Автор рисунка: MurDareik
Глава 19: Достоинства и недостатки

Глава 20: Кладбище добрых намерений

Кладбище добрых намерений

«Половина результатов добрых намерений — зло; половина результатов злого умысла — добро».

То, что вы пытаетесь поступать хорошо, ещё не значит, что то, что вы, на самом деле, делаете — это хорошо. Пони и зебры десятилетиями вели кровопролитную войну, и каждая сторона была уверена в своей правоте, уверена в том, что противник был злым, и что война — это единственный выход. Они намеревались спасти свою расу, но, в конце концов, они обрекли её на двухсотлетнее существование на краю пропасти. Уоллкирк пытался поступать хорошо, построив сложную систему туннелей и бункеров под городом, которым он фактически управлял, но они оказались недостаточно хорошо защищены, и в конце концов, целые семьи были поражены радиацией, из-за которой они погибли или стали гулями.

Баптизия тоже намеревалась делать добро, или, по-крайней мере, я верила, что это было её намерением. Она казалась убеждённой в том, что подвергание пони испытаниям и тестам, положит конец войне. То, что она пыталась сделать, закончило бы войну раньше, чем традиционное оружие. Но, конечно же, она потерпела неудачу, и её решили использовать в качестве испытуемой. Можно сказать, что это сработала карма, но... Но она ведь пыталась быть хорошей, даже если убийства и неудачи — это единственное, в чём она преуспела.

Поэтому, я почувствовала некую связь с этой кобылой, когда открыла дверь к проекту, который, как она думала, всех спасёт. Я знала, каково это, пытаться быть хорошей, чтобы последствия этого добра превратили мою голову в фарш. Мы с ней занимались разными вещами, и результаты наших действий были разными, но провал у нас был чем-то общим. Мне было немного жаль эту кобылу — даже после всех убийств, которые она совершила, она всё равно пыталась спасти жизни пони.

По-крайней мере, её намерения были благими. Спасение пони. Мои же копыта были в крови по большей части не из-за того, что я пыталась кому-то помочь, а из-за того, что я была эгоистичной личностью, заботящейся только о себе. Конечно, я могла бы утверждать, что те, кого я убила, были плохими, но я понимала, что убила их только из-за своего эгоизма. Я напомнила себе, что не смотря на то, что увижу за дверью, не смотря на то, что сделала Баптизия, она всё равно была лучшей пони, чем я.

Комната была большой и пустой. Казалось, что шестнадцать её белых стен ярко светились. На каждой из них, была маленькая цифра в красном круге. Они шли по часовой стрелке от единицы до восьмёрки, после которой снова шла единица. Потолок был сделан из множества стеклянных панелей, за которыми были скрыты лампы. Сначала, их расположение показалось мне хаотичным, но чем дольше я смотрела на них, тем больше начинала замечать какой-то сложный узор. Пол был покрыт вырезами, которые я не заметила на видео, и, за исключением помоста размером с пони в центре комнаты, был сложен из тысяч мраморных плиток белого и серого цветов, которые складывались в архаичный узор. Только от одного окружения, моё плечо наполнилось странной энергией, которая не была похожа на обычное жжение от магии. Это место ощущалось, как мощное и мистическое.

– Камера мегазаклинаний… – Сказал Флэйр позади меня, изумлённо оглядываясь по сторонам. – Нет, я никогда не был в таких раньше, если ты хотела спросить... Просто взгляни на всё это? Да я свой хвост сожру, если это не то, о чём я думаю! – Поскольку я была тупой и лишённой магии земнопони, мои познания в магии были довольно ограниченными. Блять, я даже не была уверена в том, что такое мегазаклинание... Кроме того, что это заклинание, только больше. Но не смотря на всё это, даже мне было понятно, что это было за место.

– Вау… – Сказала Серенити, когда начала обходить комнату по кругу, словно, изучая её. – Это место выглядит круто. Глянь на это. – Её рог светился сам по себе, без использования каких-либо заклинаний. Я могла предположить, что она использует свою магию, чтобы понять, для чего именно нужна эта комната. Или это выглядело круто. С Серенити были возможны оба варианта. – В смысле... Это просто круто. – Хоть тут и нет супер-магического пони, но блин... Только взгляните на всё это!

Да, впечатляет... Но на этом, всё закончилось. Я имею в виду, что в комнате не было ничего. Она была большой, красивой и пустой. Я надеялась найти... Даже не знаю, что именно, но хоть что-то. Это была апогей всей тайны, вся информация из лабораторий вела сюда. И результатом этих поисков стала... Пустота. Не было никакой древней разгаданной тайны. Только давящее ощущение разочарования.

– Разве вы не поняли! – Сказал кто-то из-за спины, где двойные двери, ведущие в лабораторию, всё ещё были открыты. Видимо, в камере мегазаклинаний решили не ставить динамики. – Не было никакой великой тайны. Вы попали в мою ловушку. Я лишь оставил на вашем пути информацию, которая должна была привести вас в место, из которого нет выхода! – По сигналу, четыре усовершенствованных Протектитрона выкатились на нас из-за угла.

– Ну... Пиздец.

Пожалуйста заткнись.

Стоп, что это было? Это в моей голове, но это не тот голос, который звучал раньше. После этих слов, двери захлопнулись, и я услышала, как они закрылись на замок.

Голос был раздражающим. Эта земнопони интересна. Эта земнопони прошла по этим священным залам и встала против того, что они противопоставили ей. Многие пытались, некоторым удавалось, но она предлагает интересную задачу.

Я медленно повернулась к своим компаньонам и по их взглядам и выражению лиц поняла, что в тот момент, они слышали тот же голос, что и я. Ну, по крайней мере, я была уверена, что хотя бы в этот раз, это не признак того, что я схожу с ума.

– Ну... Это безумие. Ты типа странный нематериальный голос, и ты споришь с другим таким же голосом. Я просто представляю, как вы устраиваете конкурс “кто кого перекричит”... – Голос в наших головах вдруг замолчал. – Или вы ведёте грязные беседы друг с другом после того, как соберёте кости искателей приключений, заглядывающих сюда. – Я правда не должна была смеяться. Это было настолько неуместно, что я не смогла удержаться.

Значит, земнопони выбрала свою судьбу. Двери будут открыты.

– Стой! – Сказал Флэйр. – Просто шучу. Хахаха...

Ко всеобщему облегчению, двери снова закрылись на замок.

Земнопони здесь только благодаря милосердию "Его", она не должна забывать об этом. Скажи, почему она отказалась от того, что хотела. Почему устояла?

Я обернулась и осмотрела комнату, ничего не изменилось. Где бы не был этот странный голос, говорящий прямо нам в головы, он определённо был не здесь. Если конечно он вообще был видимым. Было бы более, чем неудобно, если бы он мог становиться невидимым.

И он говорил о снах, которые у меня были. Конечно, они были не только у меня, но ещё и у Флэйра с Серенити, но голос всё ещё обращался с этим вопросом ко мне. Мне пришлось ответить. – Они были фальшивыми. Не настоящими. Поэтому, я ушла. Почему нет? – Не то, чтобы я была уверена в том, как я смогла уйти. Кажется, что желание покинуть сон как раз и было ключом к его разрушению. – И они были жуткими. Засунуть меня в гроб? Как вообще это могло сработать? – Я сдержалась и не сказала странному голосу, что он тупой.

Земнопони ничего не понимает. "Он" не выбирал вашу реальность. Мозг земнопони сам строил сон из твоих желаний. "Он" не связан с природой её желаний.

– Я не самоубийца. – Когда я оглядывалась по сторонам, видения мелькали у меня перед глазами. Нет, я не могу думать об этом. – Ты сделал что-то... Тупое. Это тупо. Я вырвалась на свободу, потому что то, что ты пытался сделать, не получилось.

“Он" не создавал реальностей. "Он" использовал это заклинание на множестве пациентов до земнопон-

– Стоп. – Я перебила голос. Флэйр и Серенити, которые всё это время слушали беседу, взглянули на меня. – Назови свой номер..?

Мой номер: 5-6-8-9-4-7-7. Пять лет в колледже. Шесть братьев и сестёр. Восемь попыток самоубийства пациента. Девять свадеб, на которые был приглашён пациент. Четверо детей. Семь раз они избивали меня, когда я забывал. Семь дней до того, как я снова смогу чувствовать...

Эти слова вырвались инстинктивно из моей головы.

Как ты узнала об этом.

Хах, я перехитрила магический голос. Флэйр, правда, не понял этого. – Что это за хуйня? Ты промыла мозги какому-то божественному голосу, Хайред? Что я говорил тебе об этом? Не смей. Они быстро теряют терпение. – Пегас засмеялся. – А если серьёзно... Что за хрень?

– Этот голос... Он был здесь подопытным. Ещё до войны. Его звали-

НЕ ПРОИЗНОСИ ЭТО!

Голос как будто пронзил мой череп. Я не смогла сдержать этот напор и, упав на пол, закрыла уши, пытаясь избавиться от него. Этот голос исчез так же быстро, как и появился, но теперь мы все валялись на полу. Моя дочь даже попыталась создать звуковой барьер вокруг себя, чтобы отпугнуть его, но он не может избавить от того, что звучит внутри вашей головы...

Его голос вернулся, но уже более мягким и менее механическим, чем до этого. Земнопони может удивить. Она притворяется глупой, но довольно проницательна. Это очень противоречиво.

– О, нет. – Ответил Флэйр, подлетев к потолку и постучав по стеклу. – Она действительно глупая. Она настолько глупая, что иногда забывает об этом. – Он говорил с потолком… Он думал, что тот пони где-то наверху? Наверное, эта версия выглядит более правдоподобной.

– Ты чего? – Серенити постоянно оглядывалась вокруг, стараясь следить за всем. Просто на всякий случай.

“Он” — Бог. Единорог не поймёт, какой силой я обладаю.

– У меня есть мысль… – Я медленно присела. Мой разум всё ещё казался замутнённым, а тело рвалось по швам, но я поняла. Эта комната, информация… Всё это было таким... Очевидным. – Это место — камера мегазаклинаний, верно? – Флэйр и Серенити кивнули. Они, наверное, не были в этом уверены, но мне нужно было довериться их предположению. – Они проводили эксперименты над пони здесь или… – Я взглянула на большие двойные двери. – Или удалённо. Я видела тебя. На камерах тебя было видно здесь. Кажется. – Пони без шерсти и с огнями вместо глаз. – Ты — мегазаклинание. – Я остановилась и снова взглянула на комнату вокруг. Шестнадцать стен с номером на каждой из них. Это был ключ… Я могла с этим справиться. – Тебя превратили в мегазаклинание…

Молчать. “Он” не будет выслушивать твои обвинен-

– О! Я понял! –  Флэйр взглянул на меня со слабой ухмылкой. – В этой комнате шестнадцать стен. Цифры идут от одного до восьми… Типа, как в часах. Это временное мегазаклинание, да? Это мой вариант! Сколько очков я заработал?

Прекратите-

– Ась? – Серенити подпрыгнула, чтобы мы обратили на неё внимание. – А разве эт вообще возможно? Ну, превращение пони в мегазаклинание по идее должно убить его… Магическая перегрузка и всё такое. – Серенити знала о магии больше меня, поэтому я должна была согласиться с её мнением.

Вы-

– Оу! И возможно… – Флэйр остановился. Его крылья хлопнули дважды, после чего он медленно скользнул к полу. – На самом деле, мне больше нечего добавить, я просто подумал, что это будет смешно… Не испепеляй меня молниями, пожалуйста.

Где-то в моём затылке, раздался крик раздражения. Видимо, мы оказались не очень хорошими слушателями монологов. Возможно, это связано с тем, что мы выслушивали их раз в пару дней или вроде того, и поэтому мы были не в настроении для них. Также, вполне возможно, это связано с тем, что последние сутки этот комплекс ебал нам мозг, пока роботы обстреливали наши тела. Так что пошёл ты нахуй, магический голос.

“Он” удивлён, но “он” не должен быть удивлён. “Он” дал земнопони слишком много информации, чтобы заманить её сюда. Чем ближе земнопони к телу “его”, тем сильнее “он” становится, и тем легче будет подарить ей тот сон, который она заслужила.

– Но я ведь вырвалась, верно? Ты облажался. Ты ужасен, как божество. – Божество ничего не ответило, и я продолжила. – Я имею ввиду… Я, глупая и тупая Сильвер, вырвалась из сна. А затем помогла Серенити вырваться из её сна. Она была… Где-то в двадцати метрах отсюда, да? Может быть, ты не такой и могущественный, как тебе кажется.

“Он” наделён силой, способной разрушать целые города. “Он” не позволит насмехаться над собой.

У него правда были такие силы? Я не уверена. Он конечно мог сводить нас с ума и делать сны из наших скрытых желаний, но он не мог читать наши мысли, и единственным физическим проявлением его сил было закрытие дверей. Он был мощным, но настолько же мощным, как жар-бомба? Если Флэйр был прав, то это могло быть некое заклинание времени… Разве для этого нужно столько же энергии, сколько понадобилось для разрушения мира? Не каждое мегазаклинание должно быть настолько мощным.

Воспоминания вернулись. В туннели. Шар излучал странную энергию, которая заставляла слышать нас слова, и когда мы закрывали глаза, он показывал нам самые желанные воспоминания. Это было… Похоже. Может, он…

– Ты… – Я обратилась к голосу. – Уолкирк пытался высосать твои силы…

Душа “его” была разорвана на кусочки и развеяна по ветру. Одна часть — в тёмные глубины, другая — в небеса, а третью унесло так далеко на север, что остался один лишь снег. Злой пони убил и разорвал меня на части, но даже мёртвый Бог может мечтать. Даже мёртвый Бог может нести возмездие. Только жизнь может быть равноценной жизни и “он” забрал жизнь пони, чья магия разорвала нас. “Он” не даёт злому пони желаемого и “он” оказался победителем даже после смерти.

– Он не кажется мёртвым. Мёртвые пони не разговаривают так много, я проверяла. – В словах Серенити был смысл. Как мог пони, утверждающий что он мёртв, вести такие монологи? С другой стороны, у шара были похожие жуткие силы. Достаточно жуткие, чтобы вызвать табун мурашек на моей спине.

Что для единорога означает быть разорванным изнутри? Здесь находится малая часть души “его” и поэтому “он” считает себя мёртвым… Проникнувшие пони видели одну из частей, не так ли? Именно благодаря этому, они вырвались. Части души “его” такие же могущественные, как и сам “он”, но они мертвы и не такие точные… Но практика есть практика, и это та причина, по которой проникнувшие пони способны противостоять “ему”.

– О чём вообще теперь болтает голос? – Спросила Серенити, продолжая обходить комнату по кругу. – Он раздражает. И он в моей голове рассказывает всякие глупости. – Верно, Серенити, голос рассказывает всякие глупости и больше ничего. – С каких пор, Боги должны так много разговаривать…

– С этих самых, видимо. – Флэйр подлетел к кобылке. – Он говорит о… Ты помнишь туннели? – Серенити тупо уставилась на него. – Тёмные и страшные? Там ещё были видения и всякое другое дерьмо… – Взгляд кобылки стал испуганным, и я даже через всю комнату заметила, как она вздрогнула. – Да, именно они.

Проникнувшие пони знают о местонахождении… они должны сказать “ему”! Скажите “ему”, где находятся эти туннели!

– Ээ… Нет. –  Ответила я. Какого хера я должна давать нестабильному мегазаклинанию ещё больше сил? Кроме того, он всё равно планировал нас убить и это был мой единственный козырь.

Земнопони скажет “ему” или “он”...

– Убьёт нас! – Флэйр подпрыгнул на месте. – Ты это собирался сказать, верно? Верно? Потому что разве ты не собирался сделать это в любом случае? Или всё это заманивание было только ради того, чтобы повеселиться? Слушай, как насчёт заключить сделку: мы не хотим умирать.. Ну, я не хочу умирать, вероятно, поехавшая Хайред не так уверена в себе, но всё же. Сделка. Давай-ка ты поможешь нам выбраться из этого адского места, и мы захватим кусок твоей души и принесём его тебе. Как насчёт этого?

У “него” нет причин верить вам.

– А это разве важно? Ты знаешь, что мы видели этот кусок, и поэтому ты знаешь, что мы знаем, что ты знаешь, что мы знаем, где он! Если ты хочешь вернуть его, то тебе придётся играть по нашим правилам… А наши правила говорят о том, что нам, блять, нужно съебать отсюда. – Флэйр усмехнулся, зная что победил. – Это место, вроде как размером с целый город, да? Не может быть, чтобы у него был только один вход, но Стальные Уёбки знают только об одном. Покажи нам другой вход: мы уйдём, а затем вернёмся и бросим этот ссаный шар прямо тебе в морду. Это твой единственный шанс…

– А что насчёт гигантских роботов и другой фигни за дверьми? – Серенити, конечно же, задала логичный вопрос. – Даже если он скажет нам, как свалить, мы всё равно будем, типа, в ловушке в этой комнате. Только если здесь нету секретного выхода… – Она внезапно и воодушевлённо подпрыгнула. – ОУ! Тут есть секретный выход?! Это было бы таак круто! Ну давай, он тут есть, да?

Он есть, но "он" всё ещё не решил отпустить вас или нет.

– Почему нет? – Спросил Флэйр. – Мы уже разобрались в загадке. Все знают, что только временное заклинание позволяло тебе возвращаться назад во времени и то на пару минут, но заглянуть в будущее ты не мог. Поэтому, они попытались связать тебя с мезагаклинанием, чтобы ты мог двигаться в любом направлении и узнать, как закончилась война, и как закончить её скорее. Конечно, они не ожидали такого результата, но идея была неплохой. Мы выиграли в этой игре! – Он усмехнулся. – И ты знаешь, что не можешь просто убить нас, потому что у нас есть информация, нужная тебе, а так же, как ты уже сказал, ты не можешь читать мысли. Отпусти нас. Всё будет нормально, серьёзно.

Так оно и было. Все убийства в этих лабораториях, были нужны, чтобы создать “его” — неудачу, способную покончить со всеми другими неудачами. Вместо заглядывания в будущее, они лишь усиливали его магические способности до каких-то экстремальных значений, делая его чуть ли не бессмертным. В теории, это была неплохая идея. Ради Богинь, да если бы война не закончилась так, как закончилась, то это могло бы даже сработать. Если так подумать, то если бы он отправился на Пустошь и вернулся (предполагая, что он при этом не умер), этого было бы достаточно для того, чтобы закончить войну до того, как всё пошло по пизде. Если бы пони, зебры, минотавры и кто угодно другой понимали последствия, то всё бы закончилось ещё не начавшись. Баптизия была почти что героиней и все эти жизни, в конце концов, могли быть потрачены не зря. Но вместо этого, её арестовали за совершённые преступления и саму отдали на опыты. По крайней мере, я думаю, что такова была её судьба. Воспоминания, которые я видела, были очень расплывчатыми, а возможно даже изменёнными.

Конечно, он говорил до этого, что не может помещать специфические воспоминания в наши головы. Но это именно то, что он уже делал дважды! Ладно, трижды, если учитывать сон, который у меня был. Так что либо он лгал нам, либо я чего-то не поняла. Тем не менее, я была уверена, что он не может читать наши мысли, только лишь проецировать искусственные в наши головы. Думаю, если я хочу убедить его отпустить нас, то нужно проверить это наверняка.

Гораздо более пугающей была мысль о том, что возможно всё это было нереально. Если он мог заставлять нас видеть странные вещи и показывать не наши сны, то как мы можем знать, что всё это не было всего лишь очередным сном, и он не высасывал из нас жизнь или что он там делал. Нет способов это проверить, ведь так? Я могла только надеяться на его честность. Эта мысль заставила моё сердце биться чаще, и учитывая то, что я медленно сходила с ума, нисколько не облегчила мою жизнь. Нужно просто успокоиться. Сделать глубокий вдох...

– Ты их всех убил, да? – Мой голос прервал молчание. – Этот комплекс. Мёртвые пони. Это ты...

Они погибли до того, как "он" коснулся их мыслей. "Он" подарил им мир, вместо отчаяния и страха, который они испытали бы в последние часы своих жизней.

– Они все... Никто не выжил? – Мой голос был хриплым и дрожащим.

Никто. Злой пони, создавший это место, не понимал. Радиация не проникла бы в сердце горы, но в этом комплексе, еды бы хватило всего на шесть месяцев. Даже если бы большинство погибло, не прошло бы и пяти лет, как радиация достала бы их... Не говоря уже о том, что случилось бы с ними, выйди они наружу. "Он" сделал ужасную вещь, чтобы спасти их от худшей участи.

– Так что, это ты убил их.

Прекратил страдания.  "Он" — это зло, и тебе стоит ожидать зла от "него". Земнопони стоит запомнить это. "Он" — настоящий монстр.

– Это не так. Ты — просто пони. У монстров нет имён.

“Он" не имеет имени.

– Симпл Харт. Ты сказал мне запомнить. И я запомнила. – Я думаю, что всё-таки, это сделал он. Я просто старалась надавить на его чувство морали, если она ещё осталась. То, что случилось с ним, просто за гранью познания, а ещё у него был комплекс Бога, но он по-прежнему оставался пони. И если он поймёт это, то возможно, поможет нам уйти.

Голос в наших головах молчал.

– Как ты узнала его имя, Хайред? – Флэйр подхватил Серенити и подлетел ко мне. – Потому что если он убьёт нас после этого, то я хочу знать, кого проклинать.

– Все претензии ко мне. – Я мрачно улыбнулась. Не то, чтобы я знала, как выглядит мрачная улыбка. – На всякий случай.

Пегас заржал и протянул копыто, чтобы похлопать меня по спине. Но остановился, когда заметил, что большая часть моей спины была покрыта ожогами и ранами от роботов. – Отлично. Так и сделаю. А что насчёт тебя, Серенити? Хочешь проклянуть мамочку в качестве предсмертного желания?

– Агась. Звучит весело. Мамочка, ты разрешаешь?

– Валяй. – Я улыбнулась. – Почему нет? Я заслужила это. – Наконец, голос снова заговорил. Его, должно быть, привлекли наши подкалывания.

Это не имя "его". "Он" решил позволить проникшим пони умереть.

О, блять, нет! Я рванула в центр комнаты. Эпичность этой атаки была почти испорчена, когда я чуть не поскользнулась на белом полированном мраморе, но всё же смогла устоять и продвинуться дальше. Я могла слышать его в своей голове, слышать, как он говорит мне остановиться, но я уже всё поняла. Когда я добралась до центра комнаты, я повернулась и лягнула копытами со всей силы, что у меня осталась. И я чего-то коснулась.

Удар встряхнул моё тело, но я не сдвинулась. Я просто стояла, упершись задними ногами в невидимую преграду. В моей голове, заворчал голос. Когда я обернулась, чтобы посмотреть, что же я ударила, то не увидела ничего. Пока нечто не замерцало. Яркая вспышка ослепила меня на время, но затем, я увидела за собой пони без лица. Он глядел на меня своими глазами, похожими на крохотные солнца. Я почувствовала, как моё плечо вспыхнуло от боли из-за чистой магии, которая охватила загадочного пони, но я не отступила.

Ловко и быстро обернувшись, я выхватила дробовик из своей сумки и приставила его к безликой голове.

"Он" — Бог. Его глаза блеснули, когда слова пронзили мой череп словно шипы. Ты думаешь, что сможешь убить Бога?

– Земнопони думает, что может убить Бога. – Поправила я его. То, что он потерял свою привычную манеру речи, только подтвердило мою догадку о том, что я пугала его. – Ты сам сказал, что "даже мёртвый Бог может мечтать". А это означает, что ты тоже можешь умереть. – Я сняла дробовик с предохранителя. Конечно, в нём не было патронов, но он не мог читать мои мысли, так что он никак не мог узнать об этом. – Я пробовала обратиться к тебе, как к пони. Я пробовала торговаться. Я пробовала говорить, но сейчас, я устала от разговоров. Лично мне читали нотации более хорошие пони, чем я. И не из-за таких серьёзных проступков. Поэтому, тебе стоит помочь мне и моей дочери уйти. Либо, я убью тебя. Я знаю, что мы всё равно умрём, но при этом, мы заберем тебя с собой.

Земнопони не может быть настолько глупой, чтобы угрожать "ему".

– О, ещё как могу. – Я, как минимум, угрожала ему разряженным дробовиком. – Мне стреляли в лицо из дробовика. Но пони, который стрелял в меня, промахнулся. Смысл в том, чтобы попасть в голову, а не в лицо. Попасть в мозг. Я не повторю его ошибку. Мне понадобится лишь один выстрел, чтобы прикончить тебя. – В этот момент, я уже полностью смирилась с неизбежной смертью. Я угрожала двухсотлетнему монстру с пустым стволом. Но я не колебалась. Какой бы слабой, уставшей и больной я себя не чувствовала, у меня всё ещё было обещание, данное Серенити. Обещание о том, что я вытащу её. И ещё обещание Вайлдфайр, что я выживу. Если не ради себя, то ради этих двух пони, которые (по непонятным мне причинам) нуждались во мне.

"Он"...

– У "него" есть ровно три секунды. – Мои зубы сжали рукоять оружия. – Я не шутила. Ты — пони. Я найду твою душу для тебя. Я не хочу убивать тебя. Так что не заставляй меня это делать. Отпусти нас, и я дам тебе своё слово.

Долгие и мучительные секунды молчания.

"Он" поможет вам...

Мы втроём облегчённо выдохнули. Моя уловка сработала. Спасибо Селестии, что даже Боги боятся смерти.

В комнате есть аварийный выход. На случай, если заклинание пошло не по плану. Лифт ведёт к системе железной дороги. Внизу, есть карта. На ней отмечены все выходы. Этого достаточно?

– Да. – Я вздохнула. – Да… – Даже когда я сделала шаг назад, я всё равно не убрала мой дробовик. Хоть он и был бесполезным, мне нужно было поддерживать легенду. – Я обещаю. Я найду этот шар. Принесу его тебе. – Если бы он захотел, то мог бы подождать, пока мы немного отойдём, а затем, снова изнасиловать наш мозг, но мне пришлось довериться ему. Даже если это и было только потому, что других реальных вариантов сбежать у нас не было. Я бросила кости на стол и помолилась.

Стена напротив дверей была спроектирована так, чтобы её было легко сломать. За ней, выход. "Он" не будет останавливать вас.

Я слегка кивнула Флэйру. Тот отсалютовал мне, а затем, взмыл в воздух и влетел в стену, разнося её на куски. Через пару секунд, он вышел и махнул нам крылом. Это был наш лучший шанс для побега. Очень осторожно, я обошла пони-мегазаклинание, держа его на прицеле моего дробовика. Так же медленно, я двинулась задом к выходу вместе с Серенити, последовавшей за мной.

– Прости. – Я была искренна с Симпл Хартом. – Серьёзно. Ты заслужил лучшей участи.

Я повернулась и побежала к лифту, где уже стояли мои компаньоны. Это была большая уродливая железная штуковина, которая, казалось, была спроектирована, чтобы перевозить, как минимум два десятка пони. А может и больше. Железные ворота захлопнулись за нами, когда мы все вошли, и я была очень рада, что у меня не было возможности смотреть в саму шахту лифта.

– Отправляемся вниз. – Флэйр нажал единственную кнопку на контрольной панели, и мы начали опускаться.

Я выплюнула дробовик и собралась что-то сказать, но не смогла. Смех просто начал разрывать меня изнутри, и я не сдержалась. Что-то во всей этой ситуации, так сильно меня забавляла, что всё моё тело начало трясти от смеха. Флэйр стоял рядом, и сам пытался прекратить хихикать, но это не сработало, потому что в итоге, он упал на круп и заржал вместе со мной. Это просто перебор. Вся эта ситуация. Серенити присоединилась к нам, потому что, видимо, мы были уморительны.

В конце концов, мы смогли успокоиться достаточно, чтобы говорить, но я по-прежнему периодически хихикала.

– Ты... Ты просто угрожала ебучему Богу? – Сказал Флэйр, пытаясь контролировать себя.

– С разряженной пушкой. – Я пнула дробовик, отправив его в другой конец лифта. – Мы должны быть уже мертвы.

– Ох, Хайред, не описать словами, насколько я сейчас тебя люблю и ненавижу. – Пегас снова засмеялся, пока мы продолжали опускаться в глубины комплекса. Может быть, Симпл Харт просто играл с нами, но это стоило того.

Лифт подскочил на мгновение, и я подумала, что падаю. На моём лице, появилась гримаса ужаса, но она быстро пропала. Этот момент вернул меня в реальный мир. Хоть мы и справились с этой ситуацией, но это и близко не конец. Я не могла успокоиться, потому что худшее было ещё впереди. Кто знал, что скрывается на самых нижних уровнях комплекса...

---

Тьма была повсюду, и даже свет моего ПипБака нисколько не помогал хоть что-то увидеть. Это было похоже на огромную чёрную пустоту, которая поглощала свет, и чем дольше я всматривалась в неё, тем больше мне казалось, что кто-то из этой тьмы всматривается в меня. Когда мне сказали, что лифт приведёт к трамвайной линии, я ожидала, что он, ну знаете, приведёт нас прямо на освещённую платформу. Вместо этого, когда лифт остановился в самом низу, мы вышли и оказались рядом с рельсами посреди тоннеля. Спасибо Симпл Харту за то, что он оказался прав хоть в чём-то: прямо рядом с лифтом оказалась карта.

Она оказалась на удивление полезной. На ней стояла такая удобная отметка, как "вы здесь", и карта показывала нам маршруты к основным зонам комплекса. Здесь были секции "Производства оружия", "Склад Стойл-Тэк", "Офисы", "Магическое экспериментирование", “Механическое экспериментирование”, "Учебная" и несколько отмеченных выходов. Ближайший из них располагался прямо в зоне склада и я, мысленно вычеркнув его, принялась смотреть на другие. Следующий ближайший оказался прямо в зоне производства... О да! У меня возникла отличная идея заглянуть туда, перед тем, как уйти. Больше оружия нам не помешало бы, и в конце концов, его всегда можно выгодно продать в будущем.

Серенити оказалась очень полезной, потому что догадалась сорвать карту со стены магией и, свернув её, убрать в сумку. Магия действительно классная штука в таких ситуациях.

– Тёмные, стрёмные тоннели. – Заметил Флэйр, который выглядел абсолютно не впечатлённым. – Какова вероятность того, что и этот заполнен гулями? – Серенити немного вздрогнула. Прошло уже довольно много времени, но память об убийстве того пони, должно быть, до сих пор причиняла ей боль. Не каждый может быть таким хладнокровным, как я. Хорошо, что она не была рада убийству. – Ох, воспоминания. – Валяться на земле, ощущать, как из тебя высасывают жизнь, думать о том, сможете ли вы вообще выжить, чувство безнадёжности... О да, воспоминания.

– Давайте просто пойдём. – Я прошла мимо него и двинулась во тьму.

– А куда пойдём, кстати? – Флэйр последовал за мной с более хмурой версией своей фирменной улыбки. – Ты нашла другой выход?

– Да. Здесь даже был свой завод. Выход там. Мы найдём большие пушки, выберемся отсюда и разъебём Стэйкса и моего брата. Если они ещё конечно не ушли. – Глаза Флэйра блеснули.

– Отлично! Мне нравится этот план! Кровавая месть и всё такое! – Иногда мне было тяжело определить издевается он надо мной или нет. – Давайте-ка убьём кого-нибудь. После того, как переживём весь ужас, который может поджидать нас в этом туннеле, конечно. Им повезёт, если они догадаются не трогать мою Банкер Бастер... Я скучаю по ней. – Я понимаю его. Бедная Искусность... Но это навело меня на одну мысль.

– Серенити, у тебя всё ещё есть пистолет?

Кобылка оторвала взгляд от скалы, которую она с интересом рассматривала. – Нет, я… – Она моргнула. – Подожди. – Обернувшись, Серенити нырнула головой в свою сумку и через пару секунд достала оттуда зебринский пистолет. Слегка покраснев, она сказала. – Я, эм, совсем забыла про него… – Я, кстати тоже. Так что, я не могла винить её. После того, как Багровые Копыта отобрали наше с Флэйром оружие, они даже не проверили Серенити и, после всего случившегося (в том числе, и меня на грани смерти), эта информация вылетела из наших голов.

– Всё в порядке. – Я слегка потрепала её гриву и заметила, что ей уже давно пора принять ванну. – Держи его наготове. Он может мне понадобиться, если мы найдем что-нибудь, во что нужно будет стрелять.

– Ты ведь не собираешься стрелять в моего дядю, да? – Её кого? А, она имеет ввиду моего брата? Я не уверена в том, почему её это вообще волновало. Конечно, каким-то удивительным образом, они оказались связаны друг с другом, но он по-прежнему был сраный мудаком, который не заслужил того, чтобы о нём волновались. Единственный раз, когда они общались, был тогда, когда он помог заковать её снова. Почему её вообще должна волновать его судьба?

– Может быть. – Я вздохнула и продолжила идти в темноте. – Он не хороший пони... Он хотел убить меня. – Когда мы играли в салочки или боролись, я всегда поддавалась ему. – Он пошёл по неверному пути. Связался с рейдерами... Стал рейдером. – Он читал для меня, когда мама была слишком занята и позволял играть со своими игрушками. – Я пыталась спасти его, а он плюнул мне в лицо. – Они забрали его у меня. – Я… – Мой голос дрогнул.

– Мамочка, ты плачешь?

– Нет. – Я продолжила идти, не смотря на слёзы, которые потекли по моей левой щеке. Ничего серьёзного, просто плохие воспоминания, от которых я не могла избавиться. Ну, на самом деле, хорошие, но то, что они представляли, было плохим. Не то, чтобы это имело какое-то значение. В конце концов, то, что должно произойти между нами — произойдёт, и тогда мне придётся быть сильной. После всего, через что он заставил меня пройти, после тех лет, в течении которых он даже не пытался со мной связаться, и только для того, чтобы я встретила его тем, кем он стал... Нет. Он должен был умереть, но только если он сам вынудит меня сделать это.

Мы все просто молча шли. После всего, что произошло, я уверена, что мы просто пытались избежать дискуссии, чтобы у меня не случилось очередного нервного срыва. Я не могла винить их за это. Я чувствовала, что стою на самом краю. Что я очень нуждаюсь в хорошем отдыхе, во время которого, я смогу обдумать всё это ужасное дерьмо, которое свалилось на меня... Дать время мозгу немного отдохнуть. Вместо этого, я продолжала толкать себя ближе к краю, и в тот момент, оставался всего один толчок, после которого, я бы полетела вниз.

Конечно, моё безумие вряд ли можно будет назвать долгим падением.

Не могу сказать, что я была плоха поначалу. По крайней мере, я думаю, что я становилась лучше в некоторых вещах. Как-то у меня получилось проникнуть в сны моих друзей и вытащить их обратно в реальность. Не говоря уже о том, что мне удалось выжить в смертельном лабиринте с кучей опасных роботов, пока я была больна... А потом, я ещё и спорила с богоподобным существом. Поэтому, не смотря на все мои неудачи, мне всё же удалось выжить и помочь моим друзьям. Так что, это было нечто. Может, я и была на грани безумия и, вероятно, имела небольшую зависимость от Мед-Х, но я всё ещё была жива и продолжала работать над собой. А ещё, я стала очень сентиментальной.

Тоннель продолжал расширяться, и чем дольше мы шли, тем больше ощущали, что прогресса практически не было. Не помогало и то, что я продолжала спотыкаться о всякий мусор на полу. Он не был создан для того, чтобы пони ходили по нему и был покрыт кучей ям и камней; а ещё, я чувствовала себя уставшей, слабой и больной. Мы смогли бы двигаться дальше, только если бы смогли найти место, в котором бы мы отдохнули и набрались сил. Флэйр тоже выглядел так, будто нуждался в отдыхе. Его броня Анклава практически полностью расплавилась на его спине, и он вздрагивал от каждого шага во время нашего путешествия.

Единственной пони, которая, казалось, была готова двигаться вперёд, была Серенити. К счастью, она проспала почти всё время, что мы были в лаборатории и в неё не стреляли, как в меня или Флэйра. Кстати, если бы она не спала, то возможно, мы бы смогли воспользоваться её пистолетом, поскольку она оказалась единственной вооружённой пони из всех нас. Конечно, пистолет не сильно бы помог против этих стальных монстров, но это уже было бы что-то.

– И так, я решил. – Сказал Флэйр в момент, когда мы дошли до поворота в тоннеле. – Я буду винить Кёрли Фриса. – Я взглянула на Серенити, чтобы убедиться, что мы всё ещё на верном пути. Когда она кивнула, я снова обернулась к пегасу, который довольно ухмылялся в тусклом свете моего ПипБака.

– Серьёзно, Флэйр? Рыцарь Кёрли Фрис? – А что он сделал? Нет, он конечно был мудаком в прошлом, а потом его ещё и выгнали из Стальных Рейнджеров, но это никак не относилось к нашему текущему положению.

– Ну смотри. Если бы Кёрли не сбежал, и его не выгнали бы из этой компании Стальных уёбков, то он всё ещё был бы с ними. И, очевидно, его бы назначили руководить миссией в этом тупом центре, а его неспособность быть кем-либо, кроме ходячей шутки, никак нельзя сравнить со злодейской сущностью Блэкуотер. Так что, мы бы смогли сбежать, пока они бы пытались хоть что-то сделать, и нам бы не пришлось проходить через всё это.

– Это… – Я моргнула. – Почти имеет смысл. – Почти, но не совсем. Это была хорошая попытка. Блять, да я почти была готова согласиться с этим. Мне кажется, или винить Кёрли Фриса каждый раз, как что-то идёт не так, это самый простой путь?

– Что ж, я попытался. – Он хлопнул крыльями и указал на нечто, находящееся прямо перед нами. – Что это такое? – Свет моего ПипБака просочился немного дальше в туннель.

Объект медленно попал в поле нашего зрения. Большая часть туннеля была заполнена металлом и древесиной, они стояли совершенно неподвижно на рельсах, проходивших через центр туннеля. Машина, казалось, была довольно открытой, с потолком и полом, но никаких стен, за исключением перил безопасности, опорных балок и повреждённого лобового стекла, которое отражало свет моего ПипБака.

– Трамвай! Круто! – Серенити радостно побежала по грязи и успела запрыгнуть в заднюю часть машины. Через несколько секунд, задние перила открылись, и вниз спустилась аварийная лестница. Стоя на самой её вершине, Серенити выдала свою лучшую героическую позу. – Прошу, поднимайтесь на борт.

Посмеявшись, я поднялась по лестнице. Трамвай был меньше, чем я ожидала, с маленькими деревянными скамеечками внутри. Двигатель находился в передней части трамвая, рядом со стеклянным окном и водительским креслом. К сожалению, многие места были заняты скелетами. Переглянувшись с Флэйром, мы поняли, что должны расчистить это место от костей.

Когда мы закончили с уборкой, я присела. Зачем мы вообще это сделали? Мы даже не можем заставить эту штуку двигаться. Что бы ни приводило в действие другие детали объекта, трамвайные пути были завалены, так что толку было его очищать? Это, вроде, казалось правильным поступком.

– Мы должны отдохнуть здесь. – Сказал Флэйр, лёжа на скамейке. – Мне нужен отдых. Тебе нужен отдых. Серенити нужен отдых.

– Нет, мне не нужен! – Серенити, чему я уже не удивляюсь, нашла двигатель. Стоя над ним, она расстегнула седельные сумки и положила их рядом. – Я слишком много проспала в этом дурацком сне. Но вы двое можете отдохнуть. Я постою на карауле. – Я взглянула на Серенити. – Ой, да ладно тебе, мама. Тебе нужно поспать, Флэйру тоже. В меня вообще не стреляли, в отличие от вас. Вы двое поспите, а я поработаю над двигателем. Спорим, я смогу заставить его работать к тому времени, как ты проснёшься.

– Каким образом? – Я приглушила зевок. Не могу не согласиться с ней по поводу “необходимости отдыха”. – Тебе нужны инструменты и...

Она вытащила из седельной сумки несколько проводов, драгоценных камней и инструментов. Очевидно, она была гораздо более подготовлена, чем я предполагала. – Всегда держу инструменты при себе, и когда мы впервые оказались заперты, я ликвидировала несколько роботов, помнишь? – О, да. – На самом деле, опыт мне здесь не сильно поможет, но конструкция кажется достаточно простой. Методом проб и ошибок, трамвай можно починить в один миг. Если что-то пойдёт не так, я разбужу тебя и Флэйра, хорошо?

Пегас слегка рассмеялся. – Похоже, мы договорились. Но что, если Мистер Бог Комплекса снова попытается реализовать свой больной план? Могут быть проблемы. – Это будет огромной проблемой, но если он собирается сделать это, несмотря на наш небольшой разговор, мы всё равно будем мертвы.

– Он сможет, даже если мы не уснём. Помни. – Я опустила голову на пол. – Серенити. – Я посмотрела на неё. Сила её улыбки сделала тёмный туннель чуточку светлее. – Я доверяю тебе. Если что-нибудь случится, разбуди нас.

Моя дочь кивнула, прежде чем вернуться к работе. Перед тем, как закрыть глаза, я поймала взгляд Флэйра, который дал мне понять, что он не был уверен в том, что это хорошая идея. Я сделала всё возможное, чтобы успокоить его взглядом, и, похоже, это сработало. – Если тебя засосёт в сон. Я вышвырну тебя снова. Избивать тебя было весело.

---

Мои сны были нормальными, и я была рада. Конечно, для меня, "нормальные" сны часто включают в себя давние воспоминания, тёмные тени, длинную верёвку, капли крови и запах дыма, всё это связано с чувством страха, которое длится в течение нескольких часов после пробуждения. Я думаю, это что-то, да значит, когда мои "ненормальные" сны гораздо более терпимы, чем обычные, но вы сможете только пробираться сквозь такое огромное количество дерьма, прежде чем оно начнёт слёживаться на ваших копытах.

Я заснула под тихую возню Серенити и проснулась лишь через несколько часов. Моё тело было слабым, как у котёнка, а в виски отдавала боль, но я не могла себе позволить проявить слабость. Даже если бы я почувствовала, что меня сейчас стошнит... Снова.

– Ты должна поспать, мамочка. – Сказала Серенити, вытащив голову из двигателя. – Тебе нужен сон.

– Не могу. – И это было правдой. В тот момент, мне было настолько плохо, что это попросту мешало мне заснуть.

– Всё в порядке. – Она протянула несколько проводов. – Тупая штуковина сложнее, чем я думала… – Пробормотала она себе под нос, прежде чем снова взглянуть на меня, её серые глаза сверкали от моего ПипБака. – У тебя был нормальный сон? Или он нарушил своё слово, как я и думала? Я ему не доверяю. – Она нахмурилась. – Он солгал, и я до сих пор слышу, как она поёт.

– Может быть, он не может это контролировать. – Маленькая кобылка поморщилась, но дала мне договорить. – Его силы могут быть ему не подвластны. Я и Флэйр... Мы продолжаем наблюдать видения. Из прошлого. Он сделал это нарочно. И... Мне приснилось, что я была здесь.

– Что ты имеешь в виду? Ты здесь. В этом нет ничего особенного. – Она хихикнула. – Это больше не имеет никакого смысла.

– Имеет. Я была здесь, но в прошлом. – Она села, и маленькая улыбка появилась на её мордашке. – Я встретила одного пони в клетке в лаборатории, он был слегка сумасшедшим. Но, он сказал мне своё имя и рассказал свою историю. Симпл Харт.

– А это не тот ли пони, которого назвали “сумасшедшим голосом”?

– Именно... Но он не знал, откуда я это узнала. Так что, возможно, он ещё жив, и его силы выходят из-под контроля. – Я закрыла глаза и вздохнула. – Это всего лишь предположение. Но... Если шар может делать подобные вещи без мозга, то возможно, он ничего не контролирует, а лишь хочет, чтобы мы так думали.

Что-то тёплое прижалось ко мне. С улыбкой, я положил ногу на Серенити. – Не знаю, почему Флэйр называет тебя глупой. – Сказала она, прижавшись ко мне. – Иногда, ты тупишь, но ты потрясающая, когда по-настоящему стараешься что-то сделать. – Сидя с закрытыми глазами, я медленно поглаживала гриву кобылки. Она была грязной, но ванны здесь, к сожалению, не было.

– Нет, он прав… – Вздохнула я. – После Каркхуфа. И всего остального... Я тупая. И тебе надо с этим смириться.

– Я всё ещё расстроена… – Голос Серенити сорвался, и ей пришлось взять паузу, чтобы успокоиться. – Но... Мы все облажались. Это отстой, но ты не плохая пони. Просто нужно кое-что наверстать. – Хмыкнула она. – Важно то, что ты моя мама, и ты любишь меня. Всё остальное можно будет решить позже...

– Иногда, ты даже слишком взрослая. – Я слегка потрепала её гриву. – Но не всегда. – Сказала она. – Я люблю тебя. Я ненавижу, когда тебе больно, и я не могу представить свою жизнь без тебя. Я бы сражалась со всей Пустошью, используя всё оружие мира, лишь бы ты была в безопасности.

– Ты сильно устала. – Я закатила глаза. – Ты плохо выглядишь...

– Что-то вроде того. – Вместе с Серенити, свернувшейся калачиком рядом со мной, я испытывала невероятное чувство материнской любви, что едва заметила симптомы болезни... По крайней мере, мне хотелось в это верить. По правде говоря, она ничего не делала для того, чтобы мне стало лучше, и каждую секунду, мне казалось, что я всё больше и больше падаю в пропасть. – Со мной всё будет хорошо. Как поживает двигатель?

С ворчанием, она вылезла из-под меня и подошла к двигателю. – Это тупо раздражает, и всё это тупо. Такими темпами, проще добраться пешком.

– Но это было бы скучно. – Я открыла глаза и изо всех сил приняла сидячее положение. – Верно? – Она улыбнулась и кивнула. – И это отличная практика для тебя. И нам нужен отдых. И я ленивая и не хочу идти.

– Ты не ленишься, когда нужно бить пони. – Обычно я бью пони, когда на кону моя жизнь и, честно говоря, это не самые подходящие условия для лени. – Но я думаю, что это важно. – Кобылка поморщилась и пнула двигатель своим маленьким копытцем.

Было печально наблюдать за раздражением Серенити. Я знаю, как сильно она хотела помочь нам, и как, должно быть, расстраивали эти неудачные попытки в тот самый момент, когда у неё появилась возможность проявить себя. Я начала думать, каким способом бы подбодрить её и зацепилась за один вариант. В её сне, пони которая была её “матерью” пела эту песню.

Так что, вопреки здравому смыслу, я открыла рот и начала напевать то, что помнила.

Этот мир огромен, крошка. А ты мала, и в нём лишь на мгновенье.”

Мой голос был хриплым и низким, но я всё же попыталась.

Этот мир огромен, крошка. Так будь собой и забудь про стеснение.”

Последняя нота повисла в воздухе и отразилась во тьме. Я не смогла вспомнить последние слова песни. Я надеялась, что этого будет достаточно… Серенити замерла на месте. Она медленно обернулась ко мне, и я увидела, что у неё проступили слёзы. Кобылка открыла рот и хотела сказать что-то, но вместо этого, она отвернулась и со всей силы ударила по двигателю.

Думаю, это не сработало. Видимо мой голос был слишком грубым, чтобы вытянуть нужную ноту.

– Сильвер, хватит мучать кошек. – Сонно пробубнел Флэйр. Обернувшись, я увидела, что он медленно встаёт на ноги… Я не сильно поняла, о каких именно кошках он сказал. Мне нравятся кошки, и я бы не стала их мучать. Должно быть, ему это просто приснилось. – Есть прогресс?

– Почти… – Тихо сказала Серенити. – Почти.

– Отлично! Земнопони и единороги — медленные. – Он хлопнул крылом. – Если бы я был один, то уже бы давно свалил отсюда. – Пегас топнул копытом. – Но мне приходиться ждать вас, черепахи.

– Как твоя спина? – Спросила я, оторвав голову от пола. По какой-то причине, эти слова заставили меня почувствовать вкус желчи в горле.

– Хрустит и болит. Бывало и хуже. Я вам когда-нибудь рассказывал о том, как с меня содрали кожу? – Стоп, что? Я отрицательно покачала головой. – Ну, я тогда был едва ли старше Серенити. Ладно, ладно, я был лет на пять старше, и я только получил свою первую работу. Мой патруль атаковали рейдеры, и они попали мне в крыло… Я упал прямо к ним в логово. – Серенити удивлённо вздохнула. – Да, серьёзно! Мне повезло, что это были не эти супер-пупер Багровые Копыта, а обычные тупари. Они даже не смогли достать меня из брони, и это не говоря уже о том, чтобы как-то застрелить. Но им очень хотелось получить кусочек меня. После долгих попыток и ошибок, им удалось сорвать кусок брони с моей ноги. – Он указал кончиком крыла на свою переднюю левую ногу.

– А что случилось потом? – Выпалила Серенити, забыв о своей работе.

Пегас прикусил губу и поморщился. – Ожидаемо. Они достали длинный острый кинжал. – Флэйр повторил звук кинжала, что было довольно удивительно, ведь кинжалы обычно не издают звуков. – И начали срезать кожу так, чтобы я смог увидеть под ней свои мускулы. – Серенити пискнула и отвернулась, будто бы это помогло её не слышать дальнейшего рассказа. – Это было… Очень больно. Рейдер насмехался надо мной, но я не мог ничего слышать из-за боли. Но зато, я мог видеть, и как только он подошёл слишком близко… – Его скорпионий хвост брони вырвался вперёд и ударил стену трамвая. – Прямо в глаз.

– Это так ужасно. – Серенити дёрнула за что-то в двигателе.

– Эй, такова правда. Так что, не стоит волноваться из-за моих ран, окей? – Флэйр улыбнулся, когда поднялся на ноги. – Как скоро мы сможем двинуться, шеф?

Кобылка ещё раз ударила движок. Из машины послышалось тихое жужжание, которое превратилось в полноценный рёв, после чего платформа под ногами двинулась, и Серенити вскрикнула от удивления.

– Хорошая работа, Серенити. – Она засияла от гордости и, нажав на кнопку, заставила трамвай медленно двинуться вперёд.

---

– И вот, как они интегрировали матрицу заклинаний в твой киберглаз. Видишь, это ведь так просто. – Я уставилась на Серенити. Её слова влетали в одно моё ухо и, не задерживаясь ни на секунду, вылетали из другого. Должно быть, она пыталась научить меня чему-то важному, но это было просто невозможно запомнить. Независимо от того, как сильно я старалась.

Я постоянно кивала, делая вид, что всё понимаю. – Ээ, да. Удивительно. Магические… Штуки. – Наши взгляды встретились на секунду, и я подумала, что она собирается обвинить меня в непонимании. Но вместо этого, она просто хихикнула и взглянула в окно трамвая. Слава Селестии.

Я не двигалась с момента, как трамвай поехал, и меня это полностью устраивало. Моё состояние не улучшалось, а тошнота стала неотъемлемой частью того, что я испытывала. На самом деле, я двинулась лишь один раз и только для того, чтобы почесаться. Всё моё тело зудело, по большей части, задние ноги. Я знала, что мои спутники беспокоятся обо мне, это было видно по их лицам, но они оказались достаточно любезны и не спрашивали меня ни о чём. Просто позволили мне перетерпеть эту слабость. Может быть, Флэйр был прав насчёт Мед-Х.

Никакая часть меня не хотела соглашаться с этим, из-за того, что это будет значить, но я больше не могла это отрицать. Единственная польза от моей возможной зависимости заключалась в том, что у всех последующих моих зависимостей в будущем будут лёгкие симптомы. Конечно, я так думала только благодаря своим скудным знаниям о наркотиках. И, конечно, из-за того, что меня подстрелили тысячи смертоносных роботов с лазерными пушками. Это ничем не могло помочь. По крайней мере, казалось, что в подвале, эти штуковины не активированы.

Вселенная взъебёт меня через три, два, один.

– Вы правда думали, что сможете спрятаться в туннелях от моего взора!? Я вижу и слышу всё! – Прозвучал голос из интеркома. Сначала, я думала, что этот голос принадлежал пони, который делал странные штуки в той магической комнате, но после случившегося, я уже не была в этом так уверена.

– Оу! – Серенити оживилась. – Могу я задать вопрос? – Она не дождалась ответа. – Почему наверху всё такое светлое и яркое, а здесь нет электричества? – Как обычно, моя дочь задавала правильные вопросы. Правда, немного странные.

– Ч-что?! Ты не можешь спрашивать МЕНЯ! – Голос остановился. – Я отвечу на твой вопрос, чтобы хотя бы перед смертью ты стала менее невежественной, чем сейчас. Энергетическое мегазаклинание этого объекта практически исчерпало свой потенциал! По специальному протоколу, вся энергия была направлена на критически важные области. – В этом был смысл. Энергия шла на склады для восстановления городов и на лаборатории рядом с Симпл Хартом… Но что насчёт камер, динамиков и всей области вокруг входа? Если, конечно, голос не использовал это для того, чтобы заманивать искателей приключений глубже в центр комплекса… Я только что выдала умную мысль?

– Подожди… – Флэйр, который до этого момента выглядел абсолютно спокойным, поднял взгляд и спросил. – Почему вы используете оружие для-

– ГЛУПЕЦ! – Ответил механический голос. – Мегазаклинания — это не только оружие! Самое первое — вообще было создано для лечения! Любое заклинание можно усилить. – Так же, как и заклинание времени. У меня резко возник вопрос: почему Флэйр вообще спросил это? Он же прекрасно знал, что мегазаклинания это не только оружие.

Пегас засмеялся, подтвердив мои подозрения. Он был чем-то доволен. – Я знаю. – Он ухмыльнулся. – Ты знаешь, как много пони знают о том, каким именно было первое мегазаклинание? Я имею ввиду, пони с Пустоши. Над облаками, учат историю, и даже у Оставшихся много информации об этом. Обычные же пони в большинстве своём не знают об этом… – Оу, я поняла. – Так что... Ты либо удивительно умный пони из Стойла, во что я не верю ни на секунду, либо пегас, либо гуль, либо вообще не пони.

– Что всё это значит?

Пегас полностью проигнорировал этот вопрос. – Исключаем вариант с тем, что ты пони с Пустоши, потому что он не смог бы управлять этим комплексом БЕЗ пароля, исключаем пегаса по той же причине, и потому что я не знаю ни одного живого пегаса, кроме меня, который заходил бы достаточно далеко, чтобы найти пункт управления. – Он ходил туда-сюда во время своих размышлений. – Ты так же не можешь быть гулем, потому что ты слишком сумасшедший. Ты мог бы быть гулем из Стойла, который, каким-то образом, достал пароль, но пароль был создан так, чтобы он удалялся сразу после того, как у его носителя пропадают признаки жизни. Так что, ты бы потерял его. – Флэйр топнул копытом. – Что ты, блять, вообще такое?

– Я… Я не обязан отвечать на эти вопросы!

– Оу! Можно мне попробовать? – Серенити подумала, что это игра. Или просто решила поиздеваться над голосом, не могу сказать точно. – Ты — обычный искусственный интеллект, который хочет превратить нас в своих миньонов? Верно? Я угадала? – Я покачала головой. Это мог бы быть ИИ, но я очень сомневаюсь в том, что он бы хотел превратить нас в роботов. Даже если бы мог.

– Я думаю, что это другое не сработавшее мегазаклинание, которое борется с тем магическим пони за контроль. – Сказал Флэйр. Не думаю, что это так.

– Нет… Не мегазаклинание… Хватит! С меня хватит! Теперь, вы умрёте!

– Спасибо, Флэйр. Ты разозлил голос, Флэйр. Голос, управляющий роботами, Флэйр. – В ответ, пегас лишь пожал плечами и усмехнулся. – Я ненавижу тебя, Флэйр. – Я не ненавижу его, на самом-то деле, но в тот момент, я была максимально близка к этому. К счастью для него, я чувствовала себя слишком слабой для чего-либо, кроме лежания до того момента, пока я снова не смогу хотя бы ходить. И пока трамвай двигался вперёд, меня всё устраивало. Если только голос не собирался взорвать нас, или типа того. Что вполне вероятно в этом ёбаном комплексе. Просто на всякий случай, я подняла голову и просканировала Л.У.М.ом всё вокруг.

Это не заняло много времени, потому что я практически сразу заметила две отметки прямо по курсу. И конечно, они были красными. И мы двигались прямо на них. Столько всего было сделано, чтобы добраться до этого трамвая, чтобы он помог нам выбраться. И как только мы заставили его работать, Бог этого комплекса решил, что нам нужно ещё больше сражений с роботами-убийцами.

– Дерьмо… – Ворча, я поднялась на ноги. – Серенити, опасность впереди. – Мои ноги дрожали от тяжести моего тела. И когда ходьба успела стать такой сложной? Я двинулась вперёд, пока Серенити всматривалась во тьму.  

– Ничего не вижу. – Пробубнела кобылка. Флэйр кивнул в знак согласия. Серенити заставила работать двигатель, но не фары.

– Подожди… – Я прищурилась, пытаясь рассмотреть угрозу. После нескольких безуспешных секунд, моё зрение помутилось, и его половина приобрела зелёный оттенок, через который я смогла видеть сквозь тьму. Как я и думала, два робота стояли прямо на нашем пути. Мой глаз выделил их фиолетовой обводкой и подписал как “Протектитрон Марк 2. – Жми на тормоз. – Серенити уставилась на меня. – Просто сделай это.

– Ладно, ладно. – Серенити начала тормозить, и мы медленно остановились. К счастью, мы двигались не слишком быстро, а иначе, мы бы влетели прямо в них, позволив им перестрелять нас. – И зачем всё это? – Серенити взглянула на меня, надув губки (моё зелёное зрение отключилось и стало нормальным, как только я взглянула на неё). Ей правда нравился трамвай, особенно учитывая то, сколько усилий ей потребовалось, чтобы запустить его.

– Сейчас буд-.. – Мою фразу прервал зелёный сгусток энергии, влетевший в лобовое стекло и оплавивший его. – Вот! – Когда ещё несколько десятков снарядов попали по нашему трамваю, мы все решили съебаться, как можно быстрее.

К сожалению, я была не в настроении бегать, так что остальным пришлось подстраиваться под моё медленное ковыляние. Единственная причина, по которой мы выжили, состояла в том, что трамвай скрывал нас из вида, как только мы спустились с дальней стороны. Не то, чтобы эта ситуация оставляла нам много вариантов. Туннель был длинным, и в основном, не имел никаких укрытий. Мы шли по нему, но с той скоростью, с которой хромала я, роботы догонят нас слишком быстро.

– Есть идеи? – Спросила я, когда эти штуки завопили позади нас, выплевывая сгустки зелёного пламени.

– Мы можем умереть. – Флэйр оглянулся. То, что когда-то было темнотой, теперь светилось зелёным от непрерывного шквала лазерных лучей. – Но мне так нравится жить. Смерть так ужасна. – Мне хотелось ударить его, но я была просто без сил.

Стряхнув мою пропитанную потом гриву с глаз, я вновь попыталась включить ночное видение, чтобы найти укрытие. Было бы куда полезней, если бы Хаус рассказал мне об этой функции раньше. Похоже, что он умолчал о половине всего того дерьма, на которое способная моя новая кибернетика.. Возможно, это была проверка.

Я что-то обнаружила, слава Селестии: маленькая дверца со стороны туннеля. Должно быть, это комната техобслуживания или что-то в этом роде. Я побежала к ней, и мои спутники последовали за мной. Хотя бы потому, что я не дала им выбора. Мы сможем заманивать в неё роботов по одному и убивать. Это был наш единственный шанс.

– Как ты её увидела? – Спросил Флэйр, когда мы дошли до двери. Я попыталась ответить, но когда открыла рот, почувствовала привкус желчи. – Я имею в виду, блин, ты что, можешь видеть в темноте? – Ответ был "да", но я не могла выговорить ни слова. Мой желудок неловко вздымался, и я не хотела рисковать.

Дверь была закрыта. Вот тебе и урок Флэйра о том, что не все они бывают заперты. К счастью, рядом был терминал. С помощью обычного пароля и моего ПипБака, мы обошли защитную систему. Я потянула дверь на себя со всей силы и оглядела комнату.

Она была намного больше, чем я ожидала. Странная форма помещения с небольшой прихожей, ведущей в большую комнату, расположенной перпендикулярно. В углу лежал матрас с мешком на нём. Всё пространство было захламлено различными коробками и другим мусором. То, что привлекло моё внимание больше всего, это мусорный бак, стоящий около матраса. Я побежала к нему со скоростью звука, и меня стошнило. Моему желудку не полегчало, поэтому я рухнула на грязный матрас и попыталась остановить головокружение.

Это опять же не сработало, и я закрыла глаза. Передо мной предстала некая картина. Я услышала, как Флэйр начал во что-то стрелять. Меня накрыла оглушающая волна звуков плазмы, и сквозь неё, я услышала щелчок закрывающейся звери. Кто-то подошёл ко мне, споткнувшись о коробку и рассыпав её содержимое. Я слышала, как мне пытаются что-то сказать, но не могла разобрать ни слова, у меня дико раскалывалась голова. Если бы мне стало хоть чуточку легче, я бы смогла помочь. Это было бы так просто.

– Хайред… – В этот раз, я услышала голос. Мужской, но мягкий на слух. Голос Флэйра. – Хайред, ты в порядке? – Я не могла ответить. Я была слабее, чем когда-либо, и я не знала, почему. Нет... В тот момент, я знала, почему, даже если не хотела этого признавать. Сейчас, меня это не спасёт.

– Ну же, мама. Вставай. – Это был молодой хриплый голосок. Что-то упёрлось мне в рёбра, и я хрюкнула в ответ. Я была в порядке, мне просто нужно немного отдохнуть. Я не была готова сражаться с роботами прямо сейчас. Не похоже, что у меня был выбор. Они приближались. Дверь их не выдержит.

– Хайред...

– Идите без меня.

– Я бы с радостью, но они вроде как блокируют дверь, и нам нужен наш мясной щит. – Засмеялся Флэйр. – Ой, это ранит Серенити. Но, если серьёзно, ты нам нужна. Ты не можешь сдаться, не сейчас. Не после того, через что мы прошли. – Я не собиралась сдаваться... Ладно, возможно, я немного сдалась. Но в этот момент, я просто замедляла их, Флэйр мог взять Серенити и спокойно убежать. Серенити было всем, что имело для меня значение. Она была всем, что когда-либо имело значение.

– Возьми её, лети -

– Нас собьют, ты нам нужна, тупица. А теперь, поднимай свою задницу!

– Мама — не мул, – возмущённо сказала Серенити. – Да ладно тебе. Мы можем с ними справиться. У меня есть пистолет, ты можешь взять спарк эмиттер мамы.

– Да... Хорошо, я подожду в коридоре, закричу и вернусь, когда они попытаются вломиться. – Кобылка старательно вернулась к своим обязанностям. – Хайред, ох, Хайред, ты должна была слушаться. – Послышались шаркающие звуки, и что-то упало на пол рядом с матрасом. – Тебе повезло, что мы наткнулись на ящики с контрабандой. – Я почувствовала, как острая боль ударила меня в плечо.

Наконец, я ощутила облегчение. Оно омыло меня, как брызги прохладной воды в пустыне. Я издала удовлетворённый вздох, когда наркотик попал в мой организм. Это не облегчило все мои беды, но начало было положено. Казалось, всё моё тело жаждало большего.

– Оставайся здесь, но не бездельничай. – Я чувствовала, что чьи-то неуклюжие копыта возятся у моей шеи. – Как только оно сработает, ты нам понадобишься. Здесь. – Он спустил что-то вниз и прикрепил к моему ПипБаку. – Аудио-журнал, или что-то вроде того. Как только он закончится, ты должна быть готова. Я — хороший боец, но я не Хайред Ган, так что ты нам нужна. Не подведи свою новую дочь. – Я услышала шарканье копыт и коробок, когда шум в голове утих. Флэйр смог мне помочь.

– Эй Баптизия, вот та запись, что ты хотела. – Сказал голос из моего ПипБака. – Ты знаешь, кто это. То, что ты захотела приобрести, было легко достать, квитанция находится на прилавке. Счёт включает 20 флаконов Mед-X, 13 флаконов Рэйдж, 5 Гидр и 1 контейнер Бака. Кстати, спасибо за лёгкую работу. Ты понятия не имеешь, как трудно найти определённые драгоценные камни, не говоря уже о Флюксе. НМП достать сложнее всего. – Раздалось хихиканье.

Я открыла глаза и увидела сумку с наркотиками, лежащую передо мной. Любой из них мог бы мне помочь. Флэйр не дал мне достаточную дозу Мед-Х, только не после всего, что произошло. Моё тело по-прежнему болело, и я чувствовала слабость.

– Я бы спросил, для чего тебе это понадобилось, но... У меня такое чувство, что ты не ответишь. До меня дошли слухи о происходящем вокруг дерьме, и я надеюсь, что ты сейчас в безопасности. Если нет, то надеюсь, что ты получишь это сообщение. Знаешь, мы никогда не встречались один на один, но у меня такое чувство, что я знаю тебя всю свою жизнь. Ты хорошая пони, и эта сделка была очень прибыльной. Так что, береги себя.

Пузырёк Mед-X торчал из сумки, так близко. Потянувшись вперёд, я обернула рот вокруг него и вонзила в себя иглу. Резкая боль смешалась со сладким облегчением. Это было хорошо, этого было достаточно. Звуки выстрелов стали намного чётче.

...хочешь звёздный металл. К сожалению, я не могу достать его, это дерьмо слишком редкое и находится чересчур глубоко. Если бы у меня было больше времени... Но похоже, что у нас его нет. Если это что-то значит, я думаю, ты — молодец.

Что-то ещё выпало из сумки, когда я взяла Mед-X. Оно выглядело, как три шприца, вместе с иглой, торчащей из среднего. Рэйдж. Это называлось Рэйдж. Я слышала о ней раньше. Она делает тебя сильнее, быстрее, лучше в бою. Как раз то, что мне было нужно.

Что ж... Прощай, странная сука, которую я никогда не встречал. Пусть Селестия присмотрит за тобой. Хех. Никогда не ожидал, что стану религиозным контрабандистом, но, судя по тому, как идут дела, даже капризным старым жеребцам нужно во что-то верить.

Рэйдж был у меня во рту. Часть меня продолжала спрашивать, что бы я сделала, если бы подсела на другой наркотик, но другой голос заглушал её. Тот, который сказал, что мне нужно выжить. И этот препарат поможет мне в этом. Один из этих Марк 2 почти убил нас, и без наркотика, мы не сможем справиться с двумя такими. Так что, у меня не было выбора.

Игла пронзила мою кожу, и я почувствовала, как тепло разливается по телу. Моё сердце начало биться быстрее, когда наркотик подействовал. Меня передёрнуло. Я почувствовала. Себя сильной. И злой. Я ненавидела этот комплекс. Всем своим существом. Я хотела разорвать его зубами. Я хотела убить пони, ответственных за это, я хотела их крови. Мне нужна кровь.

Я встала. Матрас был неудобным, да и пружины везде торчали. Меня это взбесило, поэтому я топнула так сильно, как смогла. Моё копыто прорезало матрас. Я отшвырнула его, и он перелетел через всю комнату и впечатался в полку с сильным грохотом. Ебучий матрас.

Снаружи, послышался крик удивления. Моя девочка. Подобное могло обидеть мою дочь. О, они должны были умереть. Я выбежала из комнаты. Меня было не остановить. Всё моё тело было словно сделано из пламени: смертельного, быстрого и полного ярости. Мысль об уничтожении этих роботов просто вскружила мне голову.

В туннеле, я увидела синее и чёрное пятна, а моей кобылки нигде не было. Однако, я видела роботов. Это всё, что мне было нужно. Ублюдки. Моё тело билось в конвульсиях, когда мой разум представлял, как я буду разрывать их на кусочки. Их пушки начали вращаться, но звук моего смеха заглушал их. О, да, давай сделаем это.

Они выстрелили, и я побежала.

Мне казалось, что я лечу, и их выстрелы не могут меня задеть. Я не бежала прямо на них, вместо этого, я двигалась в сторону самого левого, прижимаясь к стене тоннеля так, чтобы им было сложнее прицелиться в меня. Они были слишком медлительны и потратили все свои боеприпасы на стену позади меня. Победа будет за мной.

В последнюю секунду, я оттолкнулась от стены и поднялась в воздух. Я взлетела прямо над пушками роботов. Они пытались целиться, но были слишком медлительны. Всем своим весом, я врезалась в одного из них. И как всегда при таких обстоятельствах, я выиграла.

Мои передние копыта обвились вокруг магического пулемёта Протектитрона. Я выдернула его из корпуса робота своей металлической ногой. Он боролся со мной, но я была сильнее. Вместе с оружием, у робота с корнем вырвались провода. Балансируя на задних ногах, я замахнулась и врезала что есть сил по корпусу машины автоматом; оружие треснуло пополам, а робота сильно сплющило.

Его второе оружие не прекращало стрелять, а другой робот в это время пытался меня испепелить. Это навело меня на одну мысль. Схватив машину, я повернула её так, чтобы она была между мной и вторым роботом. В ярости магического пламени, они стреляли друг в друга, пока оба не расплавились. К сожалению, когда у робота, за которым я стояла, кончились заряды, другой всё ещё продолжал стрелять, хоть и только с одной пушки.

– Нахуй! – Я отшвырнула этого робота в другого. – Просто сдохни!

Я бросилась на последнего робота на моём Л.У.М.е. Его плазменные лучи опалили мою шкуру, но лишь один из них смог серьёзно меня ранить. Я всё ещё была слишком быстрой и проворной. Мои копыта разрывали его металл на маленькие кусочки. Полетели искры, вспышки зелёной энергии. Это было так просто, как тут можно было не засмеяться. Нахуй этот комплекс. Я снова жива.

Когда мои друзья нашли меня, я жутко смеялась посреди кровавой бойни, которую я же и устроила. И почему бы мне не посмеяться? Это ведь было забавно. Без наркотиков, я была вынуждена бежать и прятаться, как трусиха, а маленькая кобылка и пегас сражались за меня. С ними же, я разорвала роботов на части голыми копытами. Так что, возможно, у меня была зависимость, но кого это волновало? Если я могу порвать в клочья роботов, которые преследовали нас с тех пор, как мы вошли сюда, даже не вспотев, то наркотики были не так уж и плохи. Да, они были мне нужны, но получив дозу, меня уже было не остановить. Это было забавно. Это шутка, ты её разве не понял?

Флэйр отодвинул Серенити за спину, видимо, из-за моего странного смеха. Он должен был защитить её. Не дать подстрелить её слабоумным роботам. Если он не может делать свою работу, тогда он просто должен умереть. Нахуй его. Просто... Всё просто выводило меня из себя.

– Какого хрена, Сильвер! – Сказал Флэйр, когда немного пришёл в себя от шока. – Что на самом деле бл… – Он уставился на меня и ударил себя копытом. – Нет, серьёзно? Чем ты уже наширялась, ёбаная ты идио-

– Отъебись. – Я не собиралась это слушать. Не от него. Поэтому, я умчалась прочь. Однако, он последовал за мной.

– Это был Бак? Рэйдж? – Он подлетел ко мне. – Хайред, послушай меня, это не шутка. Это дорога, по которой ты не захочешь идти, ясно? Наркотики не дадут тебе того, что тебе нужно. Они обещают великие свершения, но всё, что они делают, это берут и берут, и берут, пока у тебя совсем ничего не останется. Ты правда хочешь быть такой, как я, лежащей в сточной канаве, умоляя об ещё одной дозе? Я был там, и мне было больно.... Ты вообще меня слушаешь? – Несмотря на рёв в ушах, твердящий мне “вмазать ему”, я слушала. – Я знаю, на что это похоже. Думаешь, что не можешь жить без них. Как будто они сделали тебя лучше, но это не так. Они делают тебя слабой.

– Да что ты вообще знаешь? Ты отказался от Дэша. При первой же возможности. – Я ворвалась обратно в трамвай. Серенити продолжала сохранять молчание. Я надеялась, что она ничего не понимает.

– Ёбаная кретинка, ты так думаешь? Думаешь, я не страдал, не искушался, не мучился? – Я остановилась и уставилась на него. – Трижды у меня была возможность вернуться к наркотикам снова, но я остановился. То, что ты этого не видела, не значит, что этого не было.

– Что? Когда? – Я начала ходить из стороны в сторону. Всё мое тело чувствовало потребность двигаться. Продолжать двигаться.

– Это была ночь после детоксикации. Ты всё ещё была в отключке, а я был один. Было бы легко найти немного... Но я не стал. Не могу сказать почему, но я не стал больше принимать наркоту. – Он выглядел... Расстроенным, не злым, но разочарованным, возможно? – Второй раз был в туннелях. Ты впала в ступор, и это повлияло на Серенити. Она мне тоже нравится, ты это знаешь, я ненавижу думать о том, что кто-то или что-то может ей навредить. Поэтому, я побежал за ней. Ну... Дальше ты знаешь, что было. Меня отвлекли гули, и я был в отчаянии. Как будто Дэш дразнил меня, я нашёл его на столе. Если бы ты тогда не появилась, я мог бы совершить ошибку...

По какой-то причине, его голос успокоил мой желудок. – А третий раз?

– Когда мы вернулись в Дайс после Кархуфа. – Ненавижу это место. Всеми фибрами души презираю. Просто услышав об этом, ярость вновь закипела внутри меня. – Я знал, что ты собираешься поговорить со мной... Понять, что я сделал. С тобой. Ты была зла, и я это знал. Я запаниковал. Я умолял Старскрима о Дэше, а этот ублюдок дал мне его. Я чувствовал, что мне нужна его сила... В конце концов, я отказался от него. Мне стало всё равно. Мне нужно было встретиться с тобой лицом к лицу. Мы оба облажались, и я был полон решимости пообщаться с тобой. Независимо от результата. Мне просто нужно было понести ответственность за свои действия.

– Сильвер, ты облажалась. Ты облажалась здесь, облажалась в Каркхуфе, в Тимбере, и в Бридл Хоупе, и Селестия знает, где ещё. И да, тебе нужно встретиться со своими ебучими проблемами один на один, так же как и мне со своими. Но не таким образом. Ты можешь стать великой пони, несмотря на свои ошибки, но ты должна отпустить оковы, сдерживающие тебя. С этим дерьмом внутри себя, ты будешь лишь неудачницей, и ты будешь проигрывать снова и снова, пока всё, что тебе дорого, не смоется в унитаз.

Я отвела взгляд от Флэйра, я не могла стоять и смотреть на него. Я взглянула на Серенити, но и на неё я тоже не могла смотреть. Со вздохом разочарования, я села на скамейку и опустила взгляд в пол. Ярость, переполнявшая меня, угасала.

Мой разум обдумывал слова Флэйра снова и снова. Возможно, он был прав, но я не была в этом уверена. Благодаря наркотикам, я смогла подняться на ноги, чтобы хоть чем-то помочь, а без них — я была просто бесполезным мешком дерьма. Как я могу не использовать их, когда разница так велика? С другой стороны, он познал всё это на личном опыте. У меня было время поменять своё мнение, всё казалось скорее лёгким выбором, чем правильным.

А затем, я задумалась о прошлом. Оглянулась на свои ошибки. Если бы это был только Каркхуф, если бы это был только Тимбер и Бридл. Как я могу вспоминать о Вайлдфайр и Фаундейшн и спокойно это принимать? Как мне не думать обо всех моих неудачах? У меня на глазах навернулись слёзы. Mед-X помог мне с этим, он притупил боль, но его никогда не было достаточно. Никогда.

Трамвай снова продолжил путь. Всё было тихо вокруг. Только я и мои мысли, и мне было о чём подумать.

---

Мы нашли фабрику где-то через час, и эффект от Рэйдж уже прошёл. Я очень надеялась, что она не вызовет у меня очередное привыкание.

Вход на фабрику представлял из себя длинную лестничную площадку, на которой остановился трамвай. Когда мы молча поднимались вверх по лестнице, я вспомнила, что оставила целую сумку Mед-X в туннелях. Это просто... Неописуемо. С тяжёлым вздохом, я просто продолжила идти.

– Ты в порядке, мама?

– Да... – Вздохнула я. – Просто устала.

– Ты поспала в трамвае.

– Этого недостаточно. – Лестница казалась бесконечной. – Ну, не так, как хотелось бы.

– Оу... – Маленькая кобылка нахмурилась. – Мне жаль. Мы скоро выберемся отсюда и сможем вернуться в Дайс и отдохнуть. Уверена, Хэйз захочет тебя увидеть. Знаешь, ты ей очень нравишься. – Да, я знаю. Но после всего, что случилось, я не была уверена, что она захочет меня видеть. Только не с моим лицом, похожим на страшное существо из фильмов ужасов, да и мой разум изменился до неузнаваемости. Как сказал бы Флэйр: у меня внутри был грузовой отсек, полный багажа, и половина из него была взрывоопасной. Всё было бы не так плохо, если бы мир не пытался меня испепелить....

– Я во всём виню Кёрли Фриса, – сказал Флэйр.

На минуту, я задумалась о том, чтобы опять поспорить с ним на эту тему, но вместо этого, я просто пожала плечами. – Блять, Кёрли Фрис! – Сказала я чересчур громко. Это был катарсис.

– Проклятье, Кёрли Фрис! – Повторила за мной Серенити, прежде чем захихикать.

– Так вот. – Продолжил Флэйр. Когда мы, наконец, поднялись по лестнице, мы увидели двойные двери. – Я точно уверен, что какой бы ужас ни ждал нас внутри, это всё вина Кёрли Фриса. – Мы все кивнули в согласии. – О, и я знаю, что смогу найти “определённые препараты” в этой комнате. – Да, стоп, он имеет в виду... – Десять доз, по две в день, должно быть достаточно для того, чтобы ты смогла вернуться в Дайс... Если только нам не придётся идти в обход, ну, или знаешь, не подорвёмся.

– Мне не нравится подрываться. – Mед-X не был бы так плох, хотя.... Я всё ещё... Сомневаюсь в том, что буду делать, но было приятно знать, что он пытается мне помочь. По крайней мере, в своём обычном стиле.

– Взрыв вреден для здоровья. – Подметила Серенити. Она знала о чём говорит. – Если ты взорвёшься, я буду во всём винить Кёрли Фриса. – С тихим смешком, я похлопала её по голове. Если повезёт, то она отправится на многолетний поиск мести. Надеюсь, она будет обходить подобные места стороной.

Я выбила двери копытом. Ко мне вернулись силы, ну, не полностью, так как рвота и драка с роботами слишком сильно меня вымотали. Но я смогла открыть двери... И даже снесла их с петель. Это было незапланированным действием.

– Выпендрёжница, – пробормотал Флэйр и вошёл в тёмную комнату.

Согласно нашей карте, это была лаборатория по производству оружия, для войны, конечно. Я должна была войти внутрь, чтобы осмотреться. Даже со светом от моего ПипБака, было всё ещё темно вокруг, так что, я активировала ночное видение и, наконец-то, стала хоть что-то видеть.

Она была... Огромной. Казалось, завод растянулся на целую бесконечность. Конвейерные ленты на уровне пола были соединены с большими, непонятными (по крайней мере, мне) машинами, проходящими сквозь потолок. Многочисленные подиумы, казалось, были распространены по всему заводу. Так было безопасней.

Больше всего расстроило количество скелетов. Казалось, что они выстроились в ряд по всему производственному цеху. Их число было просто ошеломляющим. Я не уверена, что от того факта, что они все умерли во сне, стало бы легче.

– Это... Впечатляет.

– Ты видишь что-то ужасное, Хайред? – Флэйр прищурился. – Лично я не вижу ничего, кроме размытых форм и очертаний. Стоп, это твои глаза? Теперь, ты суперкобыла? Видишь в темноте? – Если бы Бэтмэйр попала в такую ситуацию, она бы просто телепортировалась обратно в Дайс. Конечно, видеть в темноте было круто, но это было не так впечатляюще, как всё это.

– Да.

– Это имеет смысл. С более высокими техническими формами кибернетической системы, предназначенными для разблокировки своих возможностей в разные периоды времени, чтобы не перегружать пользователя всеми этими функциями за один раз. Это позволяет лучше контролировать всю систему. – Серенити была очень умной.

– Когда я уже смогу воспользоваться лазером?

– Тебе нельзя им пользоваться. – Сказал Флэйр.

– И их не сделали для глаз. – Серенити остановилась. – Пока что. – Надежда ещё оставалась. Отлично. Конечно, последнее, в чём нуждалась Пустошь, это во мне с возможностью поджарить кого-то глазами... Потому что, если я буду убивать всех, кто на меня косо посмотрит, Пустошь будет полна трупов.

Мы продолжили путь через импровизированное кладбище, находя по пути всё больше и больше костей. Меня удивляло то, что Серенити больше не выглядела расстроенной при виде скелетов пони. По отдельности, трупы меня не сильно беспокоили, но количество тех, кто умер здесь, ввело меня в ступор. Я была рада, что у Серенити нет ночного зрения. Ей не за чем это видеть.

В этой части здания, было очень тихо, и меня это не особо волновало. Это не было похоже на туннели, в которых было слышно каждый наш шаг. Каждый звук, который мы издавали здесь, моментально поглощался этой комнатой. Каждый скрип исчезал так быстро, что я не могу точно сказать, был ли он на самом деле. Каждое слово было быстрым и внезапным. А потом наступала тишина. Я еле смогла уловить жужжание ламп лаборатории, потому что тишина была слишком оглушающей. Но было неловко её нарушать; хотя она и сама не хотела уходить. Во время нашего путешествия, даже шутки Флэйра перестали существовать. Они были принесены в жертву гробовой тишине.

Это обстоятельство дало мне возможность побыть наедине со своими мыслями, и если вы меня знаете, то, наверняка, в курсе того, что мы с ними — кровные враги. Поэтому, я стала изучать и осматривать цех. Думаю, здесь штурмовые винтовки делали пригодными для боевых сёдел. Они не были хорошо спроектированы, но зато массово производились. Чем дальше мы шли вдоль конвейера, тем в более полной комплектации находились винтовки. В конце концов, я ожидала, что мы наткнёмся на хороший запас "новых" винтовок... Мы бы собрали столько, сколько смогли, и продали бы их.

Что навело меня на мысль... Что это сооружение не было построено глубоко в горах, просто вход был надёжно скрыт. Если бы у меня было достаточно крышечек, то я смогла бы организовать здесь операцию по восстановлению оружия, и у меня будет достаточно оружия для моей личной армии. Или продать или... Оу.

– Я знаю, как их остановить. – Я внезапно встала. Серенити и Флэйр удивлённо посмотрели на меня, и я продолжила. – Стальные Рейнджеры. Всё просто. Серенити, у тебя есть карта поездов, верно? – Она достала и развернула свою карту. – Сколько здесь выходов?

– Э-э, пять, похоже. Зачем они тебе? Мы почти вышли.

– Где они находятся?

Кобылка поморщилась, прежде чем ткнуть копытом в карту. – Один — здесь, другой — у Стальных Рейнджеров. Один — в “Медицинском крыле”, другой — в “Цеху по производству протезов и органов”, думаю кибернетических. Последний, находится в “Тренировочном центре”.

– И? Каков твой план, Хайред? Здесь слишком опасно, если зайти слишком далеко-

– Для нас, возможно. Мы были опрометчивы и слабы. А Стальные Рейнджеры — сильны. Если Симпл Харт слабеет... То он не остановит их. Роботы тоже. Медленно, но верно, они обчистят это место. – Они возьмут всё самое ценное и используют против Пустоши. – Поэтому, мы заставим остальных добраться до них первыми.

– Как? Стоп, что? 0 Флэйр казался сбитым с толку.

– Скажем Хаусу, где вход в цех по кибернетике. Например.

– Оу! – Серенити улыбнулась. – А Хранителям — где Медицинское крыло. – Я кивнула кобылке, её идея была хорошей.

– Рассказать разным фракциям только об одном входе. Они получат все довоенные технологии. У Стальных Рейнджеров не будет монополии. Мы поставим всех в равные условия. – А затем, я бы смогла сказать остальным о входе Стальных Рейнджеров. Некоторые даже смогут прорядить их количество… – Не лучший вариант. Но единственный.

– Раз так, то кому ты предоставишь эту информацию? Чтоб ты знала, многие из тех, кого ты скорее всего рассматриваешь, как кандидатов, желают тебе смерти. – Флэйр усмехнулся. – Ты бы могла рассказать своему брату, ну знаешь, после того, как вытрешь им пол. – Я покачала головой. Нельзя допустить, чтобы об этом узнали Багровые Копыта. Ни в коем случае.

Таков был план. Он был проработан лишь на половину, но это был единственный возможный вариант, о котором я могла думать. Это дало бы фракциям те же технологии, что и у Стальных Рейнджеров для того, чтобы они боролись с тем, с чем им придётся бороться.

– Вы правда думали, что я позволю вам уйти живыми!? Глупцы! – Голос вернулся с триумфальными нотами. – Как вы думаете, где была наиболее защищённая часть комплекса? Здесь! Вы умрёте этой ночью! – Снаружи уже наступила ночь? Я не была так уверена по этому поводу. Мы пробыли в этом месте так долго, что моё чувство времени стало совсем уж плохим.

Зелёная вспышка появилась из ниоткуда. Я обернулась, но они были слишком далеко для моего Л.У.М.а. – Побег звучит, как отличная идея. – Сказал Флэйр. Я быстро кивнула и помогла Серенити взобраться на спину, прежде чем рвануть вперёд.

Мой глаз смог придать форму расплывчатым фигурам, что преследовали нас. Некоторые из них издалека выглядели, как обычные Протектитроны, другие — казались модернизированными. В любом случае, вспышки зелёной энергии летели в нас со всех сторон. К счастью, плотная компоновка станков и механизмов принимала выстрелы на себя. Просто нужно продолжать бежать вперёд.

Тёмный коридор загорелся зелёным. Выстрелы летали вокруг, отражались от механизмов, создавая захватывающее и одновременно смертоносное световое шоу, которое заставляло нас бежать ещё быстрее. Впереди, я смогла увидеть, что мы приближаемся к концу конвейерной линии. А ещё просто кучу оружия, которое никогда не использовалось. Если бы мы захватили хоть пару пушек, то смогли бы отбиться, смогли бы выжить. И возможно заработать за это немного крышек.

– Вот! – Прокричала я, когда оставалось пробежать всего пару скелетов. Хруст костей смешался со звуками выстрелов роботов. – Пушки. Хватайте сколько сможете унести. Хоть какая-то прибыль с этого места.

Зелёный энергетический заряд пролетел рядом с гривой Флэйра.

– А сейчас точно подходящее время для собирательства?!

– Будет больше пушек, чтобы завалить Стэйкса. – Ответила я. Кажется, этот ответ удовлетворил Флэйра, потому что он стал запихивать винтовки в свои седельные сумки. Я поступила так же. Серенити попыталась, но её сумки были слишком маленькими, и оружие туда не помещалось, но она решила просто удерживать их телекинезом рядом с собой, что помогло ей захватить винтовку и пистолет. Флэйр поднялся в воздух рядом со мной, вооруженный до зубов и я, схватив винтовку, которая лежала последней на конвейере, прицелилась.

Щёлк.

А затем я вспомнила, что оружие производят незаряженным.

Мы побежали снова.

Просто… вернись… не бросай меня.

Что за хуйня!? Почему Вайлдфайр снова заговорила со мной, это не самое подходящее время. И Симпл Харт сказал… Он сказал… Он, должно быть, солгал. Дерьмо. Ещё больше выстрелов проносилось мимо нас. Серенити пыталась стрелять в ответ, но её пистолет не предназначен для пробития брони, а роботы состоят из неё целиком.

– Ооооон вернулся. – Протянул Флэйр, слегка усмехнувшись. Только после этого, “Бог” комплекса решил порадовать нас своим голосом.

“Он” недоволен планом вторгнувшихся пони. “Он” не одобряет их. “Он” не позволит вам сбежать!

Видения помутнили моё зрение, но я продолжила бежать. Пост Хэйст пробежал мимо, и я почувствовала запах дыма и запёкшейся плоти. Фаундэйшн взглянула на меня своими красными глазами, полными слёз, и я смогла почувствовать вкус её крови в своём рту. Вайлдфайр. Она лежала на полу, пока из её раны вытекали последние капли крови, и она говорила мне свои последние слова, которые звенели в моей голове словно колокол. И я всё равно продолжала бежать. Видения приходили и уходили, и я просто старалась всеми силами игнорировать их.

Я не уверена, что мои напарники могли справиться с этим так же легко, как и я. Флэйр летел очень неаккуратно, а Серенити продолжала стрелять во что-то, чего даже я со своим зрением не видела. Конечно, как мы вообще могли быть уверены в том, что Протектитроны стреляют по нам? Может быть, это всё ещё был мираж, всё тот же сон. Разве мы вообще просыпались? Может, это всё была просто иллюзия, чтобы заманить нас в мир снов. Часть меня оспаривала тот факт, что я знала о том, что у него нет возможности создавать особенные сны… Если только не учитывать то, что об этом факте мне поведал он сам...

Блять. Я продолжала бежать. Сон или нет, но я должна была выбраться.

И я могла только надеяться, что бегу к выходу. Было тяжело сказать наверняка, но я должна была верить. Это был единственный способ пройти через всё это, и поэтому я не останавливалась ни на секунду.

Ты не сможешь убегать от этого вечно...

Блять, ещё как могу!

Если бы у меня был Рэйдж, то я бы скорее всего смогла бежать быстрее и, возможно, даже смогла бы выбраться без очередной раны. Но это не имело значения, потому что его у меня не было. У меня были лишь мои ноги, ослабевшие от голода, нехватки сна и ломки. Но я должна была.

Зелёный заряд попал мне в протез, вызвав вспышку из искр. Я закрыла глаза всего на секунду, но этого было достаточно, чтобы воспоминания начали дико проноситься у меня в голове. Не те воспоминания, которые мне бы хотелось вспоминать. Я раскрыла глаза, как только смогла и продолжила бежать.

– Мы сможем сделать это! – Крикнула я. – Продолжаем! Не обращайте внимания на видения! – Фаундэйшн мягко рассмеялась мне в ухо. – Они не реальны! Мы так далеко прошли. Осталось ещё немного! Просто…

Я остановилась.

Моё сознание помутилось. Я слышала, как зелёные сгустки энергии пролетали мимо меня. Я видела вспышки. Я чувствовала запах горелой плоти. Ничто из этого не имело значения. Потому что, я нашла выход. Я знала, что это был он. Это был выход наружу. Прямо перед ним, висела верёвка.

И в ней была Фаундэйшн.

Я не могла видеть её такой, но и не могла отвести взгляд. Моё сердце пропустило удар, и я почувствовала, как моя душа разбилась. Как я могла оставить её вот так? Мне нужно было снять её. Спасти. Мертва. Я не могу спасти мёртвых. Воспоминания заполнили мою голову, и у меня появилось чувство, что всё случилось только вчера.

Всхлипы сотрясли моё тело, а глаза наполнились слезами. Зачем бежать? Зачем пытаться выйти? Какое это имеет значение? Я не могу защитить Фаундэйшн… Я никого не могу защитить. Я могла лишь оплакивать их всех. Лечь и заплакать. Умолять и просить прощение, которое я никогда не смогу получить. Я пробормотала слова извинения, но этого было недостаточно. Этого никогда не будет достаточно. Я не заслужила шанса сбежать.

Выживи. Прошептала пони в моей голове.

Я проигнорировала эти слова так же, как и проигнорировала их в тот день возле обрыва с видом на Мэйрфорт. Это должно было быть долгое падение… По крайней мере, мне так сказали. Я так и не смогла вспомнить. Каким-то образом, я смогла выжить. Удача или воля Селестии. Я прокляла их обоих за это. Как может мать пережить свою же дочь?

Я услышала, как Флэйр и Серенити кричат на меня, но я не могла их узнать. Я была слишком потеряна в своей памяти. Печаль овладела мной. Казалось, что ничего больше не имеет значения в этом мире… Кроме моих слёз и тела Фаундэйшн, качающегося на ветру.

В комплексе нет ветра.

Хех… я пересилила себя и заставила посмотреть. Фаундэйшн висела. Внутри… Потому, что её здесь не было. Это лишь иллюзия. Я знала это… Но это не имело значения. Она всё ещё была мертва. Моя ошибка. Я не заслужила жить после того, что сделала. После того, что случилось с моей дочерью.

У тебя есть новая дочь, которая нуждается в тебе.

Кто-то нуждается во мне? Да кто я вообще? Пучок неудач и ошибок, обёрнутый вокруг кучи мышц и склонности к насилию. Я никогда не сделала ничего правильного в своей жизни и постоянно тянула её в ужасные места.

Ты — не твоё прошлое. Ты должна встретиться лицом к лицу с тем, кем ты являешься на самом деле.

Как...

Выживи.

Это не был голос Вайлдфайр. Это не был какой-то магический трюк. Это был мой собственный голос. Часть меня, что продолжала бороться. Что продолжала пытаться поступать правильно. Что продолжала пытаться жить. Я решила прислушаться к этому голосу и встала. Слёзы всё ещё текли ручьями по моему лицу, но это только начало.

Я сделала шаг вперёд. Фаундэйшн всё ещё висела там. Это разрывало мне сердце. Но мне пришлось идти дальше. Чтобы выжить. Чтобы я не повторила своих ошибок.

– Мама, ты в порядке? – Спросила Серенити, её голос слегка охрип от волнения.

– Да. – Я была странно спокойна. – Прости. Давай выбираться отсюда.

Я открыла дверь и увидела яркий солнечный свет. Мы вышли наружу, не оглядываясь. Мы сделали это. Мы сбежали. Мы были свободны.

Новый уровень!

Навыки: Выживание 50

Продолжение следует...

...