Холодный синтез

Спайк давно заметил, что в отличии от него пони, живущие в Понивиле, почему-то почти никогда не посещают туалет. Однажды любопытство взяло верх, и он решил спросить у Твайлайт, почему так получается. Глупый вопрос неожиданно раскрыл большую тайну о жизни пони и истории Эквестрии...

Твайлайт Спаркл Спайк Мод Пай

Пинки Уничтожает ТАРДИС / Pinkie Pie Destroys the TARDIS

Доктор пережил всё: от Далеков до Киберлюдей. Но сможет ли он пережить... Пинки Пай? После недавней регенерации, Доктору едва хватило времени на то, чтобы привыкнуть к новому телу перед тем, как услышал сирену в ТАРДИС! В Понивилле опасная аномалия. Сможет ли Доктор снова всех спасти? Сможет ли обычная розовая кобылка сделать ещё более сумасшедшим? Оставайтесь с нами, чтобы узнать!

Пинки Пай Доктор Хувз

Выбор

Главный герой сталкивается с выбором..кого любить и кем быть любимым.

Рэрити Человеки

Маленькая команда

Оливер и Лили маленькие поняшки, живут обычной жизнью в замечательной столице Эквестрии. Однажды кобылка покупает специальный комикс, а гадкий мальчишка ворует его. Из -за чего они вместе попадают в мир одной русской сказки, интерпретированной под комикс неким автором Fine Dream.

ОС - пони

Я же брони

Брони - добрые светлые существа? А вы уверены?.. Нет, настоящий брони не обидит и мухи, он же брони.

Человеки

Клумба-шпион

Рядом с Понивиллем проходят обучение кадеты из Кантерлота. Три цветочницы сочли это подозрительным...

Другие пони

Наши самые лучшие дни

Крошечный рассказ в очередных постапокалиптических декорациях.

Другие пони

Стажировка Габби

Габби, собираясь стать почтальоном, спешит на свою стажировку. Что может пойти не так в первый день?

Эплблум Скуталу Свити Белл Дерпи Хувз

Хранитель тайны

Сансет Шиммер возвращается в Эквестрию, но обнаруживает, что зеркало с порталом находится в совершенно незнакомом ей месте. Страже приказано схватить бывшую ученицу Селестии, но неожиданно один незнакомый пони предлагает свою помощь.

Стража Дворца Сансет Шиммер

Гостья дальних земель

Пони, живущие в Эквестрии рады каждому новому дню. Они безмерно дружелюбны и отзывчивы. А что, если заглянуть в глубь их душ? В то место страха и ужаса, которое затянуто радужной оболочкой счастья. В Эквестрии есть и другие «дороги» и по невольному случаю, некая кобылка была брошена на чёрную тропу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

S03E05
Глава 3: Пули и Блестящая идея Глава 5: Под поверхностью

Глава 4: Чехов украл моё ружье

Чехов украл моё ружьё

 

Нельзя оставлять ружьё заряженным, если ты не собираешься из него стрелять.

– Привет, Дайс, это снова я, Мистер Нью Хайгас, а это значит, что пришло время новостей: похоже, Стальные Рейнджеры, патрулирующие окрестности Снейка и Олд Раша, обвинили меня, Мистера Нью Хайгаса в том, что я марионетка НКА... Это обвинение настолько же жеребячье, насколько и некорректное. В Дайсе всем правят крышки. И на свете нет места, где бы я хотел быть, кроме как здесь. – Он усмехнулся в микрофон. – Когда у меня есть новости об НКА, то я сообщаю о них, как и о любых других новостях. И Селестия не даст солгать, про НКА можно много чего рассказать. Что ж, вот как оно бывает на Пустоши. А сейчас у нас новая песня, от местного исполнителя, известного, как «Путешественник», и можете даже не спрашивать про его имя, я всё равно его не назову.

Хочу я домой, Минотавр где лихой,

Крыса со спрайтом занята игрой.

Где доброго слова не знает слух твой,

И совсем не фонит плащ мой.

  “Дом, дом на пустошах.” Ну, эта песня уже стала повторяться. Я опустила голову, вздохнула и продолжила идти. Это был долгий путь из 123-го Стойла. Нам повезло встретиться с небольшой торговой группой, которая называла себя «Оружейные фермеры» и торговала оружием. Они относились к нам с некоторым подозрением, а я — к ним, но Серенити не так хорошо знала эту местность, а я так и подавно, так что нам нужны были хоть какие-то проводники. Они потеряли нескольких жеребцов во время путешествия и нуждались в дополнительной защите от рейдеров. К сожалению, мне пришлось оплатить дорогу за Серенити, но им всё равно не нравилась сама идея тащиться куда либо с маленькой кобылкой. Не то, чтобы они мне об этом сказали. Боялись меня, наверное.

Где радиация не шкалит, а Наблюдатели не так уж и плохи,

И ласковы гидры всегда.

Я не променяю свой дом на Пустоши,

Мой город – ты словно звезда!

 

  Что-то подсказывало мне, что в песне есть немного сарказма. По большей части, путешествие проходило медленно, двигаясь со смехотворно маленькой скоростью брамина вокруг огромной горы, которая вздымалась, как огромный прыщ на лице Пустоши. На Пустоши было много возвышенностей, но это была единственная гора на многие мили вокруг. Кроме того, ушла хренова туча времени, чтобы её обойти.

Дом, дом на Пустоши,

Где доброго слова не тверди.

Где войско Богини живёт,

 И счётчик шкалит весь день напролёт.

 

– Вы бы не могли его выключить? – Спросил стоящий передо мной жеребец. 

  Это был бледно-фиолетовый жеребец с сине-зелёной гривой, скрывающейся под довольно причудливой шляпой, и коротким хвостом, который лишь подчёркивал его довольно симпатичный круп. Что? Не осуждайте меня. Нет ничего плохого в рассматривании жеребцовых крупов. 

– Нет. 

– Пожалуйста... –  Классная задница, но скверный характер. Неудачное сочетание. Так же склонен к головным болям и нытью. Очевидно, что он был профессионалом в ремонте, так что по крайней мере, он мог гордиться собой. Всё ещё чертовски раздражает ходить с охранниками.

  Я прочистила горло.

– Нет. 

Дом, дом на Пустоши.

Где крыса со спрайтом заняты игрой.

Где доброго слова не тверди,

И весь день фонит плащ мой.

– Видишь, песня закончилась. Неужели она настолько плоха? – Он проворчал что-то и кивнул, а моё радио продолжило работать. Во время пути, моя нога начала слегка побаливать. Рана неплохо зажила после инцидента в 123-м. Серенити тоже чувствовала себя лучше; мутная вода и вся эта хрень, пропитанная радиацией, вызвала у неё сильную лихорадку. Первые несколько дней, она не приходила в сознание, но прошлой ночью очнулась: ей всё ещё было плохо, но она хотя бы проснулась.

– Не дразни её, Грими. – Пробормотала она мне в спину, используя своё ласкательное прозвище (если вы ещё не поняли, о ком идёт речь, то Грими – это ноющий единорог, которому не нравилась музыка). Пожав плечами, я встряхнула её ровно настолько, чтобы она подумала, что падает, и вызвала у неё приступ смеха. 

– Э-э-э-эй, прекрати! Я серьёзно! – Я приостановилась, чтобы выключить радио. Все равно музыка бесконечно повторяется.

– Спасибо. – Гример повернула голову, чтобы одарить меня унылой улыбкой, но потом опустила её и порысила прочь.

  Если я вам скажу, что этот пони был “лидером” этих «Оружейных фермеров», пожалуйста, не смейтесь слишком громко. Чтобы слышать разговоры своих торговых партнёров, он выглядел слабым, но знал оружие лучше, чем любой другой пони на свете; после того, как ему удалось починить мою винтовку .308 калибра, добавив к ней пару деталей со старого винчестера .357 калибра, я не могла его не зауважать. И всё же из всех пони, которых я знала, Ненни Джейн могла бы продать ему ингредиенты для приворотного зелья, Перли могла бы развернуть его голову в противоположную сторону, а Сильвер Буллет даже не стал бы тратить на него патроны. Из этого следует, что как минимум два моих примера могли бы сказать: “Да, он, возможно, может сделать что-то правильное”.

  Когда мы прошли последнюю часть горы, я посмотрела на вершину. Её конец пробил слой облаков, оставив небольшой клочок ясного голубого неба, окружающего вершину. Выеби меня Луна, я никогда не видела чистого неба. Я просто смотрела в дыру в облаках, после которых шла бесконечная пустота... Вау. Похоже, это один из способов вызвать головокружение. Тряхнув головой, я оторвала взгляд от этой бездны.

– Да. – Сказала Гример, причмокивая. – Меня вырвало в первый раз, когда я увидела это. – Я в этом не сомневаюсь. – Вон там, называется Тимбер. – Она указала головой. Проследив за её движениями, я увидела небольшую деревушку на южной стороне горы, которая выглядела недавно построенной.

– Впечатляющ...  

 – Стойте, где стоите! – Проревел чей-то голос. Окей, мне всё равно нечего было сказать. Я быстро попятилась и села на корточки, чтобы спустить Серенити на землю, прежде чем повернуть своё боевое седло на голос. Скрипучий голос. Выебите меня рогом, это просто выражение! Его не нужно воспринимать всерьёз. Метафоры похоже не были сильной стороной Пустоши.

  Во мне бушевал адреналин, когда отряд пони из НКА подошёл к нашей маленькой группе. Хоть их было всего пятеро, они даже не пытались скрываться, идя прямо на нас по дороге. Я сдёрнула предохранитель на моей винтовке и прильнула к прицелу. Мне пришлось пригнуться, так как остальная часть нашей банды полезла за оружием и боеприпасами. Они остановились всего в нескольких метрах от нас, и единственным звуком был треск ружей со всех сторон. Серенити заскулила и спряталась за повозкой. Обстановка накалялась с каждой секундой. 

– Мы сдаёмся.

Что?! Я повернулась к Гримеру. Он съёжился и начал кланяться им, как трус. Я стиснула зубы и повернулась к НКА.

– Конфискуйте их оружие и товары, пока мы не убедимся, что они не продают их рейдерам. – Я сердито посмотрела на жеребца со значками в виде звёзд. Пока он магией не снял шлем. Его кожа... Её не было. С него словно содрали кожу, и она восстановилась лишь наполовину, создавая некие заплатки из серого и красного, с пучками гривы будто прилипшими к голове вокруг его грубого рога. Когда он хрустнул своей шеей, его кожа треснула и полопалась, но не закровоточила. 

  Гнев превратился в шок. Я никогда раньше не видела гулей.

                                                                                         –––

  НКА забрали у нас всё оружие и припасы, прежде чем мы провести нас в город. К моему удивлению, город был совершенно новым или, по крайней мере, не был двухсотлетним, как все остальные. Это был относительно новый город. Ну, по крайней мере он не выглядел как двухсотлетний. Дома и постройки на улицах были сделаны из дерева, но не из старых телег, повозок и того подобного. Ни один из них не был покрашен, но выглядели они очень впечатляюще. Целый город в Пустоши был сделан не из мусора. В сравнении с Бридл Хоупом или Мэйрфортом, это место было первозданным чудом инженерной мысли. Ну, за исключением ветхих палаток на окраине города. Рядом с ними висел белый флаг с красным Фениксом, возвышающимся над зелёной пятиконечной звездой.

  Мы остановились у большого трёхэтажного здания, и нас протолкнули внутрь под строгим приказом не покидать город и не создавать никаких проблем. Бар, в который нас привели, был большим, но из-за того, что стены были наклонены внутрь, он казался тесным. Но он всё равно был намного чище, чем Мэйрфорт. Здесь, также, пахло лучше: потом и огнём вместо дерьма и нефти.

  Милая (и болтливая) барменша сжалилась над нашим бедственным положением и дала нам бесплатную комнату, пока на неё не появятся клиенты с крышками. «Комната» состояла из односпальной кровати на полу и небольшого комода.

  Я встряхнула Серенити, но она не ответила. Я наклонила голову и не смогла сдержать улыбку, глядя на маленькую розовую кобылку, спящую на моей спине. Аккуратно подняв её за шиворот, я уложила Серенити на небольшую кроватку. На секунду, судя по тому, как дёргалась её нога, мне показалось, что я её разбудила, но она просто свернулась в комочек, тихо похрапывая. 

  Не берите в голову, я не люблю кобылок и планирую избавиться от неё, как можно скорее. Серьёзно. Выйдя из комнаты, я быстро побежала вниз по лестнице. Мне нужно было выпить.

– Лучше умереть, чем так жить. –  Прорычала я, наконец усаживаясь за стойку рядом с Гримером. Как бы я ни старалась, я не могла выбросить из головы образ того пони-трупа. Даже когда они забрали мою винтовку, я не сопротивлялась, мой разум был слишком зациклен на гуле. Конечно, я слышала о них, но увидеть их вблизи – это совсем другое дело. Есть в мире настолько отвратительные вещи, что вы просто не можете отвести от них взгляд.

– Не так уж и плохо. – Сказал Гример, ставя пустой стакан на барную стойку. – Слышал, они могут жить вечно. 

  Вечно, как трупы. Это была космическая ирония? Вздохнув, я жестом попросила бармена налить мне стакан. Мне действительно нужно было виски... Как и всем пони, находящимся здесь. Большой первый этаж был забит пони, потерявшими «удачу». Они пили молча, и деревянные стена бара словно навалились на них, как будто они несли на себе всю тяжесть мира.

– Не-а. Это плохо. – Настаивала я, когда мне наконец подали мой напиток.

– В НКА намного больше гулей, чем ты можешь себе представить. – Я думала, что гулей нигде не принимают. – Ай Глоу – самый большой из городов-государств, входящих в состав НКА, почти полностью состоит из гулей. Они пришли из Стойла 102. – Я подняла бровь, когда виски уже проскользнуло внутрь и обожгло мне грудь.

– Я сам слышал записи. Стойл-Тек специально построило это Стойло неправильно, чтобы проверить влияние обширной магической радиации на пони. – Он улыбнулся своими гнилыми зубами. – Думаю, они узнали. 

– Откуда ты это знаешь?

– Бывал там разок. – Он провёл копытом по барной стойке. – И даже не разок. Участвовал в Красной Войне. – Никогда о ней не слышала. Хотя не скажу, что была удивлена. Война никогда не меняется. – Это милое место. Конечно, не такое милое, как Дайс.

– Ты уже был тут.

– И здесь, и там. – Признался он, спускаясь со стула и топая по грязному полу, чтобы размять ноги. – Путешествовал от Мэйнхеттена до Флэнкъярда, от Роама до Дайса. – Я... Удивилась. Он не был похож на путешественника или хотя бы на того, кто был способен выжить в Пустоши. Если он был в Мэйнхеттене, то должен был проходить через северные перевалы и встретить Багровых Копыт, которые должны были разорвать его на части. Так что вряд ли бы он сейчас сидел напротив меня и манил своим красивым крупом.

– А есть место, где ты не был? – Ухмыльнулась я, выпивая ещё одну стопку виски, любезно налитую кобылой-единорогом, которая работала и в баре, и в гостинице. Кстати, она возбуждённо разговаривала почти со всеми посетителями бара. Удивительно, что у неё хватало времени мне наливать. Повернувшись, Грими улыбнулся и пожал плечами.

– Я был везде, где только можно. Кроме Хуффингтона. Только дурак отправится туда. – Я хихикнула. Моя голова была такой лёгкой от виски. Единственное средство от этого – ещё больше виски.

– Я был шерифом на территории НКА, прежде чем они захватили её, и мне пришлось бежать. В качестве прощального подарка, они оставили мне пулю в черепе. – Он сделал паузу, усмехнувшись моему недоверию к нему, как к представителю закона. – А что насчёт вас, мисс Ган? Где вы бывали?

– Здесь. Там.

– Оу? Здесь, это в Тимбере, а там — в 123 Стойле? Только не говори мне, что у тебя нет интересных историй. Судя по твоему виду, ты будто на досуге ломаешь черепа адским псам. – И драконам. А так же грифонам и гидрам.

– Тебе кажется. – Сухо ответила я. – Моя жизнь не такая интересная. – Отчасти, я сказала правду. История всё-таки была, но она скучная. Или. Что-то типа того. Было трудно думать, как будто кто-то поместил облако у меня над мозгами. Нужно больше виски.

– Ничего интересного? Тогда как ты объяснишь свою дочь? Никакой истории о счастливчике-жеребце, который её создал? – Мой... Кто?

– Серенити, она же не моя дочь. – Невнятно пробормотала я, после того, как выпила ещё один стакан. Забавно, но в тот раз, он обжигал не так сильно.

– Значит, просто кобылка-сирота? – Его дыхание щекотало мне шею, посылая мурашки по спине. Когда он успел подобраться так близко? – Ты, должно быть, добрая пони. – Самый добрый убийца, которого он когда-либо встречал, уверена в этом. Спасаю сирот и безумно красива. Просто идеально.

– Д-да, – хихикнула я, – спасла её от работорговцев...

  Тепло разлилось по моему телу, когда он поцеловал меня. В тот момент, я была очень рада, что не была пегасом.

  БАХ

– Ёбана в рот. – Я разорвала поцелуй. Виски разрушило мою способность трезво мыслить. Я долго смотрела на него. Он не был уродлив, но и не был по-настоящему хорош собой. И хотя его зубы были гнилыми, попка таки была что надо. Так что, у меня был выбор: получить немного вышеупомянутой попки или узнать, почему пони снаружи стреляли.

  Конечно, попка!

  БАХ БАХ БАХ

  Нет, я уже приняла решение. Никакая стрельба не заставит меня передумать.

– Ха-а-а-а-а-а-а-а-а-айред!!! – Моя голова развернулась к лестнице, ведущей на второй этаж. Там находилась наша комната. Светло-розовая кобылка слетела вниз по лестнице, на её лице читался ужас.

  Похоже, с сексом придётся подождать.

  Подняв свой круп со стула и отойдя подальше от Гримера, я чуть не упала, когда мои копыта коснулись пола. Блин, почему мир вращается? Он не должен этого делать. Ну... Обычно не должен. Серенити, казалось, не обращала внимания на моё состояние, и, запрыгнув на спину, начала орать в ухо. 

– Рейдеры снаружи! Они убивают пони! 

– Почему ты не спишь? 

– Ч-чего? Как я могу спать, когда пони снаружи умирают? 

  Пони постоянно умирают. В этом нет ничего такого. Но я не собиралась говорить об этом маленькой кобылке. Поэтому, вместо этого, я просто потянулась и застонала.

  БАХ

  Пуля пробила заколоченное окно и вонзилась в барную стойку в дюйме от моей ногой.

  Я топнула копытом, и облако над моей головой внезапно рассеялось. Я бросилась к двери, совсем забыв, что у меня нет огнестрельного оружия.

                                                                                          –––

  Превратив дверь в кучу опилок и сломанных досок, я выбежала наружу. Единственная улица превратилась в зону боевых действий: перевёрнутые повозки и бочки, используемые в качестве укрытия. С одной стороны дороги — была НКА, с другой — небольшая группа рейдеров с севера. Обе группы были в шоке от моего появления.

  Чёрно-красный рейдер успел выстрелить, прежде чем я набросилась на него. Пуля задела мою кожу, но я ничего не почувствовала. Виски — это круто! Когда я встала, то подняла свою металлическую ногу и ударила его. Череп сопротивлялся меньше секунды, прежде чем треснуть и провалиться внутрь. Его тело дёрнулось и ослабло, а пистолет выпал изо рта. Я подхватила его и быстро спряталась за корыто с водой, ведь остальные рейдеры уже поняли, что произошло.

  В голове были лишь стуки, когда пули пробили моё импровизированное укрытие. Они промахнулись, но забрызгали мою гриву водой.

– Эй! – Прокричала я бойцам НКА с пистолетом во рту. – Взять их! – Затем, я услышала дружный боевой клич и свист множества пуль. Отлично, сработало.

  Быстро развернувшись, я швырнула остатки корыта в сторону рейдеров. Оно отлетело не очень далеко, но всё же отвлекло их. Посмотрев назад, я бросилась в атаку, сбивая рейдеров с ног. Мой пистолет усердно стрелял, но попал в цель лишь на десятый раз, после девяти промахов. Однако, этого хватило, чтобы пробить грудь какой-то кобыле. Подпрыгнув, я бросилась на ближайшего пони. Силы моего удара по спине бедного рейдера было достаточно, чтобы он упал в грязь, визжа, как резанный поросёнок. 

– БЛЯТЬ! – Один из рейдеров попятился от меня. – Она — монстр! – Это было так мило с его стороны. Так мило, что я смогла лишь улыбнуться, когда его пуля попала мне в ногу. – Она, блять, под Дэшем!

  Я, спотыкаясь, подошла к нему и бросила пистолет к его ногам. – Он пуст. – Не знаю, зачем я это сказала.

  Рейдер посмотрел сначала на меня, потом — на пистолет, а затем — на взвод НКА за моей спиной. И убежал. Остальная часть их группы последовала за ним, за исключением одного единорога, который был без промедления расстрелян и превратился в кровавые ошмётки. Упав на землю, я опустила голову в грязь.

М-м-м... Грязь.

                                                                                            –––

  Я пришла в себя и сразу почувствовала жуткую боль, когда стала ясна вся серьёзность моих травм. Две пули ранили мою недавно зажившую ногу, а ещё одна — задела мой бок. Это уже не говоря о ноже, торчащем из моего прекрасного крупа, попавшего именно в центр трёх камней, составлявших мою кьютимарку. – Застрял в мышце. –  Сказала Серенити, вырывая нож, и вызвав волну боли, пронзающую меня насквозь. Тихо выругавшись, я закусила своё одеяло, по вкусу похожее на землю.

– Какого хрена это было! – Командир-гуль, который до этого так любезно забрал моё оружие, закричал на меня. Взгляд, которым я посмотрела на него, пока Серенити прижимала ткань к моей ране, должно быть, о чём-то ему сказал, так как он быстро понизил голос. – Зачем ты ворвалась в рейдеров?! Ты вообще представляешь, на что они способны? – Если бы мы не тот факт, что мы находились в его лагере, в его личной палатке, я бы выбила его омерзительные зубы.

– Они разбудили Серенити. – Ответила я, позволяя грязному одеялу упасть на землю.

– Значит. – Его бледные глаза злобно смотрели на меня. – Ты напала на банду рейдеров, потому что они разбудили твою дочь? Да ты сумасшедшая! – Агась, а ещё пьяная. Это напомнило мне, что ещё в баре я купила бутылку виски на будущее. Сунув руку в седельную сумку, я вытащила бутылку и сделала небольшой глоток. Приятное жжение и тепло разлилось по моей груди, и уже почувствовала, как боль начала притупляться.

– Она не моя дочь.

– Да, её! – Радостно крикнула Серенити, всё ещё занимаясь моим многострадальным крупом.

– Нет, не моя. – Повторила я. Гуль поднял бы бровь, если бы она у него была. – Серьёзно.

– Это не имеет значения. – Он начал ходить взад-вперёд по маленькой палатке. Его настроение постоянно менялось от ярости к едва скрываемой ярости. НКА разбили небольшой лагерь на окраине города, но судя по речи гуля, они им явно владели. Ну, или, по крайней мере, управляли им. – Я благодарен вам за помощь, но мы в ней не нуждаемся. Это дело НКА, и нам не нужны жертвы среди гражданского населения. – Видите, что я имею в виду?

– У вас тут рейдеры… А-ах... Нападающие на ваш город.

  Я заржала, когда Серенити подбежала ко мне и залила лечебное зелье мне в горло. Откашлявшись, я почувствовала, что раны от пуль в ноге начали затягиваться. 

– В любом случае, у вас будут потери.

– И что же вы предлагаете, мисс...? – Он не закончил предложение, чтобы я сделала это за него. Как мило.

– Ган. Хайред Ган.

– Удобно. – Заржал он. – Я — Лаки. – Ага, это каким надо быть везучим, чтобы превратиться в гуля? Пустошь обожает такие шутки. Я сделала ещё один глоток виски из своей бутылки.

– Что ж. У вас в подчинении есть армия пони. Дайте рейдерам отпор.

– Нет. – Теперь это было просто невежливо.

– Почему же? 

– Все военные действия строго засекречены.

– В том числе и те, которых вы просто не совершаете. 

  Серенити хихикнула, суетясь возле моей ноги. Плоть почти полностью срослась, но она, очевидно, всё ещё заботилась об инфекции и всём таком. Он тупо моргнул, прежде чем ответить.

– Нам приказано не нападать, если только они не представляют серьёзную угрозу безопасности Пустоши. Поскольку мы держим их в засаде, за исключением нескольких отдельных инцидентов, то у нас нет полномочий, чтобы осуществить такое… Истребление. – Он немного прикусил губу после ответа.

– Хорошо. А что, если у них есть заложники?

  Лаки ухмыльнулся.

                                                                                        –––

  Не буду утомлять вас подробностями, поэтому просто скажу, что уже на следующий день, я обнаружила, что мои задние ноги закованы в кандалы, мой протез деактивирован, а меня привели с завязанными глазами на базу рейдеров. Почему мне казалось, что меня держит в плену то одна, то другая группа рейдеров каждые три дня или около того? И если бы история и правда повторялась, то лидер этой банды либо вылетит через окно, либо получит пулю в голову. Так что, как вы уже поняли, это будет дерьмовый денёк.

  Моя голова ударилась о низкий дверной проём, прежде чем меня с матами впихнули в комнату. Где бы я ни была, везде пахло сыростью и пылью. Несмотря на то, что они сняли повязку с моих глаз, после того, как дверь за мной захлопнулась, я всё равно ничего не видела. Наверное, кто-то забыл включить свет.

– Свет, включите свет. – Произнёс грубый голос рейдера рядом со мной. И вдруг стало ярко. Мои глаза горели, и мне пришлось прикрыть их, чтобы приглушить боль, вспыхнувшую в голове. Внезапно, я поняла, что чувствовал Гример. Позади меня смеялся какой-то пони, так что я с неохотой открыла глаза и в шоке уставилась на него.

  Я смотрела на комнату невероятно огромную, почти в пять раз большую, чем сам Мэйрфорт. От пола до потолка, она была выложена из чистого белого кирпича, за исключением тонких линий магический огней, сияющих по всей комнате. Огромными штабелями от стены до стены, а иногда от пола до потолка лежало дерево. Штабеля на штабелях, всех различных форм, отрезков, размеров и текстур. Почти все они были заключены в странный фиолетовый светящийся щит. В дальнем конце комнаты, я увидела маленькую дверь, которая, судя по всему, вела ещё дальше. Какого хрена кому-то понадобилось строить такое в центре блядской горы?

– Какого хрена? – Боль пронзила мой рот, когда ближайший ко мне рейдер ударил по мне. Сплюнув кровь, слюну и выбитый зуб, я повернулась и посмотрела на него, но ему, казалось, было всё равно. Взглянув на свой ПипБак, я увидела, что это место было помечено, как «Центр Реконструирования». Присмотревшись повнимательнее, я увидела, что некоторые штабеля дров полностью отсутствовали или были не такими большими, как следовало бы. Теперь стало гораздо понятнее, где Тимбер добывает дрова для своего города.

  Лагерь рейдеров был именно таким: небольшая кучка кроватей, оружия и грязи у выхода. Всего двадцать кроватей, а учитывая, что поймали меня не более пятнадцати рейдеров, а на этой базе никого запасного не было, то значит вся банда состояла только из них. И то, как НКА со всей их огневой мощью не могли справиться с этой шайкой, было выше моего понимания. 

– Свяжите её.

  Меня грубо толкнули на один из окровавленных матрасов, и внезапно я поняла, насколько ужасен этот план.  Сделка была сделкой, но это не мешало мне представить все те ужасные вещи, которые они могли сделать со мной, привязывая к матрасу. Слава Богиням, они привязали меня конопляной верёвкой, так что если всё зайдёт слишком далеко, я могла вырваться на свободу. Мой протез заскрипел у меня под боком, и я задалась вопросом, насколько сильной я могу быть, если его отключить.

  Бледно-зелёный единорог с ирокезом злобно ухмыльнулся мне, и я решила, что узнаю об этом скорее раньше, чем позже. 

– Молодая кобылка, хех, ещё и сильная. – Интересно, как он мог говорить с таким раздвоенным языком? – Спорим у неё ещё и узкая...

– Кто-нибудь, заткните Снейка. – Ближайший жеребец ударил Снейка в грудь, и тот с глухим стуком рухнул на землю. – Никто не должен прикасаться к ней. Мы получим больше денег от майора, если она останется невредимой и здоровой. – Красный лысый жеребец подошёл ко мне с улыбкой. – Но тебе лучше надеяться, что они заплатят. Звание тут не имеет значения. Мы затрахаем тебя до смерти, если не получим крышечки. – Сам пошутил, сам посмеялся.

  И всё-таки наша уловка сработала. Лаки полностью одел меня в зелёную форму НКА (даже блестящие медальки повесил) и отправил на «разведку». Всё что от меня требовалось — это подойти слишком близко к территории рейдеров, взять пример с Гримера и сдаться. Рейдеры хоть и тупы, но они знали, что убивать ценного заложника, как минимум глупо. Даже учитывая то, что я была бесполезным заложником. Конечно, в докладе начальству, они упомянули бы меня, как «гражданин НКА, взятый в плен», и, как мне сказали, этого будет достаточно для уничтожения рейдеров. Грёбаная бюрократия.

  Серенити ненавидела эту идею. Оглядываясь назад, я понимаю, что не должна была рассказывать ей об этом, но у меня не было никакой возможности объяснить ей, почему я собираюсь исчезнуть на пару дней. Единственным вариантом было не говорить ей, но я не хотела, чтобы малышка подумала, что я её бросила. Я не возражала, когда она злилась и кричала, но потом она начала плакать! Что мне нужно было делать с плачущей кобылкой? Утешение кобылок не в моём репертуаре. Я обняла её и сказала, что всё будет хорошо, но она только оттолкнула меня со словами «Они всегда так говорят». Имея в виду, что “они всегда умирают”. Это почти заставило меня пересмотреть свой план... Но я уже заключила сделку. Хайред Ган не нарушает контрактов.

– Какого хуя ты туда смотришь? – Я снова повернула голову к лысому главарю. Я была настолько погружена в свои мысли, что просто смотрела на дверь в дальнем конце комплекса.

– Дверь. Куда она ведёт? – Мой голос звучал раздражающе сдавленно.

– Откуда я, блять, знаю. – Он нетерпеливо бегал кругами около меня, пока остальные рейдеры готовили подозрительно выглядящее мясо на большом костре.  

– Мы отправили туда несколько жеребцов, а вернулся только один. Изрешечённый пулями. Сказал, что там есть лестница, ведущая к вершине этой ебучей горы, но охраняется грёбаными роботами. У меня больше нет пони для разведки. 

– Там наверху может быть что-то стоящее. – И знания. Почему у меня вдруг возникло желание исследовать это здание? Чтобы выведать его секреты и выяснить, кто его построил и зачем. Может быть, потому, что у меня уже были свои подозрения, и их нужно было проверить. Это было похоже на укус комара в спину. Как бы я ни старалась, я знала, что не смогу почесать его, но, чёрта с два, чесаться-то он не перестаёт.

– Может быть, она станет нашей могилой, ты, грёбаный идиот? – Да. Мне было интересно, почему рейдерам нужно было ругаться через каждое второе слово. Хотя эти рейдеры были не такими, как я ожидала. За исключением окровавленного матраса, весь их лагерь был удивительно чистым, и не было видно ни одного изуродованного тела. Не то, чтобы я жаловалась.

– Так. Как ты здесь оказалась? – Лысый пони поднял копыто, и я поморщилась, пытаясь ослабить путы на ногах. Но удара так и не последовало.

– Нужно же было куда-то идти. Некоторые из нас были торговцами. Но потом вы, ублюдки в зелёном, пришли и арестовали нас. Сказали, что мы торговали с рейдерами. – Он фыркнул от смеха, а вместе с ним и Снейк, подбегая и показывая мне свой изуродованный язык.

– Они так и сделали. – Снейк зашипел на меня, его дыхание опасно приблизилось к моей шее. – Моя старая банда и Редди торговали здесь.

– Закрой ебало, Снейк. – Сказал Ред, и Снейк поднял голову, посмеиваясь про себя.

– Хах. Я не могу выебать её, а теперь, я не могу трахаться с ней, потому что ты — её заступник, сукин ты сын. – Прорычал он, подбегая к ближайшему штабелю дров и опираясь на него. Или, скорее, прислонившись к барьеру, окутывающему древесину, так как он никогда не прикасался к нему.

– Как я уже говорил, ты и твоё грёбаное НКА пришли и арестовали нас за торговлю с рейдерами. “А с кем ещё, чёрт побери, мы должны торговать?” — Спросил я их, но им было всё равно. Поэтому мы сбежали, присоединились к остаткам группы, с которой раньше торговали и пришли сюда. – Он горько рассмеялся мне в лицо. – Вы, ублюдки, превратили торговцев в рейдеров, и теперь пожинаете свои плоды. Каково это?

– Дерьмово. – Призналась я. Чем больше я ёрзала ногами, тем сильнее верёвка впивалась мне в ноги. Ебаная верёвка обжигала меня. – Вы бы вернулись к торговле, если бы мы вам разрешили?

  Он задумался на секунду, прежде чем пожать плечами. – Даже не знаю. – И по тому, как он ушёл, я догадалась, что ему тоже всё равно.

  Время тянулось невероятно медленно, пока я ждала своего спасения. Позади меня рейдеры болтали о своих планах, о том, кто сколько пони убил, и о том, что они собираются сделать со мной, когда НКА откажется платить. Понадобилось сжать всю волю в кулак, чтобы не сказать им пару ласковых, когда они обсуждали то, как собираются воткнуть мне в задницу раскалённый ствол пистолета. Это было утомительно и полностью разрушило ту маленькую жалость, которую я испытала после прослушивания их истории.

  В конце концов, я поняла, что засыпаю, мечтая обо всех пытках, которые задумали сотворить со мной эти пони.

                                                                                            –––

  Я проснулась от звуков взрыва.

  Я резко открыла глаза и посмотрела на обломки двери. Это один из способов попасть внутрь. Моё сердце заколотилось, и я попыталась вспомнить, что должна была сделать. Пули летели над головой, и были слышны крики, когда НКА ворвались, сверкая оружием. Усмехнувшись, я снова опустила голову и стала ждать спасения.

– Ты и я. – Снейк внезапно оказался надо мной, не обращая внимания на свинцовый град. Ужас во мне был сравним только со жжением в плече. – Сейчас мы повеселимся. – Матрас, на котором я лежала, поднялся в воздух и был брошен за стопку брёвен из двух на четыре, которая доходила до потолка.

  Ох, блять.

  Я сделала глубокий вдох, когда Снейк поскакал за мной с недоброй ухмылкой на лице. Верёвки обжигали мои ноги, пока я боролась с ними. Повернув голову, я увидела Снейка и его... Змею. Оба, казалось, были рады меня видеть. Мой желудок скрутило, и я подавила позыв к рвоте. Блять, он уже близко. Слишком близко. Верёвки жгли, и я закричала, чтобы Лаки помог мне, но мой голос был заглушен грохотом выстрелов. 

– Надеюсь, ты готова, сучка. Это время дл...

  ХРЯСЬ

  Одна верёвка порвалась, и моя нога теперь была свободна. Казалось, он не заметил этого. Он встал на дыбы, готовый к — это не имеет значения — когда моё копыто ударило его между ног, и я почувствовала, что он промялся при ударе.

– ЁБАНАЯ СУКА!!! – Он упал. Перекатившись, он с болью подтянул к себе копыта. – Я ЖЕ СОБИРАЛСЯ БЫТЬ НЕЖНЫМ С ТОБОЙ, СУКА!!!

  Одну за другой, я освобождали ноги от верёвок, за исключением бессильной механической. Стоя на трёх ногах, я надавила на испачканное постельное бельё, пытаясь его порвать. Верёвки натянулись вокруг протеза, но не порвались. Повернув голову, я увидела, как этот скрюченный ублюдок перекатывается на ноги, ругаясь и изо всех сил стараясь не превратиться в кастрата. Увидев мой пристальный взгляд, он проигнорировал боль и бросился в атаку.

  Я быстро упала и перекатилась на спину, когда верёвка, прикреплённая к моему протезу, натянула матрас надо мной. Она наконец порвалась, и кровать со всей силы врезалась в этого ублюдка, заставив его распластаться на полу. Вскочив на ноги, я прижала копыто к носу и фыркнула. Маленький энергетический кристалл, который я хранила в носу на всякий случай, вылетел вместе с соплёй. Схватив его зубами и стараясь не обращать внимания на вкус слизи, я вонзила его в свою металлическую ногу. Звук включения протеза был вторым самым удивительным звуком, который я когда-либо слышала.

  Я повернулась к матрасу и рейдеру, извивающемуся под ним. Я прыгнула сверху и навалилась всем своим весом. Мои ноги хлестали по матрасу, когда из-под него начала сочиться кровь. Звук его взрывающихся кишок означал, что я затоптала его досмерти. Это был первый самый удивительный звук на свете.

  Битва всё ещё продолжалась. Центр лагеря был кровавым могильником, но выжившие рейдеры умело лавировали между гигантскими штабелями дров. НКА будет трудно найти их в гигантском лабиринте и при этом уклоняясь от пуль. Не упрощало задачу и то, что рейдеры знали комплекс гораздо лучше, чем бойцы НКА. И, так как мне всё ещё платили, я решила вступить в драку. Я бросилась в атаку, перепрыгнув через тело красного пони, который, как я поняла, был тем самым лысым торговцем. Я почувствовала грусть и сожаление из-за того, что с ним случилось, но эти чувства быстро прошли, лишь стоило мне вспомнить о том, что он позволил такому подонку, как Снейк, жить.

  Обогнув кучу дров, я нашла свою первую цель. Он повернулся слишком поздно, когда я ударила его по ногам своим протезом, отправляя его морду в полёт навстречу белому кирпичному полу. Встав на дыбы, я обрушила на его голову всю мощь своих передних ног, проламывая его череп, разбрызгивая кровь, мозги и осколки костей по моему лицу. Сплюнув всю эту прелесть, меня чуть не стошнило, но у меня не было на это времени. Поэтому, я просто схватила упавший пистолет и, игнорируя вкус крови, побежала дальше.

  Бегая по коридорам, я столкнулась лицом к лицу с тремя выжившими рейдерами. Все они были вооружены автоматическим оружием. Я отошла назад, туда, откуда пришла, как раз вовремя. Пули начали разносить дерево в щепки. Стоп... Щепки. Я, будучи идиоткой, не поняла, что это была одна из башен, в которой был деактивирован барьер. Большая часть её вершины была очищена от мусора, оставив только стену высотой в десять футов вместо башни, достигающей потолка.

  Пока рейдеры бежали ко мне, я подошла к противоположной стороне стены и с силой пнула её ногой. Дерево заскрипело, застонало и упало. Между грохотом и криками, я поняла, что мой план сработал. Выглянув из-за кучи дров, я увидела голову одного несчастного пони, торчащую между брёвнами. Одной пули было достаточно, чтобы избавить его от страданий. Но моё плечо всё ещё горело.

– Что происходит? – Обернувшись, я увидела трёх бойцов НКА, стоящих с направленными на меня пушками.

– Я была заложницей... – Медленно ответила я и указала головой на кучу поваленных дров. – Там должно быть ещё двое живых. Можете их убить, если так хотите. – И с этими словами, я пустилась на поиски остальных рейдеров. Любой ублюдок, работавший со Снейком, заслуживал смерти. И мне удалось найти последнего, можете в это поверить?

  Кобыла, слишком хорошенькая. И глупо было гадать, что она думает о Снейке. Она скорчилась в углу комнаты и плакала, держа перед собой незаряженное оружие. 

– П-п-п-пожалуйста. О-отпусти меня. Я… – Она всхлипнула. – Я… Я никогда не хотела этого. О-о-они сказали, что если я не п-помогу им, то они...

  БАХ

  Её голова взорвалась.

  Оторвав взгляд от брызг крови на стене, я повернула голову и увидела Лаки, без униформы, с дымящимся пистолетом, левитируемым рядом с ним. – Рейдеры. Они сделают всё, чтобы избежать наказания. – Его глаза встретились с моими, и он усмехнулся. – Что? Поверь мне, детка, я прожил достаточно долго, чтобы как следует узнать рейдеров и то, как с ними нужно обращаться. –  Они ведь бессмертные... Ну, гули. Хотя мне было интересно, сколько же ему лет. Может быть, он был из Ай Глоу, а может быть помнил, как падали бомбы.

– Вы могли бы прийти раньше.

– Они сделали тебе больно? – Хах, он действительно казался почти обеспокоенным.

  Посмотрев вниз, на ожоги от верёвок на моих трёх ногах, я посчитала себя слегка оскорблённой, но покачала головой.  

– Я в порядке. – Я повернулась к кобыле, голова которой превратилась в кровавое месиво. – А кто будет заниматься уборкой? 

  Лаки пожал своими прогнившими плечами. 

– Никто, кого это вообще заботит. Какой-то долбаный довоенный комплекс без чего-либо стоящего внутри. – Чего-либо стоящего? Возможно, он был слеп.

– Здесь куча древесины. Более, чем достаточно, чтобы построить целый город.

  Он фыркнул. 

– Да, и они защищены магическим барьером. Барьер, которому нужен код деактивации, но его не знает никто. Всё, что имело хоть какую-то ценность уже давно разграблено. За исключением того, что находится наверху, но из-за этих грёбаных роботов, туда никак не попасть. Поверь мне, я пробовал это много лет назад.

  Да пофиг. С моей стороны было глупо расспрашивать. Я просто хотела получить свои крышки и свалить нахуй с этого ебучего города. Я и отряд НКА, который, как я узнала, понёс нулевые потери, вышли через дымящиеся остатки двери. В последний раз взглянув на комплекс, облицованный белыми и красными кирпичами, я покинула склон горы. Я до сих пор не могла понять, зачем они вообще построили нечто подобное внутри горы?

                                                                                             –––

– Ты ранена! – Сказала Серенити, останавливаясь у моих ног и суетясь над ожогами от верёвок.

– Всё не так плохо. – Я вздрогнула, когда она тыкнула копытом в мою рану и левитировала лечебное зелье к губам. Отмахнувшись, я поймала и подняла Серенити. – Я в порядке. Мы не настолько богаты, чтобы использовать лечебные зелья каждый раз, как меня поцарапают. – Она надулась, и я чуть было не передумала. Поставив её на пол, я отвернулась и оглядела наш маленький гостиничный номер, я заметила единственный матрас на полу. Меня тошнило от одного взгляда на него.

– У-у-ух, прости. – Она низко опустила голову и устроила целое театральное представление, медленно подбежав к кровати и свернувшись на ней в клубочек. Я тяжело вздохнула и могу поклясться, что услышала её хихиканье. Дверь позади нас открылась, и я была наполовину рада, наполовину раздосадована, когда Гример вошёл в номер, улыбнувшись мне своими гнилыми зубами.

– А ты везучая кобылка. – Он заржал. – А так же глупая. Какого хрена ты отдалась в плен к рейдерам? Ты хоть представляешь, что они делают с заложниками? –  Даже больше, чем он. Последнее, в чём я нуждалась сейчас — это быть отчитанной маленьким жеребёнком в теле взрослого жеребца.

– Чего ты хочешь? – Сказала я, даже не пытаясь скрыть своё раздражение. Сделав шаг назад, он судорожно сглотнул, а его глаза заметались по комнате.

– П-прости. – Пробормотал он, смутившись. – Я только услышал, что вы вернулись в город, и подумал, что мы мог... 

– Я знаю, что ты подумал. – Глупости вчерашнего дня становились яснее с каждой секундой. Как я могла связаться с кем-то настолько слабохарактерным? Даже если это было просто для получения удовольствия, он бы больше думал об этом, чем делал...

  ...И каждый раз, когда я смотрела на него, единственное, что я видела — это раздвоенный язык Снейка.

  Снова сглотнув, он попятился в сторону двери, вышел из комнаты, но встретил пару бойцов НКА. – Гример? –  Спросил один из них из-под своего безликого зелёного шлема. Отпрянув от него, Гример почувствовал необходимость вернуться ко мне. Если бы он уже не смотрел смерти в лицо, я бы вырубила его. Моё плечо опять зажгло, когда боец прицелился в Гримера. Одной Селестии известно, почему.

– Д-да. – Пробормотал он.

– Вы арестованы. – “За что?” Чуть было не сказала я, но они прочитали мои мысли и ответили. – За рейдерскую деятельность. – Как я могла не улыбнуться при мысли о том, что Гример был рейдером? – В том числе торговля с рейдерами, работорговля и торговля оружием. – Ну, в последних трёх преступлениях, я даже не сомневаюсь. Мне также пришло в голову, что большинство этих “преступлений” были гораздо более применимы к моей биографии, но я промолчала. – Пойдём по-хорошему. – Или нет... Какая тонкая угроза.

  Не желая начинать стрельбу вблизи Серенити, я “осторожно” положила свой протез на спину Гримера. – Ты должен идти. – Бойцы НКА взвели курки. – Живо. – Я «грубо» толкнула его в сторону солдат, которые сразу окружили его и увели. Он повернул голову и бросил на меня последний умоляющий взгляд, прежде чем скрыться за дверью. Нет сомнений в том, что его ждёт та же участь, что и красного пони.

– Ты – Моё плечо всё ещё горело, и это не предвещало ничего хорошего. А ещё меньше для одинокого единорога в шлеме, стоящего передо мной, если он решит стрелять. – Ты работала с ним?

– Нет. – Пони молча уставился на меня, ожидая более подробного ответа. – Мы сбежали от работорговцев,  встретили его и его группу, а они заплатили мне за защиту. – Он продолжал смотреть. Какого хрена ему от меня надо?

– Мы идём в Дайс. – Оживилась Серенити за моей спиной, хотя должна была спать. – У нас есть семья у Наблюдателей. – Солдат НКА сглотнул, сделал шаг назад и кивнул. – А откуда вы...? – Приветливо спросила розовая кобылка.

– Крест. – Он взял себя в копыта, в его голосе чувствовалась гордость. – Кто бы что ни говорил, это сердце НКА. Во-вторых, у нас тут выходцы из Стойла, а во-первых, он был восстановлен благодаря Премьер-Министру Сайнсу, да благословят его Богини. – Маленькая кобылка спрыгнула с кровати и подбежала к нему в явно притворном изумлении.

– Неужели? Оу, вау, я слышала об этом... А это правда, что генерал Скойатель родом из Креста? –  Боец НКА с удивлением посмотрел на маленькую кобылку, прежде чем кивнуть. – Ва-а-а-а-а-а-а-ау! Это потрясающе...

– Хех. Наверное, так и есть. – Жжение в плече утихло, когда он убрал пистолет. – Вы двое, держитесь подальше от неприятностей. – Кивнув на прощание, он тоже вышел из нашей комнаты. Комнату, должна сказать, я не поленилась запереть, как только вошла. Очевидно, закрытые двери значили не так много, как я предполагала. Теперь при закрытой двери, я вернулась к Серенити и её строгим серым глазкам.

– Мы только что продали им Гримера?

– Нет. – Я пожала плечами, лёжа на полу рядом с кроватью и положив голову на обожжённую верёвкой ногу. Нужно было отдохнуть. Чувство усталости казалось нормой для Пустоши, но от этого было не легче. И я не спала с момента драки на складе, а ещё тот сон был каким угодно, но только не спокойным.

– Мы так и сделали… – Она надулась.

– Он сам себя выдал. Я не заставляла его работать с рейдерами.

– Ты тоже с ними работала. – Да, Серенити, я помню. А потом я убила их. Мне это показалось справедливым. Но спорить с кобылкой было бессмысленно, поэтому я закрыла глаза и включила радио.

– Привет и добро пожаловать, Дайс. Вы как раз попали на самую интересную часть программы — мой голос. – Я усмехнулась и снова опустила голову. Ну конечно, Мистер Нью Хайгас и его прекрасный голос — это лучшее, что крутят по этому радио. – А теперь, новости! Кто бы мог подумать? Кажется, высокопоставленный член Мустангов был замечен рядом с базой Минотавров на мосту Каньон-Ридж. Как и следовало ожидать, у НКА есть комментарии по этому поводу, сам генерал Скойатель расскажет нам о случившемся. 

  После недолгой возни с микрофоном, я услышала более грубый голос. 

– Если это всё правда и Мустанги действительно объединились с врагом, то тогда мы должны серьёзно обсудить этот вопрос с остальными бандами Дайса. Как бы мы не поддерживали независимость Дайса, мы не можем допустить нахождения предателей в стенах такого великого города. – Военный жеребец замолчал и вернул микрофон Нью Хайгасу, позволив мне наконец погрузиться в сон под звук его сладкого голоса.

                                                                                             –––

  ТУК

– М-м-м. – Пробормотала я в полусонном состоянии. – Не думаю, что он поместится... 

  ТУК ТУК

Я резко подняла голову и быстро убрала с щёк румянец. Чёртовы сны. Всегда заканчиваются на самом интересном.

  ТУК ТУК ТУК

– Прекратите. – Прорычала я, неуклюже поднимаясь на ноги. Кажется, мой протез всегда работает хуже, когда я сонная. Посмотрев на закрытое окно, я увидела лишь темноту, пробивающуюся внутрь. Было слишком глупо надеяться на полноценный ночной сон. Да кому вообще нужен сон, чёрт побери? Всем, кроме меня.

  Медленно подойдя к двери, я открыла замок (что намного труднее без магии, чем можно было бы ожидать), а затем и саму дверь... Не менее трёх пони ворвались в мою спальню с таким грохотом, что я краем глаза заметила, как дёрнулась Серенити. Неужели я действительно буду соблюдать манеры с этими незванными гостями? С другой стороны, по крайней мере, они хотя бы постучали перед тем, как вломиться. 

– Что? – Сказала я, щурясь спросонья.

– Хайред Ган? – Сказал один из пони, окутанный темнотой. Я едва различала черты её лица, но голос выдавал её пол. Я молча кивнула. – Мы... Нам нужен кто-то с вашими навыками. Видите ли, мы слышали о том, что произошло на складе, и если вы смогли такое провернуть, то мы здесь, чтобы просить вас о помощи...

– Сколько? – Прервала я её. Некоторым пони действительно нужно научиться помалкивать. Она подскочила на месте и отошла на пару шагов назад, когда я прервала её речь и уставилась на её ноги. Двое пони, жеребцов, стоящих позади неё, только сердито смотрели на меня.

– П-пять сотен крышек.

– Шесть сотен.

– Ты даже не знаешь, что это за работа. Как ты можешь торговаться?! – Одного моего взгляда хватило, чтобы она поняла, кто тут устанавливает цену. – Я имею ввиду. Эх... Ладно, работа. Я уверена, что вы заметили рейдеров. – Кажется, я нашла единственную пони на Пустоши, которая была глупее меня. – У нас никогда не было столько проблем до появления НКА, в-вы понимаете? Они взяли большинство наших торговцев и арестовали их, как сторонников рейдеров за торговлю с ними, но это глупо, потому что они торговцы, и это их работа, ну вы поним....

– Пожалуйста. –  Мой голос звучал раздражённым. – Дыши. 

– П-простите. Кхм. Так я и говорю. После того, как их взяли в плен, они бросили их в комплексе внутри горы, в котором были и вы, и даже убили шерифа, когда он начал протестовать. – Клянусь Богиней, она действительно остановилась, чтобы перевести дух! – Их должны были отвезти работать на ферму. За исключением того, что им удалось сбежать, и НКА не смогли решить созданную ими же проблему, пока не появились вы. А теперь они хотят управлять этим городом! 

– И ты не хочешь, чтобы это произошло. – Я констатировала факт

  Она коротко кивнула, но поскольку мои глаза уже привыкли к темноте, я могла видеть её лицо. К моему удивлению, оказалось, что бармен этой самой гостиницы и была моим таинственным работодателем, но опять же, мне было всё равно. – Нет. Мы по уши вляпались в сотрудничество с НКА, но они не хотят уходить. Они говорят, что нам нужна защита от рейдеров. Так что нам нужен шериф. 

 – Я не шериф. – Мне нужно было, как можно скорее развеять этот слух, пока у этой кобылы не появились какие-нибудь безумные идеи. – Но я знаю, где можно найти пони, у которого есть подобный опыт.

                                                                                      –––

  На улице было темно, а Луны не было видно. Глупо так говорить, ведь я её никогда и не видела, но я просто хотела создать драматическую сцену. Тупая идея, я знаю. Было довольно темно, так что мой протез успел застрять в трёх местах (для тех, кому интересно: в котловане, в заброшенной ограде и в разбитом корыте из-под воды). Медленно продвигаясь по единственной улице, мы приближалась к лагерю НКА, надеясь, что они спят. Но это было не так.

  Один часовой стоял на страже у входа в лагерь. Если бы это было возможно, я бы могла потихоньку пробраться туда, но лагерь был окружён примитивной оградой из цепей и колючей проволоки. Перелезать через него было бы слишком больно, и я не была уверена, что смогу прорваться, не подняв шума. Это означало, что мне придётся использовать своё красноречие и эрудированность, чтобы пройти...

– Мне нужно войти. – Кисло сказала я, подходя к охраннику, который, казалось, поднял голову, чтобы посмотреть на меня. Почему на их долбаных шлемах нет, ну знаете, отверстий для глаз? Было бы намного проще, если бы я знала, что он спит.

– З-зачем? Назовите ваше имя и звание. – Звание?

– Хайред Ган... – Я сделала паузу, придумывая звание и подходя к нему.  – Эм-м... Наёмница? – Это ведь считается званием, верно?

– Какое ваш... Оу. – Он покачал головой и выпрямился. – Ты та кобыла, которая работала на майора Лаки, не так ли? – Моргнув, я тупо кивнула. – Вот чёрт, этот трюк, который ты провернула на складе Тимбера, был потрясающим. Бросилась на растерзание волкам только ради нас. Блять, да ты охуительная! Мне бы никогда не хватило смелости пройти через это, отвечаю. Кхе-кхе. Прости мне мою болтливость, но вам пора идти, держу пари, что у вас с майором есть дела. Я не в праве вас задерживать. 

– Спасибо. – Пробормотала я, опустив голову и проходя через импровизированные ворота. И благодаря свою счастливую звезду, что так много пони имеют близкий к моему уровень тупости.

  В лагере было не так темно, как в городе. Маленькие свечи всё ещё горели в палатках, давая мне достаточно оснований, чтобы обходить их стороной. К счастью, я вспомнила, где находится «палатка для заключённых», так как Лаки провёл мне небольшую экскурсию прошлой ночью. Опустившись на землю, прокралась между палатками и “бесшумно” двинулась туда, где, как я предполагала, содержался Гример.

– Кто ты, блять, такая? – Ко мне галопом подбежал пони, открывая на выходе полог палатки. Позади него я увидела бледно-фиолетовую вспышку. Как только он приблизился, я треснула его по виску ПипБаком. Он упал с глухим стуком. А затем сердито посмотрел на меня и вскочил на ноги, кровь стекала по его виску.

  Драться здесь было слишком рискованно. Блять, да мы бы разбудили весь лагерь. Жжение в плече говорило о том, что у меня нет времени на раздумья. Быстро развернувшись, я сильно толкнула его, посылая ударные волны через мои ноги , и он покатился в палатку. Слишком громко. Ебать!

  Следуя за ним, я проскакала через полог палатки, встретившись взглядом с Гримером. – Какого хуя?! – “Очень хороший вопрос, Гример.” Подумала я, пнув бойца НКА ещё раз и выбив из его магического захвата дробовик. – Ты здесь, чтобы спасти меня?

Не-а, попробуй ещё раз.

– Тебе же нравится быть шерифом?

– Что? – Он медленно встал. Кандалы на его ногах слегка позвякивали. – Что это за собой влечёт?

– Объявление войны НКА. – Вяло произнесла я. По его пустому взгляду, я догадалась, что это не смешно. – Обычные шерифские штучки. Альтернативой являются лишь кандалы на твоих ногах. – Он ухмыльнулся своими гнилыми зубами, прежде чем кивнуть.

– Да, звучит так, как будто я могу пойти на это. – Я кивнула, подняв переднюю ногу.

  ХРЯСЬ

  Мой протез одним ударом переломил цепи на его ногах. Очевидно, моя нога была сделана из более прочного металла, так как я так же быстро сняла кандалы с его задних ног. Ну вот, теперь нам оставалось лишь одн...

– Что это у нас тут. – Пиздец.

  Мои глаза поднялись вверх, встретившись с бледными глазами майора Лаки. Оу, и с по крайней мере, пятью охранниками, включая того, что я встретила у ворот. Его голос был спокоен, но я чувствовала большое отвращение с его стороны. – Ты сейчас переходишь черту, Хайред, от друга к врагу. Да, ты сильно помогла нам в Центре Реконструирования, но не думай, что это означает, что я буду игнорировать вот это. Помощь в побеге из заключения, сопротивление при аресте, нападение на базу. Этого более, чем достаточно для исполнительного листа. 

– У вас нет никакой юрисдикции. – Гример шагнул вперёд с дробовиком во рту. Наверное, это было не ново. – НКА не владеет Тимбером. Думаешь, что убив шерифа, это даёт тебе право его заменить, но это не так. 

– Заткнись и завали хлебало! – Проревел майор Лаки. Бледно-фиолетовый жеребец поморщился, его голова, без сомнения, болела и откинулась назад так далеко, что я ожидала, что он готов подчиниться.

  БАХ

  Выстрел жеребца пробил кровавую дыру в уже искалеченном ухе Лаки. – Когда-то НКА забрала у меня всё. Я пытался быть хорошим. Я подчинялся, слушал и работал, но я, блять, устал. – Даже после этого, я всё равно считала его трусом. – Валите нахуй и оставьте Тимбер в покое. Ты никогда не завлаеешь этой территорией.

 – Ты действительно думаешь, что сможешь перебить целый лагерь? – Если бы у него были брови, гуль поднял бы одну. – Даже если у тебя получится, ты навлечёшь на себя гнев НКА, как ты не понимаешь. – Оу, хорошо, никто не обращает на меня внимания. У меня уйма времени, чтобы залезть в свою седельную сумку...

  ... И вытащила последнюю гранату, которую я украла у Ненни Джейн.

– А кхах нахёт этохо? – Неловко пробормотала я, держа холодное металлическое яблоко во рту.  – Вхлывчатха, пони умирают. Плохая рехлама. – НКА не были популярными, за исключением дней раздачи еды, и даже в те моменты, их попросту терпели. И такое пятно на их репутации, как, скажем, бунт, может иметь катастрофические последствия, и он это знал. То, как он сглотнув сделал шаг назад, подтверждало это.

– Ты же умрёшь. – Сказал он.

  Я пожала плечами. – У меня контракт. – Честно говоря, я надеялась, что моей угрозы будет достаточно, но если всё зайдёт слишком далеко, я не собиралась отступать. У каждого на Пустоши должна быть добродетель, и я пообещала себе, что никогда не нарушу контракт. Что бы из этого не вышло. “Выживи”, шепнул голос мне на ухо.

– Хорошо. – Он кивнул. – Мы уйдём. – Его лицо растянулось в отвратительной улыбке.

– Отлично. – Гример топнул копытом. – Хоть и обидно. Я бы хотел кого-нибудь прикончить. – Он улыбнулся, показывая свои гнилые зубы. Взмахнув копытом и хихикнув, Лаки приказал солдатам разойтись, забрав раненого охранника, лежащего на земле. Я ещё раз пнула его для пущей убедительности.

– Так вот оно что, да? Ты предашь любого ради нескольких крышек. – Сказал Лаки, отступая на пару шагов во тьму, свеча отбрасывала тень на его лицо. – Сначала работала на него. – Он указал на самодовольно выглядящего нового шерифа. – Потом на меня, а затем снова на него. Вот в чём дело.

Гример внезапно выпрямился и ударил копытом по моему плечу. – Ты же не думаешь попытаться подкупить её, потому что она... – Я отвернулась, быстро скинула его копыто с плеча и топнула ногой. – А ты бы стал? – Он сглотнул, глядя на меня.

– Нет. Можешь оставить её себе, шериф.

– А если бы был другой контракт? Тебя в Тимбере ничего не интересует? – Конечно, интересует.


  Так закончилось моё с Серенити приключение в маленьком городке Тимбере. Несмотря на то, что она почти ничего не сделала, будучи больной почти всё время, я знала, что она расстроится, если я не вспомню о ней. Шериф Гример вспомнил и сообщил мне, что НКА забыли вернуть конфискованные вещи уже после того, как они покинули город (за исключением моей винтовки, которая была возвращена мне сразу после действий на складе. Тем не менее, разговорчивая барменша, чьё имя я так и не успела спросить, дала мне обещанные крышки и пару бутылок виски на дорогу.

  Мне и в голову не приходило (забавно, как часто бывает иначе), как долго мы там пробыли, пока Серенити не пожаловалась, что нам пока уходить. Между конфискацией наших вещей и моим спасением Гримера из заключения, в которое я же его и отправила, прошло целых два дня, и ещё полтора, прежде чем мы покинули город. Я бы могла вспомнить о ранах, полученных за это время, но это длилось бы слишком долго. Тем не менее, это были хорошие несколько дней, судя хотя бы по крышкам, утяжеляющим мои седельные сумки.

– Эй. – Серенити подошла ко мне. О да, она тоже чувствовала себя лучше. Я любила стоять на гребне небольшого холма, который затенял наш лагерь. – На что ты смотришь? – Я с улыбкой указала копытом на горизонт. Серенити прищурила свои маленькие серые глаза. – Помоги немного. –  Наклонившись, я взяла маленькую кобылку за загривок и посадила себе на спину. – Оу, я вижу! 

  Там на горизонте, освещённом красными облаками, горевших на востоке, когда солнце начало подниматься, была огромная стена. Внутри стены возвышались десятки высотных зданий; сверкающие огни горели только в каждом пятом здании. Но над ними возвышались четыре высоких здания, словно памятники прошлого, их огни сияли ярче, чем любая звезда, которую я когда-либо видела. Самое высокое из них тянулось так высоко, что мне показалось, будто оно касается линии облаков, а на его вершине виднелась гигантская голова розовой пони. Её глаза жутко светились. Уже несколько дней я слышу о Дайсе. Я не верила в эти слухи, пока не увидела, что он и правда сверкает, как полированная сталь. Это был самый большой город в мире. И с помощью Наблюдателей, возможно, место, где маленькая кобылка, сидящая на моей спине, смогла бы обрести свой дом. И, чёрт побери, это было прекрасно.

                                                                                    –––

Заметка: Новый уровень!

Навыки: Скрытность 25