Чувства

Чувства, эмоции, аффекты - научные термины. Это всё присуще высокому интеллекту, и неважно, человеку или пони. Но именно чувства делают и тех, и других уязвимыми, а их разумы - хрупкими, готовыми треснуть даже от незначительного удара. Парадоксальное явление. Критическое мышление уходит на второй план дальше и дальше, не думать - это уже особенный стиль жизни. Вы думаете, будущее не за чувствами? Ошибаетесь.

ОС - пони

Бывшая императрица

В прошлом Эквестрией правила великая императрица Твайлайт Спаркл, но потом она, вместе с двумя своими генералами пропала на тысячелетие. Теперь она снова вернулась, и что ждёт её и двух генералов.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Флеш Сентри Темпест Шэдоу

Эксперименты Зекоры

Жить в Вечно диком лесу сложно. Но многое повидавшей зебре алхимику - Зэкоре всё по плечу. Она уже очень хорошо там обжилась и единственная серьезная проблема которая ее беспокоит - это отсутствие ее крепких , мускулистых земляков. Что же случится если самый беспокойный из них напросится ей в ученики? Читайте сами:) Пожалуйста оставте коментарий, а то я даже не знаю понравилось ли хоть кому то мое творчество и зацените второй мой фанфик: "Магическая фотография для чайников" или повесть об совершенно обычном пони.

Зекора ОС - пони

Я в Эквестрии!

История про обычного человека, похожего на меня, который попал в Эквестрию

Другие пони Человеки

За шестьдесят девятой параллелью

Стабильная жизнь в стабильном переплетении двух почти стабильных миров.

Октавия Человеки

Орк в Эквестрии

Наш герой — настоящий гриб, Гриб с большой буквы. Механьяк, попавший в Эквестрию вполне закономерно (нет, действительно, если стоять рядом с пьяным чуднабайцом, то можно и не только в Эквестрии оказаться). Первое знакомство с Эквестрией оказывается очень по душе истинно орковскому байцу. На этом историю оставляю вам.

Жизнь особо опасного чейнджлинга [The Life of a Wanted Changeling].

Ты чейджлинг который потерялся в Вечнодиком (Вечносвободном) лесу после неудачного вторжения во время королевской свадьбы. Ты не яркий представитель своего рода, не аккуратен и за частую очень неуклюж. У тебя две задачи — это выбраться из этого леса и не быть пленённым, ведь в конце концов за ульем королевы охотится вся гвардия.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Мэр Дерпи Хувз ОС - пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Стража Дворца

Эпитафия

Когда Твайлайт Спаркл исполнилось четыре года, мама купила ей надгробный камень.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Слабости тех, кто выше. А также все связанное и иже с ними

Каждый правитель, как и все смертные, имеет слабости... Вот о слабостях кое-какого известного правителя Эквестрии мы и поговорим...

"Past Sins" (Грехи прошлого) в стихах.

Здесь только события 1-ой главы от лица Никс и что-то вроде вступления.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Найтмэр Мун

S03E05
Глава 32: Наводя мосты Глава 34: Сильвер в одиночестве

Глава 33: Падение Луны


Падение Луны

“В час разрушения — создай что-нибудь.”

– Представитель НКА, с которым я связался, заявил, что обрушение моста было вызвано ударом молнии, которая создала цепную реакцию, из-за которой минное поле сдетонировало. – Сообщил Нью-Хайгас по радио. – Представитель НКА так же ясно обозначил, что они всё ещё намерены устранить угрозу минотавров, однако, теперь они будут вынуждены найти альтернативный путь через каньон. В то же время, один инсайдер из Альянса, пожелавший остаться анонимным, сказал, что НКА следят за расколом Оставшихся из Анклава и попытаются договориться о помощи в переброске войск через каньон в обмен на помощь в их внутреннем конфликте. Если верить этому инсайдеру, то НКА “не очень привередливы” в том, чью сторону выбрать. – Радио, очевидно, лгало. НКА знали, что это была не молния, но так объяснить то, что случилось, было гораздо проще. 

Нам удалось найти руины, в которых можно было укрыться на ночь в относительной сухости и тепле. Мы видели несколько патрулей НКА неподалёку, но никто не приближался к нам. К утру суровая буря прошла и превратилась в мелкий дождь и холодный серый день. Этот день и сопровождал нас на всём пути обратно к городу. Мне удалось найти и спасти одного пони с мегазаклинанием внутри, но я хотела спасти их всех, и для этого мне нужно было выяснить, кто ещё был подвержен изменениям. Единственный способ узнать наверняка — это вломиться через парадную дверь Хранителей. 

– Революционеры столкнулись с силами Мустангов прошлой ночью, вновь превратив половину Дайса в поле битвы. Мы обратились к Мустангам за комментариями, но они отказались отвечать на вопросы, в то время как Наблюдатели заявили… – Радио щёлкнуло и голос Хайгаса сменился голосом Клин Ката. 

– Наблюдатели всегда выступали за мир и порядок и, хоть мы и не одобряем хаотическую систему управления Дайса, мы ни в коем случае не одобряем эти столкновения. Мы понимаем, что некоторые думают, что это мы, “лидеры революции”, однако мы всего лишь занимаемся лечением раненых. Если честно, я не знаю, что ещё могу сказать по этому поводу. Все Наблюдатели молятся за прекращение этого насилия.

Голос Нью Хайгаса снова начал звучать по радио. – Революционеры, которые заявили что их ведёт некий пони, известный как мистер Икс, отказались от любых комментариев, сказав что любой пони с глазами и ушами и так понимает их стремления. Беспорядки вспыхнули во время похорон местной героини по имени Пинприк, и с тех пор казино Чёрная Саламандра было разграблено, а его сотрудники вынуждены покинуть город. Некоторые заявляют, что Мистер Хаус погиб в бою. Молли из Башей была захвачена в плен революционерами, но её казино отказывается сдаваться. Мустанги оказали наиболее яростное сопротивление повстанцам, но столкнулись с массовым дезертирством. Революционеры считают, что эта организация доживает свои последние дни.

– Тем временем Оставшиеся и Галициане не вступали в противоборства. Обе группировки заявили, что они поддерживают революционеров, в то время как многие из самих повстанцев считают, что эти группы в списке тех, что должны быть устранены или вытеснены из города. Основной претензией революционеров к системе власти является провал в снабжении едой и медикаментами жителей города во время кризиса со взрывом жар-бомбы.

– Это… Это тёмное время для Дайса. Многие считают, что самое тёмное со времён апокалипсиса. Я бы не хотел увидеть, как падёт наш прекрасный город, но я люблю вас всех, ребята, поэтому даже если это судно пойдёт ко дну, я буду оставаться здесь до последнего дня и держать вас в курсе. Будьте осторожнее и позвольте песне унести вашу тревогу. – Заиграла музыка, но моя тревога никуда не делась.

Мы направлялись прямо в сердце хаоса. Я не знаю, чего добивались Наблюдатели, начав всё это дерьмо с “революцией”, и часть меня задумывалась, планировали ли они это вообще. Поднять толпу было легко, контролировать — гораздо сложнее. А если они потеряют контроль, и сдерживающий фактор в виде НКА выйдет из игры, а различные недовольные уже вступили в эту игру…

– Ситуация кажется ужасной. – Сказала Хэйз. Мы хорошо провели время, и к моменту когда солнце начало садиться, мы практически добрались до руин, что по странному стечению обстоятельств назывались Парасайт Маундом. – Мы действительно не уверены, как решить все те проблемы, что предстали перед нами. Если мы, конечно, будем пытаться их решить.

– Я не знаю. – Вздохнув, ответила я. – Городу нужен порядок.

– Городу нужен хороший пинок! – Воскликнула Серенити, сидя на моей спине. 

– Может и это тоже. – Я бы потёрла виски от раздражения, но одновременно идти и делать это было бы довольно проблематично.

– Тем не менее. – Начала Хэйз, но её голос звучал отречённо, пока она смотрела на горизонт. – Кто-то должен подняться и дать городу лекарство, в котором он так нуждается. Мы не можем обвинять всех этих пони в том, что они попытались изменить порядки в Дайсе, какими бы угнетающими и хаотичными они ни были, но они не могут бороться против всего города, не разрушив его. Кто-то должен объединить город… – Хэйз опустила свой взгляд на меня. 

– Что?

– Кто-то должен повести город. – Повторила аликорн.

– Ты… – Это на самом деле было смешно. То, на что она намекала. – Ты шутишь.

– Твоя персона довольно… Запоминающаяся. Ты выглядишь, как пони, которая способна противостоять урагану, не кланяясь при этом ветру. Именно такие пони заслуживают уважения и восхищения. 

– Я выгляжу, как пони, которая случайно попала в блендер.

– Ты выглядишь… – Она глубоко вдохнула. – Как выжившая. Все на Пустошах уважают выживших.

– До тех пор, пока они не услышат, как я говорю. – С моим хриплым голосом и идиотскими высказываниями. 

– Дорогая. – Думаю, это был первый раз, когда она назвала меня так. – Мы просто предлагаем возможность. Ты находишься в уникальном положении и способна вызвать положительные изменения. Ты понимаешь не только проблемы в системе власти Дайса, но и смысл подрыва структуры, которая вызвала эти проблемы. Ты так же встречалась и работала с множеством влиятельных лидеров в регионе. Если не ты, то по-крайней мере, ты можешь найти кого-то вместо себя.

– Я… – Я вздохнула и опустила взгляд. – Может быть.

Я не могла винить Хэйз за её мнение обо мне. Она пришла из места с довольно сильной централизацией власти (мягко говоря), и я уверена, что она имела ввиду, что было бы неплохо мне занять похожую роль. Это было просто напросто глупо. Да, я знала влиятельных пони, но я была никем: ещё хуже то, что я справлялась плохо даже с этой задачей. Нет никаких шансов, что хоть кто-нибудь последует за мной. 

К тому моменту, мы добрались до Парасайт Маунда. Прекрасная и родная адская дыра в тот день вероятно выглядела даже лучше самого Дайса. Вход, который раньше охранялся солдатами НКА был подозрительно пуст, и когда я заглянула в их старый штаб, то не обнаружила ничего. НКА забрали абсолютно всё перед тем, как покинуть город. 

Тем не менее, когда я вошла в сам город, то увидела кое-что странное: всё было нормальным. 

Казалось, что вся радиация, которая накрыла город совсем недавно, просто испарилась (как и рассчитывал Драконоборец), и все пони спокойно ходили по улицам и занимались своими делами. Не было никаких признаков проблем, сражений, не было пожаров и перестрелок или любого другого события, которое вы ожидаете увидеть в типичных руинах. Это было… Странно. Будто бы жителей Парасайт Маунда не волнует революция или жители Дайса, что уже сбежали в их город через стену. 

Здесь и во всей округе царило странное спокойствие. Всё так и продолжалось до тех пор, пока я краем глаза не заметила пони в платье. Никаких сомнений в том, что эта броская форма — отличительный признак финишеров. А ещё с этой пони говорил один из горожан, при этом нервно указывая на нас. Это не хорошо...

Спустя минуту, когда мы повернули за угол, я заметила, что все прохожие вокруг нас куда-то исчезли. А на обочине дороги стояли громкоговорители. 

– Ну поехали… – Сказала я, когда заиграла оглушающая музыка. 

– Што у нас здесь! – Прозвучал голос с крыши. Я подняла голову и увидела двух пони, стоящих на краю крыши по обеим сторонам от нас. Я ожидала увидеть на них платья Финишеров, но ошиблась.

Оба пони были закованы в силовую броню. Несомненно, эти модели принадлежали Анклаву, но пони, носившие его, казалось, изо всех сил старались сделать так, чтобы это было сложно определить. Броня была выкрашена в розовый и бледно синий, а к спине приклеены части платьев. Маски были хитро окрашены, чтобы создавать иллюзию теней под глазами и румянца на щеках. 

Двое бронированных пони одновременно спрыгнули с крыши и эффектно приземлились. Затем они драматично двинулись к нам на встречу, вышагивая в такт музыке. 

– Кибегхнетические пгхотезы. Шгхамы. – Начала одна из пони с очень плохим акцентом. 

– Аликогхн. Ф платье и не пгхитворяющийся. – Продолжила другая. Её акцент звучал гораздо более отработанным. 

– Финишеры защищают нагхот стесь. – Сказала первая, толкнув меня копытом в грудь. 

– Мы не топустим насилия. Мы не участфуем ф фашей мегхзкой фойне. Хизай или наёмник. Ты не найтёшь стесь работы. – Вторая повторила тот же самый жест, но уже с Хэйз.

– И мы… – Она снова начала, но затем уставилась на нас и засмеялась. – Да ладно… Не может быть. – Её акцент сбился. – Хайред Ган. – Кобыла потянулась к маске и сняла её, явив нам лицо второй пони среди Финишеров — Скриншот. Мы имели с ней дела в прошлом, и я не ожидала, что она может выглядеть вот так. 

– Скриншот. – Я подарила ей свою самую убедительную улыбку. – Мы можем поговорить с Фотофиниш? 


– Тты не пофегхишь. – Нас троих провели на третий этаж, прямо в “Галерею Магии Фотофиниш”. Она уже ждала нас. Она тоже была облачена в комплекс силовой брони, который выглядел ещё роскошнее, чем у её подопечных. – Эттот… Летающий грузофик упал пгхямо с небес и распился! А фнутгхи пыла самая невегхоятная бгхоня, што я фидела. Конечно, фнутри были тгхупы, но этто не так фашно. 

– Всегда пожалуйста. – Сухо сказала я, вспоминая ту ночь, когда сбила вертибак. Никогда бы не подумала, что всё сложится именно так, поэтому это и стало для меня сюрпризом. 

– А можно мне один? – Спросила Серенити. 

– Дорохуша, ты слишком маленькая. Фосмошно, кохда станешь постагхше. – Фотофиниш прошла через комнату и коснулась холодным металлическим копытом моей щеки. – Ты выхлятишь утомлённой. Я бы пгхетложила тебе ещё отну фанну, но кашется тебе не слишком понгхафилось в пгхошлый раз. Я пыталась слетить за тобой, но ты скрытная копылка. 

– Разве? – Мне бы такое в голову никогда не пришло.  

– Фитимо так. Тем не менее, ты сдесь и почти цела. Чехо ты хочешь? 

Это хороший вопрос. Чего я хотела. – Ты добилась мира здесь? – Я помню, что когда впервые попала в этот город, Лаки дал мне совет быть осторожной, поскольку тут полно опасностей, однако в сравнении с нынешним Дайсом, Парасайт Маунд был глотком свежего воздуха. 

– Да. – Она гордо улыбнулась этому замечанию и подошла к ближайшему окну, чтобы драматично взглянуть наружу. Финишеры не могли функционировать без постоянного притока драмы. – Хотя я не моху приписать фсе заслухи себе. С сефера пгхишли беженцы, что спасались от Анклава и остались тут. Слишком бетны, штобы фойти в город. Остафшись тут гхешили фосстанофить сдесь фсё. Мы напгхафили их и использовали, чтобы пофысить наш афтогхитет. Им нушна была фода и еда, естестфенно. Пгхокогхмить фсех было тяшело, отнако счастливое общестфо — это эффектифное общестфо. Общим тгхудом мы постгхоили сдесь нечто, что кашется перешифёт сам Дайс. 

– А сможешь повторить это с Дайсом? 

Она засмеялась. Это был один из тех фальшивых неприятных смешков. – Дайсу всегда было плевать на нас. Он может сгореть, а мы займём пепелище. Какая у меня может быть причина спасать их из того кошмара, в который они сами себя загнали? – Я была так счастлива, что она наконец перестала говорить с акцентом. У меня появилось чувство, будто мне понадобится переводчик. 

Тем не менее, у меня не было подходящего ответа. Казалось, что она довольна тем, как погибает Дайс: возможно из-за самолюбия и эгоизма, или же из-за обиды. Но у меня появилось ощущение, будто это были лишь маски, чтобы скрыть реальную причину — она не могла бы помочь даже если бы захотела. У Финишеров ограниченные средства и персонал. Из того, что я слышала, я поняла, что они едва не обанкротились, пытаясь справиться с собственными проблемами. 

– Я слышала, что Финишеры хотят цивилизовать Пустоши. Ну, у вас тысячи пони нуждающихся в этом прямо под боком. Ждут только вас. – Это была не совсем правда, но вполне хорошее преувеличение. 

Она обернулась на меня и, вздохнув, повернулась обратно к окну. – Я не могу помочь Дайсу, он уже потерян. Народ разгневан и это справедливо, но гнев не ведёт к миру. Я не могу предоставить им ничего, что могло бы избавить их это этого гнева. И даже если бы это было не так, Финишеры слишком малочисленная организация, чтобы справиться с таким большим городом.

– Что если. – Я прикусила губу, пытаясь построить в голове план. Ну, не совсем план, потому что планам нужны детали. Скорее… Идею. Неопределённый сгусток мыслей, который однажды мог бы перерасти в идею. Это то, что я имела ввиду. – Что если тебе помогут. – Она не оглянулась на меня. – Что если. Я бы достала тебе кое-что.

Она снова обернулась, но в этот раз сделала шаг ко мне навстречу. – Говори уже.

– Все понитроны. – Даже несмотря на то, что она была в солнцезащитных очках, я с уверенностью могла сказать, что её взгляд был мягко говоря удивлённым. – Всех их. В Дайсе. Я могу достать их… Передать под твой контроль. При одном условии. 

Она снова засмеялась. Она часто это делала, мне кажется, это нездоровый признак. – Я куплюсь, дорогуша. Если ты дашь мне фсех понитгхонов в Дайсе, я стелаю всё, что ты пожелаешь. 

– Не используй их. Пока я не скажу. 

– Дорогхая, а какой же тогта ф них смысл? 

Я потёрла висок копытом. – Просто доверься мне. 

– Не-а. – Ну, это задело мои чувства. – Но. Обещание, которое я дам будет работать только после того, как ты выполнишь какое-то безумное задание, а значит его легко дать. Так что, да. Я надеюсь тогда ты расскажешь мне больше деталей о… Что бы ты не держала у себя в голове. Но это всё ещё вызывает вопросы. Зачем вы пришли сюда?

– Пытаемся попасть в город! – Серенити по какой-то причине решила спуститься с меня и запрыгнуть на ближайшую кровать, но остановилась посреди пути, чтобы сказать это. 

– Я могу помочь с этим. Я знаю про тоннель, и ф услофиях хаоса в городе бутет лехко пгхойти черес него незамеченными. Это фсё? 

– Информация. О Наблюдателях. Революции. Обо всём. – Я решила быстро добавить ещё кое-что, прежде чем она начала жаловаться. – Все в Дайсе шпионы. Ты знаешь, что там происходит. Гораздо больше, чем я.

Кобыла улыбнулась и кивнула на большую подушку на полу. – Присашифайся, дорохая, я скажу кому-нипуть принести нам чай. 


Оказалось, что Финишеры не особо много знают о Наблюдателях, потому что они, как и большинство пони, считали, что они абсолютно безвредны. Наверное, это самая умная маскировка, которую они только могли придумать. Тем не менее, если верить Фотофиниш, Молли была схвачена Наблюдателями во время осмотра одного из их зданий, и теперь её удерживали где-то в тоннелях. 

Она ясно дала мне понять, что если я хочу узнать что-нибудь о том, как работают Наблюдатели, то мне придётся найти её. Хотя, я полагаю Серенити тоже могла что-то знать, однако ничего из того, что могло бы быть мне полезным. Это сделало мою цель предельно ясной: найти Молли, молясь что ей не причинили вреда, и заставить её выдать нужную мне информацию. Или пойти к Наблюдателям вслепую, что я не особо хотела делать, учитывая предыдущий опыт в таких поступках. 

Конечно, идея о том, чтобы прийти к Молли за помощью была не особо лучше. Честно говоря, это, наверное, даже более плохое решение, учитывая её открытое стремление убить меня, что сильно отличается от такого же, но скрытого стремления Наблюдателей. Но её вероятнее всего держат в кандалах и без оружия, а значит она меня не подстрелит даже если и будет упёртой, как мул. 

Это можно назвать расизмом? 

Итак, мы отправились в тоннели. Хотя они мне очень не нравились. Тем не менее, я снова оказалась там, в этот раз ведомая слегка неприятной кобылой, которая пила что-то из фляги каждый раз, когда думала, что мы не смотрим. Не то, чтобы я её осуждала. 

– Дорохая. – Зачем они все пародируют акцент? Я понимаю, что это всё часть шоу, но серьёзно. – Ты долшна слетить са своим платьем. Фыхлядишь феликолепно, пхавда, даше не смотхя на мохщины, но оно мошет быть хорасдо лучше. 

Платинум Хэйз опустила голову. Она всё ещё была в платье, которое надела для нашей маскировки перед походом на базу НКА, и сейчас оно уже было довольно помято. – Мы извиняемся, у нас не было времени, чтобы позаботиться о нём.

– Оу. Ты та кобыла. Которая сделала это платье… – Сказала я, когда осознание внезапно настигло меня. 

– Йа, дорохуша. – Она продолжила вести нас вперёд, даже не потрудившись обернуться. – Это было не так дафно, чтобы ты успела позапыть об этом. 

– Давно для меня… – Многое случилось с того момента. Всё чувствовалось так, будто это был уже другой мир. – И, ну знаешь… Ваши наряды так похожи. 

– Хах. – Тёмный тоннель привёл нас к небольшой деревянной двери рядом с огромным завалом из обломков самого тоннеля. – Это максимум, куда я могу фас профести. – Кобыла постучала по двери пару раз. – Я сомнефаюсь, что они будут трушелюбно относиться ко мне, кохда я одета фот так. Хочешь софет? 

Я кивнула. Я не была уверена, во что именно ввязалась. Но точно знала, что совет никогда не будет лишним. 

Её акцент исчез. – Пони напуганы, разгневаны и голодны. Большие группы напуганных, злых и голодных пони не сильно склонны к общению и не склонны прислушиваться к голосу разума, но ты не должна воспринимать их как врагов. Они лишь симптом более крупной проблемы, и хоть их действия являются их собственными, ты можешь смотреть на них в отрыве от той реальности, в которой они живут. Это… Всё. Толпа страшна и опасна, но если ты ненавидишь, то никогда ничему не научишься.

Кивнув в знак благодарности я направилась к двери и начала медленно её открывать, но остановилась, когда мне на спину положили копыто. Я обернулась на кобылу: она серьёзно смотрела на меня, а её солнцезащитные очки упали на нос так, что я могла видеть оливково-зелёные глаза. – Я не знаю, какой у тебя план, но если ты можешь помочь — сделай это. – Она весело улыбнулась и поправила очки. – Это уше не фходит ф перечень моих услух. – Финишер, напевая, двинулась обратно тем же путём, что мы пришли. – Никуда не сфорачифай и фсё будет хорошо.

– Мне он понравился. – Сказала Серенити, пока мы шли вперёд по ещё более заброшенным тоннелям. Было темно, но мой глаз спокойно справлялся с этим, а Серенити с Хэйз поддерживали заклинания света. 

– Она. – Я поправила Серенити, когда мы вошли в то, что когда-то по всей видимости было спальней. 

По крайней мере, об этом говорили сломанные рамы кроватей и остатки матрасов. Я думаю, что здесь ещё стоял комод, но он заплесневел насквозь и развалился. Вокруг комода валялись осколки зеркала, хотя мне понадобилось некоторое время, чтобы рассмотреть их из-за толстого слоя пыли. Факт того, что эти тоннели под городом строились чтобы спасти пони легко забывался. 

Пока мы лавировали между спальнями и столовыми, где-то вдалеке мы услышали шум. Видимо, мы оказались в какой-то жилой секции. В конце концов, шум вдалеке стал более чётким, и из него уже можно было выцепить голоса, цокот копыт и прочие подобные звуки. 

– Мы знали, что они спустились под землю. Мы полагаем, что они решили устроить себе дом где-то неподалёку. – Рассуждения Хэйз были вдохновлены её детским приютом, который она основала в месте очень похожем на это. 

– Когда я была здесь в прошлый раз. – Начала я, оглядывая коридор. Огни над нами мерцали, это означало, что их использовали совсем недавно, однако всё другое было новым для меня. Или, по крайней мере, я это уже позабыла. – Ну, не здесь… После взрыва. Здесь были рынки и царил хаос. Если мы попытаемся тихо влиться, то нас, наверное, не заметят.

– А что потом? – Серенити всегда задавала сложные вопросы. 

– Нам нужно найти Молли. Правда не знаю как. Может поспрашивать у кого-то. – Это было бы совсем не подозрительно. – Пройти как-нибудь незаметно. Мы же любим незаметность, не так ли? 

– Мы — синий аликорн, и нам был предоставлен дар невидимости от нашей Матери. Мы были бы пустой тратой энергии, если бы не пользовались этой способностью каждый раз, когда она может пригодиться… И, если быть честными, мы нервничаем, когда пони смотрят на нас из-за того, как много времени мы проводим вне их поля зрения. – Стыдливо сказала Хэйз. Или нервно. Эти два понятия совсем разные, но в тот момент они сильно смешались между собой. 

– Конечно! – Серенити спрыгнула с моей спины и выбежала передо мной. – Теперь, я буквально ниндзя! Скутаборг на самом деле довольно ревнива, поэтому не говори ей. – Я была уверена, что она была достаточно близко, чтобы подслушать наш разговор. 

– И так. Смешиваемся с толпой. Затем пытаемся найти кого-то, кто выглядит важным. Преследуем его. Молимся Селестии, что всё сработает. – Это был один из лучших планов, которые я составляла, хоть Хэйз и фыркнула на фразу о молитвах Селестии. Наверное, это была не самая подходящая фраза с моей стороны. 

– Мы не видим ничего опасного и ошибочного в этом плане. – Сказала аликорн. Серенити, видимо, тоже согласилась, учитывая то, что она уже пошла вперёд, ожидая, что мы последуем за ней. Конечно же мы так и сделали, ведь это было проще, чем пытаться её переубедить. 

Следовать за шумом было не сложно, учитывая то, как он отражался от стен. Однажды, кто-то сказал мне, что самые бедные пони живут в тоннелях под городом, в то время, как все остальные — живут на поверхности. Да, это всё было до излучения (ещё я заметила, что мой ПипБак больше не тикал), я задумалась, что же случилось со всеми этими пони, когда жители города перебрались к ним жить. Тоннели были спроектированы так, чтобы в них могли укрыться десятки тысяч, поэтому они могли просто уйти в другие тёмные углы или же смешаться с толпой. Может с моей стороны было глупо думать о них, но кто-то же должен был, верно? 

Не важно. Мы обнаружили откуда шёл звук меньше, чем через минуту. Это оказалась небольшая дверь, за которой явно находился источник всех звуков. – Тише. – Сказала я, открывая дверь и проскальзывая внутрь.

Комната оказалась большой, гораздо больше, чем я ожидала. Просто огромной по размеру. Но даже не смотря на это, потолок был едва выше остальных потолков в тоннелях. В комнате эхом разносился шум от столпившихся там пони, но громче всех был один, стоявший на сцене у дальней от меня стены. 

– Сегодня мы нанесём последний удар по Мустангам и вернём воду… – Его взгляд упал на меня. – Ты. – Он указал на меня копытом, и все пони мгновенно замолчали и обернулись на меня. В этот момент, я поняла, что меня немного раскрыли. 

Пони были одеты в разного вида броню, которая по большей части выглядела так, словно была украдена со складов НКА и собрана по частям. Лица были закрыты масками или шлемами, или же были покрашены, и все они были вооружены. Видимо, я попала на какое-то военное совещание… Повстанческое совещание. На котором я не должна была появляться. Очень скрытно с моей стороны. 

– Эээ.... – Я сглотнула и оглянулась по сторонам, ловя на себе взгляды сотен пони. – Извините, не та комната.

– Стоять! – Прокричал жеребец, когда я попыталась повернуться и уйти. На нём была простая коричневая боевая броня, и у него единственного лицо не было скрыто, но учитывая насколько обычно он выглядел, я не думаю, что в этом была необходимость. – Кибер-протез, лицо в шрамах, огромная пушка. – Рада, что у него со зрением всё хорошо. – Ты Хизай! – Толпа оглушительно начала негодовать, и я отшатнулась. Я была сильной кобылой, но мне никак не справиться со столькими противниками. 

– Эм, была. – Сказала я, стараясь быть услышанной за всем этим шумом. – Я ушла.

– Значит, очередной трус? – Заявил раздражающий меня лидер. – Пока мы страдали, прячась под землёй, твой босс наполнил улицы столь милой ему радиацией. Он получил по заслугам. – Мне не понравилось, как это прозвучало. 

– Хех, ну… Эм… – Я оглянулась на Хэйз за помощью. 

– Мы надеемся, что никто не причинит никому вреда, ведь мы просто… Ээ… – Её рог начал сиять. Несомненно, она собиралась сделать нас невидимыми, но в тот же момент, я увидела, как толпа сделала шаг назад, и пони взяли нас на прицел. 

– Стоп, подождите!

По воздуху разнёсся знакомый голос. Худощавый голубой пегас пробился через толпу. Он был одет в лётный комбинезон, а лицо скрывали обмотки из ткани. – Она со мной! – Сказал он, идя ко мне, и я не смогла сдержать улыбку. – Она немножко идиотка, и поэтому не поняла, что от неё требуется, когда я попросил её прийти на встречу.

– Флэйр. – Я вздохнула и шагнула вперёд, чтобы обнять его, но остановилась. Это показалось мне слишком неловким. – Это… Кхм. Рада снова тебя видеть. 

Он сделал ситуацию не такой неловкой, легко похлопав меня по спине. – И я тебя. Нам придётся многое наверстать. – Он оглянулся на жеребца на сцене и тот, пожав плечами, просто продолжил свою речь, в то время, как Флэйр повёл меня из переполненной пони комнаты. Лучшего момента для его возвращения и не придумать. 

– Я удивлен. Оставил тебя одну почти на неделю, а конечностей всё ещё столько же, сколько и было. – Сказал пегас, когда дверь за нами закрылась. Он шёл вперёд так, будто знал куда идти, и поэтому я продолжала следовать за ним. – Если, конечно, тебе не поставили какой-нибудь очень реалистичный протез.

– Все мои конечности при мне. 

– Дядя Флэйр! – Воскликнула Серенити, наконец-то перепрыгнув ему на спину. – Я тоже по тебе скучала! – Она обняла его за шею, и пегас наклонил голову назад, чтобы ответить на объятья, но не останавливаться. 

– Это я! У меня есть кое-что для тебя! – Серенити испустила долгое “ооооооооо”, которое быстро сдулось, когда пегас закончил предложение. – В моей комнате. – В конце концов, кобылка затихла, когда Флэйр добрался до перекрёстка, где огляделся по сторонам, и только после этого продолжил вести нас. – Я слышал, что война остановилась. – Он обернулся на меня, чтобы увидеть мою реакцию. – Что-то случилось с мостом?

– Кошмар. – Сухо ответила я. – Просто кошмар. Представляешь, он просто развалился.

– По радио сказали, что НКА ищет виновников, звучит очень серьёзно. Надеюсь, они поймают этих разбойников. – Если до этого было не очевидно, что он знает о моём участии, то теперь всё стало ясно. 

– Это же просто мост. Наверное, это спасёт жизни пони. Тупая война. – Мы остановились у неприметной двери, расположившейся в довольно обычном зале. – Вытащила оттуда одного пони. Такой же, как я. 

Пегас не смог сдержать смех и весьма неуместно спародировал звук взрыва, когда открыл дверь. – Ты хороша в попадании в неприятности. 

– И в том, чтобы выкарабкиваться тоже. – Мы втроём зашли в комнату вслед за пегасом. Она была не сильно большая с простым обеденным столом, диваном, тем, что когда-то было телевизором и лёгким запахом сырости. – А ты хорош? 

– Может быть. – Флэйр закрыл дверь, когда мы все оказались внутри, а затем подошёл к дивану и запрыгнул на него, прикрыв спинку своим крылом и свесив одну ногу вниз. Он сорвал обмотки со своего лица и облегчённо вздохнул. 

– Мы бы не хотели осуждать твою деятельность. – Начала Хэйз, осматривая апартаменты. – Но кажется, ты довольно быстро нашёл себе место в… Этой группе. 

Флэйр поднял голову и посмотрел на большого аликорна. – Я многих из них знаю. Провёл лучшие годы на улице. После моего разрыва с Анклавом. Они довольно хорошие, не дайте маскам и этим речам обмануть себя. Многие из них просто обеспокоенные родители или страдающие малолетки, которые ищут ту лучшую жизнь, которую обещал им город. Ну да, их лидер — тупица, но что поделаешь? – Он усмехнулся. – Анклаву… Ну, той части, к которой принадлежу я, пора начать давать названия новым группировкам, чтобы хоть как-то их отслеживать. – Он замолчал, и я кашлянула, чтобы вернуть его к теме разговора. – Что? А, точно. Они отправили меня сюда, чтобы я шпионил за другим Анклавом. 

– И? – Спросила я.

– Что “и”?

Я присела на ближайший деревянный стул и услышала, как он заскрипел подо мной. К счастью, он выдержал. – Узнал что-нибудь?

Пегас закатил глаза и положил голову на подлокотник. – Наблюдатели стоят за всем этим. Но народ не знает. Как только последние лидеры банд будут схвачены или устранены, а они будут, Наблюдатели и Анклав сделают свой ход. – Он махнул копытом в непонятном мне жесте. – И решат все проблемы сразу. Они возьмут всё под контроль, а затем… Я не знаю, что затем.

– Всё не так уж и плохо, ведь так? – Сказала Серенити, заставив всех в комнате обернуться на неё. – Я имела ввиду, ну знаете… – Кобылка сглотнула и выпрямилась. – Их методы не очень и всё такое, да? Но если это работает, разве всё не будет так хорошо, как они говорят?

Это было справедливое замечание до тех пор, пока Флэйр не вмешался. – Может и так. – Сказал он, садясь на диване. – Но если они сделали всё это… – Он указал вверх, на город над нами. – Чтобы просто захватить власть. То на что они готовы пойти, чтобы удержать её? – Не думаю, что в его словах было много смысла, но я согласилась с ним, потому что очень хотела отомстить этим уёбкам за то, что они со мной сделали. 

Серенити же слова пегаса не впечатлили, и она топнула копытом по столу, чтобы показать своё несогласие. – Но ты не можешь знать наверняка…

– Или. Они захотят ещё больше власти. – Я вздохнула и облокотилась на стол. – НКА будут слабы. Война с минотаврами. Может быть… Ну, понимаешь… 

– Мы не можем знать этого. – Заметил пегас до того, как это сказала Серенити. По ней было видно, что она хотела сказать то же самое. – Это не важно. После всего, что они сделали… Например, то, что они пытались взорвать тебя. А ещё начали несколько войн и зажгли пламя революции. – Он спрыгнул с дивана и пошёл на кухню. – Кто-то должен понести за это ответственность. Может, мы и не карающее копыто Селестии, падающее с небес на землю, чтобы покарать грешников, но если мы можем добиться справедливости, то… – Он замолк, делая что-то на кухне… Может быть, чай? 

– Мы не уверены, что мы должны это делать. – Сказала Хэйз, стоя посреди комнаты. Она выглядела так, будто Флэйр купил статую, но не представлял, сколько места она займёт. Это ужасное сравнение. – У нас нет права требовать справедливости, мы можем быть… – Аликорн вздохнула. – Возможно, наша личная точка зрения берёт верх над разумом.

– Может, это общая проблема. – Я поднялась с кресла, чтобы посмотреть, чем занимался пегас на своей крохотной кухне. Конечно же, это был чай. – Так, это твой дом? – Сначала, мне показалось, что это была лишь его шпионская база, на которую он попал с начала этой миссии, но кажется, он действительно чувствовал себя, как дома. 

– Нашёл это место пару лет назад. Электричество работало, так что я потратил некоторое время, чтобы прибраться здесь… Ну, пока не спал на улицах. Хорошее расположение, все удобства, запирающаяся дверь, так что никто не сможет украсть мой хлам. – Он отхлебнул свежезаваренный чай и с удовлетворением вздохнул. – Так, что теперь?

– Нам нужно найти Молли. – Я совсем не ожидала встретить Флэйра, поэтому совсем не знала, как объяснить ему мой план. 

– Ты про поехавшего мула, которая руководит Башами и пыталась убить тебя буквально пол дюжины раз? Та самая Молли, которая сейчас находится в плену у революционеров, к которым я внедрялся целую неделю? – Я кивнула. – Ладно, просто переспросил на всякий случай. – Он сделал ещё один глоток. – Когда начинаем? 

– Не хочешь знать больше? 

Пегас поставил кружку и пожал плечами. – А зачем? Это наверняка что-то безумное, а значит очень весёлое! – В этом не было смысла, но я не собиралась спорить. 

– Я покажу тебе где о… – Флэйра перебил стук в дверь. Совсем не кстати. – Открыто. 

Дверь со скрипом открылась, и за ней оказался тот самый пони со сцены. Он всё ещё был невероятно неприметен: коричневая шерсть и тёмно-жёлтая грива, коричневая кожаная жилетка. Всё это создавало впечатление, будто он вывалялся в грязи этим утром. Жеребец опёрся на дверную раму, а на его шее висел пистолет-пулемёт. – Флэйр.

– Великий лидер. – Саркастично ответил пегас. 

– Значит, твои друзья здесь. Хорошо. – Его взгляд был строгим и недоверчивым. – Значит, ты работала на Хауса. – Он не сдвинулся с места, блокируя собой выход и, казалось, делал всё возможное, чтобы никто не чувствовал себя комфортно, кроме него самого.

– Да. – Я тоже была хороша в том, чтобы пони становилось не по себе, но он даже не дрогнул от моего взгляда. 

– Объясни.

– Он нанял меня. – Просто ответила я, подойдя к нему ближе. – Затем, я ушла. Наши цели не совпадали.

– А наши цели совпадают? – Это был тупой вопрос.

– Нет. – Ответила я, противясь желанию закатить глаза. – Но они не конфликтуют. Это всё, что ты хотел?

Он не двигался с места, но его взгляд метался между мной и Флэйром. – Мустанги падут этой ночью. У них есть ключ к чистой воде, в которой так нуждается народ.

– И?

Он вздохнул. – Я требую вернуть долг. – Флэйр на мгновение выглядел шокированным, а затем вздохнул и опустил голову.

– После всех этих лет, я думал, что ты забыл. – Пегас взглянул на меня. – Великий лидер однажды погасил мой долг перед, ээ… Ну, коллекторами. – Ясно, опять его проблемы с наркотиками. – По доброй воле сердца и, видимо, знанию, что когда-то он встанет во главе революции, которая уничтожит эту прогнившую систему. 

– Ты — марионетка. – Он выпрямился. – Через два часа мы собираемся у входа в казино Мэйхема. Будь там, возьми друзей если хочешь. Может быть, наши цели совпадут, когда она увидит, какое хорошее дело мы делаем. Если нет, то делай с ней, что тебе нужно и присоединяйся к нам. – Жеребец развернулся и вышел, оставив дверь открытой. В воздухе повисла неловкая тишина. 

– Так ты с ним… – Мне можно было не продолжать.

– У нас ничего не было! – Раздраженно воскликнул пегас, но я продолжила пялиться. – Один раз! Один! И он даже не был хорош… – Я не знаю, было ли его разочарование поддельным, но оно в любом случае заставило меня улыбнуться и вспомнить, почему он мне понравился. 


Подарком Флэйра для Серенити оказалась новая пушка для Скутаборга, и кобылка провела следующие полчаса устанавливая её и играя с Хэйз у дивана, пока я беседовала с Флэйром на кухне. 

– Ну, как оно? – Спросила я, прислонившись к его холодильнику, который, к моему удивлению, работал. 

– В целом или… – Он затих, когда взглянул на Серенити и Хэйз, которые играли в его гостинной. – Ты знаешь? 

– Дэш.

Он фэйсхуфнул и вздохнул. – Богини, ты должна хоть как-то шифроваться об этом. – Пегас снова оглянулся, прежде чем наклониться ко мне и начать говорить шёпотом. – Слушай, сейчас я со всем разобрался. Я имею в виду, барыг не трудно найти в такое время и у меня достаточно крышек… – Я строго взглянула на него. – Знаю, знаю. Ты распознаешь притворство, да? 

– Да.

– Тогда. – Резко добавил он. – Ты сама знаешь, что единственные курсы лечения находятся у самих Наблюдателей, которых ты же и хочешь уничтожить. Слушай, я не хочу вас пугать, но ещё со вчерашнего дня кто-то следит за мной. Они знают, кто мы и что мы являемся угрозой. Мы не можем пойти туда за помощью, даже если бы захотели.

– А ты хочешь?

Пегас вздохнул и выпрямился. – Да. Нет. Может быть? – Он потёр свой лоб. – Всё пошло по пизде, мы пошли по пизде. Я знаю, что я не должен был возвращаться к этому, но слишком много всего навалилось. И всё становится хуже. Как только мы покончим со всем этим дерьмом, я смогу бросить. Когда весь этот стресс уйдёт. 

– Это вообще случится? – Он вопросительно взглянул на меня, а значит, мне придётся говорить больше. Чёрт. – Мы убьем Клин Ката. Уничтожим Наблюдателей. Что потом? 

– Победа? – Он покачал головой, услышав мой ответ. – Это ведь херня, правда? 

– Кому-то придётся управлять городом. Уоллкирк бесполезен. Он не умеет адаптироваться. – Может в его программе были ошибки, может перенос сознания не сработал должным образом, но что-то с ним было не так, из-за чего я не могла ему доверять. 

– И что с того? Мы сами будем новыми правителями. – Он драматично выпрямился и, я клянусь, его грива начала развеваться на ветру. – Его Величество президент Флэйр Гейский и вице-президент Безножка! – Он сказал это достаточно громко, чтобы Хэйз за его спиной обратила на это внимание и растерянно взглянула на нас. – Мы не в состоянии управлять даже одной грядкой, не говоря уже о целом городе. – Его грива упала… Или же это было только моё воображение. – И ты понимаешь это. Даже без учёта всей этой херни с наркотиками. 

– И? Кто-то ведь должен.

– Пусть банды возьмут контроль. – Не задумываясь сказал пегас. 

– Эти банды. Они бы сожгли город, если бы Уоллкирка здесь не было. И это всё равно закончилось бы… Этой революцией.

– Ну вот Наблюдатели и привели к этому. – Он огорчённо вздохнул, снова оперевшись на угол. – Значит, нам нужно найти кого-то, кто не совсем паршиво справляется с руководством и дать им власть? А затем проконтролировать из тени, чтобы эти кто-то не превратились в новую Найтмэр Мун. Это твой план?

– Может быть… – Я вздохнула. – Просто мысли вслух. Но у меня есть планы на этот счёт. – Он снова поднял бровь. Клянусь, он делал это специально, чтобы у меня был повод ему симпатизировать. – Я расскажу тебе, если всё сработает. Или я их закончу. Веришь мне? 

– Понимание того, что ты буквально бомба на ножках, изменило тебя. – Просто сказал он, и я могла лишь кивнуть в ответ.

– Я… – Мой голос дрогнул. – Я не буду жить вечно. – Мой взгляд упал на Серенити, которая расстреливала гриву Хэйз из орудий Скутаборга. – Если я могу сделать мир безопасным. Безопаснее, чем сейчас. Я… Я не смогу быть рядом всегда, чтобы защищать её. – Я смахнула слёзы. – Понимаешь? – Я прошла мимо него. – Уже пора. 

Он кивнул, последовал за мной, а затем обогнал. – Ладно. – Сказал он, обратившись ко всей группе. – Мне нужно будет взорвать дверь, а затем мы разделимся и найдём Молли по какой-то странной причине. Я уверен, что это не закончится ничем плохим.

После этого, он вышел из своего дома и повёл нас наружу. 

Солнце едва выглядывало из-за горизонта, когда мы оказались на улице. Из-за стен и домов я не могла видеть его напрямую, но было легко определить, где оно, по тому как небо подсвечивалось оранжевым, а облака буквально горели. Из-за этого света пустые улицы Дайса казались довольно жуткими. Ну, я полагаю они не были совсем пустыми, но так прозвучало лучше. 

По правде говоря, улицы вокруг главной базы Мустангов были далеко не пустыми. Огромное здание пробуждало во мне воспоминания, и теперь оно вызывающе стояло посреди города с включенным во всех окнах светом. Толпа пони, которая была на собрании в тоннеле, теперь шагала по улице мимо фонтанов, где когда-то плескалась вода, прямо ко входу. У всех было оружие и жажда крови в глазах. 

Флэйр, Серенити, Хэйз и я издалека наблюдали, как лидер привёл своих так называемых революционеров к двери, а затем повернулся и пошёл прямо к нам. Мой взгляд упал сначала на него, а затем на огромное здание позади, которое мы должны были штурмовать. Может, это лишь моё воображение, но мне показалось, что я увидела странный отблеск в одном из окон. 

– Заряды у тебя? – Спросил у Флэйра коричневый жеребец. – Мэйхем всегда был параноиком и проникнуть в его дом было так же сложно, как бороться с его твердолобостью. 

– Да. – Ответил пегас с присущей ему ухмылкой. – Хотя мои знакомые не особо этому рады. И я всё ещё уверен, что было бы гораздо проще взорвать стену, чем... 

– Только не снова. – Жеребец выглядел озадаченным этим предложением. – Это символизм. После смерти Хауса и пленения Молли, это будет последним ударом, чтобы показать, кто на самом деле правит городом. – Он повернулся, чтобы указать на вход в здание и даже с такого расстояния можно было рассмотреть, что его превратили в массивную стену из железа. – Устанавливай всё и я... 

Звук был подобен грому. 

Я ошарашено шагнула назад, и другие последовали моему примеру. За исключением коричневого жеребца, который остался стоять на месте добрые несколько секунд, после чего завалился на землю, а вокруг него натекла лужа крови. Дерьмо. Он заговорил хриплым шёпотом. – Помоги… Им… Помоги... 

Я прошла мимо него, когда рог Хэйз начал сиять. Послышались ещё несколько оглушающих выстрелов, но больше никто не целился в нас. Толпа пони начала кричать и стрелять в ответ по окнам. Мы не должны этим заниматься. Мы здесь не для того, чтобы сражаться в их войне. 

– Хэйз, щит. Серенити, помоги ему. – Я указала на жеребца, и розовая кобылка побежала делать всё, что могла. – Флэйр, лети и установи заряды. Пони паникуют. Я попытаюсь отогнать их подальше от двери. – Кивнув, Флэйр полетел прочь, а я рванула к толпе, которая казалось уже направлялась на штурм входа. 

Я ненавижу толпу. Ещё хуже, когда эта толпа двигается и стреляет. И ещё хуже, когда по ней стреляют в ответ. Тем не менее, я начала протискиваться вглубь этой толпы, расталкивая всех на своём пути. Кто-то вскрикивал от удивления, но я быстро успевала исчезнуть. Толпа боролась со мной, но я была сильнее, и чем больше звучало выстрелов, тем больше, казалось, эта толпа рассеивалась. Но этого всё равно было недостаточно. 

В конце концов, я пробилась к железной стене, которая являлась входом, и обнаружила возле неё Флэйра, летающего со своими бомбами и около двадцати пони, которые бессмысленно и бесполезно толкали и даже стреляли по двери, будто бы рикошетящие пули могли навредить кому-то, кроме них самих. – Свалите отсюда! – Прокричала я, но мой голос заглушал общий шум боя. 

– Двигайтесь! – Я схватила одного из жеребцов рядом с дверью и толкнула его с такой силой, что он проскользил несколько метров по земле, громко царапая асфальт своей бронёй. Этого оказалось достаточно, чтобы остальные пони оторвались от двери и взглянули на меня. – Вы пытаетесь сдохнуть?!

– Они стреляют по нам! – Прокричала кобыла. 

– Нам нужно попасть внутрь, чтобы остановить их. – Согласился один из жеребцов. 

– Тогда шевелитесь! – Я указала на Флэйра, который метался над нами, устанавливая заряды на петли огромной металлической двери. – Эта херня уничтожит дверь! Как думаешь, что случится с тобой? – Они уставились на меня. – УЙДИТЕ! – Наконец, до них дошло, и они попытались протиснуться обратно в толпу, которая в свою очередь пыталась двигаться вперёд. Они отошли не так уж и далеко, но этого было достаточно, чтобы их не взорвало вместе с дверью. Я даже не была уверена, почему меня волнуют судьбы этих пони, они ведь сами пошли на эту войну. Но если уж они решили умереть, то хотя бы пусть сделают это не так тупо. 

– Флэйр. – Сказала я, отойдя к толпе подальше от двери. – Когда будешь готов.

Буквально через мгновение, пегас подлетел ко мне и активировал заряды. 

БУМ 

Это было похоже на удар кувалдой в грудь, а вспышка и дым ослепили меня на добрых двадцать секунд. Открыв глаза, я увидела что дверь всё ещё была на месте, но теперь оказалась помята и почернела. – Флэйр? – Обратилась я, но пегас, казалось, не услышал меня, вместо этого улыбаясь и смотря на дверь. Со скрипом и стоном, дверь пошатнулась и с грохотом упала, вызвав радостный лепет толпы позади нас. 

Но эти возгласы быстро прервались шумом выстрелов, ведь по другую сторону двери оказалось более дюжины пони, которые целились в нас. – Блять. – Я нырнула на землю, прихватив пегаса с собой, в то время как толпа революционеров двинулась мимо нас внутрь здания, чтобы сражаться и умирать. Спустя очень короткий промежуток времени, воздух наполнился запахом крови и пороха. – Вперёд! – Я подняла пегаса на ноги и толкнула его в противоположную от направления движения толпы сторону. 

– Вообще никакой тактики. – Пробубнел Флэйр, идя рядом со мной, пока мы двигались вперёд. – А ещё эти придурки наступили мне на крыло. 

Не имея времени, чтобы заботиться о таких вещах, я просто продолжала идти, пока пули свистели рядом со мной. Я могла двигаться только вперёд, поэтому когда я добралась до одного из фонтанов, на которых всё ещё стояли пони, стреляющие по зданию, я взобралась на него. Благодаря этому, я наконец смогла рассмотреть путь, по которому мне нужно было идти, ведь вдалеке посреди улицы, я заметила одиноко стоящую Хэйз, закрывшую себя щитом. 

Самый подходящий момент, чтобы получить в лицо мощную струю воды. Это было настолько внезапно, что меня сбило с ног, и когда я поднялась, то увидела, что у всех, кто стоял на фонтане, были аналогичные проблемы. А затем, я увидела, как голова одного из пони дёрнулась назад, окрашивая своим содержимым воду в фонтане в розовый цвет. 

– Блять. – Я схватила Флэйра и, закинув его себе на спину, продолжила прорываться сквозь играющую стену воды, игнорируя её, вспышки света и громкую музыку, сопровождающую всё это. В конце концов, я вырвалась с другой стороны фонтана прямо под фиолетовый защитный пузырь Хэйз.

Как только мы оказались в безопасности, Флэйр спрыгнул с моей спины, и мы вдвоём обернулись взглянуть на творящийся хаос. Это было очень сюрреалистичное зрелище: видеть, как в фонтане плещется вода, подсвеченная всеми цветами радугу и играет музыка, но в то же время слышать бесконечный грохот оружия и взрывы, разрушающие тишину ночи. Если не обращать внимания на сам бой и сфокусироваться на воде, то всё это казалось частью одного большого шоу. 

– Ну, как он? – Спросила я, когда Хэйз убрала щит, освобождая окровавленного коричневого пони. Его грудь, казалось, слегка двигалась, но очень прерывисто и неуверенно. 

– Нехорошо. – Ответила Серенити, взглянув на меня. – То есть. Он жив, но, ты понимаешь. Ему нужно к реальному доктору или вроде того. – Копыта кобылки были покрыты кровью, а лицо исказилось в непонятной гримасе. 

– Ты сделала всё, что могла. – Сказала я, погладив её по голове. – Но больше мы не можем ждать здесь.

– Мы просто бросим его вот так? – Удивлённо спросил Флэйр. 

– Более мы не можем для него ничего сделать, но, пожалуй, нам стоит проинформировать кого-то из его приближённых о случившемся и передать его в их копыта. – Сказала Хэйз, глядя на бой. 

– Что бы ты ни сделала. – Резко начала я. – Сделай это быстро. – Я обернулась на хаос. – Они все здесь. Так что добраться до Молли будет легко.


Вы можете быть удивлены, узнав, что тюрьма революционеров находилась в каком-то Селестией забытом тоннеле, практически на самом нижнем уровне, где вместо бетонного пола был просто каменный… Ну, пол. В последний раз, когда мы путешествовали так далеко, это было мягко говоря не очень приятно, поэтому я с опаской и осторожностью следила за всем, пока мы молча шли по тёмным переходам. Мы прошли мимо нескольких стражников с фонариками и тому подобным, но их оказалось легко избежать, и вскоре Флэйр привёл нас в самое сердце комплекса. Маленькая пустая комната, внутри которой сидела мул с закованными в кандалы всеми четырьмя ногами. 

– Будто мотыльки на свет. – Она не взглянула на нас, когда мы вошли. Камера естественно охранялась, но я просто пробилась через стену из смежной комнаты, пока Серенити использовала своё глушащее заклинание, которое, ну, заглушило звуки. – Вы не знаете, как держаться подальше. – Грива мула была перепутана, а шерсть грязной. Единственным источником света в камере была свеча, заставляющая тени плясать на её лице. 

– Молли. – Я подошла к ней достаточно близко, чтобы удостовериться, что это она. – Отлично выглядишь. 

– Ах. – Её взгляд был опущен на пол, но лицо скривилось в злобной ухмылке. – Как же они долго ждали этого момента. Эти пони, когда не любили меня. Кажется, это из-за моих ушей. И из-за того, какая я отвратительная личность. Но я держалась. Затем взрывы и война, поэтому стала любопытной, словно кошка. – Наконец, она взглянула на меня и, в этом взгляде не было ни капли страха. – Я не могла доверять никому, поэтому отправилась посмотреть, чем же занимаются Наблюдатели. И я узнала. 

Я облизнула губы и жестом указала Серенити, чтобы она оставалась рядом и поддерживала заклинание, а Флэйру и Хэйз, чтобы проследили за тем, чтобы никто не прервал нашу беседу.

Взгляд Молли задержался на Хэйз, когда она уходила. – Твоя кобыла прекрасна. Извиняюсь, что прервала ваше свидание, но это было дело принципа. Ты была моим врагом и ела в моём казино. Без обид? 

Я выпрямилась и пошла навстречу, нависнув сверху, чтобы припугнуть её. – Ты пыталась убить меня. Много раз. Нахуй твои извинения. Что ты нашла? 

Она была так же бесстрашна, как и всегда. Может она уже ожидала своей смерти, и в таком случае, чем я могла её напугать? – Камеру мегазаклинаний. 

Что...

– Что? – Я посмотрела на Серенити, но встретилась с таким же растерянным взглядом, как и у меня. – Ты имеешь ввиду под горой...

– Прямо под Дайсом. Выглядела новенькой. Красивая. Новая паутина, чтобы ловить ничего не подозревающих пони. Наблюдатели делают бомбы. – Она злобно улыбнулась. – Из пони! 

Я полагаю, она правда не могла знать, что я уже в курсе всего этого, но всё равно было уморительно видеть замешательство на её лице, когда я полностью проигнорировала эту часть. – Я должна была догадаться. Камера здесь. Проще, чем тащить пони под гору…

– Ты уже знаешь? – Молли выглядела раздражённой тем, что я испортила её секрет. – Никто мне не поверил. Эти Наблюдатели безумны, а революционеры идут прямо к ним в копыта. Их уничтожат прежде, чем они что-то поймут.

– Можешь показать мне, где она? 

– Хочешь её уничтожить?

– Ну дааа! – Ответила Серенити, закатив глаза. – А что же ещё? 

– И что потом? – Пони должны перестать задавать мне этот вопрос. И мулы тоже. 

– Наблюдатели.

Молли задёргалась в своих цепях, заставляя их звенеть. – А что потом!? – Мы обменялись взглядами. – Город разрушен. Дайс мёртв. Это была мечта, хорошая мечта, но её больше нет, и возможно её никогда не должно было быть. Но старую собаку ещё можно научить новым трюкам, если укротить её.

– Что? Ты думаешь, я дам тебе хоть какую-то власть?

Она рассмеялась над этой идеей так же, как и я. Приятно знать, что у нас есть что-то общее. – Нет. Но я хочу помочь. У нас были разногласия в прошлом, но мы можем забыть про них. Я реорганизую Башей, и тогда у тебя будет сила, способная укротить хаос в городе и, возможно, даже победить Наблюдателей. 

Я нахмурилась в ответ. – А дальше? Ты предашь меня? Почему я должна доверять тебе?

– Потому что. – Она ещё раз раздражённо потянула за цепь, после чего взглянула на меня. – А кому ещё? Мои пони преданны и сильны. Хаус мёртв, если верить слухам, а ещё он был самовлюблённым и эгоистичным. Ваши пути с ним разошлись. Мэйхем — кровожадный ублюдок. Бабуля Динамит, как говорят мои шпионы, а они редко ошибаются, мертва уже, как неделю. Анклав раздроблен: одна часть помогает Наблюдателям, а вторая — слишком слаба. Стальных Рейнджеров Дайс практически не заботит. НКА, разорвав связи с городом, избежал потерь и теперь похоже готов позволить сгореть ему дотла, чтобы потом наброситься, словно стервятник. Кто отстроит твой город? Кто защитит его? Ты невероятно предсказуема. – Её взгляд упал на Серенити, которая неловко стояла рядом, поддерживая заклинание. – Ты хочешь этот город для своей дочери, и поэтому тебе нужна я. 

Я плюнула на пол перед её копытами.

– Ладно. – Мул опустила голову и снова оказалась укрыта тенями. – Спасай город сама. А затем, смотри, как он превращается в пепел в твоих копытах. Ты получила то, что хотела. Теперь уйди и дай мне спокойно умереть. 

Добрую минуту никто не говорил, и все лишь неловко пересматривались друг с другом. 

– Чего ты хочешь? – В конце концов, спросила я. – Ну, знаешь. В общем. 

– Мира, свободы и уважения. – Она стряхнула гриву с лица. – Я правила железным копытом, потому что это всё, что понимают эти пони. Проявишь слабость и будешь убита. А из-за того, что я не такая, как они, то всё было ещё хуже. У меня нет семьи, и моё тело никогда не позволит мне иметь её, но я всё ещё люблю этот город. Когда я была моложе, то хотела власти, но это было глупо, и теперь всё, чего я хочу, это чтобы город был свободен от всех этих мелких войн и конфликтов. Я пыталась убрать Мустанга и забрать его власть не из-за жадности... Ну, не совсем из-за жадности... Но из-за того, что мне пришло понимание. Понимание того, что как только я начну угрожать балансу сил, я наконец-то смогу покончить с этим безумием, которое здесь считают миром. – Она снова опустила голову и вздохнула. – Но я откусила больше, чем могла. Страх и паранойя, которые спасали меня всю жизнь, в конце концов привели меня сюда. Ты хочешь свободы и безопасности этого города. Наши цели совпадают. 

Она всё продолжала и продолжала говорить. Я уже устала от этого. Устала от её слов, от того, как она их говорила… От всего. Я подняла копыта в воздух и с силой обрушила их вниз. 

ХРЯСЬ

Кандалы на её копытах не стали для меня серьёзной преградой. Она молча таращилась на меня, пока я проделывала это с остальными цепями. Когда моя работала была закончена, я взглянула на неё сверху вниз, взглянула на то, как низко она упала. – Ты покажешь мне эту камеру. Затем вернёшься в свой отель. Затем покинешь город, придёшь к Финишерам и будешь ждать моих указаний. 

Она медленно поднялась и потянула ноги… Странно улыбнувшись мне. – Ты никогда не пожалеешь об этом.

– Я уже жалею. – Всё могло пройти и хуже, честно говоря. Думаю, такое решение связано с тем, что у меня всегда будет возможность убить её. 

Как раз в этот момент в комнату через дыру, которую я проделала, ворвались Флэйр и Хэйз. – Мы боимся, что возникли небольшие тр...

– Охрана идёт! – Пегас перебил Хэйз, указывая копытом на коридор. – Они несли еду и заметили нас… – Из них вышла не лучшая система оповещения, учитывая, что внезапно дверь со скрипом начала открываться.

– Ёбаные… – Я прошла мимо них и выпустила струю пламени из огнемёта, заливая пол в соседней комнате и освещая её красным. За стеной огня, я услышала, как стражники закричали и отступили, но я была абсолютно уверена, что мне удалось промахнуться и лишь заблокировать им путь. 

За звуком потрескивающего пламени я услышала, как один из них прокричал. – У них заключённая! Тревога! 

– Мотыльки на свет лишь аналогия. – Объяснила Молли, перевернув коробку, которая стояла в углу комнаты. – Я не ожидала, что ты воспримешь это всерьёз. – Она поднялась, и теперь её голову украшала чёрная шляпа. – Всё, теперь мы можем идти.

– Как? Путь, по которому мы пришли уже наверняка кишит охраной, наша уловка с невидимостью не сработает. – Заметил Флэйр.

– Мы худшие ниндзя. – Вздохнув, сказала Серенити, глядя на огонь. 

– Флэйр. – Я указала на стену напротив. – Дверь. – Он с радостью подчинился и спустя несколько зарядов взрывчатки у нас появилась новенькая дверь. Правда у меня не было времени её оценить, ведь мы сразу ринулись обратно в тоннели.


Нам удалось сбежать от революционеров и, честно говоря, это было не так уж сложно. Они, конечно, очень идейные, но не очень натренированные. Единственной проблемой для нас стал маршрут побега, который мы выбрали. Он проходил обходными путями через тоннели, а в них было тяжело искать дорогу, потому что любой путь казался знакомым, хотя таковым не являлся. Поэтому около часа мы пробирались сквозь едва освещённые коридоры, а единственными звуками, нарушающими тишину были шаги наших копыт по металлической решётке. 

В конце концов, это молчание решила нарушить Хэйз, обратившись к нашей новой спутнице-мулу. – Мы удивлены, что ты согласилась помочь, учитывая тот факт, что ты пыталась убить нас во время прошлой встречи.

– Никаких обид. – Ответила Молли, поправляя шляпу. – Хотя я должна сказать, что твоя маскировка была так себе… Но думаю, с таким ростом других вариантов не было.

Хэйз слегка покраснела и отвела взгляд. – Мы ожидали, что кто-то может заметить… Хотя твоё нападение заставило нас показать крылья, что было довольно неприятно. 

– Ну, извини… – Неохотно ответила Молли. 

– Так мы просто простим её? – Я обернулась на Флэйра и обнаружила, что он хмурится на мула. – Она пыталась убить нас и тебя, и теперь она на нашей стороне? Ну, то есть, ты серьёзно?

– У тебя проблемы, пташка? – Ответила она с очень неуместной ухмылкой, повернувшись к нему лицом. – Я управляю организацией, в которой больше пони, чем ты сможешь сосчитать. А что есть у тебя? 

– Преданность, взрывчатка и множество историй о том, как я НЕ пытался убить тех, с кем я работаю. Отлично, как по мне. 

– Ты — анклавовец. – Фыркнула Молли. – Преданность — это явно не ваша сильная сторона, ублюдки. В отличии от убийств.

– Ублюдки? Забавно слышать такое от мула. – Как только Флэйр закончил фразу, в воздухе повисло ощутимое напряжение, поэтому я встала между этими двумя, пока они не начали убивать друг друга.

– Прекратите. Притворитесь, что нравитесь друг другу. А потом не общайтесь между собой, пока мы не выберемся отсюда. – Вот, это была моя величайшая речь. Конечно же, она не сработала, но попытаться стоило.

– Ты не можешь всерьёз доверять ей. – Флэйр выглядел удивлённым. – Я имею в виду, после всего... 

– Я не доверяю! Но она заслужила второй шанс. И если она попытается предать нас, я просто её убью. 

– Отличный способ заставить меня чувствовать себя частью команды, босс. – Ответила Молли в таком тоне, будто идея о её убийстве казалась ей смешной. 

Я собиралась дать остроумный ответ, но звуки стрельбы прервали меня. Мы были так заняты спором, что не заметили, как стена рядом с нами двигается. Ну, Серенити заметила, потому что оказалось, что она лихорадочно дёргает меня за броню уже некоторое время. На месте стены появилась дверь и, когда она открылась, по другую сторону был большой красный жеребец с металлической ногой, окружённый охраной. Только в этот момент я поняла, что мы находимся прямо возле секретного входа в тоннели, принадлежащего Луне.

– Какой сюрприз. – Мэйхем усмехнулся и постучал протезом по полу. – Пришла закончить работу? – Его грива выглядела неопрятной, а под глазами были мешки, что намекало на долгое отсутствие сна. Возможно, это связано с тем, что на его отель напали революционеры. – Уничтожить Мустангов! Ты начала это с тех пор, как убила Роя... 

– Ты всегда только и делал, что выпрашивал подачки с хозяйского стола. – Молли шагнула вперёд, и не смотря на её потрёпанный вид, она выглядела более уверенной и властной, чем Мэйхем и его легион охранников. – Ты всегда был просто щенком. Ты лаешь и лаешь, но когда приходят большие собаки, ты прячешься, поджав хвост. Рой был параноиком и придурком, но он умел контролировать народ, очаровывать его, держать преданным. Ты никогда не мог.

Мэйхем зарычал и топнул копытами. – Пришли убить меня. Поиздеваться в лицо. Вы наверняка работаете с этими повстанцами. Несёте мир сквозь пламя войны. Они не послушали меня. Решили, что я просто отдам им чистую воду, отдам им весь антирадин. Пошли они нахуй.

– Убить тебя? Ты не имеешь значения, как и всегда не имел. – Молли, казалось, была приятно обрадована этой неожиданной беседе, но быстро вывела Мэйхема из себя. – Уйди, прячься между ног своих хозяев-минотавров. 

– Нет! Вы здесь, чтобы убить меня! – Жеребец двинулся к нам на встречу, но остановился буквально спустя два шага, потому что даже этого было достаточно, чтобы мы все достали оружие, включая Серенити, которая держала пистолет в телекинетической хватке. – Ай. – Он схватился за место, где кибернетический протез соединялся с его коленом. – Печёт. 

Печёт.

Блять.

– Мэйхем! – Я схватила его за плечо своим собственным протезом. – Твоя нога. Где тебе её поставили? 

Услышав это, все мои спутники осознали, что происходит. 

– Что? Он один из них? – Спросила Молли, предусмотрительно шагнув назад. 

– Мы должны помочь ему. Что бы он не натворил, он не заслуживает такого. – Мудро заметила Хэйз. 

– Нахуй это дерьмо! Оставьте его, нам пора уходить. – Флэйру было не до смеха. 

Серенити в свою очередь быстро запрыгнула мне на спину в ожидании быстрого отхода. 

– Что за… – Мэйхем следил за нашей неоднозначной реакцией и отступил назад, вырвавшись из моего захвата. – Цербер. Они усыпили меня наркозом и отвезли в их секретную… Да что вы так на меня смотрите? – Он сделал ещё несколько шагов назад. – Что? Скажите мне!

– Ты — мегазаклинание. – Я шагнула к нему на встречу, в основном стремясь попасть в его чистый белый кабинет. – Они поместили жар-бомбу внутрь тебя. Я могу тебе помочь. Но ты должен мне верить. 

– Поверить тебе? – Жеребец засмеялся. – Да нахуй тебя! Это какая-то наёбка. Чтобы убить меня. Вот зачем вы здесь. Они забрали моё казино, а теперь вы пришли за мной. Отвали-ит… – Он так быстро двигался назад, что споткнулся об подушку, на которой обычно сидел и ударился головой об угол стола. 

– Блять. – Я подбежала, чтобы помочь ему подняться и убедиться, что он не пострадал. – Успокойся. Доверься… –  Мэйхем открыл глаза, и они засветились зелёным. – ...Мне.

– Жжётся… – Его голос звучал будто с помехами, а зелёное свечение начало мерцать. – Мне нужна… П-помощь… Это… – Я оглянулась и быстро пробежавшись взглядом по его охранникам, заметила её. Ухмыляющаяся кобыла с детонатором в копыте. Таким же, как у Драконоборца… 

Практически без усилий я схватила стол перед собой и бросила его через всю комнату прямо в кобылу, чтобы он с тошнотворным хрустом раздавил её об стену. – Бегите. – Охранники запаниковали и убежали, а верность их умирающему боссу улетучилась мгновенно. Я двинулась за ними, чтобы сбежать через тоннели, когда Флэйр схватил меня за плечо. 

– Наверх по лестнице! – Прокричал он, привлекая внимание всей нашей группы. – Взрыв может разнести тоннели, а огненная буря сожжёт нас! Мы не сможем уйти этим путём! Или сбежим через здание, или умрём! 

Я не знала о взрывах достаточно, чтобы задавать вопросы, но увидев, как Молли несётся по чистому белому коридору, я последовала её примеру и решила не отставать от Хэйз и Флэйра. Мы буквально влетели в лифт, и его двери закрылись, в то время как Молли лихорадочно давила на кнопку первого этажа. 

Конечно же, это был лифт, а это означало, что вверх он будет подниматься мучительно медленно. Хуже всего то, что нам едва хватало места, чтобы нормально стоять, не говоря уже о панике. К счастью, Флэйр был с нами, чтобы всех приободрить. – Если кто-то хочет обоссаться от страха, то сейчас самое подходящее время, вас никто не осудит! – Когда я сказала “приободрить”, то имела ввиду, что он снова заставит меня хотеть его задушить. 

В конце концов, дверь начала открываться, но у меня не хватило терпения, и я просто выбила её и начала осматриваться в поисках выхода. Всё было очень знакомо, за исключением огня. Здание было разграблено и только несколько мусорщиков остались, чтобы обыскать трупы. Я кричала им, чтобы они уходили, но никто не послушал меня. Они лишь тупо пялились в ответ. 

Я не могла оставаться там ради них. Не с Серенити на моей спине. Я перепрыгивала через трупы Мустангов и революционеров, двигаясь прямо к выходу. Я была бульдозером. Мне на пути встретилась, как минимум одна пони, когда я пробегала через главный зал казино, но я оттолкнула её и игровой автомат, который она обыскивала, в сторону. Свет был не так далеко. Я видела обломки горевшей двери, уже совсем близко. 

Я прыгнула сквозь дыру в стене и приземлилась на железную дверь, прогремев копытами по металлу. Я обернулась, чтобы убедиться, что мои друзья всё ещё следуют за мной. Друзья и Молли. Увидев, что они недалеко, я продолжила бежать. Не потрудившись изменить курс, я пробежала насквозь через фонтан, музыка которого продолжала играть, несмотря на всю смерть, разрушение и надвигающийся конец. Выпрыгнув из воды, я сделала ещё дюжину шагов и остановилась, обернувшись на здание позади в тот самый момент, когда вся группа собралась возле меня. 

Оно казалось таким безмятежным. Если не обращать внимания на трупы и просто наслаждаться видом фонтана и музыкой. Всё было так хорошо, практически...

БУУМ

Земля содрогнулась. Музыка остановилась. Вода в фонтане исчезла. И свет. Из каждого окна, двери, из каждой щели здания вырывался ослепительный зелёный свет. Время тянулось так медленно, а я будто бы стояла там целую вечность, прикрывая глаза, но в конце концов, мир вокруг затих и осталось лишь тихое тиканье моего ПипБака. 

Я открыла глаза. 

Из здания выходила пыль вместе с чёрным и зелёным дымом. Нижний этаж буквально превратился в руины, а всё здание покрылось трещинами. Теперь оно выглядело, как и множество других довоенных зданий вокруг, а не как величественное строение, первым встретившее меня по прибытии в город. Но оно всё ещё было там, хоть горело и дымилось. А мы всё ещё были живы. Мы выбрались. 

Здание начало падать. 

Фасад здания рушился, словно в замедленной съемке и, в сопровождении оглушительной какофонии бетонного треска, здание начало падать всё быстрее и быстрее. К моменту, когда мы осознали, что происходит, здание летело на нас и всё окутало тёмной пеленой. 


Я очнулась среди обломков. 

Со стоном, я начала двигаться. Буквально всё тело болело, а воздух пах дымом и кровью. Что бы меня не привалило сверху, оно было тяжёлым, а мои кости с трудом выдерживали это напряжение. Но я продолжала сопротивляться изо всех сил. Мои мышцы сводило, и я чувствовала, что издаю беззвучный крик. Постепенно, обломок надо мной начал поддаваться, и я увидела, как ко мне пробивается свет. Он сильно жёг глаза, поэтому мне пришлось закрыть их и продолжить толкать.

Медленно, обломок сдвинулся. 

Поднявшись на ноги, мне удалось отодвинуть его в сторону. В этот момент, я поняла, что этим обломком была стена. Значит, это не моё воображение. Казино… 

С ещё одним мучительным криком, я смогла сбросить стену в сторону, наконец-то освободившись. 

Я оглянулась вокруг, пытаясь понять, что случилось. 

Я стояла посреди кратера из обломков, и меня накрыл лишь один слой. Видимо, это благодаря щиту Хэйз, но он не продержался достаточно долго… Платинум… Блять!

Я нырнула обратно, отбрасывая обломки в стороны. Да, я выжила, но убить меня сложнее, чем адскую гончую в силовой броне. Что с остальными? 

Первой я нашла Серенити. Я не поняла, как это случилось, но видимо инстинктивно, я обхватила её, чтобы защитить, а она всё ещё была в сознании и лишь громко хныкала. – Тише, тише… – Я начала гладить её гриву. – Я здесь, мы в безопасности. – Она пробубнила что-то сквозь слёзы, но я заставила её замолчать. – Всё хорошо. Мы в безопасности. Мы… Не волнуйся. Просто отдыхай. Всё хорошо. – Она начала успокаиваться, но всё ещё шмыгала носом. Мне хотелось бы провести с ней гораздо больше времени, успокаивая её, но сначала нужно было найти остальных. 

Хэйз тоже было найти нетрудно, учитывая то, какой большой она была. Я обнаружила её под той же стеной, что упала на нас, и она оказалась в целом невредимой, но без сознания. Её платье, правда, было разорвано в клочья, а раненное крыло выгнуто в совсем неестественном направлении. 

Я пошла дальше и внезапно обнаружила Молли, сидящую позади меня. – Фух… – Она огляделась. – Вау… Мне никогда не нравилось это казино, но… – В ответ я лишь закатила глаза и продолжила поиски, в то время как мул отчаянно оглядывалась в поисках своей шляпы. 

В конце концов, я нашла синие перья, торчащие из-под обломков. Я потянулась и схватилась зубами за них, намереваясь вытянуть Флэйра. К моему удивлению, когда я потянула, то практически не почувствовала нагрузки.

В моём рту оказалось крыло, из которого капала кровь. Моему мозгу понадобилась минута, чтобы осознать, что произошло, и только после этого, я обнаружила остального Флэйра в нескольких метрах от меня. В том месте, где из его спины должно было торчать крыло, торчала лишь обломанная и окровавленная кость и остатки мышц на ней. 

Новый уровень!

Навыки: Красноречие 95, Выживание 95

Новая способность: Кровавая баня: С этой способностью, существа и пони, которых вы убиваете, будут взрываться кроваво-красным фаршем в месиве кишок. Весело! О, а ещё вы наносите на 5% больше урона всеми видами оружия. Также увеличивается вероятность повреждения конечностей.