Автор рисунка: aJVL

Все за Королеву!

— Я здесь, чтобы получить то, что по праву должно мне принадлежать!

Зеленая вспышка. И смех. О, этот язвительный смех…

— НЕЕЕТ!

Принцесса Каденс вздрогнула и проснулась, вся в холодном поту. Первым делом протянула переднюю ногу и вслепую коснулась Шайнинг Армора, своего обожаемого супруга, который делил с ней ложе.

Белый единорог тут же открыл глаза.

— Что случилось, любовь моя? Опять тот же сон?

Каденс едва сдерживала слезы; она нашла в себе силы лишь на то, чтобы кивнуть.

— Это всего лишь кошмар. Я рядом. Я теперь всегда буду рядом, чтобы защитить тебя, — нежно прошептал Шайнинг Армор на ухо жене, придвигаясь поближе. Он бережно обнял супругу.

Его тепло действовало на Каденс успокаивающе. Она плотнее прижалась к нему, вдохнула родной запах его гривы, и постепенно дрожь, колотившая ее, унялась.

— Ну как, тебе лучше? – во взгляде Шайнинга светилась тревога.

— Да, теперь лучше. Спасибо, — принцесса встала с постели и подошла к окну. Отсюда, с высоты главной башни королевского дворца, была видна едва ли не вся Кристальная Империя. Сейчас она постепенно просыпалась, залитая нежно-розовым светом восходящего солнца, только-только показавшегося из-за горизонта.

Мирная, спокойная картина. И никаких чейнджлингов за тысячу миль вокруг.

— Они сюда не сунутся, — уверенно произнес жеребец, приближаясь к розовой аликорну и останавливаясь у окна, бок о бок с ней. Он окинул их с принцессой владения хозяйским взглядом.

– Мы здорово тогда их проучили. ТЫ проучила.

Он наклонился, чтобы поцеловать жену, но та отстранилась, недовольно встряхнув трехцветной гривой (на ощупь – как шелк, мечтательно вспомнил Шайнинг).

— Дело не в том, что я боюсь повторного нападения. Я… мне кажется, в том, что случилось, есть и моя вина тоже.

— Твоя вина? – вскинул брови белый единорог, недоумевая. – Но какое отношение ты можешь иметь к этим… диким тварям из Вечнодикого леса?

— Не называй их так,- мягко попросила Каденс. – Знаешь, мне… надо рассказать тебе кое-что очень важное.

— Я весь внимание, — незамедлительно отозвался Шайнинг. Он предчувствовал, что услышит нечто необыкновенное, но чтобы настолько…

Каденс заговорила, неотрывно глядя на взбиравшееся на небосклон солнце. Рассказ ее завершился, как раз когда первые солнечные лучи коснулись подоконника, а птицы в королевском саду встрепенулись и на все голоса принялись славить новый день. Тут она перевела дух и наконец-то осмелилась взглянуть на мужа.

— Вы были знакомы… в детстве? – повторил потрясенный Шайнинг Армор.

— Да, как тебе уже известно. Я была совсем маленькой, Кризалис тоже. Я легко заводила друзей везде, где только не появлялась…

— Ты была очаровательна – солнечный, ласковый жеребенок, — Шайнинг Армор ласково погладил гриву Каденс. – Ты и сейчас очаровательна. Не удивительно, что у тебя столько друзей.

— Да, но Кризалис была очень одинока, — нахмурилась принцесса. – Я представляю, что она чувствовала, когда я так легкомысленно назвала ее своим другом. Я слишком легко разбрасывалась словами… К тому же там явно что-то произошло. Когда она внезапно появилась в моих покоях, я была слишком испугана, чтобы внимательно ее слушать. Она говорила что-то о повторной встрече, но все дело в том, что ее так и не случилось. Я хотела бы встретиться с Кризалис вновь, но тетя Селестия была слишком рассержена моим первым побегом. Она сказала, что отвечает за меня, что из моей гривы и хвоста не должно упасть ни единого волоска и все в этом роде… Словом, она больше никуда меня не отпускала. А потом пристроила меня няней к твоей сестре. Очаровательная малышка, — улыбнулась Каденс, и Шайнинг улыбнулся в ответ, вспомнив свою тогда еще “пустобокую” сестренку.

— И с тех пор время побежало так быстро… Твайлайт, уроки тети Селестии, потом я встретила тебя, — Каденс залилась нежным румянцем, почти незаметным на фоне ее розовой шерстки. – И я и думать забыла о той встрече. Иногда я хотела навестить Кризалис, но боялась, что она не вспомнит меня. Слишком уж много миновало времени, мы обе выросли. Потом мне начало казаться, что этой истории со мной и вовсе не случалось – ну знаешь, так часто случается с детскими воспоминаниями…

— Можешь вспомнить, что именно она сказала тебе тогда, накануне свадьбы? – спросил Шайнинг Армор, нахмурившись.

— Я сейчас постараюсь. Что-то вроде: “Помнишь нашу последнюю встречу?” Я хотела все ей объяснить, но она и слушать не стала. – Каденс вскинула на мужа свои лиловые глаза, и тот прочитал в их затуманенной воспоминанием глубине отчаяние, переходящее в… решимость? И тут его обычно робкая супруга произнесла то, чего Шайнинг втайне опасался:

— Я непременно должна выяснить, что именно произошло тогда.

— Но ведь это было так давно… — пробормотал Шайнинг. – Есть ли смысл ворошить давно ушедшее?

Нет, Капитан Королевской Гвардии, а нынче – Принц Кристальной Империи, Шайнинг Армор отнюдь не был трусом. Но после всех злоключений, выпавших на их с Каденс долю, он мечтал о спокойном медовом месяце, наполненном любовью и нежностью. Теперь же все его надежды на спокойную жизнь бок о бок с возлюбленной рассыпались на глазах, как карточный домик от дуновения ветра.

— Есть. – Принцесса Каденс смотрела перед собой невидящим взором, словно всматривалась в глубину собственных воспоминаний многолетней давности. – Мне кажется, здесь кроется какая-то страшная ошибка. И в этом отчасти виновата я. Если я не узнаю правды, то не смогу быть полностью счастлива. Никогда.

Шайнинг Армор покорно вздохнул.

— Я всегда буду с тобой и поддержу любое твое решение, любовь моя, — произнес он. – Что же ты решила предпринять?

— Расскажу тебе позже, — Каденс, заручившись поддержкой любимого, вздохнула с облегчением. Ее глаза сияли энтузиазмом. – Но мне кажется, нам придется на некоторое время покинуть Кристальную Империю…

~***~

За окнами библиотеки, по совместительству – дома Твайлайт Спаркл, — стеной лил нескончаемый дождь. Выйти из дома сегодня вечером не представлялось возможным, но единорожка не грустила – компанию им со Спайком этим вечером составили все пятеро подруг Твайлайт. Заранее предупрежденные Рейнбоу о готовящемся ливне с грозой, они дружно решили скоротать этот вечер все вместе, а местом проведения встречи назначили дом юной волшебницы. На случай, если непогода затянется и придется остаться ночевать, — а все шло именно к этому, — у Твайлайт было достаточно места, чтобы разместить всех с комфортом.

— Да, на этот раз погодные пегасы превзошли сами себя, — констатировала мисс Спаркл, глядя в окно на сплошную стену воды, низвергавшейся с небес.

— Просто всем так хотелось солнца, что дождя не было слишком долго. А растениям необходима влага и бла-бла-бла… — лениво объяснила радужногривая пегаска, не расстававшаяся с очередной книгой о Дэринг Ду. – Поэтому теперь мы и наверстываем упущенное…

— Ненавижу дождь. Ужасная, мерзкая погода, — Рэрити бросила взгляд на оконное стекло, по которому потоками лилась дождевая вода. – Подумать только, во что превратилась бы моя грива, будь я не здесь, а снаружи?

— Ты делаешь дракона из параспрайта, сахарок, — заметила Эпплджек.

— Некоторым просто не дано понять, насколько важна правильно уложенная грива и ухоженная шерсть, — бросила в пространство задетая за живое белоснежная единорожка.

— Девочки, только не ссорьтесь опять, — Твайлайт вспомнилась та ночь, когда из-за непогоды эта парочка осталась ночевать у нее. Запланированная пижамная вечеринка едва не превратилась в войну между двумя противоположностями, каждая из которых была упряма, как мул. Когда это было? Год, два года назад? Твайлайт не могла вспомнить, но была точно уверена – в самом начале, когда она только поселилась в Понивилле.

— Подумайте о том, как это здорово – снаружи холодно, темно и сыро, а здесь так уютно и мы все вместе…

— Да, вместе… это здорово… — пролепетала Флаттершай, забившаяся в самый дальний угол. Она ни за что бы не призналась в этом, но все и так знали ее маленький секрет – лимонно-желтая кобылка панически боялась грозы и вздрагивала всякий раз, когда тьму за окном пересекала извивающаяся раскаленная молния, а гром, казалось, потрясал библиотеку-дерево до основания.

— Твайлайт, эээ… ты точно уверена, что молния не попадет в это дерево? – поинтересовалась она, наверное, уже в десятый раз.

— Абсолютно, — невозмутимо ответила хозяйка библиотеки. – Я наложила на него мощные молниеотводящие чары.

— Да брось, Флаттершай! – фыркнула Рейнбоу Дэш. – Нельзя же быть такой трусихой! Ты – пегас, а пегасы созданы для того, чтобы управлять погодой…

В этот момент раздался такой удар грома, что, казалось, небо над Понивиллем раскололось пополам. На этот раз вздрогнули все, даже бесстрашная Рейнбоу.

— Хе-хе-хе… — нервно хихикнула радужногривая, когда взгляды всех присутствующих обратились к ней. – Что ж, беру свои слова обратно. Но это было реально очень громко!

— Кто-то сказал “громко”? — оживилась Пинки Пай, изнывавшая от скуки. – Это супер-дупер-пупер-потрясная идея! Врубим музыку погромче и устроим вечеринку!

В этот самый момент все услышали громкий стук в дверь.

— Кого бы это принесло в такую мокрядь… — пробормотала Эпплджек.

— Кто бы ни был там, за дверью, он наверняка промок до нитки, — произнесла Твайлайт, поднимаясь на ноги и направляясь ко входу в жилище.

Дверь распахнулась, и Флаттершай взвизгнула – как нельзя более подходящим образом сверкнувшая в этот момент молния осветила на пороге два силуэта, укутанные плащами. Лица скрывали капюшоны.

— Добро… пожаловать… — пробормотала Твайлайт, слегка попятившись от двери и на всякий случай припоминая строки защитного заклинания.

— Твайли! – воскликнул такой знакомый, родной сиреневой единорожке голос. Один из таинственных гостей – тот, что повыше, — одним небрежным движением сбросил скрывавший лицо капюшон.

— Шайнинг Армор! – воскликнула Твайлайт. В ее голосе смешались радость от встречи с братом и недоумение. – Я так рада тебя видеть! Но что ты здесь делаешь? Ведь вы с Каденс должны…

— Здравствуй, Твайлайт, — принцесса Кристальной Империи в свою очередь отбросила капюшон.

Как говорится, привычка – вторая натура. Все присутствующие здесь с улыбками наблюдали ставший уже привычным ритуал приветствия двух подружек.

— Я очень рада вас видеть. И все-таки, — магией захлопывая дверь, начала Твайлайт, — объясните мне, что вы двое делаете здесь, причем без сопровождения и в такую отвратительную погоду?

— Твайлайт, ради Селестии, — усмехнулся Шайнинг Армор. – Позволь нам сначала немного прийти в себя с дороги.

— Да, конечно. Прости. – единорожка слегка покраснела. – Хотите чаю?

— С удовольствием! – воскликнули оба гостя.

~***~

— Так значит, с чейнджлингами все не так просто, как казалось на первый взгляд, — Твайлайт телекинезом подхватила чайник и подлила гостям еще немного горячего ароматного чая.

— Да, и мне кажется, что в том, что произошло на нашей свадьбе, есть и моя вина, — Каденс задумчиво откусила кусочек от своего пирожного. – Нам нужна твоя помощь, Твайлайт.

— И в-в-вы… правда хотите найти Кризалис? После всего… этого? – пролепетала Флаттершай.

— Ох, ради Эквестрии! Флаттершай, если ты трусишь, то лучше не суй нос в это дело, — простонала Рейнбоу.

— Боюсь, так не получится, — Твайлайт покачала головой, размышляя. – Если все пойдет именно так, как я планирую, мне потребуется присутствие всех Элементов Гармонии…

— Но для начала не хочешь ли ты узнать, где сейчас находятся чейнджлинги? – подсказала Эпплджек. – В последний раз их видели летящими беспорядочной кучей куда-то в сторону Эпплузы…

— Я уже думаю над этим… ага! – воскликнула Твайлайт, осененная какой-то мыслью. – Спайк, принеси-ка мне карту Эквестрии…

— Есть, мэм! – козырнул дракончик (явно рисуясь перед Рэрити), и уже через мгновение карта, о которой спрашивала Твайлайт, лежала, аккуратно разложенная, на столе перед единорожкой.

— Сейчас, сейчас… только бы получилось… — бормотала себе под нос юная волшебница. Все присутствующие в библиотеке (ни много ни мало – восемь персон, не считая хозяйки) почтительно примолкли, чтобы ни в коем случае не нарушить магическую концентрацию пони цвета сумерек.

Рог Твайлайт окутало магическое свечение, и в тот же миг, словно в ответ на волшебный призыв единорожки, на расстеленной перед ней карте обозначился рой светящихся тускло-зеленым точек – будто прилипшие к бумаге светлячки.

— Что и требовалось доказать! – воскликнула мисс Спаркл, жадно вглядываясь в карту.

— Молодец, Твайли! – отозвался ее изумленный брат. – Но как ты додумалась до такого?

— Дело в том, что каждое существо, использующее магию, обладает своим собственным, неповторимым волшебством. Я хорошо помню вкус магии, используемой чейнджлингами. Поверьте, вы бы тоже ни с чем ее не спутали. И вот по этому магическому следу я и отыскала местоположение Кризалис и ее роя, — обстоятельно объяснила Твайлайт, зардевшаяся от похвалы Шайнинга.

— Только есть одна проблема, — Рэрити склонилась над картой. – Ваши высочества, вы уверены, что хотите все-таки осуществить свое намерение?

— Ни к чему такая официальность, мы все-таки друзья, — отмахнулась Каденс. – А в чем дело?

— Нужное место находится довольно далеко отсюда, — продолжила Эпплджек мысль белоснежной модницы.

— Я уверена, — ответила Каденс со вздохом, но твердо, обменявшись взглядами с любимым супругом.

— В таком случае, нам нужно хорошо подготовиться. Думаю, суток на сборы нам будет вполне достаточно, — рассудила Твайлайт. – Спайк, пойдем со мной. Мне нужно срочно написать письмо Принцессе Селестии…

~***~

До Эпплузы вся компания добралась на поезде. Королевская супружеская чета, сохраняя инкогнито, совершила это путешествие в отдельном купе. Остальные весело скоротали время в дороге в обществе друг друга. Ну… то есть почти все. Лимонного цвета пегасочка, как и следовало ожидать, не поддерживала всеобщего делового настроя и рисовала себе в воображении всякие картинки встречи с чейнджлингами – одну страшнее другой. Но в этом была вся Флаттершай – способная бесстрашно шагнуть в пасть мантикоре, защищая своих друзей, она, тем не менее, никогда не являлась безбашенным оптимистом, как, например, Пинки, не обладала холодным практическим умом Твайлайт или отвагой Эпплджек. Но, согласитесь, кому-то ведь нужно воплощать Элемент Доброты? И лучше с этим не справился бы никто, кроме нашей робкой тихони…

Достигнув конечной станции, друзьями (не без помощи деятельной Эпплджек, которая чувствовала себя в этих местах так же уверенно, как и на собственной ферме) был нанят просторный дилижанс. Четверка дюжих жеребцов, не задавая лишних вопросов, быстро домчала своих пассажиров к подножию гор, после чего пони и дракон, ведомые магическим чутьем Твайлайт, углубились во тьму пещер, никогда не знавших солнечного света…

— Твай, ты уверена, что мы правильно идем? – не выдержала Рейнбоу спустя полчаса кружения по бесконечным однообразным переходам. Вокруг было темно, хоть глаз выколи, только за счет свечения рогов единорогов можно было видеть, куда идешь. Стены шершавые, как наждак – только зазеваешься и в момент обдерешь бока. А потолок нависал так низко, что – и это Дэш особенно не нравилось! – взлететь было невозможно без того, чтобы не стукнуться об него затылком. В этом уже на собственном опыте убедилась Пинки Пай – пытаясь подскакивать на свой неповторимый манер, она успела треснуться головой о потолок и теперь шла смирно, шепотом ругаясь с безмолвной глыбой серого камня. К тому же на спину давят битком набитые седельные сумки…

— Тише, Рейнбоу, — прижала ушки Флаттершай – голос радужногривой пегаски разбудил чутко дремавшее в подземных пещерах эхо, и оно пошло гулять по всем закоулкам переходов.

— Флаттершай, это всего лишь эхо, — закатила глаза Дэш. – Оно тебя не съест.

— Я знаю, но… оно звучит так грозно…

— Я абсолютно уверена в том, что выбрала правильное направление. – Спокойный голос Твайлайт представлял собой полный контраст с нетерпеливым выкриком Рейнбоу и испуганным шепотом Флаттершай. – Но, кажется, у нас некоторые проблемы… стойте!

— Что это? – испуганно воскликнула Рэрити.

— Ничего… то есть впереди ничего нет, — Твайлайт резко остановилась, ощутив под копытом пустоту. Нагнула голову и внимательно поглядела вниз.

— То есть… пол пещеры резко уходит вниз под довольно большим углом, — поправила саму себя лавандовая единорожка.

— Так как же нам теперь… — начала было Каденс.

— В-в-возможно, это как раз тот самый случай, когда… нужно разворачиваться и возвращаться назад… — робко предположила Флаттершай.

— Пустите-пустите меня! – растолкав всех, вперед пробралась Пинки, восторженно посмотрела вниз и окинула друзей взглядом сверкающих голубых глаз. – Вы что, никогда с ледяных горок зимой не катались?

— Пинки, постой, мы же не знаем, что там вни…

Было уже поздно. Розовая пони с восторженным криком сиганула вниз, и спустя пару секунд ее звонкий голосок раздался вновь:

— Давайте сюда! Это весело! И ничуточки не страшно!

Остальные – кто охотно, кто с опаской, — последовали за подругой и убедились, что это действительно напоминает спуск с ледяной горы. Тем более что внизу их ждал мягкий песок, так что никто не пострадал. Но была одна проблема – теперь они были еще глубже в толще горы, а о том, как долго еще мог продолжаться этот поход, никто не имел ни малейшего понятия.

— Ну и долго нам еще их искать? – снова потревожила нетерпеливая Рейнбоу чуткое пещерное эхо.

— Нам… больше не нужно никого искать, — прерывающимся голосом ответила Твайлайт. Испуганные друзья сбились в кучку, спина к спине.

Пещеру заполнило угрожающее, почти змеиное шипение. Флаттершай пискнула и сжалась в комочек за спинами подруг.

В центре пещеры, окруженная верными чейнджлингами, готовыми ринуться в бой за свою Королеву, стояла Кризалис. Ее глаза светились в полумраке, как болотные огни, по искривленному рогу бегал ядовито-зеленый электрический разряд – с него было готово сорваться атакующее заклинание, которое неминуемо испепелило бы чужаков…

— Стой! – Выкрикнула Твайлайт, делая шаг вперед. – Не нападай! Мы пришли с миром. Просто выслушай нас!

— С миром? – Кризалис рассмеялась жутким невеселым смехом. – Какое дело у тебя, юная выскочка принцессы Селестии, может быть ко мне?

— На самом деле это я попросила Твайлайт помочь мне разыскать тебя, — вступила в разговор принцесса Каденс.

— ТЫ! – глаза Кризалис сверкнули бешенством. – Снова ты! О, кого я вижу! И твой проклятый жених тоже здесь!

— С Вашего позволения, Королева, я уже ее муж! – промолвил Шайнинг Армор; в его голосе сквозила леденящая вежливость, граничащая с презрением. Он оттеснил супругу назад, слегка наклонил голову, и рог его окутало малиновое облачко магии…

— Стойте! Прекратите это безумие! Милый, успокойся. Никто не причинит мне вреда, — выкрикнула Каденс.

— Ну, если только пока, — Кризалис обнажила клыки в зловещей усмешке. – Должна признать, появление вашей компании меня слегка заинтриговало. Я хочу знать, с какой целью вы все явились сюда. А уже потом мы решим, что делать с вами дальше.

— Вот так пироги, — пробормотала Эпплджек себе под нос. – Шли на мирные переговоры, а угодили в ловушку…

— По-моему, это была не самая удачная идея, — дрожащим голосом ответила Рэрити. – Что на всех нас нашло, когда мы согласились на это безумие? Это же чейнджлинги, им чужды такие понятия, как добро и сострадание…

— Не бойтесь, леди Рэрити, я защищу Вас! – Спайк пытался говорить мужественно, но слегка дрожащий голос выдавал его истинные чувства.

— Да-да, конечно, ты мой герой, — рассеянно ответила белоснежная красавица, копытом отодвигая “своего героя” подальше от места предполагаемых боевых действий.

— Так отвечайте же мне, зачем вы здесь появились! – голос Королевы чейнджлингов раздраженно зазвенел. – Вам было мало того, что вы вышвырнули меня и моих подданных из Кантерлота на потеху всем окружающим? Вам мало того, что мы вынуждены ютиться здесь, когда наши силы уже на исходе? Вам мало всего… этого? – ее презрительный тон словно переломился, когда голос невольно дрогнул на последних словах.

Твайлайт присмотрелась к королеве повнимательнее… и заметила на угольно-черной шкуре чейнджлинга многочисленные вздувшиеся пузыри – будто от ожога. Некоторые из них лопнули, обнажая плоть, и из них сочилась ядовито-зеленая жидкость. Многие уже зажили, оставив после себя рубцы, но еще больше было совсем свежих, только сформировавшихся… Юная волшебница невольно поморщилась и отвела взгляд. От чего? От отвращения или… сочувствия? Она сама не знала, как ответить на этот вопрос...

— Да, вот что она делает, любовь, если направлена не на тебя, а против тебя, — спокойно заметила Кризалис. При виде смущения лавандовой единорожки по ее губам пробежала еле заметная саркастическая ухмылка. – Странно, что она не испепелила меня вовсе…

— Кризалис, мне очень жаль, что так вышло, — внезапно произнесла Каденс. Она тоже увидела повреждения, оставленные силой ее и супруга объединенных магий, и в глазах ее светилось искреннее сочувствие. – Что я могу для тебя сделать?

— Даже если бы ты что-то могла, я не приняла бы помощи от тебя, — высокомерно сообщила Кризалис.

— Ты презираешь меня? – розовый аликорн пытливо вглядывались в “зеркала души” Кризалис – фосфоресцирующе-зеленые, с устрашающе-непривычным вертикальным зрачком. Сердце принцессы вздрогнуло было при виде того, что открылось ей в их глубине – одиночества, исступленного желания получать, но не отдавать взамен, и чего-то еще столь же мало приятного, — но она упорно заставляла себя не отводить взгляда.

— Что такого я сделала тебе? Почему именно мое счастье ты попыталась разрушить? – упорно допытывалась Каденс, словно не замечая, что Кризалис начинает сердиться – ее глаза то вспыхивали, то гасли, как тлеющие угольки, и она нервно пристукивала передним копытом по каменному полу пещеры.

— “Что”? – передразнила чейнджлинг принцессу ее же собственным голосом. – Я объясню тебе, что именно – если ты не понимаешь этого сама. Кто когда-то пообещал мне новую встречу, назвав меня своим другом?

— Да, ты совершенно права, — вздохнула принцесса. – Мне не стоило так легкомысленно относиться к дружбе. Но я ведь уже объясняла тебе, что тетя Селестия больше ни под каким предлогом не выпускала меня из дворца…

— Так я и поверила тебе, — фыркнула Кризалис. – Кто же еще, как не ты, явился ко мне в гости, да еще и дружков с собой привел?

— В гости? Дружков? Подожди…

— Да! Ты тогда была не одна! С тобой были пегас и единорог, двойняшки, они оскорбляли меня, меня, будущую Королеву! Так, словно я была грязью под их копытами! А ты ни слова не сказала в мое оправдание!

— Пегас? Единорог? Двойняшки? – растерянно повторяла Каденс. – У меня никогда не было знакомых, хоть чуточку подобных тем, кого ты описываешь!

— Тогда кто же это был? Кто еще мог знать о нашем знакомстве кроме вас, пони? – вскинула брови Кризалис. Недоумение Каденс было совершенно искренним – провести чейнджлинга как существо, питающееся эмоциями, не смогла бы и сама Примадонна Кантерлотского Королевского Драматического театра.

— Постойте! Вы сказали – пони? – вмешалась Твайлайт. – Но постойте, вдруг это были… не совсем пони?

— На что ты намекаешь? – подозрительно сощурилась Кризалис. – Королевского советника ко мне! – внезапно выкрикнула она в толпу подданных.

Чейнджлинги торопливо расступились, и по образовавшемуся проходу торопливо проковылял очень старый чейнджлинг – настолько старый, что шкура его стала не черной, а пегой, усохшие крылья ни за что не подняли бы больше своего хозяина в воздух, а клыки совершенно истерлись от возраста. Дряхлый чейнджлинг неуклюже поклонился Королеве и застыл перед нею, покачиваясь от слабости, в ожидании распоряжений.

— Это – старейший из моих подданных и самый верный мне. Занимал свой пост еще при моей матери, — сообщила Кризалис недоумевающим пони. А потом обратилась к своему советнику на родном наречии чейнджлингов.

Остальные молча слушали этот чудной разговор, напоминавший жужжание и пощелкивание. Внезапно беседа резко, на полуслове, прервалась – и Кризалис, яростно выкрикнув что-то, метнула рогом ветвистую молнию. Та угодила в каменный пол у ног сжавшегося советника, осколки камня брызнули фонтаном во все стороны.

— Ты права! Как мне не противно это признавать – ты права! – выкрикнула Кризалис, слегка повернув голову к розовому аликорну. – Это все моя мать! Ей не нравилось то, как я относилась к пони, и она… решила немного меня проучить. Приняла твой вид, а вот он, — она кивнула на старого чейнджлинга, — изображал одного из твоих друзей.

— Теперь ты… веришь мне? – робко поинтересовалась Каденс.

— Да, теперь я тебе верю. Никому не под силу обмануть чейнджлинга – даже другому чейнджлингу, — грубоватым тоном отозвалась Королева. — Но даже если и так – мать была права. Мне ни за что не изменить своей сущности. Мы питаемся любовью, и с этим ничего не поделаешь.

— Если Вы позволите мне, Ваше Величество… У меня есть кое-какая идея. – Твайлайт едва только не подпрыгивала на месте, как прилежная ученица на уроке, которая жаждет, чтобы ее вызвали отвечать к доске.

— Стоит ли нам доверять тебе? – Кризалис устало прикрыла глаза. – Впрочем, другого выхода у нас все равно нет.

— Я обещаю, Королева, что не причиню вреда ни Вам, ни Вашим подданным. Я не собираюсь менять вашу истинную природу, я лишь чуть-чуть подкорректирую ее, — Твайлайт откинула клапан своей седельной сумки и принялась там копаться. Момент – и на каждой из ее подруг очутилось драгоценное ожерелье, олицетворяющее их Элементы Гармонии. Пещеру заполнило неяркое свечение и недоумевающие восклицания пятерки пони:

— Элементы! Уиии!

— Твайлайт, дорогая, что ты задумала?

— Н-но…Что скажет… эммм… Принцесса Селестия?

— Да, серьезно, Твай, принцесса в курсе?

— Ты уверена, что это поможет, дружочек?

— Все вопросы потом! Вот так! – объявила лавандовая волшебница, водружая себе на голову корону. – Шайнинг, принцесса, нам потребуется и ваша помощь. Без Седьмого элемента здесь не обойтись.

— Нет, не смей! Ваши проклятые Элементы Гармонии… в сочетании с Магией любви… — Кризалис метнулась вперед, закрывая собой чейнджлингов. Те грозно зажужжали, в свою очередь перестраиваясь вокруг своей предводительницы в боевом порядке…

— Вот, пожалуйста! – возликовала Твайлайт. – Я так и знала! Кризалис, Вы чувствуете, в каком состоянии в данный момент находится каждый из Вашего роя…

— Ну… разумеется. Принятие этого дара — обязанность каждой новой Королевы, вступающей на трон, — слегка озадаченно ответила та.

— А вы, в свою очередь, готовы отдать жизнь за Королеву. Ведь не станет ее – не станет и вас, — кивнула ученица принцессы Селестии чейнджлингам. Те поддержали ее согласным жужжанием.

— Таким образом, вы связаны друг с другом куда более крепкой связью, чем все остальные. Вы – замкнутая система, так что же мешает вам получать и отдавать энергию друг другу… ну то есть внутри своей… семьи?

В пещере воцарилась тишина. Через некоторое время Шайнинг осторожно поинтересовался у сестры:

— Ты уверена, что это сработает? Никогда не слышал ни о чем подобном…

— В худшем случае все останется, как было. В лучшем – будет так, как я сказала, — Твайлайт тряхнула челкой. – Ну что, пробуем?

~***~

-… Как ощущения? – голос Твайлайт наконец достиг оглушенного сознания Кризалис.

Королева чейнджлингов помотала головой, анализируя свое самочувствие. Минутой ранее она, казалось, таяла в потоках магического света, совершенно невесомая и бесплотная. Это… было приятно. Магия, ранее столь безжалостная к ней и ее подданным, теперь словно бережно покачивала ее на волнах безбрежного океана. Это было не страшно и не больно. Напротив, Кризалис поймала себя на мысли, что было бы намного лучше, продолжайся так до скончания века. Исчезло вечно гложущее чувство одиночества, голод, дикий голод по чувствам, которые неспособны выражать представители ее расы. Но… его не было и сейчас. Равно как и ожогов на шкуре после неудачного захвата Кантерлота. Зато ее переполняло изнутри новое ощущение – цельности и единства со своими подданными, с каждым из тех, кто сейчас поднимался на дрожащие ноги вокруг нее, пробовал непослушные, ослабевшие крылья…

— Никогда не думала, что скажу это, но спасибо тебе, Твайлайт Спаркл, — неожиданно произнесла Кризалис. На первый взгляд она нисколько не изменилась – все те же жесткие крылья, сложенные за спиной, дырявые копыта, искривленный рог и безжизненная завеса гривы. Но, присмотревшись повнимательнее, Твайлайт заметила, что взгляд чейнджлинга стал намного, намного мягче.

— Да будут все присутствующие здесь свидетелями – я даю Слово Королевы, что больше не нападу ни на Эквестрию, ни на Кристальную империю, — тем временем продолжала Кризалис, слегка повысив голос, чтобы все услышали.

— Куда же теперь вы направитесь? – спросила Каденс.

— Я пока не знаю. Постараемся начать все снова… где-нибудь подальше отсюда, — усмехнулась Кризалис.

Двое – принцесса и королева – мгновение пристально смотрели друг другу в глаза. Но этот непродолжительный взгляд, казалось, стер годы непонимания и взаимной обиды, что лежали между ними…

— Спасибо тебе – и прощай! – произнесли они в унисон.

— Давайте выбираться отсюда. Или вы решили теперь навеки здесь поселиться? – проворчала Рейнбоу.

~***~

Они выбрались из пещер и сейчас перекусывали, восстанавливая силы перед обратной дорогой. Рейнбоу вилась над головами подруг, разминая крылья. Пинки с хохотом каталась по земле, радуясь свежему воздуху и закатному солнцу. Рэрити приводила в порядок свою и без того безупречную гриву, а Спайк (как ему казалось, скрытно) наблюдал за ней.

Твайлайт, царственная чета, а также примкнувшие к ним Эпплджек и Флаттершай держались несколько особняком, ведя между собой неспешный разговор.

— Ну как, дорогая, теперь твоя душа спокойна? – улыбнулся Шайнинг.

— Да, — выдохнула принцесса. – Мне было просто жизненно необходимо уладить это недоразумение.

— Твай, а что, теперь чейнджлинги больше не питаются чувствами? – вклинилась в разговор ЭйДжей.

— Ну, совсем изменить природу чейнджлингов, разумеется, невозможно. Но какое-то время они смогут продержаться за счет только привязанности друг к другу. Да и потом им уже не будет требоваться столько любви извне, как раньше, — обстоятельно пояснила Твайлайт.

И все задумчиво посмотрели в ту сторону, куда направилась Кризалис вместе со своим роем, и мысленно пожелали Королеве удачи.

“Дорогая принцесса Селестия!

Сегодня мы все получили очень важный урок. Никогда и никого нельзя считать безусловно виноватым или “плохим”, если неизвестны мотивы его поступков. И, каким бы злым и отчаявшимся не казалось бы тебе какое-либо существо, возможно, есть еще шанс направить его на истинный путь. Для этого ни в коем случае нельзя кардинально менять его судьбу. Достаточно лишь показать ему, что еще не все потеряно, и помочь найти новый смысл жизни. И тогда все получится само собой.

Ваша самая преданная ученица Твайлайт Спаркл, ее семья и друзья.

P.S. Элементы Гармонии в сочетании с Элементом Любви сработали именно так, как я и предполагала. Подробный отчет об этом я предоставлю позднее”.

Комментарии (13)

0

Ох, замечательный рассказ :3 Лайк.

ann_butenko_ponysha #1
0

Надо же как неожиданно получилось. Потянет на отдельную серию в сериале! Однозначно плюс.

misterio #2
0

Норм.

 — Пегас? Единорог? Двойняшки? – растерянно повторяла Кризалис. – У меня никогда не было знакомых, хоть чуточку подобных тем, кого ты описываешь!

Вероятно, это опечатка.

alexcloud2 #3
0

Прелесть какая)))) Очень-очень понравилось))) Прочитала с огромным интересом) С Кризалис хорошее, на мой взгляд, решение вышло)))
"Ты делаешь дракона из параспрайта" — и понравилась просто переделка выражения под Эквестрию)))
Ставлю, конечно, плюс)))

Виэн #4
0

ann_butenko_ponysha, misterio, огромное спасибо, мне очень приятно) На серию? Ух ты, не ожидала, честное слово =) alexcloud2, опечатка) Уже исправила, к тому же еще парочку отыскала. Спасибо за внимание =)Виэн, большое спасибо, я так рада, что понравилось)) Я ооочень долго думала, что же в конце концов будет с чейнджлингами. Аж с весны, кажется)

yaRInA #5
0

"мы обе выросли. потом мне начало казаться, что этой истории со мной и вовсе не случалось – ну знаешь, так часто случается с детскими воспоминаниями…" — одна большая буква в начале предложения не пропечаталась)

Виэн #6
0

Виэн, спасибо тебе, я исправила =) Это компьютер так пошутить решил)

yaRInA #7
0

" Нужное место находится довольно далеко отсюда, — продолжила Эппджек мысль белоснежной модницы"- ещё опечатка в имени)

Виэн #8
0

Написано весьма неплохо,да и задумка хороша, но бльшая часть действий кажутся слишком неестественными,характеры картонны (большая часть),а сцена с "разблачением"(там где разговор с чейнджлингом)вызвала просто поток фейспалмов,слишком притянуто ,можно было бы расписать хотя бы про недолгие поиски виновного,а тут как только поняли, что кто-то виноват , он тут же вышел и во всем признался.(ну или не признался в любом случае — был найден в ту же минуту не сходя с места)

Омега #9
0

бы нанят

Был нанят?

DikkeryDok #10
0

DikkeryDok, Виэн, вы оба правы, разумеется. Исправила. *этот текст — рекордсмен по количеству опечаток. Фейспалм*Омега, ну что тут скажешь... на добром слове спасибо =) По поводу всего остального.

характеры картонны

Ну, не мне судить, а читателю, но подобного отзыва я удостоилась впервые...

сцена с «разблачением» (там где разговор с чейнджлингом) вызвала просто поток фейспалмов

Во-первых, каюсь, я не умею писать детективы. Да и не детектив я писала, а просто сказку. Сюжет старалась не слишком уж перегружать, чтобы читалось легче. Во-вторых, что следует из текста, свидетель (виновный — не совсем то слово), подходящий по возрасту, к этому времени остался только один. Выбора-то и не было. Что оставалось? Отпираться? По-моему, если вокруг — чейнджлинги, то есть существа, легко улавливающие чужие эмоции, все уловки бесполезны.

Вывод из вышеозначенного: бывают рассказы удачные и не очень. Бывают читатели, которым нравится твой рассказ, и, соответственно, те, кому что-то не нравится. Это вполне естественно и нормально.

yaRInA #11
+1

Я тоже ставлю плюсик, хотя со сценарием развития согласиться не могу в принципе. Дело в том, что чейнджлинги — это насекомые (по задумке). Собственных чувств у них вообще нет. Это можно сравить с компьютерной сетью с выделенным сервером (королевой): каждый компьютер знает, что творится с соседними и с сервером, а также сервер знает о состоянии каждого из своих "подопечных", но всем им требуется внешняя энергия. В моём примере — электрическая. В оригинале — любовная. А Твайлайт про вечный двигатель, видимо, ничего не читала и просто закоротила вход на выход, надеясь, что из этого что-то получится. Неа, ничего не получится. Ну, разве что подлатали няшку Криззи (она мне нравится, кстати... дырки убрать — и совсем няша будет), и на том спасибо.

GHackwrench #12
0

GHackwrench, я эту ситуацию с такой точки зрения не рассматривала) Очень интересная теория, спасибо)

yaRInA #13
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...