозг и обдумать это. Насколько бы тяжело это ни было. Просто... Просто дыши.

Моё дыхание было частым, а части тела, до которых я не была в состоянии дотянуться, начали сильно зудеть. Ладно. Успокоиться не получилось. Совсем не получилось. Стоп, у меня ведь была моя подсветка ПипБака. Мне едва хватало места, но у меня всё же получилось сжать ногу и включить свет.

Моё тело озарил янтарный свет. Какая же это прекрасная сила — видеть в темноте, но этого было недостаточно, чтобы успокоить мой нарастающий страх. Даже со светом, у меня всё ещё не было выхода. Я могла видеть линии на поверхности досок, каждую отметку от сучка и каждую трещинку, но это нисколько не помогало мне в стремлении выбраться. Единственное, что сделал для меня этот свет — подтвердил мои опасения. В ловушке под землёй. Нет выхода. Нет надежды.

Кажется, я закричала.

Когда боль в горле стала невыносимой, я остановилась. Это не помогло. Паника не помогла. Нужно было сохранять спокойствие. Не смотря на моё положение. Тонны земли окружали меня со всех сторон, готовые раздавить, но я просто должна была успокоиться. Но я не могла. Чувствовала смерть. Предвкушала, как меня раздавит.

Может, так было лучше. Я собиралась смириться с этой смертью. Это бы быстро произошло. Наверное. Не безболезненно, но и не слишком больно — ровно настолько, насколько я того заслужила. Селестия знала, что я не заслужила покоя после того, что совершила, но это и хорошо, понимаете? Просто лечь и заснуть. Никогда больше не волноваться ни о чём. Никаких навязчивых снов или сожалений. Так и будет...

– Выживи. – Прошептала маленькая пони в моей голове, которая любила жить. Но почему? И для чего? Меня уже похоронили, так почему бы и не умереть?

Потому, что Серенити нуждалась во мне. Она была... Где она была? Моё сознание было мутным, и мне было тяжело вспоминать, но я знала, что она потерялась и нуждалась в моей помощи. Мне придётся найти её. Вырваться на свободу. Не смотря на тьму. Не смотря на стены, которые давили на меня и с каждой секундой приближали мою смерть. Я должна была выжить только ради неё.

Я ударила крышку. Доска треснула, осыпая меня грязью. Вместо того, чтобы дать ей себя засыпать, я сплюнула её и ударила снова. И снова. С каждым ударом, отверстие становилось всё шире и шире. Я могла сбежать и всё, что мне оставалось, это ещё один удар.

                                                                               ---

Я открыла глаза.

И уже в который раз, меня встретила стерильность и монотонность этого комплекса. Я вернулась. Ну конечно, я никогда не уходила по-настоящему. Просто отрубилась... Или сам комплекс заставил меня потерять сознание. Это напомнило мне о туннелях под Дайсом, но вот если они давили на тебя всей своей жутью, то этот комплекс действовал коварно. Очень коварно.

По большей части. Потому что в тот момент что-то стояло надо мной. Я почувствовала теплое дыхание на затылке и вдох. Нечего бояться. На мою спину давило копыто. Наверное это был просто призрак-насильник, которого я чем-то оскорбила. В целом, не плохо. Не смотря на крик моего мозга о том, насколько это плохая идея, я повернулась, чтобы взглянуть на него.

Там ничего не было, а давление пропало. Наверное, мне всё это показалось...

Я еще долгое время не двигалась и не думаю, что смогла бы, даже если бы попыталась. Когда я лежала на полу, единственное, о чём я могла думать, это о том, насколько сильно я сошла с ума. В конце концов, с огромным усилием, моё тело успокоилось достаточно, чтобы я смогла двигаться дальше. Когда я всё же поднялась, то обнаружила, что лежала прямо рядом с лужей рвоты. Моей. К счастью, я не перекатилась в неё во время своего странного... Сна?

– ЗАМЕЧЕНО БРОДЯЖНИЧЕСТВО! ИНИЦИИРОВАТЬ ПРОТОКОЛ ОЧИСТКИ! – Я обернулась и обнаружила конусообразного робота, катившегося ко мне. Знаете, что, на самом деле, было отстоем? Получить залп зелёной энергии прямо в грудь, из-за чего её начинает жечь, будто огнем.

– Селестии ради, просто... Охх. – Пробурчала я, отступая назад. Я по-настоящему ненавидела эти штуки. Как только мне удалось увернуться от второго выстрела, то я оглянулась назад. В нескольких метрах от меня оказалось ответвление коридора. Я бы не смогла там хорошо спрятаться, но он точно смог бы подарить мне немного времени, чтобы подумать над планом. Потому, что я была великолепна в планировании и размышлениях.

Ещё один заряд пролетел прямо над моей головой, слегка подпалив мою гриву. Ясно, ухожу. Я проползла назад так быстро, как могли позволить себе мои слабые ноги и скрылась за углом. Прижавшись спиной к стене, я почувствовала, как моё прерывистое дыхание обжигает мне грудь. Я определённо была больна, но не могла понять чем. И этого было достаточно, чтобы сделать моё пребывание в этом комплексе просто невыносимым. Болезнь, загадочные древние лаборатории и роботы-убийцы — это не самое страшное, что пыталось меня прикончить и потерпело неудачу. Мне просто нужно было подумать над тем, как преодолеть всё это, чтобы пострадать как можно меньше.

– ОБНАРУЖЕНА НЕИЗВЕСТНАЯ СУБСТАНЦИЯ! НАЧИНАЮ ОЧИСТКУ!

Стоп, что? Я медленно высунулась из-за угла и увидела, что жестянка стоит у лужи моей рвоты... .и убирает её с помощью какой-то странной штуки. Это было потрясающе. Теперь, я могла просто найти какую-нибудь жидкость и разливать её перед этими роботами, если они будут подбираться близко. Это не остановит их надолго, но даст мне достаточно времени, чтобы сбежать. Что я и должна была сделать, пока наблюдала за этим процессом... Верно.

Спрятавшись в укрытии, я взглянула на коридор, в котором находилась. Лаборатории. Всю жизнь об этом мечтала. Ладно, не важно. Я попыталась собраться, игнорируя ощущение, что за мной наблюдают. У этого комплекса было множество тайн, но что важнее — в нём были мои друзья. Где-то. Пока что, мне не сильно везло с их поисками. К сожалению, они не появлялись в поле моего зрения. Это займёт много времени, сил, а так же придётся заняться поисками.

Что-то мелькнуло на моём Л.У.М.е прямо передо мной. Красная отметка и... Янтарная? Дружественная цель... Либо это были Флэйр или Серенити, либо робот каким-то образом обрёл разум и решил мне помочь. И поскольку последний вариант показался мне наименее вероятным, я галопом рванула к отметке. Учитывая моё состояние, этот галоп был не сильно быстрее, чем обычный хромой бег. Несмотря на это, я всё равно бежала к своей цели.

Отметка двигалась от меня, и когда я добралась до поворота в другой коридор, отметка уже исчезла из поля зрения за другим поворотом. Кто бы не проектировал этот комплекс, он заслуживает того, чтобы с него содрали кожу, потому что это был ебаный лабиринт. Я тоже побежала по коридору и повернула туда, где Л.У.М. показал, что робот и пленник были почти рядом.

Ещё один длинный коридор, как и два предыдущих. Но вот только этот не был пустым. Конусообразный робот тащил синего пегаса. Моё сердце сжалось. Флэйр. Слава Селестии, я наконец-то нашла его! Теперь мне нужно было найти Серенити, а затем выбраться из этого места и больше никогда не возвращаться сюда. Никогда. Мою ненависть к этому месту нельзя описать простыми словами. Эти слова должны быть написаны кровью того, кто построил это здание.

– НЕ ПРЕПЯТСТВУЙТЕ ЗАКОННОМУ ЗАДЕРЖАНИЮ НАРУШИТЕЛЯ! – Ну, это объясняет то, как я оказалась в камере. Видимо, эти штуки тащили туда всех, после того как поражали их этими зелеными сгустками энергии. Это прозвучало немного неправильно. Не важно, просто пустая трата времени.

Робот-похититель выстрелил в меня, как только я начала приближаться. К счастью для меня, снаряд попал в мой протез, оставив на нём обгоревшую чёрную отметку, но не нанеся никакого урона. Я не дала роботу шанса на второй выстрел. Видимо, они были специально запрограммированы так, чтобы не открывать огонь по своим целям, пока те не окажутся достаточно близко. И это сыграло мне на пользу, я начала обстрел робота из спарк-эмиттера. Электрические разряды покрыли весь корпус машины, и из щелей начал идти дым. Меньше, чем через секунду, Протектитрон затих.

В обычной ситуации, я бы сразу освободила Флэйра, но зная о способности этих штук восстанавливать себя, я сначала достала дробовик и всадила все оставшиеся патроны прямо в ублюдка. За этим последовало моё "осторожное" использование протеза, чтобы разнести робота на куски. Или, по-крайней мере, поломать его, как можно сильнее, чтобы выиграть больше времени. Кстати говоря, кажется, стоит взяться за пегаса.

Я повернулась к Флэйру, который лежал на полу, свернувшись в клубок. Вот только не он привлёк моё внимание. Безликий пони стоял над ним и просто смотрел на меня. Вскоре, он быстро исчез, оставив меня стоять в ужасе.

...Ооо даа, вот тут, то что надо... Оооох...

Я застыла. Ладно. Мои галлюцинации начали пошлить. Голосом Вайлдфайр. Потому что, видимо, ныть от кучи ожогов, страдать какой-то странной болезнью, чувствовать слабость, головокружение и тошноту, да к тому же, испытывать галлюцинации было недостаточно. Видно, я должна быть при этом ещё и возбуждённой. Пошёл ты нахуй, загадочный комплекс смерти. Серьёзно.

Хорошо, нужно просто сфокусироваться на чём-нибудь другом. Например, присесть и убедиться, что Флэйр в порядке. Ну и убедиться, что это в принципе Флэйр, потому что у меня немного помутнело в глазах. Я медленно перевернула пегаса, чтобы взглянуть на его лицо. Ну, этот жеребец определённо выглядел, как Флэйр — та же напыщенная ухмылка даже во сне, и грива похожа. Я подумала проверить его кьютимарку, но пегас всё ещё был в броне Анклава.

– Эй. Ээй. Просыпайся. – Я потрясла его тело, но он не отреагировал. Поэтому, я потрясла его сильнее. – Флэйр, проснись. Ну давай же... Дебил. – Я остановилась. Это совсем не работало.

...оох...хаа...ОООХ!...

У меня начала кружиться голова, а лицо запылало странным жаром. Не говоря уже о других частях тела... Блять, это место просто издевалось надо мной.

...О, Богини... Ты стала гораздо лучше... А теперь твоя очередь...

– Флэйр! – Я пнула бессознательное тело. – Просыпайся, блять. – Потому что мне нужно было что-то, чтобы отвлечься от голосов в своей голове. Можно подумать, что болезнь и боль утихомирят моё либидо. И, возможно, это сработало бы, но последний мой раз был аж... Ну, раньше бы я сказала, что с Пэрли, но нет. Я ударила его сильнее. – Серьёзно. – Нет, ничего. Ну ёбаный в рот.

...Ооох Сильв-

Нет, нет, нет. Не слушать. Я склонилась над Флэйром и вздохнула. Каким бы глубоким ни был этот сон, он точно не был естественным. Больше похоже на то, что было в туннелях. – Флэйр. – Медленно, я распутала сеть, в которую он был завёрнут, чтобы у него было больше места. Знаете, а когда его рот был закрыт, он был не так уж и плох. Его лицо было милым, хоть и с кобыльими чертами, а сам он был ухоженным. Да и броня без шлема выглядела эффектно...

И он был геем. Не стоит забывать об этом. Мой мозг определённо был не совсем в порядке, если я задумывалась о Флэйре в таком ракурсе. Тупые возбуждающие голоса. Закрытие глаз тоже не помогло, мой мозг наполнил темноту образами Вайлдфайр в... Весьма откровенных позах.

– Аргх! – Я топнула копытами. – Это так тупо. – Очень-очень тупо. Я наклонилась к лицу пегаса. – Проснись. – Я прислонилась своим лбом к его. – Пожалуйста… – Нет, я не поцеловала его. Потому, что когда я уже собралась это сделать, шум льющейся воды наполнил всё вокруг, заставив почувствовать себя сонной. Очень сонной.

                                                                            ---

Ещё один сон. По своим ощущениям я уже начала отличать эти сны от обычных.

По-крайней мере, в этот раз, я оказалась в месте, которое знала, а не в гробу. Я стояла перед зданием апартаментов, которая превратилась в базу Анклава на юге Дайса. Только это был не совсем Дайс. Всё выглядело так, будто кто-то вырвал эту часть города из книги, и я могла видеть лишь её края. Всё вокруг было красно-чёрной пустотой, и единственным возможным направлением была дорога к базе Анклава. Сама база, кстати, тоже была немного другой. Она выглядела более свежей и гораздо ярче, чем я помнила. Практически в каждом окне горел свет, что было весьма необычно для Дайса... Не считая зданий, принадлежащих Хаусу.

Из хороших новостей: без стонов в голове, я чувствовала себя гораздо более спокойно. Конечно, это ощущение сменилось чувством тяжести в животе, что скоро случится что-то очень плохое. Поскольку этот сон дал мне выбор в виде жуткой пустоты и базы Анклава, я двинулась в сторону апартаментов. Каждый мой шаг был тяжелее предыдущего, поднимая пыль в воздух.

Два охранника у входа преградили мне дорогу и направили на меня магические винтовки, как только я приблизилась. Отлично. Меня поджарят во сне, и я даже не проснусь. Видимо, Вселенной это очень нравится.

– Стоять, кто ты? – Проговорили в унисон два пегаса.

– Эээ… – Верно. Интересно, какое же имя мне использовать. Учитывая, что это был сон, они, вероятно, отреагировали бы только на моё настоящее имя, но, поскольку, это был сон о Дайсе, моё новое имя тоже могло сработать. Стражи выглядели недовольны моей задержкой, и правый в качестве предупреждения выстрелил в землю прямо рядом с моим копытом, заставив меня подпрыгнуть.

– Имя! – Повторили они.

– Хайред Шторм! – Ладно. Возможно, я немного запаниковала. Пегасы переглянулись между собой в довольно жуткой манере, а правый что-то тихо проговорил в шлеме.

Через пару секунд, они снова заговорили. – Адмирал ожидает вас. Пройдите в зал для тренировок на третьем этаже. Ни к чему не прикасайтесь. Не делайте фотографий. Если в ваш глаз встроена камера, мы узнаем об этом. – Хм, а это верно. Мой глаз. Я так привыкла к контурам вокруг пони, что даже не поняла, что у этих стражей их нет. Должно быть, это была грань мира снов. И, на самом деле, я даже начала скучать по ним. Они делали реальный мир более красочным и менее коричневым.

Дверь в здание открылась с тихим шипением. Мило. Я забежала внутрь и поняла, что это здание было высокотехнологичным. Металлические стены были украшены разными плакатами с лозунгами о превосходстве пегасов. Каждая дверь была раздвижной, и, заглянув в одну из комнат, я заметила высокотехнологичную лабораторию и терминалы. Всё это выглядело совершенно новым. Моё сознание было поистине странным, если оно могло создать такое.

Не то чтобы это был нормальный сон. В отличии от предыдущих. Они были похожи на сны, но чувствовались чуть более реальными. Понимаете, у меня и до этого были реалистичные сны, но в этот раз всё чувствовалось так, будто происходило на самом деле. Единственная причина, по которой я знала, что была во сне — это отсутствие окружающего мира снаружи.

Мой разум метался, пока я бродила по зданию. Копыта инстинктивно знали, куда мне нужно попасть. Чем больше я шла, тем больше понимала, насколько неестественным всё было. Это не было одним из моих "вещих" снов, это нечто другое. А база Анклава всё проясняла. Такое чувство, будто этот комплекс просто издевался надо мной.

Я продолжила идти. Ещё больше странного дерьма во снах. Когда я приблизилась к месту назначения, я взглянула на пегасов, окружавших меня. Они выглядели весьма реальными, но их действия выглядели слегка... Топорными. Не всё время, но, наблюдая, как мимо меня пролетела одна кобылка, я заметила, что её крылья не сгибаются при взмахе.

– Жутковато… – Пробормотала я. Никого не было оказалось, чтобы услышать мои слова. И это не сделало пребывание в этом месте более приятным.

В конце концов, я добралась до нужного мне места. Я знала это, потому что стояла перед большими двойными дверьми с золотой табличкой "Третий этаж. Тренировочный зал". Двери распахнулись и моему взору открылась комната, которая была слишком большой, чтобы поместиться в этом здании. На вскидку, она была почти сто метров в длину и почти столько же в ширину. Всё помещение было похоже на гигантский тренажёрный зал, но с более высокими потолками для пегасов. По всему залу были разбросаны различные тренажёры. Группа из десяти пегасов в черных костюмах (без шлемов), тренировались перед двумя жеребцами.

Как только я поняла, кем были эти два жеребца, то осознала кое-что важное.

Это был не мой сон.

Это был сон Флэйра.

– Хэй, Хайред! – Флэйр стукнул копытами, и пегасы выстроились в форме буквы V. Он откинулся на спинку огромного кресла, рядом с ним лежал пони поменьше, а по полу было разбросано множество ингаляторов из-под Дэша. Я была уверена, что это Флэйр, а не какая-то иллюзия, потому что заметила вокруг него цветную рамку. – Как ты? Безумная пара лет, правда? Кто бы мог подумать, что они сделают меня адмиралом… – Он засмеялся, и, наклонившись к зелёному единорогу, прошептал что-то ему на ухо. А затем, они оба засмеялись. – Ты всё ещё выглядишь дерьмово... Наверное, даже время не исправит это лицо, верно?

– Что происходит...? – Я подошла поближе и осмотрела летающих стражей. Удивительно, но лицо одного из них показалось мне знакомым. Пегас по имени Сэйл, который вместе со мной охранял тот самый обречённый караван, отправившийся в путь из Бридл Хоупа сразу после того, как я получила новую ногу. Он был мёртв, но я думаю, что сны работали не совсем логично.

– Тренирую своих охранников. Все добровольно вызвались: они были моим отрядом, когда я был капитаном. Как хорошо видеть их всех снова вместе. – Он явно хотел добавить “и живыми”, к тому, что уже сказал. – Стэйкс думает, что это пустая трата ресурсов и времени, и что мы сможем сами защитить себя, но, эй, безопасность превыше всего. – Упоминание этого имени, заставило жеребца, сидевшего рядом, потянуться к пегасу и тихо прошептать ему что-то на ухо. – Прекрати, не перед гостями же… – Зелёный жеребец остановился и довольно ухмыльнулся.

К слову, этот жеребец не был Хай Стэйксом. Он был похож, но не полностью. Оказалось, он был земнопони, а не единорогом, был более крупным и не носил свои фирменные очки, которые делали из него того, кем он являлся.

– Это не то, что я имела ввиду. – Мой голос звучал хриплым и резким.

Розовые глаза пегаса засияли. – Хайред... Не делай этого… – Медленно и осторожно проговорил он. – Просто повернись и уходи отсюда. – Чувствуя угрозу, которую я представляла, стражи опустились на пол и начали меня окружать. Думаю, я была бы отличной грушей для битья. – Позволь мне остаться здесь...

– Это просто сон. Флэйр-

– Думаешь я не знаю!? – Его голос заставил стены вокруг нас разливаться волнами, как будто они были сделаны из воды. – Я не тупой. Все в моём отряде мертвы, все до единого. А Стэйкс выстрелил тебе в лицо и предал меня. Я знаю… – Его голос снова стал мягким. – Я знаю.

– Ты знаешь..? – Все мои сны казались реальными до самого конца. Я бы даже не узнала, что это сон, если бы не поняла, что он принадлежит Флэйру, а не мне. – Но... Почему ты всё ещё здесь?

– Я... Мне нравится здесь. – Он грустно улыбнулся. Пони, притворявшийся Хаем, потянулся к пегасу, чтобы поцеловать его. Флэйр ответил взаимностью, но даже мне было ясно, что этот поцелуй был бесчувственным. – Мой отряд снова со мной, Стэйкс не мудак... Богини, да даже ты тут. Этот сон создан для меня, я знаю, и не хочу уходить.

– Это всё не настоящее.

– Да-да. – Он махнул копытом и откинулся на трон. Его стражи послушно отлетели за его спину и развернулись, а Стэйкс потянулся и взял пегаса за копыто. – Я просыпаюсь и вдруг становлюсь адмиралом? Очевидно же, что это фальшивка, но кого это волнует? Реальность или нет, у меня есть всё, что мне нужно. Если ты не собираешься наслаждаться всем этим вместе со мной, то лучше уходи. – Я попыталась ответить ему, но он перебил меня. – Ну и что, что это сон? Он всё равно лучший. Это, как в тех тоннелях. Помнишь, Хайред? Закрой глаза и ты получишь то, что хочешь. Только на этот раз, это будущее, которого я хотел, а не прошлое, которое я потерял. И, бля, мне всё это нравится. Я не собираюсь ничего с этим делать.

Это не сработало. Думаю пришло время для плана Б. И, как вы знаете, мой план Б всегда одинаковый. Я побежала на него.

Отряд пегасов отреагировал быстро и перекрыл мне путь, но я раскидала их в стороны так, будто их и не было. Псевдо-Стэйкс тоже попытался остановить меня, и мне удалось быстро избавить его от желания продолжать эту попытку ударом головы. Избавившись от всех препятствий, я свобода влетела во Флэйра. Кресло треснуло и упало, отправив нас катиться по полу, борясь друг с другой. Спустя пару мгновений, пегас оказался на спине.

Я ударила передними ногами по его крыльям и прижала их к полу, заставив пегаса вскрикнуть от боли. – Флэйр! – Заорала я. – Очнись! – Жеребец пытался вырваться изо всех сил, но это доставило только больше боли его крыльям. – Зачем? Ты знаешь, что всё это нереально. А ты можешь жить реальной жизнью. Это стоит того, чтобы бороться.

– Нахуя!? Блять, Хайред, нахуй мне бороться? – Его лицо исказилось от ужаса. – Чтобы я смог сдохнуть через два года, когда снова подсяду? Или, чтобы меня смог убить следующий жеребец, которого я трахну? За всю свою ебучую жизнь я не сделал ничего правильного, и кого вообще ебёт умру я в этом сне или нет? Здесь, я, по крайней мере, буду, блять, счастлив...

Я ударила его по лицу. – Придурок. Это всё из-за Стэйкса? – Он выглядел шокированным, когда услышал это, но всё же кивнул. – Он — мразь. Он не стоит того, чтобы ты бросал свою жизнь. Сколько ты его знал? Две недели? И что с этого? Будь выше.

– Каждый жеребец, с которым я встречаюсь, либо умирает, либо вставляет мне нож в спину.

– Ну, значит, ты просто невезучий. Не стоит забивать на свою жизнь из-за каких-то ублюдков. – Я ударила его снова. – Ты справляешься со взрывчаткой лучше, чем кто-либо. Отличный летун. А ещё, ты — красивый. Ты можешь делать всё, что захочешь, и любой жеребец будет счастлив встречаться с таким, как ты.

На секунду, мне показалось, что он собирается заплакать, но вместо этого, он рассмеялся. – Ты ударила меня!

– Ты это заслужил.

Сон треснул и развалился на части.

                                                                         ---

Я проснулась, лёжа на Флэйре...

– Слушай, Хайред... Я был не очень честен с тобой... Я ультра-гей. – Он подтолкнул меня крылом. – А ты ооочень тяжёлая. Может, слезешь с меня? – Точно. Я осторожно перекатилась и плюхнулась на пол. Моё тело было покрыто потом, а голова кружилась ещё сильнее, чем раньше. Мне казалось, что огни над моей головой начали вращаться по кругу. – Ты в порядке? – Он взглянул на меня. – А, понятно...

Я толкнула его в пол силы. – Понятно что?

– Скажи-ка мне… – Он ткнул мне копытом в нос, заставив меня поморщиться. – Когда ты в последний раз принимала Мед-Х? – Что, снова? Какой смысл отвечать на эти глупые вопросы? Я молча встала на ноги и прошла мимо робота, которого уничтожила. Я не собиралась спорить на эту тему с кем-либо, а уж тем более с ним. Если у него вообще было хоть какое-то право судить меня. – Хайред. – Он последовал за мной. – Я не пытаюсь тебя оскорбить, Хайред.

– Заткнись, Флэйр. – Мне всё ещё нужно было найти Серенити и понять, что здесь происходит. У меня не было времени на все его дикие теории о том, кто я, и что происходит с моим телом. – У нас есть более важные дела.

– Что очень даже хорошо. – Флэйр летел надо мной и продолжал разговор. – Если ты можешь делать то, что тебе нужно. Хайред. Ты прекрасно знаешь, как я ненавижу смеяться, но ты дерьмово выглядишь. И не просто дерьмово. А как то дерьмо, которое получается после того, как ты съешь не очень хорошо сохранившуюся еду...

– Ближе к делу.

– Верно... В принципе, я абсолютно уверен, что ты подсела на прохладный сок. – Я остановилась и молча уставилась на него. – Ну, ты знаешь... Блок, куб, моджо, ЭМ, Мёрфи, Помощник Луны, Любимчик Селестии, Мисс Блю? – Да о чём он, блять, вообще. – Хайред! – Он схватил меня за щёки, чтобы я обратила на него внимание. Если бы я чувствовала себя лучше, то уже бы вырубила его. – Мед-Х. Ты подсела на Мед-Х.

– Да-да. – Я убрала его копыта и ткнула ему в лоб. – Теперь мы можем идти? – Я ударила пегаса, и он немного отлетел назад. – Серенити всё ещё где-то здесь, и нам надо найти её.

– Ох, Сильвер, ради Богинь. – Флэйр привлёк моё внимание. – Ты вообще в зеркало себя видела? Ты потеешь, дрожишь, твои зрачки, блять, сейчас больше твоего крупа, и это только то, что я вижу. Могу предположить, что у тебя ещё есть фантомные боли, головокружение, рвота… – Моим единственным ответом было избегание зрительного контакта с ним. – В точку. Проверь свой ПипБак... Как долго мы здесь? Потому что, кажется, прошло уже довольно много времени с момента, как я проснулся здесь в первый раз.

– Ээ… – Я взглянула на ПипБак. Он всё ещё был на разделе с паролем, но, к счастью, он отмечал время каждый раз, когда я им пользовалась. Так что, теперь мне оставалось лишь взять время его первого использования и прибегнуть к помощи небольших математических вычислений. Говоря “немного”, я ошибалась. Всё это заняло у меня чуть больше пяти минут. Новый рекорд. – Девятнадцать… – Нет, первый раз пароль использовала Блэкуотер, за час до того, как мы попали в этот комплекс. – Восемнадцать часов...

– Агась, это ломка. Я может и не эксперт, понимаешь, но я дважды проходил через такое, когда сидел на Дэше, и некоторые вещи очень похожи между собой. Чёрт, я был бы даже удивлён, если бы стресс и боль от выстрела не ускорили появление симптомов. – Я не имела ни малейшего понятия, есть ли в этом смысл. – Слушай, я волнуюсь за тебя. Я не хочу, чтобы ты пошла по тому же пути, что и я… – Я попыталась обойти его, но он преградил мне путь. – Слушай. Я прекрасно понимаю, что это не самое подходящее место для вмешательства в твою жизнь, но просто услышь меня. Я разбираюсь в этом дерьме получше тебя, понимаешь? Так что мы с тобой найдём тебе Мед-Х, чтобы помочь твоему организму, но когда мы вернёмся в Дайс, ты сразу же отправишься к Хранителям… – Он сделал паузу. – Это не избавит тебя от проблемы. Ты всё ещё будешь хотеть дозу, но твоему телу уже не понадобится принимать её для того, чтобы хоть как-то существовать.

– Ладно. Хранители. – Ответила я. Этого было достаточно, чтобы продолжить путь.

Честно говоря, я и сама собиралась туда заглянуть. Потому что ходить с кучей ожогов и ран от энергетического оружия не так уж и приятно, а не потому, что он меня заставил. Хотя... Возможно, он и прав. Я не уверена. В смысле... Это правда. Я принимала много Мед-Х . Ладно, может быть гораздо больше, чем много. Но мне это было нужно. Пустошь постоянно поливает меня дерьмом и если бы не болеутоляющие, то я бы не выжила.

Опять таки, я думаю было несколько ситуаций, в которых мне не нужно было его принимать. Наверное. Но Мед-Х всё равно помогал. Флэйр и Блэкуотер критиковали меня за это. Но Флэйр, по крайней мере, предложил идею, как мне с этим справиться. Возможно, когда мы будем в безопасности, я задумаюсь об этом. Если взглянуть на всё, что случилось... Я была абсолютно уверена в том, что у меня нет никакой зависимости, но какая-то часть, глубоко внутри моего сознания, спрашивала меня "что если ты ошибаешься?". И если я ошибалась, то это совсем не то, чем я бы хотела обременить Серенити.

...Больно почти не будет...

Я безмолвно плакала от досады и, хромая, двинулась за пегасом. Он не обратил внимания на моё раздражение и не ускорился, заставляя меня замедлить шаг. Думаю, это было к лучшему, потому что большая скорость заставила бы мои ноги ещё больше дрожать.

– Направо нельзя. – Сказала я, когда мы добрались до перекрёстка. На моём Л.У.М.е в этом направлении было много красных меток.

Он кивнул и мы продолжили идти вперёд. Я заметила, что пегаса привлекла одна из множества лабораторий в правой части зала. Я, в свою очередь, больше заинтересовалась дверью слева. С табличкой "Смотритель" на ней. Конечно, в лаборатории мог быть Мед-Х, но в офисе, наверняка, хранились тайны. И они точно были не менее увлекательными, чем наркотики.

– Куда ты? Мы тут не за сокровищами охотимся. – Сказал Флэйр, когда заметил меня у двери.

– Заткнись, Флэйр. – Я постучала своим протезом по деревянной двери. Она показалась мне очень крепкой. После тщетного осмотра терминала и попытки использования пароля, которая не увенчалась успехом, я выбрала последний, самый немыслимый вариант: попросила Флэйра о помощи. – Не мог бы ты выбить эту дверь? – В обычной ситуации, я бы сделала это сама, но в тот момент, я не чувствовала себя достаточно сильной и не хотела рисковать. Я имею в виду, что если бы Флэйр не смог, то я бы попытала свою удачу, но лучше не стоит...

– Конечно могу! – Он отлетел чуть назад и поднялся к потолку. Пегас облизнул губы и рванул вперёд на полной скорости. Я думала, что он снесёт её своей головой. Но, к сожалению, я ошиблась. Вместо этого, он остановился прямо у двери и, осторожно протянув копыто, взялся за дверную ручку и открыл дверь. – Не все двери закрыты, Хайред.

– Ну разве ты не самый умный. – Серенити была умнее. По крайней мере, в некоторых аспектах. Но всё равно было приятно и забавно отмечать, что кобылка была умнее его. Конечно, они оба были на голову выше меня во всех делах, связанных с интеллектом, но это не так важно.

Офис оказался довольно большим, а мебель в нём была одной из самых причудливых, что я когда либо видела. На полу лежало ковровое покрытие (которое выглядело немного грязным), а стол, занимавший большую часть комнаты, был украшен резьбой. Чёрт, там даже был огромный книжный шкаф с кучей книг, которые я никогда не смогла бы понять, не говоря уже о горах отчётов. Но больше всего меня заинтересовал терминал. Я знала, что у меня были дела и поважнее, но я просто ничего не могла поделать со своим любопытством.

– Что ты вообще здесь делаешь? – Флэйр стоял в дверях. Ну, скорее не просто стоял, а прислонился к дверной раме.

– Что-то наёбывает нас. – Казалось, пегас обдумывал сказанное, и только после этого, кивнул. – На мониторах. Эта штука вырубила нас. Что бы это ни было. Это было создано здесь. Если мы сможем узнать что, то… – Я не договорила, потому что не была уверена в том, что мы сделаем, если узнаем правду. Если б только в процессе создания тоже обнаружился изъян, но разве это возможно?

– Ладно... Я буду стоять на страже. Одной Селестии известно, почему заниматься расследованием и чтением, я даю именно тебе… – Ну, наверное, потому, что я уже начала. И потому, что я чувствовала себя так, будто могу сдохнуть в любую секунду, и мне нужно будет присесть, чтобы немного оправиться.

Я так и сделала, но сначала мне пришлось сбросить с кресла скелет. Вздохнув, я нажала кнопку на клавиатуре терминала. Я всем сердцем ненавидела того, кто решил делать эти кнопки такими маленькими. Со временем, я привыкла, но у меня даже в мыслях не было пытаться научиться быстро печатать. К счастью для меня, компьютер даже не был заблокирован. Экран зажёгся, и перед моими глазами оказалось незаконченное письмо.

Уоллкирк, убирайся из Парадайза Селестии, как можно быстрее или...

Очень полезно.

– Может поторопишься, Хайред? – Флэйр нервно оглянулся в зал, а затем быстро вошёл в комнату и закрыл дверь.

Верно. Я просмотрела ещё несколько писем. Кажется, большая их часть была удалена, кроме отмеченных, как “важные”. Пролистав дальше, я открыла несколько, те, что показались мне более интересными. После этого, я решила проверить, что ещё было на этом терминале. Честно говоря, это должен был делать Флэйр: он гораздо лучше справляется с разной электроникой.

Колонки в моём кабинете барахлят. И мне плевать на тех пони, которые говорят, что мой кабинет проклят, я хочу, чтобы их починили. Они продолжают включаться и выключаться сами по себе, иногда проигрывают старые сообщения. Просто почините их. И я отвечу вам ещё до того, как вы спросите: я прекрасно знаю не только о том, что здесь случилось, но и вообще обо всём. Я, мать вашу, Смотритель крупного проекта. Приведите своих жеребчиков сегодня же!

Смотритель Мэйпл.

Флэйр казался немного более нервным, чем обычно и постоянно ходил взад-вперёд перед дверью. Это означало, что настало время для последнего письма, которое я выбрала случайно. Часть меня хотела иметь больше время, чтобы прочитать их все, но видно не судьба.

Да, немного жутковато находиться в её офисе после всего того, что случилось, но я заслужила это повышение. Бап хотела помочь пони, но она влила слишком много денег в свой проект, и она получила то, что заслуживала... Не то, что бы я знала, что именно она получила... Не буду лгать: сегодня меня несколько раз пронимала дрожь. В этом месте есть что-то, что очень меня напрягает. Ходят слухи, что Бап умерла в этом офисе, и теперь здесь обитают привидения, но я в это не верю. У меня есть более важные дела, чем переживать из-за давно умершей пони. Спасибо за беспокойство и оставайся на связи.  

Смотритель Мэйпл.

– Ты там скоро?

– Ещё секунду. – Я закрыла письмо и взглянула на всю эту прелестную секретную информацию. Был смысл в том, что мой пароль мог открыть доступ ко всему этому. Если бы пони пережили конец света, то для возрождения мира пригодилась бы такая информация.

– Слушай, может подкинешь мне свой электрошокер? – Сказал Флэйр, отступая от двери. Я думаю, что он имел в виду импульсный спарк-эмиттер, или как он там назывался.

– Чт.. – Меня прервал град осколков. Сквозь дверь прорвались зелёные энергетические залпы, которые снесли её и заставили Флэйра отскочить прочь и укрыться за столом рядом со мной. Следующие выстрелы попали в терминал. С характерным бззз, он потемнел и вырубился. Ну, там всё равно оставались критически важные исследования, которые я никогда бы не поняла.

– Пригнись! – Флэйр потянул меня вниз, когда что-то вкатилось в комнату.

Раздался зловещий механический звук, а затем, несколько "бип" и "буп", как у всех обычных роботов. – Сдавайтесь сейчас же, и ваша смерть будет безболезненной! – Голос определённо принадлежал роботу, был громким, но более мягким и убедительным, чем у обычных Протектитронов.

– Хайред, познакомься, это Протектитрон Мк II. Он уже успел представиться мне, когда я проснулся в первый раз. И если бы не эта броня, то я бы выглядел точно похуже тебя. – Это было совсем не смешно. – Кстати, вероятность того, что мы умрём именно здесь, ооочень велика!

– У вас есть десять секунд чтобы подчиниться! – Очень медленно, я выглянула из-за стола, чтобы получше рассмотреть металлического монстра. Он был очень похож на обычного Протектитрона. У него была та же конусообразная форма и те же движения, но он был немного меньше и толще, а корпус был покрашен в чёрный. Ах да, ещё у него было два электромагических Гатлинг-лазера по бокам. Кажется, для нас это очень дерьмовый знак.

– Есть идеи? – Я скользнула обратно в укрытие. Пегас отрицательно покачал головой. Отлично. Значит, придумывать идею придётся мне. – Ну... Ты ведь уже справился с одним из них до этого?

– Хайред, я не справился, я убежал от одного такого. – Поправил он меня. Отлично. – У них хорошее тактическое мышление. Взгляни на него — он стоит прямо в дверном проёме. Он знает, что мы в ловушке и собирается просто ждать. – Великолепно. Мы столкнулись с тяжело вооружённым миниатюрным танком с лазерами, у нас нет возможности сбежать, наше укрытие нельзя назвать надёжным, а в качестве оружия у нас были только наши копыта.. Уровень пиздецовости ситуации поднялся до критического.

– Стоп! – Я вытащила спарк-эмиттер. У меня был план, и он нереально крут. Выкатившись из укрытия, я быстро включила З.П.С.. Это было гениально. Я могла остановить время! Как вообще робот мог достать меня при этом? Просто сделать пару выстрелов и...

0%

Я не знала, что именно это значит, но определённо понимала, что ноль это совсем не хорошо. У меня возникло нехорошее чувство, которое сообщало о том, насколько плохим был этот план. Хорошо. Думай. Даже в этом замедленном времени, я могла видеть, как начинают раскручиваться его орудия. Медленно, но уверенно. Моей единственной надеждой была возможность запрыгнуть обратно за стол, который сможет дать мне достаточно времени, чтобы придумать новый план. Сглотнув, я вышла из З.П.С...

И поняла, что недостаточно быстрая.

Орудия заревели. Они открыли огонь раньше, чем я успела сделать хоть одно движение. Снаряды вылетели в воздух. На меня. Зелёные сгустки смерти, вылетавшие более, чем 100 раз за минуту. Ну, кажется нет никакого шанса, что я смогу выбраться из этого дерьма. Моё тело пыталось пригнуться. Но я просто не могла.

Чёрная с синим вспышка закрыла меня.

Зелёные волны энергии разошлись волнами по чёрной броне. Флэйр отодвинул меня назад и закрыл собой от выстрелов. Каждый из них вызывал у него болезненный стон. – Тупая. Дура. – Пегас обнял меня передними ногами. – Катись.

Мы вдвоём опять спрятались за единственное укрытие в комнате. Мы были едва живы. Однако, Флэйр выглядел хуже, чем я. Часть его брони оплавилась, и я могла почувствовала запах тлеющей шерсти. Я осторожно затолкала его под стол, где, в данный момент, было максимально безопасно. Его дыхание было медленным и прерывистым.

– Блять… – Он зажмурился. – Это больно. Всегда... Всегда подставляешь себя под удар. Пиздец. – Я почувствовала, как мои глаза налились слезами. Если бы он умер, я не знаю, что бы я делала... – Убей этого уёбка... Так мы будем... Да. Всё будет нормально. Нужно отдохнуть. Чувствуешь запах дыма? – Я приложила все свои силы, чтобы улыбнуться ему, а в это время, зелёные лучи постепенно уменьшали наше укрытие.

Знаете что? Нахуй этого робота. Он ранил моего друга и, теперь, это личное.

– Дальнейшая задержка приведёт к уничтожению! – Ага, хер тебе. Этого не случится до тех пор, пока я ещё дышу. Может я и была больной, уставшей и раненой, но ко всему этому я была ещё и злой, и это придавало мне сил. Оказавшись под тяжёлым столом, я упёрлась в него спиной и начала подниматься на копыта. На самом деле, он был тяжелее, чем я думала, но со стоном мне удалось полностью поднять его на спину. Я сделала осторожный шаг вперёд. Стол качнулся, чуть не заставив меня упасть, но я устояла. У меня был только один вариант — двигаться дальше. И сделать это быстро.

Я побежала так быстро, как могла. Этого было недостаточно. Зелёные снаряды пробили деревянную панель и пролетели мимо меня, обжигая шкуру. Я проигнорировала это и со всей силы врезалась в продвинутого робота. Он вылетел обратно за дверь.

– Обнаружено сопротивление. Уничтожить! – Ревущий звук стал громче, и моё укрытие начало разваливаться на куски. Но я уже сделала всё, что мне было нужно. Благодаря тому, что он не стрелял прямо в меня, я смогла увернуться от шальных выстрелов, запрыгнуть на стол и выстрелить из спарк-эмиттера прямо ему в голову.

Разряды электричества блуждали по железному монстру ещё минуту, и только потом, он погиб. Я отшагнула от робота, из-за того что дым начал резать мне глаза. Моё тело ныло от боли из-за десятков различных ожогов, которые я получила за восемнадцать часов и всё, чего мне хотелось в тот момент — лечь и отдохнуть. Оказывается, офисные полы очень удобные, поэтому я устроилась поудобнее и закрыла глаза. Но вспомнив о стрёмной магии, которой было пропитано это место, я открыла их...

И обнаружила перед собой призрака. Мне было легко определить, что это призрак, потому что он был полупрозрачный и размытый. К сожалению, это была не Вайлдфайр. Это оказалась призрачная версия Баптизии, и она выглядела довольно напуганной. Как же я уже устала от этих иллюзий.

Она простояла там недолго, и где-то через минуту в комнату вошли ещё три призрака. Один из них был полноватым коричневым жеребцом, а двое других — просто охранники. Жеребец и Баптизия беззвучно открывали рты, говоря что-то друг другу, и вскоре, двое стражей окружили бывшую Смотрительницу и вывели её из комнаты.

– Что за хуйня… – Пробубнел Флэйр со своей стороны комнаты.

– Согласна.

                                                                            ---

В конце концов, мы подняли наши уставшие и раненые задницы с пола. Флэйр был в плохой форме и морщился при каждом шаге, но он не жаловался. А ещё он сказал мне настолько тупой я была. С чем нельзя было не согласиться: бежать в атаку на супер-робота — это ужасная идея. Мы решили не обсуждать то странное видение. Это не имело смысла, и мы знали это. У нас были более важные дела. Например, не умереть.

И найти Серенити. На самом деле, это находится на первом месте в списке.

– Хватит этого… – Я прислонилась к стене, осматривая разрушенную комнату. – Мед-Х говно. Помоги мне найти мою дочь.

– Найти...? Я знаю, где она. – Губы пегаса расплылись в ухмылке. – Я просыпался раньше. Вы с Серенити всё еще спали, так что я схватил её и попытался улететь, чтобы найти выход. Я собирался вернуться за твоей тяжёлой задницей, но кобылку нужно было спасти в первую очередь. В любом случае, я нашёл место, где роботы не нашли бы её и спрятал там… – Он нервно цокнул копытом. – А затем, я снова заснул. Прости.

– Всё в порядке. – Я побрела к двери, которая была завалена кучей обломков. Мои слабые ноги едва могли очищать дорогу перед собой. – Это хорошо. Умный ход. Спасибо. Где она?"

– Рядом. Она в безопасности, но спит. Думаю мы сможем найти Мед-Х для тебя после, но для начала, надо решить кто понесёт её. И я думаю, что ты этого захочешь. Не то, чтобы это имело значение, ведь ни один из нас не в состоянии её нести...

– Я её разбужу. – Он вопросительно поднял бровь. – Так же, как разбудила тебя.

– Отпинаешь её?

– ...Нет. Ты знаешь что я имею ввиду.

– Ты назвала её своей дочерью.

– Я тебя ненавижу. – Ответила я, убрав последние обломки стола с нашего пути. Впервые, я была действительно рада иметь кибернетический протез. В отличии от моей нормальной ноги, протез не дрожал и не чувствовался слабым. На самом деле, только на него я могла нормально опираться при ходьбе. – Я назвала её так. Устала от игр.

И Вайлдфайр сказала мне, что я должна принять её. Я знала об этом уже давно, но я была так напугана. Несмотря на то, что пытался мне сказать этот сон, Серенити не была Фаундэйшн. Прошлое осталось в прошлом, и я не могу ничего сделать, чтобы изменить его... Но у меня есть шанс стать лучше для Серенити. Извлечь уроки из собственных ошибок и дать ей любовь, в которой она так нуждается. Так что мне придётся это сделать. Ради неё, потому, что она это заслужила.

– Серьёзно? Дерьмо, давно уже пора, Сильвер. – Как будто я не знаю.

– Если она примет меня. После Каркхуфа… – Слово повисло в воздухе, после того как я оттолкнула мёртвого робота с пути. На всякий случай, я снова выстрелила в него из спарк-эмиттера. – Почему ты продолжаешь называть меня Сильвер? – Это была отчаянная попытка сменить тему разговора.

Он последовал за мной, заметно хромая. – Ну, знаешь… Это твоё имя. Я ещё не решил, что мне нравится больше: Хайред Шторм или Сильвер Ган. – Я собиралась поправить его, но в последний момент поняла, что он просто прикалывается надо мной и решила промолчать. – На самом деле, Сильвер Шторм — это хорошее имя. Зачем его менять?

– Потому что. – Я посмотрела по сторонам, и Флэйр указал направление своим крылом. Я следовала его указаниям только потому, что он знал, где спрятал Серенити. – Много плохого случилось с этим именем…

– Ты имеешь ввиду: много плохого случилось с тобой. – Это тот момент, когда я поворачиваюсь, чтобы посмотреть этому придурку в глаза. – И, если ты не заметила, много плохого происходит с тобой до сих пор. Ты знаешь, смена имени, на самом деле, не делает твою жизнь лучше. – Он прорысил мимо меня и похлопал левым крылом по моей спине. – Ладно, я всё понимаю. Сбежать от своей старой жизни и начать новую. Но, учитывая, как это работает, твоё прошлое всегда доберётся до тебя. Рано или поздно тебе придётся с этим смириться. Или оно будет преследовать тебя вечно, пожирая тебя по частям. Оно начинает с горла, чтобы ты истекла кровью до того-

– Флэйр.

– Да, прости, эта метафора ускользнула от меня. – Он сделал паузу. – Поняла? Потому что… Ох, ладно, забей. Я к чему всё это говорю… Тебе нужно принять то, что случилось. Смена имени ничего не изменит. – Флэйр дал мне совет о том, что не нужно бежать от своего прошлого. Я просто позволю вам осмыслить всю ироничность.

– Ага. Я поняла.

Мы вернулись к нашей прогулке. Всё это время, я продолжала осматриваться вокруг с помощью Л.У.М.а. Мы прошли мимо нескольких заманчивых лабораторий, но не заглянули внутрь. Насколько сильно бы я не хотела изучить их в поисках секретов (и найти Мед-Х и лечащие зелья), желание найти Серенити было сильнее. Слава Богиням, что Флэйр догадался вытащить её первой и спрятать, даже не смотря на всю сложность ситуации. Мне стоит поблагодарить его после того, как мы найдем её.

Когда мы повернули за угол, я заметила… Что-то в дальнем конце коридора, странную лестницу, которая, казалось, зовёт меня. Не смотря на внутренний протест, я побежала (ну, учитывая моё состояние, похромала) к ней.

Ступени были сделаны из тщательно отполированного белого мрамора. Маленькие ступеньки поднимались на шестнадцать шагов вверх, постепенно сужаясь. Наверху, была двойная деревянная дверь со странной позолоченной резьбой. Казалось, будто что-то зовёт меня наверх. Могущественная сила была за этой дверью, и моё плечо зажглось в агонии.

– Хайред! – Флэйр подскочил ко мне, когда я упала, сжимая сустав, где моя металлическая нога присоединялась к телу. В моих глазах промелькнула яркая вспышка. Блять. – Хайред, ты…

– Ага… – Промычала я. Он нахмурился, глядя на меня сверху вниз. – Ладно… Просто… Магия. – Прожигала моё тело насквозь. – За этой дверью. – Он обернулся и посмотрел на лестницу. – Что-то… – Магическое. Мощное. Часть меня уже знала, что это. В комнате наблюдения, мы видели запись с тем пони. Оно точно было снято в комнате, которая была за этими дверьми. Ещё одна загадка. Некоторые части пазла у меня уже были, но я всё ещё не могла выкинуть из головы мысль, что я что-то упустила.

– Я подумал, ты хочешь взглянуть поближе… – Он попытался помочь мне подняться, но, видимо, забыл, сколько я вешу. – Эээ… Ты сможешь встать сама?

– Ага… – Я медленно попыталась встать, пытаясь игнорировать боль во всём теле. Она не ушла, но я смогла к ней привыкнуть, и только после этого у меня получилось подняться на все четыре. – Всё потом. Где она?

– Ты прошла мимо комнаты, где я оставил её. – Он бежал на месте, пока я не начала идти за ним. Я могла видеть, где энергомагические бластеры робота попали ему в спину и оплавили броню. Он даже не жаловался. Этот жеребец был жёстче, чем я думала.

Я последовала за ним в маленькую дверь, которую я бы даже и не заметила, если бы он не указал на неё. Когда Флэйр открыл её, я увидела, что это был простой и маленький чулан, в который я едва могла поместиться. По обеим сторонам, были полки с разнообразными чистящими средствами и разной поломанной электроникой, а также закрытая коробка боеприпасов. Но самым главным в этой кладовке был маленький розовый клубок в центре комнаты. Серенити....

...ты не можешь винить себя, Сильвер… Ты сделала всё, что могла...

Флэйр не пытался остановить меня, когда я доковыляла до её маленького тела и легла на пол рядом с ней. Её грудь едва заметно поднималась и опускалась от коротких и нервных вдохов, её грива была такой грязной и пропитанной потом, что прилипла к её мордашке. Опустив голову, я прижалась своим лбом к её и закрыла глаза.

Слёзы стекали по моим щекам. – Я скучала по тебе, моя Серенити.

                                                                 ---

Я не имела ни малейшего понятия, где нахожусь. По какой-то причине, я стояла на холме, у подножья которого находился город, рядом с огромной рекой. Эта река была настолько широкой, что тянулась во всех направлениях от берега до самого горизонта. Сам город был в довольно разрушенном состоянии. И чем ближе дома располагались к гигантскому кратеру, который при этом светился зелёным, тем разрушеннее они были. Прищурившись, я смогла заметить пони, которые с такого расстояния выглядели, как маленькие муравьи.

От холма, на котором я стояла, в город шла довоенная дорога, постепенно превращавшаяся в грунтовую. Рядом с дорогой был большой билборд с надписью, которую я не могла рассмотреть. Мне очень хотелось, чтобы в моём глазу была функция приближения. Может быть, я смогла бы попросить Хауса добавить мне её. Если я, конечно, вернусь в Дайс. После всего, что случилось, вероятность возвращение уменьшалась прямо на глазах.

Уныло вздохнув, я повернулась, чтобы попытаться понять, где я.

Прямо за моей спиной оказался огромный белый дом, который я не замечала. Он был трёхэтажным и выглядел так, будто его построили и покрасили совсем недавно. Это было похоже на картину довоенной Эквестрии, грубо стоящую на Пустоши. Даже газон был зелёным и ярким, в то время, как грязь вокруг него была такой же коричневой и безжизненной, как и всегда. По всему двору были разбросаны детские игрушки, а в углу даже стояли качели.

– Нуу… – Мой взгляд блуждал по дому. Он был таким большим и красивым. Я никогда не видела ничего подобного в своей жизни. Я медленно двинулась к двери, не отрывая от неё глаз. То, что я не имела ни малейшего понятия о том, где я была, очевидно означало, то, что я так же не имела ни малейшего понятия, какие опасности могут поджидать меня там.  

К тому моменту, как я добралась до двери, я почти поверила в то, что здесь нет никакой опасности. Вокруг была Пустошь, но этот дом и газон выглядели идеальными и невинными. Было очевидно, что это сон, поэтому я даже не потрудилась постучаться в дверь, но перед этим, я прислонилась к ней и прислушалась, чтобы узнать, услышу ли я что-нибудь внутри.

Внутри, я услышала... Что-то. Это звучало, почти как песня, но зачем вообще кому-то петь? Ну, единственный способ узнать это — был влом с проникновением. Дверь тихо открылась, и я оказалась внутри.

Дом оказался, на самом деле, жутким. Комната, в которую я вошла, была выкрашена в странный серебристо-серый цвет, а по всем стенам висели плакаты с кибернетическими частями тел и множеством уточнений к каждой детали. Пение становилось всё более чётким, когда я прошла мимо дивана с белыми и розовыми полосами. Перед ним стоял маленький железный столик, на котором стояла фотография в рамке. Раз уж я уже вломилась, то думаю я могу удовлетворить своё любопытство.

Я опустилась на колени, чтобы получше её рассмотреть. На фотографии была изображена маленькая розовая кобылка, жёлтая грива которой, казалось, только начинала расти. Несмотря на то, что она всё ещё носила подгузники, кобылка, держа отвертку во рту, с любопытством смотрела в журнал, где была изображена кибернетическая нога. Над ней в кадре была надпись "Она всегда наблюдает за тобой". Не нужно было быть гением, чтобы понять, кто именно был этим жеребёнком. Часть меня хотела, чтобы я забрала эту фотографию себе, но, к сожалению, это был сон. А это значит, что никаких краж детских фотографий. Насколько бы милыми они не были.

Пение становилось громче, но я всё ещё не могла разобрать слова. Однако, было легко понять, что оно звучало с лестницы, ведущей на второй этаж, в дальнем углу гостиной. Когда я поднималась по ней, то заметила, что на ступенях чередовался зелёный и жёлтый ковёр. Перила были покрашены в синий цвет, и всё это сочетание выглядело слегка безвкусным. Примерно на полпути, я, наконец, смогла разобрать слова песни.

– Этот мир огромен, крошка. А ты мала, и в нём лишь на мгновенье.

Зал наверху был выкрашен в тёмно-синий цвет, из-за чего он казался меньше, чем был на самом деле. Ковёр был ядовито-зелёного цвета, а единственная дверь (правда странно) была фиолетовой. Она была приоткрыта, и мне показалось, что я вижу движение за ней. Пение становилось громче, пока я приближалась к ней.

– Этот мир огромен, крошка. Так будь собой и забудь про стеснение.

Я осторожно заглянула в комнату, надеясь, что, кто бы ни был внутри, он меня не заметит. Комната оказалась светло-зелёной с ковром, похожим на пазл, сложенный из красных и оранжевых частей, а на нём были разбросаны разные игрушки. Свет из двух окон падал прямо на две фигуры в центре комнаты. Ну, я нашла того, кто пел песню.

– И забудь про стеснение, и забудь про стеснение.

Высокая и худощавая серая кобылка с розово-жёлтой гривой обняла Серенити и медленно покачивалась, пока они пели. Глаза Серенити были прикрыты, и казалось, будто она спала.

– И забудь про стеснение, и забудь про стеснение.

Когда последние слова отзвучали, розовая кобылка зевнула. Когда она устроилась поудобнее, серая кобыла погладила её гриву. – Хочешь ещё одну песню, милая? – Голос серой кобылы был мягким. Серенити кивнула. – Твою любимую?

– Да, мамочка.

Ну всё, с меня хватит. Дверь распахнулась от моего удара. Это привлекло их внимание и разбудило Серенити. – Отпусти мою дочь. – Я топнула копытом для большей убедительности.

Тощая кобыла обернулась ко мне и в удивлении взглянула на меня своими зелёными глазами. – Кто ты!? Убирайся! Ты не должна быть зд-!

– Ты назвала меня дочкой! – Серенити оттолкнула странную пони и подбежала ко мне, чтобы обнять мою ногу. – Я знала это! Я люблю тебя, мамочка! – Я... Моё сердце растаяло, и я почувствовала себя счастливой. Сразу после этого, сон вокруг меня начал разваливаться на части. Это было проще, чем я ожидала.

                                                                             ---

Я проснулась и поняла, что меня до удушья обнимает какая-то кобылка.

– Серенити… – Сказала я, но она только пищала и обняла меня крепче. – Что случилось? – Мне понадобилась целая вечность, чтобы разрушить сон Флэйра... – Разве ты не хотела остаться? Ты выглядела… – Она покачала головой и отпустила меня.

– Кого вообще это волнует? У меня есть настоящая мама, и это главное! – Она улыбнулась. – Ты ведь это имела ввиду, верно? Ты серьезно? Ты правда хочешь быть моей мамой... Нет, если не хочешь, то всё в порядке. Я пойму... Не хочу заставлять тебя, но я была бы такой счастливой, потому что...

– Серенити. – Кобылка сразу замолчала. – Да, я буду твоей приёмной мамой. Если ты примешь меня. Я должна была сказать это гораздо раньше, но после всего, что случилось... Я просто... Просто, если ты правда этого хочешь, то я согласна. Знаешь, я ведь люблю тебя... Я совсем не умная пони и не знаю, как показать тебе это… – Она колебалась ещё минуту, скорчив задумчивую мордашку.

Затем, она обняла меня, и это единственное подтверждение, которое мне было нужно.

– Трогательно. – Сказал Флэйр спустя минуту. – Но это должно подождать. Мы всё ещё в ловушке в этом грёбаном месте, и у нас нет возможности выбраться отсюда. Так что… – Он сделал даже чересчур длинную паузу. – Давайте валить отсюда. Как только мы будем в безопасности, вы снова можете отдаться вашей приторно-сладкой любви, настолько сладкой, что вам бы лучше держаться от меня подальше, а то у меня будет диабет, а мне только этого и не хватало. – После этих слов, Серенити прыгнула на пегаса и обрушила на него свои убийственные поцелуи. Один за другим, они становились всё смертоноснее. – Нет... Нееееет, перестань! Как же обжигает! – Флэйр драматично упал на пол, подёргивая крыльями и ногами. – Слишком. Много. Милоты.

С последним рывком, голова пегаса опустилась на пол. Монстр был повержен раз и навсегда, а героиня встала на своего врага в победную позу, одним копытом наступив ему на морду.

Но как бы сильно я не хотела играть с Серенити, нам нужно было заняться делом. Во-первых, побороть то, что было за этими странными дверьми, а после этого, найти выход. Затем, нам нужно было выйти из самой горы, победить Стальных Рейнджеров, вернуть Искусность (я так соскучилась по ней), а после всего этого, провести долгую и интересную беседу со Стэйксом и моим братом. В конце концов, нам нужно было вернуться в Дайс, сообщить о провале, а мне залечь в спячку на пару дней под боком у Платинум Хэйз. Этой мысли было достаточно, чтобы я смогла заставить своё усталое тело двинуться вперёд.

Серенити и Флэйр пошли за мной, когда я вышла в коридор и повернулась лицом к той самой лестнице. Даже с такого расстояния, я чувствовала сильный жар, который обжигал место соединения ноги с телом. Это было больно, и в то же время знакомо. Если я всё правильно поняла, то эта комната была ответом на всё то, что случилось в этом комплексе... И я собиралась узнать правду.

– А ты уверена, что нам надо туда...? – Спросил пегас. – Я имею ввиду, это немного... Ну, ты понимаешь.

– Простите, а что это за место? Мы же вроде были в комнате охраны… – Спросила Серенити.

Ох, верно. Я быстро пересказала Серенити короткую версию всего того, что произошло с нами с того момента, как мы отключились в первый раз. Когда я закончила, она слегка наклонила голову, и я предположила, что она всё поняла. Учитывая, что это была Серенити, а всё это поняла даже я... Она ведь была гораздо умнее меня.

А затем, мы двинулись к двойным дверям. Путь выдался длиннее, чем должен был быть, и каждый шаг отдавался волной по моему телу. Оно всё ещё было слабым и становилось всё слабее с момента, как я очнулась, но я должна была двигаться вперёд. С самого детства, я была способна выдержать больше, чем большинство пони, и этот момент ничем не отличался от других. В своё время, я смогу отдохнуть, но до тех пор, я должна буду продолжать идти вперёд. Я думала, что ключём к выходу оттуда была разгадка всей этой тайны. А после, я смогла бы хорошенько отдохнуть, в котором я так нуждалась.

Так что, я сделала ещё несколько шагов. Мы достигли шестнадцатой ступени и взглянули на двери. Они были закрыты, а я была в агонии. Но я могла выдержать это. Чтобы выбраться, чтобы освободиться, я могла выдержать это. А теперь, когда Серенити была со мной, я была уверена в том, что ничто не сможет остановить меня. Ещё всего пару шагов, и я буду на месте. Найду правду, а затем, мы выберемся.

– Как ты думаешь, что это за пони? – Спросила Серенити, когда мы достигли вершины. У меня была пара идей, но ничего серьёзного. Кем бы ни был этот пони на мониторах, он... Или оно, точно было могущественным. Возможно злым. Если он был за этой дверью, я должна была встретиться с ним. Может быть, он убьёт нас, но если это всё реально, то он мог убить нас в любое время.

Честно говоря, я ненавидела это место (если вы до сих пор это не поняли), но мы застряли в нём до тех пор, пока не сможем выйти. Я была уверена в том, что что-то за этой дверью может нам помочь. Я чувствовала это. Так что нам нужно попробовать. Это был единственный способ, и да, он был очень дерьмовым, но других вариантов просто не было.

– Давай выясним это. – Я затаила дыхание и открыла дверь.

Новый уровень!

Новая способность!: Интенсивная тренировка: уровень 3. Благодаря труду и обширным модификациям тела у вас почти средний интеллект! ИНТ +1

Навыки: Энергомагическое оружие — 25.

Назад Оглавление Продолжение следует...

Продолжение следует...

...