Одно пропавшее письмо

Что будет, если письмо, которого ты с таким нетерпением ждёшь, потеряется в грозу? Что будет, если ты так и не узнаешь ответ на самый главный вопрос? Что делать, когда ожидание сводит с ума? Ждать. И надеяться, что потерянное письмо найдёт адресата.

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Зекора Спитфайр Лайтнин Даст

Мир, в котором пони быть не должно.

С тех самых пор как я начал осознавать себя как личность,моя душа постепенно начала заполняться ненавистью.Сначала школа со всеобщей травлей.Затем институт с идиотами-преподавателями и кучей ненужной информации,а затем и работа.Но больше всего я ненавидел интернет,где царил полнейший хаос и где тебя могли унизить так,что и в самом страшном кошмаре не приснится.И я,проходя все эти этапы своей жизни,потихоньку ожесточался,учась видеть сей мир сквозь призму чистой ненависти.И казалось ничто не способно излечить мою душу,как внезапно появилась ОНА.<br/> Но обо всем по порядку...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Город на цепи

Фрейм — это осколок человеческой цивилизации. Один город, столетия странствующий в хаосе. Люди научились там выживать, они изменили себя, нашли свою особенную дружбу и магию. Они живут будущим, мечтая однажды найти безопасный мир. А Эквестрия? Всего лишь одна остановка на пути. Пусть мир пони необычен, но он очень опасен, он так же как другие пытается остановить город. Коварные богини, любопытные поньки, пропасть непонимания и холодная война, наконец дружба и тентакли — всему этому нашлось место в небольшом рассказе.

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз Лира Человеки

Будь моей, Гэбби. Часть 2

Как же все так сложилось? Я и, казалось бы, самая обычная грифониха. До сих пор не могу поверить, что мы вместе. Отношения ведь нужно поддерживать: внимание, подарки, забота. Но, что если… она тоже продумала все это заранее?

Спайк Гильда Другие пони Человеки

Fallout: Long Road to Home

К чему приводят необдуманные решения и некоторая безбашенность? К приключениям разумеется но кроме приключений готовьтесь разгадывать грязные тайны и испытывать доселе неведанные страдания, ведь новые места - это не до дыр изученная Пустошь хоть они и похожи на неё как сестры близнецы. В какой мир занесло героя по его невежеству, кто его населяет, и как ему попасть домой? Это и многое другое предстоит выяснить тридцать первому.

ОС - пони Человеки

Последствия крушения "Надежды"

Ранним летним утром во время проезда фирменного экспресса "Надежда" были взорваны опоры Кантеркрикского моста. Последствия крушения были далеко идущими. Гораздо более далеко идущими, чем могла подумать принцесса Селестия или даже те, кто был за это в ответе.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер

Зеркало

Каждый брони втайне мечтает о том, как однажды найдёт в своей постели спящую пони. Иногда желания сбываются. Но далеко не всегда так, как представляет анон в своих фантазиях...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Брейберн Дискорд Человеки

Новый помощник

Этот рассказ был написан спонтанно, будучи навеян одной веселой песенкой. И больше редактировался, чем писался. Итак, один земнопони издалека (очень издалека) проделал долгий путь, чтобы, наконец, встретиться с воплощением своей мечты. Но что ждет его у цели, не может предугадать никто, и уж точно не он сам...

Эплджек ОС - пони

Паранойя Руне Ховарда

Для кого или чего ты живешь? Совершенствуешь мир, или себя? Или просто наблюдаешь за ним и рисуешь картины в своей маленькой головке? Но ты слеп. Ты привязан к своим мыслям. Оглянись.

Эплджек ОС - пони Стража Дворца

Родственные противоположности

У Рэйнбоу Дэш и её возлюбленного всё идёт прекрасно. Молодые влюблённые мечтают, строят планы на будущее, но, неожиданно, они сталкиваются с трудноразрешимой проблемой, о которой не могли даже предположить.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Эплджек Принцесса Селестия ОС - пони Вандерболты Лайтнин Даст

Автор рисунка: MurDareik
Глава 37: Прогулка во тьме Глава 39: Город огней

Глава 38: Как начать войну за десять дней

Как начать войну за десять дней

“Любовь подобна войне: ее легко начать , но очень трудно остановить.”

Мир был тихим. Даже слишком тихим. Если не считать постоянных тяжёлых и коротких вдохов Хэйз и тиканья моего ПипБака, я не слышала ничего, кроме собственных мыслей. Я так же выключила подсветку, оставив нас в полной темноте тоннеля. Но мы были одни… И в безопасности, по крайней мере, частично. Несомненно, оставшиеся Стальные Рейнджеры искали меня, но без своего лидера, я надеялась, они растеряются. Клин Кат со своим поехавшим аликорном тоже хотели поймать меня, но я сомневалась, что они знают, куда я пошла. 

Так что, на тот момент, я была наедине с собственными мыслями, а мои мысли были только о насилии. По отношению ко мне, моим друзьям, моей семье. О насилии, которое ожидало моих врагов, всех, кто обидел меня. Какая же прекрасная штука, эта месть. 

Было приятно видеть, как умирает Драконоборец, хотя мне хотелось бы прикончить его лично. После всего, через что мне пришлось пройти из-за него, после того, что он сделал с Бэтмэйр и Пинприк, увидеть его смерть своими глазами? Как я могла не улыбаться этому? Но я никогда не должна была втягивать в это Серенити; я должна была убить его лично, точно так же, как сделала это с Блэкуотер. 

С Клин Катом дела обстоят так же, и эта победа будет самой сладкой. Он проводил надо мной эксперименты и использовал моё тело для своих кошмарных планов. Он посеял хаос в Дайсе ради своего ошибочного представления мира. Меньшее, что я могла сделать, это уничтожить всё, что ему дорого прямо на его глазах. И только тогда я бы позволила ему умереть, только после этого. Он не заслуживает меньшего. Он мог играть со своей некромантией или чем он там занимался, но, даже если он и мог воскрешать мертвецов, как об этом говорил, от него не останется ничего, что можно было бы воскресить. 

Моя ярость вскипала с каждым новым воспоминанием, пока шла в темноте. Плечо горело от огня мегазаклинания, заключённого во мне. Мой глаз пульсировал от боли, когда я вспомнила выстрел, лишивший меня его и пони, который стоял за этим. Мышцы болели не из-за усталости или напряжения, а из-за воспоминаний обо всём, через что я прошла. В некоторые моменты, мне казалось, что вся Пустошь настроилась против меня, что вокруг бушует великий шторм, умоляющий меня уступить и сдаться. 

Но я всё ещё была там, жива и здорова. Недвижимая, как скала. 

У меня были враги, но с каждым днём их список становился всё короче. И когда моя месть будет окончена, когда я наконец расплачусь со всеми, я… Я задумалась, останется ли хоть кто-нибудь рядом, кто отпразднует это со мной. 

Я осторожно погладила гриву Хэйз копытом. Она упала на землю и больше не парила в воздухе, как обычно. Хэйз выживет, я была в этом уверена. Мой ПипБак указывал на слабый фон от чего-то, хоть я и не знала от чего. Я была уверена, что он излечит её, и раз она ещё не умерла, то будет жить. 

Но что если бы там не было радиации? Что если бы меня не было рядом, чтобы спасти её? Я провела много времени наживая себе врагов и подвергая друзей опасности, и знала, что подобного будет только больше, пока всё не закончится. Могла ли я так рисковать ими?

Мне нужно было подумать, очистить разум. Тишина сводила меня с ума. 

Я наклонилась, чтобы нежно поцеловать голову аликорна и прошептать ей на ухо: “Я скоро вернусь. Ты здесь в безопасности.” 

Я поднялась и сняла глазную повязку, которая скрывала мой кибер-глаз. Внезапно, тоннель ожил: наполнился зелёными и чёрными тонами. Мы успели немного пройти, прежде чем попали в засаду, но я ясно помнила местность, по которой шла. Это было недалеко от места, где Серенити, Флэйр и я впервые шли по этому Селестией забытому тоннелю. Если бы не множество свежих следов, то я бы без проблем нашла и старые. 

Я пнула землю, стирая отпечатки копыт. Серенити и Флэйр пошли вперёд и, насколько я их знаю, остановились у входа в тоннель, в ожидании нас. Они были гораздо более преданны мне, чем я того заслуживала. Они заслуживали кого-то лучше, чем я. Я вела их прямиком к смерти. 

Кажется, это совсем не хорошо. Я так глубоко втянулась в конфликт, что для меня было уже проще решить его, чем повернуть назад, но это ставило под угрозу тех, о ком я заботилась. И даже таких пони, как Хэйз и Серенити, которые не заслуживали этого. Пони, которые не хотели быть частью этого насилия, но им пришлось из-за меня. 

Ну, я полагаю, был и третий вариант. Заключить сделку с Наблюдателями, попытаться найти какое-то решение, где все будут счастливы, но Клин Кат ясно дал понять условия этого соглашения. Подчинись или умри. О, он сформулировал фразу очень дружелюбно, но именно это он и имел в виду, и каждое слово подкрепляло это. 

Что мне оставалось делать? 

Кажется, прогулка не помогла мне очистить разум. Я пыталась продолжать идти в тишине, но в результате лишь тиканье моего ПипБака стало громче. Что было плохим знаком для меня, но нам в любом случае нужно было пройти по этому пути. И вскоре я нашла причину повышенного фона. 

Передо мной, залитые тусклым зелёным светом, лежали несколько сломанных роботов. Тех самых, которых я уничтожила в прошлый раз. В этом я была абсолютно уверена, потому что тогда я оторвала одному из них руку и уничтожила ею других, и именно об эту руку я чуть не споткнулась, когда подошла ближе. – Кусок мусора. – Пробубнила я себе под нос и пнула её в одну из поломанных машин. 

Один из роботов, что был относительно целым, светился ярче остальных. Я подошла к нему ближе, и мой ПипБак начал тикать чаще. На спине его цилиндрического туловища была частично открытая панель. Понадобилось немного усилий, чтобы полностью избавиться от неё и взглянуть на то, что вызывало свечение. Какая-то батарея, похожая на ту, что питала мою ногу, но с зелёным светящимся кристаллом в центре. Радиация, очевидно. 

Клинок в моей ноге помог легко и осторожно вынуть батарею из её хранилища, и она, к моему удивлению, продолжила точно так же светиться. Это то, что мне было нужно, но я не ожидала, что всё пойдёт по моему плану. Если из-за этой небольшой штуки весь тоннель фонил, то всё, что мне нужно было сделать — принести его к Хэйз. Тогда она будет, как новенькая. Я надеялась на это. 


– Неприятно? – Спросила я у Хэйз, после того, как радиация сделала своё дело, и теперь она вновь могла двигаться. – Рана, то есть…

– Это вопрос с подвохом? – Спросила она в ответ, с лёгким стоном поднявшись на ноги. К тому моменту батарея перестала светиться, а мой ПипБак тикать, так что, вероятно, она не продержалась бы вне робота так долго, как я на это рассчитывала, но этого всё равно хватило.

– Я имела в виду…

– Да, мы всё ещё ранены, но в сравнении с тем, что было до этого, эта боль терпима. Нам повезло, что здесь была радиация, мы боялись, что можем истечь кровью без неё.

– Не волнуйся, она...

– Мертва. – Тихо перебила меня Хэйз, но я знала, что лучше не спорить. – Мы должны оплакивать эту бедную душу. – Видимо, моё скептическое выражение лица было слишком явным, учитывая то, что она продолжила. – Нам интересно, что могло с ней случиться, из-за чего в итоге она пошла по такому пути. Никто не выберет столь саморазрушительный образ жизни без причины. Мы полагаем, что в прошлом, она испытала сильную боль. 

Было тяжело не закатить глаза. – Некоторые пони плохие сами по себе. 

Хэйз вздохнула и начала идти по тоннелю без меня. Она не замедлилась, чтобы я смогла догнать её, но при этом оставалась молчаливой дольше, чем мне того хотелось бы. – Возможно. – Это всё, что она сказала. 

Снова минуты, проведённые в тишине. 

– Так… Мы просто… Больше не будем говорить об этом?

В ответ я получила ещё, как минимум минуту молчания. 

– Хэйз…

В конце концов, она заговорила, но сделала это так тихо, что я не расслышала ни слова, так что можно считать, что она снова промолчала. 

– Хэйз! – Я обратилась более резко.

– Чего ты от нас хочешь? – Наконец ответила она, а её голос звучал скорее грустным, чем злым. 

– Чтобы ты поговорила со м... 

– И какой диалог ты от нас ожидаешь? – Резко спросила она. – Ты чётко обозначила свою цель, и мы с ней не согласны. Что ещё должно быть сказано по этому поводу? Ты считаешь насилие эффективным, мы находим его неприемлемым.  Мы знали об этом с самого начала, и это всегда лежало на нас тяжёлым грузом, но что с этим поделать? Мы не можем отговорить тебя от твоего пути, а наши попытки сделать это провалились. 

– Тогда зачем вообще идти за мной? – Спросила я в ответ. 

– Мы… – Последовала ещё одна долгая пауза. – Мы не идём за тобой, чтобы изменить тебя; мы считаем это несправедливым. Но было гораздо легче принимать твоё насилие, когда оно было далеко, когда оно было частью той истории, к которой мы были не причастны. Так мы могли смириться с этим и видеть твои хорошие стороны. Нас привлёк твой сильный характер, твоё упорство перед трудностями, то, как ты заботишься обо всех вокруг, даже когда не хочешь демонстрировать это… Но ты права, мы не должны были идти с тобой. 

– Нет. – Я вздохнула. – Я пытаюсь. Я правда пытаюсь. – Она вопросительно взглянула на меня. Я почувствовала, что она не верит мне, но хотела бы. – Весь этот план. То, зачем мы пришли сюда. Я думала, что если бы у нас вышло обуздать гору, получить её ресурсы, то… Я думала, что с этим мы смогли бы победить Наблюдателей без единого выстрела. Они не хотят казаться злыми. Если бы я предложила городу мир на моих условиях, то им бы пришлось принять его. Как минимум внешне. И тогда я смогла бы разрушить их… Но потом…

– Всё пошло не по плану? – Предположила она. Вкратце, так оно и есть. 

– Я ненавижу провалы. Но они следуют за мной повсюду. – Я была в ярости, вспоминая о всех моментах, когда меня победили, о всех моих многочисленных провалах и ошибках, которые привели меня туда, где я была сейчас. – Я дикое животное. Когда меня загоняют в угол, я делаю только то, что умею: набрасываюсь на всех, становлюсь жестокой. – Я пнула какой-то камень, убрав его с пути. – Насилие — это то, что я понимаю. То, в чём я хороша. 

– Я пытаюсь. Я не знаю, как. Я не знаю смогу, ли быть, как ты. – Продолжила я. – Такой безмятежной и хорошей, несмотря на… Всё. Этот мир уважает только насилие. Но ты всё ещё здесь. Я не знаю, как стать такой. Не чувствовать ненависть. Не… – Мой голос затих, поглощённый тьмой вокруг нас.

– Ох, моя дорогая глупышка, мы не не чувствуем гнев. В течении многих лет в нашей голове звучали голоса наших сестёр и Матери, поливая ненавистью весь окружающий мир. Срываться из-за несправедливости и неуважения. Мы были частью этой системы, и мы видели, что она сделала с теми, о ком мы заботились. Наша дорогая Мать затерялась в своей жажде мести и гордости, и мы всё ещё оплакиваем её. Это неправда, что мы не чувствуем гнев или ненависть. Мы не можем говорить тебе, что бы нам хотелось сделать с этим подлецом Драконоборцем, когда он похитил Серенити, но мы решили встать выше этого. Мы решили стать лучше, несмотря на наше желание.

– Ты говоришь так, будто это легко. 

– Потому что для нас это легко. – Ответила она. – У нас есть возможность избегать конфликтов, просто не появляясь на виду, и у нас есть магические способности, позволяющие разрешить многие конфликты без кровопролития… Мы понимаем, что из-за этих факторов, наше суждение не всегда объективно. Тем не менее, мы… Обеспокоены насилием и кровопролитием, когда оно происходит, хотя мы признаём, что порой оно неизбежно.

– Так что мы будем делать? – Спросила я, в конце концов. Это показалось мне уместным вопросом. Независимо от того, что она чувствовала ко мне, я не знала, как наши отношения (какими бы они не были) могли бы преодолеть такие разногласия. 

– Двигаться вперёд. Мы всё ещё любим тебя, и мы будем стремиться помочь тебе стать лучшей пони при условии, если ты обещаешь помочь мне стать более понимающей. 

Это казалось дешёвой отговоркой, учитывая все наши различия, но я услышала только одно: – Ох, любишь? 

Аликорн, казалось, немного покраснела, прежде чем заикающе ответить: – Не забивай себе голову. – И поцеловать меня в щёку. 

Я знала, как выйти из Комплекса, и это было так же просто, как поставить одну ногу перед другой. Хотя я признаю, что к моменту, когда мы достигли выхода (который всё ещё был усеян обломками после нашего последнего побега), я была готова вырубиться. Речь не о боли, а о том, что эта прогулка была очень долгой, и я чувствовала, что слишком долго не спала. 

Дверь на выходе была открыта, и когда мы вышли наружу, я сразу начала хватать ртом свежий воздух. Если не учитывать мой очередной поход в это проклятое место, то я делала это даже слишком долго. Я села на землю и взглянула на небо. 

Это была ясная безоблачная ночь с полной луной, сияющей на небе. С места, где мы были, я могла видеть всю долину ниже по склону. Я могла видеть каждую звезду на небе, и их было так много, что я не смогла бы сосчитать их все, будь у меня даже тысяча лет. Это была чертовски прекрасная ночь, и она была даже лучше от того факта, что я жива. Жива и готова двигаться дальше. 

– Давай поспим. – Тихо сказала я, не желая нарушать суровую тишину ночи. Я легла рядом с дверью, а Хэйз опустилась на землю рядом со мной. – Я знаю, что ты много не спишь. Но ты заслужила хороший сон.

– Мы переживаем, что на нас могут совершить нападение ночью, так что, возможно…

– Всего пару часов. – Ответила я, положив голову ей на бок и закрыв глаза. – Пускай всё остановится на пару часов. Стресс и паника могут зайти попозже. 


Я поспала, и это было хорошо. Наверное, это был лучший сон за всё время. Мне даже ничего не снилось. Просто целое ничего в течении нескольких часов, сопровождаемое прижиманием к тёплому телу. Я даже не понимала, как сильно мне это было нужно. 

Конечно же, тревога должна была всё испортить. 

Я вскочила на ноги, разбудив Хэйз и оглянувшись по сторонам мутным взглядом. Мой нормальный глаз всё ещё был заспанным, но кибернетический видел всё идеально, что оказалось полезно для того, чтобы заметить сияющую красную лампу прямо над дверью в Комплекс. Я подошла к двери, чтобы узнать, в чём дело, и как раз в этот момент, она с силой захлопнулась, разнося грохот по всей долине. 

Хэйз подошла ко мне. – Что-то случилось? 

– Ничего. – Пробубнила я, подключаясь к терминалу Комплекса у двери. – Должно быть, просто сломался замок. Я могу открыть его. – Когда-то давно я скачала универсальный ключ от этого места и, хоть это и превратило мою жизнь в постоянную боль, дало мне определённые плюсы. Просто подключить ПипБак к терминалу, подождать пару секунд и… 

ОШИБКА

Ладно, это не совсем нормально. Я вытащила подключённый провод, подула на него и вытерла всевозможную грязь, а затем подключила снова. Как это может не работать? Весь Комплекс спроектирован так, чтобы так работать. 

ОШИБКА

– Да ёбаный рот! – Я ударила металлической ногой по экрану терминала, разбив его вдребезги. – Ээ… Упс. 

– Дорогая, возможно, тебе стоит поработать над контролем гнева. 

Стряхнув осколки стекла с ноги, я ухмыльнулась. – Каким гневом? 

Я предположила, что она улыбнулась и закатила глаза, что было хорошим знаком, хотя прежде, чем я успела спросить её об этом, из разбитого терминала прозвучал голос. – Хайред Ган, это ты? – Знакомый голос.

– Эм… Да? 

– Это хорошо. Мы беспокоились, что потеряли связь, так как у нас отсутствует полное коммуникационное покрытие в недостроенных секторах нижней части Комплекса. Хорошо, что ты успела сбежать, чтобы выполнить своё обещание. 

Хэйз взглянула на меня, ясно дав понять, что ей интересно узнать, о каком “обещании” идёт речь, но я отмахнулась и ответила Баптизии. – Конечно. 

– Тем временем, боюсь, у меня для тебя плохие новости. Кто-то, и мы не знаем кто, взломал нашу систему безопасности. Хоть у меня остался контроль над автономными роботами, они изменили ключ безопасности. Тот, который ты использовала для беспрепятственного путешествия по всему Комплексу скорее всего уже не работает. – Я взглянула на свой ПипБак и не могла не выругаться. 

– И это всё? – Стараясь звучать уверенно, спросила я в ответ. – Ключ важен: они будут держать копию рядом с собой. Всё, что мне нужно, это найти, где его держать и забрать обратно. – Я постучала по ПипБаку. – Легкотня. – Я знала, что это не так, но иногда уверенность помогает. 

– Тогда… Полагаю, я могу оставить это на тебя. Когда вернёшься, надеюсь, ты сообщишь мне хорошие новости по поводу нашей сделки. – После тихого щелчка интерком выключился, и я взглянула на Хэйз. 

– Ты уверена, что со всем справишься? – Спросила она. – Ты звучишь гораздо более уверенной, чем тебе, возможно, следовало бы быть.

Я пожала плечами. – Нет ничего плохого в завышенных ожиданиях. Мы перейдём через этот мост, когда доберёмся до него. Но сейчас, нам пора идти. – Не было больше смысла оставаться там и пытаться уснуть, учитывая то, что сон так неприятно прервали. 

– Куда мы пойдём?

Я много думала над этим вопросом во время нашего пути. Первостепенной задачей для нас, очевидно, была встреча с Флэйром и Серенити, потом — узнать, что случилось с Рейнджерами Эпплджек, и в конце концов вернуться в Дайс, чтобы спланировать изгнание Наблюдателей из города. Я подозревала, что первая и вторая задачи будут похожи, учитывая то, что не все Рейнджеры участвовали в атаке, и некоторые остались в Тимбере. Мне казалось, что именно там их и стоит искать, а значит Серенити с Флэйром пошли туда же. Что лично для меня означало ещё больше ходьбы. 

– Тимбер. – В конце концов, сказала я, потянувшись, чтобы отойти ото сна. – Нам сюда. – Я вроде как знала дорогу. По крайней мере, знала, как спуститься вниз к дороге, соединяющей Бридл Хоуп с Тимбером, что для нас, вероятно, было самым лучшим вариантом. – Как ты относишься к ходьбе?

– Мы просто обожаем её, конечно же. – Ответила Хэйз и последовала за мной. 

День был бодрящим, но тёплым и почти таким же ясным, как ночь. Гору обдувал холодный ветер, который колыхал тёмно-зелёную траву и растения. Пока мы шли всё вокруг казалось таким спокойным и мирным. По сравнению с клаустрофобией и давлением, которые я испытывала в Комплексе, это был метафорический и буквальный глоток свежего воздуха. Я бы могла целыми днями вот так идти в тишине и просто наслаждаться покоем. 

Что означало, что я должна уничтожить его с помощью своего радио. Прошло много времени с момента, как я узнавала о новостях из Дайса и включить радио в Комплексе по какой-то причине было невозможно, так что я сгорала от любопытства. 

“…всё ещё покрывает город, так что будьте осторожны. Помните о трёх правилах поведения во время радиационного заражения. Не выходите без необходимости. Действуйте быстро. И пейте антирад.” Голос Нью Хайгаса звучал слегка слабым, и ему не хватало фирменного ровного и бесстрашного тона. Казалось, что эти времена давят даже на него. “И к другим новостям: НКА и минотавры достигли соглашения о прекращении огня. Обе стороны хотят позаботиться о своих раненых, так как, кажется, радиация не делит никого на “своих” и “чужих”. Они подписывали подобные соглашения и раньше, а многие граждане в Альянсе обвиняют минотавров в этих событиях. Учитывая это, прекращение огня вряд ли продлится долго. В свою очередь минотавры утверждают, что все знания о создании мегазаклинаний были потеряны для них ещё двести лет назад, так что они не смогли бы быть виновниками даже если бы захотели.“

“Наконец, Дайс всё ещё погружён в хаос после уничтожения Луны. Остатки организации Мустангов рассеяны и, если вы спросите у меня, я сомневаюсь, что они смогут восстановиться после такого. Ранее, сегодня же, оставшийся лидер так называемой революции согласился разделить власть с Наблюдателями и Анклавом. Он отправил нам это сообщение, чтобы мы проиграли его, и все услышали подтверждение этого договора.”

“Дайс в упадке.” На радио начал звучать незнакомый мне голос. Кажется, друг Флэйра, который был их лидером не пережил взрыв, разрушивший Луну. “Мы — обычные граждане, не принадлежащие ни к одной из банд или организаций решили подняться. Ради борьбы. Мы уничтожили держателей власти, вернув её городу и жителям. Эти банды Дайса сидели в своих высоких башнях в комфорте и уюте, пока мы умирали от голода и болезней. Мы вернули Дайс и должны понимать, кто стоял рядом с нами. Наблюдатели кормили наши семьи, лечили наших детей и защищали наших друзей. Они — единственные настоящие друзья Дайса и, когда радиация развеется, я вижу лишь два варианта: позволить новым головорезам занять наш город и вытягивать из него все соки или же договориться с Наблюдателями. Мы должны выбрать: быть нам городом для народа или для угнетения. Давайте сделаем мудрый выбор.”  

“Мы снова на радио Нью-Хайгаса. Обычно, мы не выбираем любимчиков, но все надеемся на мирное решение. Будьте осторожны. Я поставлю вам пару новых песен прямиком с севера: приготовьте свои ушки для ошеломительного голоса Вельвет Ремеди.” 

Ну хотя бы песня была приятной, в отличие от новостей. Если это была правда, то Наблюдатели уже начали утверждать свою власть над городом, а значит… Ну. Я не уверена, что это должно значить, но я точно знала, что после этого остановить их будет практически невозможно. 

Я едва успела поразмыслить над этим, но затем услышала голоса, доносящиеся из-за хребта. И эти голоса я узнала сразу. – Да я говорю тебе: она вернётся этим путём. И ваще, так быстрее. 

– Может быть, но я всё ещё думаю, что она отправится прямиком в Бридл Хо-оуу… Дерьмо. – Из-за угла к нам навстречу вышли Флэйр с Серенити на спине (в чём был смысл, учитывая её всё ещё сломанную ногу). – Как ты догадалась? 

– Мамочка! – Воскликнула Серенити. Её голос преодолел предыдущий рекорд громкости. Она спрыгнула с пегаса и помчалась прямо ко мне, чтобы обнять, не обратив никакого внимания на вопрос Флэйра. – И Хэйз, ты тоже в порядке! Мы очень волновались, когда появился этот сумасшедший аликорн; как вы сбежали?

– Хэйз уронила на неё потолок. – С хитрой улыбкой ответила я.

Аликорн слегка покраснела и поправила меня. – Мы использовали нашу магию, чтобы создать препятствие и заблокировать ей путь, а затем воспользовались моментом и сбежали. Но у нас бы ничего не вышло, если бы твоя мать не отвлекла её.

– Ах, командная работа. – Прогуливаясь вокруг сказал Флэйр. – Всё понятно. Тем не менее, я думал, ты будешь идти прямо за нами; чего так долго? 

– Мы встретили Блэкуотер. – Холодно ответила я. – И убили её. – Невозможно было игнорировать ухмылку на лице пегаса. И точно так же невозможно было игнорировать то, как Серенити нахмурилась. Я подхватила кобылку и усадила её к себе на спину. – Я убила. – Я не хотела, чтобы они думали, будто Хэйз участвовала в этом. 

– Оно и к лучшему. В любом случае, Лемон Кейк будет рада услышать об этом, – сказал Флэйр, начав двигаться обратно к дороге. – И Кёрли Фрис тоже, но это меня вообще не волнует.  

– Мы должны винить Кёрли Фриса. – Заявила Серенити с моей спины. – Это его вина, что мы снова застряли здесь.

– Селестия тебя дери, Кёрли Фрис! – Ответила я, злобно тряхнув головой.


Было приятно узнать, что Серенити и Флэйр в порядке, даже несмотря на то, что я не сильно переживала за них. Они рассказали, что мой брат и его придурки отступили в Бридл Хоуп, а они сами помогли Лемон Кейк вернуться в Тимбер, а затем вернулись, чтобы встретить нас. Они даже сказали, что если бы не встретили нас к моменту, как пришли ко входу, то отправились бы в Комплекс на поиски. Теперь я должна была отпинать их за то, что они подумали, будто это хорошая идея… Тем не менее, это было приятно, и я оценила их стремления. 

Остальная часть пути была… Спокойной. Я мало что могу рассказать об этом моменте, потому что это была долгожданная обычная и тихая прогулка среди нашей бурной жизни. Это не продлится долго и, поскольку я знала это, то ценила каждое мгновение спокойствия. 

Спустя пару дней мы приблизились к Тимберу, из руин которого в небо поднимался столб дыма. Время уже перешло за полдень, а небо было затянуто тёмными тучами, и с юга на нас дул холодный ветер, вызывающий у меня мурашки на спине. Или, возможно, это было из-за того, что я снова увидела город. Стоя на том же холме, что и когда-то, я обнаружила, что город выглядит почти так же, как когда я увидела его впервые: от этого вида мне стало плохо. И вот я снова там, повторяю те же ошибки снова и снова… 

– Я удивлён, что на них не напали. – Сказал Флэйр, стоя рядом со мной и глядя на дорогу, ведущую в город. – Ты только глянь на их оборону. – Продолжил он, указывая на ветхие баррикады, блокирующие пути с севера и юга. Они не выглядели впечатляюще; я бы могла без проблем сломать их. – И всего пара охранников. У Наблюдателей много пони, даже не учитывая Стальных Рейнджеров или тех, кто остался в Анклаве. И ещё, посмотри наверх.

Я взглянула в небо и увидела облака. – Куда?

– Присмотрись. 

Я присмотрелась, разглядывая облака. – Не понимаю.

– Хищника нет. – Оу! Флэйр прав. До этого он был припаркован у вершины горы, где располагалась старая база Анклава, но теперь там были только… Облака. – Они ушли. Кто знает, за чем они приходили, но видимо, они получили то, что хотели. Вероятно, они не считают остатки Рейнджеров угрозой… Илииии они не знают, что они вернулись сюда. Что звучит неправдоподобно. На их месте я бы отправил этого поехавшего зелёного аликорна разобраться с оставшимися, но эй, просто уйти — это тоже вариант. 

– Не захотели рисковать. Рейнджеры никогда не сражались с Наблюдателями. Только с другими Рейнджерами. – Сказала я, спускаясь с холма к городу. – Мы можем изменить это.

Флэйр просто недоверчиво уставился на меня, так что Хэйз пришлось задать очевидный вопрос вместо него. – И как ты планируешь уговорить Рейнджеров Эпплджек сражаться с врагом, который до сих пор никак напрямую на них не повлиял?

– У меня есть план. – С ухмылкой сказала я и подошла к ближайшей баррикаде. – Привет! Я хочу поговорить с Лемон Кейк. 

Из-за стены высунулась бронированная голова. – Кто хочет… О! Это ты. Входи, эм… Тебе придётся перебраться через баррикаду. Невозможно быть слишком осторожным. Думаю, паладин ждёт тебя. 

По крайней мере, это был многообещающий знак для моего плана, так что я быстро перебралась через баррикаду, позволив Серенити покататься на моей спине. Не то чтобы она была сильно высокой, но нога кобылки всё ещё не восстановилась после падения, и я не хотела лишний раз рисковать её здоровьем.

С другой стороны был всё тот же сгоревший Тимбер, который я так хорошо знала. В пределах города оказалось около двадцати Рейнджеров, большинство из которых сидели у большого костра в центре города, на котором готовилось… Что-то чёрное, и я не хотела даже предполагать, что именно. Когда мы вошли, из домов высунулись ещё несколько пони, доведя общее число до почти тридцати. После всего, что случилось, их оказалось гораздо больше, чем я ожидала. 

Пока мы шли к костру, вокруг послышались недовольные выкрики в мой адрес. Видимо, они считали меня очень опасной пони, учитывая, что кто-то даже предложил застрелить меня. Не понимаю, почему они так ополчились против меня. Я ведь помогла им перед этим, хоть всё и закончилось не очень хорошо.

Лемон Кейк, сидящая у костра, обернулась и рассмеялась. – Хайред, ебать её Ган. – Я всегда знала, что мне стоило выбрать имя подлиннее. – Ты, сука, просто великолепна, раз справилась. – Я думала, я ей не особо нравлюсь. Это странно.

– Ээ… 

– Она не сука! – Сказала Серенити в мою защиту, за что Хэйз шикнула на неё и строго предупредила, чтобы она больше не ругалась. 

– Да я в хорошем смысле, малявка. – Кобыла усмехнулась и подошла, чтобы похлопать меня по спине. – Мы слышали, что ты сделала с Блэкуотер. – Оу, ну, это всё объясняет. – С хорошей пони такого бы не случилось. После её смерти почти половина оставшихся Стальных Рейнджеров покинула их тонущий корабль. Не было никого, кто мог бы занять её место, потому что она, очевидно, любила убирать всех, кто мог представлять угрозу её положению. – Безумный параноик звучит, как отличное описание для неё. 

– А разве некоторые пони, перебежавшие к вам, не делают это уже второй раз? – Спросил Флэйр. – Я, конечно, не уверен, но…

– Некоторые, да. – Подтвердила она. – Но не осталось никого, кто предаст меня снова. И мы забрали у большинства из них оружие, чтобы убедиться в их преданности. Другое, ну… Очевидно, у некоторых были семьи в плену. Думаю, большинство из них просто устало воевать против своих же… Хотя многие из перешедших к нам пони явно не твои фанаты.

– Из-за убийства Блэкуотер? 

– Да нахуй Блэкуотер, это из-за убийства их друзей. – Я немного вздрогнула от обвинения. – Я не виню тебя, Хайред, но… Ну… Они могут. Легко понять, что случилось там, в хаосе, и они преследовали тебя, но… Тяжело найти в этом логику. Они последуют за мной, но я надеюсь твои чувства не заденет тот факт, что многие из них не захотят иметь ничего общего с тобой. 

– Едва ли. – С насмешкой ответила я. – Но у меня есть предложение. 

Кейк указала на костёр. – Присаживайся, поговорим. Но мы должны сделать это побыстрее. 

Когда я села, то пригласила жестом своих друзей сделать то же самое, но перед этим у Флэйра возник вопрос. – Слушайте, а разве вы только что не воевали между собой? У вас с каждой стороны много потерь. Я лично видел, как ты за один раз взорвала пятерых из них. Почему они так выделяют Хайред? 

Она злобно взглянула на пегаса, но даже для меня этот вопрос показался резонным. – Потому что они понимают мои мотивы, они могут симпатизировать. А Хайред? Она, как ураган: она приходит, твори неведомое дерьмо и уходит. Это то, что мне рассказали. Они считают её угрозой, и мне тяжело с этим поспорить. 

– Спасибо… – Сказала я, не зная, как воспринимать это заявление. То есть, Лемон Кейк едва меня знала, и я не уверена, что именно такой репутацией мне хотелось бы обладать. – Но это совсем не важно. У меня есть… Предложение. 

Кобыла холодно взглянула на меня, но, казалось, ждала продолжения. Конечно же, перед тем, как вообще начать объяснять, чего я от неё хочу, мне пришлось рассказать долгую предысторию. В частности о Наблюдателях, о том, что они сделали со мной, с другими и об их планах. К моменту, когда я закончила объяснение, на её лице появилось явное отвращение.

– Если ты говоришь правду. – Конечно. – То, что ты хочешь от нас? Мы потеряли много пони, и даже с большой удачей у нас не хватит сил победить целую армию. 

– Я думала не об этом. 

– Тогда объясни получше. – Это справедливое замечание. 

– Как думаешь, сколько Стальных Рейнджеров осталось в Комплексе? – Спросила я. Кажется, этот вопрос вызвал у неё раздражение, но я просто подводила её к нужной мысли. 

– Невозможно сказать точно. Мы знаем, что те, кто не захотел присоединяться к нам, искали выход и, возможно, нашли его, но сказать наверняка нельзя. Вот почему мы организовали оборону в наиболее вероятном направлении атаки. Тем не менее, даже если бы мы хотели продвинуться дальше, то большая часть Комплекса закрыта.

– Необязательно. – Я постучала по ПипБаку. – У меня есть ключ.

– Пиздёж. – Лемон Кейк засмеялась. – С чего бы мне верить в это. 

До того, как я успела отстоять своё совершенно лживое утверждение, к костру подошла пони без брони. – Паладин Кейк, рыцарь Баттеркап. – Она слегка поклонилась, прежде чем продолжить. – Когда эта кобыла была… Захвачена паладином Блэкуотер, мы впервые попали в Комплекс только благодаря её способности открывать его. На её ПипБаке есть программа, которая обходит внутреннюю систему безопасности, но её невозможно перенести, а сам ПипБак невозможно снять. Вот почему мы держали её в плену. Как бы мне не хотелось признавать это, но она говорит правду. 

– Видишь! – Сказала я, указывая на пони. – То есть, спасибо. Ээм… В любом случае. – Я привлекла внимание Лемон Кейк, а другая кобыла, Баттеркап, уставилась на меня. – Я могу открыть секреты Комплекса специально для тебя. Рейнджеры же именно этого хотят? Технологии. 

Кейк взглянула на костёр, размышляя о том, что я сказала, но прежде чем она успела ответить, в разговор вмешалась рыцарь Баттеркап. – Мэм, при всём уважении, на вашем месте я бы не верила ни единому слову. Её обещания — яд, и она приносит смерть, куда бы не шла. Просто отступите. 

– На этом всё, рыцарь. – Сказала Лемон Кейк, и когда рыцарь снова попыталась заговорить, она повторила. – На. Этом. Всё. – Это было сказано таким тоном, что спорить было просто невозможно. После того, как рыцарь угрюмо ушла, Кейк продолжила. – Чего ты от нас хочешь?

– Защитите пони. – Просто сказала я. – В Дайсе намечается что-то крупное. Когда мы придём туда, то станет ещё хуже. Я лишь хочу, чтобы твои пони защитили город. Парасайт Маунд. Защитили любые караваны, если они будут заходить в него за товарами или припасами. И, по возможности, снабдили местных жителей всем необходимым или своими знаниями.

Последовала ещё одна долгая и тяжёлая пауза, пока кобыла обдумывала моё предложение. – Это совпадает с нашей новой директивой, и это то, ради чего мы пришли в эту Селестией забытую часть мира. Мы сделаем это. Но, вероятно, нам понадобится большей деталей твоего плана. 

– У меня есть другие союзники. – Для начала сказала я. – Финишеры. – Она вопросительно взглянула на меня, но я продолжила. – Баши, армия понитронов. Пони. Они все на юге, в Парасайт Маунде. Мы пойдём вперёд. Предупредим, чтобы они ждали вас. Пойдёте за нами следом уже завтра. И тогда мы всё обсудим. 

Лемон Кейк долго и холодно смотрела на меня, прежде чем кивнуть. – Раз ты не тянешь меня за собой насильно, то мы пойдём. – Мы долго сидели в тишине, и в конце концов я поднялась, собравшись уходить. Ждать дольше не было смысла. – Почему ты делаешь это? Что это для тебя значит? 

Месть казалась мне самым точным ответом. Или это, или желание досадить, что можно расценивать, как такую же месть, но поменьше. Возможно, мне следовало сказать, что я хочу мира, справедливости и движения по пути Эквестрии, но она ни за что бы не поверила в это. Возможно, для меня это оказался слишком сложный вопрос, потому что я не была уверена в ответе. И я озвучила довольно слабую причину. – Потому что кто-то должен это сделать. – Сказала я, повернувшись в сторону выхода из города и избегая взгляда Баттеркап, которая всё ещё стояла неподалёку. – И я устала. 

Казалось, она приняла этот ответ, потому что больше не спросила ничего. Мы начали уходить из города, и я молилась, чтобы это был последний раз. Я не собиралась уходить слишком быстро и вскоре услышала голос позади.

– Хайред Ган. Флэйр. Подождите. – Я узнала этот голос. Кёрли Фрис. 

– Угхххх. – Простонал пегас, поворачиваясь к нему. – Что такое? 

Зелёный жеребец двинулся вперёд, поправляя свою розовую гриву и глядя Флэйру в глаза. – Спасибо тебе. – Это было неожиданно. – Я не всегда относился к тебе справедливо. Как и ты ко мне. Но ты изо всех сил старался помочь нам. Рисковал своей семьёй ради нас. Может у тебя и были на то свои причины, но может… Может я ошибался насчёт тебя. 

В воздухе повисло напряжение, когда эти двое смотрели друг другу в глаза, даже не моргая. В конце концов, Кёрли Фрис продолжил говорить, но каждое его слово давало ясно понять, как ему тяжело говорить об этом. 

– Я не знаю, смогу ли простить тебе то, что ты сделал в прошлом. Однажды, тебя будут судить за эти преступления. Но ты изменился и спас ту семью, которую оставил я. Поэтому, спасибо тебе… Может ты и не заслуживаешь мира, но я надеюсь, что ты найдёшь его в себе.

– Кёрли Фрис. – Начал говорить в ответ Флэйр гораздо более просто. – Я всегда ненавидел твоё ахуенно тупое лицо и уморительные усы. Но ты не плохой пони. Просто придурок. – Жеребец, казалось, был поражён этим ответом, хотя мне приходилось изо всех сил сдерживать смех. – Но ты учишься и пытаешься стать лучше. Это больше, чем я могу сказать о большинстве пони, которых я встречал на этой проклятой Пустоши. Так что, продолжай в том же духе и, возможно, ты перестанешь быть таким куском дерьма.

– Я пришёл, чтобы высказать свою благодарность и… – Начал Кёрли, прежде чем я вмешалась в разговор. 

– Это был комплимент. Просто, Флэйр мудак. 

– Это же не член. – Сказал пегас дьявольской ухмылкой. – Не напрягайся так сильно. – После чего повернулся и ушёл, не оставив мне иного выбора, кроме как идти за ним. Когда мы ушли, я с любопытством взглянула на него, а он лишь пожал плечами. – Кёрли Фрис такой придурок. Мы наконец-то вернулись к обвинению его во всех провалах, а он пришёл и показал себя с хорошей стороны. 

В этот момент, вмешалась Серенити. – Будь проклят этот Кёрли Фрис, он портит всё! 

– Видишь, даже кобылке это понятно!


Пришлось идти. Идти гораздо больше, чем хотелось бы, но у нас были места, которые нужно посетить и пони, с которыми нужно встретиться. Путь из Тимбера закончился уже после наступления темноты, но мы наконец пришли в Парасайт Маунд, небольшую тихую гавань, расположенную рядом с поражённым бесконечной войной Дайсом. Я видела небоскрёбы, выглядывающие из-за стен за много миль, а эта голова розовой пони словно следила за нами, пока мы подходили к городу всё ближе и ближе. И чем мы были ближе, тем более зловеще и активнее тикал мой ПипБак. 

Блокпост НКА, который был у входа в Парасайт Маунд, давно исчез, и теперь его заменили две молодые и явно скучающие кобылы, сидящие перед входом. Одна из них явно изо всех сил боролась со сном, постоянно дёргая медленно опускающейся в царство сна головой, в то время как вторая чистила свой лёгкий пулемёт. Она и была той, кто заметила наше приближение и разбудила свою подругу. 

– Стоять. – Сказала пони, поднявшись на ноги и расправив своё красно-синее платье. – Что вам надо в Парасайт Маунде? Нам не нужны проблемы. – Сказала она, при этом даже не потрудившись собрать обратно своё оружие. 

– О, мы здесь чтобы создавать проблемы. – Ответил Флэйр, театрально поклонившись. Прежде чем он успел продолжить, его голову окружил розовый магический шар, заглушивший его голос. Я поблагодарила Серенити за это. 

– Встретиться с Фотофиниш. Она ожидает меня. – Кобыла с любопытством взглянула на меня, потом на Флэйра, который изо всех сил боролся с заглушающей магией, а затем на смеющуюся над его потугами Серенити, которой при этом было довольно тяжело поддерживать заклинание. В конце концов её взгляд упал на возвышающуюся над всеми нами Платинум Хэйз. Она даже не потрудилась спрятаться. 

– Какого хуя… – Спросила сонная кобыла, после чего её напарница намекнула ударом, что ей стоит помолчать. 

– Не собираюсь отказывать принцессе. Кажется, я вас знаю. Просто не доставляйте неприятностей или мы вас убьём. – Сказала она, а затем села и продолжила чистить оружие. – Или кто-нибудь другой. Не я. Мне всё равно не нравится эта работа. – Она взглянула на нас, словно не понимая, почему мы всё ещё здесь стоим. – Ну, заходите. Если нужно место для сна, то казино “Часы Смерти” всё ещё работает. Хотя цены просто безумные. 

Название показалось мне знакомым, но точно вспомнить не удалось, так что я просто пожала плечами и прошла мимо них прямо в город. Он всё ещё был дерьмовым местом, серые здания высотой от двух до пяти этажей создавали эффект огромного живого холма. Место выглядело, словно адская дыра, но даже ночью оно оставалось таким спокойным. В сравнении с Дайсом, в нём даже было комфортно. 

Возможно, это из-за того, что Фотофиниш выставила своих охранников на каждому углу улицы. Некоторые — скучали, некоторые — были настороже, но все они были вооружены до зубов. Кто-то из них с любопытством изучал нас, но увидев, что мы не создаём никому проблем, они отводили взгляд и продолжали искать для себя другие цели. Краем глаза мне показалось, что я увидела, как эти стражи тащат кого-то в подворотню, но обернувшись, я уже никого не обнаружила. Возможно, мне лучше об этом не знать. 

Пока мы двигались по извилистым улицам к отелю, начался дождь. Не сильный, но его оказалось достаточно, чтобы намочить мою гриву и заставить упасть её мне на лицо, что напомнило мне о необходимости душа и стрижки. Хэйз, казалось, не особо возражала: её грива продолжала величественно парить, независимо от погоды. К счастью, мы совсем скоро добрались до казино. 

Казино оказалось обычным местом. Четырёхэтажное здание с яркой подсвеченной вывеской “Отель и Казино Часы Смерти” снаружи. Вероятно, это были одни из немногих огней, работавших в той части города. Мы вошли внутрь. Лампы всё ещё работали, и внутри оказалось довольно много пони, но большинство из них просто дремали на полу, прячась от охраны, а те, кто играл были явно очень взволнованы. Столько усилий ради эскапизма. 

Я повернула к стойке регистрации, где двое единорогов играли в карты. Жеребец носил глазную повязку, а кобыла, кажется, восстанавливалась после полученных ожогов на спине. Я даже не хотела знать подробности. 

Мне пришлось постучать по столу, чтобы они вообще заметили меня. – Что. Оу. – Жеребец оглянулся и осмотрел меня с копыт до гривы. – Полагаю, нужен номер. Всегда нужны номера. Свободных всего два. Две сотни крышек за ночь, но в комплекте идёт завтрак. 

Это казалось до невозможности завышенной ценой, но когда я попыталась начать спорить, кобыла вмешалась в разговор. – Или так, или спи снаружи под дождём. Город спокойный, но не настолько, чтоб тебя не ограбили ночью. Плати или проваливай, у нас здесь свой бизнес.

Я обыскала свои сумки, но смогла наскрести только семьдесят пять крышек. К счастью, Флэйр обыскал свои и достал ещё сто двадцать пять, чтобы мы смогли заплатить хотя бы за один номер. Только тогда нам дали ключ, что казалось огромным облегчением для пары единорогов, ведь они смогли вернуться обратно к игре в карты.  

– Так, вы поднимайтесь наверх, а я пока выиграю нам немного крышек. – С усмешкой сказал Флэйр, глядя на один из покерных столов. 

– Флэйр? – Я подготовила целую речь, но он прервал меня.

– Слушай, скоро всё станет очень плохо; может стоит получить удовольствие, пока есть такая возможность? Обещаю, что случайно не продам себя какой-нибудь банде. – Подмигнув, сказал пегас. Это было довольно давно, но я всё ещё помнила об этом. 

– Ладно, только не разбуди никого, когда вернёшься в номер. – Он кивнул и направился к столу. В конце концов, это были его крышки, и я не собиралась указывать взрослому жеребцу, как правильно жить. 

Мы добрались до нашей комнаты. Она оказалась совсем тесной с одной одноместной кроватью, что означало, что она достанется либо Флэйру, либо Серенити, так как мы с Хэйз были слишком крупными для неё. Я решила, что место для сна достанется Серенити, а мы сможем поспать и на полу. У меня были места для сна и похуже, а она заслужила хороший отдых.

– Хэйз, дорогая. – Обратилась я, укладывая Серенити на кровать, при этом стараясь делать это осторожно, чтобы не повредить гипс на её передней ноге. – Ты не против присмотреть за Флэйром? Я ему доверяю. Честно. Но, понимаешь… – Я оставила конец предложения открытым, и она кивнула в ответ. 

– Конечно, мы сами собирались заняться этим, если честно. Мы не хотим, чтобы он попал в неприятности. Мы будем незаметными. – С этими словами аликорн исчезла прямо на глазах и, видимо, отправилась вниз по лестнице. 

– Ты не доверяешь ему. – С ухмылкой сказала Серенити, когда я помогла ей снять броню и убрала её в сторону.

– А ты бы стала? – Спросила я, укрывая её одеялом (я изо всех сил старалась не думать о том, когда её стирали в последний раз). – Как ты, держишься?

– Всё в порядке! – Улыбнувшись и ёрзая в кровати, ответила она. – То есть, мне немного плохо. – Призналась кобылка. – Но… Всё ведь будет хорошо, да? То есть, должно быть. Так что…

– Ага. У меня есть план. – Честно говоря, это был довольно нечёткий план, но он хотя бы был. 

– Хорошо… – Кобылка закрыла глаза, но почти сразу открыла их. – Эм, у меня есть вопрос. – Нерешительно начала она. Я кивнула в ответ, и она продолжила. – Так… Ты же веришь в Селестию?

Это странный вопрос, конечно, я верю в Селестию. Она же буквально существовала. – Ну конечно…

– Я не это имела ввиду… – Серенити поморщилась, а затем продолжила. – Ну, что Селестия была… Богиней или типа того, понимаешь? 

– Эм… Наверное. Думаю, была… – Ответила я, совершенно не понимая, куда идёт разговор. 

– Раз так. Нуу… У Наблюдателей, когда, эм… Ну, я жила там, нам постоянно читали проповеди пони из Надзора Селестии. Они говорили, что после войны Селестия взошла на небеса и теперь присматривает за всеми нами, но… Я хотела сказать. Если это правда, то почему происходят плохие вещи? 

Я не чувствовала, что могу правильно ответить на такой вопрос, но она всё равно продолжила говорить. 

– Как, например, с племянником Флэйра. В него попала молния, и из-за этого я сломала ногу. – Она подняла и показала мне её. – Но почему? Если Селестия присматривала за нами, то почему просто не помогла? Почему молния не ударила в другое место? То есть… Я имею в виду, что… Я бы поняла, если бы плохие пони просто делали плохие вещи, а она не могла заставить их не делать этого. Но иногда плохие вещи случаются сами по себе, верно? И если она правда следит… – Кобылка опустила голову и вздохнула. 

– Мне жаль. – Ответила я наконец. – У меня нет ответов. Может, она просто не может ничего поделать с этим, а может… Я не знаю. 

– Может, она просто не следит. – Грустно сказала кобылка. – Я бы хотела, чтобы она присматривала за нами. Приятно знать, что кто-то оберегает тебя, но… Кажется, это совсем не так. Извини. Я думала, что может ты сможешь… Я не знаю.

Вздохнув, я погладила её гриву. – Всё в порядке. Я не знаю всех ответов. Ты не обязана верить в Селестию или что-то в этом роде. Даже если она не приглядывает за тобой, то это делаю я. И всегда буду. 

– Я знаю… – Она вздохнула. – Я просто. Я подумала, что если бы это делала она, то всё было бы проще. То есть. Если Селестия на небесах наблюдает за нами, то тогда всё становится проще, верно? Она решает, что хорошо и что плохо… Но без неё это решаем… Мы? Я не хочу решать такие вещи. 

– Серенити? – Тихо спросила я. – Тебя что-то тревожит? То есть, что-то более… Особенное.

Она просидела, уткнувшись взглядом в кровать ещё минуту, после чего вздохнула. – Когда ты ушла, и на нас напали Рейнджеры. Мы почти выбрались, и я занималась разведкой, чтобы найти нужный путь к горе. Потому что я тихая, скрытная и всё такое и… И я увидела одного Рейнджера. Он шёл прямо к нам, но на нём не было шлема. Он вот-вот собирался увидеть нас и позвать своих друзей, и я…

– Ты застрелила его? 

– Нет! – Воскликнула она, закрыв лицо копытами. – Я пыталась, я… Я просто… Он нашёл нас… Позвал подкрепление. Несколько пони погибли и… Я п-пыталась остановить это, н-но… – По её щекам потекли слёзы. Я погладила её копытом по голове, пытаясь успокоить. – Я т-теперь плохая пони? Я м-могла спасти их, но… Но я не хотела никого убивать.

– Ты не плохая пони. – Сказала я, как можно более успокаивающее. – Никто не обязан никого убивать. В лучшем мире… Но ты никогда не должна была сталкиваться с принятием такого решения. 

– Но я сделала это… Приняла решение…

 Ты не могла знать о последствиях. – Я вздохнула. – Я не могу сказать, верным ли был твой выбор. Может верного выбора и не было. Но твой выбор… И всё это… Ну, он такой, какой есть. Ты можешь принимать решения, основываясь на правильных вещах, но при этом могут случаться и плохие вещи… Но… Мгх, я плоха в этом. – Со стоном сказала я. – Это несправедливо, ты вообще не должна была проходить через такую херню! Ты заслуживаешь нормальную жизнь…

– Мам? – Кобылка взглянула на меня, а по её щекам всё ещё бежали слёзы. 

– Прости, я… Я просто хочу, чтобы ты была счастлива, но у меня нет этих ответов. Я не сильна в морали и этих сложных ситуациях, я просто знаю, что ты в принципе не должна была в них оказаться. Никто не должен, но ты больше всего. Я ничего об этом не знаю, но… Думаю, тот факт, что ты думаешь об этом, что тебя это тревожит, что ты всегда стараешься поступать правильно… Я думаю, ты хорошая пони. Я не знаю, важно ли это, но...

Я почувствовала, как мою ногу обняли крохотные копытца. – Это важно… – Шмыгая носом, сказала кобылка. – Для меня, для тебя. Это важно. 

– Да… Это так. – Наклонившись, я прижалась к ней щекой. – Мы пройдём через это. Скоро мы разберёмся с Наблюдателями. Сделаем лучшее место из Дайса. И тогда мы заживём счастливо и мирно. Никаких путешествий, никаких приключений, никаких моральных дилемм. Ты, я и Хэйз. Флэйр будет навещать нас. Это будет… – В воздухе повисла тишина, пока я пыталась придумать, как закончить это предложение. 

– Мне нравится. – Ответила кобылка, прижавшись к моей ноге. Моя шерсть промокла от слёз, но я была не против. – Мне очень нравится.

– Мне тоже. – Вздохнув, сказала я. – Скоро, я обещаю.


Ночь пришла и прошла без проблем, и это то, на что нужно было обратить внимание. Очередная ночь без снов. Может, меня наконец оставили кошмары, которые терзали меня так долго. Было трудно в это поверить, но этот вариант казался таким же вероятным, как и любой другой. Открыв глаза, я увидела Платинум Хэйз, стоящую прямо надо мной. 

– Флэйр провёл за игрой в карты и выпивкой полтора часа, прежде чем вернуться; мы подумали, что тебе будет важно узнать о том, что он заработал четыре сотни и семьдесят три крышки. Он не вляпался ни в какие неприятности, но ушёл рано утром, и мы не знаем, куда именно. – Отчиталась аликорн. – Как ты спала? 

– Хорошо. – Простонала я, поднимаясь на ноги и потягиваясь. – Серенити ещё спит? – Спросила я и положила Искусность перед собой. Я подумала, что у меня есть пара свободных часов, и прошло довольно много времени с последней чистки. Вздохнув, я достала тряпку и начала протирать детали, пытаясь не думать о том, как мало патронов у меня осталось. 

В настоящий момент она судорожно спит; мы следили за ней всю ночь и обнаружили, что в целом её сон не очень спокойный. – Этого я и боялась. 

– Ладно… – Я вытащила затвор из Искусности и разобрала его на части, стараясь не потерять ни одной детали, после чего взглянула обратно на Хэйз. – Сделаешь мне одолжение? – Она слегка наклонила голову, и я продолжила. – Твоя сестра… Тот аликорн. Я уверена, что мы с ней ещё встретимся. Мне нужна защита. – Отступив от разобранного оружия, я стянула свою толстую броню через голову и положила её перед ней. – Ты можешь сделать что-то наподобие барьера на той сумке для шара? 

Я ненавидела ходить без брони. Меня это жутко пугало. Неровные шрамы от кинжалов, пуль и прочего дерьма покрывали мою шкуру хаотичным узором. В некоторых местах моя шерсть больше никогда не будет расти снова после выжигания драконьим пламенем. И это не говоря о том месиве рубцовой ткани в месте, где присоединялись мои киберпротезы. Без брони можно было легко разглядеть каждую рану, каждую травму и каждый мой провал. Из-за этого я чувствовала себя очень неловко. 

Хэйз даже не потрудилась взглянуть на меня, а просто взяла мою броню. – Конечно, хотя мы думаем, что это займёт большую часть дня. Мы её постираем… Но это из-за нашего желания. – Она заржала и двинулась в маленькую ванную комнату, которая тоже присутствовала в нашем номере. Я не сильно горжусь тем, что мне нравилось наблюдать за тем, как она уходит. 

Когда она ушла, мне не осталось ничего другого, как спуститься вниз и забрать наш бесплатный завтрак. Это оказалось более неудобно, чем мне хотелось бы, ведь в отличие от Хэйз, местные игроки и пьяницы на первом этаже не имели никаких проблем, пялясь на меня, пока я проходила мимо. Осуждали меня, будто бы имели на это право. Я хладнокровно оттолкнула их всех со своего пути и вернулась обратно в комнату с тремя тарелками… Что ж. Оно пахло, как мясо, но по цвету и текстуре не имело ничего общего с ним. Было съедобно, так что вполне сойдёт. 

Я осторожно разбудила Серенити, и мы вместе съели… Чем бы оно ни было. Я предложила и Хэйз, но, кажется, её шокировала сама мысль о том, чтобы попробовать это… Не то, чтобы я её винила. Из-за своеобразной текстуры пищи, глотать её было не так-то просто, но я была жутко голодна. Затем мы вышли на улицу. Я даже не думала о том, чтобы уйти, не поцеловав Хэйз. Поэтому, когда я закончила эту важную миссию, мы вышли из казино и попали под дождь. 

Теперь он усилился, причём настолько, что вдоль дорог образовались целые ручейки, ищущие ближайшие стоки. Можно было бы ожидать, что дождь загнал всех пони по домам, но вместо этого мы увидели большую толпу дальше по улице. – Интересно. – Пробубнила я себе под нос, прежде чем выцепить ближайшего пони и попытаться узнать, что происходит. – Эй, эй! – В конце концов, мне это удалось, и пони обернулся. – Что там происходит?

– Какая-то драка. Финишеры пытаются её остановить! – Сказал он, после чего убежал в сторону происходящего беспорядка. 

Я взглянула на прыгающую в луже Серенити. – Хочешь посмотреть на драку? – Она с улыбкой посмотрела на меня. 

– Конечно! Мы собираемся разнять их? – Спросила кобылка, идя рядом со мной. Я погладила её мокрую гриву. Ей тоже нужна была стрижка. 

– Зависит от того, знаем мы этих пони или нет. – Ведя её к толпе, ответила я. 

Приближаясь, мы слышали крики и становилось всё яснее, что почти все пони из Парасайт Маунда собрались именно там. Я помогла Серенити забраться мне на спину, чтобы она не потерялась в толпе, и её не раздавили, и начала протискиваться вперёд. У меня было предчувствие, что это каким-то образом коснётся и меня. 

Когда я наконец оказалась в первых рядах, то обнаружила две большие группы пони, стоявшие друг напротив друга с явным напряжением, повисшим в воздухе. Одной из групп оказались Рейнджеры Эпплджек, которые пришли из Тимбера раньше, чем я ожидала (должно быть, они вышли ночью), что стало для меня настоящим ударом, ведь я не успела никого предупредить об их приходе. С другой стороны, экипированные в похожую, но более лёгкую силовую броню, стояли солдаты Анклава, превосходящие Рейнджеров числом почти в два раза. 

Флэйр тоже был там; он спешно разговаривал с пони, в котором я узнала генерала Стил Винга, лидера Анклава, свергнутого и отправленного в изгнание не так давно. Я знала, что Флэйр всё ещё поддерживает с ними связь, но совсем не ожидала, что он приведёт их сюда. По крайней мере, пока не увидела среди рядов Анклава Флэша, Мундэнсер и Рейн Дэнса. Я всё думала, куда же он их отправил, а теперь стало ясно. 

Между двумя сторонами расположилась небольшая группа Финишеров (которых было легко узнать по их нарядам). Некоторые из них всё ещё носили… Восстановленную силовую броню Анклава с юбками. Как бы не было забавно наблюдать за этим со стороны, мне это совсем не нравилось. Три группы тяжело вооружённых пони в силовой броне вцепились в глотки друг другу в то время, когда мне было нужно, чтобы они работали вместе. Для меня. 

– Этот ублюдок стрелял в меня! – Крикнул один из анклавовцев, указывая в сторону Рейнджеров.

– Ты выстрелил первый! – Ответила рыцарь Баттеркап. 

– Хватит, рыцарь! – Предупредила паладин Лемон Кейк. – Мы пришли сюда не для того, чтобы питать старые обиды, мы просто...

В этот раз заговорил генерал. – Хватит лжи, мы здесь не ради вас, и мы не доверяе...

Но его перебила Мундэнсер. – Они помогли нам! Они не такие, как другие Рейнджеры. – Стил Винг прожёг бы в ней дыру одним взглядом, если бы мог. 

К счастью для неё, Флэш вмешался. – Это правда. Когда мы сбежали с Хищника, мой сын получил ранение, и они позаботились о нас.

– Дорохие, дорохие. – Начала Скриншот. – Честно говогхя, нас не запотит фаша ссора. Фетите себя хорошо или мы изпафимся от фас.

После этого криков стало только больше. По всей видимости, Анклав был просто в бешенстве от того, что какие-то Финишеры носили их броню, а Рейнджеров раздражал тот факт, что пони в платьях пытаются указывать им, что делать. Это была неприятная ситуация и, казалось, она может стать ещё хуже. И поскольку я была гениальной пони, то решила вмешаться, но для начала сняла с себя Серенити и попросила её оставаться на месте. 

– ДОВОЛЬНО! – Взревела я, шагнув в самую гущу толпы. – Вы так хотите повторить ошибки прошлого?! Продолжать убивать друг друга снова, и снова, и снова. Вы вообще чему-нибудь учитесь? Если да, то хватит сражаться. Если хотите двигаться дальше, то просто заткнитесь!

Воцарилось молчание, и я продолжила, понизив голос. – Вы все меня знаете. Может, некоторые из вас меня ненавидят, но вы знаете, что моё слово всегда на вес золота. Мне нужно, чтобы вы все работали вместе. – Я повернулась к Рейнджерам. – Лемон Кейк, мы заключили сделку. Держи своих пони под контролем. – Она нахмурилась, но решила промолчать. – Генерал, Флэйр позвал вас сюда, чтобы помочь вернуть ваш дом. – Это было просто предположение. Флэйр держал свои намерения в секрете, но эта причина звучала для меня вполне резонно. – Вы действительно собираетесь рисковать таким шансом из-за мелкой вражды, затянувшейся в прошлом? – А затем я повернулась к Скриншот. – Мы должны работать вместе: пытайтесь решать конфликты, а не усугублять ситуацию.

Даже в толпе царило молчание. Возможно, они ждали, когда я продолжу, но это была моя самая долгая речь. В конце концов, Скриншот улыбнулась. – Фпечатляюще. – Тихо сказала она, а затем начала говорить. – Теперь, кохда с этим покончено, я отпхгавлю сопрофошдение с кашдым из фас, чтобы напгхавить в назначенные сектора. Не шляйтесь по окрухе. Фам соопщат, кохда и хде пудет пгхоходить фстреча. 

– Это сработает. – Сказала я себе под нос. 

Скриншот взглянула на меня и продолжила. – Из-за тебя городу теперь угрожает опасность. Я надеюсь, что Фотофиниш не ошибается, доверяя тебе. Несмотря на это, она требует твоего медленного посещения. – Затем она снова обратилась ко всем. – А теперь, идите! – После этого, бронированные Финишеры развели группы в разные стороны, разговаривая с их лидерами. 

Я подхватила Серенити, которая сказала мне, что аплодировала моей речи, и побежала к Флэйру, тихо разговаривающему со своей семьёй. – Эй, Хайред! – Сказал он, едва я подошла. – Это просто безумие.

Я долго и угрюмо пялилась на него, после чего задала очевидный вопрос. – Есть какая-то конкретная причина, по которой ты не стал говорить мне, что пригласил своих друзей из Анклава? – Спросила я, глядя на собравшихся пони. Их было около сотни, и они ещё притащили с собой три вертибака.

– Эээ… – Пегас пожал плечами. – Я думал, ты спросишь, куда делась моя семья, но, кажется, ты не заметила этого. –  Он любил обвинять меня за мою невнимательность. – Так что думаю, я просто подзабыл об этом. Прости. Я отправил их за остальными и решил, что ты захочешь встретиться здесь. И, как видишь, всё сработало! 

– Да вы чуть не поубивали друг друга.

– Но не поубивали же. – Сказал Флэйр и ткнул меня в нос, это раздражало меня. – А это означает, что всё сработало. – Он подарил мне широкую и глупую улыбку, но заметив, что мой взгляд никуда не исчез, вздохнул. – Слушай. Моей семье нужно было место, где они не будут рисковать своей головой, помогая нам. И моя… Большая семья хочет вернуть свой дом. Я решил, что раз мы в любом случае собираемся разобраться с тем Анклавом, что состоит из самозванцев, то…

– Флэйр. – Сказала я, положив моё стальное копыто на его спину. – Просто… Предупреди меня в следующий раз. 

– Как ты предупредила меня о своём гениальном плане? – Я нахмурилась в ответ. – Шучу, шучу… Но в следующий раз, если такой будет, я буду, как открытая книга. – Флэйра можно было по-разному охарактеризовать, но “открытая книга” — это совсем не про него. Тот факт, что он постоянно врал о своей семье в течении месяцев доказывает это. Хотя чего ещё я могла ожидать от пони, который получил свою кьютимарку за сочинение и рассказывание историй. 

– Ладно. Но, пожалуйста. Больше никаких сюрпризов.

– Клянусь своими крыльями. – Это было на удивление мрачное обещание, так что у меня не было иного выбора, кроме как принять его. 


– Так, докхогая. – Я встретилась с Фотофиниш в её апартаментах на верхнем этаже её бара. Переход от лидера небольшой банды к одной из самых влиятельных пони в Дайсе, казалось, давил на неё, судя по мешкам под глазами и грустному взгляду в окно, пока она говорила со мной. – Какоф тфой план?

– Мы собираемся решить это вместе. – Ты, Молли, генерал Стил Винг, Паладин Лемон Кейк и я. 

– Майор Лаки из НКА узнал об этой встрече и ожидает её вот уже неделю. Откуда он узнал остаётся загадкой. – Она обернулась на меня и заметила мою ухмылку. – Не сомневаюсь, что это Молли ему рассказала. Она была самой нетерпеливой. Хорошо, что ты привела Рейнджеров и этот… Анклав, потому что я сомневаюсь, что они прождали бы дольше. Но ты не ответила по поводу плана, докхогая. Детали не имеют сначения, хасскаши про сам план. Чефо мы тобифаемся? 

– Забрать Дайс обратно. – Резко ответила я. – Наблюдатели и Оставшиеся руководили всем этим хаосом, чтобы захватить власть. Им нельзя доверить город. 

– Ох, и это фсё? – Она ухмыльнулась и, тяжело вздохнув, перевела взгляд обратно в окно. – Я никохда не ступала ф этот город. Я была хошдена ф тенях и стала кобылой, наблютающей за ним с кгхыш, но ни разу не была ф нём. А теперь ты ошидаешь, что я помогу забрать ехо обратно? Ты уферена, что это пгхафильно?

– Что ты имеешь ввиду? 

– Анклаф плох и пегхеворот ф их рядах стал тгхагедией. Но Наблюдатели… Ты фо многом их обфиняешь, но никто кгхоме тебя этого не фидел. Кашется, народ ф Дайсе доферяет им, так что почему бы и нет? Получается, мы хотим сказать им, что они не пгхафы, забгхать город и… Что потом? 

– Мы сможем решить это позже. – Ответила я, пытаясь скрыть своё раздражение. – Но это правда. Наблюдатели — это яд. Если мы просто позволим им оставить Дайс… – Я вздрогнула, подумав о планах Клин Ката. – То, что мы собираемся сделать — правильно. Ты хорошо поработала здесь. В Парасайт Маунде. Жители счастливы и здоровы. Несмотря на радиацию. Если бы они правда хотели того же, то сделали бы то же самое. Но они не сделали. Они хотели начать конфликт. 

Фотофиниш вздохнула и в конце концов кивнула в ответ. – Как скажешь. Тогда мы должны решить, как с этим покончить. Молли была готова в одиночку идти захватывать Хищника, как только он вернётся, а НКА, похоже, готовы помочь. Если мы будем работать вместе, то должны сделать это быстро, пока всё не развалилось. Я уже сообщила всем сторонам о встрече в полдень. 

– Нужно как-то подготовиться?

– Я думала, ты никогда не спросишь. 

Оказалось, чтобы провести такую встречу, нужно много работы. Большинство моментов решали кобылы Фотофиниш, но у меня было специальное задание, соответствующее моему набору навыков. Если быть точной, мне нужно было взять стол для переговоров, который Фотофиниш заказала на другом конце города, и принести его в маленький бар. 

Это была массивная деревянная конструкция, которая, казалось, совсем недавно была вырезана, собрана вместе и покрашена самой качественной краской из баллончиков, которую только смогли найти. Ну то есть, учитывая все обстоятельства, он выглядел хорошо. Сама древесина была так себе, но вот картина, нарисованная на ней была отличной. Каждый крупный лидер имел собственный знак отличия на столе, обозначающий, где ему сидеть. 

У Башей, а именно Молли, была стилизованная версия её отеля. Финишерам достался силует пони в платье. НКА — их летящий феникс с флага. Последние рисунки показывали места для Рейнджеров Эпплджек, у которых, в отличие от Стальных Рейнджеров, были яблоки вместо шестерёнок на фоне, а у Оставшихся Анклава, эмблема, которой являлись облака с крыльями и пара глаз с дугой красного и зелёного цвета на фиолетовом фоне. 

И был ещё один последний знак. Три коричневых камня прямо напротив Финишеров. Кто-то изо всех сил старался повесить вину за эту встречу на меня, когда на самом деле она была моей лишь частично. Тем не менее, если кто-то собирался быть лицом всего мероприятия, то это вполне могла быть я. Всё это часть генерального плана, полагаю. 

Как бы красиво не выглядел стол, это не делало его легче. То есть, я могла поднять его и нести через весь город без проблем, но к концу пути я точно устану. Серенити нисколько не облегчала процесс, настояв на том, чтобы сидеть на столе за моей спиной, потому что... Почему бы и нет. Я бы могла попросить её идти самостоятельно, но не смогла. 

С другой стороны, из стола вышел хороший импровизированный зонтик, и я осталась почти сухой, когда добралась до штаб-квартиры Финишеров, в то время как Серенити промокла под дождём насквозь. Ей пришлось стряхнуть с себя воду прямо перед входом, что явно раздражало кобыл-охранниц. И судя по их взглядам, мне не стоило смеяться. 

– Особая доставка. – Наконец сказала я,  поправляя съехавший со спины стол. – Куда ставить? 

Кобыла всё ещё пялилась на меня и указала на главный зал в баре. Это была небольшая комната, вероятна предназначавшаяся только для Финишеров. Когда я вошла, какие-то кобылы всё ещё готовили декорации, старательно закрашивая трещины в стенах и развешивая флаги всех участников встречи. В ней не оказалось мебели, так что поставить стол в самом центре не составило проблем. 

Одна из кобыл хотела мне что-то сказать, но затем взглянула на стол и на мой круп, и замолчала. Возможно, она думала, что я какая-то крупная шишка, раз меня отметили на этом столе. 

– Тааак… Могу я тоже посидеть на встрече? – Невинно спросила Серенити, запрыгнув на стол. – Я просто отличный переговорщик! Вот увидишь. Я буду самой лучшей в… В переговорных штуках.

– Я спрячу тебя под стол. Никто не будет задавать лишних вопросов. Но скорее всего, ты заснёшь. – Это было лишь предположение, но если Серенити так хочет умереть от скуки, то кто я такая, чтобы отказывать ей. 

– Нет, не засну! – Пообещала она и залезла под стол, показывая, как хорошо она умеет прятаться. – Вот увидишь. – Сказала она, и Финишеры тем временем начали заносить стулья. 

– Ну. – Посмотрев на свой ПипБак, сказала я. Осталось всего два часа до начала встречи, как мило. – Вот и узнаем. – Я схватила один из стульев у проходящей мимо кобылы и уселась за столом. 

– А мы не должны встретиться с мисс Финиш? – Спросила Серенити из-под стола. 

– Мэх, да она просто даст нам ещё больше работы. – Зевая, ответила я. – Мы уже достаточно сделали. Давай просто подождём здесь и посмотрим, к чему это приведёт. – В ожидании я лениво оглядела комнату. На столе были эмблемы, и за каждым из мест висели флаги групп. И была я. У кьютимарки на столе не было никакого фона, а за спиной отсутствовал флаг. И даже меня саму не укрывала броня. 

В этой комнате было безоговорочно много доверия. Доверия в то, что я делала. В то, что я могла достичь того, что обещала. В то, что я была права по поводу Наблюдателей и в то, что я могла помочь каждому продолжить двигаться вперёд. Не уверена, что всё это доверие было заслуженным, но я была в том положении, когда это больше не имело значения. 

Молли пришла первой, практически за час до начала. Она остановилась на входе, увидев меня, и только затем зашла, поправив свою шляпу, чтобы закрыть уши. За ней вошли несколько её головорезов. Учитывая, что в последний раз я видела её прикованной к стене, сейчас она выглядела гораздо здоровее. – Хайред, ебать её, Ган. – С усмешкой сказала она, сев на стул и отклонившись назад, чтобы закинуть ноги на стол. – Одна, две... Хммм. – Пробубнила она. – Кажется, все твои конечности на месте. Брала отпуск? 

– Лучше справляюсь с приключениями. – Нерешительно пожимая плечами, ответила я. – Как там твоя банда?

Мул бросила на меня взгляд из под шляпы. – Бывало и лучше. Революционеры или… Кто бы то ни был, не смогли вломиться в моё казино. Не то чтобы они не пытались. Если бы они знали о выходе из тоннелей, то наверняка бы справились. Хорошо, что это не так, поэтому я и смогла улизнуть от них, словно мышка. Надеюсь, ты не возражаешь, что я помогла с этой встречей, пока ты… Была занята.

– Меньше работы для меня. – Сказала я, не разрывая с ней зрительный контакт. – Мы можем доверять тебе? – Я решила спросить прямо. 

– Нет. – Её ответ был настолько быстрым, словно она ожидала этот вопрос. – Но ты знаешь, чего я хочу. До тех пор, пока это… Собрание стремится достичь своих целей, мы будем… Не друзьями, но, по крайней мере, этот союз будет работать. 

– И какие же эти цели?

Она подняла бровь, услышав мой вопрос и рассмеялась. – А, мне понятно, играешь роль инквизитора. Бегаешь за ответами, как гончая за запахом. Ну, хорошо. Мир. Свобода. Уважение. Я устала от бесконечных мелких войн между бандами: я пыталась как-то это изменить, убрав Роя и отобрав его водоочистную станцию, но провалилась, как ты помнишь. Я хочу, чтобы город был свободен от деспотичных режимов. Я не сомневаюсь, что именно такой режим хочет установить Анклав. И я хочу отомстить всем моим врагам, которые посмели выступить против меня. А этих врагов у меня ооочень много.

– Довольно просто. – Медленно ответила я, не отводя глаз. 

Она оставила меня в раздумьях до тех пор, пока один из Финишеров не принёс миску свежих, слегка коричневых яблок. Молли достала нож из костюма, воткнула его в яблоко и поднесла ко рту, чтобы откусить кусочек. – Взамен ты получаешь Башей. Сильнейшую из оставшихся в Дайсе банд. Сотни пони. И я набирала новых. Дайс может всё ещё ненавидеть меня, но мои пони меня любят. – Она прожевала, проглотила и вытерла рот рукавом. – Теперь счастлива? 

– Пока да. 

Следующие двадцать минут прошли в напряжённом молчании, прежде чем появился следующий пони. Серенити уже мирно дремала под столом, когда майор Лаки явился в сопровождении солдат. Он по-прежнему выглядел потрёпанным после своей “почти смерти” на железнодорожной станции (хотя, я думаю, что гули всегда выглядят потрёпанными). Казалось, что прошла целая вечность, но раны у него заживали медленно, учитывая то, как осторожно его форма прикрывала дыру от копья минотавра в груди. 

Он быстро занял свое место, и его бойцы встали по стойке смирно позади него. – Вольно. – Скомандовал жеребец, и они подчинились. – Хайред Ган, Молли. – Он кивнул каждой из нас, чтобы поздороваться.

– Снова встретились, Лакс. – Сказала Молли, всё ещё откинувшись на стуле. Её бандиты и солдаты НКА обменялись взглядами через стол. 

– Я удивлена, что ты здесь. – Сказала я майору, которому, кажется, было некомфортно сидеть на своём месте. – Я думала, что НКА отказались от Дайса. 

– Конечно же, нет. – Его голос просто источал высокомерие. – Наша цель заключалась в устранении угрозы со стороны минотавров, но раз моста больше нет, мы не могли просто оставаться там, так что пришлось отступить. После этого нового прекращения огня мы собираемся помочь навести порядок в городе. 

– Хотите извлечь выгоду из хаоса? – Для меня это звучало скорее не как вопрос, а как утверждение. 

– А что такого? – Резко ответил Лаки, и я предположила, что именно так звучал его командирский голос. – Я думаю, мы все должны согласиться, что статус-кво Дайса не работал. Почему бы не создать новый? Мы все ищем новые возможности. 

– Мы уже проходили через это, Лакс. Дайс не будет подчиняться захватчикам извне. НКА никогда не будет владеть этим городом, как своей послушной псиной. – Ответила Молли, прежде чем я успела что-то сказать. 

– Мы и не хотим этого. – Он взглянул на меня, намеренно игнорируя Молли. – Ты заинтересована в нашем вмешательстве, это и так ясно, и я буду честен с тобой хотя бы потому, что ты помогла нам в прошлом. Мы хотим видеть стабильный Дайс. Стабильность позволяет НКА процветать и существовать; если это означает правление Альянса или другое решение, то так тому и быть. Единственное, чего мы не допустим — это система бесконечной войны банд, которая существовала ранее. Это условие нашей помощи. 

– Я рада, что ты прислушался к голосу разума, Лакс. – С улыбкой на лице сказала Молли. – И глянь, на нашу тусовку заглянуло ещё больше пони. А ты думал, что здесь будет скучно. 

– Действительно. – Лаки даже не смотрел на мула. – Давайте покончим с этим. 

О мотивах последних двух пони мне вряд ли нужно было спрашивать, ведь я их уже знала. Первой вошла Паладин Рейнджеров Эпплджек Лемон Кейк. Взглянув на предоставленный ей стул, она отставила его в сторону и предпочла стоять, поблескивая своей недавно помытой и отполированной силовой бронёй в то время, как двое других Рейнджеров встали по бокам от неё. Мы уже заключили с ней сделку, так что обсуждать что-то ещё не имело смысла. 

Вскоре после неё явился генерал Стил Винг в своей блестящей чёрной силовой броне пегасов. Теперь я понимала, почему они оба явились на встречу в броне, но было довольно забавно наблюдать, как он садился в ней на стул. Напряжение между ним и Рейнджерами по другую сторону стола было трудно не заметить. Кроме того, вместе с ним пришли трое бойцов Анклава и Флэш, брат Флэйра. Что заставило меня спросить. 

– А где Флэйр? – Я просто думала, что он будет участвовать в переговорах.

Генерал взглянул на меня. – Специальный агент Флэйр — авторитетный оперативник, который восстановил моё доверие к нему. Однако, в нём нет необходимости, когда речь идёт о планировании или ведении переговоров. – Я собиралась спросить о Флэше, но он опередил меня. – Его брат здесь только потому, что он покинул предателей совсем недавно. Он может обладать ценной информацией.

Это всё, что он успел сказать, прежде чем дверь в комнату распахнулась и заиграла громкая музыка. В сопровождении фотографов и вспышек огней, она шагала к столу, одетая в красно-чёрное платье, которое выглядело обманчиво тяжёлым из-за бронепластин, вшитых в ткань. Она выглядела гораздо более уверенной, чем утром. Подойдя к стулу и развернув его, она заняла своё своё место во главе стола прямо напротив меня. Что бы вы не говорили о Финишерах, но у них было исключительное чувство стиля. 

Она подняла копыто и все остальные Финишеры спешно покинули комнату, оставив воду, еду и письменные принадлежности на столе. Когда дверь закрылась, Фотофиниш опустила копыто и сказала. – Итак, вот мы и здесь. – В этот момент я слегка толкнула Серенити, чтобы разбудить её и убедиться, что она ничего не пропустит. Кобылке это не понравилось, но я была уверена, что она оценит это позже.

– Давайте покончим с этим. – Грубо заявил майор Лаки. – Время работает не в нашу пользу.

– Тогда начнём. – Продолжила кобыла. – Дайс в хаосе. Нам стало известно, что тем, кто сейчас рвётся к власти, нельзя доверять. Вам всё объяснили в подробностях, и если у вас есть вопросы, то говорите...

– Пони-мегазаклинания. – Сказал генерал, прежде чем Фотофиниш успела закончить фразу. – Я должен поверить, что Наблюдатели совершили эти преступления с некромантией? Я не испытываю никакой любви к ним, но честно говоря, в это трудно поверить.

– А птичка-то оказалась тугодумом. – Ответила Молли. – Я видела это собственными глазами. Тёмное, тёмное горящее зло. Словно смотришь в глаза дракону. Меня почти убили, когда я пыталась унести эту информацию с собой. 

– Ну раз ты так говоришь. – Сказал генерал. – Отличное оправдание, чтобы объяснить, почему город погрузился в хаос. Думать, что тебя пригласили сюда, будто мы можем доверять словам бандита, который...

– О, это правда. – Заявил майор Лаки, что было немного шокирующим. – Молли может быть мафиози и убийцей, но она говорит правду. Спроси Хайред, если хочешь. – Он махнул копытом в мою сторону. – Она предупредила меня и генерал-майора Хэйлшторм об этом. Рассказала о чипах в головах. Мы обнаружили пони в наших рядах, которых подвергли этой процедуре и, о чудо, все анализы подтвердили огромное количество магической энергии, заключённой в них. – Их разговоры об этом заставляли меня вновь чувствовать пламя в венах. – Поэтому мы решили помочь. Нам нужен стабильный Дайс, и если им собираются управлять пони, сотворившие такое… Им нельзя доверять. 

– Это… – Генерал Анклава задумавшись замолчал. 

– Вероятнее всего, это правда. – Сказала Лемон Кейк. – Наблюдатели проявляли активность в Комплексе, и я лично видела там камеру мегазаклинаний. Это и многое другое является доказательствами, какими бы причудливыми они не казались. 

– Никто не поверит в это. – Сказал генерал. – В эту правду, если она такова. Насколько я понимаю, вы все хотите править Дайсом, когда всё закончится, но эта правда не подойдёт. 

Конечно, в это было трудно поверить. Как кто-то вообще мог поверить, что над другими пони проводили эксперименты, чтобы поместить мегазаклинания в их тела, а затем вернули их к обычной жизни, будто ничего и не было? Если бы мы попытались использовать это, чтобы оправдать наш захват власти, то нас бы просто приняли за амбициозных авантюристов. И мы ничего не смогли бы удержать. 

– Ответ очевиден. – Объяснил Лаки. – Мы обвиним Анклав. – Генерал в ответ лишь усмехнулся. – Они вторглись к нам после войны на севере со своим супероружием, способным держать город в страхе. Они проникли в ряды Наблюдателей, чтобы осквернить их невинные умы идеей о власти. 

Идея вызвала у меня чувство горечи. Возможно, здесь не было правильного ответа, но сама мысль о том, чтобы отпустить Наблюдателей, позволить пони думать, что их вина была только в наивности, заставляла меня кипеть. Они слишком многое сотворили со мной и моей семьёй, чтобы я могла думать об этом, как о приемлемом варианте. Они могли бы просто заплатить кровью за свои преступления, в особенности Клин Кат, а затем, я могла бы замолчать. Я решила не вносить поправки в эту идею, а оставить всё на потом.

Хотя это и не понадобилось, ведь назрел другой конфликт. 

– Как удобно. – Генерал явно был в ярости. – Вы обвините тех, кто разрушил мой дом и предал меня, но в то же время сделаете так, что больше никто и никогда не будет доверять нам. Я вижу вас насквозь. Можете даже не надеяться удержать этот город без нас, и я не позволю использовать эту очерняющую тактику, чтобы запятнать наше имя.

– Ты несёшь бред. – Прорычал в ответ майор Лаки. – Никто не доверится вам, потому что вы не заслуживаете доверия. – Если до этого драки ещё не было, то сейчас настало именно то время. Стил Винг ударил копытом по столу и начал что-то говорить, но Лаки спокойно перекрикивал его. – Пегасам никогда не доверят власть. Вы предали собственный вид шестьдесят лет назад и пришли сюда, но народ ничего не забыл. И вот вы предали себя снова. Не говоря уже о зверствах, которые вы творили на севере. И о том, что случилось в Биттер Стил. Ничто не будет забыто. Это оправдание ничего не изменит, потому что вы всё равно никогда не сможете получить власть в Дайсе.

– Будто вы гораздо лучше. – Молли рассмеялась. – Да вы все. Альянс бросил Дайс, когда тот в нём так нуждался; про Оставшихся можно говорить ещё долго; а вы… – Она махнула копытом на Паладина Лемон Кейк, даже не взглянув на неё. – Что Стальные Рейнджеры сделали для Дайса? Вы хуже всех. Если мы всё хорошо разыграем, то каждый ухватит кусок пирога себе, хоть и не самый хороший. – Она проткнула ножом ещё одно яблоко и откусила кусок. 

– Кто бы говокхил, докхогая. – Сказала Фотофиниш, взмахнув гривой. – Так непопулярна, что жители твоего же города схватили тебя и заключили в подземельях. Никто никогда не будет доверять такой...

– Как я. – Молли перестала есть яблоко и уставилась на Фотофиниш. В первый раз за всю встречу она убрала задние ноги со стола и села прямо, словно кошка, наблюдающая за своей добычей. – Я согласилась прийти на твою скромную мышиную встречу только потому, что я добрая и щедрая душа, желающая помочь. Но мне кажется, что ты пришла сюда, чтобы оскорблять меня. Поэтому, скажи-ка мне, что ты хотела сказать этим “такой, как я”? 

– Докхогая, я говорила о тебе, только как о лидере банды, а не...

– А не как об ослице. – С насмешкой продолжил генерал.

– Тебе пиздец, птичка! – Молли вскочила на копыта и бросила кинжал с яблоком. Когда он вонзился в середину эмблемы Анклава, она уже стояла с дробовиком. 

– Прекратите это безумие! – Лаки кричал, поднявшись на ноги, но никто его не слушал. 

– Мы пытаемся прийти к… – Фотофиниш начала речь, но кто-то пнул миску с яблоками, и она отлетела ей в лицо. 

– Как вы смеете! – Воскликнул Стил Винг и начал отдавать приказы своим солдатам. 

Всё становилось только хуже. Лемон Кейк отступала к двери. Фотофиниш держалась за лицо копытами, а её кровь капала на стол, в то время как её кобылы начали отходить назад. Молли и Стил Винг собирались убить друг друга, и я не была уверена, что Лаки хочет остановить их. 

Но кто-то должен был. 

Я схватила стол снизу и подбросила его. Он, крутясь, пролетел через комнату и с треском врезался в стену. Когда он упал на пол, перевёрнутый набок, я встала. Крики прекратились, и на какое-то время все взгляды в комнате устремились на меня. То, что я была самой большой пони в комнате имело свои преимущества. 

– Мы не обязаны нравиться друг другу. – Прорычала я. – И всё пошло бы по пизде, если бы нравились. У всего этого лишь два возможных финала. Либо Наблюдатели и всё, что они собой представляют, будут править Дайсом. Либо это будем делать мы. Мы находим способ работать сообща. Терпим, стискивая зубы. Доводим дело до конца. Растём над собой и забываем про конфликты. – Я смотрела на каждого пони в комнате, не моргая и не задерживая взгляд ни на ком. – Либо мы выходим через эту дверь прямо сейчас.

– Я не знаю о вас всего. Но я устала от борьбы. От боли. От потери тех, кого я люблю. Друзья мои, у нас есть шанс покончить с этим. И мы сможем. Или мы можем оставить эти мелкие ссоры. Продолжить сражаться друг с другом. Делать то, чего Наблюдатели добиваются от нас. Не видеть истинные причины всего этого. Давайте просто разберёмся с этим. 

Лаки угрюмо взглянул на меня, а затем на остальных пони. – Ты хорошо говоришь. Но абсолютно ясно, что наши цели не совпадают. Мы не сможем управлять Дайсом, и НКА не будет терпеть ещё больший хаос. 

– Почему нет? – Моё дыхание было прерывистым, а голос хрипел. Я даже не поняла, что произнесла большую часть речи криком. – Нам не нужен один лидер. Мы можем встречаться. Как сейчас. Голосовать за изменения. 

Генерал решительно взглянул на меня. – Мы уже пытались установить демократию над облаками. Она приводит к коррупции и политиканству.

– Встречаться в комнате и врать лучше, чем врать, чтобы стрелять друг в друга. – Ответила я. Это был мой лучший аргумент. – Мы встречаемся, мы голосуем. Если мы сможем принять эти правила… Эта схема будет лучше предыдущей. Должна быть. 

Молли была зла, это было легко понять по её лицу, но вскоре она сделала глубокий вдох и села на место, хоть стола больше и не было. – Как по мне это сработает. – Её слова потрясли меня сильнее всего в этом начинании. – Эти собрания просто великолепны. Так же весело, как стрелять по вам, псины, но не приходится чистить дробовик. 

– Как бы мне не хотелось это говорить. – Начал майор Лаки, занимая своё место. – Но Хайред права. Эта система похожа на ту, что есть в некоторых наших городах. Мы бы могли дать вам советы о законах и регулировании.

– И кто, скажи мне, будет следить за правильностью их исполнения? Кто будет поддерживать их? – Спросил Стил Винг, стреляя взглядом в Молли. – Она едва не убила меня, и я должен верить её слову?

Я взглянула на Фотофиниш, которая вытирала кровь с носа. Она растерянно посмотрела в ответ, но затем кивнула. – Я буду. – Все в комнате обернулись на кобылу. – Я держу под контролем всех понитронов в Дайсе. Ф отличии от фас, я не… Замешана ф конфликтах. Финишеры действуют сами по себе и, как по мне, не фмешиваются ф ничтожные биты фне своих стен. Так было, так и будет.

Кажется, это достаточно успокоило Стил Винга, и он кивнул. – Всех понитронов? Разве это не меняет нашу стратегию в корне? Это же целая армия; с ней мы можем без проблем взять город под свой контроль. 

– Но не без кровопролития. – Добавила Фотофиниш. – Мы долшны дейстфофать шаг за шагом и не перегипать палку. Если мы смошем расобраться с Анклавом, то Наблюдатели падут, федь у не хфатит сфоих сил для боя. 

– Я впечатлена. – Сказала Паладин Лемон Кейк, возвращаясь от двери. – Тебе удалось успокоить всех. До этого я слышала, что ты можешь только всё портить. Тем не менее, это может сработать. Хотя у меня есть один вопрос. – Я кивнула, и она продолжила. – Твоя кобылка была здесь всё это время?

Я взглянула вниз на Серенити, сидящую рядом со мной и окружившую себя магией, чтобы скрыть свои звуки. Учитывая, что стол больше не прятал её, я была удивлена, что всем потребовалось так много времени, чтобы заметить малышку. Когда кобылка поняла, что все смотрят на неё, она убрала заклинание. – Эм, привет… – Застенчиво сказала она, двигаясь ближе ко мне. – Эээ… – Она сжалась из-за того, что все продолжали пялиться на неё. – Это было совсем не так скучно, как говорила мама. 


Встреча продлилась ещё несколько часов. Мы многое обсудили, хоть и не выстраивали мысли в логическую цепочку. В конце концов нам удалось разработать план, придумать причину и решить, что мы будем делать, когда всё закончится. Было ещё несколько словесных перепалок, пришлось принизить чьё-то эго, но в целом всё прошло лучше, чем я ожидала. 

Мы решили начать нашу операцию прямо перед рассветом. Используя восходящее солнце, чтобы замаскировать своё передвижение, Оставшиеся должны были перенести повозки и вертибаки по воздуху. Вместе с избранными солдатами НКА, бандитами Молли и мной, они должны были проникнуть и захватить Хищника так быстро и тихо, как только возможно. Основной целью являлось устранение высшего командования, в особенности полковника Скай Фолла, после чего оставшиеся силы должны были сдаться сами по себе, по аналогии с Рейнджерами и Блэкуотер. 

С этого момента Фотофиниш должна была начать использовать понитронов, чтобы транслировать сообщение, в то же время продвигаясь район за районом от северных ворот на самый юг. Главная цель заключалась в том, чтобы не стрелять ни в кого, если они не открывают огонь первыми. После обеспечения безопасности каждого района, оставшиеся пони должны будут успокаивать население и распространять информацию о новой власти в Дайсе и предательстве Анклава и Наблюдателей. Тех, кто будет выступать против, должны будут изолировать, но ни в коем случае не убивать, если только они не будут представлять непосредственную угрозу.  

Цели были простыми, чёткими и выглядели для меня достаточно осмысленными. Я не была мастером стратегического планирования, но если мы хотели удержать город, то нам нужно было устранить самую большую угрозу — Хищника. После этого, надеюсь, нам удастся убедить население принять нас. Трудно было пытаться убедить остальных и не оправдывать Наблюдателей, чтобы всё было проще: они заслуживали того, что их ждало. Но, если всё пойдёт, как надо, мы будем полностью контролировать город к концу следующего дня. 

И тогда мы начнём восстановление. 

Это было почти так же пугающе, как перспективы завтрашней битвы. Не само восстановление разрушенных зданий, Селестии одной известно, сколько их там, но вера в то, что город сможет жить в мире. С тех пор, как над вокзалом взорвалась бомба, Дайс всё глубже и глубже погружался в неконтролируемый хаос. Думать о том, что он сможет выбраться из этой дыры? Даже мне тяжело было в это поверить. Но я должна была. 

После окончания совещания, я быстро выскочила, не желая задерживаться больше ни на секунду. Я хотела увидеться с Флэйром, прежде чем всё выйдет из-под контроля во время подготовки. Хотела убедиться, что он в порядке и что он окунётся во всё это с чистой головой. С ним и так многое случилось после того, как он потерял крыло… 

Нас направили в восточную часть Парасайт Маунда. В отличие от основной части города, эта часть состояла по большей части из целиком разрушенных зданий и пустырей, где они когда-то стояли, но были полностью разобраны на стройматериалы. Когда-то эта часть была полностью пустой, но теперь была застроена палатками. Какие-то под открытым небом, какие-то в зданиях, а где-то тенты использовались просто, чтобы заткнуть дыры в более менее целых постройках. 

Палаточный городок разделился между Анклавом, Рейнджерами и НКА, учитывая, что их флаги висели повсюду, но сами палатки никогда не смешивались друг с другом. Я не знаю, где находились бандиты Молли; наверняка, большинство из них всё ещё прятались внутри казино. Я направилась в район Анклава и оказалась на дороге, которая делила весь наскоро возведённый лагерь. 

Там, посреди дороги, горел костёр с вертелом, на котором были нанизаны несколько крыс и яблоки. Сам костёр в основном окружали жеребята; некоторые едва старше Серенити, но по большей части младше. Все они сидели на старых шинах, кирпичах и просто за земле, наблюдая за жеребцом по другую сторону от огня. Энергичные движения, хитрая улыбка — несомненно, это был Флэйр. 

– Хайред! – Он махнул крылом, сразу как заметил меня. – Я как раз собирался рассказать ещё одну историю, присаживайся. 

Я подошла ближе, глядя в глаза жеребят, которые смотрели на меня. Единороги, земнопони, пегасы и даже одна зебра, что стало для меня сюрпризом. Ещё там был один странный жеребёнок, который сидел в плаще и прятал лицо под капюшоном, опустив голову. Всем им было наплевать на мелкие обиды их родителей, ведь их всех объединяло желание послушать хорошую историю. 

– Может, в другой раз. Совещание закончилось, и я... 

– Это может подождать. – Строго сказал пегас, махнув на огонь. – Уверен, что Серенити тоже хочет послушать историю. Присаживайтесь. – Я собиралась возразить, но взглянув на Серенити и её умоляющие серые глаза, я поняла, что просто не могу сказать “нет”. 

– Ладно. – Простонала я и села на землю рядом с пегасом, а Серенити села рядом со мной. – Но давай побыстрее. 

Флэйр подмигнул и начал рассказывать историю. – Эта история случилась не так давно и не так далеко. В небольшом городке произошло ужасное убийство! Обвиняемую притащили к местному мэру и сказали признать вину. И вот она сидит: поехавшая, в шипованной броне и метающимся взглядом. Известная бандитка, которая держала территорию рядом с городом. Она и говорит:

– Ваша честь, я грабитель, это правда, но я не убийца! Этот пони был торговцем, и у него была клёвая пушка, которую я хотела, сечёте? Так что я договорилась с его напарником, и мы договорились разделить прибыль пополам. Он вывел его из города, а я прижала. Но что-то перемкнуло у него в голове! Он застрелил этого торговца почти сразу, как я стала угрожать ему. А поскольку я не убийца, то просто слиняла оттуда. Я хотела пушку, но она того не стоила. Я отказалась от своей доли.

– Мэр был раздражён, но он хотел докопаться до истины, поэтому приказал привести партнёра мёртвеца к нему. Когда его спросили об этом, то он рассказал следующее: – Сэр, я не убивал этого пони, и я никогда не встречал его до этого нападения. Я вёл дела, как обычно, помогал моему партнёру проводить сделку в тот момент, когда эта грабительница потребовала у нас отдать ей оружие. Признаю, я запаниковал и потянулся к пистолету, чтобы защитить себя, но в этот момент, она застрелила моего напарника! Я отпугнул её, но из меня плохой стрелок, и ей удалось сбежать.

– В обычной ситуации этого было бы достаточно для мэра, ведь один пони — это добропорядочный гражданин, а другой — обычный грабитель. Тем не менее, в этой головоломке не хватало одной детали, и это терзало его. Обе стороны говорили об оружии, которое хотела грабитель, но когда стражники осматривали место преступления, то не обнаружили там никакого оружия. Он сообщил, что если кто-то что-то знает об этом оружии, то должен рассказать властям. Спустя несколько дней в его кабинете появился крестьянин и рассказал, что он знает об убийстве.

– Я видел убийство. Кроме того, за три дня до этого, я видел, как грабитель и напарник обменивались крышками в переулке. Меня это взволновало, и я последовал за ними до тех пор, пока они не вышли из города. Грабитель и напарник одновременно напали на торговца. Они дрались, и в какой-то момент все трое достали своё оружие. Послышались несколько выстрелов, и прежде чем я что-то понял, торговец уже был мёртв. Оба пони были напуганы и быстро сбежали. Вы узнаете, кто убил его, если посмотрите на раны, ведь у партнёра был пистолет, а у грабителя — дробовик. 

– Мэр собрал всю эту информацию и думал над ней всю ночь. Если фермер сказал правду, то обе стороны виноваты, даже если кто-то из них не стрелял. На следующее утро он собрал всех троих в своём кабинете, чтобы осудить виновных. Знаете, что он сделал?

Серенити ответила первой. – Отпустил их, потому что это был несчастный случай?

Другой жеребёнок засмеялся. – Обвинил партнёра! Его должны были наказать за то, что он предал друга! 

– Грабитель — просто сумасшедшая. – Крикнула кобылка. – Как и ты, вонючка. Парнёра отпустили.

– Грабитель клёвый, а партнёр — придурок! 

– Торговец был тупым, раз вышел без защиты. – Сказал один из маленьких пегасов.

– Держу пари, мэр повесил обоих!

– Вы все тупые. Наказали фермера. – Это привлекло внимание всех жеребят. Они оглянулись, чтобы понять, кто это сказал. Вскоре, взгляд упал на тихого жеребёнка в коричневом плаще с капюшоном. – Он знал об оружии. Когда началось ограбление, он застрелил торговца. Остальные сбежали, и он забрал оружие себе. Вот почему его не нашли на месте.

Все жеребята обернулись на Флэйра, который хитро улыбался. Одна пегаска спросила его. – Ну, мистер Флэйр, кто это был? Кто был убийцей! Мы должны знать.

Пегас махнул копытами на костёр и рассмеялся. – Никто не знает, кто был убийцей. Ни вы, ни мэр, ни я. Но это урок для нас всех. История хороша настолько, насколько хорош её рассказчик. 


Флэйр, кажется, получал истинное удовольствие от рассказывания историй, но ему пришлось остановиться, когда я сказала ему, что это серьёзно. Он спокойно воспринял все новости и даже вызвался помочь мне в штурме Хищника. Чего я и ожидала. Мы через столькое прошли вместе, так что в этом множестве битв будет значить ещё одна? Ну, она много значит, но всё равно. 

Мы втроём покинули лагерь и вернулись в номер отеля, чтобы подготовиться к приключению, ожидавшему нас следующим утром. В идеале мы должны были поспать, но у меня всё ещё было обещание, которое я должна была сдержать. И когда мы собрались вместе, я рассказала моим друзьям о плане. 

– Ты уверена, что это будет мудро? – Спросила Хэйз. – Мы понимаем, что ты обещала это Баптизии, но это может подождать конца битвы. Тебе бы стоило поспать. 

– В идеале, да. – Ответила я, присаживаясь на кровать и глядя на них. – Но Уоллкирк… Это проблема. Он дал мне контроль над понитронами. Я не могу быть уверена, что он не заберёт их обратно. Я не могу так рисковать. Мне нужно убрать его и важно сделать это перед атакой.

– Ты отправляешься на опасную территорию; тебе понадобится поддержка. На всякий случай. – Флэйр похлопал себя по груди. – Просто дай мне сгонять за бронёй, и мы посмотрим, что с этим можно сделать. Может, снова придётся вытаскивать твою задницу из под огня.

Я не могла не рассмеяться. – Флэйр, да ты же даже поднять меня не сможешь.

Он побледнел и попытался возразить. – Нет, я смогу! – Я засмеялась ещё сильней.

– Я думаю, будет лучше… – Начала Хэйз, возвращая нас к главной теме разговора. – Если Серенити и я останемся здесь. У нас есть безопасное место, и мы не подготовлены к этой битве. 

– Ооооу, но я хотела помочь маме. 

– Ты можешь помочь здесь. – Сказала я, погладив Серенити по головке. – Если кто-нибудь пострадает, ты сможешь помочь Финишерам оказать первую помощь. Как и Хэйз. Вы не обязаны сражаться, чтобы помогать пони. – Я говорила так успокаивающе, как только могла. 

– Мам, ты уверена? А вдруг мы тебе понадобимся. 

– Тогда вы придёте за мной. Вы всегда приходите. – Серенити немного поморщилась, но кивнула. Она всё ещё была ранена и тащить её с собой в битву было плохой идеей даже в лучшие времена. 

– Так, что тогда? – Спросил Флэйр. – Мы идём разбираться с Уоллкирком, возвращаемся, атакуем Хищник и заканчиваем всё раз и навсегда? Ну, хотя бы в этот раз Кёрли Фрис будет рядом, и в случае если всё пойдёт не по плану, я обвиню его в этом прямо в лицо. – Он заржал вместе с Серенити, которая тоже никогда не уставала от этих шуток.

– Просто нужно забрать наше снаряжение. – Я взглянула на Хэйз. – Ты справилась?

Она поднялась на ноги и кивнула. – Иди за мной. – Я так и сделала. Как я уже говорила, мне нравилось смотреть, как Хэйз уходит, поэтому следование за ней в ванную комнату нашего маленького номера доставило мне удовольствие. Нам двоим внутри было тесновато, но это чувство и так сопровождало нас почти всегда. 

В сиянии её магии поднялась броня. Во время моих приключений она успела поизноситься и порваться во многих местах, но после стирки и того, что сделала с ней Хэйз, она выглядела, как новенькая. Чёрт, она кажется даже немного светилась в тусклом свете уборной. Когда я подошла, чтобы взять её, Хэйз наклонилась, чтобы поцеловать меня. 

Моё лицо покраснело, а по телу прокатилась волна жара. Я нуждалась в этом. Я нуждалась в ней. – Знаешь… – Сказала я, слегка отталкивая её. – У нас ещё есть время. Я могу вышвырнуть их, и комната останется в нашем распоряжении. Снимем стресс перед боем, если ты понимаешь… 

– Моя милая Сильвер. – Сказала она таким тоном, что мне сразу стало понятно, что она не одобряет эту идею. – Сейчас не время. Когда всё закончится… То есть. – Она покраснела. – Очевидно, я думала об этом. Но… – У неё явно была подготовленная речь, так что было забавно наблюдать, как она запнулась из-за своих же мыслей. – Позже, я обещаю. 

– Ладно. – Ответила я, изо всех сил пытаясь повторить голос, который использовала Серенити, когда хотела чего-то. – Наверное. 

Она ещё раз быстро поцеловала меня, чтобы я перестала ныть и вздохнула. – Перед тем, как ты уйдёшь. Не забывай, о чём мы говорили. Ты никогда не будешь мной, как и я тобой. Но когда придёт время, помни, что есть и другие пути, кроме насилия, чтобы достичь своих целей. Я впечатлена, каких высот тебе удалось достичь, но всё это можно легко потерять… Просто не совершай тех же ошибок, что совершила Разрушительница. Не разрушай то, что можно спасти. 

– Я люблю тебя, Хэйз. – Это не имело ничего общего с тем, что она только что сказала, но это то, что хотела сказать я. – Я… Я не буду делать никаких обещаний. Но я попытаюсь. Хорошо? 

– Хорошо… – Она снова вздохнула. – Будь осторожной и сильной. Если кто-то и может это сделать, то только ты; не сомневайся в этом. 

Теперь настал мой черёд поцеловать её. Но после этого мне пришлось повернуться и сделать ещё один шаг вперёд. Навстречу Уоллкирку. Навстречу Хищнику Анклава, ожидающему меня. Навстречу Наблюдателям. Навстречу Клин Кату. Хорошо это или плохо, но всё должно было измениться, и в этот раз, я была той, в чьих копытах была сила. С меня хватит быть марионеткой всех и каждого. Теперь, настала моя очередь.

Я сделала ещё один шаг вперёд и больше не оборачивалась назад. 

Новый уровень!

Навыки: Целое ничего!