Семь Пони Чистилища

После того, как Луна отменила Ночь Кошмаров, она решила доказать жителям Эквестрии, что злодеями становятся не просто так. Униженная ложными россказнями, в которых она ест пони и насылает кошмары просто так, и ослеплённая завистью, она призывает Семь Пони Чистилища, чтобы те развратили Элементы Гармонии, тем самым позволив ей вновь восстать против своей сестры.

Принцесса Луна ОС - пони

Соседи по дому

Молодой парень по имени Алексей всегда мечтал о самостоятельной жизни вне семьи. Казалось, после покупки новой квартиры, его мечта, наконец, станет реальностью. Однако на свет выходят новые проблемы. Напрасно бывшая хозяйка этой квартиры предостерегала беспечного парня. Он ещё долго не будет один.

Твайлайт Спаркл Человеки

Заклинание, которое всё поправит

Твайлайт побеждает Дискорда одним махом.

Твайлайт Спаркл

Контрольная точка

Два друга Макс и Андрей, два простых парня - пилоты самолета, пресекают воздушное пространство так называемого Бермудского треугольника. Не сложно догадаться, что с ними может произойти.

Необдуманный поступок

Эпплблум хочет стать сильной, что бы помочь своей семье. В этом ей готовы помочь верные подруги. Но путь, выбранный ею свернул совсем не туда, куда она ожидала. При этом задевая судьбы ещё нескольких пони.

Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Диамонд Тиара Сильвер Спун Твист ОС - пони

Лёгкая Октавия

Небольшой фик про тульпофорс и его результаты. Понравится тем, кто изучал тульпофорс и тем, кто не любит, когда рассказ забит отсылками к сериалу. Рекомендую читать ночью или в дождливую погоду.

Октавия Человеки

Последний поход

Эппл Блум устала пребывать в одиночестве. Время для кобылки словно замерло, и великолепный, яркий свет зовет ее. Маленькая земная пони принимает одно из самых трудных решений в своей жизни и отправляется в последний поход со своими друзьями. Тем не менее, одна из подруг не спешит принять правду. Сумеет ли отдельная белая кобылка преодолеть серьезный для нее страх - сказать до свидания? Разрешения на перевод, увы, не получено, т.к. автор долгое время отсутствует.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Пушки и Розы

Если тебе при рождении отведена определенная роль, и даже в подкорку заложили программу поведения, означает ли это что ты - это не ты, а приданный тебе образ? И как жить с этим, где найти себя? Данный рассказ является спин-оффом романов "Сломанная Игрушка" и, в некоторой степени "Fallout: Equestria", и содержит спойлеры обоих. Рекомендуется вначале прочесть первоисточники.

Другие пони Человеки

Дуэль страстей

Пьеса в стихах

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл

Мои ошибки

Небольшая история одного человека, привычный жизнеуклад которого был разрушен появлением в компании его друзей новой личности, мотивы и позиция которой часто не давали этому человеку покоя.

Человеки

Автор рисунка: Noben
Глава 36: Сближение Глава 38: Как начать войну за десять дней

Глава 37: Прогулка во тьме

Прогулка во тьме

“Пусть страшны тяготы борьбы, Меня опасность не страшит. 

Я властелин своей судьбы, Я капитан моей души.”

– Насколько сильно ты контролируешь Комплекс? – Спросила я, протискиваясь через узкий технический тоннель. Пони обычного размера без проблем бы прошёл по нему, но, кхм, вы меня знаете. Тем не менее, это был единственный выход из зоны, которую патрулировали шестёрки Наблюдателей и безумные невидимые роботы.

– У меня есть доступ ко всем функциям безопасности: камеры, роботы, некоторые двери и система оповещения. – Прозвучал голос из ближайшего громкоговорителя. Мы стали друзьями.

Ну, может, я немного преувеличиваю; она заставила меня втиснуться в этот коридорчик, как сардину в банку; он был настолько узким, что я постоянно царапала бока, и мне приходилось пригибать голову. Но я всё равно была рада, что мне удалось выбраться из этой… Серверной комнаты. Или чем бы она ни была. Душа Баптизии всё ещё была невероятно сильна, и от одной мысли о ней у меня кружилась голова.

– Ты можешь сказать мне, что происходит? Бой продолжается? – Я толкала себя всё дальше и дальше через узкий коридор, следуя по его извилистым поворотам. Видимо весь Комплекс был пронизан этими тоннелями обслуживания, словно кровеносными сосудами и, если верить словам Бап, выполняли не менее важную работу. Я мало что понимала в этом и просто следовала за огнями, которыми она подсвечивала мне верный путь.

– Да. – Полезно!

Я неловко перелезла через скелет пони: бедняжка, погибшая вместе с Комплексом. – Стальные Рейнджеры? Ээ… Те, что в броне.

– Да. – Я остановилась на секунду, и голос продолжил. – Похоже, они сражаются друг с другом, но я не могу понять, почему.

Я случайно задела ногой чьи-то кости, и мне пришлось стряхнуть их с себя. У меня не было проблем с восприятием трупов или скелетов, но это всё равно было немного неловко. – И кто побеждает?

– Те, что в раскрашенной броне, похоже отступают вглубь Комплекса.

– Чт-Блядь! – От удивления я подняла голову, но лишь ударилась о низкий потолок. – Что ты имеешь ввиду?

– Как я и сказала, я долгое время была разорвана на части и мои воспоминания далеки от реальности. Я не знаю, какие стороны принимают участие в конфликте. Однако, те, что окрашены, отступают.

Как такое могло произойти? Это невозможно. Когда я ушла, Рейнджеры Эпплджек побеждали. Было трудно, но мы побеждали. Что могло пойти не так? Как бы там ни было, я решила обвинить в этом Кёрли Фриса.

– Я расстроила тебя? – Правда меня не расстроила, она… Взволновала. Расстроить смогла лишь вертикальная лестница, к которой меня привели огни Бап. Я вытянула шею, чтобы взглянуть, как далеко она тянется, но даже мой кибер-глаз не смог пробиться сквозь темноту. С болью в ноге, я знала, что не смогу справиться с этим подъёмом без чьей-либо помощи, если только не… Я нырнула в сумку и достала оттуда одну из оставшихся доз Мед-Х, нашла вену и позволила теплоте, растекающейся по телу, успокоить меня. Теперь будет проще.

Хотя рытьё в сумках сделало меня ещё более нервной. У меня остался всего один магазин к винтовке (с зажигательными патронами, которые я не особо хотела использовать), всего один Мед-Х, никаких целебных зелий и несколько патронов к пистолету. Прошло так много времени с последнего пополнения моих припасов. Застонав, я отвернулась и начала подъём.

Тогда я вспомнила, что мне задали вопрос. – Нет… Я просто. Переживаю. – На самом деле, эта битва мало что для меня значила. Я ненавидела Стальных Рейнджеров, особенно после того, как Блэкуотер взяла их под свой контроль, но Рейнджеры Эпплджек для меня абсолютно ничего не значили. Я бы соврала, если бы сказала, что у меня не было мыслей о приглашении их в свою коалицию, но это не было необходимостью. Но лучше бы они победили, хотя бы потому, что удерживали моих… Друзей… – Ты можешь увидеть, что происходит снаружи Комплекса?

– Нет. – Это… Нехорошо. Если что-то случится снаружи, то я об этом даже не узнаю. Возможно, мне стоило взять Серенити с собой; будучи вдали от неё, я становилась параноиком. И ещё эта похитительница жеребят, Тайт Липс, была так близко...

Я остановилась, чтобы покачать головой и взглянуть вверх в бесконечную пустоту. Я была даже не близко к вершине, интересно, насколько высок этот подьем, казалось, будто он тянется вверх в бесконечность. Конечно это не так, было бы странно, если бы Комплекс ограничивался только вершиной и основанием, но кроме этого у него были уходящие в сторону тоннели, в которых я могла бы останавливаться во время подъёма, но огни продолжали указывать мне путь наверх, и я шла, даже несмотря на боль, из-за которой мои ноги сильно дрожали. Хотя всё было не уж и так плохо.

– А что насчёт моих друзей, ээ… – Я остановилась, чтобы понять, как описать их ей. – Двое пегасов, с которыми я была. Жеребец и кобыла. Кобыла была… В отключке. – Я пыталась увести от них Стальных Рейнджеров и почувствовала, что мне это удалось, но Мундэнсер всё ещё была в опасности.

– Сейчас, я выясню. – Прошло несколько минут, наполненных лишь лязгающим звуком моих протезов о лестницу, прежде чем она наконец ответила. – На данный момент, они в безопасности с большой группой пони. Кобыла, похоже, всё ещё спит или же находится под действием магии Симпл Харта. Полагаю, второе. Бывают дни, когда я очень счастлива, что его магия не может подействовать на меня.

– Блять. – Выругалась я, достигнув вершины лестницы и выбравшись в тёмный коридор. Я ничего не могла с этим поделать. По крайней мере, пока не переманю этого придурка на свою сторону, но это было сложнее, чем казалось.

– Я понимаю, что ты здесь для того, чтобы отдать часть Симпл Харта обратно. Но какую реакцию ты ожидаешь увидеть? – Спросил голос из динамиков, пока я ползла вперёд, игнорируя царапающие спину острые углы потолка. Кому-то действительно стоило сделать их пошире.

– Я не знаю. – Призналась я. – Может, благодарность? Или он станет безумнее. Я буду рада, если он перестанет ебать мозг своей магией всем, до кого может достать.

– А если он не перестанет? – Спросила она, но её механический голос не давал мне распознать её эмоции.

– У меня нет запасного плана. – Вновь призналась я. – Поэтому этот должен сработать. Но не волнуйся. Я выживу и исполню своё обещание тебе. Я не разрываю контракты. –  Обычно. Хотя у меня был один случай. Обычно, это происходит по очень важным причинам. Как, например, уход из Хизаев ради спасения Серенити.

– Он опасен и непредсказуем, хотя по большей части, это моя вина. Я всё ещё волнуюсь, что ты его недооцениваешь. В него было имплантировано невероятно мощное мегазаклинание; даже не смотря на то, что часть его силы была отнята…

– Как и в меня. – Не задумываясь ответила я. Я старалась не думать об этом, потому что так было проще, но всё равно чувствовала некий огонь в венах. В отличии от него, моё мегазаклинание не было так плотно связано с душой, или из-за того, что я не единорог, у меня не было всех этих суперсил. Как я и сказала, я старалась не думать об этом.

– Ты… Ты тоже? – В этот раз голос звучал растерянно. – Я надеялась, что это… – Она прервалась на полуслове, чтобы собраться с мыслями. – Возможно, я выдавала желаемое за действительное, но думала, что технология по превращению пони во вместилище для мегазаклинания умерла вместе со мной. Теперь, это ещё одна вещь, которая требует искупления.

– Не знаю, как Наблюдатели смогли провернуть это. – Призналась я. – Но они это сделали. Хотя, это не твоя вина. Это их личный выбор.

– Если бы не я, то у них не было бы такой возможности. – Последовала долгая пауза, после которой она продолжила. – Но я не могу зацикливаться на этом. Ну, я могу и буду зацикливаться, ведь у меня для этого есть целая вечность, но я не буду делать это сейчас. Если продолжишь идти по этому пути, он приведёт тебя к секретной двери в стене, которая находится прямо возле камеры Симпл Харта. Я продолжу следить за ситуацией, чтобы… Хм.

– Хм? – Спросила я, продолжая ползти вперёд.

– В коридоре стоит принцесса. Возможно, мой монитор неисправен, но…

– Хэйз! – Я запаниковала и побежала вперёд по тоннелю. Ну, скорее просто ускорила своё хромающее протискивание.

Тысяча разных вариантов пронеслись в моей голове. Если она здесь, значит должно было случиться что-то плохое. Если она попала в Комплекс, значит что-то плохое случилось в самом лагере снаружи. Я знала, что битва внутри прошла для Рейнджеров Эпплджек плохо. Что если их предали? Может, Серенити ранили в бою? Может, её убили! Баптизия говорила мне что-то, но я игнорировала её; я должна была двигаться вперёд, чтобы узнать, что произошло.

Я врезалась в дверь в конце коридора. Я уже и забыла насколько ослепительно белым был Комплекс, и мне пришлось прикрыть глаза, когда я осмотрелась по сторонам, обнаружив неподалёку вход в комнату Симпл Харта. Он выглядел точно так же, как и в прошлый раз, но Хэйз тут не было...

– Оу. Ох. – Прозвучал голос позади меня. Я быстро обернулась и увидела… Аликорна.

Она была выше Хэйз, хоть и не намного, с тёмно-зелёной коротко стриженной шёрсткой, но всё ещё магически плавающей в воздухе гривой с полосками жёлтого и зелёного цветов. Она широко улыбалась мне, даже несмотря на то, что я смотрела на неё в замешательстве.

– Я Тисл! – Счастливо представилась аликорн. – Я — Наблюдатель. – Какой бы приветливой она не была, от этих слов всё внутри меня сжалось.

– Что? – Я тщательно её осмотрела и сделала пару шагов назад. Она была высокой, но не выглядела сильной и, кроме того, у неё не было ни брони, ни оружия. Но с моей стороны было бы глупо считать, что я смогу легко выиграть если дело дойдёт до битвы. Я видела, как в случае необходимости сражается Хэйз; она вынудила толпу сдаться без единого выстрела, выбросила прочь гуля с помощью телекинеза, защитила нас от драконьего пламени и целого здания своим щитом, и всё это не причинив вред ни единому разумному существу. Если эта кобыла была хотя бы в половину такой же сильной и обладала недобрыми намерениями, то я была в большой беде.

– Наблюдатель. Мистер Кат сказал, что мы — это глаза и уши Селестии, посланные ей, чтобы проложить дорогу в новое будущее: такое, каким его видели в прошлом. Ох, разве это не чудесно? – Я бы это не так описала.

– Ладно. – Эта кобыла явно напрашивалась на то, чтобы я разрядила в неё весь магазин. – Что ты здесь делаешь?

– Оу, мистер Кат отправил меня сюда, чтобы взглянуть на пони с мегазаклинанием. Ему было бы слишком опасно приходить сюда лично.

Я облизнула губы и нервно проверила своё оружие краем глаза. – Почему ты с Наблюдателями? Зачем он отправил тебя сюда? – У меня было ещё несколько вопросов, но я решила идти постепенно, на случай если спрошу что-то лишнее и она нападёт.

– Я была с сестрой на севере, когда Разрушительница взорвала мать! – Это не совсем то, что обычно говорят так радостно. – Многие присоединились к подруге Разрушительницы, но я подумала, что они все злые, так что мы с несколькими сёстрами ушли и, ох, мистер Кат был так мил, что мы решили помочь ему. И он отправил меня сюда, потому что хотел поговорить с пони и, оу, я должна спросить его, что он хочет сделать с тобой. – Я могла ответить на этот вопрос, но решила этого не делать.

– Босс? – Она обратилась в пустоту. Может, она и правда просто сумасшедшая.

По крайней мере, я так думала, пока она не открыла рот и не начала говорить совершенно другим голосом. – Да? – Спросил голос, который несомненно принадлежал Клин Кату, но звучал он изо рта Тисл.

– Какая-то кобыла вышла из стены. Что я должна с ней сделать? Вы видите её? – На этот раз, говорила сама аликорн.

– Вижу. – На секунду мне показалось, что цвет глаз Тисл менялся на цвет глаз Клин Ката, когда она говорила его голосом. – Я немного поговорю с ней, поддерживай соединение.

– Какого хуя. – Сказала я, когда наконец смогла подобрать слова.

– Как ты уже знаешь, аликорны удивительные существа. – Аликорн всё ещё говорила его голосом; это было жутко. – Мы снова встретились, Хайред, хотя не могу сказать, что я удивлён. Ты всегда появляешься в очень интересных местах.

– А ты продолжаешь прятаться. – Я сплюнула. – За интеркомом, за кобылой. Приди и поговори со мной один на один. Я много, чего должна тебе сказать.

– Разве? – Он не казался удивлённым. – Почему мы всегда должны быть противниками? У нас похожие цели, в конце концов. Мы оба хотим мир во всём мире, тот, где пони, такие как твоя дочь смогут жить без ужасов Пустошей. Вскоре я достигну своих целей, с тобой или без тебя, так что твоё постоянное сопротивление лишь тратит всё наше время.

В ярости я топнула кибер-протезом по полу, заставив его потрескаться. – О, так ты хочешь защитить мою дочь, да? Ту самую, которую, ты, блять, похитил.

Тело, казалось, совсем не беспокоила моя злость. Возможно, потому, что в этом не было нужды, потому что его реальное тело было далеко отсюда. – Если бы ты не путалась у нас под ногами, мне не пришлось бы этого делать. Но ты права: совершённые нами поступки ужасны, и благодаря им мы сами стали ужасными. Но что нам оставалось делать? Сдаться и утонуть в ужасе, стать рейдерами или чего хуже? Или же понять, что иногда ужасные поступки необходимы ради общего блага.

– Не читай мне свои проповеди. – Думаете, он чему-то учится? Он и Драконоборец — одинаковые. Соблазнительные и ловкие речи, за которыми скрывается чистая беспощадность.

– Я не читаю, я… – На секунду его голос прозвучал так, будто он противоречил сам себе. – Я в сложной ситуации, Хайред. Ты… Тебе не обязательно понимать, но ты можешь сделать это. Ты уже была в подобных ситуациях, я уверен. Иногда у нас просто нет возможности выбрать добро; иногда выбор идёт не между добром и злом.

– И ты всё равно как-то умудряешься всегда выбирать зло.

– Ты продолжаешь судить. Возможно, если бы ты выслушала… – Кобыла вздохнула. Или вздохнул он сам. Это было довольно неудобно воспринимать. – Вещи не такие простые, какими кажутся, и ты это знаешь. Мир — это беспорядок и, возможно, он всегда был таким, но просто находился под слоем красивой краски. Всем нам приходится выбирать, но выбор не состоит из двух вариантов. Речь не о добре или зле. Когда я обучался медицине, меня учили причинять наименьший ущерб. Есть такая вещь, как сортировка. Ты должен оценить ситуацию, определить сколько пони получили ранения и решить, кого спасти, но при этом выборе, кто-то остаётся умирать.

– Именно такой выбор у нас сейчас, и мне неприятно делать его. Я пришёл в Дайс, оценил ситуацию и увидел то, что любой пони видел так же ясно. Город умирал, и его падение было лишь вопросом времени. Поэтому мне пришлось контролировать это падение, чтобы оно не распространилось дальше, и у нас была возможность всё восстановить. Да, мои действия привели к смерти пони, и их имена навсегда отпечатались в моём сердце, но я не мог сделать другой выбор. Никакой другой не был бы лучше.

– Очистные станции, которые у нас есть, могут быть скопированы, но это стало возможно только теперь, когда Мустанги уже не охраняют их. Ты знала, что работы уже начались? Электростанция на мегазаклинании, которую Мистер Хаус так яростно защищал теперь тоже принадлежит нам, и с моим опытом в работе с мегазаклианиями, у нас уже появился рабочий прототип. Когда эти технологии разойдутся…

– У тебя будет своя собственная маленькая империя. – Ответила я с хмурой ухмылкой. – Речь не о Пустошах или помощи пони. Речь о власти. Ты хочешь контролировать пони. Ты хочешь, чтобы все в мире были твоими пешками. Как я.

– Вот так всё и будет, Хайред? Ты откажешься прислушаться к голосу разума просто потому, что не можешь понять...

– Иди. Нахуй. – Тело, в котором он находился или которым управлял, заметно отпрянуло из-за моих слов. – Ты превратил меня в ебучую бомбу. Похитил мою дочь. Навредил моим друзьям. Моей семье. С меня хватит слушать то, как ёбаный злодей читает мне нотации. Есть лишь два варианта завершения всего этого. На твоей могиле. Или на моей.

– Так уж и быть. Я оставлю тебя с этой мыслью. Ты выбирала между моим путём и уничтожением Дайса со всеми его секретами и знаниями. Не сравнивай меня с идеалом, дорогая, сравнивай меня с альтернативами. – Кобыла покорно поклонилась. – Тисл, проведи эту кобылу к её могиле, чтобы мы могли покончить со всем этим.

– Оки-доки! – К аликорну вернулся её настоящий голос, и её рог засиял ярко-зелёным светом.

– Чт-ухх. – Внезапно мою грудь пронзила резкая и острая боль, заставив меня упасть на одно колено. Такое чувство, будто меня подстрелили, но даже хуже. Я не могла думать. Боль была столь сильной, что я могла лишь упасть на пол, раскинув ноги в разные стороны. Из-за боли я закрыла глаза, а когда открыла их, то увидела стоящего надо мной аликорна с легкомысленной улыбкой на лице. А вокруг неё уже был поднят магический щит. Я ничего не могла сделать.

– Умри быстро, у меня ещё есть дела! – Радостно сказала она, хотя звук оказался приглушённым.

Она сделала это. Как? Её рог светился. Это была сила аликорна, не скованного цепями морали. И она собиралась убить меня.

Я должна была двигаться.

Несмотря на то, что боль пронзала всё моё тело, я смогла заставить работать ноги и отвернуться от неё. В конце коридора был Симпл Харт. Он мог… Он мог сделать что-то. Я двигала своими конечностями, но они болели так сильно, что было трудно заставить себя доползти до конца. Боль была похожа на шип, пронзивший мою грудь, и у меня на глазах навернулись слёзы.

– Ты не сможешь сбежать. – Пропела аликорн, пока я ползла прочь.

Мои кибер-конечности делали большую часть работы. Боль не замедляла их. В отличие от всего остального тела. Пока я кричала от боли и страха, волочась по маленьким ступеням к двери Симпл Харта, они не дрожали и не сдавались, как это делали мои нормальные ноги. Они поддерживали меня, но голова кружилась, из-за чего было невозможно думать, не говоря уже о чём-то большем. Я пыталась говорить, проклинать моего обидчика, но открывая рта, но могла лишь кричать. Пока вскоре я не потеряла возможность делать и это.

Каким-то образом мне удалось добраться до дверей. Или скорее доползти до них. Думаю, я отключилась на секунду. Тяжело вспомнить. Всё, что я чувствовала — это огонь в моей груди. Всё остальное скрылось в белом шуме. Я чувствовала только боль. И желание сбежать от неё. Я жалко потянулась к дверной ручке. За свободой. За спасением. Но она была так далеко.

А затем мир вокруг меня поглотила тьма.


Мои глаза открылись.

Вокруг всё ещё царила тьма, но теперь она была усеяна пятнами ярких огней вдалеке. Звёзды? Но это бы означало, что я оказалась в космосе или... Я не знаю, но где бы я ни была, я не хотела думать об этом.

У земнопони есть что-то, что принадлежит Мне.

Голос отражался в бесконечной пустоте, сотрясая её или, возможно, меня. Я пыталась ответить хоть что-то, но не смогла выдавить из себя ни слова. Прежде чем я успела попытаться вновь, что-то схватило меня, и я почувствовала, как меня швыряют в пустоту. Вращаясь в полёте, я думала, что меня вырвет, но совсем скоро я во что-то врезалась.

Я покачала головой в попытках вернуть себе зрение и поняла, что меня остановил экран. Или это выглядело, как экран с незнакомыми мне изображениями, который парил прямо в воздухе. Это начало становиться странным.

И всё стало ещё страннее, когда я, оглянувшись вокруг, увидела множество таких же парящих экранов. Их были десятки, и все они показывали жизнь разных пони.

Верни это Мне! 

Мир вокруг завертелся быстрее, и я почувствовала сильную тошноту. Мне пришлось закрыть глаза.

Когда я открыла их, то оказалась в другом месте. Какая-то смутно знакомая комната. Если бы меня спросили, то я бы сказала, что это место похоже на старый отель, и она явно не использовалась, ведь матрас на полу уже давно сгнил, а стены покрылись плесенью. Воздух пах так, будто кто-то умер и, если подумать, наверное так и было.

Здесь было окно, так что я подошла к нему, чтобы попытаться понять, где я нахожусь. Но, выглянув в него, я почти сразу пожалела об этом из-за нахлынувшей тошноты. Окно находилось в десяти этажах над землёй… Дайс.

В тот момент было не трудно понять, где я. В Дайсе было всего четыре настолько же высоких здания (для тех, кому интересно: ЧС, Клип’н’Клопс, Эль Хаус и база Анклава), но я явно не была ни в одном из них. Я достаточно времени провела в Дайсе, чтобы понять по специфическому расположению улиц, что нахожусь в Луне.

В чём, конечно же, не было никакого смысла. Луна была разрушена. Более того, она упала прямо на меня, не то чтобы это можно было легко забыть, но, тем не менее, я всё равно была в ней. Только из неё открывался такой вид на северную половину городу и часть Парасайт Маунда.

Взглянув вниз, я увидела пятиэтажное офисное здание с огромной дырой в стене. Это место я помнила хорошо.

Прежде чем я успела присмотреться, земля под ногами дрогнула от сильного взрыва. Я споткнулась и едва не упала, но смогла удержаться, стоя на этом отвратительном матрасе. – Блять. – Пробубнила я, вытирая копыто, и услышала какофонию шумов и звуков вдалеке. У бокового входа в Луну шла битва.

Что, я должна подчеркнуть, не имело никакого смысла, ведь Луна на данный момент — гора ёбаных обломков.

Но мне кажется, что стоит выяснить, в каком временном отрезке я нахожусь. Прильнув к прицелу Искусности и взглянув вниз, я увидела… Себя. В дыре в стене офисного здания с Искусностью на спине, была Хайред Ган, смотревшая на бойню с нейтральным выражением лица. Как давно была эта ночь? Дни, недели или месяцы. Время бежало так быстро и казалось, что прошла целая вечность.

Я, которая была внизу, казалась такой спокойной, такой уверенной и сильной. Я вспомнила, что в тот момент меня озарила гениальная идея. Неужели было время, когда я выглядела такой чистой и сильной? Я ходила туда и обратно, не хромая, с высоко поднятой головой и не придавленная не зависящими от меня обстоятельствами. Я выглядела так, будто у меня всё под контролем. Совсем не так, как сейчас. Сейчас я была обременена всем, что случилось со мной, моими грехами, знанием того, что мир рвёт сам себя на части и “личностью, которая разберётся со всем этим дерьмом”. И всё это рвало меня на части. Каким-то образом, за такой короткий срок между тогда и сейчас мне удалось собрать больше врагов, шрамов и ран, чем я могла вспомнить.

Часть меня хотела докричаться до неё, рассказать, что всё не будет в порядке, рассказать, как нужно поступить, чтобы избежать беды. В ретроперспективе всё казалось таким простым. Не стрелять в Пост Хэйста в Каркхуфе, не доверять Хай Стэйксу, в роли охранницы на железнодорожной станции не идти на помосты под крышей, а спуститься в подвал и ради, блять, всего святого убить Тайт Липс и Клин Ката, как только они попадутся на глаза.

Но я не могла; она была слишком далеко. Я была уверенная, там внизу, радостно подавляла мысли о прошлом и мечтая о всех крышках, которые только можно заработать. Она не знала, что буквально через пару месяцев всё, что она знает и о чём думает будет отброшено в сторону внезапным ударом случайности о совпадения. Но, может быть, это не имело значения. В конце концов, несмотря на всё, я по-прежнему стояла там. Конечно, я всё ещё теряла кровь и даже погружённая в свои мысли, моя нога отдавала болью во всё тело из-за раны, которую я не могла вылечить. Но даже несмотря на это, я всё равно стояла там.

Возможно, меня отправили туда, чтобы напугать, если, конечно, это было сделано специально. Показать, где я была, показать кобылу, которой я была и испытать отчаяние от всего, что с ней случилось. Это правда, теперь у меня было больше шрамов и меньше конечностей, но кроме того, я изменилась сама. Стала честнее с собой и другими, сильнее духом, но не телом. По крайней мере, это то, в чём я пыталась себя убедить. Всё, через что я прошла, должно было хоть что-то значить, так что если у меня выйдет убедить себя в этом, то это будет легче принять.

В воздухе прозвучал выстрел, который был громче остальных, и когда я взглянула на… Себя внизу, то увидела, что ствол винтовки дымится. Через пару секунд мимо моего окна пролетело тело. Я знала, что это был Рой Мустанг, но он пролетел так быстро, что я так и не смогла снова взглянуть на него.

А потом я снова погрузилась во тьму, и только звёзды составили мне компанию.

Земная пони отказывается подчиняться Этому.

Мир снова завертелся вокруг, прежде чем опять остановиться и дрогнуть.

Земная пони не понимает, в каком она положении? 

Передо мной снова оказались белые экраны, проигрывающие фрагменты из жизни. Я увидела, как странную помесь змеи и льва превратили в камень какой-то радугой на одном экране, на другом была плачущая розовая пони через миг утонувшая в зелёной вспышке, на третьем был избитый маленький зелёный пони, закованный в цепи. Экраны вращались вокруг меня до тех пор, пока я не начала видеть лишь размытые проблески событий прошлого, будущего и настоящего.

Ты разозлила того, кто превосходит тебя?

Разве он превосходит? Одно живое мегазаклинание, другое… Мы были похожи. Единственное отличие в том, что у него был хоть какой-то ограниченный контроль над пламенем, текущим в его венах, в то время, как я была скована прихотями кого-то другого. Возможно, он был более великим, чем я, но даже в этом я не уверена.

Верни это мне.

Это. Принадлежит. Мне. 

Я почувствовала, что меня бросили с огромной силой. Вмиг все экраны исчезли, а звёзды превратились в размытые белые полосы. Я летела и летела сквозь ночь, беспорядочно вращаясь, до тех пор, пока внезапно не остановилась.

Я открыла глаза.

Я вдохнула, и к моему удивлению воздух казался таким… Чистым. Ночь была тёмной и облачной, но я видела, что стою посреди поля с какой-то зелёной штукой на земле. Трава… Я уже видела траву, но чтобы её было так много, и она покрывала целое поле, а не торчала между камней на склоне или ещё где-нибудь... И она так хорошо пахла! Я наклонилась и, откусив немного, прожевала и проглотила. Как что-то может быть настолько вкусным?

Я оказалась в каком-то раю? Я глубоко дышала чистым свежим воздухом и смеялась про себя. Конечно, это не рай, если бы меня убили, то разве б я оказалась среди звёзд? Так где я на самом деле? Я должна была сосредоточиться и решила оглянуться вокруг.

Какие-то здания, выглядевшие так, будто их построили недавно, но при этом казалось, что в подавляющем большинстве они были сделаны из старых частей поезда. Но даже в темноте я видела, что их недавно покрасили. Я медленно пробиралась сквозь поселение в полной тишине. Народ вокруг спал, это понятно, но для меня было шоком, что мне не встретился ни один охранник, который бы защищал пони во сне. Даже в самых мирных городах приходилось поддерживать такой порядок.

Может, этот город на самом деле был заброшенным? Я не видела никого поблизости, и эти дома, казалось, были без света, а ещё я не слышала никакого движения. Возможно, трава под моими ногами была каким-то биологическим оружием, которое заставляло жителей покидать… Покидать… Я не смогла придумать более правдоподобную теорию с биологическим оружием. Казалось, что после раскрытия того факта, что я — живое мегазаклинание, я смогу придумывать любую херню, какую захочу, но мне не хватало для этого воображения.

Вместо этого, я шла по улице так тихо, как только могла. На самом деле, если бы моё тело не состояло на тридцать процентов из металла, я была бы довольно скрытной пони. Но на тот момент, мне было нормально и так, поскольку не особо нужно было красться.

У меня никогда не было времени по-настоящему оправиться от всего. С момента взрыва мегазаклинания над Дайсом или даже раньше, у меня выпадал всего один или два дня на отдых, но даже с лечащими зельями этого никогда не хватало. Взрыв, битва с драконом, второй взрыв и падение здания на меня, прорыв через Хищника и всё, что случилось в Комплексе. Это, если быть честной, события одной недели. Или чуть больше, чем недели? Честно говоря, всё так смешалось, что я уже не была уверена.

Самое главное — это боль, которую я испытывала. Не только из-за проткнутой насквозь ноги, но из-за всех тысяч ран, полученных на Пустоши. Всё тело покрывали порезы, царапины и шрамы; их было так много, что я даже не могла вспомнить, откуда каждый из них был. Через всю спину шёл длинный шрам, я не помню, получила я его во время битвы с Драконоборцем или во время падения после побега с Хищника.

Всё это накладывалось друг на друга. Травма за травмой до тех пор, пока я не начала испытывать постоянную боль, забыв, что значит чувствовать себя здоровой. Половина моей головы всегда пульсировала? Как давно я начала хромать? Могу поклясться, что хромала ещё до последней колотой раны в ноге. Область вокруг моего глаза постоянно зудела, и мне приходилось игнорировать это, потому что от чесания становилось только хуже. Боль похожа на волны, бьющиеся о прибрежные скалы. Но со временем вода рушит даже самые крепкие из них.

Я глубоко вдохнула, позволяя запаху жизни наполнить меня.

У меня не было времени сидеть и считать раны. Есть работа, которую нужно сделать, несмотря ни на что. В этом месте было что-то, из-за чего было трудно думать. Оно было таким спокойным, таким безмятежным, словно картина созданная, чтобы напоминать кому-то о его детстве. Оно было совершенно невинным, в отличие от меня. Возможно, именно поэтому мою голову забивали мысли о боли, пока я шла сквозь маленький странный городок: меня наполняло непоколебимое ощущение, что мне не место там.

Я была порождением крови и войны. Буквально инструментом для причинения страданий и боли. Я сделала себя катализатором разрушения, и когда я умру, если верить другим, после себя я оставлю лишь эти разрушения. Как такое место вообще может существовать? Оно было таким идеальным, что я начала чувствовать себя больной.

– Ёбаное тупое место. – Пробубнила я себе под нос. – Ненавижу. – Это была не совсем правда, но и так сойдёт.

Прежде чем у меня появилась возможность ещё больше обругать город, я увидела две фигуры, подсвеченные лунным светом и начавшие идти ко мне на встречу. Должна признать, я запаниковала. Город казался мне таким покинутым, что внезапное появление пони напугало меня, поэтому я побежала к ближайшему дому и, к счастью, он оказался открыт, так что мне не пришлось выламывать дверь.

Я прождала довольно долго в тёмном доме, прижавшись ухом к двери, чтобы удостовериться, что меня не заметили. В конце концов, я достаточно успокоилась, чтобы отлепиться от двери и оглядеться вокруг.

Это явно был дом. Мой киберглаз зажужжал, включив ночное зрение, чтобы справиться с тьмой. – Миленько. – Пробубнила себе, проходя мимо маленькой прихожей в своего рода гостинную. Она определённо выглядела так, будто в ней кипела жизнь.

Вся гостиная была заполнена игрушками разных форм и размеров, разбросанными повсюду. В углу комнаты стояла коробка для игрушек, но, кажется, большинство из них просто туда не попало. Я не смогла удержаться и хихикнула из-за состояния комнаты и задумалась, нашлось бы там что-нибудь, что могло бы понравиться Серенити, но, кажется, большинство из них предназначалось для жеребят помоложе. Хотя мой взгляд упал на книжный шкаф рядом с креслом-качалкой, который не выглядел слишком детским.

К сожалению, большинство книг вряд ли подошли бы Серенити. Они не были детскими, как те, что использовала Вайлдфайр, чтобы научить меня читать, но ни одна из них не была техническим руководством к киберпротезам, так что я сомневаюсь, что они бы смогли понравиться кобылке. Я уже собиралась отойти от него, но в последний момент увидела её. Чёрная обложка с простой белой надписью и гораздо более свежий вид по сравнению с другими книгами на полке.

Книга Литтлпип.

Не медля ни секунды, я выхватила книгу с полки и нырнула в неё с головой. Эта кобыла была моим героем, в Мэйрфорте, где я могла словить сигнал, где слушала, как диджей Пон-3 рассказывает о ней истории каждый день. Я знала, что она сделала большую работу, но не ожидала, что у неё будет собственная книга. Перелистывая страницу за страницей, я находила истории, о которых слышала на радио, но более реальные. Детальные.

Я читала о крушении поезда возле Эпллузы, о битве с драконом (даже читая её между строк, я понимала, что в её случае всё прошло гораздо более гладко, чем у меня), о том, как она сбежала от Красного Глаза. Всё было чёрным по белому, каждая деталь, каждая мысль, каждая ошибка и каждое мгновение славы. У меня не было возможности увидеть всё целиком, но даже так, могу сказать, что всё было написано в мельчайших подробностях, которые никогда не ожидаешь увидеть в подобных книгах.

Это сделало её реальной в моей голове. Прежде, она была своего рода мифической фигурой. Я слышала лишь истории о её великих деяниях, но читать о её чувствах по этому поводу было совершенно другим. Дойдя до конца, к её величайшему поступку, возвращению солнца, я поняла, что она была истощена физически и морально. Во всех этих эмоциях было что-то, что опустило её до моего уровня и сняло с неё мантию героя. В моей голове промелькнула мысль взять эту книгу и показать её Хэйз, чтобы узнать, сделает ли это из Литлпип меньшего злодея в её глазах, но решила не делать этого.

Я была так поглощена чтением, что не заметила, как в комнату вошли пони, пока они не включили свет.

– Ой! – Вскрикнула я, уронив книгу на пол.

– Ииии! – Пожилая кобыла тоже вскрикнула, поражённая моим криком.

– Оу. – Она взяла себя в копыта, заметив окровавленные бинты на моей ноге. – Вы ранены… Оох… – Кобыла была небольшого роста с жёлтой шёрсткой и длинной гривой, достающей до пола, цвет которой был чем-то средним между розовым и серым.

– Эм. Простите. За вторжение. – Сказала я с улыбкой. – Я, ээ… Я не отсюда…

– Кто это с вами сделал? – Кобыла, казалось, была шокирована моей раной, но я не могла понять, почему. Она бросилась ко мне, чтобы взглянуть поближе, качая при этом головой. – Какие разбойники… Охх… Вы должны, эм, пойти со мной. Сюда. Я вылечу вас.

Она выбежала из гостиной, ожидая, что я просто последую за ней. Что я и сделала, потому что она была очень добра и было приятно, что кто-то не хотел меня убить или не ожидал от меня подобного взамен. Она просто была добра, без намёка на корысть.

Я обнаружила, что кухня была менее хаотичной за исключением небольшого количества немытой посуды. Она вежливо указала на подушку у стола, и я послушно присела, начав рассматривать своё окружение. На стенах и полках было множество картин. Какие-то были с её друзьями, какие-то с ней и смеющимися детьми. Была одна довольно странная со статуей маленького кролика. Это наверняка была очень интересная история.

– Что с вами случилось? – Спросила она, осматривая рану вблизи. – Ох… Это… Это же… – Рассматривая ногу с обеих сторон проговаривала кобыла. – Как вы вообще ещё ходите?

– Я хороша в хождении. Это одна из тех штук. Ну, знаете. В которых я хороша. – Я слегка вздрогнула, когда она ткнула в окровавленные бинты. – Это… Долгая история.

Она взглянула мне прямо в глаза. – Что случилось? Вы можете рассказать мне. – Я почувствовала, что просто обязана рассказать ей, прежде чем она отвела взгляд и покраснела. – Если хотите…

– Я сделала кое-что глупое. – Это не было ложью. По факту, это вероятно самая правдивая вещь из всего, что я когда-либо говорила. – Очень глупое. – Уточнила я.

Медленно она размотала бинты с осторожностью, которую я не ожидала увидеть от… Оу, она была пегасом. Я не заметила это из-за того, что обычно все пегасы постоянно летают. – Всё в порядке. Мы все делаем глупости. – Отвлечённо сказала она. – Вы можете рассказать мне.

– Я бы не хотела об этом думать.

– Вам придётся. – Она полностью убрала бинты и, достав аптечку, начала промывать мою рану. Боль ужалила меня, но я не показала этого. – Это единственный способ… Исцелиться.

Я отвела взгляд и промолчала в ответ. У меня было достаточно вещей, о которых я должна была думат. Я уже устала от порицания, даже если оно исходит от хороших пони.

– Я знаю, что это больно. – Сказала она, закончив стирать кровь и достав небольшой набор для наложения швов. Это было даже больше промывания, но я просто стиснула зубы и продолжила терпеть. – Но вы не сможете сбежать от случившегося. Оно будет преследовать вас и не важно, как долго вы будете убегать, ведь в конце концов, это… – Голос кобылы дрогнул, и она глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. – Если будете игнорировать это, то станет только хуже. Вы должны встретиться лицом к лицу со случившимся, принять это, принять эту боль. Это единственный способ… Двигаться дальше. Да, боль всё равно останется, но она станет слабее. Время лечит, если вы позволите ему это.

– Это больно… – Медленно сказала я. Эмоции, с которыми говорила кобыла были душераздирающими. Я уверена, что она испытала это на собственном опыте. – Я потеряла семью. Друзей… Мою дочь…

– Мне жаль. – Ответила она, начав зашивать рану с обратной стороны ноги. В этот раз, я не выдержала и вздрогнула от боли. – Я понимаю… Это больно. Я потеряла лучшую подругу… Мне всё ещё грустно, когда я думаю о ней. Она спасла мою жизнь, но… Я должна двигаться дальше. Я должна жить. Ради памяти о ней. Поэтому я перестала бежать и встретилась с этими чувствами. И это позволило мне исцелиться. Мне никогда не будет просто думать о случившемся, но теперь я могу улыбаться, вспоминая о ней. О хороших моментах, связанных с ней. Боль не уходит прочь, она становится… Терпимой. И пустота внутри не заполнится. Но вместо неё будет лишь шрам, а с ним уже можно свыкнуться, даже если он никогда не исчезнет.

Я взглянула на неё со слезами на глазах и вытерла их. – Я не знаю, почему… Но я боюсь. Думать о ней. О них. О моих ошибках.

– Я тоже. – Вздохнув и достав лечащее зелье со шкафа, сказала она. – Здесь не может быть простого ответа. Но вы должны принять это… Я… Я не знаю, поможет ли это вам. Но я устроила ей похороны спустя годы после смерти. Это помогло мне двигаться дальше. А мои ошибки… Они преследуют меня и всех вокруг. – Я не поняла, что бы это могло значить. – Ничто не исправит их, но я поклялась поступать лучше. Я не могу простить себя, но могу поступать правильно в том будущем, что у меня осталось. Это не компенсирует ошибки, но это причина продолжать пытаться.

В её словах был смысл и, полагаю, у неё было на это право. Я так долго бежала от своего прошлого, так долго лгала себе, лишала себя, делала всё, чтобы забыть тех пони, которых подвела. И к чему это привело? Я только продолжила подводить всё больше и больше пони, я просто совершила ещё больше ошибок. Я должна была остановиться, чтобы принять это. Может быть, когда всё это закончится, я должна буду провести похороны для Вайлдфайр и Фаундэйшн. В конце концов, дать тот покой, который они заслужили. Думать об этом было больно, но я думаю в этом нуждались и они, и я. Только тогда я смогла бы искупить свою вину за Каркхуф и…

– Ох, дорогая... Я не хотела довести тебя до слёз.

– Это не так. – Я вытерла слёзы. – Это просто… Спасибо. – Может быть, мне просто нужен был кто-то, кто скажет, как двигаться дальше. Я всегда слышала от пони, что я должна двигаться дальше, но не понимала, что это значит до этого момента.

– Ох, хорошо. – Она улыбнулась, начав выливать лечащее зелье в мою раненую ногу.  – Я рада, что смогла… Оу. – Она удивлённо смотрела, как зелье начало светиться, коснувшись моей раны. Затем, по причине, которую я не могла понять, она начала напевать что-то себе под нос до тех пор, пока зелье не закончилось.

Я взглянула на ногу и обнаружила… Ничего. Остался лишь слабый намёк на шрам, но сама рана полностью исчезла. В замешательстве я встала на ноги и почувствовала… Что в порядке. Я почувствовала себя просто прекрасно. В первый раз за долгое время я не чувствовала боль или усталость. Исчезла вечная боль в спине, а голова перестала пульсировать. Я чувствовала себя… Здоровой.

– Хах… Пфф. – Потянувшись и почувствовав, что моё тело больше не испытывало судорог или ноющей боли, я начала безудержно смеяться. Я подпрыгнула и, приземлившись, поняла, что больше эти приземления не отдают болью в мой череп. Ничего не осталось, только… – Как! Как вы это сделали!

– Оу, я просто очень хороша в работе с лечащими зельями. – Ответила кобыла, но даже она выглядела не особо уверенной в своих словах. Хотя её кьютимарка светилась, так что это, наверное, просто какая-то странная магия. А её кьютимарка это… Три розовых бабочки? Как это возможно? Я знала этот символ, каждый пони в Эквестрии знал этот символ. Этот символ был абсолютно на всех аптечках. – Я помогла изобрести их.

– Что.

– Ты не знаешь меня? – Она выглядела искренне смущённой, но я правда не знала. – Я… Должно быть ты пришла совсем издалека. Я думала, что ты… Извини, это звучит так высокомерно с моей стороны…

– Нет, я просто не понимаю, как ты сделала так, что я почувствовала себя… – Комната внезапно начала вращаться. – Так.

Она вращалась всё быстрее и быстрее, но потом внезапно остановилась на месте. Всё осталось прежним: и старая кобыла, и кухня, но они были размытыми. Не в фокусе. Я могла видеть, как двигается рот кобылы и слышать что-то, но звуки были такими приглушёнными, что я не могла разобрать ни слова. Как будто она кричала мне из дома, стоящего в миле от меня. Я знала, что это было нечто важное, что-то, на что я должна обратить внимание, но я не могла понять. Затем всё поглотила тьма, и мир исчез.


Я открыла глаза и увидела ослепляюще белые стены странных форм и почувствовала резкий запах пыли, плесени и гнили. Явно не запах травы, деревьев и свежести, как в моём сне, но я была жива. Кобыла. Тисл. Я думала, что она убила меня, и это были мои предсмертные видения, но каким-то образом я осталась жива и попала в комнату Симпл Харта.

Я медленно поднялась на ноги и… И не почувствовала ничего. Взглянув на раненую ногу я осознала, что она исцелилась, насколько это вообще было возможно. И у меня ничего не болело. Боль, преследовавшая меня так долго, исчезла. Я чувствовала себя… Хорошо. Сильнее, чем когда была… Чем я вообще могу вспомнить. Этот сон был реальным. Как это… Как это вообще...

Теперь у меня заболела голова. Пульсация только из-за одних мыслей о том, что всё это значит. Обо всём, что случилось. Это на самом деле произошло? Должно быть. Потому что когда я теряла сознание, то страдала от стольких ран, а моё сердце было на грани разрыва, но теперь я была в порядке. – Магия. – Я едва не рассмеялась, пока оглядывалась по сторонам. Я была в камере Симпл Харта. Вспомнив о том, какое заклинание было вживлено в него, я поправила себя. – Мегазаклинание.

Затем я вспомнила, зачем вообще пыталась туда попасть и в панике начала копаться в сумках, но обнаружила, что её там не было. Сферы из тоннелей. Её не было в моих сумках, она была… Здесь. Я увидела её на полу, без защитного барьера, прямо в центре комнаты, где стоял Симпл Харт. Которого не было на месте.

Справедливости ради, должна заметить, что он большую часть времени был невидимым, но в этот раз, я точно была уверена, что его нет рядом. Когда он был там прежде, моё плечо жгло, как никогда раньше, но теперь этого чувства не было. Даже шёпот исчез. Я освободила его. Или, возможно, он просто уснул. Это было не важно. Я должна была дать ему знать, что выполнила свою часть сделки, поэтому я достала лист бумаги из сумки и начала писать на нём одним из карандашей Серенити. Я могла хорошо читать, но мои навыки письма всё ещё оставляли желать лучшего:

Я ВЫПОЛНЕЛА ЗДЕЛКУ. ТЫ ДОЛЖИН МНЕ.

СЛИВЕР ШТОМР

Ээ… И так сойдёт.

Я оставила своё искусно написанное письмо в центре комнаты и… Оценила свои перспективы в будущем. Моей самой большой проблемой было то, что я не знала, как долго была без сознания, и я просто не могла действовать, пока не узнаю об этом наверняка. На мгновение я задумалась, почему моя подруга не говорит со мной через интеркомы, но почти сразу вспомнила, что в этой комнате это просто невозможно. Поэтому мне нужно было выйти из неё.

Где, вероятно, меня ждала аликорн.

Это… Создание было за гранью ужаса. Без особых усилий она практически смогла убить меня, и я даже не могла с этим ничего поделать. Если я когда-нибудь снова увижу Тисл, то могу лишь молиться, что видеть её буду через прицел Искусности.

Тем не менее, я не могла просто сидеть в этой жуткой камере мегазаклинаний до конца жизни, поэтому я подошла к выходу и приоткрыла дверь на небольшую щелочку. Я заглянула в неё своим киберглазом, прекрасно понимая, что если она была там, то все мои индикаторы и предупреждения моментально сообщат об этом. Но снаружи не оказалось ничего, кроме тишины и бесконечного чувства беспокойства. Решив, что победа даётся смелым, я широко распахнула дверь и выпрыгнула наружу, на всякий случай сжав зубами спусковую узду боевого седла.

Тишина сохранялась добрую минуту, прежде чем её нарушил голос из интеркома. – Ты вернулась! Мы волновались, что ты погибла.

– Меня тяжело убить. – Хмыкнула я, осматривая коридор перед собой на предмет малейших движений. – Как долго я была в отключке?

– Шесть часов. – Я вздрогнула и застонала. – Похоже, что у твоих друзей дела не очень. Хочешь узнать новости?

– Да. – Я пошла вперёд по коридору, а топот моих копыт эхом разносился дальше. – У меня есть пони, которых нужно убить. Укажи, кто из них будет первым.


Ситуация оказалась хуже, чем я могла представить. Рейнджеры Эпплджек оказались преданы присоединившимися к ним новыми членами, и их нападение было остановлено атакой с тыла. Их оттолкнули вглубь Комплекса. На данный момент они забаррикадировались в большой комнате, но если верить голосу, долго они не протянут. Однако у меня была гораздо более крупная проблема.

Серенити была в Комплексе. Когда Рейнджеров Эпплджек предали, Серенити, Хэйз и брат Флэйра пробрались в Комплекс, скорее всего, чтобы предупредить меня, однако их втянули в сражение. Им удалось встретиться с хорошими рейнджерами, но их окружили плохие, которые и пытаются прорваться внутрь. Флэйру и моему брату досталось не меньше: их поймали Наблюдатели и теперь их удерживали в огромной тюремной камере где-то на нижних уровнях Комплекса.

Всё это я узнала от голоса, пока пробиралась по техническим тоннелям Комплекса и придумывала план. Я разработала целых семь его этапов, чтобы сбежать.

Первый этап.

Я выскользнула из стены возле большой комнаты, где оказались заперты мои друзья. По какой-то причине, было всего два способа попасть в неё: главный вход и шахта лифта, единственный вход в которую располагался гораздо ниже, и у меня просто не было времени делать такой большой крюк. Поэтому я должна была войти через главный вход. Который на тот момент был осаждён Стальными Рейнджерами.

Это всё часть первого этапа, не волнуйтесь.

Я знала позиции Рейнджеров: десять пони пытались пробиться сквозь стену в комнату, где были остатки Рейнджеров Эпплджек, в то время как остальные разделились на группы в поисках альтернативного прохода или же просто отдыхали. Я не могла сражаться с десятью Рейнджерами одновременно, но мне и не нужно было. Мне просто нужно было, чтобы всё сработало.

За углом я услышала разговор пони. – А где Блэкуотер?

– Ищет Хайред Ган. – Ответил другой голос. – В одиночку. Мне кажется, она помешалась. – Приятно знать, что я свожу пони с ума, особенно если речь идёт о Блэкуотер.

– Лучше она, чем я. – Сказал первый. – Ты слышала, что случилось с Бин Буррито в лифте?

Я повернула за угол и встретилась лицом к лицу с Рейнджерами. В дальнем конце коридора были три ступени, ведущие к большой двойной железной двери, раскрашенной странными зелёными и розовыми узорами. И на дверях, и на стенах рядом с ней были следы дыма и взрывов, но сама конструкция не пострадала… Что было довольно жутко, на самом деле. Я могла изучить дверь позже, сначала надо закончить первый этап.

– Кто это? – Один из закованных в сталь ублюдков повернулся и увидел меня. – Что за срань?

Ещё больше повернулось ко мне, глядя, как я неподвижно стою и улыбаюсь им.

– Это же ёбаная Хайред Ган! – Удивлённо прокричал один из них. Приятно знать, что у меня есть фанаты. – Взять её!

Когда они открыли огонь, я повернулась и побежала. Они оказались быстрее, чем я ожидала, и если бы не это магическое лечение временем, во мне наверняка бы прибавилось дырок. Однако это означало, что я не могу посчитать, скольких придурков мне удалось отвлечь.

Я слышала, как позади гремят их стальные доспехи, но надеялась, что мне удалось достаточно оторваться. Я попыталась оглянуться, но одна из пуль просвистела прямо над ухом, убедив меня смотреть только вперёд и поворачивать за углы, как можно чаще. Я знала, куда мне нужно идти, поэтому это был лишь вопрос времени.

Я заметила знак и, повернув за очередной угол во время моего фанатичного бега, резко повернулась снова. Комната, в которой я оказалась была своего рода комнатой для совещаний с пыльными стульями, разбросанными столами и обвитым в паутину проектором. Вид был почти печальным, если бы не был идеален. Я дала своим преследователям секунду, чтобы они успели забежать за мной, прежде чем повернулась к ним лицом, глядя на три разных выхода из комнаты, если не считать тот через который пришли они.

– Она нужна Блэкуотер живой! – Прокричал кто-то в хаосе, когда они ворвались в комнату, но за шумом стрельбы никто не услышал этот голос разума. Не то, чтобы это имело значение.

Второй этап.

Я выпустила пламя из огнемёта на всю комнату. Стены и потолок не были легковозгораемыми, но вот столы и стулья, лежащие повсюду были, поэтому комната загорелась, как спичка. Огонь не остановит Рейнджеров, но позволит мне незаметно выскользнуть через другую дверь, оставив позади комнату, заполненную дымом и сажей. Не думаю, что они вообще заметят, как я ухожу, пока будут стрелять друг в друга.

– Куда она ушла?

– Сюда!

– Найдите её!

Идеально. В этот момент было проще простого залезть обратно в технический тоннель и продолжить мой путь, оставив растерянных и рассредоточенных Рейнджеров позади. Я всё ещё должна была двигаться быстро: мой трюк не задержит их надолго и, вероятнее всего, они уже возвращались обратно или вызывали подкрепление, чтобы попытаться найти меня, поскольку я точно знала, что большая часть их сил была рассеяна по Комплексу. Но это совсем не имело значения. Я уже продвигалась по тоннелям, подсвеченным огнями, и голос обратился ко мне:

– Кажется, сработало.

Ну, это хорошо, ведь пришло время для третьего этапа.

Я вышла из стены прямо рядом с двумя оставшимися Рейнджерами, охранявшими двери. Они едва успели отреагировать, когда я промчалась мимо ближайшего и вонзила свой клинок в колено второму со всей силы. Должно быть, он пробил броню, потому что тот издал приглушённый крик.

Первый пони двинулся, чтобы атаковать меня со спины, но я пнула его задней ногой, что вызвало выстрел из дробовика, встроенного в протез. Его голова дёрнулась назад от выстрела, и он упал на пол, истекая кровью сквозь трещины в своей маске. Оба Рейнджера ещё дёргались, так что, полагаю, они всё ещё были живы.

– Блять! – Чересчур громко крикнул тот, которого я ударила клинком. – Б-Блэкуотер. Она ищет тебя. Она...

Я вернула лезвие обратно в ногу и с громким звоном металла о металл пнула обоих пони по голове...

– Заткнитесь. – Прорычала я.

Они упали, когда поставила оба копыта на их головы.

– И лежите тихо. – Я избавила себя от вероятности, что они всё ещё были живы. Честно говоря, вся эта атака могла пройти гораздо хуже, если бы Рейнджеров было больше, чем двое или если бы я не исцелилась или если бы у меня не было эффекта неожиданности. То есть, я бы, конечно, всё равно выиграла.

Наверное.

В любом случае, я спокойно подошла к непробиваемым дверям и постучала. – Привет? Это я. Хайред Ган. Откройте дверь. Пожалуйста. – Это была моя самая вежливая речь с тех пор, как… Ну, наверное, за всё время. Так что я испытала благодарность, когда голос ответил мне.

– Докажи, что это ты! – Голос был гнусавым и раздражающим, так что я сразу поняла, что это был Кёрли Фрис.

– Открой дверь. Или я сломаю тебя пополам. – Прорычала я, и вся моя вежливость испарилась. – У вас Серенити. Дайте мне поговорить с ней.

– Эммм… – Голос с другой стороны засомневался, поэтому мне пришлось перейти на крик.

– ПРИВЕДИ ЕЁ! – После этих слов мне пришлось оглянуться, чтобы узнать не вернулись ли остальные Рейнджеры. С двумя я могла справиться, но если их будет много? Без шансов, так что лучше им поторопиться.

Последовали несколько секунд тишины, которые вскоре прервал голос. – Эм, мам, это ты?

– Привет, милая...

“ЭТО ТЫ! Мы так волновались! Половина Рейнджеров начала драться с другой, и мы пытались найти тебя вместе с добрыми Рейнджерами, но мы застряли и думали, что тебя ранили или схватили или что-то ещё. Что вообще с тобой случилось?

– Долгая история. – Одна из тех, что заняла бы годы, хронологически, но я не хотела слишком задумываться об этом. – Мне нужно, чтобы ты открыла дверь, милая. Я отвлекла большинство Рейнджеров, но они могут скоро вернуться. У меня есть план, но вы должны поторопиться.

– Ладно! – С другой стороны послышался громкий разговор, и вскоре дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы я смогла втиснуться внутрь.

Внутри я обнаружила группу оставшихся Рейнджеров Эпплджек; около пятнадцати пони, но я не считала. Я была слишком отвлечена тем, каким всё было… Зелёным. Нет, стены не были выкрашены в зелёный, они были такими же стерильно белыми, как и везде, но их почти на всю высоту до потолка покрывали виноградные лозы. Пол слегка изгибался в форме чаши и зарос травой, а в самом центре комнаты были цветы различных оттенков. На этой поляне стояла небольшая кровать, сквозь матрас которой насквозь проросли белые и розовые цветы.

– Камера мегазаклинаний? – Это была уже третья, которую я видела, и ошибки быть не могло. Из первой и самой отпечатавшейся в памяти я только что пришла, вторая, уничтоженная мной, скрывалась в недрах Дайса и именно там Наблюдатели занимались слиянием пони с мегазаклинаниями, но эта была совершенно другой. В ней ощущался какой-то… Покой. – Мегазаклинание роста? – Предположила я, неуверенная даже в том, что такие существовали.

– Мы не уверены. – Я не видела, как Хэйз подошла ко мне, но я точно знала, где она была. Как только я услышала её голос, то обхватила передними ногами и поцеловала. Возможно вышло немного слащаво, но мне всё равно. – Оу… Ооу. – Она покраснела, когда я отпустила её. – Мы тоже рады тебя видеть, ты выглядишь… Хорошо.

– И чувствую себя так же! – Стоя прямо похвасталась я. – Всего несколько целебных зелий, и я как новенькая. – Она с подозрением взглянула на меня, но всё равно улыбнулась.

– Мы рады, что ты в порядке. У нас… Возникли некоторые трудности. Мы...

– Где моя дочь? – Начал брат Флэйра, Флэш, который выглядел немного расстроенным. – Я не должен был отпускать её! Где она?

– Я… – Начала говорить, но он продолжил.

– Я не могу потерять ещё одного, эта грёбаная война рушит всё, и я не могу...

– Мама спасёт её. – С улыбкой сказала Серенити, запрыгивая на мою спину. – Она всех спасает.

Я проигнорировала всплывшие в памяти образы всех, кого я не смогла спасти и ответила. – Я спасу. У меня есть план.

– Мы надеемся. – Лемон Кейк, которая тоже была там, подошла ко мне с лицом, покрытым кровью и потом. – Я очень надеюсь. – Лидер Рейнджеров Эпплджек звучала раздражённой. – Здесь невозможно победить. Нам нужно отступать, но сейчас мы загнаны в угол.

– Конечно, просто дай мне объяснить...

– Я не уверен, что мы должны доверять ей. – Сказал Кёрли, прерывая моё объяснение плана.

– Нам придётся. Моя дочь всё ещё где-то здесь, а мой сын всё ещё ранен. – Конечно же рядом с ним стоял Рэйн Дэнс, и по его виду было ясно, что ему не очень хорошо. Когда он заметил, что я смотрю на него, то я улыбнулась и помахала ему, что, кажется, слегка подняло его настроение.

– Какой-то механик из Анклава не может диктовать нам стратегии. – Заявила Лемон. – Но я соглашусь...

– При всём уважении. – Проворчал Кёрли. – Это она втянула нас во всё. – Не знаю, как именно он определил это. Я так устала от того, что пони просто продолжают говорить между собой, что просто отошла в сторону. Я не была общительной сама по себе, а такое количество пони вокруг действовало мне на нервы. И мне всё ещё нужно было перейти к четвёртому этапу моего плана, но я не могла, так как они просто продолжают галдеть.

– Мама, куда мы собираемся? – Серенити была на моей спине. Я почти забыла об этом, потому что слишком привыкла к этому чувству.

– На выход. – Я достигла другой стороны комнаты, стены покрытой лозой, а затем повернулась и громко пнула её. На второй раз, это привлекло внимание всех спорящих пони. На третий, стена не выдержала и обвалилась, открыв нашему взору дверь и лифт. Прямо, как в камере Симпл Харта, где тоже был секретный лифт.

Я покашляла в копыто и начала говорить.

– Вы все можете спорить. Если хотите. – Проворчала я. – Или. Вы можете пойти за мной. – Я шагнула в лифт и просто стала ждать.

Первой подошла Лемон Кейк, но мне пришлось остановить её. – Это был просто небольшой спектакль. – Призналась я. – Этот лифт не выдержит всех твоих Рейнджеров. Не с их бронёй. Идём группами. Внизу большой тоннель. Там должны быть вагонетки. Можно выбраться к тыльной части горы. Но сначала дождитесь меня. Когда все твои спустятся, уничтожь лифт. На тот случай, если вас будут преследовать.

– И куда ты собралась, раз я должна доверять тебе? – Спросила Кейк, но её голос звучал уже больше уставшим, чем раздражённым.

– На выход. Я знаю путь. Просто подождите меня. Это не займёт много времени.– Я взглянула на Серенити и Хэйз. – Вы двое нужны мне.

– Моя дочь. – Начал Флэш, когда мои компаньоны присоединились ко мне в лифте. – Ты не должна была...

– Наверное да. – Ответила я, перебив его. – Но ей нужно позволять совершать ошибки. Она будет в порядке. Доверься мне.

– Нет. – Ответил пегас, пока я нажимала кнопку, в результате чего двери лифта начали закрываться. Я увидела, как Кёрли Фрис кивнул рядом с ним в знак одобрения, в то время как Лемон Кейк просто выглядела неуверенно.

– Извини. – Со скрипом и стоном, лифт начал спуск. – У тебя нет другого выбора.


– Мы полагаем, у тебя есть план. – Сказала Хэйз, пока лифт медленно спускался, и я всячески отгоняла от себя мысли об ужасной смерти, которая ждала меня в случае падения.

– У него целых шесть этапов. – Не знаю, была ли Хэйз впечатлена или обеспокоена моим заявлением, поэтому я решила сменить тему, прежде чем она успела ответить что либо. – Ты знаешь пони по имени Тисл?

– Мы… Эм, нет? – Её это сбило с толку.

– Я встретила аликорна с таким именем. – Я следила за реакцией Хэйз, но её лицо словно было скрыто маской. – Она работала на Наблюдателей. И пыталась убить меня.

Хэйз нахмурилась, а затем отвела взгляд и уставилась в стену. – Мы понимаем. – Последовала долгая пауза, и лишь после неё она продолжила говорить. – Многие наши сёстры потеряли смысл существования после смерти Матери. Если бы Даймонд Скай и Си Бриз не нашли нас, то, возможно, нас постигла бы та же участь. Без предназначения. Потерять какое-то направление в жизни — это огромное изменение. Некоторые остались с Красным Глазом, чтобы закончить его… План и создать новую Богиню. – Стоп, что? – Другие путешествовали. Мы не удивлены, что некоторых соблазнили мысли Наблюдателей, потому что за всеми ужасными поступками лежит сильная идея, и это чувство стремления к чему-то… Несомненно соблазняет любого, кто покинул Единство.

– Ага. – Кажется, поняла, что она имела в виду. Наверное.

– Мы бы не хотели видеть, как она страдает и будем молиться, что если встретимся с ней, то у нас будет достаточно времени, чтобы поговорить. Возможно, нам удастся направить её на более верный путь.

– Ну. Она почти остановила моё сердце магией. Так что с разговором могут выйти трудности.

Хэйз слегка кивнула в ответ. – Заклинание, прекрасно известное всем аликорнам.

Примерно в этот момент, Серенити слезла с моей спины (её нога всё ещё была сломана, поэтому я не хотела, чтобы она ходила сама). – Ты можешь так делать? Это же круто! – Я бы не согласилась с этим. – Это же типа. Бвуааах! – Полагаю, это был звук магии. – Арг, уггг! – Она плюхнулась на спину, схватившись за сердце. – И смерть.

– Ээ… Ну, да, но мы не применяем подобные заклинания, как ты знаешь. – Прежде чем Серенити снова открыла рот, Хэйз продолжила. – И мы не будем учить тебя использовать его. Мы сомневаемся, что тебе хватит способностей и уверены, что не хватит жестокости в сердце.

– Ты не знаешь. Может, я, ну, использую его для экстренной пом-Ай! – Лифт остановился, когда я нажала на кнопку. Возможно, это было немного резче, чем я ожидала, и поэтому тоже едва не потеряла равновесие. – Зачем ты это сделала?

– Наша остановка. – Сказала я, заставив Серенити растерянно взглянуть на закрытую передо мной дверь, а затем на меня. – Поверь мне. – Я выпустила меч из ноги и вонзила его между дверей лифта, чтобы со скрипом открыть их прямо перед… Стеной.

– Дорогая, мы беспокоимся, что это место снова воздействует на тебя. – Во-первых, это было невозможно, потому что я выполнила своё обещание перед Симпл Хартом и, кроме того, я не чувствовала ничего подобного с момента как… Как проснулась от своего странного сна. И во-вторых, лампочки на верхней части панели чётко указывали мне путь.

– Хайред Ган права. – Из интеркома прозвучал голос. – Мы заранее договорились с ней об этой остановк...

– Мам, почему безумный голос говорит с нами?

Голос, казалось, звучал оскорблённым. – Мы… Что? Мы понимаем, что мы явились таким образом, но я абсолютно… В своём уме. По большей части. – Настолько в своём, насколько вообще могла бы быть душа, привязанная к компьютеру. У нас с Хайред Ган есть определённые соглашения. Теперь, мы партнёры.

Серенити и Хэйз уставились на меня, но я просто отмахнулась от них. – Объясню позже. – Сказав это, я повернулась и хорошенько пнула стену. Понадобилось несколько ударов, но стена в конце концов поддалась, явив за собой подсвеченный лампочками коридор. – Кроме того, настало время для пятого этапа. – Продолжила я.

– Мы можем доверять ему? – Спросила Хэйз, когда я протискивалась в проделанную мной дыру в стене. С другой стороны оказалось больше места, и я смогла воспользоваться этим, чтобы проделать дыру достаточного для Хэйз размера. – Как мы понимаем, когда ты была здесь в последний раз, этот голос с удовольствием издевался над тобой.

– Я бы не сказала, что с удовольствием. – Запротестовал голос из интеркома, пока я заканчивала работать над проходом. Как раз вовремя, потому что едва Хэйз вышла из лифта, он поехал вверх.

– Война рождает странных союзников. – Попыталась объяснить я.

– И мы на войне? – Хэйз сомневалась в этом.

– А как ещё ты это можешь назвать? – Конечно, это не было похоже на обычную войну с окопами, танками или чётко определёнными сторонами, но это всё ещё была война не менее смертоносная, чем между НКА и минотаврами. И если кто-то всё ещё с трудом называл это войной, то вскоре это изменится.

– Мы понимаем. Интересно, нужна ли она вообще? – Несомненно, Хэйз не хотела принимать участие в войне, и я видела в этом смысл. Она выступала против убийств и сбежала от насилия с севера. Тем не менее, я всё равно не могла противоречить фактам.

– Сюда. – Я двинулась по коридору с надеждой, что слова сомнения или неуверенности Хэйз растворятся в воздухе. У меня не было времени переосмысливать цели, мотивы или действия. Настало время для решительных мер, и их можно будет обдумать уже потом.

Секция, через которую мы проходили когда-то использовалась для обучения жеребят, чьи родители работали в Комплексе, что было легко определить по ярким детским рисункам на стенах. Сейчас же там располагался лагерь значительной группы Наблюдателей, базирующихся в Комплексе. По подсчётам Баптизии их было не менее двадцати, но вероятно, гораздо больше. Это явно не то количество, с которым я бы смогла справиться самостоятельно, так что хорошо, что это не входило в мой план.

– Серенити, Хэйз. Делайте штуки. – Хэйз вопросительно взглянула на меня, но через секунду Серенити активировало своё заклинание подавления звука, что подсказало Хэйз воспользоваться невидимостью. Обжигающее чувство от двух заклинаний вернулось к моему плечу, заставив меня тяжело дышать сквозь зубы, но я стерпела и не замедлилась.

Спустя несколько поворотов, мы встретили их. Наблюдатели не ожидали никаких последствий за свои действия. Кровати были выставлены прямо в коридоре, чтобы пони отдыхали на них (но не спали, как я заметила), а несколько кулеров наполнили Спаркл-Колой, которую пил каждый желающий. Они шумно болтали между собой, и даже охранники уделяли разговорам больше внимания, чем коридору, из которого пришли мы.

Не то, чтобы я ожидала чего-то другого. Они не были военной организацией и в основном занимались благотворительностью. Я задумалась, знали ли лояльные пони о том, насколько порочны Наблюдатели. Я без проблем могла оправдать убийство Стальных Рейнджеров: у них был выбор с чётко определёнными сторонами, и их выбором стало сожжение города дотла.

Но эти Наблюдатели были невинными. В отличие от Драконоборца, они понятия не имели об истинных действиях, связанных с путём, по которому они следовали. Если кто-то из них встанет на моём пути, мне пришлось бы убрать его, но я не уверена, что когда-нибудь смогу оправдать это лично для себя. Они действительно просто наводили порядок в мире полном хаоса, не имея ни малейшего понятия, что сами помогли породить этот хаос. Возможно, это являлось величайшим злом Наблюдателей: убедить невинных совершать зло от их имени.

Я свернула налево из коридора, избегая группы Наблюдателей, обсуждающих недавно прошедший дождь. Зал, в который мы попали был таким же ярким, как и все остальные, но казался более пустым. Баптизия сообщила мне, что главный зал и классные комнаты по обеим сторонам от него использовались, но другие части школы были практически пусты. В основном.

Поворот направо, и вот перед нами одиноко стоящий пони, который со всех сил боролся со сном. Но не спал, что было проблемой. Мне было неприятно от того, что я должна сделать.

Быстрым ударом по горлу я лишила его возможности закричать, а затем бросила его на пол. Он схватился копытами за горло, после чего я прижала его и достала обрывки ткани из сумки. Кусок поменьше быстро обмотал морду, заткнув его. Другие куски поменьше я использовала, чтобы связать ему ноги. Серенити помогла мне с узлами, и менее чем через минуту он был полностью выведен из строя.

Дверь за его спиной оказалась даже не закрыта и я, прошептав беззвучное “извини” перешагнула через него и закрыла за собой дверь. Внутри я коснулась плеча Серенити и Хэйз, подавая им сигнал временно отменить заклинания, потому что мне не хотелось перенапрягать их.

– Мы заметили, что ты не убила его. С чего бы это. – Сказала Хэйз, когда магия спала. Я проигнорировала её замечание, чтобы осмотреть комнату. Это довольно безопасный кабинет, которого, казалось, не коснулось время. Большой стол с терминалом занимал немного места, потому что большая часть комнаты была заставлена книжными полками и, ну, книгами. Должно быть, это был учитель-офицер или смотритель всей школы, на что намекали размеры комнаты. Хотя больше всего вопросов у меня вызывал оружейный сейф в углу, но кто я такая, чтобы судить.

– А должна была? – Ответила я, оценивая оружейный сейф взглядом. На нём был прочный на вид замок, но достаточно ли он прочен для меня?

– Ну мы же на войне, разве не так?

С тяжёлым лязгом я сбила замок копытом и, повернувшись к Хэйз, обвинительно указала на неё. – Что ты пытаешься доказать? – Спросила я жёстче, чем мне хотелось бы. – Не я начала это. Не похитила себя и засунула внутрь бомбу. Не я убивала невинных. Похищала жеребят. Практиковала некромантию. Я не начинала это. Я лишь отвечаю. И положу этому конец.

– Мы понимаем. – На лице Хэйз не было даже намёка на эмоции. – Тем не менее, ты говоришь о войне, как о неизбежном завершении этих событий. Мы заметили, что ты собираешь союзников. Это беспокоит нас, и мы переживаем из-за того, что ты планируешь.

– Что ты думаешь?

– Мы думаем, что ты хочешь сразиться с Наблюдателями в бою. Мы полагаем, что ты планируешь использовать ресурсы отсюда и своих союзников, чтобы штурмовать Дайс, уничтожая всех кто не согласен с тобой, прежде чем начать восстановление.

– Конечно. – Шикнула я в ответ.

– Тогда что отличает тебя от Наблюдателей, которых ты так ненавидишь?

– Что. – Я глубоко вдохнула, пытаясь хоть как-то успокоить вспыхнувшее от обвинения пламя в моей голове.

– Ты протестуешь против сопутствующего ущерба, вызванного Наблюдателями, и мы не против этого. Тем не менее, твой контр-план приведёт к ещё большим страданиям невинных. На войне больше всех страдают мирные жители. Мы не можем стоять в стороне и не ставить под сомнения действия, которые могут причинить столько вреда окружающим.

– Как ты можешь сравнивать меня с ними. – Я даже не могла смотреть на неё. Вместо этого я отвернулась обратно к оружейному сейфу. – После всего, что они сделали со мной. – Я чувствовала, как в моих венах течёт пламя — пламя, которое они поместили в меня и всё, что пришло вместе с ним. – После того, что они сделали с Серенити. После всего этого, как ты смеешь сравнивать меня с ними? Я пытаюсь спасти город!

– Как и они. Насилие — это не...

– Насилие — это ответ! – Громко ответила я. – Против Клин Ката. Против любого, кто знает, что он сделал. Я не хочу никому вредить. Но я не могу позволить ему выиграть.

– Речь идёт о мире или о твоей победе? Речь о безопасности или победе? Если ты хочешь создать мирный и безопасный город, то есть другие способы сделать это. Однако, если твоей конечной целью является смерть и разрушение всем, кто навредил тебе, то мы не можем стоять в стороне и просто обязаны предупредить, что этот путь не является мудрым, и мы...

– Это то, что должно произойти. – Я всё ещё кипела от злости внутри и изо всех сил старалась не кричать. Как она может сравнивать меня с этими монстрами? – Ты не хочешь никому вредить. Ладно. Будь пацифистом, и пусть ничего не меняется. Но я не буду сидеть и смотреть, как побеждают Наблюдатели. Никогда.

Вздохнув, Хэйз продолжила. – Хайред, я просто пытаюсь...

– Мне всё равно. – Я не позволю ей сравнивать меня с ними. И не важно, какие у неё мотивы.

– Слушайте, вам не нужно спорить. – Сказала Серенити с моей спины. Я почти забыла, что она там.

– Мы не спорим. – Хэйз попыталась успокоить её.

Я была менее полезной. – Нет, спорим. – Прорычала я, открывая сейф, с которого я перед этим сбила замок. Внутри оказалась по меньшей мере дюжина стволов и патроны к ним. Я схватила всё, что могла и бросила к себе в сумки, прежде чем собраться уходить. – Давайте просто сделаем это. Мы можем… Поговорить позже.

– Мама… – Серенити не была такой же уверенной, как я.

– Просто сделайте это. – Не говоря больше ни слова, меня окружили два магических поля, и я продолжила путь, а Хэйз последовала за мной. По крайней мере, я предположила это, учитывая то, что она тоже была невидима. У нас было слишком много работы, и мы не могли терять время на споры. Я должна была двигаться вперёд.

Спустя ещё несколько коридоров мы оказались возле входа в раздевалку. Трюк заключался в том, что Багровых Копыт удерживали в задней части школы, в которую вели несколько разных входов, и не все из них хорошо охранялись. В конце концов, Наблюдатели не были военными и не подозревали, что мы где-то рядом, так что и причин для более надёжной охраны у них не было.

Конечно же дверь в раздевалку охранял всего один пони. Оставшись без каких любо верёвок, чтобы связать его, я сделала лучшее из того, что могла. Будучи невидимой я подошла к нему и, схватив за голову, ударила об стену, разбивая голову в кровь и вырубая его. Он не умер, наверное. Со злым пикном я открыла дверь, прекрасно зная, каким взглядом меня одарила в этот момент Хэйз.

Я ворвалась внутрь и прошла насквозь, не оглядываясь по сторонам, пока не дошла до другой стороны комнаты с множеством душей. Я остановилась у самой двери, не обращая внимания на то, как кто-то тыкает меня в плечо. У меня не было времени стоять и болтать. Мне нужно закончить план: шаг за шагом, пока я не достигну цели.

Слегка приоткрыв дверь, я заглянула в образовавшуюся щель. Свет по большей части отсутствовал, за исключением нескольких свечей в самом дальнем углу. Кажется, никто не охранял непосредственно самих заключённых, что, вероятно, им стоило сделать. Мне стало интересно, как часто Наблюдатели вообще брали пленных, по крайней мере, официально.

Полностью открыв дверь, я скользнула в тёмное помещение и направилась к свету. Он освещал боковую часть трибун и, если меня не подводит зрение, что-то было приставлено к проходу под ними. Подойдя ближе, мои подозрения подтвердились: они нашли металлический забор и установили его, создав камеру, где находились пони, которых я искала.

Флэйр шлялся туда сюда, и у меня появилось чувство, что задержись я ещё на пару часов, он бы стёр копытами пол. Мундэнсер, к счастью, уже была в сознании и теперь лёжа наблюдала за пегасом. Вместе с ними было около дюжины пони, всё что осталось от группы Багровых Копыт в Комплексе. Не очень хороший знак, хотя мой брат выглядел скорее раздражённым, чем обречённым.

И он показался ещё более раздражённым, когда Хэйз убрала своё поле невидимости. – Сильвер! – Его голос разнёсся эхом по спортивному залу. – Что ты…

– Тише. – Сказала я ему, исследуя, как именно была присоединена решётка. Судя по всему, они закрепили её на заклёпки к боковой стороне трибуны и к полу. – Как вас поймали? – Спросила я, прислонившись к проволочной решётке, и чувствуя, как она прогибается под моим весом. Маловероятно, что кто-либо смог бы сломать её без инструментов, и даже мне со всей своей силой понадобится время, чтобы освободить их.

– О, всё, как обычно. – С хитрой улыбкой сказал Флэйр. – Нас окружили. Но это же всё часть плана, да?

– Шестой этап по факту. – Ответила я, вынимая лезвие из ноги и втыкая его в отверстие в сетке.

– Что ты делаешь? – Спросил мой брат, пытаясь скрыть своё раздражение перед теми, кто следовал за ним.

– Освобождаю тебя. – Я навалилась всем весом на клинок, и он прошёл сквозь сетку до самого пола. – Освобождаю их. – Сказала я, вытаскивая клинок из пола и возвращая его в ногу.

– Она имеет в виду нас. – Сказал Флэйр.

– Я рада, что она спасает нас. – С улыбкой сказала Мундэнсер. – У меня был просто худший кошмар. – Она говорила это явно веселее, чем следовало бы.

– Ага. – Я отодвинула часть забора, чтобы пленники смогли протиснуться наружу. – Ты в порядке? – Спросила я, вспомнив её сон, в котором я побывала, прежде чем меня вырвали из него. Кто-то столь юный не должен проходить через что-то подобное, но никто не остаётся юным вечно.

– Да. – Ответила кобыла, выходя наружу. Думаю, она лгала, но в её случае было тяжело судить.

– Ты заключила сделку? – Спросил Флэйр, когда проходил мимо меня, но прежде чем я успела ответить, он остановился, чтобы потрепать копытом гриву Серенити. – Бережёшь маму от неприятностей?

– Пытаюсь. – Кобылка хихикнула. – Но её знаешь.

– О, ещё как. – Флэйр помахал крылом Хэйз, которая неловко ответила ему. Глядя на его лицо, я понимала, что он понимает, что что-то не так, но ему хватало вежливости не спрашивать об этом.

– Сделка заключена. – Ответила я пегасу и указала на Серенити. – Можешь понести её? Седьмой этап моего плана опасен.

Не обращая внимания на нытьё, Флэйр взял кобылку своим крылом. Кто-то должен был понести её: нога Серенити всё ещё была сломана и, хоть она и могла ходить с гипсом, вскоре, возможно, нам понадобится бежать.

– Семь этапов. – Начал Саммер Силк, когда он и его оставшиеся силы протискивались сквозь дыру в клетке. – Я удивлён, что ты смогла досчитать до семи. – Среди нас двоих хотя бы он потратил свои годы на то, чтобы повзрослеть.

– Знаешь. – С улыбкой начал говорить Флэйр. – У меня с твоим братом оказалось много общего: мы оба обожаем прикалываться над тобой.

– Дядя Силк хороший. Он сказал, что ему жаль за то, что стрелял в тебя. – Магической пулей. Из космоса. – Он просто не знал, как сказать об этом.

– Что! Я… – Жеребец заикнулся, неловко глядя на своих пони, которые ухмылялись друг другу в тусклом свете. – Кхем. Мы обсудим это позже, Сильвер. – Нет, не обсудим. Мне больше нечего ему сказать.

– Будешь беспокоиться об этом потом. – Не дожидаясь новых остроумных комментариев, я открыла свои сумки и вытащила собранное ранее оружие, выдавая каждому из Багровых Копыт и Флэйру по стволу. – У меня есть план.

– Мамины планы самые лучшие! – Ну хоть кто-то верит в меня.

Я подошла к дальней стене. – Кто-нибудь принесите свечу. – Группа спасённых пони (которая была гораздо благодарнее предыдущей) последовала за мной. Один из них даже принёс свечу, как я и просила. – С другой стороны этой стены находится тоннель. Он ведёт к длинной лестнице. Спустимся на три этажа вниз. Потом последуем за светом. Он приведёт к лифту. Затем в тоннель. Затем на вагонетках. Мы встретимся с друзьями. Есть вопросы?

– Зачем ты рассказываешь нам всё это? – Спросил один из Багровых Копыт.

Реальный ответ заключался в том, что прошлая спасённая мной группа оказалась злобной и не желала слушать, но прежде чем я успела сказать что-то более вежливо, чем это, другой пони из Багровых Копыт задал другой вопрос. – А почему ты не пришла через этот тоннель в стене? – Спросила молодая на вид кобыла.

– Это было бы громко. – На самом деле, я думала об этом. – Если собираешься шуметь, то делай это при пробеге. – Объяснила я, отсоединив баллоны с топливом от моего огнемёта и разместив их рядом со стеной. Сама стена вряд ли была прочной и я бы, вероятно, справилась с ней голыми копытами, но это тоже было бы громко и заняло бы больше времени, так что я выбрала путь проще. – Все отойдите назад.

– Мам, а это хорошая идея? – Спросила Серенити со спины Флэйра.

Я прицелилась в баллоны из Искусности, отойдя на середину зала. – Милая, разве у меня когда-нибудь были плохие идеи? – Прежде чем я закончила говорить раздражающую правду, свет в зале включился с ослепительной вспышкой.

А затем, я услышала этот голос.

– Привеееет! – Радостно протянула Тисл позади меня. – Богини, я знала, что это будешь ты…

БАХ

БУМ!

Взрыв проделал дыру в стене и разнёс пламя вокруг с такой силой, что я едва удержалась на ногах от ударной волны. Взрыв оказался сильнее, чем я ожидала, но хотя бы дыра была достаточно большой.

Не теряя времени, мой брат и его подчинённые повернулись и открыли огонь из всего оружия, что я дала им. Но их выстрелы ударялись, вызывая рябь, о зелёный щит, окружавший Тисл, а сама она притворно зевнула. Прежде чем члены Багровых Копыт успели перезарядиться, их оружие охватило зелёное сияние и было вырвано из их копыт, так же как это когда-то сделала Хэйз. Мой брат шагнул назад, а его взгляд выдавал панику. – Я ненавижу это место. – Пробубнил он.

– Бегите! – Крикнула я, повернувшись и наводя Искусность на аликорна. – Бегите! – Мой голос хрипел, и я чувствовала давящее чувство в моей груди, но скорее всего, это было вызвано паникой, а не заклинанием. Тем не менее, смерть приближалась.

Мой брат и его силы пошли первыми, а Хэйз с Флэйром сделали пару шагов, но остановились и взглянули на меня. – Я задержу их. – Сказала я, стреляя из Искусности. Пуля попала в её щит с достаточной силой, и я заметила, как она поморщилась, пытаясь и дальше поддерживать щит.

– Хайред, что ты делаешь? – Начал Флэйр, но у меня не было времени отвечать ему. Ещё один выстрел в Тисл. Я должна была убить её, прежде чем она снова применит своё заклинание, это единственный возможный вариант.

– Мама! – Воскликнула Серенити. – Не бросай меня снова, я… – Я без сомнений взглянула ей прямо в глаза. Понадобилась всего секунда, чтобы она успокоилась и кивнула. – Мама вернётся. Пошли! – Больше они не спорили со мной, и Флэйр побежал сквозь пламя, а Хэйз последовала за ним. Мы могли поспорить позже, но не в тот момент.

Я втянула их в это. Это была моя идея прийти в этот проклятый Комплекс. И я бы вечно проклинала себя, если бы из-за меня они не смогли уйти целыми. С дерзким рёвом, я начала кусать спусковую узду, чтобы дать ей попробовать Искусность снова.

Я успела стиснуть зубы лишь наполовину, прежде чем меня покрыло зелёное свечение, и я оказалась в полуметре над землёй. В панике я начала извиваться, пока зелёный аликорн садистски улыбалась мне с противоположной стороны зала. – Они могут бежать. – Заявила она. – Босс хочет только твоей смерти, так что будь хорошей кобылкой и умри на этот раз, хорошо?

Прежде чем я успела ответить, я почувствовала, как меня начали вращать. Это было так быстро, что меня почти стошнило, но к счастью, это прекратилось, когда моё тело врезалось в хуфбольную сетку с жутким хрустом. До того, как я успела понять, что происходит, я снова оказалась на полу, покрытая обломками, окружённая огнём и хватая ртом воздух. Всё моё тело пульсировало от боли, и я была уверена, что что-то сломалось.

– Блять. – Сказала я, выплёвывая кровь… – Блять… – Стоная, я поднялась на ноги, пытаясь навести Искусность. Как я могу сражаться против такой магии? Не то, чтобы у меня был выбор.

– Мистер Кат сказал, что ты можешь попытаться помочь своим друзьям, но богини, я не думала, что ты нападёшь на этих хороших пони здесь. – Едва я успела прицелиться, моё голова дёрнулась назад, и я вскрикнула от боли. Моё копыто инстинктивно схватилось за грудь, внутри которой снова пылало пламя. Её рог светился. Она делала это снова. И теперь рядом не было Симпл Харта, чтобы помочь мне.

– Сестра! – К счастью, рядом оказался кто-то другой.

Меня окутала фиолетовая магия, и боль в груди исчезла, оставив лишь обычную боль. Из дыры в стене пришла Платинум Хэйз; её рог сиял, а на лице была ярость, которую я не видела никогда прежде.

– Не сейчас, сестра. – Радостно сказала Тисл, посылая импульс чистой энергии прямо в Хэйз. К моему искреннему удивлению, она смогла увернуться, отпрыгнув влево и даже не запутавшись в своих же ногах.

– Мы не должны сражаться! – Сказала Хэйз, стоя рядом со мной в защитной стойке. – Мы должны поговорить с тобой! Мы верим, что сможем найти общий язык! Мать была бы расстроена, увидь она нас сейчас, поэтому, пожалуйста, сестра!

– Мать… – Тисл хихикнула и выпустила ещё один заряд магии. Хэйз увернулась и от него, но, споткнувшись, упала на колено. – Мать никогда не любила слабость, так что давай посмотрим, кто здесь слабый, ладно? – Прежде чем Хэйз успела подняться, в неё полетел ещё один выстрел. Она успела поднять щит, как раз вовремя, но это замедлило её, и теперь Тисл посылала заряд чистой энергии прямо в щит.

– Сес-сестра! – Аликорн была окутана ослепительным светом от магии, врезавшейся в её барьер. Я видела, как она без проблем выдерживает пламя дракона, поэтому когда я увидела, что у неё согнулись ноги от напряжения, это заставило меня задуматься. Сколько на самом деле сил кроется в аликорнах? – Мы не хотим делать тебе больно!

– Я не оставлю тебе выбора.

Но я хотела, чтобы у Хэйз был выбор. Я схватила кусок сетки и изо всех сил бросила его через весь зал. Она врезалась в голову Тисл с диким хрустом и её магия мгновенно рассеялась, когда она вскрикнула от шока.

Хэйз воспользовалась этим отвлекающим манёвром и, сбросив щит, охватила магией всю комнату. С хрипом её рог покрывался всё новыми слоями магии, а сияние охватило все стены и потолок. Это заняло секунду, но ей больше и не нужно было. Потолок начал рушиться. Сначала упали лампы, а затем и целые обломки бетона полетели вниз.

– Не думай, что я позволю тебе… Ой! – Тисл начала создавать новое заклинание, но прервалась и отпрыгнула, когда кусок потолка упал прямо рядом с ней. – Не беги! – Умоляла аликорн, когда Хэйз повернулась в тоннель. – Я сказала-ай! – Она отступила к двери, а её голос явно выдавал её ярость. – Сражайтесь со мной!

Мы не стали. Хэйз и я нырнули в дыру в стене, созданную мной и прямо за нами потолок зала обрушился в него множеством обломков и облаком пыли.

Мы пробежали сотню метров, прежде чем Хэйз согнулась и рухнула на землю, обильно потея. – Это. Было сложно. Мы устали. – Простонала она. – Я не люблю сражаться.

– Ага. – Ответила я, поддерживая её под крыло, чтобы она поднялась, и мы пошли дальше. Я не хотела задерживаться, если Тисл всё ещё преследовала нас.

– Мы должны поговорить. Об… Обо всём этом. – Сказала Хэйз, когда мы наткнулись на тёмный тоннель.

– Ага. – Вновь ответила я. – Но не сейчас.


Мы прошли через Комплекс, следуя пути, который я проложила ранее, в полной тишине. Мы должны были выйти наружу и, насколько я знала, это был единственный выход. Несколько раз, когда мы спотыкались в темноте, Хэйз начинала говорить что-то, но она каждый раз замолкала. Она знала, что сейчас неподходящее время, и я явно не была в настроении. Тисл всё ещё могла следовать за нами и если это так, то у Хэйз не было сил, чтобы снова обрушить на неё целое здание.

Как же я ненавидела этот Комплекс и всё, что он представлял. Он был рождён тщеславными и параноидальными “великими умами” довоенной Каледонии, до ужаса боящихся, но в то же время жаждущих войны, в приходе которой они даже не были уверены. Комплекс погубил бесчисленное множество пони в течении многих лет, обещая им исполнения самых заветных желаний, а затем накидывая петлю на шею. И вот я снова в нём, гонюсь за своей мечтой.

И кто мог винить тех, кто пришёл туда за богатствами? Богатствами, которые реально существовали. Внутри было достаточно материалов, чтобы отстроить целый Дайс и снова сделать его единым. Внутри были производственные линии оружия, способные удовлетворить потребности любой армии. Внутри были технологии создания мегазаклинаний и я на своём примере могла показать, как эти знания были похищены. Как и всё, к чему прикасался Уоллкирк, Комплекс в конце концов превратился бы в яд для душ, так что, возможно, хорошо что я собиралась убить его.

Я должна была прийти в Комплекс, чтобы просто раскрыть его секреты, но всё пошло не так. И даже мой надёжный план из семи этапов превратился в пепел, когда появилась Тисл. Теперь всё, что я могла, это стараться не утонуть, держа голову над водой и пытаясь выбраться. Правда, я сдержала своё обещание перед Симпл Хартом, и хоть это не была скорая победа, которую мне хотелось бы видеть, но это хороший задел на будущее, небольшая победа, с которой можно было работать дальше.

В конце концов мы добрались до тоннеля, размерами похожего на целую пещеру, на самом дне Комплекса. Он выглядел таким же, каким я его запомнила во время нашего побега на самоходных вагонах. В этот раз нас не встретила любезно оставленная вагонетка, но на грязном полу было достаточно следов копыт, которые дали мне понять, что остальные были здесь и ушли. Хорошо. Это будет долгая прогулка к концу тоннеля, но она будет стоить того, если мы выберемся отсюда. Хотя, должна признать, что тиканье моего ПипБака, указывающее на радиацию, заставило меня слегка нервничать.

– Возможно, теперь нам стоит поговорить. – Начала Хэйз, пока я помогала ей идти. Она восстановила часть сил после той магической атаки, но, кажется, этого всё ещё было недостаточно. – Сейчас такой же подходящий момент, как и любой другой.

– Разве нужно говорить что-то ещё? – Холодно спросила я, хромая в темноте.

– Мы боимся, что ты неправильно поняла наши мотивы, и мы не хотим оставлять тебе это неправильное впечатление. – Аликорн вздохнула. – Возможно, мы были слишком навязчивы. Все эти… Боевые… Действия, или как бы их не называли. Мне трудно иметь с ними дело, и я боюсь, что меня не устраивают подобные вещи. Поэтому мы пытаемся объяснить наши намерения, отставив осложняющие обстоятельства в стороне.

– Всё равно. – Просто одно напоминание об этом разговоре приводило меня в бешенство настолько, что я не могла описать.

– Хайред, пожалуйста, перестань, мы просто хотим погово...

БАХ

...рить. Ухх… – Из груди аликорна брызнула кровь, и она рухнула на землю.

– Какого! Хэйз! – Кто стрелял? Почему? Что происходит? У меня едва было время обдумать всё. Я вспомнила о тиканьи ПипБака и могла лишь молиться, что этой радиации будет достаточно, чтобы она пережила выстрел, но я не могла позволить нападавшему сделать второй.

Краем глаза я заметила отблеск металла и уже собиралась наброситься, но на середине мой атаки, что-то упало на землю прямо передо мной. Возникла вспышка, а затем меня окружило электрическое поле. Я закричала от боли, когда мой глаз закоротило прямо в голове. Изображение, к которому я привыкла наполнилось ошибками и отключилось, оставив меня лишь с половиной зрения.

Я попыталась схватиться за глаз своим кибер-протезом, но нога отказывалась двигаться. Она удерживала меня в вертикальном положении, но не реагировала на мои действия. Блять блять блять.

Импульсная граната.

– Не волнуйся, Хайред. – Послышался знакомый голос и шаги, идущие навстречу из тени. Лицо Блэкуотер с ухмылкой поприветствовало меня, в то время как всё её тело было заковано в громоздкую силовую броню. – Она может жить. Может быть. Я ждала только тебя. Услышала, как твои друзья сбежали, и я знала, что ты пойдёшь тем же путём, что и в прошлый раз. – Она подошла ко мне и постучала по ПипБаку, игнорируя моё рычание. – И, я всё ещё могу следить за этим. Или ты забыла?

– Я убью тебя! – Я попыталась навести на неё Искусность, но без возможности нормально двигаться это было практически невозможно. Не то чтобы у меня были большие шансы, ведь она быстро разрядила винтовку.

– Как? – Она звучала такой довольной. – Сейчас ты просто беззубая собака; можешь лаять, но не кусать без своей кибернетики. Бедная дурочка с Пустошей, ведь она не может правильно использовать технологии, которые никогда не должна была получить. Мой долг — защищать Пустошь от таких, как ты, от пони пытающихся злоупотреблять непонятными им технологиями.

– Это то, что ты говоришь себе? Перед зеркалом. Чтобы засыпать по ночам.

– Я крепко сплю. – Она пожала плечами. – А ты? Мне интересно. Вот почему я должна была прийти и найти тебя лично. Ты была такой, блять, занозой в моей заднице. Натравила на меня этих Рейнджеров Эпплджек, убила моих пони, освободила моих заключённых. Почему ты не можешь просто не вмешиваться в мои дела!

– Потому что. – Прорычала я, когда воспоминания о сожжённом Тимбере всплыли в моей голове. – Я собираюсь убить тебя. – Её копыто ударило меня по лицу, заставив попятиться назад. – Ты позор. – Я продолжила, игнорируя боль. – Твои пони ненавидят тебя. Они следуют за тобой лишь из-за страха. Ты деспот. Психопатка. Готова поспорить, что это ты убила Старейшину. – Я встречалась с ним всего раз. Он показался мне довольно хорошим.

– Заткнись! – Прокричала она, поднявшись на задние ноги, чтобы ударить меня в грудь передними. Я едва сдвинулась с места, хотя это было болезненно. – Этот старый олух умер от старости. Кто-то должен был занять его место.

– Как жаль, что это сделала ты. – Она снова ударила меня по лицу.

– Как же ты меня достала. – Она теряла контроль над собой. Хорошо. Мне нужно было это. Она снова ударила меня, и я едва дрогнула. – Я — Паладин Стальных Рейнджеров. Я привела их к славе и технологиям, о которых мы даже не мечтали. Я подарила им будущее. А что ты?

– Я лучше тебя.

Она ударила меня снова, и я прикусила язык, так что это на самом деле было больно, но в то же время это позволило мне плюнуть кровью ей в лицо, чтобы ещё больше разгневать. – А знаешь почему? – Я поморщилась от боли из-за удара в грудь. – Почему пони, как ты всегда преследуют меня? Почему вы так помешаны на мне. Пытаетесь убить. С помощью драконов. – Удар по колену почти заставил меня упасть, но я должна была выдержать и снова встать ровно. – С помощью аликорнов. – Она вновь ударила меня по лицу и остановилась на секунду, давая мне возможность разозлить её ещё сильнее. – Почему я цель для вашего гнева. Ваших усилий. Давайте все убьём Хайред Ган. Знаешь почему так?

– Почему? – В конце концов закричала она, замахнувшись для хорошего хука слева.

Я схватила её ногу своей обычной ногой и, воспользовавшись всем телом, что ещё работало, её импульсом и своей силой, подняла её в воздух. Повернув кобылу над собой, я со всей силы бросила её спиной на землю, а падение подкрепил слышимый хруст костей. Встав над ней и видя её шокированный взгляд, я поднялась на дыбы. Всего две рабочие ноги, но это не важно; она должна была заплатить за то, что недооценила меня.

– Потому что я максимально опасна.

Моё копыто обрушилось, словно молния. Она начала кричать что-то, но было уже слишком поздно, и тишина вокруг наполнилась хрустом её черепа. Потребовалось ещё два удара, чтобы её тело перестало дёргаться, и к тому моменту я вся оказалась покрыта кровью. Её кровью.

Было бы приятно почувствовать, что эта сука, после всего, что она сделала, наконец сдохла. Так оно и оказалось. Я бы сделала это ещё десяток раз, если бы могла просто, чтобы увидеть взгляд этой мрази, когда я собираюсь убить её. Она даже не могла ожидать этого.

Со стоном, я наклонилась, чтобы обыскать её. Я нашла два целебных зелья и похромала к Хэйз, которая всё ещё стонала от боли.

– Ты в порядке? – Спросила я, наклонившись, чтобы влить зелье в её рану.

– Нет. – Слабым голосом ответила она, пока её крылья дрожали от боли. – Я хочу… Я хочу… – Аликорн вскрикнула, когда я вылила целебное зелье прямо в рану. – М-мы хотим… Д-домой… Увидеть жеребят… Хороших жеребят… – Хэйз начала плакать. – Мы не хотим сражаться.

Я хотела. Хотела бить и бороться со всеми, кто обидел меня. Стальных Рейнджеров, Анклав, Наблюдателей. Я хотела видеть, как мои враги умирают. Я смотрела в прошлое с искренней радостью, вспоминая падение Роя Мустанга с того небоскрёба. Даже драматичная смерть Смехоребца заставляла меня восторгаться. Печальная смерть Драконоборца вызывала у меня улыбку, даже не смотря на мысли о рыдающем над его телом “сыне”. От крови Блэкуотер на моих копытах у меня кругом шла голова. Я любила это, и мысль об этом заставляла меня чувствовать себя больной.

– Я тоже не хочу. – Солгала я.

Новый уровень! Навыки: Красноречие 100!

Новая способность: Оцепенение: Вы частично дерево! Стоя на месте, вы получаете +50 к сопротивлению урону, а ваши атаки оружием ближнего боя и без оружия наносят на 50% больше урона.