Маленькая свеча

Маленькая свечка, отчего тебе хочется гореть ярче? Разве ты не видишь, что Солнце высоко над тобой даёт достаточно света?

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

S.T.A.L.K.E.R Equestria

В этом произведении я попытался соединить мир My little pony и мир S.T.A.L.K.E.R. На сколько удачно у меня это получилось - судить Вам. Добро пожаловать в мир My pony S.T.A.L.K.E.R.

Другие пони

−102° по Цельсию

История разворачивается на снежных просторах замороженного мира Аврелии. Все страны, законодательства, власти - всё это теперь похоронено под толстыми слоями снега и льдов. Теперь в разрушенном мире твориться самое настоящее безумие. Пони позабыли о чужом горе и стали думать лишь о себе. Ведь выжить в мире охваченном различными рознями, разногласиями и войнами может не каждый. Главной героине предстоит узнать, что на самом деле произошло и почему бесконечные вьюги вдруг охватили королевства.

Другие пони ОС - пони

Посылка на день рождения

Дерпи уже предвкушала, как вернётся домой и отметит свой день рождения, когда внезапно ей подкинули работёнку. Доставить одну посылку - ничего сложного для такого опытного почтальона. По крайней мере, так думала пони, но у самой посылки были другие планы.

Дерпи Хувз Другие пони

Некромантия для Жеребят

Возмущенный своей неспособностью дать отпор бандитам и ворам, в частности захватившим его родной город Алмазным Псам, молодой единорог, по имени Боун Мэрроу, всеми силами пытается найти свою цель в жизни - кьютимарку - и надеется, что этого будет вполне достаточно, чтобы выдворить незваных гостей из своего дома. Но вскоре он обнаружит, что его особый талант окажется нечто совсем иным, нежели он рассчитывал первоначально.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Fallout: Equestria - Расщепление - Осколок Гаст

Кантерлот. Простой пегас-перевозчик. Последний день, пошедший не так.

Другие пони ОС - пони

Лучший друг из Олении

К семейству Спаркл приезжают гости из Олении.

Твайлайт Спаркл Другие пони Колгейт Мундансер Сансет Шиммер

Столь восхитительный вкус

В этот прекрасный день Пинки оставили за главную в "Сахарном Уголке" и, чтобы скрасить своё одиночество, она позвала на помощь своих верных друзей. К сожалению, почти все отказываются, кроме Твайлайт, которая с радостью принимает предложение. Вот, только она никак не ожидала того, что, помогая своей розовой подруге, она поймёт одну важную вещь: Пинки не такая уж и странная, а даже милая...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Спасительница

Дерпи давно планирует отправиться в путешествие, чтобы повидать различные уголки Эквестрии. И вот, этот день настал. Однако, когда серая пегаска пускается в путь, всё идёт не по плану.

Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз

Мой полёт

Черри Берри любит вишни - это все пони знают. Черри Берри выполняет множество мелких работ по всему Понивилю - это тоже известно всем. Но вот о чём точно знают немногие, так это о страсти Черри Берри к полётам - довольно необычное для земной пони увлечение. Она летает на воздушном шаре, на вертолёте... а с недавних пор она работает над кое-чем ещё. Не без помощи других пони и немалой суммы золотых монет.   Вдохновлено поэмой "Высокий полёт" Джона Гиллеспи Маги-младшего.   Другие фанфики про Черри от того же автора: Changeling Space Program Марсиане

Черри Берри

S03E05
Глава 33: Падение Луны Глава 35: Икар

Глава 34: Сильвер в одиночестве

Сильвер в одиночестве

"Жизнь превыше смерти. Сила превыше слабости. Путешествие превыше цели".

Я сделала ещё один шаг.

Вес на моей спине был огромным, он давил на меня, и я чувствовала, как сильно дрожат ноги, когда я останавливаюсь.

Поэтому, я сделала ещё один шаг. 

Может, это был не самый подходящий момент, чтобы таскать тяжести. На мою голову недавно упал небоскрёб. Но несмотря на это, я шагнула ещё раз. 

Я остановилась. Мои ноги тряслись, а спина сильно болела, но я должна была увидеть это снова. Оглянувшись назад, туда, где раньше стояла Луна, я увидела лишь огромный кратер и гору обломков. Это было похоже на то, когда у тебя выпадает зуб, и твой язык не может перестать ковырять дырку от него. Так же тяжело было смотреть на город без Луны. Я стиснула зубы и продолжила идти.

Ещё один шаг. 

Платинум Хэйз лежала на моей спине без сознания, в то время как её крылья волочились по земле. Сверху на ней лежал Флэйр. Предполагаю, что он был в сознании, но вся его речь сводилась к болезненным стонам. 

Ещё один шаг. 

Могло быть и хуже. Я смогла успокоить Серенити и заставить её идти, а на Флэйре не было силовой брони. Так что мне ещё повезло. И кстати Флэйр без крыла стал немного легче...

Я вздрогнула и шагнула ещё раз. 

Мне кажется, это было неизбежно. Я всегда бросалась в самую гущу событий, соглашаясь на новые и тупые риски, и чаще всего это приносило мне боль. Иногда, я теряла некую часть себя, но каждый раз я продолжала вставать, потому что могла с этим справиться. Но для Флэйра… Он снова и снова подвергал себя опасности, просто находясь рядом со мной, но я не могу защитить абсолютно всех. 

Ещё шаг. 

Мой ПипБак продолжал тихо тикать, пока мы двигались вперёд. Я взглянула на наш пункт назначения — Чёрную Саламандру… Как я слышала, её разграбили. Революционеры захватили казино, а Хауса убили или ещё чего хуже. Но именно туда мы должны были попасть. Здание хоть немного могло спасти от новой волны радиации и внутри наверняка были ресурсы. Те, что нужны нам. В особенности Флэйру. 

Я сделала ещё один шаг и открыла дверь. 

– Дом, милый дом. – Пробубнила я, переводя дух и осматривая следы кровавой бойни. Здание было совершенно пустым, за исключением трупов, что усыпали пол в игорном зале. То, что когда-то было лагерем для всех членов семей сотрудников, казино превратилось в поле боя, разорённое и залитое реками крови. Я знала тех, кто жил здесь, Пэрли… Зажмурившись, я отвернулась. Мы не можем отдыхать здесь. Тем не менее...

Я пнула дверь и закрыла её. Тиканье ПипБака прекратилось. 

Я продолжила идти. Вес на моей спине не становился легче, но мне показалось, что часть его исчезла. Справа я увидела яму, которой славилось это казино. Там стоял стол для игры в покер, а на каждом следующем этаже, что выстроились в форме обратной пирамиды, границы ставок понижались. Последний раз, когда я видела этот стол, он был завален горой припасов. Теперь припасов не было, а вместо них были лишь куча битого стекла и остатки люстры, которая висела над всем этим добром. 

– Ты должна была разрешить Молли помочь. – Сказала Серенити, идя позади меня. 

– Я сама могу нести их. – Упрямо ответила я в тот момент, когда мой взгляд упал на комнату кассиров с распахнутой дверью. Я бы могла оставить их там, пока буду обыскивать казино в поисках… Ну, Хауса. Невозможно, чтобы здание осталось абсолютно пустым, и мне всё ещё был нужен эксперт по кибернетике для Флэйра… 

– Ты ранена. – Разве? У меня просто онемело всё тело. 

– Я могу нести их. – Повторила я. Было бы проще, если бы на меня перед этим не упало здание, но, честно говоря, даже если бы на меня упало ещё два, я бы всё равно их не бросила. И я бы понесла ещё и Серенити, но она настояла на том, чтобы идти пешком. – Молли должна попасть в свой отель… Она оставила мне карту на ПипБаке. Всё хорошо. – Если бы мы только могли доверять ей… 

Мы зашли в комнату с кассами, и я осторожно положила пегаса и аликорна на пол. 

Флэйр был… Плох. Он был невероятно бледным и потел так сильно, что грива налипла ему на лицо. Серенити удалось перевязать его раны и приостановить кровотечение, но теперь бинты покраснели от крови, а обломок кости гротескно торчал из-под повязок. Его глаза были приоткрыты, а рот открывался, но пегас мог выдавить из себя лишь бессвязное бормотание, после чего снова замолкал. 

Хэйз было получше. По большей части, её раны не были такими серьёзными, но грязь и пыль от здания полностью покрывали её шёрстку. При этом её рог иногда загорался искрами. Хуже всего выглядело её крыло, то самое что сначала повредил гуль. И ему явно не стало лучше от переутомления в каньоне. Оно странно изогнулось… Будто бы сломалась кость и… Я вздрогнула. По крайней мере, оно у неё всё ещё было, хоть это и не то, чему можно сильно радоваться. 

– Серенити. – Я опустила взгляд на кобылку. – Присмотри за ними. 

Кобылка посмотрела на меня в ответ, приготовившись заплакать. – Мамочка…

Я положила копыто ей на гриву. – Ты сильная. Я просто… – Я сделала глубокий вдох. – Флэйру нужна помощь. Мне нужно найти кого-то, кто сможет ему помочь. Но здесь всё ещё может быть опасно. Поэтому, ты должна присмотреть на ними. Я скоро вернусь. Будь храброй кобылкой ради меня, хорошо? 

Она неуверенно кивнула, и я наклонилась к ней, чтобы поцеловать в щёку. 

Я вышла из комнаты и сразу услышала, как Серенити закрыла за мной дверь на замок. Она будет там в безопасности, я уверена. Никто не знал о ней или о моих раненых друзьях, а сама дверь закрыта. Я должна была продолжать успокаивать себя, потому что я ненавидела покидать их вот так. 

Тем не менее… Они нуждались в помощи, и я должна была отыскать её. Как-нибудь. 

Мог ли Хаус умереть на самом деле? Это казалось таким… Невозможным. Он прожил так долго, что стал пони в меньшей степени, чем мог бы быть. Всё ещё было странно думать, что он мог просто взять и… Погибнуть. 

Пока я пробиралась по залитым кровью залам ЧС, виляя между перевёрнутыми игровыми автоматами, я не могла не чувствовать вину. Мой взгляд упал на те трупы, что валялись по всему казино (их было не так много, как я предполагала, но возможно, многие успели сбежать, а затем вернуться и похоронить родственников). Я не могла не думать о том, могла ли я спасти их, если бы осталась с Хаусом. Может быть, защищать их было не моей заботой, и, возможно, это бы не стало моей заботой, останься я с ним, но я всё ещё чувствовала себя так, будто могла что-то сделать, но не сделала. 

Я закрыла глаза и отвернулась от трупов. На моих плечах и так лежал тяжёлый груз ответственности, и я не могла приплести туда вину за смерть всех тех пони, которых я в жизни никогда не встречала. Действовать ради будущего было важнее, чем играть в угадайку с прошлым. Но сколько бы я не пыталась убедить себя в этом, просто не могла справиться с чувством тяжести внутри себя. 

Я вздохнула с облегчением, когда наконец добралась до лифта. А затем вздохнула от раздражения, когда лифт никак не отреагировал на нажатие кнопки. Никаких звуков, никакого движения, лишь тишина. 

– Блять. – Мне действительно стоит меньше разбрасываться обещаниями, это плохо влияет на Серенити. 

Вскоре я нашла лестничную клетку и открыла её. Взглянув вверх, туда где ступени закручивались спиралью, я почувствовала головокружение, которое могло бы быть ещё тяжелее, если бы мне пришлось спускаться, а не подниматься. Облизнув губы и оглянувшись по сторонам, я нырнула в свои седельные сумки. На самом дне был спрятан запас Мед-Х. 

Лишь один укол в вену и я почувствовала, как давление на мои плечи куда-то исчезло. Подъём на двадцать или даже больше этажей теперь казался не такой уж невыполнимой задачей, а лёгкой прогулкой в парке. С нахлынувшим чувством удовольствия, слегка затуманенным умом и песенкой, которую я решила напевать себе под нос, я начала своё восхождение. 

Трудно описать, но я вдруг почувствовала себя лёгкой, словно ветер, будто бы ничто не может меня задеть или ранить. Мои физические слабости притупились, и я поняла, что могу драться даже с адской гончей. Конечно, из-за Мед-Х моё сознание накрывала плотная пелена, но это не тот случай, когда приходится жертвовать светлым умом ради эффектов, так что оно того стоило.

И это всё явно должно быть проще. 

Мир буквально разваливался на части. 

Нет, зачеркните это. Мир уже развалился на части, после чего его склеили изолентой, и теперь он снова начал разваливаться. Кто-то должен был что-то сделать, верно? Кто-то должен был дать отпор. 

И это я. Было довольно драматично думать и говорить об этом, но это никак не отменяет той фундаментальной проблемы, что я всё ещё не знаю, как именно это сделать. Невыполнимое задание, лестница из тысяч ступенек, что тянулись на тысячу миль ввысь, по которой я должна была забраться в то время, как на меня сверху давят те, кого я с полной уверенностью готова защищать. Это было ужасно, так что кого вообще волнует, что я использую нечто, что может мне помочь? То, что даёт мне шанс двигаться дальше. 

Мой разум отвлёкся, что сделало подъём гораздо быстрее, ведь я уже оказалась там, куда хотела попасть. Этаж, где располагался кабинет мистера Хауса. Если он всё ещё жив, то должен быть там. Он всегда был там. 

Открыв дверь, я вышла с лестничной клетки. 

Запах моментально ударил в нос, его просто нельзя было игнорировать. Трупы. Вскоре я нашла их, три тела прямо у стены рядом с входом в кабинет Хауса. Двоих  я смутно помнила и, кажется, видела в охране. 

Третьего я вспомнила сразу. Красный единорог с тёмно-синей гривой и огромными кибернетическими крыльями. Я наклонилась к его трупу. Он заслуживал большего, чем просто гнить в коридоре. История его смерти была написана на его теле. Я провела копытом по его броне, останавливаясь на пулевых отверстия, покрытых кровью. Стреляли сначала в лоб, а затем добивали, пока он лежал. Много раз. Он был верен до последнего. 

Я обнаружила, что его глаза были широко открыты. Потянувшись вниз, я осторожно закрыла их. Когда-то он сказал мне, что кибер-протезы причиняют ему постоянную боль. Так что теперь, по крайней мере, он от неё. 

Тем не менее. У меня всё ещё было дело, которое нужно было закончить. Я поднялась и открыла дверь в кабинет Хауса, молясь про себя. 

Он был прямо там, стоял возле своего компьютера, который каким-то образом ещё не отключился от питания. Мистер Хаус не повернулся ко мне, но заговорил. – Я ждал тебя. – Просто заявил он. – Ты меня предала.

Я шагнула вперёд и оглянулась по сторонам. Он по-прежнему не заменил окна, которые выбил взрыв и, за исключением его рабочего компьютера, весь остальной кабинет выглядел… Разрушенным. Не только от взрыва. Он выглядел разграбленным, а на полу явно просматривалось пятно крови, которое кто-то пытался отмыть. 

– Я стольких пони отправил по твоей дурацкой наводке. – Он не двигался с места и лишь нажал несколько кнопок на своём терминале. Тон его голоса не менялся, но вот сам голос стал более нормальным. – В гору. Тех, кто остался, не хватило, чтобы защитить меня. Я едва выжил. – Он не ходил, не двигался, не жестикулировал...

– Ты не выжил.

Он продолжал стоять абсолютно неподвижно, будто бы был сделан из камня, но после моих слов он замолк на целую минуту, прежде чем ответить. – Объясни.

– Ты не мистер Хаус. – Я шагнула навстречу самозванцу. – Кто ты? – У меня были свои подозрения, и они оказались верны. 

Пони, который выглядел, как Хаус, повернулся ко мне, и его тело начало меняться, в конце концов обнажив золотого жеребца с блестящими чёрными протезами. – Ты знала… Это была не лучшая маскировка. – Он уставился на меня неморгающими красными глазами. – Хотя Мистер Хаус выжил. Я видел его. Толпа линчевала его, но гулей тяжело убить. Я… Я хотел спасти его. Но мне дали чёткие указания. Продолжать его работу. – Он выглядел… Опечаленным? Может быть. Тяжело сказать. 

– Вишинг Стар… – Это его имя. Абсурдно сильный агент-киборг Хизаев, которого любил Хаус. У него была способность становиться кем-то другим, магия схожая с магией чейнджлингов. Не то, чтобы я понимала, что именно это значит, но так он мне сказал. – Ты в порядке?

Он опустил голову и промолчал. 

– Вишинг. – Я двинулась к нему навстречу, но медленно и осторожно, стараясь его не потревожить. 

– В данный момент, его держат на Хищнике Анклава. – Он повернулся обратно к терминалу, снова превратившись в мистера Хауса. – Мне не разрешено его спасать. Но ты можешь. Это будет искуплением за твоё предательство и… Я был бы очень благодарен за это.

Я сглотнула и кивнула в ответ. – Ты остался здесь один?

Он просто продолжил пялиться на терминал. – Да. – Холодно ответил жеребец, даже не потрудившись снова замаскировать свой голос. – У меня нет медицинских навыков. – Он нажал на кнопку и экраны огромного компьютера показали виды с нескольких камер наблюдения. Одна из них была направлена прямо на комнату с кассами, где находилась Серенити и, уже очнувшаяся Хэйз, шепчущая что-то Флэйру. – На втором этаже есть медицинские припасы. Инструменты. Кибернетические протезы. Крыльев нет. Этого хватит, чтобы помочь. Можете оставаться в моём отеле. – Он вздохнул. – Столько всего нужно сделать… – Его голос затих, и терминал переключился обратно. 

Медленно, я вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. Выходит, ЧС в данный момент управляется самозванцем, в то время как настоящий Хаус был заперт на Хищнике, что парил над городом. По крайней мере, он не был слишком опечален… Если, конечно, это не связано с тем, что у него практически не осталось эмоций. Тем не менее, мне по-прежнему нужно было где-то достать крылья. Я не могла допустить того, чтобы Флэйр навсегда остался без крыльев. 

А затем, я увидела его, лежащего на том же месте, но уже с закрытыми глазами. Теперь он был лишь мёртвым телом с запасными частями… Одна эта мысль заставляла мой желудок сжиматься, но на его спине были кибернетические крылья, и я знала, что они были слишком хороши, чтобы от них отказываться. 

Я схватила крыло зубами и, наступив на труп, потянула его на себя. Я была в странном положении и, как бы сильно я не тянула, крылья не поддались. Я отпустила его, позволив упасть обратно на пол. Флэйру нужны крылья, ему нужно...

Я молча уставилась на свою металлическую ногу. У неё действительно был невероятно сложный дизайн, учитывая то, как все эти механизмы и электроника слились воедино и смогли выдержать всё то, через что я прошла. Я подняла ногу перед собой и с тихим металлическим скрипом выпустила скрытый в ней клинок. Я взглянула на него, а затем на то, что осталось от Старскрима. 

Может быть, эта мысль пришла мне из-за влияния Мед-Х, но я должна была что-то сделать.


Я вернулась туда, где меня уже давно ждали. Помощь мне найти не удалось, но я нашла, вероятно, лучшую альтернативу. Спуск по длинной лестнице был быстрее, чем подъём, и поэтому прошёл с относительным комфортом, но был немного опаснее, потому что большую часть пути я прошла с закрытыми глазами. Пролом в лестнице размером, скажем с меня, был не тем, на что я бы хотела смотреть во время спуска. 

Я осталась целой и невредимой, слава Селестии, и вернулась к кассам.  

– Хайред! – Хэйз поднялась, когда я вошла, и я не могла не заметить, как дрожат её ноги. – Ты в порядке? Мы… Мы сильно волновались! – Она не пошла мне навстречу, чтобы поприветствовать, так как комната была узкой и большую её часть занимал Флэйр. – Мы пытались остановить здание, но… – Аликорн виновато опустила голову, хоть я и не понимала почему, а её рог слабо искрился фиолетовой магией.

– Ты спасла нас всех. – Ответила я так мягко, как только могла. Это был очень долгий день, и вскоре ему предстояло стать ещё дольше. – Сегодня и до этого. Не волнуйся.

– Но мы… – Начала было Хэйз, но Серенити перебила её. 

– Ты слышала леди! Никаких соплей, потому что нам надо приниматься за работу. – Кобылка поднялась и взглянула на меня. – Здесь есть кто-нибудь, мам?

– Только один пони. Он… Он не может помочь. – Она очень расстроилась, но я быстро добавила. – Но здесь есть медицинское оборудование на втором этаже… И я нашла это. – Я достала крылья, которые взяла у Старскрима. – И это.

Серенити удивлённо взглянула на них и перепрыгнула через Флэйра, чтобы посмотреть поближе. – Они такие крутые! Где ты их достала? 

– Да. – Сказала Хэйз, глядя на мои слегка окровавленные копыта. – Где?

– Это отель побеждённых киборгов. Я просто их нашла. Что было не совсем ложью, но очень близко к ней. – Мы можем установить их Флэйру. Он бы мог… Он любит летать, и я подумала… 

– Полагаю, для начала мы должны узнать, что он об этом думает. – Ответила Хэйз. – Возможно, он не захочет модифицировать своё тело. – Это показалось мне странным, но я быстро поняла, что в этом был смысл. Я так привыкла к тому, что постоянно получаю под зад и вставляю в себя всё новые и новые куски железа, что мне даже в голову не приходила мысль, что кто-то может этого не хотеть. В конце концов, это была болезненная процедура, и впоследствии у тебя остаётся клеймо на всю жизнь. Как отнесутся к этому его близкие из Анклава, будут ли они избегать его? Я не знала ответ, но это в первую очередь его личное решение. Просто… Для меня это было странно, но я зашла так далеко, что могла бы заменить остаток своего тела и при этом не сильно измениться… Но это выглядело бы тупо. 

– Но они же так круто выглядят! – Воскликнула Серенити, взволнованно указывая на крылья. – А можно поставить их мне, если он откажется?

– Нет. – Я пыталась использовать свой тон “не спорь со мной”, но он не сработал. 

– Но почемууу? – Спросила в ответ кобылка, стараясь быть как можно более плаксивей. 

– Ты слишком маленькая. – Она попыталась ответить, но я подняла копыто, чтобы она не перебила меня. – Ты всё ещё растёшь. Тебе придётся постоянно их менять, а это очень больно. Поговорим, когда станешь старше и перестанешь расти. 

– Оу… – Она подумала об этом и кивнула. – В этом есть смысл. Ладно, мы ещё вернёмся к этому! Но, эм… – Кобылка взглянула на Флэйра. – Что нам делать сейчас?

– Доставить его в медицинское крыло. Ты вылечишь его так хорошо, как только можешь, а затем… Когда он проснётся, мы поговорим. Ты ведь справишься? – Я подразумевала часть с лечением. 

– Думаю, да… – В её голосе было не так уж много уверенности. – Я разбираюсь немного и… Сделаю всё, что в моих силах!

– После этого ты должна будешь осмотреть крыло Хэйз. – Взглянув на аликорна, было ясно, что даже в сложенном состоянии, одно из её крыльев было вывернуто так, что даже я вздрогнула.

– Мы… Мы не уверены, что это возможно. – Сказала Хэйз, когда я начала поднимать Флэйра к себе на спину. Когда я удостоверилась, что он лежит надёжно, я повернулась к аликорну, чтобы выслушать её объяснение. – Радиация лечит нас. – Мне не нравится, куда ведёт эта мысль.  – Наше крыло было сломано и вывернуто и… Оно вылечилось вот так. – Она подняла своё крыло, показав, какой крюк оно теперь из себя представляло. 

– Оу… – Я не была уверена, что именно это значит, но сделав мысленное предположение поняла, что это что-то не очень хорошее. 

– Ауч… – Вздрогнув, сказала Серенити. – Я бы могла, эм… Ну, если ты сломаешь его и… – Вероятно, это было слишком сложно для неё.

– Мы будем в порядке. Мы и так летали не очень хорошо, так что для нас потеря не так велика. – Спокойно ответила Хэйз. – Мы должны волноваться за Флэйра: его положение очень плачевно. – Верно, нам нельзя просто стоять на месте и болтать. Повернувшись, я вышла из комнаты и двинулась прямо навстречу медицинскому крылу. 


Медицинское крыло оказалось таким же разграбленным, как и остальная часть казино, но в ней остались несколько хорошо припрятанных целебных зелий, антибиотиков и других вещей, название которых я не знала. Большие медицинские приборы так же остались на местах, но я не имела ни малейшего понятия, для чего они были нужны. Серенити выглядела взволнованно и восхищённо, когда смотрела на них. Я решила не наблюдать за тем, как Серенити использует все свои навыки для лечения Флэйра, потому что не хотела её отвлекать. Хэйз последовала за мной в коридор, что так же было плюсом, потому что мне нужно было с ней поговорить. 

– Ты как, держишься? – Спросила я, стоя в стерильно чистом белом коридоре. Я не была фанаткой чисто белых помещений, так что спасибо времени за то, что он сделал это место не таким ярким, чтобы оно вызывало у меня дискомфорт. 

– Учитывая, что нам на голову упало здание, мы не можем жаловаться на наше состояние. Но мы бы солгали, если бы сказали, что у нас ничего не болит, и наше крыло не беспокоит нас при малейшем движении. – Я угрюмо кивнула, бросив ещё один взгляд на изуродованное крыло.  

– Я знаю это чувство. – Хоть Мед-Х и притуплял боль, но он не убирал её полностью. – Твой рог перегорел, да? 

– Да, мы израсходовали всю нашу магию. Радиация вокруг помогает, но пройдёт ещё минимум день, прежде чем мы сможем использовать хоть какое-нибудь заклинание. Тебе требуется наша магия?

Я облизнула губы и кивнула. – Если так хочешь услышать… – Я вздохнула. – Помнишь ту сферу в тоннелях? – Она заметно вздрогнула, но всё равно кивнула в ответ. – Есть какой-то способ… Избавиться от её свойств? Типа… 

Аликорн медленно кивнула и погрузилась в свои мысли. – По своей сути, это магия иллюзии, хотя и невероятно сильная. Мы бы могли заколдовать какое-нибудь приспособление, которое могло бы обернуть сферу и подавлять её магическое поле, но мы не знаем ни единого способа полностью убрать с неё эти свойства.

Это было… Хорошо. – Скажешь, когда будешь готова. Это бы очень помогло. – У меня были планы на эту сферу, но я не имела ни малейшего понятия, сработают ли они вообще. Строить планы, полностью полагаясь в них на безумного и древнего пони-мегазаклинание с комплексом бога, не очень хорошая идея.

– Мы начнём готовиться прямо сейчас. – Она начала поворачиваться, но я взяла её за ногу. 

– Хэйз. – Аликорн остановилась и повернулась обратно ко мне. – Ты должна отдохнуть. 

– Оу. – Кажется, она забыла о том, что её рог не работает. 

– Хэйз. – Я потянулась вверх, чтобы коснуться её щеки. – Ты не должна меня слушать. 

– Мы часто не слушаем. – Ответила она, что было довольно справедливо. Тем не менее, это тревожило меня уже некоторое время. Она так привыкла подчиняться какой-то могущественной фигуре... Богине, естественно... И я не хотела, чтобы она видела меня в той же роли. Совсем не помогал этому и тот факт, что она продолжала подталкивать меня к решению взять контроль над городом в свои копыта. 

– Просто… – Почему всё так сложно объяснять. 

– Ты переживаешь, что ты важна для нас только потому, что ты внушительная фигура, напоминающая нам о нашей Матери? – Я взглянула на неё, чтобы попытаться понять, что она об этом думает, но выражение её лица было нейтральным. – Мы понимаем, но это не так. Мы заботимся о тебе, потому что ты остаёшься искренней и прямолинейной в мире полном извилистых путей и поворотов. Ты — камень, на который мы можем возложить наши проблемы и тяготы и при этом быть уверенными, что когда придёт шторм, их не смоет прочь. – Она улыбнулась. – Мы полагаем, что это весьма упрощённое описание, но мы считаем, что это достаточно правдиво и должно уменьшить твои опасения. 

Я искренне улыбнулась в ответ. – Спасибо тебе. – После этих слов она наклонилась, чтобы ласково прижаться к моей щеке. 

– Тебе спасибо. Мы молимся, что когда всё это закончится, ты будешь в порядке и, возможно, мы бы смогли провести больше времени наедине. При нынешних обстоятельствах, у нас так мало времени остаётся на отдых. 

– Ага… – Тихо согласилась я. – Может, взять отпуск? 

– Мы были бы не против. – Она начала поворачиваться. – Сейчас мы будем думать о заклинании, о котором ты нас попросила, но мы не будем пытаться сотворить его, пока не будем полностью уверены в его безопасности.

Всё стихло после того, как она ушла думать о заклинании, а я начала думать о своей жизни. По правде говоря, я вообще не была ни в чём уверена. Я знала, что должна была уничтожить камеру мегазаклинаний и использовать разрозненный альянс, созданный мной, чтобы выступить против Наблюдателей, но бежала от мыслей о том, когда и как всё это сделать. Ещё больше сомнений у меня вызывал мой альянс или как это ещё можно назвать. Я не была уверена, что он сможет продержаться достаточно долго, чтобы покончить с хаосом, и это даже не учитывая тот факт, что Наблюдатели были специалистами в том, чтобы сеять этот самый хаос. 

Угх. 

Я потёрла плечо и глубоко вздохнула. Мне нужно было сфокусироваться и заняться чем-то одним. Самой важной задачей было избавление от камеры мегазаклинаний. Значит, это я и должна сделать. Молли указала мне, где она, значит я должна была как-то туда попасть. Было бы бессмысленно идти туда в одиночку, а все мои компаньоны были заняты. Полагаю, я могла бы просто подождать, но цель так близка… То пламя, что горело внутри меня, не должно больше никого сжечь. Я не могла рисковать и позволить ещё кому-то стать живым оружием против их воли. 

Значит мне нужно было идти… И в этот момент, я поняла, как именно я могла с этим справиться. 

– Мама! – Я отвлеклась от своих мыслей и обернулась, увидев Серенити выглядывающую из палаты. – Флэйр очнулся и хочет поговорить с тобой. 

Верно. Ещё больше разговоров. Я поднялась и, зайдя в комнату за дочерью, обнаружила Флэйра на больничной койке. Он выглядел очень бледным, а под глазами, которые были налиты кровью, огромные мешки. 

– Так… – Начал он, пока я медленно шла вперёд. Его голос звучал хрипло и устало. – На нас упала Луна? – Я кивнула в знак согласия. – Из этого выйдет хорошая история. – Мрачно сказал пегас. – Серенити рассказала мне о… О моей… – Его фраза закончилась на середине, и он глубоко вдохнул. – Это самый ужасный страх любого пегаса, знаешь… Наши жизни, наши личности, всё, чем мы являемся, всё, что делает нас особенными, это всё лежит в наших крыльях. Они символ того, чем мы являемся. Они позволили Анклаву безопасно существовать среди облаков. Они позволили Оставшимся вырваться из этой порочности и найти собственный, новый путь. Они на наших кьютимарках и наших флагах и… – Он закрыл глаза. 

– Мне жаль. 

– Я знаю. – Флэйр поднял дрожащее копыто, чтобы вытереть слёзы. – Что мне теперь делать? 

– Я… Я нашла кибер-протез крыла… Ты бы мог...

– Что? – Резко перебив меня, спросил он. – Стать уродом? Подделкой? Позёром? – Флэйр остановился и взглянул на меня. – Слушай, без обид…

– Не стану. – Он явно был не в лучшем состоянии, поэтому обижаться было бы просто глупо. Мне нужно было дать ему выговориться. 

– Я просто… – Он попытался сесть, но Серенити осторожно толкнула его обратно. – Для Оставшихся я всегда был наполовину грязепони. Я проводил много времени с наземными. У меня было много жеребцов, но знаешь, никто из них не был пегасом. – Об этом я не знала. – А затем, тот инцидент на горе. Я наконец-то ушёл из Оставшихся, и ты нашла меня на улице, спящего в грязи. – Флэйр улыбнулся. – Там, где мне самое место. Ты сама это сказала, а они хотели убить меня за это. 

Я медленно кивнула. Странно было думать о том, что изначально я должна была убить Флэйра. – Но они взяли тебя обратно.

– Хех.” Он улыбнулся. – Это смешнее, чем любая из моих шуток. Ну да, они взяли меня обратно и даже дали особое звание и похлопали по спине. Но это только потому, что они могли получить кое-что взамен. Я был замешан в том, что случилось с тобой. Теперь, я это понял… 

– Что? – Он много и бессвязно говорил, в этом не было никакого смысла. 

– Анклав и Наблюдатели. Они, ну знаешь… Партнёры. Меня взяли обратно, чтобы я… Хех, проследил за тобой. И… Как думаешь, что именно я должен был узнать? – Оу. – Я не понимал это в тот момент… Но вот, пожалуйста. Теперь, когда началась гражданская война, они не хотят, чтобы я планировал атаки вместе с ними. Вместо этого, они отправили меня на эту кровавую революцию наземников, а знаешь почему? 

– Потому что ты ближе к ним? 

– Да, у меня ёбаный дом под землёй! Ты видела его… Это какая-то шутка? – Очень плохая шутка. – Так что может быть мы должны отрезать и второе крыло…

– Но ты… Ты Флэйр. Ты любишь летать.

– Ага… – Его голос стал тише, и он уставился куда-то в пустоту. – Но какой смысл? Они не возьмут меня обратно. Я пережил свою полезность… 

– Так воспользуйся кибернетикой! – Пегас взглянул на меня. – То есть. Они не возьмут тебя обратно. Или… Не примут тебя. В любом случае, верно? Так… Возьми себе крылья. Летай и будь свободен от них, летай для себя, а не для них.

– Он бы никогда не простил меня, если бы я так поступил… – Ох блять, только не надо таких местоимений. 

– Кто? 

Он удивлённо взглянул на меня, будто бы он случайно произнёс это вслух. – Хай Стэйкс. – Я попыталась ответить, но он прервал меня. – Ты его совсем не знала! – Сказал он в оправдание. Ну, я как минимум знала, что он неплохо стреляет из дробовика. Я раздражённо почесала шрам на своём лице, но позволила ему продолжить. – Он был добрым, утешал меня. Он слушал меня, и ему было важно то, что я говорил и… – Он медленно покачал головой. – Он думал, что поступает правильно, стреляя в тебя… Может так и есть. Может, я должен был уйти с ним… 

Я вздохнула. – Может быть. 

– Я много думаю о нём. Знаю, знаю, это тупо. Он предал нас, предал тебя. Но он… – Пегас закрыл глаза. – Мне… Мне нужно подумать об этом. 

– Но… – Он прервал меня, прежде чем я смогла продолжить.

– Просто дай мне подумать. День. Или два. Мне нужно идти своим собственным путём и выбрать его придётся сейчас. 


Мне всё ещё нужно было пройтись. Сделать работу, которую нужно сделать, посетить места, которые нужно посетить и встретиться с пони… С которыми нужно встретиться. Я думала о том, чтобы подождать полного восстановления моих друзей, но чем дольше мы сидели в городе, тем опаснее он становился. Наблюдатели оправдывали своё имя, и наше присутствие в городе не останется незамеченным надолго, а значит станет ещё опаснее. Так что мне нужно быть быстрой, чтобы получить то, в чём я так нуждалась. 

А затем, выяснить какой шаг будет следующим. Это не так просто, как поставить одно копыто вперёд другого. Нет, это больше было похоже на танец под песню, которую я никогда не слышала. Может, я не была самой подходящей пони для этой работы, но кто-то должен был сделать это, а никто вокруг даже не пытался. Вероятно, было бы проще, если бы у меня было хоть какое-то подобие плана. 

Ну, вообще у меня был план, просто он был плохим. Первый шаг: поговорить с Уоллкирком. И чтобы сделать это, я должна была выйти наружу и встретиться с радиацией. Мой ПипБак начал трещать сразу же, как только я вышла за двери ЧС прямо в задымлённый город. Воздух пах пылью и разрушением, а на поверхности снова не было ни души. Мой взгляд постоянно падал на то место на горизонте, где раньше стояла Луна, а затем на обломки, разбросанные по улицам вокруг, которые напоминали о её существовании. 

Было тяжело оторвать взгляд от этой пустоты. Это просто чувствовалось неправильным, и мне было тяжело свыкнуться с мыслью, что теперь этот город будет выглядеть именно так. Я взглянула на пункт назначения, как только оказалась на нужной улице. Клип’н’Клопс, родной дом загадочного Уоллкирка усиленно охранялся. Армия понитронов стояла наготове и выглядела совсем недружелюбно. Рядом с роботами ходили и обычные пони-охранники, которые выглядели раздражёнными и взволнованными. Было странно видеть Галициан, ведь большая часть банды Уоллкирка проводила всё время внутри, позволяя роботам выполнять всю грязную работу.  В любом случае, теперь это стало проблематичным, поскольку усложняло доступ к моей цели. 

К счастью, я знала другой способ попасть к Уоллкирку. Я направилась к трущобам города и, едва приблизившись к массе халуп, построенных друг на друге, я обнаружила, что пони всё ещё живут в них, несмотря на новую волну радиации, что накрыла город. 

Трущобы было тяжело описать. Город, по сути, был разделён на четыре квадрата с гигантским фонтаном в центре и двумя дорогами, пересекающимися прямо на нём. Если пойти на север, то дорога приведёт вас к руинам Луны по левую сторону дороги и Эльхаусу справа, а если пойти на юг, то вы найдёте ЧС и Клип’н’Клопс на противоположных сторонах (если же пойти по этой дороге ещё дальше, то она доходит до базы Анклава и лагеря Наблюдателей). Дорога на запад от перекрёстка идёт очень недалеко, поскольку практически сразу обрывается городской стеной, прямо за которой расположен гигантский кратер от взрыва (или попадания метеорита), оставшийся после войны. 

Дорога на восток ведёт прямо в трущобы, которые располагались там, где до войны была огромная площадь или, может быть, парк. Он всё ещё немного напоминал о себе. Дерево и камень смешались в хаотичном порядке и превратились в самодельные хибары, лавки и прочее. Трущобы, вероятно, поначалу были небольшими, но в конце концов, их рост вышел из-под контроля, и теперь они превратились в невероятных размеров лабиринт из наполовину разрушенных и наполовину отстроенных зданий, которые были переполнены пони. 

Ну, обычно переполнены. Жар-бомба многих загнала под землю, но не всех. Идя по практически пустым руинам, я услышала кашель. Это был тихий кашель, доносившийся из непримечательной деревянной хибары, стоящей среди прочего хаоса. Перешагнув через какой-то мусор и отодвинув в сторону одеяло, которое местные жители использовали вместо двери, я оказалась внутри, и кашель стал громче. 

Внутри оказалось двое пони: молодой жеребчик, достаточно взрослый, чтобы уже носить кьютимарку и болезненно выглядящий жеребец постарше. Грива жеребца посерела, но я бы не сказала, что это похоже на её естественный цвет. Он выглядел невероятно тощим, со впалыми щеками и костями, выпирающими под кожей, которая уже покрылась пятнами и сохранила лишь половину шерсти. 

Запах внутри был неприятной смесью рвоты и прочих ещё менее аппетитных вещей. Я не была доктором, но полагаю, что отец этого жеребёнка страдал от острой лучевой болезни. Это был самый очевидный ответ. 

Малыш повернулся ко мне и крикнул хриплым голосом. – Уходите! Вы уже забрали всё! Ничего не осталось! – Он плакал, пока кричал это. – Уходите!

Я подумала о том, чтобы спросить его имя, но это было не моё дело. – Вот. – У меня всё ещё оставался Антирадин в сумках, который я планировала оставить себе, но жеребёнку он явно был нужнее, чем мне, поэтому я швырнула его к грязному матрасу, который делили эти двое.  

Жеребёнок осторожно взглянул на два зелья, не делая никаких движений, после чего взглянул на меня своими большими глазами. – П-почему… 

Это, к слову, был очень странный вопрос. – Идите в Чёрную Саламандру. Внутри радиация не навредит вам. У меня там друзья. Они вам помогут. Ты сможешь нести его? 

Жеребёнок выглядел неуверенным, но затем храбро кивнул. – Да! – Он быстро схватил Антирадин и напоил им своего отца, после чего я вышла и собралась отправиться дальше. В этот момент, я услышала, как он спросил моё имя, и я ответила. 

– Хайред Ган.

Идя по трущобам, я встретила и других. Множество пони, большинство из которых страдали от болезней или ухаживали за больными. Поговорив с ними и указав, куда они могут отправиться за хоть каким-нибудь подобием помощи, я узнала что единственный вход в тоннели в этой области находится под охраной Наблюдателей. Даже не смотря на все свои запасы, они сказали, что не могут пустить самых больных под землю, поскольку они — ходячие трупы и будут только отнимать ресурсы у тех, кого ещё можно спасти. Возможно, так и есть, но я не могу сказать, что такая математика с жизнями пони мне по душе. 

Несмотря на всё это, в конце концов, я нашла путь в тоннели, который был под охраной. Здание, в котором находился вход, оказалось окружено подобием наспех собранной стены и патрулировалось несколькими напряжёнными стражниками. Также примечательно, что вокруг этого мини-лагеря я не обнаружила тел, а только лишь несколько подозрительных пятен на земле. 

Тем не менее, я не остановилась и спокойно двинулась к проходу, проделанному в стене. 

– Стоять! – Прокричал кто-то, но я продолжила идти.

– Стоять! – Прокричал другой стражник, но я сделала ещё один шаг. 

– Я буду стрелять! – Вскрикнул третий, и я остановилась. Трое жеребцов и две кобылы целились в меня. – Шаг назад. – Приказала кобыла, которая таскала пулемёт на своём боевом седле. Когда я не послушалась, она сказала ещё серьёзнее. – Эта зона ограничена. У нас нет медикаментов для тебя. Нам очень жаль. 

Я взглянула на неё своим тяжёлым взглядом, прежде чем спросить. – Я выгляжу так, будто мне нужны медикаменты? 

– Ты в крови. – Сказал один из жеребцов. 

– Ты хромаешь. – Подсказала одна из кобыл, что тоже было правдой. 

– У тебя зрачки расширены. Ты что, под кайфом? – Добавил второй жеребец. 

Я продолжала пялиться на них, пока они не ответили на мой вопрос. Отвернувшись от меня, они яростно перешёптывались о чём-то между собой, после чего снова повернулись ко мне. – Ты можешь войти, но не рассчитывай на помощь. – Сказала кобыла с пулемётом. 


Я уже ходила по этим тоннелям, поэтому в этот раз, я шла не задумываясь о поиске пути. Мы вчетвером уже были здесь, когда шли к Уоллкирку, и поэтому я старалась избегать лишь определённого тоннеля. Не то, чтобы это избавляло меня от шёпота ветра в голове, когда я проходила слишком близко к нему, но, по крайней мере, меня не коснулись какие-то более страшные психические воздействия, чему я была очень благодарна. 

Я знала, что вскоре мне нужно будет вернуться в эти тоннели. Рано или поздно. Но в тот момент, я решила избежать этого. У меня были более неотложные дела, поэтому я шла вперёд, игнорируя боль во всём теле. 

Вместо этого, я старалась думать о более тревожных вещах. Например, о том, будет ли с Флэйром всё хорошо, вернётся ли магия к Хэйз и сможет ли она когда-нибудь снова летать, будет ли у Серенити место, где она сможет остаться и быть в безопасности, когда это всё закончится. В конце концов, это было моей целью: создать безопасное место. Наблюдатели говорили, что это и их цель, и у меня не было никаких сомнений, что они верят в это, но пока что их попытка лишь разорвала город на части. 

Я должна была их остановить. Как-то. 

А затем, мне нужно было собрать осколки города воедино. 

Я должна была прекратить всё разрушение и смерти, что охватили Дайс. 

Это была непростая задача, вероятно невыполнимая, и одна мысль об этом заставила толщу земли надо мной казаться тяжелее. Потолок будто провис под тяжестью города, стоящего где-то далеко наверху. Тысячи тонн зданий, пони. И с каждой новой трагедией этот вес продолжал расти, угрожая разрушить тоннели и раздавить меня. 

Я остановилась, закрыв глаза и сделав глубокий вдох, давая стрессу покинуть меня, будто его смывало дождём. 

Я сделала новый шаг и продолжила идти. Один шаг за раз. Кантерлот построили не за день… Хотя было тяжело забыть тот факт, что разрушили его, как раз за один день. 

В конце концов, я нашла секретный лифт и шагнула внутрь. Всё было так же, как и прежде, и достигнув нужного этажа, динамики встретили меня характерным “Мистер Уоллкирк”, сообщив, что последний раз я посещала это место две недели, а не две сотни лет назад. Снаружи всё ещё лежали остатки понитронов, уничтоженных Хэйз, и поэтому ничто не помешало мне войти в комнату с компьютером. 

Стены с электроникой встретили меня и были точно такими, какими я их запомнила. Но я не потрудилась даже взглянуть на них, ведь они ничего для меня не значили. Я просто уставилась на самый большой экран, где уже было изображение слегка полноватого коричневого жеребца, который явно ждал меня и выглядел раздражённо и нетерпеливо. 

– Ты вернулась. – Холодно заявил он. 

– Так и есть. – Я облизнула губы, с любопытством оглядываясь вокруг. – Прелестный город у тебя здесь. Мне так нравится то, что ты сделал с ним в моё отсутствие.

Жеребец на экране злобно взглянул на меня. – Как ты смеешь...

– Мне просто интересно. Ты сказал НКА, где меня найти. Зачем? 

Уоллкирк всё ещё выглядел недовольным, но ответил. – Я пришёл к выводу, что их военная мощь могла стать угрозой моему великому городу. Я не могу позволить ему умереть.

– Уже. – Медленно сказала я, уставившись на экран мёртвыми глазами. – Он умер. Дайс мёртв. Разве не так? 

Пони стиснул зубы и неохотно кивнул. – На данный момент… Я был вынужден согласиться на некоторые… Требования Наблюдателей от лица революционеров. – Для меня это было шоком. – Не волнуйся, я не отвернулся от тебя. Просто позволю им воспользоваться моими производствами на некоторое время… У меня есть план, как избавиться от них и сохранить статус-кво, не переживай. Я бы пригласил тебя, но ты уничтожила мой носитель.

– Ты покинул свой “носитель”. А затем, он атаковал нас. – Ответила я. 

– Не пойми меня неправильно, Хайред, мы всё ещё на одной стороне. – Я не была уверена, что мы вообще на ней были. – Я сделал то, что нужно было сделать в тот момент, и я продолжаю так делать. Доверься мне. Я держал этот город под контролем очень долго и буду бороться за него, но ты должна проявить терпение и следовать моим указаниям. – Это же шутка, правда? 

Я бы не слушалась указаний Уоллкирка, даже если бы он говорил мне о них лично. Но это был не он, не совсем. Это была лишь копия его Воспоминаний, загруженных на несовершенный компьютер. Набор единиц и нулей, которая создаёт иллюзию жизни, но не является ей. То, как он говорил, его словарный запас, его интонация, весь он… Будто бы инопланетянин пародировал поведение пони, но не знал, как правильно это сделать. Он мог точно повторять его движения, но что-то было не так. И чем больше я с ним общалась, тем больше понимала это.

Он был опасен. Застряв в прошлом, в его старых идеях и планах о том, как обезопасить Дайс, он не мог понять, что именно благодаря им город и был разрушен, не мог понять, что за свои ошибки, нам всем теперь приходится расплачиваться. Он не мог придумать альтернативных методов. Может быть, его программа просто не позволяла этого, ведь он не мог предугадать такой исход.

Облизнув губы, я уставилась на него мёртвым взглядом. Как легко для меня было уничтожить его компьютер. Разбить его на куски, разорвать все провода, разбросать микросхемы и жёсткие диски так, что его нельзя будет восстановить. Но он был мне нужен. В тот момент. Я даже не думаю, что он осознавал всю угрозу, которую я представляла. 

– Хайред? – Спросила машина.

– Конечно. Но у меня есть план. – Пони на экране нахмурился, после чего его сменило изображение тикающих часов. 

– У тебя одна минута.

Серьёзно? Как драматично. – Дай мне контроль над своими понитронами. – Уложилась в три секунды. 

Часы остановились, и я услышала электронный смех из динамиков. – Ты наверное шутишь.

– Нет. – Я вновь облизнула губы в ожидании. Это должно было сработать, они были нужны мне. У меня была задача, которую нужно выполнить. Чем скорее, тем лучше. – Но я знаю, где находится камера мегазаклинаний. Прямо под городом. Они нужны мне, чтобы уничтожить её.

– Как ты уз… 

Я перебила его. – У тебя одна минута, чтобы решить. – Ладно, на самом деле я не собиралась засекать время, но чувствовала, что его ход может сработать против него самого. 

– Можешь одолжить их… – Неохотно ответил он спустя ровно пятьдесят девять секунд. – На твой ПипБак. Неси его сюда. – На экране показалась стрелка, указывающая на разъём, куда я могла его подключить. Мне понадобилось несколько попыток, чтобы понять, как именно это сделать, но в конце концов, всё сработало. – Команды могут быть сложными… – Сказал он, пока скачивалась программа. – Но я установил несколько систем для защиты от дураков. – Уоллкирк явно недооценивал мою способность быть дураком. – Это позволит тебе получить базовый контроль над ближайшими понитронами… Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

Компьютер издал звуковой сигнал, означающий завершение загрузки, и я, отключив ПипБак, повернулась к двери одним плавным движением. – Я не знаю. – Сказала я и вышла за дверь. 

Один шаг за раз. 

Я чувствовала, как внутри меня нарастает волнение, но я знала, что ещё многое предстоит сделать, и мне придётся продолжать двигаться вперёд. На моём ПипБаке была карта, которая приведёт меня прямо к камере мегазаклинаний. Для начала мне нужна была армия, и я знала, где её достать. Вместо того, чтобы вернуться в тоннели, я поднялась наверх, в Клип’н’Клопс. 

Я была в самом казино всего несколько раз и, за исключением того, что оно было заброшено, оно практически не изменилось. Поэтому я решила посмотреть на двери, мимо которых проходила и обнаружила названия наркотиков на табличках. Ведь это было место, куда пони приходили повеселиться и не важно, как именно.  

Главный этаж казино был настоящей розовой вечеринкой. Повсюду с потолка свисали ленточки, большая часть которых была порвана. К каждому игровому автомату были привязаны шарики, но они давно начали пропускать гелий и теперь лениво валялись рядом на полу, будто бы держать себя в воздухе было слишком тяжело. Мусор ровным слоем покрывал яркий и странно окрашенный ковёр, а мой ПипБак тихо потрескивал. Кто бы не остался в этих зданиях, все они жили на верхних этажах, где в комнатах работала защита от радиации. Баши и часть Наблюдателей наверняка сидели сверху. 

Меня забавляло то, что я ходила прямо под копытами у Наблюдателей. Они не подозревали, что я пробираюсь под ними через опустевшую вечеринку, нацеленная на то, чтобы уничтожить их. Я задумалась о том, что в этот момент Клин Кат сидел где-то в секретной комнате и строил свои злые планы. Или же Тайт Липс, эта предательница, нервно ходила туда-сюда, едва услышав новость о том, что я жива. Они знали, что я иду за ними, они должны были знать это, но они не знали, как или где я их достану. И к моменту, когда они узнают это, будет уже слишком поздно. 

Я должна продолжать путь. 

Я вышла из главного входа казино. 

Все как один, охранники и понитроны, что патрулировали у входа, обернулись и взяли меня на прицел. Я, подняв свой ПипБак, нажала кнопку и стала ждать. Все роботы одновременно опустили своё оружие и стали выстраиваться позади меня. – Стоять! – Прокричала одна из охранников, а её лицо выражало полное замешательство. 

– Нет.

– Я сказала стоять! – Кобыла прокричала вновь, и я почувствовала жгучую боль в плече, что говорило мне о том, что она держала оружие магией, но я не обернулась. Это не имело никакого значения, ведь она не собиралась стрелять. 

И не выстрелила. Я продолжила идти, а роботы покатились за мной. 

Что я могу сказать… Ну, у меня была склонность быть драматичной. Это был более простой путь к моей цели, поэтому я свернула направо по главной дороге и отправилась прямо к главному лагерю Наблюдателей. 


Я не сильно разбиралась в картах, но в конце концов, добралась туда, куда было нужно, хотя Наблюдатели нисколько не сделали эту задачу проще. Мне пришлось пройти через заброшенное здание, в котором находился ещё один секретный вход в тоннели и, пройдя через лабиринт коридоров, ловушки добраться до скрытого входа, за которым находилась моя цель. Тяжело было представить, как Молли попала сюда незамеченной, потому как я знала, что мне это не удалось. Я с силой пробивалась через двери, а мои маленькие миньоны взрывали все препятствия. Это было не важно. Я знала, куда мне идти, и это место было всего в шаге от меня. 

В конце концов, лабиринт привёл меня к цели. Я знала, что была близко, поскольку обветшалые и обшарпанные стены тоннелей сменились на свежевыкрашенные коридоры, которые были отремонтированы и выглядели совершенно новыми. На стенах не было ни пятен, ни граффити, ни признаков смерти и разрушения. Каким-то образом, эти жуткие тёмные тоннели, которые чистый ужас мог называть родным домом, выглядели как новенькие. Это меня разозлило. 

Я свернула за угол. За мной громко катилась дюжина или около того понитронов, которых я… Одолжила. В любом случае, это никакой не тактический удар или типа того. В дальнем конце коридора была большая железная дверь, охраняемая двумя кобылами с, честно говоря, довольно большими пушками. 

– Стоять! – Крикнула одна из них, но я продолжила идти. Множество пони в тот день приказывали мне остановиться и вот опять… 

– Ни шагу больше! – Уставившись на меня, сказала вторая кобыла, и в первый раз за день я послушалась. Они выглядели напуганными. Должно быть, они знали, что я приду. Оглядев белый коридор, я заметила довольно новый по меркам Пустошей динамик. Возможно, им сказали, что я приду. У Наблюдателей, скорее всего, есть камеры наблюдения, а взрывы не способствуют скрытному проникновению. Я задумалась о том, какие им дали приказы. Может, сказали убить меня? Или задержать до тех пор, пока не придёт подкрепление. Это довольно несправедливо по отношению к ним. 

Поэтому я сжалилась над ними. 

Я укусила уздечку моего боевого седла и выпустила в воздух перед собой струю пламени из огнемёта. Я не была достаточно близко, чтобы попасть в них, но внезапный жар и пламя заставили их отступить. 

Я побежала. 

Остатки огня и дыма в воздухе завихрились вокруг моего тела. Я подпрыгнула и в полёте выпустила меч из ноги. В завершении всего, мой клинок болезненно вонзился в правую ногу одной из кобыл. 

Она закричала, но я не обратила на это внимания. Я  обернулась на другую кобылу, не вынимая клинок из первой, даже когда та начала корчиться от боли. – Я не попала в важные артерии. Думаю. – Вторая кобыла сглотнула, но продолжала держать меня на прицеле. – Может, я ошибаюсь. Может, когда я вытащу клинок, она истечёт кровью. Интересно, сколько времени это займёт. – Я обернулась и взглянула на следовавших за мной понитронов. – Это же база Наблюдателей. Тут должны быть медикаменты. Может, ты даже успеешь её спасти. 

Я вытащила клинок и шагнула назад. 

Вторая кобыла бросилась к своей подруге, подняла её и побежала по коридору, а мои понитроны разъехались в стороны, пропуская паникующую парочку. 

Когда я повернулась к большой железной двери, моё сердце бешено колотилось. Я приложила к ней своё копыто и глубоко вздохнула. Я была так близко. Прямо за дверью было начало всего этого хаоса, и я собиралась убрать его из уравнения. Я потянулась к ручке, но электронный треск остановил меня. 

Звук исходил из включившихся динамиков. 

Хайред Ган. – Мягкий, но властный голос обратился ко мне, и я почувствовала, как по спине пробежал холодок. 

– Клин Кат. – Я узнала его. – Ты не очень хорошо охраняешь это место.

Я отозвал почти всех. – Просто сказал он. – Не знаю, как тебе удалось взломать этих понитронов, но полагаю, что с этим помогла твоя дочь. Я помню, как мы нашли её… Она была такой маленькой, такой робкой, но она восхищалась технологиями, как пегас полётом. Именно так мы успокаивали её, когда она расстраивалась. Показывали ей разные интересные и сложные приборы, и даже в таком юном возрасте, она фокусировалась только на них. Поистине, это её судьба.

– Чего ты хочешь? – Я старалась держать свой настрой. Я была уверена, что это какая-то очередная игра, очередная уловка. Этот пони руководил всем этим хаосом, и я не могла доверять ему. 

Просто подумал, что ты бы хотела узнать. Ты хорошо поработала, развивая её природный талант. – Затем из динамиков раздался статический смех. – Ты так напряжена. Я тебе не враг.

Ты же шутишь, правда? – Я покачала головой. – Ты пытался убить меня. Похитил мою дочь. И сделал ещё много чего.

Хех. – Ну, это успокаивало. – Полагаю, в этом есть смысл. Но я имел ввиду, что нам не обязательно быть врагами. Я просто хотел с тобой поговорить. Я знаю, что ты хочешь быть героем, но иногда это просто невозможно.

– Извини за то, что у меня нет желания всё это слушать. – Я начала двигаться к двери. – Я услышала достаточно историй о тебе от Драконоборца.

Я не Драконоборец.

– Однажды, я отправилась с караваном через каньон в Каркхуф. Драконоборец был там. Ты знаешь о чём я говорю? – Когда он ничего не ответил, я сделала ещё один шаг к двери. – В дороге на нас напали гигантские монстры. Земляные акулы. Или подземные угри. Не важно. Они напали на нас, и я отбивалась. Имеет ли значение, какая из них атаковала нас первой? Они ведь все были угрозой.

Это справедливо, но позволь рассказать метафорическую историю и мне. – Он покашлял в микрофон и продолжил. – Во время врачебной практики в Ай Глоу, у меня была пациентка, маленькая кобыла, что была не старше твоей дочери. – Я уже была уверена, что он попытается давить на жалость. – Её мать привела малышку с раной на колене. Небольшая рана, но она не заживала, покраснела и уже появился гной. Ужасная инфекция… Я сразу понял это, и сказал её матери правду. Что для того, чтобы спасти дочь, придётся ампутировать ей ногу. Мать не приняла эту мысль, она отказывалась видеть опасность, в которой оказалась малышка. Она решила, что целебное зелье и молитвы помогут её вылечить. Знаешь, что я сделал? – Я не успела ответить, и он продолжил сам. – Я ампутировал ногу без согласия матери. Это поистине тяжёлая операция и делать её без согласия матери — было аморально. Но ты должна понимать, что если бы я этого не сделал, ребёнок бы умер. Годы спустя, когда я перенёс свою организацию из Ай Глоу в новый для меня город Дайс, эта кобылка пришла ко мне и умоляла разрешить ей присоединиться к нам. Она поняла, что то, что я сделал, стоило того.

Его история была явно более затянутой. – Так это твоё оправдание всему, что ты сделал?

Нет, это просто пример. – Жеребец вздохнул. – Я стар и люблю рассказывать истории. Они помогают взглянуть ясными глазами на истину, которая может быть скрыта. Тем не менее, я вижу что не смог убедить тебя и, по правде говоря, никогда не планировал это сделать. Ты упряма, я знаю. Когда я купил тебя, то многое узнал.

Я бросила взгляд на динамик, после чего сделала ещё один шаг к двери и обнаружила, что она открыта. 

Смуз Тонг рассказал мне твою историю. О твоей жене и дочери.

За дверью оказалась большая и тёмная пятиугольная комната. Стены поднимались вверх не под прямым углом, а странно и по-разному изгибались, пока в конце концов не сходились каким-то образом в центре потолка в виде конуса. Сами стены были покрыты рунами и рисунками, которые слабо светились бледно-зелёным светом. Я пошла вперёд и обнаружила лестницу, которая вела в центр камеры. Она тоже оказалась необычной, изгибалась, а её ступени, часть которых была отсутствовала, находились под разными углами. Из-за этого спускаться по ней было тяжело и неудобно.

Ты знаешь, что нужно для создания жар-бомбы?

В центре комнаты был стол, покрытый кровью, с тремя светильниками, стоявшими на странных чёрных полках вокруг. Они все были зажжены, но испускали мало света и, подойдя ближе, я поняла, что в них горит драконье пламя. Я не знаю, откуда я это узнала, не могу это объяснить, но оно будто обжигало моё плечо. 

Гули не созданы из ничего. Драконье пламя пронизано некромантией. Изучать тёмное искусство было трудно, но ради спасения города и Пустоши, я готов продать душу и помочь другим сделать то же самое.

Это было ужасное место. Просто пребывание в камере вызывало у меня дрожь, и я чувствовала, как по лбу начинают стекать капли пота. Это место было пропитано злом и тьмой, но каким-то образом, я ощущала, что принадлежу ему. Здесь, или в похожем месте, меня превратили в живую мерзость против собственной воли. Именно здесь, я бы с этим и покончила.

Мы бы могли вернуть их.

Слова заползли мне в уши и вызвали мурашки. Я зажмурила глаза, но чувство ужаса никуда не исчезло. Пребывание в этой комнате заставило кровь в моих венах  пульсировать сильнее, а закрыв глаза я лишь усилила этот эффект. Как будто тьма вокруг меня царапала мне череп и пыталась проникнуть внутрь. Искушение стало разрывать меня, и я почувствовала, что моя решимость слабеет. Если он правда может это сделать...

Выживи. 

Слово прозвучало у меня в голове. Я должна была идти вперёд, не назад. 

Я открыла глаза и, повернувшись, нажала кнопку на своём ПипБаке. После этого понитроны с оружием наготове начали заполнять комнату. Ещё одно нажатие кнопки, и они открыли огонь. Стены камеры задрожали, а пламя и дым быстро наполнили её. Камера медленно горела и разрушалась, как и следовало ожидать.

Я позволила им стрелять дальше и вышла из комнаты. Мне нужно было увидеться с друзьями и сообщить им хорошие новости, сказать, что у меня есть план. План на город, на то, как исправить его, восстановить. И хоть тьма из комнаты преследовала меня, напоминая о том, что случилось со мной, я знала, что должна продолжать идти вперёд. Дайс может и мёртв, но его всё ещё можно отстроить. Если я всё сделаю правильно. Никаких полумер. 

Я сделала ещё один шаг. 

Новый уровень!

Навыки: Никаких изменений!