Fallout: Equestria - Frozen Shores

Война. Война никогда не меняется. Даже если она закончилась две сотни лет назад, она продолжает жить в умах и сердцах пони. Когда на Кристальную Империю обрушились зебрийские боеголовки, правительница северной страны, принцесса Миамора Каденция, пожертвовала жизнью, чтобы спасти своих подданных. Однако, ткань мироздания оказалась повреждённой, и часть Севера на долгие годы отрезало от континентальной Эквестрии. Много лет из-за арканного барьера не доносилось ни звука, ни обрывка радиопередачи - и вот правящей клике Империи становится известна возможность проникнуть сквозь лей-линию, и узнать, что же происходило с родной страной все эти годы...

ОС - пони

Бог из машины

Зарисовка на тему разрушительной силы механизмов

ОС - пони Человеки

Что есть счастье ?

Небольшая история одного брони.

Октавия Человеки

Комедия абсурда, или Кэррот Топ всегда на высоте

Моркови много не бывает. Это неприятно. Битов и подавно. Это уже обидно. Но особенно пикантной ситуация становится, когда ни того ни другого нет от слова совсем.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Энджел Кэррот Топ

Fallout: Equestria - Проект Созвездие

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии... ...Наступило время, когда идеалы дружбы уступили место зависти, эгоизму, паранойе, войне. Весь мир сгорел в жар-пламеном огне, города превратились в разрушенные памятники былого величия, а Эквестрия на много лет потеряла солнечный свет, превратившись в безжизненную, лишённую надежд Пустошь. Но забытые тайны могут стать угрозой для тех немногих, кто пережил апокалипсис. Единорожке, не помнящей своё прошлое, вместе со своей разношерстной компанией придётся углубиться в самые недра корпорации Альфамейр, спасти мир от страшной катастрофы, не потерять себя на этом пути и сделать правильный выбор...

ОС - пони

Что в коробке?

Принцесса Луна столкнулась с философским вопросом, способным навсегда изменить представление об эквестрийских картонных кубах для хранения вещей.

Принцесса Луна

Пони в компьютере

Никакого краткого описания это лучше просто прочитать

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна

Эппл Джой

Взросление может оказаться не простым. Но что если обе твоих мамочки — Элементы Гармонии, а у тебя полно кузенов? Правильно, может случиться что угодно. Рэйнбоу Дэш и Эппл Джек придётся не спускать глаз с подрастающей дочурки. Это будет трудно? Возможно. Но такова уж жизнь с Эппл Джой!

Рэйнбоу Дэш Эплджек ОС - пони

Shooting Star

Твайлайт стремится к звездам.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Бэрри Пунш или Новогоднее Счастье.

Проснувшись не в своём доме, и одолеваемая мыслью о важном деле, Бэрри отправляется на поиски потерянных воспоминаний. О ее новогодних похождениях и поведает данное произведение.

Бэрри Пунш

Автор рисунка: aJVL
Глава 34: Сильвер в одиночестве Глава 36: Сближение

Глава 35: Икар

Икар

“Гордость предшествует разрушению, а надменность — падению.”

– Сделайте это. – Это первое, что сказал мне Флэйр, когда я вернулась. Он не спрашивал, где я была или что делала. Хотя, возможно, это было написано на моём лице, потому что об этом меня вообще никто не спросил. – Я хочу летать. – Спокойно и уверенно заявил он. – Мне нужно летать. Что я вообще умею, кроме полётов? – Я собиралась указать ему на то, в чём он ещё был хорош и что я всё равно буду его другом и прочую душещипательную херню, но он прервал меня. – Не спорь со мной. Просто… Дайте мне это.

– Ты уверен? – Поначалу, я думала, что он сам захочет этого, но теперь начала сомневаться. 

– Это сработало с тобой, да? Земнопони без ног, как пегас без крыльев. – Было видно, что ему больно просто произносить эти слова. Либо ему просто было больно. Его грудь тяжело вздымалась, когда он втягивал воздух между зубами. – Что значит моя гордость в сравнении с небом? 

– Ничто? – Неуверенно предположила я. Я никогда не была фанаткой полётов или высоты, но ему это нравилось и это всё, что имело значение.

– Ничто. – Согласился пегас, взглянув на Серенити. – Ты уверена, что сможешь это сделать? 

Кобылка возбуждённо закивала в ответ. – Ну конечно! Я имею в виду, что у меня здесь есть всё необходимое оборудование, просто нужно время, ясно? Прост не парься об этом! – Она подняла глаза и обвинительно ткнула в меня копытом. – И ты тоже. Хэйз сказала, что ты ей нужна, так что можете спокойно убежать “по делам”, не беспокойся. Здесь всё под контролем. Это же проще пареной репы. – Не понимаю, причём тут репа, но кажется она достаточно уверена в себе. 

– Ладно. – Я наклонилась, чтобы потереться об её щёку. – Не знаю, что нужно Хэйз, но мы скоро вернёмся. – Серенити небрежно отмахнулась от меня. Я не могла перестать думать, что она слегка переигрывает с тем, насколько спокойно она себя чувствует. – А ты… – Я вновь обратилась к раненому пегасу, лежащему на койке. – Я думаю, ты сделал правильный выбор. 

– Ага. – Флэйр вздохнул и откинулся на кровати. Он даже не смотрел на меня, а только лишь пялился в потолок, будто на нём были написаны все нужные ему ответы. 

Я не хотела вмешиваться, и у меня всё ещё была работа. Надо было передать контроль над понитронами Финишерам, как я и обещала, а затем сделать то, что задумала Хэйз. 

К счастью, найти её оказалось не трудно, учитывая то, что я буквально врезалась в неё, когда вышла из палаты. – Ой! Мы ждали тебя. – Весело заявила аликорн. – Кажется, мы смогли придумать заклинание, которое тебе нужно.

Это было просто невероятно быстро. Возможно, мне не стоило ожидать от Хэйз меньшего, учитывая её огромный магический талант. – Ты можешь нейтрализовать шар? 

Она кивнула. – Мы изучили наши воспоминания и знания, и кажется, мы знаем заклинание, которое будучи наложенным на контейнер, вполне может отражать магические эффекты шара. Внутри контейнера его поле всё ещё будет невероятно сильным, но стенки будут непрерывно отражать его так, что оно не сможет проникнуть наружу.

– Ээ… – Я не была уверена, что точно всё поняла, но она казалась такой уверенной в своих словах, что я знала, что лучше её не расспрашивать. Особенно учитывая, как мало я знала о магии. – Я думала, что твой рог перегорел. Разве нет?

Вздохнув, аликорн кивнула и опустила голову. – Кажется, мы не подумали об этом. Учитывая огромное количество магической радиации снаружи, если бы мы постояли рядом с эпицентром, то смогли бы быстро восстановить наш запас магии.

– Что с твоим крылом? – Спросила я. Даже когда оно было прижато к телу, оно по-прежнему не выглядело правильно, выгибаясь под странным углом и заставляя меня вздрагивать. 

– Оно неправильно срослось. – Заявила Хэйз, даже не потрудившись взглянуть на него. – Оно… Может быть вылечено правильно. Но процесс будет болезненным, и у нас нет времени для таких действий. На данный момент радиация не навредит больше, чем уже навредила. Урон уже нанесён, и нам остаётся только принять это факт и смириться с ним до тех пор, пока не представится возможность восстановить его правильно.

– Ты не расстроена?

– Мы… Никогда не были любителями полёта. Это приятно, да, но это явно не то, без чего мы не смогли бы жить. Кроме того, мы уверены, что сможем вылечить его самостоятельно, когда будет время, поскольку мы очень выносливы. Во всяком случае, то, что случилось с Флэйром тяготит нас гораздо сильнее. Если бы наш щит не сломался…

– Ты не можешь винить себя за это. 

Она будто бы сомневалась в моих словах, но в конце концов вздохнула. – Мы постараемся не делать этого, но это может быть сложно. Даже если он вновь вернёт себе дар полёта с помощью искусственных крыльев, мы признаём тот факт, что это не то же самое, и он не сможет смириться с этим, так же как ты.

Смирилась ли я? В очень редких случаях, когда на меня находила тоска, я осознавала, что всё больше и больше кусочков меня сменял холодный металл, но по большей части я приняла это. Я приняла то, что случилось со мной и двинулась дальше: по крайней мере, я не смотрела в прошлое с большим сожалением. Возможно, если бы я, как и Флэйр, лишилась какой-то определяющей меня сущности, то поняла бы его. Единственное, что было более менее близко к такому — это глаз. Большую часть времени я продолжала носить глазную повязку, но… Мои чувства в этом случае связаны не столько с самой потерей, сколько с сожалением.

Тем не менее, я была не в состоянии противоречить, поэтому улыбнулась и согласилась. – Да. Это… Странно. – По крайней мере, это было правдой. – Мы должны идти, кстати… Наблюдатели не очень рады мне. Наше пребывание в городе нужно сократить до минимума. Если мы хотим, чтобы всё получилось, то должны… – Я задумалась о подходящем термине. – Составить конкуренцию.

– Да, звучит мудро. 


Когда я покинула ЧС, то приказала нескольким понитронам последовать за мной по дороге к главным воротам, что соединяли Дайс и Парасайт Маунд. Я не была уверена, как именно мне найти Фотофиниш, так что лучшей идеей мне показалось привлечь, как можно больше внимания, чтобы она сама нашла меня. И ради этого, конечно же, мне нужно было пройти мимо останков Луны. 

Было… Странно видеть город без этого здания. Игнорировать этот факт стало ещё тяжелее, когда я проходила рядом с его обломками. Если бы я присмотрелась, то наверняка бы заметила детали фасада, которые были мне знакомы. Или же это было только моё воображение, которое пыталось найти смысл в бессмысленном. Структуру в хаосе.

К слову, я совсем не ожидала увидеть огромный кратер, хотя должна была. Большая часть подземных этажей была уничтожена и завалена сверху обломками здания, образовав множество воронок, что было ещё менее безопасно, чем обычное разрушенное здание. Кратер был достаточно большим, чтобы здания вокруг Луны медленно сползали в него, наклонившись и разрушаясь. Я задумалась о том, насколько сильно пострадали тоннели, а они несомненно пострадали, учитывая мощность взрыва, и ко мне внезапно пришло осознание того, что пони могли оказаться из-за этого в ловушке под землёй...  

Моя мысль была вызвана тем фактом, что я видела множество пони, которые копались в обломках голыми копытами. Они были достаточно далеко, я не видела их лиц, но все они выглядели грязными, были покрыты кровью и рисковали своими жизнями. Сколько пони оставалось внутри, когда здание начало рушиться? Там наверняка оставались последние из Мустангов и множество революционеров, которые ворвались к ним. В этом и заключался план Наблюдателей? Ослабить революционеров и Мустангов с помощью этой атаки, чтобы они потом обратились к ним за помощью?

Разве это имеет значение? 

Платинум Хэйз взглянула на меня с грустью в глазах. Не прошло и суток с момента взрыва, но пони уже выглядели такими уставшими, и её это явно не оставило равнодушной. – Ну, иди. – Мой ПипБак тикал не переставая с того момента, как мы вышли наружу, но я решила проигнорировать это. Тем не менее, оказавшись рядом с эпицентром взрыва, он начал тикать гораздо чаще, а значит аликорн могла полноценно восстановить силы и помочь всем тем, кому это сейчас необходимо. – Стой! – Сказала я, когда она отошла на пару шагов. 

Заглянув в седельные сумки, я вытащила оттуда Рад-Х и Антирадин, которые у меня оставались. Запасы небольшие, но так нужно было сделать. – Для них. 

Она кивнула, и мне оставалось лишь наблюдать, как она грациозно удаляется от меня. Ладно, это было не так уж грациозно, она споткнулась несколько раз, но это всё равно произвело впечатление на всех пони, которые прекратили свои дела и уставились на неё с восхищением и страхом. Они выглядели шокироваными, некоторые даже достали оружие, но когда она начала помогать копать, то молча приняли это и вернулись к работе. 

Я наблюдала за этим минуту, после чего взглянула на ПипБак. Всего несколько нажатий на кнопки и понитроны, прекратив сопровождать меня, покатились к обломкам. Из-за колёс это давалось им с трудом, но они всё равно смогут хоть чем-то помочь, по крайней мере сейчас. Работающие пони приняли и это, но старались держаться от них даже дальше, чем от аликорна.

Я бы тоже могла пойти помочь и, возможно, должна была бы. Но у меня есть незаконченная работа, и мне нужно было разобраться со своими делами. У меня просто не было времени помогать каждому нуждающемуся пони, учитывая то, что я намеревалась помочь всем, создав безопасный город. 

Странно иметь такую цель. Она была настолько притянутой за уши, настолько нереалистичной и невероятной к исполнению, не говоря уже о её наивности и оптимистичности. Тем не менее, это было моей целью, и если я буду продолжать идти к ней шаг за шагом...

В конце концов, я добралась до ворот города и обнаружила, что понитроны всё ещё их охраняют. Неудивительно, что они пропустили меня без проблем, хотя у меня всё ещё был абсолютный контроль над ними. Сделав всего пару шагов, я заметила, что город практически мёртв. 

Мой ПипБак продолжал тикать, так что думаю в этом нет ничего удивительного. Я могла только надеяться, что у Финишеров оказалось достаточно припасов, чтобы продержаться до этого момента… Ответом на мои надежды стала пони в цветастой силовой броне, выскочившая из здания прямо перед моим носом. – Мы ждали. – Скриншот. Я узнала её голос даже сквозь фильтр шлема. 

– Не слишком долго. Я надеюсь. – Кажется, у неё было не очень хорошее настроение, учитывая то, что она выглядела словно кошка, готовая наброситься на добычу. 

– Достаточно долго. – Резко ответила кобыла. – Ещё один взрыв. Мы едва восстановились после предыдущего… – Она даже не пыталась говорить с акцентом. Это было слегка разочаровывающе. 

– Тогда может я смогу поднять тебе настроение. – Я показала ей свой ПипБак. – У меня есть командные коды. От каждого понитрона в городе. – Готова поспорить, что за этой маской она выглядела удивлённо, а её напряжённая поза сразу стала гораздо более расслабленной. 

– Могу я спросить как?  

– Лучше не стоит. – Я нервно облизнула губы. – Не забывай о сделке. 

– Следовать твоему “гениальному плану”, да? – Слова “гениальный план” прозвучали, как чистый сарказм. Не то, чтобы я могла винить её за это. 

– Да. – Я глубоко вдохнула. – Управляйте ими осторожно. Помогайте, как можете. Но не слишком явно. Не подавайте виду, что они принадлежат вам. – Она осторожно взглянула на меня, заставив нервничать. 

– До тех пор, пока...?

– Пока… – Это был хороший вопрос. Наверное, мне стоило подумать о нём гораздо раньше. – Пока я не скажу иначе… Неделя, может меньше. – Вот и всё, что потребуется… Если всё сработает. Если я смогу разобраться со всем. В моём плане было очень много “если”, но я решила, что неделя — это большее, что я могу взять у Финишеров, прежде чем они потеряют терпение, так что это и стало моими временными рамками. 

– И что остановит нас от игнорирования тебя? – Спросила Скриншот, и я могла только восхищаться её честностью. 

– Ничего. – Поэтому я решила ответить честностью на честность. – За исключением того, что это я достала их для вас. Вы не поверили, что я смогу. И вот она я. Разве после этого я не заслуживаю чуточку доверия?

Пони в силовой броне с подозрением отнеслась ко мне, но в конце концов шагнула вперёд и достала длинный провод из своей брони. – Вставь это в свой ПипБак. – Сказала кобыла, протянув мне конец провода, и я послушалась. – Финишеры сделали свой выбор. Мы доверяем тебе. – Просто заключила она. 

Мой ПипБак издал звуковой сигнал и, опустив взгляд на него, я увидела как идёт передача и удаление разных файлов и программ. На экране появилось несколько предупреждений, которые я закрыла не глядя. Гораздо важнее было разобраться с этим, пока никто не заметил. 

– Всё готово. – Сказала я, вытаскивая провод из ПипБака, когда передача данных закончилась. – Наслаждайся своей новой армией.

Скриншот кивнула и собралась повернуться, чтобы уйти, но остановилась и серьёзно взглянула на меня. – Когда я впервые встретила тебя, ты была обычной наёмницей с кучей проблем. Теперь… Теперь я даже не знаю, кто ты. Ты правда думаешь, что твой план, каким бы он ни был, сработает?

Нет. – Да.

– Тогда пусть Селестия дарует тебе мудрость. – Она склонила голову и убежала. 

Я стояла там ещё минуту. Достаточно долго, чтобы почувствовать, как тяжелые капли дождя начинают падать мне на голову. Взглянув вверх, я увидела, как злые серые тучи движутся с севера. Надвигался очередной шторм, но у меня всё ещё было время сделать то, что нужно и не промокнуть. 


Когда я вернулась к руинам Луны, дождь всё ещё лишь слегка моросил. Хэйз оказалось нетрудно найти, учитывая что теперь её тело переливалось и сияло, а сама она стала на несколько дюймов выше, чем когда мы виделись в прошлый раз. Радиация действовала на неё поразительным образом. 

– Мы извиняемся. – Сказала она, подойдя ко мне. – Как долго тебе пришлось ждать нас... 

–  Не слишком. – Со всем, что происходило вокруг меня было легко забыть насколько прекрасна Хэйз, но осознание этого пришло ко мне именно в тот момент. Возможно, это из-за того, как была растрёпана её грива или же как пыль лежала на её лице. У меня никогда не получалось правильно формулировать мысли, так что я решила просто отпустить их. – Твоя магия вернулась?

– Мы надеемся, что это так. – Я собиралась спросить, нашла ли она выживших, но в этом случае всё и так было ясно, поэтому я решила не портить поднявшееся настроение. – Мы готовы… Мы определённо уверены, что это сработает.

– Ладно… Если будет время, ты сможешь вернуться и продолжить помогать. – Сказала я, повернувшись, чтобы уйти и позволив Хэйз пристроиться рядом. 

– Спасибо.

Некоторое время мы шли в тишине, и я подумала, что это к лучшему, ведь нам обоим было о чём поразмыслить. Тем не менее, это не оказалось неприятным. За исключением того, что моя тошнота усиливалась с каждой минутой, что я оставалась снаружи. К счастью, мы быстро спустились в тоннели, используя тот же вход, который я использовала, чтобы найти Уоллкирка, только в этот раз рядом с ним не оказалось охраны. Не то, чтобы я была против; у меня не было желания общаться с ними снова.

Вскоре, мы добрались до наполовину законченного грязного тоннеля на самых нижних уровнях подземелья. Казалось, что едва мои копыта коснулись грязи на полу, я услышала шёпот ветра. Мне нужно было что-то, чтобы отвлечься от воспоминаний, которые, казалось, всегда всплывали рядом с обломком души Симпл Харта. И к счастью, Хэйз помогла мне с этим.

– Мы можем узнать, в чём заключается твой план? – Это был очень хороший вопрос, который поможет мне включить голову и подумать.

Выжить.

Ветер, к слову, не ошибся. – Я не уверена. – Она вздохнула, так что мне кажется, это не тот ответ, который она хотела услышать. – Наблюдателей нужно остановить. Но я не уверена, что это возможно. Город сейчас не больше, чем кучка пепла. Их цель — воскресить его из этого пепла. Но в таком виде, в каком им хочется. – Я тяжело вздохнула. – Так что я предотвращу это.

– Как? 

Это был хороший вопрос. И именно он терзал моё сознание уже долгое время, потому что у меня не было чёткого ответа. По крайней мере, пока. – Заставив народ отвернуться от них. – В этом была суть. – Показать их истинную сущность. Показать альтернативу. Если Финишеры и Молли смогут работать вместе…– Этот план всегда был непродуманным, пока был в моей голове, но когда я начала его рассказывать, то он стал обретать более чёткую форму, кусочек за кусочком. – Тогда, возможно… Я должна подорвать их авторитет. – А затем, план вновь исчез, укрывшись туманом в моём сознании. 

– Но почему Симпл Харт? – С любопытством и напряжённостью в голосе спросила она. После последнего столкновения со сферой, я не могла винить её за нежелание повторять этот опыт.

– Он удерживает гору. Там очень много ресурсов и припасов… – Я могла только представить это. Сотни и тысячи стопок и штабелей, коробок и контейнеров со стройматериалами и железом, инструментами и многим другим. И всё это не тронуто. Комплекс был полон, и если бы мне удалось заполучить его… – Мы сможем отстроить город. 

– Мы понимаем. Какой способ завоевать сердца жителей города может быть лучше, чем предложить им возможность восстановить его с изобилием необходимых ресурсов. – Я улыбнулась, когда ей удалось сказать то, что я пыталась сформировать у себя в голове. – Это опасное начинание, но, как мы понимаем, это и будет нашим следующим пунктом назначения? 

– Должно быть. – Я посмотрела в тёмный тоннель. Снятие глазной повязки немного помогло, но этого всё равно было недостаточно, чтобы справиться с ядовитым зелёным свечением. Я знала, что находится прямо передо мной, и я никогда бы не смогла забыть этого, я ощущала, как это чувство щекочет мою шею, когда я приближалась. – Нам нужно избавиться от этого, как можно быстрее.

– Мы согласны. – Она нервно осмотрела тёмный тоннель и зажгла свет рога, чтобы разогнать тьму, что окружила нас. – Мы уверены, что наше заклинание сработает… Но всё равно. – Аликорн вздрогнула. – Мы можем слышать её, и нам не нравится это чувство.

– Её? – С любопытством спросила я, игнорируя мои собственные голоса в голове. Просто продолжай двигаться. 

– Мать. – Верно, её. –Она говорит нам не бояться… А потом говорит, что мы должны бояться, и что она любит нас, и что мы должны бежать. – Я заметила, как она нахмурилась и поморщилась. – Нам не нравится это место.

Ты не сможешь продолжать это, не сможешь игнорировать...

Послышался шёпот ветра, но я не знала обращался ли он ко мне или к Хэйз. – Скоро всё закончится. – Оно становилось сильнее. Шёпот, звуки. На периферии зрения появлялись иллюзии, но я не обращала на них внимания. Я знала, что не стоит надеяться на что-то хорошее, в поисках призраков. 

Тем не менее, они сами нашли меня и вскоре там, где я слышала шёпот лишь одного голоса, их стало так много, а сам шёпот стал таким громким, что я перестала слышать что-либо другое. Моё сердце бешено колотилось, и я отчаянно взглянула на Хэйз, но увидела, что её рот движется абсолютно бесшумно, а в моих ушах слышен лишь рёв ветра. 

Мы должны очистить от зла...

Пёзды, их много, сожгите их нахуй...

Какова истинная природа... 

Это был вопрос времени...

Пустошь не может быть… Она не может быть спасена героями. Только пони… Такими пони, как я.

Во тьме я видела его, видела его тупую ёбаную ухмылку. Он был дымом во тьме, размытой фигурой, но в то же время таким явным, что я могла разглядеть цвет его глаз. Я побежала на него, он должен был умереть снова. Я бы не позволила Серенити закончить всю работу. В этот раз, это должна была сделать я. 

Но когда я врезалась в него, то он растворился, обвившись вокруг меня. 

Это заняло у тебя достаточно много времени. Ты уже мертва.

Он мёртв. Я видела, как он умер. Пуля в лоб. Бах, готово. Я практически могла чувствовать вкус его крови у себя во рту, но тогда почему он продолжает преследовать меня! 

Ты умрёшь, провалившись...

– Заткнись! – Другой голос, другое видение, ещё больше шума в ушах. Все мертвы. Я видела, как они все умирают, и теперь они продолжают возвращаться, один за другом. – Это не так! – Они все мертвы! Что они могут знать!? Они все мертвы, они не могут остановить меня...

Я думал, что это уловка… Они убили меня. Как и тебя.

Всё больше и больше мертвецов поднимались из земли, и хоть их лица были сотканы из тумана и дыма, каждого из них я могла назвать по имени. 

Я никогда не хотела эту работу. С насмешкой сказал призрак жеребёнка. Ты убила меня из-за неё. 

Так и не дождалась тебя. Сказал призрак из зелёного дыма, и его не остановило даже то, что я смахнула его копытом. Не было даже шанса...

Они пришли. Они назвали её героем. Мою убийцу. Я понимаю, но никто не вспомнит. 

Какова истинная природа… Начал говорить последний призрак, пока другие кружились и росли вокруг меня. Он не успел закончить вопрос. Я знала его очень хорошо, но всё ещё не хотела отвечать ему. Живой или мёртвый, он продолжал издеваться надо мной. 

Столько смертей. Сказал другой призрак. Снова и снова. Мы должны поступать лучше, как ты не можешь понять… Ты хочешь быть героем. 

Они, блять, назвали меня героиней… 

Героиней, которой я должна быть...

Сейчас не время для героев. Сдайся.

Они не затыкаются! Они кружили вокруг меня и говорили, говорили, говорили, пока я не перестала слышать что-либо. Их едва различимые слова превратились в череду беспорядочных воспоминаний и наполовину забытых фраз. Дым кружился и призраки медленно сливались друг с другом, пока я не осталась запертой в тюрьме из тумана и чувства вины. 

Выживи. 

Единственный голос прорвался сквозь туман, словно клинок. Фигура из красного дыма прошла сквозь клетку из тумана с улыбкой на призрачных губах. Первый и последний призрак. – Выживи. – Сказала она и весь туман испарился.

Я моргнула.

Туман исчез. Призраки исчезли. Голоса исчезли. Единственное, что я видела — это мутная фигура Хэйз, которая стояла передо мной и держала моё копыто. Прежде, чем я смогла говорить, она наклонилась и поцеловала меня, заставив покраснеть. – Х-хэйз. 

– Всё готово. – Она держала своей магией мешок, и я могла чувствовать, что шар внутри, но его силы исчезли, заблокированные заклинаниями. – Нам жаль, что тебе пришлось пройти через это, но более это не должно повториться.

– Извини. – Сказала я почти сразу. – Это из-за...

– Ты глупая кобылка. – Она наклонилась и вновь поцеловала меня, но уже в щёку. – Мы любим тебя и никогда не станем винить за эту чудовищную магию. А теперь давай уйдём и больше никогда не будем говорить об этом месте.


Мы сделали это. Я не могла не чувствовать искренний восторг, когда мы покинули тоннели. Мои планы начали воплощаться в реальность, оставаясь такими же расплывчатыми и непродуманными. Шаг за шагом, мы продвигались вперёд, и я была абсолютно уверена, что самой сложной частью станет сделка с Симпл Хартом за его осколок души. Во время последнего нашего разговора, он был просто без ума от этой идеи. 

Но, если забыть обо всём этом, как я могла не радоваться тому, что всё сработало? Мы победили. С тех пор, как я первый раз попала в тоннели, с тех пор, как впервые услышала шёпот ветра, я вздрагивала каждый раз, думая о том, что они непобедимы. Ещё одно страшное пятно в моей памяти, которое я никогда не смогу стереть и которое будет всплывать каждый раз, когда ветер будет дуть снова. 

Но теперь этого больше нет. Не тоннелей, а того, что делало их такими тёмными и жуткими. Теперь они принадлежали мне и больше они никогда не будут терзать живые души. От этого мне хотелось смеяться или плакать, но пока я просто не могла избавиться от глупой улыбки. 

– Кажется, ты довольна. – Сказала Хэйз, когда мы выбрались в трущобы Дайса. 

– Конечно. – Я хотела прыгать от счастья. Всё шло так хорошо. 

– Мы рады, что ты рада. В последнее время, ты выглядела очень подавленной и нам хотелось, чтобы это было не так. Ты выглядишь гораздо красивее, когда улыбаешься.

– Я… – Не была уверена, как ответить на это. – Я не красивая. С улыбкой и без неё. Ты не должна мне врать. 

– Многие вещи прекрасны, дорогая. – Она взглянула на дорогу, в конце которой нас ждала ЧС, сияющая, словно алмаз среди опустевших руин. – Солнце, поднимающееся над Пустошью, смех жеребят, прелестные кобылы, естественно, но это ещё не всё. Твоя красота не традиционна, но не стоит снижать свою самооценку из-за этого. У тебя есть сила и решительность, и это очень сильно привлекает, помни об этом. 

Мне хватило вежливости чтобы покраснеть. – Спасибо…

– И та красота, что есть у тебя — принадлежит только тебе. – Торжественно сказала она, но я поначалу не совсем поняла, что она имеет ввиду. Но потом, лишь после долгой прогулки в тишине у главного входа в ЧС, до меня дошло.

– Хэйз… – Я правда должна была придумать ей милое прозвище. Может у Серенити будут какие-нибудь идеи… – Ты была бы красивой, даже если бы никогда не стала аликорном. Я… Я люблю тебя за большое сердце, а не твой внешний вид. – Я застыла. – То есть, твой внешний вид не плох, просто не думай, что я... 

– Мы поняли. – Она наклонилась и поцеловала меня в нос. Снова краснеть, прекрасно. – Мы просто жалели себя. Хобби, в котором мы постоянно практиковались. Извини нас, если это вызвало у тебя беспокойство. 

– Ты должна перестать извиняться. – Ответила я, шагнув за дверь и войдя в ЧС. 

Я практически забыла о том, что отправляла народ в казино, чтобы спасти их от радиации, но едва я зашла внутрь, мне напомнили об этом. Там было явно больше пони, чем я посылала туда в тот же день. Навскидку две дюжины и это только те, кого я сразу увидела лежащими на полу. Все они выглядели больными, старыми или ранеными, но каждый пытался изо всех сил, вновь вдохнуть жизнь в старый палаточный лагерь, который вырос в главном зале после первого мегазаклинания. 

И все они уставились на меня, как только я вошла. 

Честно, я привыкла к тому, что обычно на меня пялятся. Я была необычайно высокой и сильной, и моя кибернетика или шрамы привлекали много внимания, но они не смотрели на меня со страхом, отвращением или любопытством. Они смотрели на меня будто с обожанием или вроде того. Молча проходя мимо, они бормотали мне что-то неразборчивое, но звучащее как благодарности или, может, молитвы.

Я вообще ничего не поняла. С чего бы им быть благодарной мне? Я не создавала ЧС или заклинание, что сейчас уберегает их от радиации. Всё, что я сделала, это указала им дорогу сюда, но они продолжали смотреть на меня так, будто это лично я спасла их от ужасной трагедии. Я ненавидела это. 

Хэйз, любящая меня, это одно, но внезапная симпатия от пони, которых я не знаю по очевидным причинам… Беспокоила меня. Я не была хорошей пони: я убивала и делала вещи похуже, а они вели себя так, будто я спасла… Ну, чисто технически, я спасла их жизни от радиации, но не напрямую же. У них всё ещё не было повода любить меня. Я не из тех пони, что привыкли быть любимыми. 

– Им нужен кто-то, на кого они будут равняться. – Сказала мне Хэйз, когда мы поднимались по лестнице в больничное крыло.

– Тогда они должны найти кого-нибудь другого. – Пробубнила я. Моё хорошее настроение было испорчено, хотя я должна признать, что причину нельзя назвать серьёзной. 

– Кого? – Я ненавидела, когда она была такой разумной. Но она была права. В городе явно был недостаток пони, на которых можно равняться. У революционеров был свой лидер, но он, вероятно, был уже мёртв вместе со многими своими последователями. Кто-то смотрел на Наблюдателей, но это они являются причиной всех беспорядков, и в конце концов народ поймёт, что они не делают ничего, чтобы справиться с ними. Пинприк мертва. Бэтмэйр мертва. Так кто остался?

– До этого никто не замечал меня. – Ответила я через некоторое время.

– А многих ли ты спасла до этого? – Ещё один непростой вопрос. 

– Ты же моя особенная пони! – Недоумённо выдала я, когда мы добрались до операционной, где был Флэйр и Серенити. – Ты должна была встать на мою сторону. 

– Так и есть. Просто мы думаем, что ты выбрала свою сторону неправильно. Она улыбнулась. Я не могла определить, было ли это издёвкой или же она искренне так считала. С раздражением я повернулась и открыла дверь. 

Кровь. 

Так много крови. На полу, на стенах, на Серенити… На всём теле Флэйра. Я никогда не видела, чтобы из живого пони вышло так много крови. 

– Серенити… – Она не смотрела на меня, отчаянно продолжая перебирать инструменты. Когда кобылка услышала своё имя, то обернулась и взглянула на меня своими налитыми кровью и слезами глазами.

– ОНО НЕ РАБОТАЕТ! – Закричала она, продолжая рыдать. – Я… Там остались… Кусочки... Мне пришлось вырезать их, н-но я разрезала слишком глубоко… Потом кровь… Я-я пыталась п-присоединить протез, но… Я смогла остановить кровь, но я всё равно не смогла… Оно не работает! – Она была в отчаянии. – Я облажалась… Я облажалась. 

Я перевела взгляд с плачущей дочери на Флэйра, который лежал практически без сознания на койке. Его глаза были открыты, но взгляд оставался совершенно стеклянным. Монитор показывал, что его сердце бешено колотится, а сам он был весь покрыт кровью.

Я позволила этому произойти. Я должна была присматривать… Блять.

Ладно, спокойно, не паниковать. Глубокий вдох. Это была моя вина. Серенити ничего не знала об анатомии пегасов. Как бы она не разбиралась в медицине и кибернетике, это было совершенно новым уровнем для неё. Я не могла злиться за это. Мне нужно было… Ладно. Нужен план. 

– Насколько всё плохо? – Я подошла так осторожно, как только могла, чтобы осмотреть неподвижного пегаса и убедиться, что Серенити не оставила открытых ран.

Кобылка потёрла глаза, но кажется поняла серьёзность моего тона и ответила. – Он потерял… Очень много крови. Эм… Учитывая сколько он уже потерял до этого? Ну… М-может… Треть? М-может больше… – Ладно, треть — это не хорошо. – Ему… М-мне кажется ему нужно переливание, н-но я не смогла найти ничего и...

Хэйз включилась в разговор. – Насколько мы понимаем, найти подходящую кровь здесь не представляется возможным. У пегасов, ввиду их уникальных физических особенностей, совершенно другой тип крови. Нам нужна кровь пегасов.

Ладно, это проблема. Я взглянула на Флэйра и, положив копыто ему на лоб, чтобы узнать температуру, выругалась про себя из-за того, насколько бледным он выглядел. У меня не было никаких идей по поводу того, что делать с этой информацией, но нужно было что-то решать. – Пегасья кровь. 

– Мы… Возможно имеем ответ на ваш вопрос. – Мы с Серенити с тревогой взглянули на Хэйз. – Насколько мы понимаем, на кораблях Анклава есть медицинские наборы для лечения серьёзных травм.

Мой взгляд метнулся к окну в комнате. Оно было закрыто штормами, но я знала что там, в небе над городом парила метафорически и буквально грозовая туча. Хищник...

– Ладно. – Не было смысла спорить. Флэйр обязан выжить, и для того чтобы спасти его нам нужна была кровь, поэтому это был единственный вариант. Нет смысла спорить или выяснять, как именно — просто идти и делать то, что нужно. – База Анклава — это старые многоэтажные апартаменты. – Я вспомнила о том, что посещала это место во сне Флэйра. – Если они работают с Наблюдателями... А мы знаем, что так и есть... То у них должен быть какой-то док… Или мы можем пригрозить каким-нибудь пегасам.

– Мама… Как… Это же опасно! Я не могу… Что если что-нибудь случится… И мы не можем просто оставить Флэйра! – Серенити прекратила плакать, но кажется это только на время.

– Верно. И поэтому мы возьмём его с собой. – Кобылка взглянула на меня мутными глазами. Я должна была оставаться спокойной, быть на шаг впереди. – Это не важно. Что может случиться? Сейчас важно лишь делать то, что может помочь ему. Жалеть себя сможешь уже потом.

– Н-но…

– Никаких “но”. Ты самая скрытная. – Хэйз могла стать невидимой, но она всё ещё оставалась неуклюжей, громкой и большой, так что проникновение в здание с множеством узких коридоров может стать очень сложным. – Ты нужна нам. Если мы хотим пройти невредимыми, ты должна будешь пойти первой, узнать, где есть и где нет пони и как нам попасть на корабль. – Я знала, что возлагаю на кобылку очень многое, но это был наш единственный шанс. 

– Я… – Она шмыгнула носом и кивнула. – Хорошо. – Не было времени спорить или волноваться. Сначала одно, потом другое. Быстро принять решение и действовать уверенно. Именно так я собиралась работать, чтобы с Флэйром всё было в порядке.


Выйдя наружу, я поняла, что дождь усилился, а где-то вдалеке гремел гром. Я была не против промокнуть, но это означало, что невидимость Хэйз будет менее эффективной. Ветер тоже был противным. Он сдул мою гриву на лицо, напомнив о том, что мне стоило бы подстричь её. Но эта забота была далеко не самой приоритетной в сравнении с другими. 

Нам потребовалось немного времени, чтобы добраться до жилого комплекса на юге города. К счастью, радиация вокруг дала Хэйз более, чем достаточно сил, чтобы сделать нас невидимыми, но мы всё равно соблюдали осторожность и ждали возвращения Серенити вдалеке от здания. 

Мне не нравилась идея отправлять её туда одну, но я правда не смогла придумать другого варианта. Нам нужна была кровь пегасов, чтобы помочь Флэйру, и это был единственный способ, как можно достать её быстро. И влететь на базу Анклава, размахивая пушками во все стороны с Флэйром на спине — совсем не вариант. Поэтому мне пришлось положиться на неё… Но я была готова превратить здание в кратер, если бы она задержалась там дольше, чем положено. Я не самая терпеливая кобыла, в конце концов. 

К счастью, мне не пришлось ждать слишком долго под дождём. Серенити понадобилось меньше двадцати минут, чтобы вернуться к нам. Я даже не заметила, когда она пришла, пока кобылка внезапно не сказала. – На корабль невозможно попасть. 

Я едва не подпрыгнула, когда поняла, что она рядом. Учитывая обстоятельства, я решила не спрашивать о том, как ей удалось так незаметно подобраться к нам. – Что ты имеешь ввиду?

– Там нет моста или чего-то ещё. Мы не можем просто подняться туда… – От дождя её грива налипла на лицо, но ей кажется было всё равно. 

– У них должен быть способ, как попасть на корабль. – Я взглянула в небо в поисках Хищника. Его было трудно заметить на фоне свинцовых грозовых туч, но торчащие в некоторых местах металлические конструкции выдавали его. Как только я нашла его взглядом, мне начало казаться, что он занимает всё небо. Держу пари, мы бы могли остаться сухими, если бы шли под ним… – Без крыльев то есть. – Уточнила я.

– Ну, эм… – Она задумчиво оглянулась вокруг. – Я нашла на стене новую карту, которой они пользуются. У них есть что-то типа такси до верха. Для раненых пони или посетителей, но… Нам нужно, чтобы кто-то нас отвёз. Всему летающему транспорту нужны пегасы для полёта, насколько я понимаю. 

Я сурово кивнула. – Ладно. Значит мы берём заложника. 

Серенити взглянула на меня с явной неуверенностью в серых глазах, но когда Флэйр простонал от боли на моей спине, она поменяла своё мнение. – Я могу провести нас туда… Ну, просто, знаешь… Идите за мной.

Так я и сделала. Она провела нас вокруг здания к небольшой двери, запертой на терминал. Взлом которого занял у неё секунды три. Хотя я думаю, она уже сделала это заранее, поэтому сейчас это был не столько взлом, сколько просто повторение взлома: независимо от этого, дверь открылась. 

Для меня это был интересный опыт — войти в здание с осознанием того, что оно тебе уже знакомо. Хоть коридор и был слабо освещён и явно использовался редко, я узнала эти железные стены и двери, которые открывались, съезжая вбок. Я уже была там однажды, во сне, и попав туда вновь, у меня возникло странное чувство дежавю. Я сделала ещё несколько шагов и покачала головой, избавившись от навязчивого чувства. 

Я должна была продолжать двигаться. Шаг за шагом, а Серенити уже мчалась вперёд, подсвечивая дорогу своим розовым свечением. Честно говоря, прогулка выдалась без происшествий, что было неудивительно, если учитывать, что половина сил Анклава покинула здание после начала гражданской войны, а многие из новых завербованных пегасов, пришедших с севера, предпочитали грязным руинам комфорт Хищника.  

Хотя я понимаю, что если бы не разведка Серенити, прогулка для двух неуклюжих кобыл стала бы гораздо труднее. В конце концов, мы добрались до верхушки здания и обнаружили простую дверь с небрежной надписью “Доки” на ней. Сквозь щели между дверью и рамой был слышен свист ветра. Я осторожно переложила Флэйра с моей спины на спину Хэйз и выбила дверь. 

Бедный пегас с другой стороны оказался так удивлён, что выронил своё оружие и упал на круп. Полагаю, я немного переборщила с силой удара, отправив дверь в полёт через всю комнату и упала за край здания.

Я решила не терять время и засунула ствол своей винтовки ему в рот. – Молчать. – Злобно сказала я. – Я не собираюсь тебе вредить. – Я пнула его энерго-магическую винтовку в сторону и быстро оглянулась вокруг. 

Кажется, верхние этажи здания сохранились плохо, обрушившись друг на друга и оставив лишь небольшой коридор в центре, который теперь вёл к какой-то комнате. Сама она была скорее крышей с намёком на то, что у неё когда-то были нормальные стены. Большую часть пола занимали различные машины, они были похожи на фургоны с чрезмерно большими двигателями, но больше всего внимания привлекал железный монстр, напоминающий мне черепаху. Ничего, что было похоже на вертибак, на котором я уже успела покататься, не было. Но, наверное, я слишком требовательна. 

– Они работают? – Спросила я жеребца, который всё ещё смотрел на меня, сидя на полу. Всего один охранник. Это, наверное, самый ненужный хлам во всём флоте Анклава.

Пегас медленно кивнул. Затем покачал головой. Когда я освободила ему рот, он медленно и тихо начал говорить, будто бы боясь, что любое его слово вызовет мой гнев. – Ээ… Н-некоторые из них. Не слишком хорошо, н-но… Зачем вам? – Пока он говорил, я успела хорошо его осмотреть. Он не был похож на типичного солдата, но, наверное, Анклав брал всех, кого мог. Жеребец был тощим, с тёмно-розовыми глазами, неряшливой зелёной гривой и в глупо выглядящем комбинезоне. Судя по машинной смазке на его носе, он, вероятно, был механиком, которому поручили посторожить доки. К большому для него сожалению. 

– Мне нужно полететь. 

Жеребец сглотнул. Ну, он был едва старше жеребёнка, лет пятнадцать. – Ну, я, эм… Понимаете, я не могу везти вас. За то, что вы сломали мою дверь и, за то, что вы, наверное, мой враг. – Это вполне разумные аргументы, но в тот момент они были не особо важны для меня. 

– Я ничей враг. – Это не было ложью, поэтому я продолжила. – До тех пор, пока кто-то не стал моим врагом. Чью сторону выберешь?

– Да я даже не знаю вас… – Упёрто сказал пони. – Я могу закричать. Все услышат и придут, чтобы убить тебя!

– Но ты не станешь. Ты отвезёшь меня и моих друзей на Хищника.

– Зачем? Ты же погибнешь. – Он нахмурился. – Кроме того. Ты меня не заставишь. 

Разве? – Хэйз, Серенити. – Они обе вошли в комнату. Аликорн всё ещё слабо светилась от количества радиации, что она поглотила. – Привяжите жеребчика к лучшему фургону. Мы отправляемся. 

Упрямый пегас снова собирался спорить и жаловаться, но затем увидел тело, лежащее на спине Хэйз и уставился на нас с широко раскрытыми от удивления глазами. – Дядя!? Что вы сделали с моим дядей?!

– Дядя? Ты про Флэйра? – Спросила Серенити, уверенно подойдя к жеребцу. – Я его так иногда называю, но на самом деле он мне не дядя.

Пегас вскочил на ноги. – Это он! Это точно младший брат моего папы! Что вы с ним сделали!? – Ему правда стоит перестать говорить так громко, а так же задавать вопросы, на которые сложно ответить.

– Мы пытаемся помочь ему. – Лучший способ обойти трудный вопрос — проигнорировать его. – Он потерял много крови. Нужно переливание. Медицинские штучки. Но у нас нет подходящей крови.

Жеребец поморщился и, резко повернувшись, побежал к ближайшему летающему фургону. Он молча привязался к нему и с ожиданием взглянул на нас троих. Я полагаю нам удалось убедить его, что мы не собираемся его убивать, так что мы забрались внутрь и стали молиться, чтобы этот пегас не завёз нас в ловушку. 


У Флэйра, как оказалось, было трое братьев и сестра, что говорило о наличии полдюжины племянниц, трёх племянников и ещё множестве дядь, тёть и двоюродных братьев и сестёр, подсчитать которых я уже затруднялась. Видимо, с упадком организации, Оставшиеся решили полностью посвятить себя бесконтрольному размножению, что меня слегка шокировало. Флэйр редко говорил о своей семье, а когда говорил, то явно привирал. Жеребчик, который помог нам, не объяснил этого, но когда мы оказались на месте, и он позвал своего отца, мы поняли всё сами. 

Брат Флэйра оказался похожей расцветки, за исключением инвертированных цветов гривы и светло-зелёной шерсти вместо голубой. 

– Флэйр — лжец. – Сказал большой жеребец. Он сказал, что его зовут Флэш, и он был на полголовы выше, чем его брат, толще и где-то на десять лет старше, учитывая то, что он начал лысеть. Ещё у него был громкий смех, который был чересчур громким для нашего скрытного проникновения на корабль. – Истории и выдумки едины, и мой братишка всегда был хорош и в том, и в другом. Он когда-нибудь рассказывал о том, что однажды убедил маму, что его сестра случайно подожгла ему комнату?

– Он никогда не говорил об этом. – Неуверенно ответила я. В принципе, он даже тебя никогда не упоминал, но это странно. 

– Его комната даже не горела! – Жеребец засмеялся снова, а его голос разносился эхом по коридорам Хищника. – Мама, храни Богини её душу, больше никогда ему не верила. К слову, не могу винить её за это. – Он был поразительно не удивлён и не обеспокоен кровопотерей своего брата. Факт, который Серенити решила озвучить. 

– Он же ранен! – Сказала кобылка, подбежав к жеребцу. – Вы должны ему помочь! 

– Не бойся, малышка. – Пегас улыбнулся, и я заметила, что у него не хватает зуба. – Я доктор; ему не грозит кровопотеря, поверь мне. И он бы хотел, чтобы мы все смеялись… Он всегда хочет, чтобы все смеялись.

– Мой папа — лучший доктор во всём Анклаве! Если кто-то говорит иначе, то он врёт. – Сказал жеребёнок, который поднял нас на Хищника. Оказалось, что его зовут Рэйн Дэнс, и у него была сестра по имени Мундэнсер. Пони любят тематические имена.

– Вы уверены? – У Серенити были определённые медицинские навыки, и она иногда спасала мою жизнь, но она всё ещё была маленькой и явно не была доктором. И всё же, часть меня доверяла ей гораздо больше, чем этому незнакомцу, который назвался братом моего друга. 

– Поверь мне. – Заявил Флэш. То же самое сказал его сын, когда вёз нас на корабль. Вместо того, чтобы пришвартоваться в главном доке, мы подлетели к скрытой облаком стене корабля, где он сказал нам прыгать. “Поверь мне” сказал он. Я, конечно, прыгнула, но при этом была определённо уверена, что это просто уловка, чтобы убить нас. Но я ошиблась, так что возможно этот крупный жеребец заслуживал немного большего доверия с моей стороны.

– Мы благодарим вас за оказанную помощь в трудной ситуации. – Безмятежно выдала Хэйз. – Мы не знали, что у Флэйра есть братья или сёстры, но всё равно очень благодарны за помощь.

– Для меня это честь! Никогда раньше не видел никого из вашего вида и готов помогать только, чтобы наблюдать вашу прекрасную улыбку. – Аликорн неловко поёрзала и жеребец, к счастью, продолжил, сменив тему. – С Флэйром всегда было… Сложно. Он и отец не ладят с тех пор, как мама умерла. Они поссорились, когда раскрылись его отношения с… Кхм… Партнёром. Отец плохо воспринял это. Наша семья предана Анклаву, сказал он, а преданные семьи должны плодиться прежде, чем наземники спустят нас с неба. Без обид.

– Ээ, ладно? – Я не понимала, как это может быть не обидным, но я была совсем не в настроении спорить. 

– Мы не виделись с ним с тех пор. Богини, да он был едва старше моего мальца.

Жеребёнок нахмурился. – Я уже не маленький! Кроме того, он всегда приходил на дни рождения и рассказывал новые шутки. Я думал, что он просто слишком занят. Дедушка говорил, что он какой-то суперсолдат.

Я сдержалась и засмеялась. Ну, я скорее просто фыркнула, но суть та же. 

– Специальные операции. – Сказал Флэш. – Мой отец так гордился им за это, хоть и не говорил об этом вслух. Даже больше, чем мной за то, что я пошёл в медицину. Он никогда не понимал насколько это убило Флэйра. Это было видно по его глазам. Что-то случилось, и с тех пор он всегда будто выдавливал из себя все свои шутки. 

Он не знал о том, что случилось. Учитывая, как далеко Флэйр старался держаться от своей семьи, я не удивлена, что он не рассказал им о случившемся в Биттер Стил. Я задумалась о том, помогли бы они ему, если бы знали об убитых им жеребятах. Случайность или нет, это не то, что можно просто игнорировать или забыть. Я прикусила свою губу.

– Война коснулась нас всех. – Тихо сказала Хэйз. – Лучшее, что мы можем сделать теперь — не останавливаться на этой теме.

– Несомненно. Вот почему я стараюсь держаться подальше от всего этого. О, я бывал в передрягах, но стараюсь избегать стрельбы и смерти. – Он широко улыбнулся, вновь показывая нам свои недостающие зубы. – Всегда говорил детям то же самое. Двое послушались. – Пегас взглянул на своего сына и тот улыбнулся в ответ. – Одна — нет. Она была полна решимости выложиться на полную ради Анклава. Стала снайпером. 

– Если вы не все такие воинственные, то почему работаете здесь на Анклав? – Спросила Серенити. Рэйна этот вопрос сбил с толку, но его отец поморщился. 

– Прелести гражданской войны? Я даже не знал, что происходит, пока не началась стрельба. Это не мой выбор, но по итогу, мы застряли здесь… – Жеребец пожал плечами. – Мы сопротивляемся им по своему и в мелочах, но мы всё ещё хотим жить… Моя сестра и её дети тоже здесь застряли, но один из братьев сбежал, а другой… – Он тяжело вздохнул. – Битва была жестокой. Останки Фьюри нам так и не передали, но командование сказало, что он умер героем. – Флэш сплюнул. – Что хорошего в этом героизме? У него осталась жена и трое жеребят. Героизм вернёт им их отца? Я говорил ему, тысячу раз говорил не брать в копыта оружие, говорил взглянуть на то, как это сломало Флэйра, но он был полон решимости пойти по стопам старшего брата. Я не упрекаю Флэйра, это не его вина, что Фьюри хотел быть героем, но это всё равно очень больно. 

– Я плохо знал дядю Фьюри. Он всегда был занят, даже на днях рождения, но папа много мне о нём рассказывал. – Объяснил Рэйн.

– Тьфу. Зачем говорить о плохом. Ты принесла моего брата домой, так что я могу помочь хотя бы ему. И лучше бы у него была для меня хорошая шутка. – Кажется, он справлялся со всем этим лучше, чем я… Или же он просто скрывал боль, в чём я могла его понять. 

Его дочь нашла нас довольно быстро, когда решила заглянуть в небольшую каморку, где мы прятались. Мундэнсер была тощей, но неприлично высокой кобылкой, а наши глаза находились практически на одном уровне. Её грива была коротко подстрижена и закрывала один глаз, а с её лица практически никогда не сходила такая улыбка, будто она только что услышала шутку, понятную только ей. 

– Путь должен быть чист, пап. Все заняты переездом, но мы должны поторопиться; твои друзья не самые незаметные. – Сказала она и усмехнулась, взглянув на Хэйз. 

– Ты будешь удивлена. – Ответила Хэйз, и я почувствовала, как магия обволакивает меня со знакомым жжением в плече. Спустя мгновение, мы исчезли. 

– Чудеса никогда не прекратятся. – Вновь усмехнувшись, сказала кобыла.

Хищник оказался местом, которым нельзя не восхищаться. Созданные из облаков и стали коридоры были узкими и высокими — идеально спроектированными для вертикального, а не горизонтального перемещения. Как я слышала, в некоторых из них даже нет лестниц, и их роль исполняют обычные вертикальные шахты. Конкретно этот, видимо был модифицирован для семей солдат ещё до войны, так что дети и родственники не-пегасы могли так же свободно по нему перемещаться. Помимо этого, он был очень минималистичен в украшениях, а точнее в их полном отсутствии. За исключением плакатов, восхваляющих Анклав, естественно. 

Если не учитывать тот факт, что теперь Анклав практически перестал существовать. Первоначальный Анклав в Дайсе состоял из беженцев, которые отказались участвовать в массовой резне грифонов много лет назад, а настоящий Анклав сохранялся над облаками. Так было до недавнего времени, как сказал Флэш. Анклав на севере вступил в какое-то крупное противостояние, из которого вышел проигравшим. Высшее командование было уничтожено или сбежало, а небесные города разрушились, когда облачная завеса исчезла. Говорили, что из-за гражданской войны большая часть военной мощи Анклава была уничтожена, когда небо взорвалось и уцелело всего несколько таких Хищников. Этот был одним из последних в мире, живым напоминанием некогда былого могущества.  

Как жаль, что я собиралась уничтожить его. 

Хотя это могло подождать, хотя бы несколько недель, пока я не размещу всех там, где они должны быть. В тот момент Флэйр был первостепенной задачей, и к счастью один из медицинских отсеков неподалёку оказался пуст. Едва мы вошли, Мундэнсер закрыла за нами дверь, а Флэш отнёс своего брата на хирургический стол, где Рэйн уже был готов помочь ему. 

Высокая кобыла долго и осторожно смотрела на нас прежде, чем спросить. – Как долго вы знаете моего дядю? 

Это был хороший вопрос, хотя я не знала точного срока. – Месяцы… Пару месяцев. Я не считала. 

Кажется, её не устроил этот ответ, но она всё равно старательно продолжала держать улыбку на лице. – Всего? А сколько вам троим лет? 

– Я достаточно взрослая, чтобы иметь кьютимарку! – Оборонительно сказала Серенити.

– Шестьдесят? Нет, возможно, семьдесят или восемьдесят… – Хэйз хмыкнула и затихла на минуту, прежде чем объяснить. – Это довольно сложный вопрос, честно. 

– Двадцать… С чем-то. Это имеет значение?

– Мне семнадцать. Ты уверена, что тебе всего двадцать с чем-то? У тебя так много шрамов. Они крутые, но немного уродливые.

– Я живу интересной жизнью. – Это был единственный способ объяснить всё, и он был абсолютной правдой. Если я не могу претендовать на то, чтобы называть свою жизнь интересной, то кто вообще может? 

– Справедливо. Я хотела пойти в армию, как моя сестра, но папа переубедил меня и теперь — я его любимица. Калипсо всё ещё немного злится из-за этого, но по крайней мере, у неё есть интересная жизнь. Я занимаюсь бумажной работой, и что-то мне подсказывает, что сражаться в битвах гораздо интереснее. – Она вздохнула, но продолжила улыбаться. – Все говорят, что я большая. Я с этим согласна. Учитывая, какая я высокая, думаю я бы могла накачаться, если бы тренировалась… Но затем, я увидела тебя. Не думаю, что когда-то смогу побить то, что уже есть у тебя.

Серенити насмешливо фыркнула. – Никто не сильнее мамы. 

– Ты не хочешь интересную жизнь. – Я попыталась объяснить ей. – Но быть сильной — это хорошо. Помогает. 

– Ты когда-нибудь убивала? – Прямо спросила пегаска. Серенити виновато отвернулась, услышав вопрос, поэтому я попыталась разобраться с ним, как можно быстрее, ответив так же прямо и быстро. 

– Да, много раз. – Было немного неловко признаваться в этом. – Многих пони. Некоторые из них пытались убить меня, но далеко не все.

Кобылка задумчиво взглянула на меня, будто размышляя, может ли она поверить мне или нет. В конце концов, она ответила шёпотом. – Я тоже… – Она сглотнула и её улыбка дрогнула. – Не рассказывай папе. Он не знает. – Я хотела спросить, как это случилось, что она чувствует по этому поводу и множество других вопросов, но не стала. Не знаю, почему она сказала мне это, но совать нос не в свои дела — не моя работа. Без сомнения, она просто хотела рассказать об этом кому-то, кто поймёт её и, видимо, я выглядела именно так.

– Не стану.

– Дядя Флэйр знает. Он тоже никогда и никому об этом не рассказывал. Он шутил, заставлял меня улыбаться и говорил, чтобы я никогда не сдавалась. – Она продолжала улыбаться. – Так что не дай ему умереть, чтобы я могла улыбаться и впредь.


Трижды какие-то пегасы стучали в дверь палаты, пытаясь попасть внутрь и трижды Флэш прогонял их, говоря найти другое место. Хорошо, что брат Флэйра оказался уважаемым пони, а иначе наш тупой план никогда бы не сработал. Но он сработал и совсем скоро Флэшу удалось правильно обработать раны брата и дать ему ту кровь, в которой он так нуждался. Хотя он долго оставался без сознания, заставив нас в нетерпении ожидать его пробуждения. 

По итогу слишком долго, потому что спустя несколько часов пол под моими ногами пошатнулся, едва не заставив меня упасть. – Что за срань. – Корабль двигался. Я чувствовала это так же хорошо, как моё растущее беспокойство. 

– Что, время уже пришло? – Флэш нахмурился. 

– Время для чего? – Спросила я, прислонившись к стене, чтобы не упасть. Ненавижу полёты. 

– Я старался сделать всё, как можно быстрее, но… Кажется этого оказалось недостаточно. Мы узнали о большом запасе припасов, как военных, так и гражданских, спрятанных в горной базе, которую мы когда-то называли нашим домом. Вокруг этого места всегда ходили слухи о призраках, но кажется высшее командование решило проигнорировать этот факт, и теперь половина всех наших сил отправляется защищать остатки той самой базы.

Задумалась о том, от кого им понадобилось её защищать, но я уже знала ответ. Стальные Рейнджеры никогда не бросали свой маленький проект, даже после того, как я сбежала от них и передала информацию о секретных входах в комплекс Багровым Копытам, Хизаям и даже Наблюдателям. Не говоря уже о том, что им всем придётся бороться с самим комплексом и его славными смотрителями: Симпл Хартом и Баптизией. Нравится им это или нет, но прошлое поглотит их всех. 

Это было последнее место, куда я хотела попасть, но именно там я должна была оказаться. Я нервно взглянула на Хэйз, думая о мешке, который она хранила. Я уже могла слышать, как ветер нашёптывает мне что-то, но, быстро покачав головой, я избавилась от этого чувства. Эти голоса не реальны, они лишь моё воображение… Но какое воображение. 

– Хорошо. Как скоро мы там будем? – Я взглянула вниз и обнаружила дремлющую Серенити, но решила не тревожить её до последнего момента. 

– Хорошо? – Флэш выглядел неуверенным. – Тебе бы лучше не тащить моего брата на свою дурацкую миссию, ему нужно отдохнуть. – Он собирался продолжить речь, но тихий голос прервал его.

– С каких это пор ты говоришь за меня? – Флэйр пошевелился на кровати и медленно начал садиться на край, но упал обратно. – Я в порядке, не волнуйтесь за меня. 

– Дядя! – Двое жеребят воскликнули в унисон и побежали обнимать Флэйра, но он отмахнулся от них своим оставшимся крылом. 

– Никаких обнимашек, это больно. Раны, а не ваша любовь. Ну ладно, твоя любовь не в счёт, Мундэнсер. – Он взглянул на кобылку. – Твоя любовь ранит меня; ты сильно выросла с последнего раза, как я тебя видел? 

Кобылка мило покраснела. – Достаточно. Мама говорит, что я ещё не перестала расти, и через пару лет я буду такой же высокой, как принцессы. – Она с ухмылкой взглянула на Хэйз. – Правда у меня не будет рога, но я считаю, что учитывать его просто нечестно. 

– А, ты уже встретилась с прекрасной Хэйз. Она просто обожает играть нечестно.

– Что! Мы никогда бы не стали… – Я думаю, аликорн не совсем понимала суть этого поддразнивания. 

– Ты украла сердце Хайред, а сделать это честно просто невозможно. – Когда Хэйз покраснела и зависла, пытаясь придумать хороший ответ, Флэйру удалось сесть в нужное положение. Он не обернулся, чтобы взглянуть на своё крыло, так что, полагаю, он уже знал. – Я вижу, вы познакомились с моей семьей. Надеюсь, они были гостеприимны. На моего брата особо надежд не возлагайте, но он хотя бы дружелюбен.

– Говорит мешок дерьма, который выглядит так, будто на него упал дом. – Усмехнувшись ответил Флэш.

– Так и есть. – Это заткнуло его брата и вызвало ещё более обеспокоенный взгляд у его детей, хотя Мундэнсер продолжала улыбаться. – Не всё так плохо, учитывая… – Он остановился на середине фразы, прежде чем спросить ещё более уставшим голосом. – А где папа? 

– На мостике…

– Туда мы точно не пойдём. – Больше ни слова. – Мы переезжаем? Куда? 

Я решила ответить на этот вопрос. – Гора. – Дом милый дом. Там Наблюдатели превратили меня в монстра, и именно там я собиралась уничтожить их. Ну, по крайней мере, сделать ещё один шаг к их уничтожению. 

– О, прекрасно, я как раз понял, что хочу посмотреть на галлюцинации. – Семья Флэйра в замешательстве переглянулась между собой, но он не потрудился объяснить им ничего. Это то, что вы должны испытать на себе, чтобы понять, и если всё продолжит идти так, как идёт, то скорее всего они испытают. Я могла только надеяться, что моего подношения будет достаточно, чтобы смягчить всю хуйню, которую он творил, если это вообще возможно. Оставался небольшой шанс сделать только хуже. – Ты достала, что нужно? – Я кивнула, заставив его улыбнуться. – Прости, что не захотел пойти с тобой. Уверен, ты понимаешь мой страх. 

– И ты был ранен. – Добавила я.

– Да я притворялся. Я хороший актёр и просто не захотел возвращаться в эти тоннели. Пожалуйста, прости за это.

– Когда ты сможешь уйти с нами?

Прежде, чем пегас успел ответить, в разговор вмешался его брат. – Ты не можешь просто забрать его! Он тяжело ранен, и ему нужно отдыхать и поправляться, а не идти с тобой по твоему дурацкому поручению.

– Отдыхать здесь? – Спросил Флэйр с намёком на злость в голосе. – Я не могу отдыхать здесь. Я предатель, и отец вышвырнет меня, как только узнает. И что мне остаётся? Где отдыхать? В дымящейся дыре, которая когда-то называлась Дайсом или в сырой пещере, куда сбежали оставшиеся мятежники, после того как Клир Скайс сбросил нас с неба? 

– Есть места, где мы бы могли спрятать тебя. Как только доберёмся до комплекса…

– Братик, я люблю тебя, правда. Ты всегда был моим любимчиком, несмотря на твою уродливую рожу, но если мне придётся выбирать между твоей защитой и защитой Хайред, то я выберу Хайред. 

– Мы можем спрятаться в руинах Тимбера. – Предложила я, пытаясь избавиться от воспоминаний о том, как пах сожжённый Стальными Рейнджерами город. – Никто не будет искать нас там. Он близко к Комплексу. Хороший выбор.

– Хотя немного удручающий. – Флэйр вздохнул. – Но выбор и правда хороший. Правда нам придётся поработать над декором, пока мы будем ждать… 

Прежде, чем мы успели обговорить мелочи нашего плана, резкий стук в дверь сбил нас с мыслей. – Откройте дверь! – Прозвучал голос с другой стороны. – Мы знаем, что вы укрываете посторонних! – Охранники. Охранники, которые знали слишком много, но я не знала откуда. Было ли дело в камерах наблюдения, о которых не знали наши гостеприимные хозяева или же кто-то из них нас просто сдал. 

– Дерьмо. – Флэш отвернулся от двери, схватил ближайшую кровать и подпёр ей эту дверь, хотя я не уверена, что это подействует хоть как-то. – Мы должны выбираться отсюда! 

Это довольно очевидное замечание, но я с удовольствием ему последовала. Не спрашивая разрешения, я схватила Флэйра копытом и забросила его к себе на спину. В палате был чёрных вход, но у меня было подозрение, что он тоже охранялся. 

– Сегодня абсолютно всё идёт не по плану, да?

– Наверное, это Кёрли Фрис виноват. – Ответила я, пытаясь соответствовать его весёлому настрою. – Хэйз. – Я указала на заднюю дверь, и она поняла, чего я от неё хочу. Когда аликорн подошла к двери, я быстро подошла к Серенити и разбудила её. – Милая, пора идти.

– А, чт… – Кобылка потёрла заспанные глаза, но увидев меня и паникующую семью Флэйра, она быстро поняла намёк. “Хорошо…

Когда Хэйз открыла дверь, комната наполнилась зелёными вспышками от выстрелов охранников и фиолетовыми от щита аликорна, отражающего их. Пегасов Анклава это сбило с толку всего на секунду, но этого времени хватило, чтобы я врезалась в них всем своим весом. К большому сожалению, для Флэйра на моей спине. 

Врезавшись, я сбила одну с ног и протащила сквозь облачную завесу.

Другую пегаску я просто задела, но она споткнулась, и этого было достаточно, чтобы Хэйз схватила её оружие магией и отбросила его в сторону. Даже в полном экипировке силовой брони, охранница растерялась, когда я разбила линзы в её шлеме ударом своего ПипБака. Она упала, изумлённая. 

– Пошли, пошли, пошли! – Хэйз пошла первой, за ней последовали Рэйн Дэнс и Мундэнсер. После них была Серенити со своим маленьким пистолетом и Флэш, единственным оружием которого было хмурое выражение лица. Я пошла самой последней, прикрывая наши спины. – Быстрее!

Я возненавидела корабль Анклава. Стены в коридорах местами были сделаны из облаков, а местами — из железа. Пол, к счастью, в большинстве мест оказался твёрдым, но было полно мест, где лифты заменяли вертикальные шахты. Все коридоры были слишком высокими, созданными для того, чтобы пегасы перемещались друг над другом, а не шли бок о бок. Всё это место выглядело так, будто должно было напоминать всем не-пегасам о том, что им тут не место. Естественно, мне здесь было не место. От одной только мысли о том, как высоко мы были, у меня всё сжалось внутри.

Конечно, всё осложняло и то, как запутанно был построен корабль. Флэшу приходилось кричать направления, чтобы мы не заблудились, бегая по коридорам. 

– Налево! – Прокричал он, и весь наш паровозик повернул налево как раз в тот момент, когда солдаты Анклава вышли в коридор прямо перед нами. Они не растерялись настолько, чтобы забыть о стрельбе, и несколько сгустков зелёной плазмы пролетели рядом с моими ушами, едва задев гриву. 

– Почти попали в меня! – Пожаловался пегас с моей спины, когда я последовала за остальными. 

– Заткнись или я попаду в тебя. – Кажется, это сработало, ведь больше я не услышала от него ни звука. 

– И каков же наш план? – Спросил Флэш, когда мы мчались по коридору.

– Найти летающий фургон. Полететь в Тимбер. Спрятаться. 

– Знаешь, я вроде бы особо не хотел быть втянутым в твои проблемы! – Пожаловался Флэш. Вот и нашлась общая черта у него и его брата. 

– У нас не особо большой выбор, пап! – Крикнула Мундэнсер, когда мы добрались до конца коридора. 

Хэйз ворвалась прямо в дверь в конце коридора и сразу подняла щит, готовясь принимать пули, но стрельбы не последовало, чему она, я уверена, была рада. 

Комната, в которую мы вошли, была, наверное, самой большой из всех, что я видела в своей жизни. Гигантских размеров зал был лишён каких-либо поддерживающих конструкций (потому что был сделан из облаков и всё такое), благодаря чему он выглядел невообразимо просторным. На полу стояли десятки и сотни кораблей от обычных летающих фургонов до танков и вертибаков, выстроенных рядами. Одной стены в зале просто не было, и из неё открывался вид на чистое небо, из-за чего мой желудок скрутило ещё сильнее. Снаружи дождь только усилился, а вдалеке я заметила вспышки молний. 

Рэйн решил возглавить нас и, пробежав мимо, отправился к ближайшему небесному фургону, который, как мне кажется, принадлежал ему и уже успел пристегнуться, в то время как мы только догнали его. – Запрыгивайте! 

Меня не нужно просить дважды. Я запрыгнула внутрь и моему примеру последовала Хэйз, Серенити и Флэш. По какой-то причине Мундэнсер осталась снаружи, и когда Флэш попытался возразить, она просто хлопнула дверью перед его лицом. – Упрямая кобыла! Её же просто убьют!

– Она может постоять за себя. – Ответила я, не имея каких-либо оснований для этого. 

Пол под нашими копытами дрогнул, и мы начали подниматься в воздух, но сперва я услышала крики снаружи. Очевидно, наш побег привлёк больше внимания, чем мы надеялись, но это не стало для нас сюрпризом. Флэш попытался открыть дверь, но фургон внезапно дёрнулся и жеребец упал, врезавшись лицом в стенку. По внезапному стуку дождя по крыше, я поняла, что мы покинули Хищника. 

– Оставайся внутри, пап! – Я услышала Мундэнсер сквозь начавшуюся стрельбу энерго-пушек снаружи. – У меня есть оружие, и я буду защищать тебя. Ты же не боец!

– Где ты достала оружие?! – Сердито спросил Флэш у стены фургона.

– Я просто знаю нужных пони! – Ответила в своё оправдание пегаска, когда небесный фургон начал дрожать и нелепо качаться под моими ногами. – Я пошла… – Она начала говорить, но её речь прервалась внезапным криком боли и тем, что видимо должно было стать боевым криком. 

Я подползла к окну и высунула оружие, чтобы узнать могу ли я чем-то помочь, но фургон продолжал дрожать и крутиться, а пегасы вокруг двигались слишком быстро, не давая мне толком прицелиться. Хотя в какой-то момент, один из ублюдков решил подлететь к моему окну поближе, за что и получил из огнемёта прямо в лицо. Он не пострадал, но закричал от неожиданности, давая Рэйну достаточно времени, чтобы повернуть фургон и с такой силой врезаться врезаться в пегаса, что я прикусила язык и почувствовала привкус крови.  

Прежде, чем я успела прийти в себя, фургон внезапно нырнул, отбросив меня к передней части каюты, а затем внезапно поднялся так круто, что я соскользнула обратно, врезавшись в заднюю стенку с такой силой, что услышала, как что-то (я или стенка) хрустнуло. Затем последовал резкий поворот, который отбросил меня к окну с такой силой, что моя голова оказалась снаружи фургона, что было очень хорошо, потому что качка расстроила мой желудок, и я поняла, что меня тошнит. Но к сожалению, я не попала в солдата Анклава, который летел прямо подо мной. 

Очередной раскат грома случился тогда, когда поездка стала более менее спокойной и я смогла собраться с мыслями. Когда я обернулась, то увидела, что Хэйз изо всех сил держится за сиденье своим крылом, а её лицо бледнее, чем я когда-либо видела. Серенити, в свою очередь, висела, держась за её гриву так, будто от этого зависит её жизнь. Флэш вернулся обратно к двери и выглядел невероятно злым, а Флэйр, который в какой-то момент успел упасть с моей спины, катался по полу и смеялся, хотя я не поняла почему. Наверное, он рассказал какую-то шутку, но я не услышала её из-за криков, выстрелов и дождя. 

Я ненавидела полёты. 

У меня появился шанс возненавидеть их ещё больше, когда Рэйн решил, что было бы неплохо сделать мёртвую петлю, чтобы избавиться от наших преследователей. Вот я стою на четырёх ногах, и буквально спустя секунду мне пришлось вонзить клинок в стену фургона, чтобы не упасть. Я висела на одном копыте, держа Флэйра другим. Мы провисели вверх тормашками несколько минут, хотя наверное, на самом деле прошло всего пару секунд. 

– А я думал, что больше никогда не полетаю вниз головой! – Флэйру казалось, что это всё большая игра, и я терялась в выборе между “отпустить его вниз” или “подбросить в потолок”. 

Но вместо этого, я тоже рассмеялась и сказала. – Однажды, я точно так же каталась на драконе. – Хотя с драконом я была гораздо выше, и всё было куда страшнее, а ещё я едва не сломала мой кибернетический протез. 

К счастью, фургон начал выравниваться...

Но когда снаружи внезапно сверкнула молния, мы начали спуск.

– Рэйн… РЭЙН! – Я услышала крики Мундэнсер. 

Мы всё продолжали и продолжали спускаться. Выглянув в окно, я увидела сквозь дождь быстро приближающиеся почерневшие здания, и именно тогда я поняла, что что-то пошло совсем не так. 

В последнюю секунду, фургон дёрнулся, и я почувствовала, как лечу в полной невесомости. Но всё это очень быстро закончилось, когда земля мило встретила нас с разрушительным треском. Тьма. 

Я не знаю, как долго я пролежала без сознания, среди разрушенных зданий и раненых пони. Минуту, час, день? На улице всё ещё было светло, и лёгкий дождь капал мне на голову, так что вряд ли прошло много времени… Или же прошло? Как я могу сказать наверняка, если весь мир перед глазами вертится. Всё вокруг казалось нереальным. Я видела лежащих друзей, слышала их крики. Кровь, я чувствовала запах крови, это точно. И ещё дым. Запах боли и страданий вокруг. 

Или это только моё воображение. 

Я закрыла глаза и открыла их снова. Как много времени прошло? Плач прекратился или я уже была совсем в другом месте? Картина была похожей, но, кажется, что-то изменилось. 

О, надо мной стоял пони. Заметное изменение окружения. 

Силовая броня. Даже в своём бредовом состоянии, я смогла узнать её. Я запаниковала и начала двигаться, когда фигура осторожно коснулась меня красным копытом. Красным. Нет, это не Анклав. Стальные Рейнджеры? Но что-то было не так. Цвет, цвет был не тем. 

На пони не было маски. Я могла видеть её лицо… Нет, его лицо. На секунду, я подумала, что это Блэкуотер, та Рейнджер, что похитила меня когда-то. Но она не была розовой. 

И у неё никогда не было длинных, свисающих зелёных усов. 

Новый уровень! Заметки: Скрытность 85! Новая способность: Ваша способность постоянно получать под зад дала вам ещё больше жизни! Я не знаю, как это работает, поэтому не спрашивайте, но это дало вам постоянное повышение здоровья на 30 единиц.