Навык Скрытности - 69

Литлпип уже пробыла на поверхности достаточно долго, чтобы естественное воздействие солнечных лучей пустоши начало реактивировать ее давно спящую физиологию пони. К несчастью для нее, это означает, что у нее вот-вот начнется первая охота.

Другие пони ОС - пони

Дальний путь

Проснуться в лесу - удовольствие ниже среднего. А проснуться в Вечнодиком лесу без памяти - это уже отрицательные величина приятности. Герою придется пройти долгий путь прежде чем он узнает кто он - и почему он оказался в столь неприятном месте.

Она вернулась!

Вы не задумывались, как какой-то всего лишь единорог, пусть и очень злобный, скрыл на целое тысячелетие довольно большую долину со всеми её жителями? Куда делась Кристальная империя, и почему она вернулась?

Человеки

Тайна Красного Амбара

Эппл Блум узнаёт фамильный секрет и переживает из-за кьютимарок.

Эплджек Эплблум Человеки

Стардаст

Разлученная с друзьями и плененная посреди войны, Твайлайт должна справиться с кошмарами своего пребывания на "Земле", а также с угрозами, которые несут ее обитатели, видящие в ней врага. Сможет ли она преодолеть свои страхи и страхи своих пленителей? Будет ли помощь своенравной единорожки для "людей" благом или проклятием? И, самое главное, отыщет ли она дорогу домой?

Твайлайт Спаркл Человеки

Меняя маски

Я - Пинкамина Диана Пай, альтэр-эго вашей любимицы и хохотушки. Вполне возможно, что эти записи будут утеряны, но я считаю своим долгом рассказать, что случилось несколько месяцев назад, когда прошлое настигло меня...

Флаттершай Пинки Пай Другие пони

Звезда в Жёлтом

Глубоко в Королевской библиотеке есть книга. Ужасная книга, что сводит с ума тех, кто её прочитает. Книга, настолько опасная, что должна быть спрятана и закована в цепи, чтоб никогда не быть открытой. Книга, на которую случайно наткнулся Спайк по просьбе Твайлайт Спаркл. Звезда в жёлтом восстала ещё раз, и только Рейнбоу Дэш и Спайк могут спасти Твайлайт пока не стало поздно. Идеи живут вечно. Пони - нет.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия ОС - пони

Опыление

Весь день пошёл на перекосяк из-за того, что Рэрити пригласила тебя к себе. Не то чтобы ты был не рад, наоборот, но есть одна проблема, ты побаиваишься эту властную кобылку.

Битва за Филлидельфию

Город Филлидельфия подвергается настоящему нашествию роя странных существ. Поначалу это никем не воспринимается всерьёз, но очень скоро становится ясно: это грозит обернуться катастрофой.

ОС - пони Лайтнин Даст

Там, где кончается мир: Сияние Вечности

Нелегко жить, родившись в одной из приближённых к престолу семей, но постоянно пребывая в тени своих знаменитых родственников и не обладая и толикой их могущества. Однако как всё может измениться, когда незнатного потомка одного из дворянских домов Эквестрии, зарабатывающего на жизнь наёмничеством, наймёт царственно-холодный посланник иной расы, прибывший из-за моря с загадочной целью поиска неимоверно древнего артефакта?

ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 21: Плата по счетам Глава 23: Свободное время

Глава 22: Мы уже на месте?

Мы уже на месте?

"Некоторые пони подобны призракам: всегда скрываются в тени, всегда скрываются за ложью и марионетками."

Солнце вышло из-за горизонта, наполнив Пустошь и небо над ней палитрой из красных, оранжевых и жёлтых красок. Оно также попало в мои налитые кровью глаза, напоминая мне о том, что я уже очень давно не спала. Даже Мед-Х не смог помочь. Серенити, однако, хорошо выспалась прошлой ночью и днём, и она была готова встречать новый день. Громко.

– И я подумала, что ты наверняка отрубилась от взрыва и всё такое! – Серенити радостно пересказывала мне события прошлой ночи. – Но я знала, что ты в порядке, поэтому и достала свой пистолет, а потом БАХ! – Я дёрнулась от испуга, но постаралась этого не показать. – Но пуля отскочила от его шлема! Представляешь? Мой магический зебринский пистолет! Но я была полна решимости защитить тебя, и знаешь что я сделала дальше?

– Что, милая?

– Продолжила стрелять! – Никогда бы не подумала. Её история не делала наш путь проще, поскольку нам приходилось останавливаться каждые пару секунд, для демонстрации очередной сцены битвы или драматической позы. – Видишь ли, у меня был гениальный план. Каждый раз, когда моя пуля попадала ему в визор, он искрился, поэтому я продолжала стрелять в него, давая тебе достаточно времени-

– Я была там, если ты не забыла.

– Ой, да ты всё равно почти ничего не видела, потому что была занята тем, что просто втаптывала пони в землю. – Ну, это одна из тех вещей, в которых я была хороша. – Так что тебе очень повезло, что я оказалась рядом. Я просто великолепно отвлекала его. Кстати... Это навело меня на мысль. А что если у меня-

– Что бы ты ни спросила — нет.

– Но чт-

– Нет, Серенити, я не разрешаю тебе ставить кибернетические протезы.

– Я даже не собиралась спрашивать… – Она затихла и надулась. – Как ты узнала, о чём я собираюсь спросить?

– Потому, что ты всегда спрашиваешь. – Я слабо улыбнулась. – А потом, я говорю “нет”. Ты дуешься. А на следующий день, всё повторяется снова.

– Завтра в это же время? – Спросила она абсолютно искренне. Я кивнула в ответ и она улыбнулась, после чего запрыгнула мне на спину. – Кроме того, сейчас ещё рано, и я хочу поспать, так что может быть отложим это. – Да, это отличная идея. Утро, обычно, самое отстойное время дня. Особенно после ночной битвы и долгой дороги.

Вдалеке, виднелась гора, к которой мы постепенно приближались. Даже не смотря на огромное расстояние, она всё равно выглядела, как большое пятно на горизонте, и её вид заставил меня вздрогнуть. Она напомнила мне о том, что я пережила в этом ужасном месте... Кошмарные вещи... Я закрыла глаза и попыталась подумать о чём-то другом. О чём угодно.

Я с большим усилием переключила свои мысли на нашу задачу. Между нами и Дайсом были десятки Стальных Рейнджеров, которые могли следить за каждым моим шагом. Они были вооружены до зубов высокотехнологичным баллистическим и огнестрельным оружием, и теперь ими руководила кобыла, по сравнению с которой Найтмэр Мун выглядела образцом милосердия. Как обычно, выбор был невелик, надежды мало, а шансы на успех невероятно высоки.

Лучшим вариантом была бы попытка пойти по длинному пути и обогнуть гору, что заняло бы ещё несколько дней, но я была не уверена, что мне хватит мед-Х, чтобы продержаться так долго. Моя карта в ПипБаке показывал только те города, в которых я уже побывала и поблизости не было ни одного такого (ближайшим был лишь Снэйк Хэд, в нескольких днях пути отсюда на восток). И конечно, я не учитывала в этих расчётах наши запасы еды и воды, которых определённо было мало.

Найти небольшой ручеёк будет несложно, но он будет облучён, а антирадина с собой у меня нет. И всё же это лучше, чем ничего. Если бы закончилась еда, то я могла бы пойти на охоту. В Пустоши было полно всякой дикой живности (мутированной, в большинстве случаев). Однако, я была не уверена, что Серенити станет есть мясо. Так что этот вариант был не очень хорошим.

Нам оставалось лишь надеяться на то, что Мистер Хаус прислушается к просьбе Флэйра о помощи. Если конечно Флэйр не бросил нас, чтобы отправиться за Стэйксом... Но я старалась даже не думать об этом. Любовь заставляет нас делать странные вещи, и он должен понимать это гораздо лучше меня. Если это и правда была любовь, то я просто не могла просчитать его следующий ход.

Я села посреди дороги (из-за чего Серенити соскользнула) и потёрла глаза. Так устала. Если бы я могла, то завалилась бы спать на целую вечность. Или хотя бы на один день. К чёрту кошмары.

– Мам, ты в порядке?

– Устала.

– Ты ведь не думаешь, что мы можем просто сесть и отдохнуть здесь? – Она с осторожностью огляделась вокруг. – Слишком открыто. Ничего поблизости нет. – Скалистые коричневые холмы на востоке и западе, Бридл Хоуп далеко позади нас и гора спереди. Стоп. Я снова взглянула на восток. В том направлении я увидела янтарную метку. Она появлялась и исчезала. Так было несколько раз, пока она двигалась с севера на юг, прежде чем исчезнуть.

– Эй. Эй, мам! – Серенити взмахнула копытами. – Ты смотришь на свой интерфейс? Скажи круто, да? А мне можно такой? А что ты видишь?

– Да, да, нет, что-то. – Я поднялась на копыта и пошла в том направлении, где исчезла отметка. По крайней мере, попытаться стоило, а благодаря Искусности я смогла бы разобраться с ней, окажись она враждебной. Не уверена, что это вообще возможно, поскольку моё магическое зрение подсказывало мне, что враждебностью тут и не пахнет. Звучит логично, да? Технологии ведь никогда меня не подводили...

Несмотря на очевидные недостатки этого аргумента, я продолжила идти. Подняться по пологому склону ближайшего холма было нетрудно, но потом, я обнаружила, что с другой стороны, он оказался гораздо круче. Между холмами вдалеке виднелась фигура, идущая на юг. Мой Л.У.М. считал её дружелюбной, но из-за глазной повязки, я не могла узнать больше информации.

– ЭЙ, ПОНИ! – Прокричала Серенити. –ЭЙ! ЭЭЭЙ! – Пони остановилась и повернулась к нам. Она кажется мне знакомой. – ЧТО ТЫ ДЕЛАЕЕЕЕШЬ? ЭЭЭЭЙ! КУДА ТЫ ИДЁШЬ! НАМ НУЖНА ПОМОЩЬ!

Пони помахала и двинулась к нам. Стоп.

– Пэрли? – Спросила я, когда она оказалась достаточно близко, чтобы меня услышать.

Белая кобыла приветливо улыбнулась мне. – Что за отрада для моих глаз! – К моему удивлению и смущению, она потёрлась носом о мою щёку. – Видела тебя в городе и подумала, что было бы неплохо протянуть тебе копыто помощи. – Она улыбнулась Серенити, которая казалась была чем-то недовольна.

– В городе? Бридл Хоуп? – Она кивнула в ответ. – Почему ты там оказалась?

– Ну, не то чтобы у меня была возможность сбежать. Когда рейдеры захватили казино, они дали многим из нас шанс сдаться. И раз уж мы проиграли, а умирать мне не очень хотелось… – Ага, я поняла. – Они заставили нас помочь им построить стену, а потом дали возможность уйти. Но для многих пони... Это их дом, понимаешь? Они всегда там жили и не захотели уходить. Поэтому, многие остались. Некоторые из тех, кого эвакуировали, тоже вернулись. Но не я. Я просто хотела забрать свои вещи и свалить побыстрее.

– А затем пришли мы?

– Агась! Услышала об этом от стражника сразу после битвы. Так что я решила найти тебя. Сразу поняла, что ты пойдёшь по дороге на юг. – Неужели я настолько предсказуема? – Если хочешь дойти до Дайса, то лучше присоединиться к торговому каравану. Сила в количестве, и умные пони не станут нападать на торговые караваны, находящиеся под защитой НКА.

О, а это неплохая идея. Лучше, чем просто идти на юг и молиться. Теперь, когда я начала думать об этом, то вспомнила, что где-то неподалеку должна быть база НКА. Я помню, что слышала об этом когда-то. Это было… Не могу точно вспомнить. Где-то.

– А где они? – Серенити задала умный вопрос, но всё ещё странно смотрела на Пэрли.

– Сюда, я вас проведу. – После этих слов, она порысила на северо-восток за холм. Серенити подала мне знак, чтобы я подождала и запрыгнула мне на спину, когда Пэрли была на приличном расстоянии от нас.

– Кто она такая? – Именно тогда я поняла, какая же я идиотка. По какой-то причине, я ожидала, что Серенити уже знает её, но каждый раз, когда я встречалась с Пэрли, Серенити не было рядом. Поэтому, абсолютно не удивительно, что она с подозрением начала относиться к какой-то случайной незнакомке, встреченной на дороге. Это одна из тех вещей, о которых я должна думать заранее, дабы не оказаться потом в дураках.

– Подруга из Бридл Хоупа.

– Её голос звучит знакомо. – Её взгляд стал печальным.

– Серенити...?

– Я… – Её голос затих, и она уставилась куда-то вдаль. – Ладно. Друзья. Пойдём. – Я попыталась спросить “в порядке ли она”, но кобылка прервала меня. – Я в порядке! Правда! Просто... Пойдём. – Скрепя сердцем, я отвела от неё взгляд и увидела, что Пэрли уже ушла довольно далеко, странно глядя на нас.

– Ладно… – Ответила я кобылке и последовала за Пэрли.


Мы вышли к лагерю НКА около полудня. К тому моменту, я была абсолютно измотана и несколько раз засыпала на ходу. Что, на самом деле, даже не так сложно, как я думала. Пэрли дала мне Спаркл-Колу, считая, что она должна была помочь. Отчасти, так и произошло, ведь я не заснула посреди дороги, но я определённо не чувствовала себя менее измотанной.  

Лагерь оказался небольшим аванпостом, расположенным на вершине высокого холма, склон которого с одной стороны был таким крутым, что его вполне можно было назвать обрывом. Нам пришлось долго обходить его вокруг, чтобы выйти к лестнице, которая вела к палаткам, образующим лагерь. Я заметила у подножия холма небольшое здание и несколько повозок с товарами. Наверное, это гораздо разумнее, чем тащить их на холм.

На вершине холма лагерь был окружён рвами, дамбами и чем-то вроде остроконечных стен, обращённых наружу. Я могу ошибаться, но кажется, что к деревянной лестнице были прикреплены тонкие пластиковые трубки, наполненные какой-то жидкостью. Могу предположить, что это было нечто огнеопасное. Очевидно, это место было очень хорошо защищено. Что само по себе довольно логично, учитывая всё то, что я описала. Я иногда сильно туплю.

Двое охранников остановили нас у главных ворот. Я не рассмотрела их, поскольку была занята покачиванием из стороны в сторону, в попытках не заснуть. Но я заметила, что они поговорили с Пэрли несколько минут, а в конце, она передала им крышки. Нужно будет вернуть долг. Ближе к концу разговора, мой затуманенный разум расслышал фразу "Место для сна..." от Пэрли.

Охранник указал на лагерь и пробормотал что-то, что я не смогла разобрать. Затем, кобылка попросила меня следовать за ней.

– Дорогая, нам нужно уложить тебя в кровать. Когда ты в последний раз спала?

– Э.. – Я споткнулась о камень. Кто-то рядом хихикнул. – Это было... Это было. В городе, но… – Я моргнула. – Перед этим. В горе... И незадолго... До этого… – Кажется я ещё поспала пару часов в трамвае и была уверена, что сны, вызванные пони-мегазаклинанием нельзя назвать продуктивными.

– Очень давно. – Я чуть ли не подпрыгнула, когда Серенити заговорила. Она всё ещё лежала на моей спине, но была настолько тихой, что я почти забыла о ней. – Когда мы отправляемся?

– Завтра, незадолго до полудня. Они ждут генерала, который приедет с аванпоста на востоке. – Зачем это? – Тебе надо отдохнуть, выглядишь измученной.

– Это из-за морды, верно? Шрамы. Я теперь уродина. В смысле... Я всегда была уродливой. А сейчас стало хуже. – Тяжело говорить, когда ты устала. Мой язык продолжал двигаться, а мозг едва за ним поспевал.

– Не так уж всё и плохо… – Она врала. Если кто-то ещё не понял. – Они делают тебя крутой. – Я и раньше была крутой. Это всё, что у меня было. Но теперь к этому добавилось и уродство. Худшее сочетание. – Учитывая, что ты получила заряд дроби прямо в лицо, ты просто отлично выглядишь. – Лучше бы она не напоминала об этом. Это пиздец.

– Ага. Какая я везучая. – Только мне могло посчастливиться получить выстрел прямо в морду от жеребца моего лучшего друга. И только мне могло повезти попасть в психологический ад в древнем довоенном комплексе, где буквально всё хотело превратить меня в пепел. Я, блять, самая везучая пони за всю историю.

– Ну, может и не везучая, но... Дорогая, не надо грустить. Ты по-прежнему жива и твоя-

– ГАН!

Да, Искусность всё ещё при мне. Я подняла голову и оглянулась вокруг. Кто меня звал?

– ХАЙРЕД ГАН! – Снова прокричал сиплый голос. Я продолжала осматриваться в поисках голоса, пока не встретилась лицом к лицу...

Зомби! Я чуть не крикнула это вслух. К счастью, мне удалось вовремя остановиться и, взглянув в молочно-белые глаза гуля, спросить. – Майор Лаки?

Он широко ухмыльнулся и кивнул. – Давненько я тебя не видел, Хайред. Даже слишком давно. Я вижу ты… – Он взглянул на моё лицо, глазную повязку и половину оставшегося уха. – Ну, ты всё ещё жива. – Он сделал паузу. – Нам нужно поговорить.

– Что ты вообще здесь делаешь! Ты был в Дайсе. Раньше... Верно?

Он повернулся к выходу. – Пожалуйста, сопроводите мисс Ган к моей палатке. – Двое бойцов встали по бокам от меня. Слишком сонная. – И только мисс Ган... Ну, и её кобылку тоже. Можете, конечно, попытаться отобрать её, но я не обещаю вам, что вы выживете. – Чертовски верно. Даже в полусне и с болью от тысячи ран, я убью любого, кто попытается ей навредить. Или тронуть. Или что угодно.

– Дорогая, постой. – Сказала Пэрли, но чьё-то плечо грубо оттолкнуло её в сторону. – Эй, с пони так не обращаются. Я встречу тебя возле его палатки, Хайред! Не засни там...

Да, это должно было произойти. Милые и разговорчивые охранники провели меня в полной тишине по лагерю к палатке возле небольшой сторожевой вышки. Внутри оказался обычный письменный стол, раскладная кровать и другие разные штуки... Честно говоря, я смотрела только на кровать. Она выглядела такой удобной.

Сфокусироваться. Просто. Сфокусироваться. Я села напротив стола, охранники всё ещё прижимали меня по бокам. Я их ненавидела.

Через несколько минут, мой знакомый гуль вошёл в палатку и сел напротив меня. Насколько я помню, каждый раз, когда такое происходило, то мне читали нотации. Даже не знаю почему. – Хайред… – Он перебрал несколько листов бумаги, стараясь не смотреть мне в глаза. – Я получил отчёт… – Он замолчал и взял листок бумаги, который искал. – О том, что в данный момент ты — Хизай.

– Эээ... Да. – Я лениво почесала шрамы на лице.

– Хизаи это элитные кибернетические воины, убийцы и шпионы, которые отвечают за продвижение влияния Мистера Хауса в Дайсе, Каледонии и за её границами? – Я кивнула. – Одна из элитных… – Он просмотрел ещё пару бумаг. – Ну, цифры весьма не точны, но всего таких может быть от тридцати до шестидесяти. И ты одна их них. – Я кивнула. –Серьёзно? – Я кивнула сильнее. – Не лг-

– Да! Я ёбаный Хизай!

– Просто хотел убедиться. – Он отложил бумаги. – Ты можешь понять моё... Подозрение. Ты точно известна не за своё примерное поведение… – Его лицо исказилось в подобии улыбки. – Почему именно Мистер Хаус нанял тебя?

– Это секретная информация.

– Ладно... Мне нужно попросить тебя об-

– Две сотни крышек. – Я наклонилась к нему через стол с ухмылкой на лице.

– Оу, а я собирался предложить тебе три сотни. – Да ладно! – Шучу, шучу. Я заплачу сто пятьдесят.

– Двести двадцать пять. – Я положила свой протез на стол. На самом деле, этот жест был не для того, чтобы выглядеть убедительнее, а для того, чтобы просто не упасть и не заснуть.

– Знаешь, обычно пони во время сделки не поднимают цену выше стартовой. – Похоже, его это позабавило.

– Обычно. Но тебе нужна я. Ты дал понять, что тебе нужен именно Хизай. А нас, как правило, трудно найти. – Я улыбнулась. – Так что насчёт двухсот пятидесяти?

– Две сотни. – Он пододвинул ко мне конверт. – Мне нужно, чтобы ты доставила это Мистеру Хаусу. Ни его ассистенту, ни его другу, ни ему на стол — только в его копыта. Не открывай конверт: его содержимое предназначено только для его глаз. Да, я знаю, что ты в любом случае его откроешь, но ты всё равно ничего не поймёшь так что это бессмысленно. – Теперь я чувствовала себя, как настоящий шпион. Очень круто.

– Ладно… – Я засунула конверт в нагрудный карман. – Могу ли я спросить, зачем ты здесь?

Гуль постучал копытом по столу и болезненно улыбнулся. – Я не думаю, что это было частью нашей сделки. – Угх. Я слишком устала для этого дерьма. – Но так и быть, я расскажу тебя. Я ведь здесь из-за тебя. – Ну разве не это признак моей важности? – Ты хорошо послужила Альянсу. – Он встал и начал ходить вокруг стола. – Знаешь ли ты, что с момента, как Тимбер сожгли, а Бридл Хоуп захватили, целых три города присоединились к НКА? Это случилось всего за несколько дней. Дней. Кто знает, насколько мы сможем вырасти такими темпами за несколько недель. – Что? Я ничего не поняла.

– А почему Тимбер? Ты не контролировал его. Тебя оттуда выгнал.. – Стоп. До меня начало доходить.

– Да, ты заставила меня уйти. После того, как помогла мне убить последнего бойца. Помнишь? – Я тупо кивнула, и он продолжил. – Это было по всем новостям, а всего через несколько недель, город сгорел дотла вместе со всеми жителями. Чего не произошло бы, если бы НКА была там. Это заставило пони задуматься.

– Серьёзно? – Я отвела взгляд в сторону. – Ты думаешь, что я поверю в это. Что ты спланировал это? Серьёзно? Это немного мы... Мысловато.

– Замысловато. – Я ненавижу, когда пони исправляют меня. – И да, так и есть. Это была одна из многих незапланированных ситуаций, которые я прорабатывал, и всё просто удачно совпало, что он сработал. Зачем нужен один план, если ты можешь иметь сразу дюжину планов одновременно? – Думаю, в этом есть смысл. Если ты умный пони. Я едва могла держать в голове один план за раз (а мой текущий вообще был долбанутым), так что я могла только кивнуть в ответ.

– Поздравляю. Меня это очень заботит. Так выходит, ты здесь, чтобы... Контролировать смену власти? – Серенити хихикнула на моей спине, но затем снова затихла.

– Контролировать новые линии снабжения, в которых нуждаются наши новые территории. Такие, как этот лагерь. Хорошо защищённый аванпост для торговых караванов. Маршрут полностью игнорирует Тимбер и Бридл Хоуп. – Должно быть, он заметил, что я задремала, потому что перешёл на крик. – Внимание! Слушай! Не думаешь ли ты, как агент Мистера Хауса, что эта информация, может оказаться для него критически важной? – Я молча уставилась на него.

– Что?

– Ты бесполезна… – Он покачал головой. – Иди, не хочу тебя больше видеть. И не забудь доставить это письмо. – Я думаю, что упустила нечто важное в нашем разговоре. Не то, чтобы это нечто играло самую важную роль во всём... Так что, я просто повернулась к выходу из палатки. – Мы уезжаем завтра до полудня. Будь готова. – Окликнул он меня.

Я оглянулась назад. Эта беседа начала меня раздражать. Я просто хотела поспать. – Мы?

– Мы. В Дайс. Председатель НКА будет толкать речь, и я должен там присутствовать.

– Ладно. – Я вышла из палатки, уже представляя все варианты того, как всё это может пойти по пизде. На вершине списка, я поставила случайный взрыв жар-бомбы.

К счастью, сразу у выхода я увидела мою спасительницу. – Пэрли… – Я подошла к ней. – Не пойми меня неправильно, но... Затащи меня в кровать.


Солдаты в зелёной форме стояли в шеренге, глядя на вражеский лагерь. Всё это время они непреклонно двигались вперёд, и сейчас настал тот момент, когда можно будет положить конец войне. На каждого пони, готового к битве, приходилось по пять павших боевых товарищей: хороших пони, которые хотели вернуться домой лишь после того, как всё закончится. Ради них солдаты в зелёном были готовы поставить на кон всё в этой финальной битве. Битве, которая изменит ход истории пони.

Послышался свист. Охваченные паникой пони посмотрели вверх, но они оказались слишком медленными. Крышка врезалась в их строй, и пони полетели в разные стороны.

– Это нечестно… – Фаундэйшн, как и любая кобылка, в совершенстве владела мастерством нытья. Она перевела взгляд со своих игрушечных солдат на меня, сидящую на кровати. Ей удалось захватить большую часть нашего маленького домика, выиграть битву за свою кровать, взять контроль над большей частью пола и столом, а теперь она загнала меня в маленький полукруг возле моей кровати. Это была тонкая игра в войну, которую я всегда проигрывала. – Теперь моя очередь… – Продолжила она. – Ты не можешь атаковать меня.

– Милая, но ты сама сказала, что бутылочные крышки можно использовать в любое время. – Вайлдфайр стояла у двери, отыгрывая роль судьи в нашей маленькой игре. Вполне возможно, что я постоянно проигрывала, потому что позволяла Фаундэйшн постоянно придумывать новые (и в большинстве случаев, непоследовательные) правила на лету, в то время, как я пыталась понять текущие. Не то, чтобы я жаловалась, я была абсолютно довольна, что моя кобылка выигрывала.

– Я имела ввиду, что мне можно. А маме — нельзя! – Рыжая кобыла удивлённо посмотрела на свою дочь. – Потому что она может ставить новых солдат на каждом ходу, а я только через раз! Так будет справедливо. – Пока они спорили, я просто улыбнулась и откинулась на кровати.

– О... Ну ладно. – Вайлдфайр взглянула на меня, и я кивнула. Она может одержать эту маленькую победу. Всё равно скоро обед, и нам нужно было ускориться. – Хорошо, в следующий. Но в этот раз это считается. – Кобылка надулась и неохотно кивнула.

– Получи, мама! – Она наклонилась и схватила пулю зубами, а затем бросила её в мою армию. Она влетела прямо в центр моего строя и выбила, как минимум пять солдат. – Хах! А теперь, она взорвётся! – Она сделала очень реалистичный звук взрыва, и я перевернула ещё несколько моих убитых пони. Кобылка одобрительно кивнула, и взяв несколько игрушек, спрыгнула со стола и поставила их ближе. Как только они добрались до моей кровати — война была окончена.

Это настоящее чудо, что нам удалось достать этих солдатиков. Чуть больше месяца назад проходил караван с редкими товарами и Вайлдфайр в шутку спросила, есть ли у них игрушки для жеребят. Торговец ответил, что есть целый ящик солдатиков. Игрушки на Пустоши найти довольно сложно, поэтому мы сразу же решили их купить вместе с небольшим ведёрком краски. Теперь у нас было две разных армии вместо одной. Должно быть, когда-то они были игрушками для жеребчиков, но Фаундэйшн любила играть в войну.

Снова настал мой ход, и я бросила карандаш в её ряды, но сделала это слишком сильно. Он пролетел над ближайшими пони и бесполезно упал на пол. Фаундэйшн приняла это, как окончательную победу и объявила: – Раз ты промазала, то я могу выстрелить дважды! – Ну конечно, она может. Её первый выстрел уничтожил почти всех моих солдат, кроме одного, стоящего на кровати. – Я собираюсь выиграть прямо сейчас!

– Да? – Я схватила последнего оставшегося солдата. – Время для тактического отступления. – Вайлдфайр хмыкнула, когда я поставила игрушку на кровати позади себя.

– Эй! – Фаундэйшн наклонилась в сторону, пытаясь увидеть, где стоит солдатик. – Это нечестно, ты мне мешаешь!

– Я? Серьёзно? И что же ты сделаешь? Я думаю, это ничья. – Кобылка прищурила свои рубиновые глаза и убрала гриву с мордочки. – Или нет?

– Я справлюсь. – Она схватила наполовину сломанного солдатика, который служил артиллеристом и подбросила его в воздух. Когда он начал падать, она развернулась на месте и взбрыкнула. Её копыто резко ударило по снаряду, заставив его пролететь над моей головой. Я с благоговейным трепетом следила за тем, как он отскочил от потолка, врезался в стену и в конце концов сбил последнего бойца за моей спиной. – Хах! – Она усмехнулась. – Это было круто!

– Хех… – Я проследила всю траекторию полёта и в изумлении посмотрела на свою кобылку. – Как ты это сделала?

– Это секрет! – Выпалила она. – Земнопоньский секрет!

– Милая… – Вайлдфайр подбежала к ней, стараясь не наступать на игрушки, и поцеловала её в лоб. – Мы все — земнопони.

– Оу… – Кобылка снова взглянула на меня. – Не знаю. Просто сделала. Это как будто... Ну, у меня в голове, я знала, что это сработает! – Она улыбнулась. – Мама всегда говорила, что у земнопони есть магия и... Ой.. Я имела ввиду… – Она покраснела и уткнулась взглядом в пол, а её грива снова спала ей на мордочку. – Не ты, мам... И не мамочка. – Я была мамой, а Вайлдфайр — мамочкой. – Старая мама... Она говорила так… – Она затихла, копая копытом пол.

Такое часто случалось. Когда мы только подобрали её, она постоянно стеснялась и не позволяла другим пони даже смотреть на неё. Со временем, она привыкла к нам и стала более открытой. И даже начала говорить с другими пони. Правда ей это не нравилось, и она всё равно стеснялась, но это был большой прогресс. Как только кто-то спрашивал о её прошлой жизни, она сразу замыкалась в себе и сильно расстраивалась... Будто в своих воспоминаниях, она на какое-то время вновь возвращалась туда.

Мы пытались убедить её рассказать нам о том, что же произошло, но она просто не могла. Не то, чтобы она не хотела, но каждый раз когда она начинала описывать тот день, когда на её деревню напали, она просто начинала рыдать и ничто не могло её успокоить. Через некоторое время, мы решили просто подождать... Может когда она подрастёт, то всё расскажет, но... Видеть её такой — было очень больно. Вайлдфайр предложила найти хорошего психолога где-нибудь за пределами Мэйрфорта, но никто из нас даже не мог предположить, где его искать. Мы расспрашивали торговцев из разных караванов, но так ничего и не узнали.

– Фаундэйшн..? – Тихо спросила я, потянувшись к ней копытом. – Ты в порядке?

Кобылка никак не отреагировала, когда я погладила её по гриве.

– Фаундэйшн. – Вайлдфайр в замешательстве посмотрела вниз. Обычно, когда она впадает в это состояние, то начинает дрожать или обнимает нас и плачет. – Ты в порядке? – Она убрала гриву с её мордочки. – ФАУНДЭЙШН!

Мордочка нашей дочери была холодной и синей, а глаза налиты кровью. Вскрикнув, я бросилась к ней и прижала её к себе. – Нет! Т-ты будешь... Будешь… – Её дыхание было слабым и прерывистым, и на секунду мне показалось, что она пытается мне что-то прошептать. – П-пожалуйста, ты должна... Т-ты не можешь. – Слёзы жгли мне глаза. Я увидела верёвку, туго стянувшую её шею.


Я открыла глаз. Палатка была заполнена утренним светом, и это напомнило мне о том, как долго я спала, и как сильно я ненавижу спать. Со стоном, я вытащила ногу с ПипБаком из-под себя, чтобы посмотреть на время. Ну, ещё хотя бы не полдень. Отведя взгляд от прибора, я осмотрелась вокруг и заметила, что кроме меня в палатке никого нет. Пэрли должно быть пошла за завтраком для Серенити... Но после такого сна, эта мысль заставила всё внутри меня сжаться.

Я сделала глубокий вдох. Нужно просто успокоиться. Я включила радио, но вместо того, чтобы послушать Нью Хайгаса, я сразу переключилась на специальный канал Хизаев. Я надеялась, что к этому моменту, Флэйр уже добрался до Дайса и сообщил Хаусу, что нам нужна помощь, и поэтому я начала слушать, не изменились ли мои приказы. Я всё ещё была уверена, что Хаус будет зол насчёт всего, что случилось, но надеялась, что моя информация окажется для него полезной.

Канал связи дал мне больше, чем просто информацию: бессмысленные коды, которые я не понимала смогли меня позабавить и немного успокоить. Как только стресс от кошмара прошёл, я должна была признать, что чувствовала себя хорошо. Прошло так много времени с последнего нормально сна и ещё больше с момента, как я просто могла расслабиться, что я уже почти забыла, каково это. Надеюсь, что теперь я буду спать почаще... Кого я обманываю.

– Звёздная кобыла. Исход. Звезда Желаний. – Это прозвучало в моем имплантированном наушнике так тихо, что я едва услышала. Как только я поняла, что это обращение ко мне, то быстро переключила ПипБак на вкладку со списком кодовых слов. "Исход" означает "будет сопровождаться агентом". Значит кто-то с кодовым именем "Звезда Желаний" придёт, чтобы помочь мне добраться до Дайса.

Всего лишь Звезда Желаний. Флэйр должно быть передал мою просьбу Хаусу, раз приказы изменились, но я не уверена, что он понял всю серьёзность ситуации. Стальные Рейнджеры готовы разорвать меня на маленькие кусочки, и у них есть способ выследить меня. Как один пони сможет мне помочь в такой ситуации? Я не отказалась бы от помощи, особенно учитывая тот факт, что караван НКА мог попасть под перекрёстный огонь, но я рассчитывала на что-то более существенное. Должно быть Хаусу надоела моя некомпетентность и на самом деле, он не пытался мне помочь мне. Если это было правдой, то мне чертовски повезло и с одним пони в помощи... Нищим выбирать не приходится.

К этому моменту, я пролежала уже так долго, что казалось, скоро у меня появятся пролежни, и я скатилась с кровати и подошла к своему снаряжению. Искусность была прекрасна, как и всегда, и я с радостью помогла ей оказаться на моей спине. Правда через пару секунд, всё стало не так приятно, когда я поняла, что повесила её на правый бок (опять), а глазная повязка делала невозможным прицеливание с этой стороны. Поэтому мне пришлось снять её и перевесить, но уже правильно. Часть меня хотела просто сдаться и избавиться от повязки, но каждый раз, когда я делала это, я вспоминала горящего заживо Пост Хэйста и понимала, что она должна остаться. Как минимум для того, чтобы напоминать мне, какими путями не стоит идти снова.

– ...вот как я получила свою кьютимарку. – Когда я услышала голос Пэрли, то поняла, что у меня не так много времени и вколола дозу Мед-Х, после чего спрятала пустой шприц у себя в сумке. Буквально через пару секунд, кобыла зашла в палатку вместе с Серенити. После случившегося вчера, я переживала, что они не смогут поладить, но я ошибалась.

– Я даже не знала, что яблоки могут взрываться! – Стоп, что? – Эй, мам! – Она улыбнулась и подбежала ко мне. – Я передумала. Пэрли — просто потрясная!

Я взглянула на белую единорожку. – Ну… – Она выглядела смущённой. – Она услышала мой голос, когда она была с ней. – Да, Нэнни Джейн. Среди всех пони, которых я убила, она заслуживала эту смерть больше всех. – Так что Серенити подумала, что я работала с ней. Потом, когда я объяснила, что я пыталась спуститься вниз и узнать, что она там прячет, она передумала. – В этом есть смысл. – Я просто... Жаль, что я не смогла вытащить Серенити оттуда раньше. Я подозревала, что она что-то замышляет, но если бы я знала, что всё настолько плохо...

– Ты не могла знать… – Я покачала головой и взглянула на Серенити. Хоть её улыбка и исчезла за время разговора, она не выглядела слишком расстроенной. Мне действительно стоит отвести её к психологу. Может у Наблюдателей найдётся хотя бы один.

– Агась. Всё в порядке, Пэрл. – Серенити улыбнулась. – В любом случае, теперь, когда мама проснулась, нам нужно готовиться к отправке. Тот громкий гуль сказал, что нам пора собираться.

– Точно. Ты видела Флэйра? – Моя кобылка покачала головой, подойдя к своей кровати. – Чёрт. – Я надеялась, что он уже как минимум двинулся нам навстречу... Конечно, он понятия не имел, где мы, а если бы и знал, то не смог бы нас найти. Надеюсь, он не летает по всей Каледонии, высматривая нас... Да нет, он ведь умный пони и наверняка дожидается нас в Дайсе. Раз он передал сообщение, то всё должно быть хорошо. Ну, всё в разы лучше, чем могло бы быть.

Вздохнув (да, я вздыхаю слишком часто), я повернулась к Пэрли... И заметила, что она оказалась ко мне очень близко. – Ээ… – Она потёрлась носом о моё лицо в месте, где не было шрамов. – Ч-что ты делаешь? – Почему так много кобыл радуются, видя, как я краснею?

– Знаешь, милая, очень жаль, что ты проспала так долго... У меня были определённые планы на то, как бы мы могли скоротать время. И я всё ещё не отказываюсь от этих планов. – Я изо всех сил старалась не слушать её страстный голос и следила за тем, чтобы Серенити не обратила на нас внимание.

– Почему? – Я отклонилась назад. После этого жуткого сна, я была совсем не в подходящем настроении. – Я не красивая. Никогда не была. Сейчас стала ещё хуже. – Кобыла осторожно провела копытом по моим шрамам, заставив мой рот дрогнуть.

– Нуу… – Казалось, что она смотрит не на меня. – Твоё лицо — это совсем не то, что меня в тебе интересует. – На её лице возникла хитрая улыбка, когда она взглянула куда-то мимо моего лица. – Я клянусь, это просто смертельное оружие.

– Что ты.. – Я остановилась на полуслове, когда поняла, на что именно она пялится. – Оу... Ээ… – Я покраснела сильнее.

Хитро улыбнувшись, она отошла от меня. – Прости, милая, я просто не могу устоять, когда вижу, как большая кобыла краснеет, словно маленькая школьница. Это очень мило. – Меня описывали разными словами, но "милая" было не в их числе. Наверное, это связано с тем, что я была гигантской ошибкой природы, с чрезмерным количеством мышц, огромным телом и настолько же пустой головой. По сути, если вы возьмёте всё милое, что есть в мире, и поменяете на полные противоположности, то получите меня.

У некоторых пони очень странные вкусы.

– Хватит приставать к моей маме. – Сказала Серенити серьёзным тоном, подходя к нам.

– Я с ней флиртую, а не пристаю.

– Что? – Она наклонила голову. – А в чём разница?

– В сути. – Она ухмыльнулась и подбежала к своему снаряжению. – Пошли. Гуль, с которым ты вчера говорила, сегодня косо на меня смотрел... Думаю, он хочет тебя видеть. – Прелестно. Ещё одна беседа с Лаки — именно то, что мне сейчас нужно. – Я сказала, что мы его избегаем. Его тяжело назвать жеребцом, с которым приятно проводить время. – Она сморщила нос.

– Не думаю, что смогу его избегать. – Потому, что когда я разговаривала с ним, то на меня, к несчастью, легла ответственность вести себя, как представитель Хизаев, точно так же, как он говорил со мной, как представителем НКА. Нравится мне это или нет, но моё положение давало мне некоторую власть и ответственность, от которых я не могла отказаться просто потому, что он мне не нравится. – Извини.

– Всё в порядке, милая, я всё понимаю. У тебя есть твой долг. – Она усмехнулась. – Мне до сих пор тяжело поверить, что ты работаешь на такого пони, как Мистер Хаус. Я была в Дайсе всего разок в жизни, но даже я поняла, что Хаус — это важный пони, который работает только с лучшими из лучш-... Не то, чтобы ты не лучшая, дорогая, просто...

Я собиралась сказать ей, чтобы она не беспокоилась, но вмешалась Серенити. – Вообще-то! Её наняли, потому что она успела засветиться со своими протезами по всему городу, и Хаус слегка запятнал свою репутацию из-за неё, так что он решил укротить её. – Она ухмыльнулась, очевидно, вполне довольная собой.

– Спасибо, Серенити. – Невозмутимо сказала я, вызвав смешок у Пэрли. Не то, чтобы я была плоха в своём деле до встречи с Хаусом, мне ведь даже удалось убить одного из лидеров главных банд города и меня даже никто не поймал. И единственный, кто подозревал, что это сделала я, не знал почему я это сделала. Конечно, это было не самое чистое убийство в моей жизни, но я выполнила свою работу.

Конечно, работы как эта будут становится всё сложнее и сложнее. Я смогла добраться до Роя, потому что он не знал о том, кто я и не подозревал, что Лаки нанял меня, чтобы его убить. Так что, когда я раскрыла все карты, чтобы убрать его при этом не нарушив ни один из моих контрактов и не привлекая на себя внимание (Молли всё ещё оставалась главной подозреваемой по очевидным причинам), он не имел ни малейшего шанса. Однако, теперь, когда обо мне знали все банды в городе, и я не смогла бы скрыть свою принадлежность к одной из них. Что означало, что подобные работы в будущем придётся выполнять, не принимая в них непосредственного участия.

Тем не менее, убийство Роя было моим самым величайшим достижением. Не само убийство (которое тоже было эпичным), но сам факт того, что я заставила, как минимум трёх лидеров банд делать то, что мне нужно для облегчения задачи. Конечно, было не совсем ясно, знал ли обо всём Мэйхем, и Молли шла по моим следам, но это всё равно была невероятно эффективная операция. Конечно ничто из этого не было новостью, но мысли об этом заставили меня улыбнуться. Мне стало интересно, смогу ли я добиться такой же эффективности с моим нынешним гамбитом.

Если бы я смогла заставить разные группы, которым я помогла в прошлом, бороться со Стальными Рейнджерами, заставляя их тратить все ресурсы друг против друга для того, чтобы поддерживать хрупкое равновесие (Серенити научила меня этому слову!), то Дайсу бы ничего не угрожало, и я уверена, что это сделало бы меня крупным игроком в самом Дайсе. Некоторые пони любят сравнивать политику с покером. Они говорят, что нужно до конца держать свои карты скрытыми, блефовать и знать, когда сбросить. Сравнение близкое, но не совсем. Потому что в покере ты видишь всех игроков за столом, и кто мог ожидать, что у тупой горы мышц есть собственные планы на игру?

– Ты идёшь, милая?

Я, ээ, что? Тряхнув головой, я вернулась в реальность из мира, где я была гением и всё шло по моему скрытому плану. И да, реальность — отстой.

– Или нет?

– Да. В смысле, нет. Или… – Серенити хихикнула, когда я просто заткнулась и пошла за ними в лагерь. – Прости, задумалась. – Если бы с нами был Флэйр, то он бы точно пошутил про запах дыма из-за моего мыслительного процесса. Но его с нами не было, и я обошлась без единого оскорбления, что, очевидно, заставило моё эго взбеситься.

В лагере НКА было довольно оживлённо, повсюду бегали пони. Видимо, поездка на юг была очень важной, и каждый третий пони готовился к отправлению, а на аванпосте должен остаться небольшой контингент. Либо так, либо все эти пони прибыли из других мест и теперь просто готовятся продолжить свой путь.

Затем, я вспомнила, что на самом деле меня не волнуют перемещения войск НКА, и моя жизнь снова обрела смысл.

Мы нашли Лаки, разговаривающего с каким-то большим жеребцом. Друг гуля был неестественного зелёного цвета, а его грива — жёлто-оранжевой. Он был одет в обычную синюю армейскую броню НКА, но на рукаве его правой передней ноги были четыре красивых звезды в форме алмазов. Жеребец, казалось, был в хорошем настроении, смеялся и похлопывал Лаки по спине. По морде гуля было видно, что он не очень рад этим прикосновениям.

Когда мы приблизились, и Лаки нас заметил, то сразу вздохнул с облегчением. – А, вот и она. – Он оглянулся на жеребца. – Генерал Скоятель, могу я представить Вам Хайред Ган из Хизаев. – Я шагнула вперёд. – Хайред Ган, это генерал Скоятель, один из пяти генералов НКА, командующий дивизией Креста и второй пони в армии после генерал-майора Хэйлшторм. Он прибыл прошлой ночью, но ты спала. – Всё это, конечно, звучало очень интересно, но я не совсем понимала происходящее.

Зелёный жеребец оглядел меня с ног до головы и хмыкнул в знак одобрения. – Слушайте. У Вас очень качественный протез.

– Ээ... Спасибо...? – Я не знала, как вести себя с такими пони, как он. Было очевидно, что Скоятель важная шишка, но я попросту не умела выказывать почтение.

– Какая это модель, мисс? Я должен знать. – Его улыбка была фальшивой, а его отношение меня раздражало. А ещё, я забыла, что это была за модель.

– Эт серия 19-B. – Серенити внезапно появилась рядом со мной с улыбкой. – Серия 19 была 19м вариантом копирования довоенной Каледонской кибернетики и названа самой надёжной, хотя после неё вышло ещё пять серий. Класс В означает, что здесь использованы модификации, которые позволяют использовать её более высоким солдатам. Если Вам интересно, то класс А был популярным из-за встроенного клинка. – Она взглянула на мою ногу, а затем снова на генерала. – Технически, это копия серии 19-В. Мистер Хаус сделал её специально для Хайред, потому что она уже привыкла к этой модели, но её сломалась… – Она пристально взглянула на мою ногу. – Я почти уверена, что оригинальная нога была сделана из стали, а эта из алюминиевого сплава. Мне точно стоит спросить Хауса об этом, а иначе я могу неправильно её обслуживать.

Генерал Скоятель выглядел слегка шокирован долгим и громким выступлением кобылки. – Слушайте. Ваш... Механик, правильно я понимаю? Я очень удивлён, что она так молода... Она ведь не раб? – Спросил он.

– Моя приёмная дочь. – Я сказала это, стараясь защитить её. – Ей очень нравится кибернетика.

– Об этом я уже осведомлён. – Он опустился на колени и улыбнулся ей. – Так ты у нас маленький механик, да? – Серенити скорчила упрямое выражение лица и кивнула. – Скажи мне, малышка, почему тебе так нравится кибернетика?

– Потому что это круто! – Жеребец засмеялся и начал вставать, видимо услышав то, что хотел. – И она делает пони лучше. – Добавила кобылка, когда он уже почти поднялся, заставив его остановиться в странной, сгорбленной позе. – Пони — это плоть, кости и всё такое, и это хорошо... Но иногда, не достаточно. С этими технологиями, мы можем улучшать наши тела, обходя все законы и ограничения! Слабые пони могут стать сильнее, глупые — умнее. Мы все можем стать лучше, и когда мы все станем лучше, мир станет лучше вместе с нами.

– Ясно… – Медленно сказал он. – Ты не по годам развитая маленькая негодяйка, не так ли? – Что? – Вы, мисс Хайред... Должен спросить, будет ли она наказана за такие слова? – Я взглянула на Лаки, чтобы понять, может ли он помочь мне в этой ситуации, но гуль просто понимающе кивнул и растворился в толпе, оставив меня с этим сумасшедшим наедине. – Слушайте, давайте пройдёмся и поговорим. Сегодня — чудесный день, и мы почти готовы отправиться в путь.

– Ээ... Конечно... А они могут...

– Да, да. Ваша кобылка и подружка могут пройтись с нами. Я уверен, что всё, что я Вам сказал, вы вскоре услышите снова, знаете. – Я... Не знаю, что сказать кроме того, что мне вообще непонятно, как этот пони смог стать одним из самых главных командующих в НКА. Должно быть, это какая-то магия или у него были связи. Или у него были магические связи.

Мы втроём (Пэрли пошла с нами, думаю она находила всю ситуацию забавной, потому что не переставала ухмыляться) вышли за ворота лагеря и начали спускаться по лестнице. Взгляд вниз во время спуска заставил всё внутри меня сжаться и я с трудом удержалась, чтобы не закрыть глаза. Это не был отвесной обрыв, но он был достаточно крут и высок для того, чтобы моя фобия вновь проснулась. Не помогало и то, что лестница была узкой и полной пони, спускающихся вниз.

Пока мы шли, Серенити рассказывала генералу о разных типах кибернетических протезов. Она в деталях рассказывала о том, как они соединяются с нервной системой, перечисляла все плюсы и минусы между ощущением и неощущением ног. Также, она часто отмечала, как круто иметь встроенные в ноги мечи. Я не могла не согласиться с ней в этом вопросе, но я уверена, что если бы попыталась, то точно случайно зарезала бы какого-нибудь пони. Много пони.

Когда мы добрались до основания холма, генерал задал интересный вопрос. – А что насчёт других видов протезов?

– Вы имеете ввиду замену глаз? Или… – Серенити начала, но её тут же перебили. Этот пони мне всё больше и больше не нравился.

– Боевые аугментации. Укрепление костей, подкожная броня, усиление мышц и рефлексов, встроенные стэлс-системы. – Он помахал копытом в воздухе. – И всё в этом духе.

– Хех, ну... Конечно, продаются и такие штуки. Моя любимая — это ускорители для прыжков. Аугментация мышц, отвечающих за прыжки, в комбинации с воздушными турбинами и талисманом левитации. Всё это позволяет пони прыгать почти на 5 метров в высоту! – Я не уверена, что это можно назвать боевой аугментацией, но это и правда звучит очень круто. – Но всё это гораздо дороже, потому что требует более серьёзного хирургического вмешательства и сложных микросхем. Блин, да Вы можете создать суперсолдата, который будет почти полностью состоять из протезов и жрать энергокристаллы, чтобы питать себя, но это будет так дорого, что вряд ли стоит подобных инвестиций.

– Понятно...

– А зачем Вы спрашиваете?

– Любопытство. – Генерал Скоятель остановился рядом с группой повозок, запряжённых браминами и ожидающих отбытия. – Это больно?

– Да. – Это был очень быстрый ответ. – Это зависит от пони, конечно, но это больно. Иногда только после операции, иногда до конца жизни. Это очень тонкая работа, и одна ошибка может превратить жизнь пони в настоящий ад. – Большой жеребец поморщился, а затем взъерошил гриву Серенити. На всякий случай, я нацелила Искусность на его голову.

– Ты умная кобылка. Откуда ты? – Дружелюбно спросил он, после чего убрал копыто.

– Из Ай Глоу, но по большей части росла в Дайсе вместе с Наблюдателями. – Очевидно, что за такое долгое время, Серенити надоела земля, потому что она решила запрыгнуть мне на спину, из-за чего мне пришлось повернуться к генералу, чтобы мы обе могли его видеть.

– Наблюдатели? – Жеребец был неубеждён. – Если верить отчётам, которые я видел, Наблюдатели никогда не одобряли кибернетику.

– Ваши отчёты неверные... Или частично неверные. Видите ли, есть Наблюдатели — группа, которая занимается медициной и может вылечить почти за бесплатно, потом — есть "Церковь Наблюдателей". Это пони, которые верят в Наблюдателя, а Наблюдатель — это сама Селестия после войны.Верят в то,, что она больше не контактирует с нами, потому что разочаровалась в нас и теперь наблюдает и ждёт, когда мы встанем на истинный путь.

– Они связаны с Обещанием Селестии, верно? Те пони, которые протестуют против мистера Хауса и пытались выбросить зебр из Каркхуфа?

– Надзор Селестии. – Поправила Серенити. Стоит запомнить это, я всегда путаюсь. – Это ответвление последователей церкви, которые хотят заставить других отвернуться от их грехов. – Она сделала глубокий вдох. – Ох, давно я так много не говорила, у меня скоро голова закружится! В любом случае, как я и сказала, Наблюдатели не против кибернетики, но считают, что её использование нежелательно и поэтому стараются не использовать её. Раньше, они работали с Мистером Хаусом, но позже подписали контракт с Цербером. – Иногда я забывала, что моя кобылка жила в Дайсе гораздо дольше меня и понимает, как всё это работает. По крайней мере, когда дело касается Наблюдателей.

– Понятно… – Он хохотнул в знак одобрения. – Мне нужно сделать кое-какие дела. Но, раз уж Вы так мне помогли, то как насчёт того, чтобы прокатиться на повозке вместо того, чтобы идти пешком? – Серенити улыбнулась и кивнула несмотря на то, что она в любом случае не шла бы пешком, потому что у неё есть мама-такси. – Прекрасно! Тогда, я прикажу всё подготовить. Слушайте, у нас вышла весьма поучительная беседа!

Большой жеребец подарил нам свою лучшую фальшивую улыбку, после чего ушёл и скрылся в толпе, оставив нас стоять немного ошеломлёнными. Я, например, не имела ни малейшего понятия, как комментировать всё то, что сейчас произошло. – Так... Милая, такое часто случается с тобой? – Я оглянулась на Пэрли, которая до этого стояла молча. – Я имею ввиду... Важные шишки приходят к тебе и просят что-то сделать. – Каждый грёбаный день.

– Чаще, чем ты думаешь. – С гордостью сказала Серенити. – Мама — популярная!


Как и было обещано, нам троим предоставили повозку на время дороги. Пару раз к нам заглядывали солдаты, чтобы удостовериться, что ничего не пропало (я выгляжу не слишком добропорядочно), но в оставшееся время, мы были предоставлены сами себе. Это было долгое и по большей части скучное путешествие. Хоть мы и останавливались пару раз, и я слышала стрельбу, но она никогда не длилась долго. Должно быть, дикие животные следовали за нашей группой в надежде на бесплатную еду.

Флэйра очень не хватало во время путешествия, потому что, хоть Пэрли и была хорошим рассказчиком, у неё не хватало той самой искорки, которая делала истории Флэйра такими захватывающими, так что в итоге большую часть времени мы слушали радио. Со всеми повторяющимися песнями и одними и теми же новостями, оно тоже начало действовать мне на нервы. Ну, всё лучше, чем слушать воспоминания о моём прошлом, как например о том Комплексе. Я думаю, что у этого места был лишь один плюс. Не важно, сколько всего меня могло бесить, я всегда могла вспомнить о комплексе и понять, что всё могло бы быть гораздо хуже.

В конце концов, группа остановилась, и мы разбили лагерь. Еда была скудной, но мы легли спать почти сразу после наступления темноты, чтобы быть готовыми к следующему долгому дню. Конечно, когда я говорю "мы", то имею ввиду Пэрли и Серенити. Я всё ещё чувствовала себя бодрой после прошлой ночи, так что я просто легла на спину и стала смотреть на звёзды.

К этому моменту, их было видно уже в течении нескольких недель, но я никогда не смотрела на них раньше. Конечно, я их видела, но никогда не присматривалась. Они были похожи на маленькие бриллианты, усеянные по небу между облаками. В них было что-то таинственное, и глядя на них, я испытывала тоску. Ну, по крайней мере, они были красивыми.

Я протянула свою металлическую ногу и попыталась коснуться их. Конечно, я не приблизилась, но хотя бы попыталась. Было забавно думать, что не важно насколько сильно я буду пытаться, всё равно не смогу их достать, но они могут спуститься, чтобы достать меня. Моя нога тому подтверждение. Давным давно одна из таких звёзд упала к нам, превратилась в пулю и попала мне в ногу, едва не убив меня, и теперь, я лежала на земле и пыталась дотянуться до других таких же звёзд своим протезом. Это было немного глупо, но они заставляли чувствовать меня маленькой. Я никогда не приближусь к звёздам, но они могут разрушить мою жизнь, даже не стараясь.

Я опустила копыто, но не отвела взгляд. Не смотря ни на что, мне нравилось смотреть на то, как они исчезают и появляются, прячась за облаками. Нравилось, как они мерцают. Возможно, мне и правда стоило пойти поспать, потому что я определённо думала как-то неправильно.

– Эй… – Раздался тихий голос рядом со мной. – Ты всё ещё не спишь, милая?

– Ага… – Я закрыла глаза. – Да. – Затем, открыла их. Нет, мне точно не хотелось спать. В повозке послышалась возня, после которой что-то прижалось к моей груди и я почувствовала тёплое дыхание. – Что ты делаешь?

– Знаешь, не смотря на все эти мышцы, ты всё равно удобная. – Я надеюсь, в темноте она не увидит, как я краснею.

– Пэрли...

– Знаешь… – Её дыхание щекотало мне грудь. – Хоть я и заставляю тебя краснеть, я чувствую, что не интересна тебе. – Вот дерьмо. – Или я ошибаюсь? Потому что, когда мы впервые встретились, то ты была более... Взаимной. К моим ухаживаниям. – Вздохнув, я осторожно положила копыто ей на спину и медленно начала гладить по ней.

– Почему я вообще тебе нравлюсь? – Я не хотела смотреть на неё. Она хорошая, но она права. Да, она вгоняет меня в краску, но я ничего к ней не чувствовала. Возможно, если бы я никогда не встретилась с Платинум Хэйз, то я бы дала ей шанс, но... От этой мысли мне стало только хуже. Как будто я была настолько мелочной, что не соглашалась на отношения с кобылой, которая не была аликорном или вроде того.

– Вообще, милая, было бы неплохо, если бы ты сначала ответила на мой вопрос, но... Раз ты так хорошо попросила… – Она вздохнула. – Точно не знаю. Ты выглядишь хорошей кобылой, большой и сильной, и мне всегда нравились кобылы, у которых есть, что пощупать. Ты не красивая, но у тебя есть сердце, и с тобой я чувствую себя так, будто у нас могло бы выйти что-то особенное. – Я думаю, в этом был смысл. – Ты собираешься отвечать на мой вопрос или просто спланировала взволновать и сбить с толку бедную кобылку?

– Прости… – Мягко сказала я. – Дело не в тебе... То есть. Я... Тупая. Большая и тупая. И у меня есть проблемы. Очень много проблем. – Я пыталась говорить это очень серьёзно. – Я не понравлюсь тебе. Если ты захочешь узнать меня. Честно. Я не...  Я проблемная и... И тебе будет больно.

– И ты положила глаз на кого-то ещё? Думаешь, я поверю в это "проблема не в тебе, проблема во мне"? – Чёрт. – Кроме того, я знаю, что у тебя есть проблемы. Это видно в твоём взгляде. – Это было несправедливо по отношению к Пэрли. Хэйз увидела многие из моих проблем моими же глазами и, даже учитывая, что она не видела воспоминаний связанных с Фаундэйшн (к счастью), это помогло ей понять меня.

– Прости...

Она потёрлась носиком о мою грудь, вызвав у меня лёгкую дрожь. – Не стоит. В смысле, я не думаю, что ты можешь помочь тем, кого считаешь привлекательным. Поверь, я очень долгое время пыталась убедить себя, что я не шаловливка. – Я не могла не хихикнуть. – Хэй! Это не смешно, милая, издеваться над хорошенькой кобылкой после того, как разбила ей сердце?

– Ээ... Ох...

– Я просто шучу. – Она легонько шлёпнула меня по груди и засмеялась. – Это было глупо, но я усвоила урок. То есть, ну... Ты не можешь помочь тем, к кому ты не чувствуешь ничего взаимного, но это не значит, что ты не должна давать им шанс. Так что... Если у тебя не срастётся с этой другой пони, вспомни обо мне. Или мы можем просто заняться сумасшедшим сексом. Я в этом очень хороша. У тебя просто снесёт крышу. – В обычной ситуации, это вызвало бы у меня негодование, но у меня так давно не сносило крышу, что я просто покраснела и представила, как бы это могло произойти.

Должно быть, она почувствовала моё волнение и привстала, чтобы посмотреть мне в глаза, закрыв собой звёзды. – Ну что скажешь, большая кобылка? Просто повеселимся, никаких обязательств, никаких надежд.

– Эээ… – Её тёмно-красная грива упала на её лицо. Она правда была очень красивой, и я всерьёз задумалась. – Эм… – Было очень тяжело думать, когда она так смотрела на меня. – Прости. – Я ненавидела себя. Очень, очень, очень сильно. – Я не могу…  Если бы Серенити не спала в метре от нас, то я бы наверное согласилась. Она хотела меня и, хоть я и не хотела иметь с ней долгих отношений, я тоже хотела её, но... – Моя дочь...

Она очаровательно надула губки и взглянула на спящую кобылку. С преувеличенным вздохом, она легла обратно мне на грудь. – Я понимаю, милая... Может, в другой раз. А до тех пор, я требую разрешения использовать тебя, как подушку. – Я вновь положила копыто на спину Пэрли и начала её гладить, проклиная своё решение. Иногда, я вела себя по-настоящему глупо. – Не знаю, как и относиться к этим поглаживаниям, после того, как ты меня отшила. – Я Ээ... Что. Я осторожно убрала копыто. – Я просто шучу, милая. Тебя так легко обмануть.

– Ты правда не злишься?

Она хихикнула. – Злюсь? Нет. Я бы никогда не злилась на пони лишь из-за того, что он сделал разумный выбор... Я просто расстроена. Не из-за тебя, понимаешь. Просто хотелось, чтобы ты была счастлива, но я бы тоже была счастлива, если бы ты ответила “да”.

– Я знаю, но...

– Твоя дочь, понимаю. – Я снова уставилась на звёзды, чтобы немного успокоиться. – Знаешь, когда я услышала, что ты её удочерила, то не была уверена... Ты не всегда была хорошей пони, милая, и ты не слишком сообразительная. Без обид, понимаешь. – Ага. – Но ты правда заботишься о ней, не так ли? Это многого стоит, я думаю. Так что я не злюсь из-за того, что ты отшила меня. Тебе нужно было поступить правильно, а эта кобылка заслуживает этого. – Серенити заслуживает большего, чем я. Она заслуживает всего. Если бы я могла достать звезду с неба и отдать ей, то я бы... Я вспомнила о своей металлической ноге и решила, что это не лучшая идея, из тех что приходили мне в голову.

– Они красивые. – Без задней мысли сказала я.

– Кто, милая? – Зевнув, спросила Пэрли.

– Звёзды. Смотри. – Она взглянула на небо и улыбнулась.

– Ага... И правда красивые.

Мы просто лежали там и смотрели на звёздное небо, думая о лучших временах. В конце концов, Пэрли заснула на моей груди, а её дыхание обдувало мою шёрстку. Она действительно была красавицей, и ни одна здравомыслящая кобыла не отказала бы ей. Жаль, что она встретила именно меня. Вздохнув, я повернулась и снова уставилась на звёзды. Мне не хотелось спать. Сон вызывает кошмары, а я была слишком счастливой, чтобы позволить им отнять у меня этот момент.


Наступило утро, и я, должно быть, немного задремала, поскольку Пэрли разбудила меня. Поблагодарив Селестию за то, что мне ничего не приснилось, я открыла глаза. Наша собственная повозка уже куда-то ехала. Я догадалась об этом, благодаря тому, что меня качало в разные стороны. Голова раскалывалась, а потная грива прилипла к морде. Ненавижу утро.

– Проснись, соня. – Пэрли подтолкнула меня. – Какие-то пони уже принесли завтрак. Кажется, они недовольны тем, что мы едем в отдельной повозке. Почему нам вообще её выдали, милая?

– Хизаи. – Я перевернулась и начала ковыряться в своих сумках в поисках... Ну, было довольно очевидно, что я могла искать в них с утра. – Особые привилегии. Хаус всегда в выигрыше. Бла-бла-бла. – Я вколола дозу Мед-Х в ногу. Как только лекарство подействовало, я смогла вздохнуть с облегчением. В одно мгновение мне показалось, что все мои заботы исчезли... И пони ещё удивляются, почему я пользуюсь этой штукой.

– Милая… – О да, Пэрли была рядом. Чтобы осудить меня. – Что ты делаешь? Тебе больно?

– Я справляюсь. – О, ещё как справляюсь.

– Милая… – Снова начала она, но я была не в настроении слушать это.

– Взгляни на мою морду. – Я ткнула в свой шрам. – Он помогает мне с этим. А ещё с последствиями операций. Слишком много кибернетических штук в теле. Реабилитация. Всё? Такой ответ устраивает? Блять. – Она выглядела шокированной и просто поставила передо мной тарелку с едой. Я ела медленно, и это нисколько не улучшило моё настроение. Почему пони просто не могут позволить мне принимать единственную штуку, которая на самом деле сдерживает меня от того, чтобы чувствовать себя куском дерьма 24 часа в сутки и 7 дней в неделю. Я так многого прошу?

Пэрли после этого немного отдалилась от меня. Я не хотела её обижать, просто меня раздражало, что у каждого пони на Пустоши могут быть свои пороки, а у меня — нет. Потому что очевидно, что я была слишком тупой, чтобы понять, во что я ввязалась. Не то, чтобы мне удалось обмануть Богинь или типа того.

Моё настроение слегка поднялось только тогда, когда проснулась Серенити. Я не совсем понимала, почему Пэрли разочаровала меня так сильно, что даже моя кобылка не смогла меня развеселить. Скорее всего, к концу дня мне придётся извиниться, но в тот момент, я просто кипела от злости. Серенити — умная кобылка, сообразительная, так что когда она заметила мой настрой, то решила провести время со Скутаборгом и раздражая, то есть разговаривая с пони, который управлял нашей повозкой.

Пэрли не разговаривала со мной некоторое время после случившегося. Вместо этого, она отсела, как можно дальше от меня (настолько, насколько позволяла повозка, набитая припасами и другим барахлом) и читала книгу. Несколько раз, я ловила на себе её грустный взгляд, но делала вид, что ничего не замечаю. Я правда не хотела ещё одной ссоры, если это можно назвать ссорой. Если одна из сторон ведёт себя, как злая сука без причины, то это можно назвать ссорой? Я знала что должна извиниться, да, но не хотела, несмотря ни на что.

В конце концов, моя угрюмость исчезла, и я взглянула на Пэрли. Она всё еще пялилась в книгу перед собой. – Слушай… – Кобыла перевернула страницу магией (моё плечо горело, но это не было новостью), подождала секунду, а затем подняла глаза. – Прости.

Она мило улыбнулась. – Всё в порядке, милая. – А затем, вернулась к чтению книги. Ну, это не очень позитивно. – У тебя была тяжелая неделя. Но ты не должна срываться на своих друзьях. В следующий раз. – Она не звучала злой, но определённо злилась. Вздохнув, я просто забила на всё. Просто не стоит давить на неё. Я сказала то, что должна была, и теперь нам двоим нужно было просто остыть.

Иногда я звучу слишком разумно, и это очень страшно.

Не зная, чем заняться, я подняла свой ПипБак и включила станцию Нью Хайгаса. Если его приятный и успокаивающий голос не сможет подбодрить меня, то с этим ничто не справится. – Привет Пустошь, у меня для тебя есть новости. Придержите свои шляпы, пони, потому что я сейчас поведаю о-

– Мама… – Моё радио было прервано, чем-то гораздо более важным. Я тут же выключила его и взглянула на мою кобылку. – Мы можем поговорить... Я, ээ... Хочу задать вопрос. Кажется, это важно. – Я кивнула Серенити и взглянула на Пэрли. Она поняла намёк и, отодвинувшись ещё дальше, сделала вид, что не слышит нас.

– Что случилось, Серенити? – Она казалась неуверенной, поэтому я обхватила её ногой и подтянула поближе к себе. Я думаю, обнимашки помогают, но не уверена в этом.

– Эм... Помнишь, когда мы были в Бридл Хоупе, дядя Мэдоу... Или... Ну, твой брат. – Она сморщила носик. – Я могу называть его дядей? – Я никак не могла избежать этого, поэтому кивнула. – Дядя Мэдоу сказал, что я твоя новая дочь. Это ведь значит, что у тебя была “старая” дочь? – В этот момент, повозка дрогнула и остановилась, и моё сердце — вместе с ней.

Блять.

Блять блять блять.

Нет ни единого способа провести эту беседу нормально. Абсолютно никакого. Не важно, как будет проходить сам разговор, всё закончится очень плохо. В лучшем случае, она подумает, что я — безответственная, а в худшем — уйдёт, потеряв всякую веру в меня. Как я могла рассказать ей об этом? Некоторые вещи лучше хранить в тайне. Но как я могла лгать ей? После всего, что мы прошли, я не могла и думать о том, чтобы поступить с ней так. Не сейчас, когда она была так обеспокоена.

– Ээ… – Я чётко могла слышать стук сердца в груди и чувствовать, как по спине стекает холодный пот. – Эм… – Всё в животе сжалось, а во рту пересохло.

– Мама? Т-ты в порядке? Ты выглядишь бледной… – В порядке. Всё в порядке. Я была просто беспомощной пешкой в игре большей, чем я могла себе представить, рискуя своей жизнью ради идеалов, в которые сама не верила, и всё это время подвергала опасности жизнь кобылки, раз за разом. Как я должна спасти одну, если не смогла спасти другую. Кто дал мне право тащить Серенити за собой, когда мысли о длинных верёвках заполняли каждую часть моего сознания. Как я могла...

– Мама, ты вся дрожишь. – Нет... Я не дрожу, я паникую. Это разные вещи. – М-мама...

– Да. – Да, у меня была дочь до тебя. А потом она... – Да. Давным-давно. – Нет, это было не давным-давно и определённо не достаточно давно. – Я… – Хотелось убежать. Ненавижу это чувство. Каждое чувство становилось более реальным, а всё, что я видела, пробуждало воспоминания о прошлом. Мне просто нужно было что-то, что угодно, что вернуло бы меня в реальный мир. Где я была большим и сильным убийцей, а не беспомощной и слабой кобылой, наблюдающей за своим ребёнком...

– Что с ней случилось...? – Спросила Серенити, но сразу после этого, поняла свою ошибку и закрыла рот копытами. – То есть! Тебе не нужно... Я просто... Не расстраивайся, пожалуйста...

– Извини. – Я закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Воздух наполнил мою грудь, и я задержала его так надолго, что оно начало жечь. Я сконцентрировалась на этом ощущении, на приступе боли, когда моё тело просило кислорода. Я медленно выдохнула и снова глубоко вдохнула. Ритм помогал. Это дало мне возможность сфокусироваться, связать себя с реальностью. Оттолкнуть воспоминания и все чувства, которые они несли с собой. Это было нелегко, но я не могла заплакать перед Серенити.

– Прости. – Вдох. Выдох. – Это... Несчастливая история. – Вдох. Выдох. – Я расскажу её тебе, однажды. – Вдох. Выдох. – Но... Не сегодня. Пожалуйста. – Вдох. Выдох. – В другой раз… – Вдох. Выдох. – Но… – Вдох. Выдох. – Серенити, не смотря ни на что… – Вдох. Выдох. – Я всё равно люблю тебя. – Вдох. Выдох. – Всем своим сердцем.

Вдох. Выдох.

– Я... Я поняла, мам. Прости. Я не хотела… – Она крепко обняла меня. – Я тоже люблю тебя. Мне жаль, что с ней такое произошло… – Я вздрогнула, и кобылка в шоке посмотрела на меня. – Ой, я...

– Всё в порядке. – Я наклонилась и погладила её гриву. – Честно. – Она грустно кивнула и отпустила меня.

– Я просто... Я поработаю над Скутаборгом. Так что, можешь отдохнуть или... Что угодно… – Она прикусила губу и, бросив на меня последний взгляд, поднялась и ушла.

Всё... Могло пройти лучше. Я всё ещё была не спокойна во всех смыслах этого слова, но я больше не волновалась. И, по крайней мере, я решила, что на время удовлетворила любопытство Серенити. Если повезёт, то она больше никогда не поднимет эту тему снова... Хотя, я уверена, что такого не будет. Она сама по себе была любопытной. По крайней мере, она не возненавидела меня за мои постоянные неудачи в качестве матери... Пока что.

Я ударилась лбом о дно повозки с глухим звуком. Умение мыслить постепенно возвращалось. Мне очень нужно было что-то, что угодно, что могло бы отвлечь меня от всего этого. К счастью, в первый, и возможно, в последний раз, Селестия услышала мои молитвы.

– ХАЙРЕД ГАН! – Конечно, этим отвлечением стал для меня майор Лаки. Не знаю, хорошо это или плохо. – Тащи свой круп сюда. – Я подняла голову и повернулась к гулю. Он был так же уродлив, как и всегда, но теперь ещё и выглядел недовольным. Не то, чтобы он когда-нибудь выглядел довольным. – Генерал Скоятель хочет видеть тебя. Сейчас же. – Судя по тому, как он это говорил, я решила, что не стоит задавать лишних вопросов.

– Ладно… – Я медленно поднялась на ноги и спрыгнула с повозки. Гуль был удивлён тем, что я не начала с ним спорить, но я была не в настроении. Я просто позволяла тому, что происходило, подавлять балаган в моей голове.

Караван был одним из самых больших, что я видела в своей жизни. Не по количеству товаров, которые были в повозках, а по количеству солдат, сопровождающих его. Конечно, когда вы организовываете поездку высокопоставленного генерала и известного майора, то должны позаботиться о том, чтобы у них было достаточно охраны, способной предотвратить любую угрозу. Даже самые тупые рейдеры в мире не рискнули бы атаковать такое количество пони. Единственным, кто мог на нас напасть — были монстры, и даже они по большей части были достаточно умны, чтобы избегать встречи с нами.

Когда мы двигались вперёд через множество пони, я заметила, что могу увидеть Дайс. Его башни и небоскрёбы пронзали небо и казались грязным пятном на горизонте. Самая большая башня всё еще наблюдала за мной. Не важно, в каком бы направлении я не ушла от Дайса, гигантская розовая голова пони всегда будто наблюдала за мной своими светящимися глазами.

Когда мы добрались до начала каравана, то я поняла, что гигантские светящиеся глаза — это менее серьёзная проблема, с которой мне придётся разобраться, потому что дорогу нам преградили двое Стальных Рейнджеров. Один из них был небольшой зелёной кобылкой в коричневой робе писца, и у неё был автоматический гранатомёт на спине. Мой Л.У.М. подсвечивал её янтарным. Хотя другой рейнджер был красным, а сзади на его силовой броне было... Что-то. Штука выглядела, как длинная труба, разрезанная пополам так, что в неё был закреплён странный светящийся шар, а верх был открыт. Я могла ошибаться, но это было похоже на катапульту, которая должна была швырять этот самый шар. Когда мы подобрались ближе, моё плечо начало жечь и отдавать болью по всему телу. И я поняла, что это за шар.

– У них есть мегазаклинание! – Прошептала я гулю.

– Жар-яйцо. – Что? – И это единственная причина, по которой мы до сих пор их не застрелили. – Часть меня задавалась вопросом "а не эту ли игрушку они нашли в Комплексе?". Именно поэтому мне нужно было рассказать другим бандам. Нужен хоть какой-то баланс сил. Потому что прямо сейчас это было нечестно. Хотя меня забавляла ироничность ситуации: последним остаткам эквестрийской армии приходится воровать припасы с объекта Каледонской армии, чтобы выжить. Это ведь ирония, да? Я не уверена, что значит слово ирония.

– Вот она. – Когда я подошла, генерал уже не улыбался мне так же, как в нашу первую встречу. – Эта та кобыла, которую вы ищете.

Стальной Рейнджер, который нёс эту огромную пушку (наверное он из-за чего-то комплексует), посмотрел на меня. – Как тебя зовут? – Это прозвучало так, будто он находит всю эту ситуацию очень забавной. Его писец, тем не менее, не выглядела весёлой. Она смотрела на меня решительным взглядом.

– Хайред Ган. – Резко ответила я.

– Да, именно ты. Неужели ты думала, что сможешь сбежать? – Видимо кто-то проходил курсы у Блэкуотер.

– На самом деле, да. – Словесная битва с тупым Рейнджером это то, что может помочь мне привести мысли в порядок. – И я сбежала. По факту, я сбежала дважды. Ваши отчёты немного неточные.

– Да, Старейшина Блэкуотер это заметила. Но это не важно. Я здесь не для того, чтобы арестовать тебя. – Он здесь, чтобы убить меня, а писец нужен, чтобы снять ПипБак с моего трупа, на всякий случай. Я ненавижу, когда пони учатся на своих ошибках, особенно, когда это касается моей возможности убегать от них раз за разом. Обычно сопровождая всё это множеством забавных ситуаций. Или стрельбы. Или всего сразу.

– Оу… – Я изо всех сил старалась казаться расстроенной, но актриса из меня никакая. – Эта штука нужна, как раз для этого? – Я махнула протезом на его оружие.

– Эта "штука" стреляет миниатюрными жар-бомбами. И под миниатюрными я имею ввиду жар-бомбы, способные убить всех присутствующих, оставив трупы светиться от радиации. – Я уже знала это. – Я взял её, чтобы удостовериться, что тот, кто тебя укрывает, не будет нам мешать… – Он сделал паузу. – И раз тебе удалось выжить в том Комплексе и сбежать — Блэкуотер хочет быть абсолютно уверенной, что на этот раз ты умрёшь наверняка. Ты можешь назвать это лишним, но она называет это — гарантией.

Я поморщилась, после чего взглянула на Лаки. – Скажи, как хорошо жар-бомба справилась с твоим убийством?

Майор заржал и поднял свою гнилую ногу. – Ну, она меня убила. И я стал только лучше.

– Итак, кем бы вы ни были.. – Я обратилась к Рейнджеру в броне. Я бы могла поиздеваться и над писцом, но её напряжённый взгляд немного сбивал меня с толку. – Делай своё грязное дело. И знаешь, что случится после? Я вылезу из грёбаного кратера. Пройду, не щадя никого из Рейнджеров на своём пути. И лично убью Блэкуотер. Передай ей это. Передай ей, что ты убил меня. И затем, я вернусь, чтобы убить её.

По правде говоря, я не планировала умирать так легко. Было очевидно, что НКА продали меня с потрохами, но я не могла винить их за это. Им было легче сдать меня, чем рискнуть целым караваном, и в итоге меня всё равно бы убили. Конечно, это отстойно, но я не держу на них зла. Не то, чтобы это имело значение. Я решила не умирать. Серенити всё ещё нуждалась во мне, Флэйр нуждался во мне и Дайс нуждался в том, чтобы я остановила их. Я прошла через этот адский комплекс не для того, чтобы умереть так глупо.

– Прости, Хайред. Ненавижу поступать так, но… – Генерал Скоятель угрюмо посмотрел на меня. – Я заинтересован в защите моих пони и прямо сейчас передо мной стоял выбор между ними и тобой. – Если бы все солдаты начали стрелять, то они бы смогли разобраться с одним Стальным Рейнджером, но он наверняка успеет выстрелить и превратить весь караван в радиоактивный пепел. Моя жизнь не стоила этого, во всяком случае, для него.

– Всё в порядке. – Ответила я. У меня всё ещё была Искусность, и она могла пробить броню Рейнджера. Всё, что мне нужно было сделать — это просто пойти с ним, а потом убить, когда будет шанс выстрелить. Если бы он попытался забрать у меня оружие, то я бы просто набросилась на него и забила бы насмерть. Я много раз доказывала, что броня Стальных Рейнджеров прочная, но недостаточно прочная для того, чтобы меня остановить. Но, шансов было мало.

– Ты. – Писец внезапно заговорила, и внезапно все посмотрели на неё. Зелёная кобылка по-прежнему странно смотрела на меня. – Назови своё имя.

– Заткнись, Бриз. – Прошипел бронированный Рейнджер.

– Кто ты? – Повторила она. Её голос был безэмоциональным, и это было довольно жутко, но никто её не останавливал.

– Я — Хизай.

Она кивнула и повторила. – Спрашиваю ещё раз: как тебя зовут?

– Ээ... Хайред Ган?

– Твоё имя.

– Сильвер Шторм.

– Твоё имя.

Именно тогда меня поразило осознание того, чего она от меня хочет. С хитрой улыбкой, я понимающе кивнула писцу и сказала. – Звёздная Кобыла. – А потом, я спросила её: – Твоё имя?

– Звезда желаний. – Прошептала она. Внезапно, её нога повернулась в сторону (я не уверена, что пони могут так двигаться), и из неё выдвинулось лезвие. Холодная сталь вонзилась в броню Стального Рейнджера, пробив её и вызвав у того крик. Когда жеребец попытался дать отпор, кобылка подпрыгнула и выгнулась так, что это тяжело было назвать возможным. Она приземлилась к нему на спину и всеми копытами начала пробивать его броню.

– Блять! Слезь с меня! Блять, стреляй, ёбаная хуйня! – Все вокруг были слишком шокированы, чтобы даже двигаться. Он пытался выстрелить, но не мог. – Бриз, слезь с меня! – Жеребец пытался сопротивляться, но кажется, его броня начала выключаться.

Кобыла молча встала на дыбы. Её окровавленные клинки блеснули на солнце и вонзились в затылок жеребца. Прозвучал жуткий хруст, всхлип, и бронированный Рейнджер в последний раз дрогнул, прежде чем рухнуть на землю. К этому моменту, вокруг его безжизненного тела уже образовалась целая лужа крови.

– Что ты, блять, такое?! – Майор Лаки потребовал объяснений, но кобыла молча сбросила робу писца и направилась ко мне.

Пока она шла, она начала... Меняться. Её зелёная шёрстка начала мерцать и выцветать, а вместо неё появлялась золотая, частично скрытая за металлическими пластинами, вживлёнными в тело. Все её четыре ноги превратились из обычных ног пони в матовые чёрные протезы, сделанные из множества соединённых вместе пластин. Её тело больше походило на туловище пони, если не считать металлической линии, бегущей по её позвоночнику и нескольких торчащих проводов. Когда она уставилась на меня, то я заметила, что её глаза светятся зелёным, так же как и мои, а все зубы были металлическими. Конечно, самым заметным изменением было то, что теперь это была не кобыла, а жеребец. Зелёная кобылка по имени Бриз исчезла, и вместо неё перед нами стоял чёрно-золотой жеребец с множеством протезов, который, очевидно, был одним из Хизаев.

– Ты — Звёздная Кобыла. – Это был не вопрос, а утверждение. – Мне поручили сопроводить тебя к Мистеру Хаусу. – Я поняла, что когда я ощущала некую магию, то она принадлежала не только излучению жар-яйца, но и создавала маскировку этому Хизаю.

– Как ты это сделал!? – Только от одного взгляда на него, я начала чувствовать себя неловко из-за моей примитивной кибернетики.

– Эта информация засекречена. – Он сделал паузу и уставился в пустоту. – Я могу лишь сказать, что эта система маскировки основана на магии чейнджлингов. – Чейнджлинги? Я всегда думала, что они — просто миф. Правда в Мэйрфорте я думала, что и пегасы не существуют...

– Я имею ввиду… – Я взглянула на мёртвого Рейнджера.

– Я перебил соединение его шлема и боевого седла. Затем, я повредил систему питания в его спине. А потом, убил. Ещё есть вопросы? – Пока мы разговаривали, он стоял пугающе неподвижно. Все пони вокруг просто молча пялились на нас.

– Ты — Хизай.

Должно быть все смотрели на меня, как на полную идиотку (Лаки и Скоятель именно так и сделали), но он просто кивнул. – Подтверждаю. Наша задача сопроводить тебя к Мистеру Хаусу. В настоящее время, ты не обладаешь правом знать о наших предыдущих заданиях. – Оу, знаешь, я вполне могу смириться с этим. Флэйр справился со своей задачей и передал послание Хаусу. Теперь, когда я знала, что он в Дайсе, то могу быть уверена, что он не сбежал вслед за Стэйксом.

– Должен сказать, это было отличное шоу. – Генерал Скоятель подошёл к нам. – Ты молодец, сынок. здорово нас всех выручил. – Генерал вернул свою дружелюбную маску и попытался похлопать Звезду Желаний по спине.

Жеребец мгновенно отошёл в сторону. – Я прошу Вас не касаться меня или я буду вынужден отомстить. – Он повернул голову к генералу, чтобы посмотреть ему в глаза. – Мистер Хаус благодарит Вас за сопровождение Звёздной Кобылы. Мистер Хаус просит Вас сопроводить нас до конца пути.

– Ээ... Конечно, сынок. Вы это заслужили. – Генерал отступил назад и прошептал что-то майору.

– Таак… – Жеребец повернул голову ко мне, когда я заговорила. – Твой позывной — Звезда желаний. А какое твоё настоящее имя?

– Моё имя — то, что посчитает нужным Мистер Хаус. Мой позывной — Звезда Желаний, прошу использовать его в качестве моего имени. – Эм... Ладно. – Мистеру Хаусу интересно, чем закончилась твоё задание. Он надеется, что ты его не разочаруешь. – Он начал пугать даже меня.

– Я, ээ, доложу ему. Потом. По прибытию. – Отличный ответ, правда? – Эм. Можешь... Можешь поехать в нашей повозке. – Думаю, будет интересно понаблюдать за тем, как Серенити будет умолять разобрать его на запчасти и посмотреть, как он работает.


Серенити явно не разочаровалась. Её реакция при виде Вишинг Стара была чем-то средним между вздохом, писком и криком радости. Мне буквально пришлось держать её силой, чтобы она не дотронулась до него. После недолгих уговоров, Вишинг Стар разрешил ей изучить его протезы при условии, что она ни при каких условиях не будет их трогать. Так что, до конца поездки, Пэрл и я смотрели, как Серенити мучает бедного киборга своими расспросами.

Самое главное, что Вишинг Стар разрешил мне оставить жар-яйцо, и это был самый счастливый день в моей жизни.

После допроса киборга и долгой поездки на повозке, запряжённой браминами, мы наконец добрались до Дайса. Мы стояли перед огромной стеной, окружавшей город. Как долго я в нём не была? Казалось, прошла вечность. Теперь, когда я вернулась, у меня было так много дел, с которыми нужно было разобраться. И много пони, с которыми нужно было поговорить. Раньше, я пыталась сбежать подальше от города, но теперь, я поняла, что он словно тянул меня назад. Так или иначе, он был моим домом, и я должна привыкнуть к этому.

Понитроны у ворот пропустили Вишинг Стара, Серенити и меня, но остановили Пэрли. Я дала ей немного крышек и сказала найти отель-казино-штуку, пообещав ей помочь попасть в город, как только мне заплатят за работу. Я была более, чем уверена, что мне хватит крышек, чтобы оплатить ей вход, но я не была уверена, что смогу найти для неё работу.

А затем, мы вошли в город.

Это было похоже на путешествие в другой мир. Огромное количество пони практически сразу заполнили мой Л.У.М.. Сразу за воротами все мои чувства подверглись атаке: неоновый свет вывесок отелей, запах тысячи пони, сотни разговоров и непрекращающееся жжение в плече от постоянного использования магии. Пустошь была хороша, но это — цивилизация. Последнее пристанище для остатков вида пони. Ну, по крайней мере, до тех пор, пока война между бандами, минотавры или тайный заговор его не уничтожили. Конечно, учитывая, что это был Дайс, я уверена, что половина его жителей сделала ставки на то, как именно он будет уничтожен.

Киберпони проводил нас до Чёрной Саламандры, видимо не замечая, что все пони таращатся на него. Это была довольно тихая прогулка (Флэйр до сих пор не нашёл нас, и я начала волноваться), поскольку Вишинг Стар не разговаривал, если с ним не начать говорить, Серенити была слишком занята тем, что пялилась на него, как влюблённая в жеребчика кобылка (лучше бы этому оставаться сравнением, потому что я против того, чтобы Серенити в таком возрасте с кем-то встречалась), а я просто редко болтала. Ну, или старалась не болтать.

В конце концов, мы поднялись на верхний этаж и остановились у двери Мистера Хауса.

– Мам. – Серенити серьёзно посмотрела на меня, пока мы ждали. – Тебе нужно больше кибернетики. – Я знала, что рано или поздно, она об этом скажет. До того, как я успела ответить, она продолжила. – Не потому, что это круто, а потому что это правда может помочь. Например, как когда мы были в том Комплексе и остались без оружия. Если бы у тебя было что-то вроде системы маскировки и встроенных лезвий, ты могла бы порвать тех роботов на куски! Есть тысячи разных других улучшений, которые могут помочь тебе... И раз ты уже киборг, то почему бы и не попробовать что-то новое? – В этом был смысл.

– Может быть… – Я взглянула на Вишинг Стара, который даже не шелохнулся с момента, как мы начали ждать. Как бы ни были полезны его аугментации, я бы не хотела выглядеть, как он. Не потому, что боялась потерять себя (наоборот, я всегда думала, что считающие так пони даже глупее меня), а потому что мне слишком нравятся физические прикосновения, и я не фанат кибернетической эстетики. Но я совсем не против незначительных изменений. – Есть предложения?

– Ну, может ты захочешь систему маскировки? Типа стелс-бака, но он будет работать от твоих собственных сил, так что проработает дольше. Есть ещё разные системы автоматического лечения, которые вкалывают в тебя лечащие зелья во время битвы. О, и тебе определённо понравились бы мечи в ногах! Они супер крутые и полезные.

Вишинг Стар посмотрел на меня. – Я лично могу подтвердить пользу данной аугментации. – Это было убедительно. – Тебя интересует моё мнение?

– Конечно. – Сказала я. Серенити кивнула в знак согласия. Очевидно, она просто хотела услышать, что же скажет этот кибернетический Бог.

– Я могу предложить подкожную броню. Комбинация защитных пластин под шкурой и укрепление самой кожи позволит выдерживать больший урон от пуль и тебя будет сложнее ранить… – Он серьёзно посмотрел на меня. – Насколько я понимаю, тебе часто причиняют боль, а это сможет помочь. Так же тебя возможно привлечёт система маскировки. – Он неожиданно поднял голову. – Мистер Хаус свободен.

– Как ты… Узнал?! – Я осмотрелась по сторонам. А потом, я вспомнила, что он был напичкан аугментациями. – Встроенное радио? – Жеребец кивнул. Это кстати тоже весьма удобно. Я помогла Серенити забраться мне на спину (ей нравилось быть там, когда я разговаривала, потому что пони обращали на неё внимание, если она что-нибудь говорила), оставила мою новую пусковую установку с жар-яйцом и Искусность возле двери (не стоит входить вооружённой до зубов в кабинет к боссу) и вошла в комнату.

Как только мы вошли, Мистер Хаус выключил один из мониторов на его огромном компьютере и повернулся к нам. Он посмотрел на Вишинг Стара и одобрительно кивнул. – Вишинг Стар, докладывай. – Сказал он, подходя к нам.

– Слушаюсь, сэр. – Киберпони стоял абсолютно неподвижно. – Нашим первым заданием было внедрение к Башам с целью узнать, как Молли смогла удержать власть несмотря на неприязнь к её расе в городе. Мы нашли информацию менее, чем через три дня после внедрения. Ответ — угрозы и убийства пони, которые пытались надавить на её расовую принадлежность. После вступления в организацию, мне предоставили возможность просмотреть видеозапись. Она была скопирована, и я могу продемонстрировать её здесь, поскольку её можно отнести к информации класса Бета.

Без лишних слов, жеребец подбежал к огромному экрану, висящему в дальнем конце комнаты (где Хаус впервые попытался убедить меня, что он всего лишь голова на экране) и сделал что-то. Кажется, он подсоединил к ноге провод...

Экран замерцал, и на нём появилось изображение. Кажется, это была какая-то вечеринка в зале заседаний. Изображение, как я поняла, шло с камеры наблюдения, и мы могли видеть большой длинный стол, во главе которого сидела Молли, которую я узнала только благодаря её чёрной шляпе. – Нам сообщили, что это был день, когда Молли взяла контроль над Башами после того, как скончалась её мать. – Сказал Стар.

Начало записи было вполне нормальным. Обычный праздник. Пони выпивали и разговаривали так громко, что я едва могла разобрать, о чём они болтают. Это продолжалось до тех пор, пока пони в дальнем краю стола не ударил по нему копытом. Это был зелёный земнопони с жёлтой гривой, и будь он мулом, его можно было бы принять за брата Молли. Вся толпа сразу затихла, а Молли сняла шляпу. – Дядя, ты расстроен?

– Расстроен… – Он поднял голову и взглянул на пони, сидящих вокруг. – Расстроен! Мой отец... Построил всё это. Он захватил это здание и заставил всех нас уважать. А ты... Ты! Сраный выродок, который просто взял власть в свои копыта. Ты... Грязный мул. – Он плюнул. – Этот город построили пони. Когда мир сгорел в адском пламени, пони отстроили его заново. Мы не стояли на месте. Пони основали эту организацию, пони сделали её великой, а сейчас я вижу, как ты пытаешься всё это контролировать! Меня это бесит.

Молли не ответила. Вместо этого, она вытащила из-под стола дробовик, прицелилась и выстрелила жеребцу в грудь. – Серьёзно? Это всё, что ты хотел сказать? – Она выстрелила снова. Вторая пуля попала ему в голову, забрызгав спинку кресла кровавым фаршем, после чего жеребец упал на стол. – Слушайте меня, крысы. – Она забралась на стол, отшвырнув ногой бокал с вином и бесстрастно осмотрелась. – Меня зовут Молли, и я открыта для ваших жалоб. Ваших вопросов. Ваших предложений. Но если вы посмеете наезжать на меня за то, что я мул. – Она подняла дробовик. – Вы знаете, что с вами будет. – Молли вернулась обратно в кресло и праздник продолжился.

– Я считаю, что этой причины, наравне с её хорошей работой на организацию, достаточно, чтобы пони не обратились против неё. – Видео закончилось и Стар снова повернулся к нам.

– Спасибо. Что там с другим заданием?

Киборг посмотрел на меня. – Я считаю, что это информация класса Альфа. Звёздная Кобыла не имеет соответствующего уровня доступа. Я могу попросить её выйти или доложить Вам о задании позже.

Мистер Хаус кивнул. – Хорошо. Ты свободен, мне нужно кое-что обсудить со Звёздной Кобылой. – Киборг кивнул и спокойно вышел из комнаты. – Так, что ты думаешь? – Не поняла. Этот вопрос весьма неопределённый. – Я выкупил его из рабства и дал ему выбор: быть свободным или работать на меня. Я его спас и поэтому он решил остаться со мной. Все аугментации, которые ты видишь на нём, это его личный выбор. Теперь, он мой лучший боец и глава Отдела Внедрения Хизаев. Технически. Он не очень активный лидер и креативности ему не хватает, но он выполняет мои указания слово в слово.

– Его протезы такие классные! – Воскликнула Серенити. Хотя, думаю можно было и догадаться. Хаус, кажется, даже усмехнулся.

– Он... Милый. Мне очень понравились его... Эээ... Ноги? – Я кашлянула в копыто.

– Да, я знал, что тебе понравится. И это мне кое-что напомнило. Мне кажется, твой друг-пегас… – Флэйр! Значит, он где-то рядом. Думаю, он остался в Дайсе, после того как рассказал обо мне Хаусу, потому что знал, что нас будет тяжело найти. – Не важно. Можешь взять пару каталогов. Там весь ассортимент аугментаций. Я предлагаю всем членам Хизаев лучшее, что можно найти на Пустоши за хорошую работу. А теперь, скажи мне, почему эта простая работа заняла у тебя больше недели и почему теперь за тобой охотятся Стальные Рейнджеры? Ты хотя бы выполнила задание? – Его голос был абсолютно спокойным, но он сам выглядел разъярённым. – И что случилось с твоим лицом?

– Хай Стэйкс. Он выстрелил в меня...

– Я знал, что не стоит ему доверять. Я так понимаю, ты его убила?

Я поморщилась и покачала головой. – Давай, я сначала всё объясню! Ты знаешь про Комплекс под горой, который построил Уоллкирк?

– Да. До войны у меня там были шпионы, но их уровень доступа был низким. Моя информация об этом месте ограничена, и я потерял все контакты с агентами, когда упали бомбы. – Кажется, я знаю, что с ними случилось... – А что?

– Мой ПипБак. В нём есть пароль от всех дверей в Комплексе. Терминалов. И всех магических барьеров. Если ты найдёшь этаж с роботами, то наверное даже сможешь отключить и их. – Глаза гуля блеснули. – Стэйкс застрелил меня. Продал Стальным Рейнджерам. Они забросили меня в этот Комплекс. Мы... Нам удалось сбежать. Я знаю, где вход. Я знаю, как попасть в ту часть, где каледонцы занимались экспериментальной кибернетикой. – Это был один из четырёх входов, о которых я знала, и он лучше всего подходил Мистеру Хаусу.

– Я... Впечатлён. Твой друг-пегас описал всё так, что я начал думать, что ты едва не прикончила себя. – Ну, и это тоже. – А где этот вход? Рядом с ним нет Стальных Рейнджеров, верно?

– Ага… – Я махнула на компьютер. – Можешь включить карту? – Кажется, Хаус был недоволен тем, что я им так командовала, но всё же выполнил просьбу. – Здесь. – Я указала на приблизительное местоположение входа, учитывая карту местности и вспоминая карту самого Комплекса. – Возможно, он спрятан. И ещё. Там опасно. Много роботов. И странная магия… – Гуль поднял бровь. – Я считаю, что лучше отправляться исследовать Комплекс командами. Одна часть идёт внутрь, другая остаётся снаружи. Те, что внутри должны каждые пару минут связываться с теми, что снаружи. Если связь прерывается — вторая команда отправляется спасать первую. Как можно быстрее. И желательно иметь побольше энергетического оружия.

– А ещё там есть голоса! – Добавила Серенити. – Они немного страшные... Скажите, чтобы они не боялись и не ложились спать. И если увидят что-то странное, то лучше не идти за этим. Хорошо?

– Принято к сведению… – Он выглядел немного удивлённым тем, что мне удалось добыть всю эту информацию. Или так выглядит скептицизм. – Я отправлю туда отряд так быстро, как смогу и вызову тебя, если понадобится пароль. – Я кивнула. – Отлично. Просто отлично. Что насчёт твоего основного задания?

– Я пыталась остановить Багровые Копыт..

– Кого? – Перебил он.

– Банду рейдеров с севера. У меня были с ними контакты в прошлом. Они всё равно захватили город. Потом я вернулась и предложила сделку. Они согласились. Караваны будут проходить без налогов.

– Возможно, я ошибался насчёт тебя. – Сказал гуль. Это так мило. – Честно говоря, я ожидал, что ты умрёшь, но ты не только сделала свою работу, но ещё и дала мне ценную информацию и, возможно, шанс получить ценные ресурсы. – Оооо, комплименты. – Честно говоря, я вызвал тебя сюда для того, чтобы отчитать. Я думал, ты провалила задание. Вместо этого, я думаю дать тебе прибавку и несколько дней отдыха для восстановления сил. К концу недели у меня будет для тебя новое задание, а до тех пор — отдыхай.

– Спасибо. – Я была вежливой, и надеюсь, что в следующем задании будет меньше древних секретов и полубогов с силами мегазаклинаний.

– Теперь, мне тоже есть чем заняться. Как хорошо, что теперь я лишён необходимости спать, а иначе, я был бы гораздо менее эффективным. Итак, я ожидаю полный письменный отчёт, предоставленный Старскриму до конца недели. – Чёрт, я ненавижу писать ещё больше, чем читать. Тем не менее, я кивнула и двинулась к выходу из его просторного кабинета. – И ещё кое-что. – Я остановилась и повернулась. – Скажи своему дружку, чтобы он был более разборчив в том, кого приводить в твою комнату. У нас есть репутация, которую мы должны поддерживать. – Оо.. Кей. Единственными, кого Флэйр мог притащить в комнату, были пегасы, а Хаус, наверное, не хочет с ними связываться.

Как только мы вышли за дверь, Серенити спрыгнула с моей спины и мы стукнулись копытами. – Отличная работа, твой босс просто в шоке! Мы хорошо потрудились, да, мам? – Ну, может и не очень. По крайней мере, мы ничего не потеряли, и это уже хорошо.

– Отлично. – Я забросила пусковую установку и Искусность на спину. – Давай бросим это в комнату, а потом я хочу встретиться с Хэйз. – Серенити охнула и сказала что-то о том, что я влюбилась по уши, а потом смеялась над этим всю дорогу до комнаты.

В каком-то смысле, мне действительно было приятно оказаться дома. Когда я уходила из ЧС, то не думала что задержусь так надолго и успею соскучиться по городу. Временами, это было ужасное место, но мне казалось, что в нём у меня дела идут гораздо лучше, чем где-либо. И самое главное, что Дайс, по большей части, можно было назвать безопасным. Я могла отдохнуть, развеяться и позволить моему мозгу осознать всё, что произошло со мной за последнее время. Со всеми нами.

Конечно, это было мучительное приключение, но по какой-то причине, я хотела рассказать Платинум Хэйз о нём и вообще обо всём, что с нами случилось. Мне хотелось снова увидеть её, снова услышать её голос. Раньше мне казалось, что это была всего лишь глупая влюблённость, потому что она была весьма симпатичной... И это всё ещё было глупой влюблённостью, и она всё ещё была симпатичной, но теперь, она была чем-то большим. Я могла только надеяться, что не разонравлюсь ей из-за моего лица. С моей стороны, было очень тупо отказывать ей в прошлом. Да, у меня были проблемы, но я поняла, что большинство из них можно решить постепенно, со временем. Мне не нужна была "настоящая любовь", но почему бы не воспользоваться возможностью хорошо провести время с интересной кобылкой. Может быть, стоит начать со свидания или чего-нибудь такого...

Бла-бла-бла-бла, я не шаловливка. Я вообще не понимаю, зачем продолжаю это говорить.

В конце концов, мы добрались до комнаты. Серенити подпрыгнула, схватилась за ручку и открыла дверь.

Внутри оказался Флэйр. Под ним лежал жеребец с весьма крупным достоинством, а вокруг дивана, на котором расположились эти двое, были разбросаны пустые ингаляторы из-под Дэша и пустые бутылки виски. Когда я вошла, пегас обернулся и, увидев меня, покраснел и сглотнул. – Хайред! Ты... Ты рано… – Его глаза уставились на кучу пустых ингаляторов. – Я... Я могу объяснить!

– Попытайся… – Я не была уверена, что вообще нужно было сказать. Мой мозг просто отключился при виде этой сцены.

– Это... Это всё Кёрли Фрис! Он виноват… – Учитывая, что жеребец под Флэйром явно не был Фрисом, мне было тяжело в это поверить. – Серьёзно...

Новый уровень!

Навыки: Красноречие 75, Без оружия 75.