Только не смейся!

Ни для кого не секрет, что Эпплджек и я друзья, но нипони не знает, какие чувства я к ней действительно испытываю. Её очешуительные золотистые волосы, точёные сильные ноги, очешуенная улыбка под фирменной ковбойской шляпой... Аргх! Хватит! Я должна рассказать ей о своих чувствах! Надеюсь, на этот раз она воспримет меня серьёзно...

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Курсы гигиены и хороших манер

Я стал писать нудно, многословно и скучно. Это попытка вернуться на два года назад, когда всё у меня получалось легко и весело.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони Кэррот Топ

Попаданец и магия. Часть I

Человек попадает в Эквестрию. Банально? Может быть. В последствии, у него обнаруживаются способности к магии. С помощью которых, он спасает Рэйнбоу Дэш, сам при этом едва не расставшись с жизнью.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Первая

Первая. Быть всегда впереди всех. Быть лучшей. Многие готовы отдать за это все. Но насколько далеко можно зайти в борьбе за титул первой?

Другие пони

Гладь!

Напоминалка всем брони о том, что не стоит слишком уж сильно погружаться в броникультуру теряя в процессе то, ради чего в неё и пришли.

Другие пони Человеки

Лабиринт Хаоса

Этот фанфик означает начало приключений одного пони, с кличкой Слепец. Этот пони не с рождения был слепой, а только из-за несчастного случая, который, как он думал, испортил ему жизнь, но первая встреча с Дискордом, означала, становление кем-то особенным в Эквестрии. На чью сторону он встанет, это уже будет решать он сам. Будет ли он творить добро, помогая хранителям элементов гармонии, или же наоборот, он примкнёт к главным злодеям и будет вместе с ними творить разруху

ОС - пони Дискорд

Крылья меж звёзд

Этот рассказ - совместный труд двух авторов. "Звёзды способны как накликать злую судьбу, так и подарить счастливую долю... Могла ли ты знать, что все перипетии судьбы, несчастья и горе приведут в итоге к радости, о которой не могло и догадаться сердце?.." Велира - молодая рыбачка, прежде относительно спокойно жившая на берегу Марлона - оказывается похищенной работорговцами с других планет... Обретёт ли она свободу? А нечто большее?

Принцесса Селестия ОС - пони

The Most Beautiful and The Funniest pony.

Рассказ об одном пони, который встретил свое второе я...

Пинки Пай ОС - пони

Проишествие в Эпплузе

В маленький провинциальный городок Эпплузу прибывает новый ревизор банков. Навеяно рассказом О'Генри "Друзья из Сан-Розарио"

ОС - пони

Музыка Хаоса

Дискорд был в восторге. Да, пожалуй, именно так стоит описать эту ситуацию, хотя «восторг» был довольно слабым словом, чтобы полностью выразить свои чувства.

Дискорд

S03E05
Глава 4: Чехов украл моё ружье Глава 6: Закон Мерфи

Глава 5: Под поверхностью

Глава 5: 

Под поверхностью.

Самые могучие души рождаются в страданиях. Сильнейшие из них покрыты шрамами.

– Мы продаём оружие, патроны и обвесы к ним.

  Роботы были не самыми лучшими собеседниками, особенно те, что прячутся за пуленепробиваемым стеклом. Они также были ужасными менялами — всё их оружие имело уже установленную цену, которую я не могла сбить, даже при всём моём обаянии и очаровании Серенити.

  Робот с другой стороны был не более, чем экраном, свисающим с верхней части его кабинки с различными длинными, тонкими захватами, которые неловко размахивали вокруг. Я могла только представить, как одна из этих штуковин может раздавить череп потенциального вора, словно пони может раздавить яичную скорлупу, так что об ограблении не могло быть и речи. Я неохотно положила свои крышки на стойку и наблюдала, как робот придвинул их на свою сторону стекла и придвинул мне мои переоценённые патроны .308 калибра. В это время я была довольно богатой (если вам вдруг интересно), но мне было больно расставаться с таким большим количеством денег за такую маленькую горсть патронов. Хотя после того, как гранаты спасли мне жизнь, я сразу взяла побольше, не беспокоясь о стоимости.

– Спасибо за ваш патронаж. – Патро-чего?

– А можно мне пистолет?

  Серенити положила свои передние ноги на прилавок, чтобы получше рассмотреть товар. Взглянув на эту малышку, я дала ей пять секунд, чтобы она осознала, насколько глупым был этот вопрос, прежде чем ответить.

– Нет.

– Почему нет? – Серьёзно? Я уже говорила, что ненавижу детей?

– Потому что. – Сказала я, используя свой голос «заботливой мамочки», хотя, судя по её лицу, это не сработало.

– Тебя никто не учил. Малейшая ошибка может убить. – Не говоря уже о том, чтобы дать психически нездоровой кобылке пистолет, было глупой идеей. Да, может, я и глупая, но я знаю об оружии многое и знаю, в каких случаях лучше не давать его пони.

– Да лааааадно. Тебе же нужен напарник! Прикрытие! Я лучшая в прикрытии... Лучше всех! – Маленькая розовая кобылка буквально подпрыгивала, пока хвасталась.

– Не сомневаюсь. – Как я могла не закатить глаза? – Может быть, если мы найдём стрельбище, и я смогу оценить твои навыки. – Она сияла, как солнце. Однако, я всё ещё не имела ни малейшего намерения давать ей что-либо похожее на оружие.

– Ха-ха! Берегись, Пустошь, Серенити идёт!

Этой крылатой фразе я дам три из пяти, плюс несколько бонусных очков за сказанность этого вслух. Сейчас, любому другому пони я бы любезно указала, что через несколько часов мы будем (предположительно) в безопасности, за массивными стенами Дайса, и не будем иметь потребности в оружии, но я должна была позволить Серенити иметь свои иллюзии. Иногда в Пустоши это всё, что у вас есть.

  Ну, все произошло удручающе быстро.

  Я попятилась от будки с пустым кошельком, но полным магазином. В общем, это была не такая уж плохая сделка. Взглянув вверх, за небольшую оружейную комнату, я увидела массивную серую стену Дайса, выглядевшую далеко не так впечатляюще, как издали. То, что я приняла за массивную бетонную плиту, на самом деле представляло собой слабо скреплённую груду дерева, камня, кирпича и металла, которая, казалось, готова была развалиться в любую секунду. Если прищуриться, то на вершине крепостного вала, я едва различала следы патрулирования пони и на долю секунды мне показалось, что я вижу направленный на меня прицел.

  Отступив, я обдумала наши варианты. Попасть в Дайс будет нелегко. Потому что, хоть издалека главный вход выглядел, как прямая дорожка, на пути стояли огромные серые развалины старого Дайса, большая часть которых была фактически заселена. Чтобы просто попасть в руины, нужно было пройти КПП НКА и, как я поняла, это не будет единственным препятствием на пути в город. Глядя на здания, возвышающиеся над массивной импровизированной стеной, я не могла винить их за то, что они хотят сохранить город в безопасности. Каждый пони на многие мили вокруг мог видеть город, и я была не уверена, что каждый из них хотел получить его кусочек.

  Включая меня, если я должна быть честной.

– Как ты думаешь, они нас впустят? – Серенити щебетала, выдернув меня из оцепенения.

– Ох-х.

  Я покачала головой и двинулась вперёд, к мосту охраны НКА, который располагался буквально в нескольких метрах. Как и все, подобные ему, этот сторожевой пост был окружён сетчатым забором, обнесённым колючей проволокой. Остальная часть обитаемых развалин состояла из небольших стен, состоящих из вагонов поездов, листов металла и, что самое неприятное, огромных металлических шипов. Как и следовало ожидать, я решила рискнуть перед допросом в НКА. Очень смело с моей стороны, я знаю. 

  Охранник остановил меня.

– Назовите цель своего визита в Парасайд Маунд. 

  Парасайд? Серьёзно? Из всех названий городов, которые я когда-либо слышала, это было самое худшее. Солдат НКА в своей причудливой синей униформе и безликом шлеме, умудрился всё же нахмуриться. Впечатляющий подвиг, сравнимый только с тем, что мне плевать на то, что думает какой-то придурок в синем.

– Секс, наркотики, рок-н-ролл.  

  Это было название любимой книги Вайлдфайр в Мэйрфорте, и его было более, чем достаточно, чтобы заставить Серенити упасть от смеха. Миссия выполнена. НКАровец продолжал смотреть ещё секунду, прежде чем повернул голову к небольшим постам охраны позади него.

– Это она? – Спросил он.

  Именно в этот момент, я остро осознала тот факт, что несколько солдат расположились вокруг КПП, и все они направили своё оружие на меня. Наверное, если бы Селестия положила на моё плечо солнце, оно бы не жгло так сильно, как сейчас. Сглотнув, я повернулась к посту охраны, когда дверь с грохотом распахнулась. Толкнув Серенити себе за спину, я опустила тело и приготовила оружие.

– Это заняло у тебя слишком много времени! – Серьёзным голосом рявкнул кто-то из-за двери, и я мгновенно выдохнула, даже не осознав, что задержала дыхание. Жжение утихло, когда какой-то гуль вышел  из здания офиса. 

– Прогнала меня из моего города и пошла за мной. Я надеюсь, что ты не собираешься прогнать НКА и отсюда.

– Только если мне за это заплатят.

– А ты смелая, скажу я тебе. Ты хоть понимаешь, что делаешь? – Понятия не имею. Грубо говоря, я должна была ворваться к Наблюдателям, поручить им заботу о Серенити и выяснить, почему доктор Моровинд брал меня с собой. После этого мои планы состояли в основном из виски и попыток найти работу.

– Ты хочешь попасть в мой город?

  Я внимательно посмотрела на серого единорога с его гнилой кожей и мёртвыми глазами. Затем я повернула голову к другой стороне КПП, в так называемый Парасайд Маунд. Это название, как нельзя лучше подходило этому месту с его серыми зданиями, наполовину разрушенными войной и наполовину старыми. Они громоздились друг на друга, как огромный бетонный холм. Тощие пони носились взад-вперёд по полуразрушенным улочкам и вновь созданным аллеям, роясь в мусоре, а иногда и сражаясь за жизнь. Это было глупое название, но я не могла придумать ни одного более подходящего места, и судя по тому, что я слышала, это был самый лёгкий путь в Дайс.

– Да. – Ответила я

– Ты не можешь войти сюда так же, как вошла в Тимбер. У здешних пони есть правила и правители, и если ты не поймёшь это сейчас, то, скорее всего, сдохнешь в этом городишке. А твою дочь ожидает судьба поху...

– Она не моя дочь.

  Серенити надула щёчки за моей спиной.

– Да пофиг. Дело в том, что она тоже умрёт, если ты не будешь знать правил. – Он усмехнулся и отступил назад, махнув копытом в сторону своего кабинета. – Я расскажу тебе, кто здесь правит и по каким правилам...

– ... И за какую цену. – Закончила я.

  Может, я и не самая умная пони на Пустоши, всегда была такой, но в конце концов понимаешь, как работает Пустошь.

                                                                                             –––

– ... Эти тревожные сообщения были подтверждены многочисленными беженцами с севера. Если вы только что присоединились к нам...

  Лаки включил радио в своём кабинете, когда я села на подушку напротив его стола.

– По имеющимся сведениям, в самом центре Эквестрии прогремел мощный взрыв, напоминающий взрыв жар-бомбы. Более того, неуловимый Анклав впервые был замечен за пределами облаков... В первый раз за 200 лет. Что это значит для Дайса, а также для наших собственных Оставшихся из Анклава – ещё предстоит выяснить. Мы будем сообщать вам новую информацию, как только по этому вопросу что-то выяснится.

– Печально. – Лаки покачал головой. – Теперь беженцев с севера будет ещё больше. Пытаются избежать всех ужасов Пустоши, а она всегда ужасна. Ты ведь знала, что ещё до войны Эквестрия была больше? Каледония — так называлась эта земля, никто не знает почему. Она сумела не стать государством Селестии. Теперь то, что когда-то было Каледонией, стало Новым Каледонским Альянсом и мы переросли наших прежних хозяев. Теперь они ждут от нас указаний и нашей власти, как мы когда-то искали их, и у меня пока что осталась половина мозгов, чтобы этого не допустить. – Его тело извивалось, когда он говорил, мышцы заметно напряглись в тех местах, где кожа на шее начала шелушиться.

– Ты говоришь так, будто был там. – А, точно, он же гуль. Конечно, он был прав.

– Ты угадала. – Всё начинало обретать смысл. – Я видел апокалипсис, а он видел меня. Когда я закрываю глаза, то вижу зелёное пламя, лижущее небо, и чувствую, как медленно увядаю и умираю, как и компания, которую построили твои предки, Стойл-Тек.

  Он умудрился превратить это название в проклятие.

– Отравили меня и мою семью из грёбаного любопытства. Тогда я, мёртвый, решаю плюнуть смерти в лицо и продолжать жить. Отстроить всё заново. Я помог превратить Ай Глоу из кладбища в город, я помог создать Альянс из пяти городов.

– И? Зачем ты мне это рассказываешь?

– Потому что я хочу, чтобы ты послушала радио и поняла, что поставлено на карту. Мы отстроили мир, который был на грани смерти, и теперь Эквестрия идёт сюда, чтобы снова его уничтожить. Они захотят еды. Они захотят тёплые одеяла. Им понадобится вода и припасы, и они захотят получить их бесплатно, или же они станут рейдерами. – Он наклонился, глядя на меня. – Они всегда так делают. Эквестрийцы. Вроде тебя.

– Я плачу тебе за информацию, а не за истории. – Хлебом не корми, дай грустные истории из жизни порассказывать.

– Но я люблю истории... – Пожаловалась Серенити.

– Ладно. – Сказал Лаки, не обращая внимания на мольбу кобылки. – Что ты хочешь знать?

– Как мне попасть в город?

– Три варианта. – Он посмотрел на меня и весьма специфично ухмыльнулся.

– Первый вариант: у тебя есть паспорт, выданный НКА либо Дайсом, указывающий на то, что ты являешься местным жителем; либо его можно подделать. Второй вариант: доказать, что ты турист с более, чем пятью тысячами крышек. Третий вариант: доказать, что у тебя есть официальная работа в городе.

  Насколько я понимаю, все эти варианты мне не подходят. Как полезно.

– Что ждёт меня в самом Парасайд Маунде?

– Насилие. – Сказал он чересчур спокойно. – Это не территория НКА, хотя мы и согласились её охранять. Там живёт много пони, отчаянно желающих попасть в город; и есть те, кто хочет этого больше остальных.

– Есть ещё какая-нибудь полезная информация?

– Держи копыто на пульсе. – Он слегка усмехнулся. – Судя по твоим “привычкам”, ты пойдёшь убивать адского пса за хорошую цену и не имеет значения, сколько боли это принесёт тебе или этой маленькой кобылке.

  Он остановился, постукивая по столу.

– Это относится, как к этому месту, так и к Дайсу. Это не Пустошь, где самый большой пони – вожак. Здесь, если ты перейдёшь черту или возьмёшься не за ту работу, то окажешься в подворотне.

– Значит, я заплатила тебе за предупреждение?  

  Я уже пожалела, что обратилась за помощью к этому идиоту. Ему было лет 200, и он не смог дать мне ни одного дельного совета. С хриплым вздохом, он магией левитировал мне листок бумаги через стол. Не обращая внимания на боль в плече, я наклонилась над столом из красного дерева. На листе было имя и адрес.

– Мы расследуем дело о владельце оружейного магазина по имени Дэдхед, он подозревается в создании фальшивых паспортов НКА. Как бы то ни было, у нас есть несколько дней, прежде чем мы сможем убедить “Финишеров” позволить нам арестовать его. – Он пожал плечами. – Судя по тому, что я слышал, его подделки хорошие, но дорогие.

                                                                                           –––

  Я никогда не узнаю, стоила ли его информация потраченных мною крышек, поскольку Дэдхэда не было в его магазине, или почему Лаки так сильно нуждался в крышках, что попросил плату за такую информацию. Может быть, это был один из тех «уроков жизни», о которых я так много слышала. Всё имеет свою цену, и бла-бла-бла, что-то о душе. Ну, вы знаете, обычный трёп матерей и старых кобыл, которым они пичкают своих кобылок и жеребчиков, чтобы заставить их лечь спать. Некоторым пони действительно нравились такие вещи.

  Парасайд Маунд (мы можем сделать ещё одну паузу, чтобы я сказала, как сильно я ненавижу это название?) оправдал мои ожидания от названия: кишащая выгребная яма насилия и развата, искусно замаскированная под выгребную яму насилия и разврата. Должна заметить, что в городе было не так много пони, как казалось.  Некоторые улицы были обставлены полукруглыми ларьками с сомнительным мясом и припасами, в то время, как другие улицы были совершенно пусты, за исключением какого-нибудь бродяги или наркомана, спящего у заброшенного здания. Я всегда держала Серенити рядом и запрещала ей отходить от меня.

  Если бы не местные жители, город был бы удивительным. По крайней мере, для меня. Высокие каменные здания, порою достигавшие высоты в пять этажей, возвышались над потрескавшимися каменными улицами. Стальные столбы торчали из земли, и их концы наводили на мысль, что когда-то они были фонарями, освещавшими улицу по ночам. Они были давно сломаны, и здания в основном превратились в оболочки  своего былого величия из-за войны, погодных условий и отсутствия ремонта. Поэтому то, что могло стать самым впечатляющим городом по ту сторону Пустоши, превратилось в огромную свалку Дайса.

  Мы наконец дошли до последних ворот. Ворот в Дайс. Не прошло и часа после ухода от Лаки, как я наткнулась на них и стояла под ними, затаив дыхание. Прошла неделя или больше с тех пор, как я проснулась в Бридл Хоуп с новой ногой и новым именем. Столько приключений и сражений привели меня сюда, но, стоя перед этим местом, я понятия не имела, зачем. Это была колоссальная махина из металла, дерева и, как ни странно, чёрной краски. Когда я взглянула на неё, то поняла, как мало на самом деле знаю. Мой план состоял в том, чтобы каким-то образом пройти через эти ворота, найти Наблюдателей, сделать что-то и получить свои крышки.

  Роботы-охранники не помогли моему внезапному чувству неуверенности. Они были так же смутно похожи на пони, как цветок похож на дерево. Они были крепкими, как ящики с закруглёнными краями, лишёнными какого-либо подобия ног, и вместо них уравновешивались двумя колёсами: одно спереди, другое сзади. Вместо головы служила подставка с монитором: на нём было изображено неподвижное лицо раздражённого пони в довольно причудливом шлеме. На задней стороне робота, там, где должен был быть хвост, висела красная антенна. Больше всего огорчали панели, выгравированные на теле робота, которые при малейшей угрозе открывались и освобождали огромные автоматические пулемёты. Когда маленький жеребёнок попытался добежать до ворот, я своими глазами увидела мощь этих пушек.

  Позади меня завыла Серенити.

  Я последний раз взглянула на окровавленного жеребёнка, его синее тело всё ещё дёргалось. И посмотрела на пять понитронов, охраняющих ворота, прежде чем повернулась взвалила Серенити на спину. Ворча что-то себе под нос, я свернула налево в пустой переулок и резко затормозила. Помогая Серенити спуститься, я оставила её в комнате, где она свернулась калачиком. Я знала, что она уже видела смерть, но смерть столь юного пони, казалось, поразила её сильнее, чем я ожидала. Зная это, я должна была попытаться её успокоить, но когда я открыла рот, мой язык будто завязался в узел. Слова отказывались приходить мне на ум.

  Не зная, что сказать, я не могла успокоить её, так что я сделал шаг назад и стала просто наблюдать. Она громко рыдала, пучки жёлто-красной гривы дёргались в такт её всхлипываниям. Она была слишком маленькой, чтобы хранить в себе столько печали. Даже если она пыталась это скрыть, её маска треснула и открыла всё, что прятала до этого. Шагнув вперёд, я хотела всё же найти нужные слова.

– Отдайте мне все свои крышки, и нихто не посрадаит.

  Повернувшись, я заметила тощего серого земнопони с ножом во рту. Неужели он действительно собирается угрожать мне? Мне оставалось только гадать, сколько пройдёт времени перед тем, как я встану на дыбы, и моё металлическое копыто с треском пробьёт ему башку.

  Упав на землю, он перекатился на несколько футов и остановился. Огромная рана прорезала его щёку, и кровь начала собираться вокруг его головы, пока он не поднял её. Его серое лицо было выкрашено в красный цвет, оружия нигде не было видно. Небрежно подойдя к нему, я начала свою обычную речь — «отступи и живи», когда его белые глаза уставились на меня, горящие ненавистью. Прежде, чем я смогла моргнуть, боль вспыхнула в моей груди, там, куда он толкнул меня. Пятясь назад, я захрипела, а зрение затуманилось.

  Нехорошо.

  Догадавшись, что сейчас последует второй удар, я подняла протез для защиты. Моя металлическая нога глухо стукнулась и сильно затряслась, когда зрение начало восстанавливаться. Увернувшись от третьего удара, я просунула голову между его передними ногами. Подняв голову, я сбила его с ног. Услышав, как его тело ударилось о бетон, я решила, что он не заслуживает моей пощады. Подняв протез, я была готова покончить с этим.

– Што ето? – Я резко повернула голову ко входу в переулок.

  Пожалуйста, поверьте, что то, что я видела, правда, как бы нелепо это ни звучало. Передо мной стояло пять одинаковых пони разных рас. Гривы у них были абсолютно белого цвета, за исключением двух, чьи корни уже начали проступать, а над глазами они носили ярко-розовые очки. Вместо защитной брони или чего-то в этом роде, они были одеты в безвкусные чёрные, белые и розовые полосатые платья в комплекте с соответствующим розовым аскотом. Они подошли ко мне с таким высокомерием, что я почти забыла, что нахожусь в самом эпицентре драки.

  Оу, и по какой-то причине, у одного из них было звуковое сопровождение.

– Я скхазала, што ето?

  Я моргнула, когда предводительница этой группки подошла ко мне, оставив своих товарищей позади. Её тусклое синее пальто казалось скользким от пота, но, похоже, её это нисколько не заботило.

– Он пытался ограбить меня. – Сказала я прямо, не убирая поднятого копыто от головы серого пони. Под ним я видела, как он извивается и пытается прикрыться от удара, который так и не последовал.

– Ето пгхавда?

  Как можно было ходить вот так, с задранным задом? Эти странные платья на пони, должно быть, были чем-то вроде магического культа. Или они сошли с ума. А может, и то и другое. Я разрывалась между двумя вариантами, когда она наклонилась и принюхалась.

– Хм-м-м. Ето ни тот согхт пони, котогхый мы хотели бы видеть в нашем гоходе. Девощки, исбафьтесь от нехго.

  Я не могла определить их акцент, так как он не был похож ни на что, что я когда-либо слышала или собиралась услышать. Лидер подняла копыто к груди.

– Я Г...!

– Стоп. – Пони остановилась и посмотрела на меня сквозь толстые очки. Её «банда» схватила оборванное тело моего грабителя и потащила прочь. Очевидно, они мало заботились о благополучии своего лидера, если оставляли её наедине со мной.

– Какого хрена? – Как можно вежливее осведомилась я.

– Только не гховохи мне, што ты никхохда не слышала о величайшей Фотофиниш. Фотофиниш – ето та пони, к кхотохой все стхемятся.

  О, Богиня. Надеюсь, что это не так. Покачав головой, я ждала продолжения.

– Всдох. – Она только что сказала «вздох»?

  Я не успела возможности спросить её об этом, как она продолжила говорить без своего акцента.

– Фотофиниш была самой гламурной пони до войны. Она основала модную компанию в Дайсе и часто наставляла студентов в вопросах моды.

  Она выглядела слегка расстроенной.

– Когда моя мать нашла её старую студию, то посвятила свою жизнь тому, чтобы вернуть миру понятие моды. Пони утратили чувство цивилизованности, говорила она, и, вернув моду, мы сможем вернуть всю присущую ей социализацию.

  Она закончила свою явно отрепетированную речь прежде, чем к ней вернулся акцент.

– Тхебя устхаивает этот отфет?

– Да. – Сказала я так безучастно, как только могла; мой разум всё ещё пытался понять то, что она только что сказала.

  Подождав секунду, она положила копыта на грудь.

– Я ухашу! – И ускакала в ту сторону, откуда пришла.

  Обернувшись, я увидела, что Серенити смотрит на меня, её серые глаза были огромными от шока.

– Ч-что? – Слегка заикаясь, произнесла она. – Что только что произошло?

                                                                                         –––

– Не-а. – Ты, должно быть, шутишь.

– Почему? – Сказала я, стараясь говорить, как можно ровнее, пока мои глаза осматривали магазин. Он был отвратителен на вид. Груды оружия, о которых почти никто не заботился, были разбросаны по комнате. Ящики с патронами разного калибра были запихнуты в угол, Коробочки с патронами были просто скинуты в угол, словно непослушный жеребёнок. Моя жизнь в Мэйрфорте не давала мне покоя, и мне потребовались все свои душевные силы, чтобы не убрать отсюда Дэдхеда и самой всё не исправить. Нужно ведь заботиться об оружии и боеприпасах! Капризный старый жеребец, казалось, каждую секунду был близок к тому, чтобы взреветь.

– С тех пор, как Майор Лаки и его команда ввалились сюда, они давят на меня, чтобы я прекратил свои совершенно законные дела, а Финишеры пытаются встать на сторону НКА. Я не собираюсь подставлять свою шею какому-то пони, которого я едва знаю, так что она и её отродье — её отродье, которое лапает мои пушки!

– Серенити! – Мой голос дрогнул, как удар хлыста. Инстинктивно, она отскочила от дробовика, с которым играла.

– П-простите. Я просто никогда не видела такого оружия.

  Посмотрев на дробовик ещё раз, я поняла, почему он так её заинтересовал: это был маленький чёрный, как смоль, полуавтоматический дробовик с розовым трафаретным дизайном. Это не игрушка для детей.

– Не волнуйся, он не заряжен. Это безопасно. – Время от времени, она старалась казаться старше, но всё равно было понятно, что она была всего лишь наивным ребёнком.

– Обращайся с каждым оружием так, будто оно заряжено.

  Ещё когда я была кобылкой и занималась обслуживанием оружия и сортировкой боеприпасов, мне говорили, что нужно к каждому оружию и к каждой пуле относиться так, будто это была заряженная граната. Конечно, сначала я не воспринимала это всерьёз, думая, что я слишком умна (если вы сможете в это поверить) для этого. Но после того, как Сайдвиндер был случайно застрелен в шею из дробовика... Тогда я и приняла эти слова близко к сердцу. Молясь, чтобы Серенити была умнее меня, я снова повернулась к Дэдхеду.

– Итак...

– Нет. Извините. Не могу этого сделать. Если ты не сможешь убедить Финишеров убрать НКА с моего хвоста, я должен буду прекратить вести свой законный бизнес. Для меня — это позор, я знаю. А теперь, покупай оружие или проваливай отсюда.

  Как будто я собиралась покупать оружие у того, кто держит его в таком ужасном состоянии. С таким же успехом, я могла бы подписать себе смертный приговор. Заклинивший пистолет в неподходящий момент просто напрашивался на неприятности. Да, я не самая умная пони, жившая на Пустоши, но, по крайней мере, я знала, как заботиться о вещах, которые сохраняли мою жизнь.

  Пнув дверь слишком сильно, я вышла на улицу и поняла, что лёгкая морось мочит мою гриву. Отлично.

– Серенити, моя нога мо… – Проговорила я, оборачиваясь, чтобы найти Серенити, но её нигде не было видно. Так было до тех пор, пока я не заглянула в оружейный магазин Дэдхэда. Она сидела на корточках и смотрела на дробовик, стоявший на полке над её головой.

  Серьёзно? Вот тебе и мудрость.

  Я буквально вытащила её за хвост. Она кричала и визжала, но я была не в настроении иметь дело с таким ребячеством. И подумать только, она хотела быть моим «напарником».

– Почему не...

– Мы не будем об этом говорить. – Сказала я, грубо бросая Серенити на спину после того, как одела чехол на ногу. Я знала, что она дуется, но мне было всё равно.

– А что, если на нас снова нападут? Например, такой же грабитель, как в Маунде. Это ведь может быть опасным и смертельным, и лишние патро...

– Промахнутся или случайно ранят меня.

– Этого бы не произошло!

– Нарочно.

  Я продолжила идти сквозь моросящий дождь. Серенити протестовала у меня на спине, но вскоре успокоилась, поняв, что это было бесполезно. Дождь был тёплым, и мне было немного нехорошо, когда я шла через него, но, к счастью, это было не очень трудно. Нам нужно было где-то переночевать, и я увидела гостиницу у ворот. Ну, по крайней мере, она так выглядела, и, кажется, была открыта. Улицы были пусты. За исключением грязного голубого пегаса на тротуаре с жёлто-зелёной гривой, прилипшей к глазам.

  Найти гостиницу сквозь мелкий дождь было довольно легко, так как это было одно из немногих зданий с включёнными огнями: огнями, из которых выстраивалась надпись «Казино Мёртвый Час». Толкнув дверь копытом, я ощутила, что мои чувства обострились. Огни беспорядочно вспыхивали по всему вестибюлю всеми цветами радуги, а гуля-комика на сцене практически не было слышно из-за чрезвычайно громкой музыки, играющей их динамиков. Цветовая гамма была столь же безвкусной, сколь и яркой, без сомнения, чтобы скрыть потрескавшиеся дрянные стены.

– Добро пожаловать! – Моргнув, я поняла, что обращаются ко мне. Я повернулась к маленькой стойке регистрации, почти скрытой в стене, и двум единорогам, сидящим за ней.

– ... В отель и казино Винни Мэй и Френни Мака под названием Мёртвый Час.

  Не знаю, почему, но это название показалось мне недостаточно длинным.

– Я — Винни Мэй. – Единорожка поклонилась.

– А я – Френни Мак… – Жеребец попытался сымитировать мимику своей партнёрши, но потерпел неудачу.

– Чем мы можем вам помочь? У нас в продаже есть все возможные грехи. Что же это будет? Жадность? Похоть?

  О чём он, блять, вообще говорит? Посмотрев на него, я оглядела помещение, заметив отдельную комнату, где проводились различные игры. Вокруг них, кроме игроков, бродили многочисленные симпатичные молодые кобылы в довольно скудной одежде, даже если принять во внимание тот факт, что большинство пони не носили одежду. Каким-то образом то, как короткие платья подчёркивали их бока, делало их ещё более соблазнительными.

– Только кровать. – Мой голос звучал угрюмо.

– Значит, лень. – Прощебетал он. – Популярный выбор, а теперь не хотите ли немного лу...

– Просто. – Отрезала  я. – Комнату.

  Очевидно, этот Френни Мак был идиотом или подонком, если считал, что я собираюсь арендовать комнату, чтобы поразвлечься с маленькой кобылкой. Усмехнувшись, он передал мне ключ, а я передала ему крышки. Честный обмен. Если бы я только могла придумать причину, чтобы разбить ему морду.

– Спасибо. И помните, мы, в Мёртвом Часу, считаем, что жизнь слишком коротка для добродетели.

  Ладно, причина не нужна.

  Оттолкнувшись, я галопом взбежала на лестничную клетку и поднялась на второй этаж. Я не могла не заметить, что за пределами двух главных залов, весь отель отпустил это притворство восторга и был окрашен в белую краску, в комплекте с большими трещинами и пылью.

  Наш номер был намного хуже, выглядя так, как будто он не убирался в течение многих лет. Толстый слой пыли покрывал всю комнату, и мне пришлось схватить единственное одеяло в рот и встряхнуть его, чтобы хоть немного очистить. Это не говоря уже о большом подозрительном коричневом пятне на стене или о зубе, который Серенити нашла в шкафчике. Несмотря на это, комната была большая, сухая и, самое главное, дешёвая. Плюхнувшись на кровать, я закрыла глаза.

– Ган… – Я почувствовала, как Серенити прижалась к моей груди. К счастью, я поняла, что она произносила моё имя, пытаясь спросить что-то важное, и не стала упрекать её.

– Да?

– Я нравлюсь тебе?

– Ты ведёшь себя глупо. – Пробормотала я. Это был долгий день, и я уже чувствовала, как начинаю засыпать.

– Конечно, нравишься.

                                                                                            –––

– Это так скучно. – Пожаловалась Вайлдфайр. Очевидно, медленная прогулка по одинаковым холмам не входила в её планы. – Я имею в виду, что нам нужно найти способ оживить это путешествие. Что скажешь, милая?

  Она взмахнула своими длинными ресницами, и я почувствовала, как моё лицо начинает гореть. Но я встряхнула головой.

– Смотри внимательно.

  Дорога опасно петляла, и я не хотела рисковать с потенциальным нападением на нас. Мы были двумя из двадцати жителей Мэйрфорта, назначенными нашими так называемыми «защитниками» Багровыми Копытами, чтобы охранять ценную повозку с товарами на север через их территорию и провести торговлю с группой, которая должна была встретить нас там. Нам не удалось узнать о характере груза или о том, зачем понадобилось так много охранников, и никто не хотел спрашивать. В Мэйрфорте, если Багровые копыта говорят «Прыгай», нашей задачей было только спросить «Куда?».

– На что, милая?

  Она изящно хихикнула. По какой-то причине, другие кобылы в караване решили оставить нас одних в арьергарде, и лишь немногие возвращались, чтобы поговорить с нами. Вайлдфайр утверждала, что это потому, что я их пугала. Трудно было спорить с истинной логикой. Даже там, в Мэйрфорте, большинство из них старалась обходить меня стороной, и это было хорошо. Если бы ещё и Вайлдфайр сделала тоже самое.

– На всё.

– Хм-м. – Она слегка выгнула спину и прищурила зелёные глаза. – Это рейдерская территория. – Закатив глаза, я изо всех сил старалась не обращать на неё внимания и продолжать наблюдать. До тех пор, пока она не схватила меня.

– РЕЙДЕР!!! – Завизжала она.

  Твёрдо стоя на ногах, я выдержала её игривую атаку и выпрямилась. А Вайлдфайр свисала с моей спины, как мешок с яблоками.

– Я не рейдер. – Изо всех сил, я старалась сохранить самообладание и не расплыться в улыбке. – А теперь уи-и-и-И-И-И! – Взвизгнув, я попыталась стряхнуть её, когда она начала меня щекотать. Глубокий вдох. Просто нужно сделать глубокий вдох и сопротивляться. Усмехнувшись, я тряхнула всем телом.

– Умри, рейдер!

  Почему она была в таком настроении? Её копыта оказались слишком сильными. Мои колени подогнулись, и я захихикала. Я фыркала, хихикала, хохотала, смеялась и даже ржала, когда упала в грязь, слёзы текли из глаз от смеха.

– Хват-ахахахахах!

  Я не могла говорить, не засмеявшись ещё громче. Вскоре она прекратила свою атаку и встала надо мной. Её красная грива торжествующе развивалась на ветру. Подняв глаза, я сумела успокоиться. Пока обратный ветер не хлестнул её лицо гривой. Хихикая, как сумасшедшая, я уткнулась мордочкой в копыта. Ох, Селестия, это было больно. Я услышала, как рядом со мной захихикала Вайлдфайр, и в конечном счёте, я рассмеялась вдвое сильнее, чем когда-либо. “Это просто нелепо”, думала я в перерывах между приступами смеха, “мы же должны охранять повозку”.

  Оу, точно.

  Фыркнув, я подняла голову, и мой страх подтвердился. Караван двигался без нас. Подавив хихиканье, я подтолкнула Вайлдфайр носом. Она посмотрела на меня: её лицо было красным и запыхавшимся от смеха. Я чуть снова не засмеялась, но сумела сдержаться. Один из нас должен был быть взрослым, и она, конечно же, не соответствовала этим требованиям.

– Они ушли. – Сказала я, указывая головой в том направлении, куда мы изначально двигались.

  Она слегка подпрыгнула и наконец перестала смеяться. Во всяком случае, на несколько секунд.

– Мы просто пойдём по следам. – Она указала на грязь. – Проще про...

  Внезапно начался дождь. В одно мгновенье, мы обе промокли насквозь, стоя в постоянно увеличивающейся луже грязи. Следы, по которым мы собирались идти, смыло быстрее, чем я успела моргнуть. Мне захотелось плакать... Но при виде гордой копны кудрявых волос Вайлдфайр, прилипшей к её лицу, как у мокрой собаки, я снова начала смеяться.

  Как только мы преодолели второй приступ смеха и нам удалось собраться с мыслями, мы двинулись в том направлении, в котором ушёл караван. Так как наша группа передвигалась по дороге, мы тоже следовали по ней, и было ужасно осознавать, что дождь усиливался с каждой минутой. Мы промёрзли до костей, а грязь под копытами усложняла наш путь. Это было настолько ужасно, что Вайлдфайр прижималась ко мне, пока мы шли, шмыгая носом и чихая. Потом мы добрались до развилки.

  Внезапно, видимо, пытаясь меня разозлить, дорога разделилась на три части. Как я ни старалась, я не могла понять, по какой дороге пошёл караван? Вайлдфайр яростно дрожала от холода. У меня не было времени понять это раньше. Рыча, я взвалила её себе на спину, как мешок с яблоками (забавно, как часто это случается). Она была тяжёлой, но ничего такого, с чем я не смогла бы справиться, идя к ближайшему склону холма, моя о пещере. На этот раз, Селестия услышала меня.

  Вход в пещеру был прямо передо мной, казалось, окружённый светом сквозь густой туман. Возможно, именно судьба привела нас в эту пещеру. Когда мы вошли, я немного успокоила Вайлдфайр и дала ей передохнуть. Она кашляла и хрипела, но быстро поднялась на ноги, морщась.

– Ёбаные лёгкие. – Пробормотала она себе под нос.

– Давай пройдём дальше. – Самое последнее, что нам было нужно — это банда рейдеров, которая найдёт эту пещеру, пока мы спим.

  Хотя, когда мы зашли в сырую пещеру, стало ясно, что рейдеры уже тут побывали. Темнота сменилась оранжевым светом, когда мы прошли вглубь. Пещера превратилась в огромный подземный зал, в котором виднелись остатки какой-то скрытой деревни. И она была в огне.

  Хотя огня было немного, только тлеющие остатки нескольких зданий, которые и заставляли пещеру светиться оранжевым светом и отбрасывать танцующие чёрные тени. Я подвела Вайлдфайр к самому маленькому, и казалось бы, безопасному из этих костров и велела ей отдохнуть. Она втянула нас в эту неразбериху, но теперь, когда мы были по уши в дерьме (и я не говорю про здешнюю грязь, хотя она испачкала нас с ног до копыт), я должна была взять на себя ответственность. 

– Я посмотрю, есть ли здесь еда.

  Взглянув на меня своими усталыми зелёными глазами, она кивнула, и я поспешила на поиски.

  Найти еду, роясь в развалинах деревни, оказалось трудно. Пробираясь через завалы, я увидела торчащее оттуда окровавленное копыто. Сглотнув, я попятилась назад. Странно, что мы не видели ни одного тела, а это было раздавленным и почерневшим от огня. Что бы здесь ни случилось, я была уверена, что не хочу этого знать.

– Сильвер... – Вайлдфайр позвала меня.

Не обращая на неё внимания, я продолжила поиски пищи, стараясь держаться подальше от раздавленного тела.

– Сильвер. – Повторила она.

  После всего того, что произошло из-за её игр, у меня не было настроения слушать её нытьё. Пренебрежительно махнув копытом, я ткнула пальцем в небольшую стопку обожжённого листового металла.

– Сильвер!

– ЧТ...

  И я увидела что. Между её передними ногами сидела угольно-серая кобылка.

                                                                                         –––

 Я проснулась во вполне понятном настроении. Снились кошмары, а потом были сны о ней; о той угольной кобылке, которую я изо всех сил старалась забыть. Даже зная её имя, я отказывалась думать о нём. Отчаянно ища что-нибудь, да что угодно, чем можно занять мысли, я заметила на Серенити. Она не сильно отличались друг от друга, но просто увидев другую кобылку, ко мне снова вернулись чувства. Её глаза распахнулись.

– Ха-хайред? – Сказала она, лишь наполовину открыв глаза. Я медленно кивнула.

– Ты в порядке? – Я кивнула снова.– Ты выглядишь так, будто вот-вот заплачешь...

  Я остановилась на секунду, чтобы вытереть слёзы с глаз, прежде чем протянула копыто, чтобы обнять Серенити.

– Я в порядке.

  Я была абсолютно уверена, что не в порядке, но хотела, чтобы она так думала.

– Который сейчас час?

  Она пожала плечами, и я повернулась к разбитому окну нашей комнаты, чтобы увидеть тусклый свет, проникающий сквозь прочную облачную завесу. Я могла только догадываться, что сейчас было утро.

  Сделав глубокий вдох, я встала на копыта , но мой протез был неподвижен. Чёрт, стыдно конечно, поскольку я надеялась, что тот маленький кристалл прослужит дольше. Не было смысла рассуждать, так что я жестом попросила Серенити дать мне новый и осторожно вставила его в ногу. Я едва могла расслышать Серенити  из-за звука состыковки моего протеза с плечом. 

– Это больно?

– Что?

– Твоя нога.

– Оу. – Я улыбнулась ей и покачала головой. – Только возле магии.

  Она моргнула.

– Магия... Но это же не имеет смысла, он ведь сам частично магический. Все кибернетические протезы магические, разве ты не знаешь, иначе кристаллы бы не работали. Как протез может болеть из-за магии?

  Её лицо сморщилось, когда она ткнула в мою ногу. По правде говоря, боль была больше похожа на жжение. И независимо от того, что значит отравление Звёздным металлом, мне не хотелось вдаваться в детали.

– Не волнуйся. – Сказала я, прося её следовать за мной. И это случилось не так уж и скоро. После пребывания в этом гадюшнике, даже воздух на вкус был пыльным. Спускаясь по лестнице, я начала обдумывать план. Очевидно, что мне нужно было поговорить с Финишерами и найти способ убедить их остановить НКА от ареста Дэдхеда, чтобы я могла принять участие в его совершенно законных деловых услугах или же найти достаточно денег, чтобы самой попасть в Дайс. На этот вопрос я получила ответ, когда красная кобыла в чёрно-бело-розовом полосатом платье ждала меня у подножия лестницы.

– Мисс Хайред Ган. – А почему без акцента?

– Оу-у-у, вы должны использовать свой забавный голос. – Сказала Серенити, отражая мои собственные мысли. Хорошая девочка. Всяко лучше, чем заставлять меня чувствовать себя глупо.

– Чт… Я... Это не важно. – По сравнению с синей пони, с которой я говорила вчера, она была менее весёлой.

– Ты ведь Хайред Ган со спутницей, не так ли?

  Ну, по крайней мере, она не сказала, что Серенити — моя дочь. Это начинало раздражать. Она продолжила говорить задолго до того, как я смогла подтвердить свою личность.

– Мне было поручено отвести вас к невероятной Фотофиниш. Пойдёмте. Невежливо и неразумно заставлять такую замечательную кобылку ждать. – Она не вкладывала эмоций в свою речь, звучавшей банально и вяло.

  А я так же вяло последовала за ней. Я надеялась сделать выбор самостоятельно, а не по принуждению. Конечно, я всегда могла сказать Фотофиниш “нет”, но я чувствовала, что её предложение будет действительно выгодным. Поэтому, пока мы шли по дождливым улицам Парасайд Маунда, я изо всех сил старалась не показывать своего разочарования.

  Что было достаточно легко, когда Серенити решила устроить шоу прыжков по лужам. Я улыбнулась на мгновение, прежде чем столкнула её с дороги и продолжила наш путь. Я не хотела, чтобы она простудилась.

  Я включила радио, чтобы отвлечь её от постоянно растущего количества луж.

– Мистер Нью Хайгас снова здесь с тем, что мы называем, «новостями»! Шокирующе, я знаю. Ну, кажется, владелица магазина в Бридл Хоуп была найдена мёртвой. Похоже, она умерла естественной смертью: если конечно дыра в черепе от крупнокалиберной винтовки – это естественная причина. Это норма для Пустошей. Жители города не знают, как кому-то удалось так незаметно её убить и кому вообще могла насолить такая милая коб...

– Выключи его. – Взмолилась Серенити. Ей не пришлось просить дважды. Это было не то, что я хотела бы услышать. Как я могла забыть о том, где я нашла Серенити? К счастью, мы добрались до места назначения.

  Это было солидное угловое здание, которое отличалось тем, что выглядело относительно ухоженным по сравнению со всем остальным, и свет горел во всех окнах. На лицевой стороне, окрашенной в розовые и золотые цвета, было написано: «Магическая Галерея Фотофиниш». Я понятия не имела, что это должно было означать. Мы вошли в здание. На стенах были простые розовые обои с орнаментом, но не было ничего столь же безвкусного, как в казино “Мёртвый Час”, за исключением множества кобыл, бродивших в одинаковых нарядах. Правда, не все они были кобылами. Я бы никогда этого не заметила, если бы не вглядывалась так пристально в один из их крупов. Я быстро отвела взгляд, покраснела и прогнала этот образ из своей памяти. Мне было бы проще думать, что все они кобылы.

– Пошли. – Сказала красная кобыла, ведущая нас, внезапно приобретя возмутительный акцент, и побежала гораздо быстрее, чем раньше.

  В извилистых коридорах было много дверей, мелькающих перед моим взором, пока мы бежали. Некоторые из них походили на спальни или гардеробные, но многие были простыми комнатами, с неотделанными стенами и большими лампами с камерами. Второй этаж, как я поняла, когда мы поднялись по лестнице и прошли через него, состоял почти полностью из спальных комнат. К третьему этажу галопа, я уже была готова ударить эту красную глупую пони. Какого хрена они сделали комнату босса на верхнем этаже? Клянусь Селестией, это было невыносимо. Я бы всё отдала за лифт.

  Наконец, мы добрались до офиса, красные и запыхавшиеся. Красная пони из Финишеров велела нам какое-то время подготовиться (то есть сделать вид, что мы только что не пробежали три лестничных пролёта), прежде чем открыть дверь, и тогда мы узрим то, ради чего был весь этот шум. Комната была простой, если не считать множества подушек на полу и маленькой розовой кровати рядом с огромным шкафом. В комнате была (э-эх) та самая синяя кобыла, которую мы встретили вчера.

– Ты привела их? – Спросила она, и красная кобылка кивнула. – Вундебар. Скриншот, идите. – Она драматично указала в сторону двери, и Скриншот ускакала из комнаты.

– Скриншот верная, йа? – Сказала она, устремив на меня и Серенити свои закрытые очками глаза. – Не, как бы вы сказали, энергичная. – Она слегка улыбнулась, указывая на ряд подушек перед собой.

– Садитесь. Сейчас же.– В её тоне было что-то властное.

– Я — Фотофиниш, и я собираюсь сделать из тебя звезду. – Сказала она, драматично поднимая копыто к небу, когда мы сели. Серенити начала хихикать, но после моего серьёзного взгляда, сразу перестала.

– Я не модель. – Нужно было как можно скорее покончить с этим делом. Вайлдфайр однажды купила мне платье. Я избавлю вас от жестоких подробностей, но просто скажу, что ни для кого это хорошо не кончится. 

– Ох, дорогуша, конечно же нет. Нет. У меня, Фотофиниш, на тебя большие планы.

  Она встала на свои чёрные ноги, торжествующе помахивая передними в воздухе, и снова опустилась обратно. 

– Ты слышала об Оставшихся Анклава, йа?

– Отчасти. – Я пожала плечами, ожидая, что она перестанет двигаться так беспорядочно.

– Встречала одного. Утверждал, что его группа откололась от них. А что?

  Если говорить начистоту, во время нашего разговора она ни разу не останавливалась и наматывала вокруг нас круги, прямо, как золотая рыбка под Дэшем.

– Они сильные! Грозные! Богатые! Они ДОЛЖНЫ стать союзниками Финишеров! Однако преступник, известный, как Флэйр, бывший Анклавовец, причиняет нам бесконечные неприятности. Его нужно перевоспитать или позаботиться о нём. Очевидно, что мы, Финишеры, стремимся воспитать в каждом красоту и очарование. Убийство – это не наш способ.

– И? – Я всё ещё жду предложение о работе.

– Ну, скажем, он нашёл способ избавиться от зависимости, или... Пропал без вести.

– Оставшиеся обрадуются, и что с того?

  Она драматично фейсхуфнула. Добавление слова «драматично» после всего, что она сделала, становилось излишним.

– Так что, если ты, Хайред Ган, разберёшься с этим пони, то, возможно, бизнес Дэдхеда – будет в твоём распоряжении. Кроме того, самая большая банда Дайса окажется у тебя в долгу. Ты станешь знаменитой, восходящей звездой в городе скал.

  Я не была уверена, стоило ли комментировать то, что она знала о моих планах по поводу паспорта, иронию её комментария о восходящей звезде, учитывая мою кьютимарку, или тот факт, что она говорила так страстно, что с грохотом сбила лампу со своего стола.

– Конечно. – Сказала я, пожав плечами.

– Сейчас! – Она указала на дверь. – А теперь иди!

                                                                                          –––

  Найти его было нетрудно.

– И Тогда Они Прилетели С Неба, Как *вщууух*, Но Я Не Растерялся, Достал Свои Пистолеты И Начал *тратататат*! БУМ!!! БАХ!!! В Меня Попали, Но Я Не Испугался, Взял Себя В Копыта И…

  Всё, что я сделала в тот момент – это спросила его имя. Серенити смеялась вместе с ним, когда он повторял свою историю частично с энтузиазмом и частично под Дэшем. Неудивительно, что Оставшиеся считали его помехой. И он ей был.

– И ПОЭТОМУ ОНИ НАЗЫВАЮТ МЕНЯ ФЛЭЙР!

– А что же случилось потом?

– Серенити, пожалуйста. – Ради здравого смысла, я умоляю тебя, заткнись.

– Но Ты Же Видишь, Что Я...

– Наркоман. – Я закончила за него, шокируя достаточно, чтобы он приземлился, и я его осмотрела.

  Его белая с зелёным грива прилипла к голове и шее, заканчиваясь чуть выше его розовых налитых кровью глаз. Взмахнув хвостом того же цвета, я увидела, как он напрягает своё светло-голубое тело под красным комбинезоном. Он был таким тощим, что я видела его рёбра сквозь одежду.

– Блять, Нет! Да, Я Иногда Делаю Затяжку, Чтобы Успокоить Нервы, Но… – Он только что сказал «успокоить»? О, ради всего святого. Я бросилась в атаку.

  Моя голова врезалась ему в грудь, сломав рёбра, он растянулся на земле, расправив крылья и лишившись пёрышек. Шагнув вперёд, я прижала своё копыто к его шее.

– Хайред, не трогай его! – Серенити взвизгнула у меня за спиной. Вопреки здравому смыслу, я немного ослабила давление на его шею, давая ему достаточно места для того, чтобы откашляться.

– Слушай меня. Внимательно.

  Сказала я, опуская свою голову достаточно низко, чтобы тепло моего дыхания коснулось его шеи, а шёрстка встала дыбом.

– Ты — наркоман. Это значит, что Оставшиеся тебя не любят. Финишеры тебя не любят. А мне нужно, чтобы они полюбили тебя. И они могут мне помочь.

  Было ли это достаточно тонко? Я не была уверена. По тому, как он дрожал под моими копытами на холодной серой улице, я поняла, что он всё-таки понял меня.

– Да Пошла Ты! Я Могу Взять Всё, Что Захочу, И Бесплатно...

– Нет. Это не так.

– Мистер Флэйр. – Серенити высунула ногу из-под моей ноги и придвинулась к нему ближе. – Вы должны выслушать мою... – Если она скажет «мамочка», клянусь...  – Подругу. Она вроде, как наёмница, понимаете? Вы хороший пони, и мне нравятся ваши истории, но Фото сказала Хайред убрать вас с улиц тем или иным способом.

– Кровавые Дождевые Облака... Вы Хотите Убить Меня, Чтобы Сохранить Имидж Оставшихся... Да пошли они нахуй!

– Я хочу помочь тебе избавиться от зависимости. – Наркоманы меня бесят. – Так что я не должна тебя убивать.

  Моё копыто сильнее надавило на его шею, и я почувствовала его шейную кость. Его лицо начало багроветь, а сам он — задыхаться, но я не отпустила его, пока он не кивнул своей глупой наркоманской головой.

– *Акх*. Ладно. Сука. Хватит… – Он задыхался, лёжа на спине. Я отступила назад.

– Я. Я хочу бросить... Бросить Дэш. От него одни неприятности. Это было бы неплохо, я имею в виду, но… – Он моргнул, глядя на меня. Казалось, что он сейчас заплачет. Как раз то, что мне было нужно, ещё больше плачущих пони.

– Что тебе потребуется?

– А?

– Чтобы избавиться от зависимости. – Не представляю, что вообще может избавить от зависимости лучше, чем огромная кобыла с металлической ногой, либо «десять доз фиксера, чтобы бросить сразу и навсегда». Я уверена, что хотя бы одна из этих вещей сработает.

– Ну, ладно. Серенити, обыщи его. – Знакомое жжение в плече от магии Серенити. Слабое розовое свечение окружило пегаса, и из его карманов начали вылетать различные предметы, не поддающиеся описанию.

  В общей сложности, мы собрали 7 доз Дэша, 2 шприца Мед-Х, пузырёк с таблетками Бака, что-то под названием «Гидра», 3 жестяных контейнера Минталок и 1 коробочку Праздничных Минталок. Всё это я засунула глубоко в сумку на потом. Не для использования, конечно для продажи. Хотя это и было заманчиво, пока Серенити читала Флэйру долгую и нудную лекцию о пагубном вреде каждого из них. Честно говоря, идея жевать мяту и внезапно становиться умнее казалась мне надуманной. По его словам, он употреблял только Дэш, а остальное продавал другим наркоманам. Я ему не верила.

– Теперь. Нам нужно полностью очистить твой организм. Ну или максимально очистить. – Все эти наркотики, находящиеся у меня в сумке, заставляли меня чувствовать себя ещё более грязной, чем сама мысль о том, что я украла их у наркомана. Наверное, это временный эффект.

– Максимально чистым для чего? Да, для тебя это всего лишь работа, не так ли? Очистишь меня, а потом отдашь на растерзание волкам, с таким же успехом, можешь убить меня сама...

– Заткнись. – Очевидно, чуть не задушив пони до полусмерти, я убедила его слушать.

– Достаточно чистым, чтобы попасть в Дайс. Ты пойдёшь со мной. Встретимся с Наблюдателями.

– Как будто Наблюдатели буд...

– Конечно будут! – Серенити буквально подскочила. – Наблюдатели помогают каждому. И я имею в виду каждому, кто правда нуждается в ней, как вы, и может добраться до них. Они могли бы сделать для вас что-то хорошее, говорю вам. Есть специальные методы очищения организма от токсинов и всё такое. Ну же, что скажете? Позволите нам помочь вам помочь нам помочь вам помочь нам обоим?

  Стоп, что?

– Стоп, что? – Флэйр заговорил нараспев, прежде чем я успела сделать это сама. – Л-ладно... Всё равно. Да. Хорошо. Мне нужен Фиксер. И… Хорошо, это может показаться вам странным, но я на мели.

  Посмотрев на его тощий круп и грязную одежду, я подняла бровь.

– Это ещё не самое странное. Всё дело в том, что... Есть такая банда, прячущаяся под носом у Финишеров. Им нравится, им нравится продавать всё это дерьмо очень дёшево. Если бы не они, то я бы не смог ничего купить. Мне стало бы лучше, если бы они, ну, знаешь. – Нет, не знаю. – Исчезли. – Я подняла бровь. – Блять, да убей их всех нахуй, я имею ввиду.

– Оу… – Хех. Теперь возникла дилемма. Я стряхнула с гривы капли дождя и задумалась. Обычно за такую работу мне приходилось брать большие крышки, поскольку она была связана с убийствами. С другой стороны, всё это было больше похоже на огромную работу, где наградой за это был бы вход в Дайс. Но с ещё другой стороны, я только что раздобыла сотни капсул с наркотиками (или, как сказал бы Дэдхед, «совершенно законные модификаторы реальности»). Думаю, несколько наркоторговцев того стоили. Как сильно могли быть вооружены наркоторговцы?

– Хорошо.

– Хах. А ты не так уж и плоха, мисс Ха...

– При условии, что ты пойдёшь с нами.

  Потрясение на его лице было явным и очень забавным. Дело в том, что я не могла оправдать то, что оставила Серенити одну в отеле, в таком месте, как Парасайд Маунд, и я, определённо, не собиралась позволять наркоману присматривать за ней в моё отсутствие. Единственным логичным выбором было привести их обоих и оставить на достаточно безопасном расстоянии от выстрелов, но достаточно близко, чтобы я могла за ними следить. 

– Теперь. – Может быть, мне следовало подождать его согласия, но тогда мне было наплевать на то, что он думает.

– Где находится эта база?

– Ниже. – Сказал он дрожащим голосом.

– Ниже нас? – Ну, это звучало совсем не хорошо.

– Неужели ты никогда не слышала о Коллекторах Парасайда?

                                                                                        –––

  «Коллекторы» были явно неподходящим термином. Очевидно, массивные подземные туннели, погребённые под последним городом, были созданы в качестве убежища от радиоактивных осадков одним богатым жеребцом, который владел большей частью города до войны, Мистером Уоллкирком, как называл его Флэйр. Не доверяя Стойл-Тек защищать неЭквестрийцев, он построил их под прикрытием массивной ливневой канализации от ежегодных штормов, которые часто затопляли город. Судя по всему, они не очень хорошо справлялись с работой. 

  Конечно, там было много люков и канализационных труб, которые вели в него, но не было никакого способа (если вы, конечно, не пегас) спуститься прямо вниз, при этом не упав. Поэтому, мы должны были найти и обнаружить небольшое заваленное щебнем здание с одним из немногих доступных входов в Парасайд Маунд. После того, как мы нашли его, мне пришлось отодвинуть тяжёлую крышку от люка, открывая спиральную лестницу, которая была опасно узкой. После мучительного подъёма, по крайней мере для меня, ведь Флэйр мог просто полететь, а Серенити путешествовала на моей спине, мы наконец добрались до канализации.

  Мы вышли из маленькой комнаты с лестницей в длинный зал со сводчатыми потолками и серыми стенами, покрытыми трещинами и пожелтевшими от разложения. Даже сейчас, огни на каждой стене всё ещё горели. Пол представлял собой металлическую решётку, которая заставляла мою ногу лязгать при каждом шаге. Под ржавой решёткой бурлила зелёная река, которая, казалось, текла в маленькие щели в стене.

– Ты знаешь об этом месте что-нибудь ещё? – Звуки воды, просачивающейся через трещины в потолке или из решёток, соединяющихся с поверхностью, сводили меня с ума. Даже Флэйр был намного лучше этого.

– Я знаю всё! Ещё до того, как я покинул Оставшихся, мы использовали эти туннели для секретных перевозок. Они идут через весь Дайс. – Ну почему мы, блять, просто не прошли через парадную дверь? – Но все входы в Дайс были захвачены какой-то бандой и контролируются ей. Тем не менее, взятки часто достаточно, чтобы убедить их, но что им помешает просто забрать у вас крышки, а потом просто убить? – Как мило звучит. – Но всё же, здесь живёт множество пони. – Он указал головой на дверь справа от меня.

– Этот путь ведёт к небольшой деревне. Хороший народ. Большинство из них застенчивы, но остаются под землёй, за исключением торговли и сбора мусора. Хотя здесь можно было бы вдоволь порыться в мусоре. Многие места были подвергнуты заражению радиацией, поэтому пони умирали, сжимая в копытах все свои оставшиеся сокровища. Если у тебя нет проблем с уборкой трупов. – Что ж, если история что и показала...

– Стоп. – Он остановился, повернувшись к маленькой двери с коричневым пятном в форме буквы «Х».

– Здесь. Ладно. Просто иди и возьми их. Проще простого, да?

– Верно. – Я рывком распахнула дверь с громким треском. Бедный охранник даже не понял, что его ударило, когда моя пуля пробила его череп, забрызгав стену кровью. Взвизгнув у меня за спиной, Серенити спряталась за Флэйром. Как бы сильно мне не нравилось приводить её в такие места, я не видела другого способа защитить её. Да, я идиотка, а почему вы спрашиваете? Коридор за дверью отличался от главного зала. В нём не было ни решётки на полу, ни реки под ней, а стены были не такими высокими. Свет на стене работал, но очень тускло.

  Ах да, а на потолке висела освежёванный пони в позе распростёртого орла, похожего на гротескный флаг.

– Флэйр. – Предупредила я. – Убедись, что Серенити не смотрит вверх.

  Я, а себе я помочь уже не могла. Эта штука смотрела на меня сверху вниз пустыми дырами вместо глаз, а её губы были оторваны, открывая моему взору ряд сломанных зубов. Вся её шерсть и кожа были содраны до мышц, некоторые клочки ещё цеплялись за тело, а остальные места тела даже обнажали кости. Оторвав взгляд от чудовищного памятника позора пони, я пошла дальше по залу. 

  Двери по обе стороны казались по большей части заколоченными и заваленными обломками, поэтому я не обращала на них внимания. Единственной дверью, которая, казалось, имела значение, была маленькая дверь в другом конце зала. Которая открылась.

  Пиздец, как нехорошо.

  Из комнаты, которая показалась мне чересчур маленькой кладовкой для мётел, вышли два пони. Я их толком  не рассмотрела, как вдруг поняла, что один из них держит ракетницу в левитационном захвате.

  Нет времени. Я резко обернулась. Схватив Серенити и Флэйра, я нырнула за груду обломков, как раз в тот момент, когда мимо пронеслась ракета. Оглушительный взрыв. Ослепительный свет. Она взорвалась у дальней стены, покрыв нас пылью; зато мы были в относительной безопасности. Прошло несколько минут, прежде чем шум в ушах утих, но голова всё ещё болела, а голоса были нечёткими.

– Ты в порядке, Хайред? – Сказала Серенити, глядя на удивительно невредимую меня; её рог слегка светился. Кивнув, я переключила своё внимание на дверь. Выглянув из-за обломков, я осмотрелась в поисках нападавших. Только. Их там не было. Единственным звуком, который я могла слышать, и, кажется, мой слух всё ещё был слаб, был тихий ручеёк воды из главного зала далеко позади нас.

– Ждите здесь. – Флэйр молча кивнул, прикусив губу так сильно, что из неё пошла кровь. Выбравшись из-за груды щебня, я повернулась туда, откуда мы пришли. За дверью, которую я пнула ногой, серая стена была чёрной и ещё более потрескавшейся, а сам вход был гораздо больше, чем раньше. Медленно пробираясь вперёд, я ползла так низко, как только позволяло моё крупное тело, пока не добралась до кладовки.

  Чтобы найти там двух обугленных пони.

  От задних ног до шеи они представляли собой почерневшее месиво из обожжённой плоти и волос, смутно пахнущих едой. Мой желудок взбунтовался от этой мысли, и я быстро отвернулась от них, жестом приказав своей группе двигаться вперёд. Не раньше, чем затолкать трупы обратно в точно такую же обгоревшую комнату и закрыть дверь.

– Что случилось? – Спросил Флэйр со странной краткостью.

– Взрывная волна.

  Ещё один урок об оружии из прошлого. Ракетные установки вытесняют газ из задней части корпуса, чтобы избежать сильной отдачи. Но во время стрельбы позади вас стоит пони или в замкнутом помещении, то эффект будет... Ну, вы сами видели, что будет. Это потенциально смертельно и супер глупо.

– Не самые сообразительные пони. – Серенити хихикнула, а Флэйр лишь пожал плечами, настороженно оглядываясь по сторонам. 

– Разве мы не должны… – Начал он.

– Выдвигаться. – Да-да. Разве я не могу греться в лучах славы той единственной вещи, которую я действительно знаю?

  Следующий этап наших дальнейших действий был уже ясен. Наркоторговцы были не самыми умными, как я уже говорила, в их секциях канализации были заблокированы все двери, кроме тех, что вели в комнаты боссов. Поэтому я просто прошла через единственную возможную дверь на правой стороне зала рядом с кладовкой.

  Эта комната была маленькой, с тремя двухъярусными кроватями, прижатыми к стенам. Я дважды осмотрела комнату, чтобы убедиться, что здесь в засаде никого нет. Если они до сих пор не знали, что мы здесь, то они действительно были не очень умны, и я сделала один шаг.

  ПИК

  Блять! Посмотрев вниз, я сглотнула, уже чувствуя, как по шее стекает струйка пота. Под моим копытом был маленький диск, который зловеще пищал. Медленно, я начала поднимать копыто вверх. 

– Стой! – Флэйр пролетел мимо меня, паря на уровне глаз. – Не двигайся! Это же мина! Ты взорвёшься нахрен, и если не хочешь потерять вторую ногу, просто не двигайся. – Ничто не заставляло пони так нервничать, как призыв не двигаться.

– Просто. Не двигайся. Я займусь этим. – Сунув ногу в сумку, он вытащил заколку для волос и отвёртку. – Я нафол. – Пробормотал он.

  Через пять напряжённых минут пиканье прекратилось.

  Медленно подняв копыто, я почувствовала облегчение, что не подорвалась. Ухмыляясь, синий пегас схватил устройство в рот и сунул его в седельную сумку. – Что? Я часто пользовался взрывчаткой и был экспертом у Оставшихся до того, как ушёл. Я знаю, как заставить их взорваться, а ты теперь знаешь, как заставить... Их… Не взрываться. Знаешь же?

  Я понятия не имела, но радовалась тому, что жива. Я попыталась похлопать его по спине, но безуспешно, потому что от этого прикосновения, он резко дёрнулся назад, оставив мою ногу висеть в воздухе.

– Прости. В прошлый раз… – Я чуть его не задушила. Забавно, но после того, как он спас мне жизнь, я и забыла об этом факте. Честно говоря, принимая во внимание моё к нему отношение, я была удивлена, что он пошёл на всё, пытаясь спасти мне жизнь. Я вырвала его из зоны комфорта и затащила в кровавую бойню. Он должен желать моей смерти. Это не имело никакого смысла.

– Пошли.– Маленькая спальня была узкой и совершенно пустой. Не желая терять время, я рванула вперёд..

– Стой! – Закричал Флэйр – Не желаешь осмотреться?

  Осмотреться? Я повернула голову в одну сторону, затем — в другую. Ящики, коробки, кровать, мусор, запертый сейф, кровать и ещё одна кровать. Осмотр закончен.

– Я имею в виду сбор мусора, у них ведь должно быть что-то полезное.

  Пожалуйста, скажите, что он шутит. По тому, как его розовые глаза умоляли меня, я поняла, что это не так.

– Мы вроде, как торопимся.

– Но...

– Ха-а-а-а-а-айред. – Заскулила Серенити. – Только на одну минутку. – Как я могла отказать этим большим щенячьим глазкам? Кобылки такие хитрые.

– Пять минут.

  Было много визга и рассекречивания нашей позиции. С другой стороны, я была почти уверена, что к этому моменту все уже знали о нашем приходе, и мне нравилась идея пони, съёжившихся за столами и гадающих, придём ли мы когда-нибудь за ними.

– Хайред.

  Я слышала стенания маленькой розовой кобылки, магией пытающейся вскрыть сейф.

– Памаги-и-и-и-и! – С тяжёлым вздохом (забавно, как часто я вздыхаю, не правда ли?), я медленно подошла к маленькой металлической коробке.

– Он не откроется, ты должна...

  БАМ

  Металлическая коробка отскочила от моей ноги, отбросив её назад с такой силой, что я чуть не потеряла равновесие.

– Зачем ты это сделала? Ты не можешь всё открывать пинком. Ты повредишь свою ногу!

  Конечно, я могла. Мне нужно было чуть больше практики. Пытаясь ступить своим металлическим копытом, я вдруг пошатнулась, едва не опрокинувшись на пол, перед тем, как перенести вес на другое копыто. Ёбаное копыто моего протеза было согнуто, и Серенити торжествующе хихикала над моим горем. Так продолжалось до тех пор, пока я не треснула эту чёртову железяку изо всех сил, заставляя её вернуться в исходное положение. Ну, почти исходное.

– Время вышло. Вперёд.

  Всё, что мы насобирали, было огромной кучей мусора. Я ненавидела саму мысль о том, что мне придётся пытаться продавать всё это дерьмище. У меня не было возможно избавиться от этого хлама, так как Серенити наблюдала за мной. На кой хрен мне вообще мог понадобиться чудо-клей? Может быть, если бы нам удалось открыть тот грёбаный сейф, это стоило бы времени (и неловкости), что нам бы потребовалось.

– Мы закончили?

– Ха-а-ах, спасибо. Нам нужно собирать мусор, как можно чаще. Ещё Наблюдатели говорили мне, что жителям Пустоши нужно осматривать даже пустые комнаты. Он сказал, что это может спасти нам жизнь. – Ну, это имело смысл. – Погнали.

  Как и остальная часть этой плохо спроектированной базы наркоторговцев, эта комната была абсолютно стандартной. Две двери: через одну из них мы вошли внутрь, а деревянная — была на другой стороне комнаты.

  Это не могло быть проще. На самом деле, всё это приключение было слишком лёгким. Кроме того, что нас чуть не взорвали... Дважды. Да, я поменяла своё мнение насчёт всей этой операции: это было нашей общей болью в крупе; и момент, когда мы наконец выберемся из этой грязной, вонючей дыры будет благословением.

  Я дважды постучала в деревянную дверь и крикнула через неё.

– Слушайте. Все, кто бы там ни находился. Уходите сейчас же. Оставите всё на полу. Будете жить. Дадите отпор. Умрёте.

  Я сделала шаг назад и стала ждать, не сводя глаз с двери. Я просто надеялась, что оставшиеся на той стороне наркоторговцы достаточно вменяемы, чтобы принять моё предложение. Но они не приняли его.

  А затем прогремел взрыв.

  Шрапнель прошила воздух. Ударная волна отбросила меня на землю. Мои уши пронзил писк, когда моё тело ударилось об пол. Я застонала, когда пламя ненадолго охватило меня, оставив с болью, но живой. Подняв голову, я увидела тело наркоторговца, этой фиолетовой кобылы, сердито смотрящей на меня сквозь дым. Времени на раздумья не было.

  Я быстро перекатилась на спину. Выстрел попал туда, где я лежала. С трудом поднявшись на ноги, я вновь обрела слух, и сразу услышала стоны своих товарищей позади меня... Вскоре последовал второй выстрел. Боль пронзила моё ухо, и я почувствовала, как кровь уже течёт по щеке. Третьего выстрела не будет.

  Моя первая пуля пробила ей ногу, и она упала на окровавленное колено. Вторая — с глухим стуком врезалась ей в грудь. Она посмотрела прямо на меня, жизнь угасала в её глазах. Дыша с трудом в последний раз, она медленно завалилась на бок; вокруг её тела образовалась лужа крови.

  Я заставила себя отвести взгляд и выдохнула, осознав, что задержала дыхание. В ухе пульсировала боль, а лицо было липким от крови.

– Что ж. – Я повернулась к своим товарищам.

– Это было...

  И всё шло хорошо. Мы зачистили это наркоманское гнездо. Спасли общину. Избавили пегаса от зависимости. И получили пропуск в Город Огней за наши старания. Конечно, мне не могло так везти.

  Серенити лежала на передних ногах Флэйра, тяжело дыша. Ей в грудь вонзился большой деревянный осколок.

                                                                                        –––

Заметка: Новый уровень!

Новая способность! Элемент Верности: когда уровень вашего здоровья становится менее 50%, у ваших спутников увеличивается ПУ.

Навыки: Взрывчатка 25