Дневник

Реальность — это то, что воспринимает за таковую созерцатель.

ОС - пони

Не больше восьми с половиной минут

Поднебесные пони пригласили нас на вечерний закрытый банкет, на котором обещались присутствовать самые яркие личности их, в прямом смысле этого слова, высокого искусства. Вознесли не только меня и Альбио, но и других талантливых писателей, поэтов, мастеров слова. Не только мы посмели дотронуться до креатива художников-виртуозов, до их таланта. Им обязательно нужно было, чтобы все мы присутствовали. Просто обязательно! Мы стали теми, кто видел мир если не с высоты их полета, то с высоты искусства. Чушь или нет, но мы поехали.

Другие пони

Шум сердца

Списать всё на изуродованный мир, разумеется, можно было бы. Ведь перекидывать с себя ответственность в последнее время вошло в привычку, притворяться, что всё это естественно. Больные. Обе больные и обезумевшие.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер Сансет Шиммер Темпест Шэдоу

Проводник

Сколько есть на свете зебриканских шаманов — столько же будет и мнений о том, в чём заключается их долг, но самые истовые из них не пасуют даже перед самыми страшными угрозами…

ОС - пони

Приключения Дедпула и Хакера

Приключения "короля суицида" и сбежавшего объекта по мирам! Методы очень просты - тотальный дебош с морей выпивки! (- И чимичанги!)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Кризалис

Fallout: Equestria - Конец и вновь начало.

Вот вам история об городе, который видел рождение пустоши.

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Ксенофилия: Продолжение Истории

Продолжение истории Леро в Эквестрии. События этого рассказа начинаются после окончания основной истории, поэтому настоятельно рекомендую вам ознакомиться с ней, прежде чем приступать к чтению. Ах да, в моём рассказе клопоты вы не найдёте (нет, непристойных сцен с участием человека и маленьких лошадок не будет), зато её предостаточно в основной истории, считайте, что я вас предупредил. А теперь самое главное, огромное спасибо AnonAuthor и AnonponyDASHIE за то, что пустили меня поплескаться в свой бассейн. Надеюсь, что у них хватит хлорки чтобы отмыть его после меня. Также хочу поблагодарить моих соавторов и приглашённых авторов. Вы просто чудо, все до единого. — TheQuietMan

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Лира Человеки

Ад для Автора

Очередной классический "попан-фик" в посмертии. Или все не совсем...

Флаттершай Принцесса Селестия Человеки

Tiberian Twilight Sparkle

Недавнее падение метеорита на юге Эквестрии вызвало распространение тибериума – неизвестного минерала с другой планеты, сулящего смерть всему живому. Твайлайт Спаркл бьётся над вопросом борьбы с зелёным кристаллом, разрастающимся с каждым днём на всё большей территории. Однако тибериум – это отнюдь не единственная угроза для мира маленьких пони…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки Старлайт Глиммер Сансет Шиммер

Леденец и перья

Всем привет, меня звать Виктор. Обычный парень, в этом году иду в 11 класс. Таких как я миллионы. Но кое в чём я отличаюсь от большинства, ибо я брони. Как и вся моя семья. И с тех пор, как я впервые увидел этот сериал, я мечтал если не попасть в Эквестрию, то хотя бы встретить кого-то из её жителей. Кто же знал, что это действительно ВОЗМОЖНО...

ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 5: Под поверхностью Глава 7: Кобыла мафии

Глава 6: Закон Мерфи

Глава шестая: Закон Мерфи.

Если что-то плохое может произойти, оно непременно произойдет

– Она... она умирает.

  Я ударила копытом по бетону с такой силой, что он потрескался.

– Тогда. Исправь. Это.

  Я не помню, что произошло после того, как мы покинули тот сраный притон. Гнев устлал мой взор кровавой пеленой, пусть и не надолго. Кажется, Флэйр довёл меня с Серенити обратно на базу к Финишерам, которые оказались бессильны. Если бы её жизнь не зависела от них, то я бы убила их на месте голыми копытами.

– Мы не можем, — сказала доктор Финишеров, качая головой.

– Сделайте это. Как угодно.

 Мой голос дрожал от напряжения, а слёзы щипали глаза. Обычно плачущие пони выглядят жалко. Я же пугала до усрачки.

– Мы... У нас нет таких технологий, — Кобылка явно переживала за Серенити не меньше меня.

  Она была привязана к столу, её шёрстка побледнела, и жизнь покидала её с каждой секундой. Кол всё ещё торчал из красной от крови груди — врачи были слишком напуганы, чтобы убрать его. Они сказали, что если это сделать, то Серенити просто умрёт от кровотечения. А ещё ей срочно требовалось переливание крови. Медики сказали, что для спасения кобылки у них нет нужного оборудования. Но они обязаны помочь ей, иначе некому будет спасать их от меня.

  Дверь со скрипом открылась, и знакомая синяя единорожка зашла в комнату.

– Хайред Ган, – произнесла она тихо. – Она в порядке?

  Как долго я была в той комнате? Я не могу вспомнить. Может, десять минут, или пару часов. Но видя, как Серенити с каждым вдохом набирает всё меньше воздуха... Думаю, я тут уже достаточно долго.

– Она умирает.

  Напряжение витало в воздухе, как густой туман.

– Если тебя это утешит, я сожалею.

  Какого хуя? Какие, блять, поклоны,, когда в паре метрах умирает маленькая кобылка? Из всех черт характера, которые я видела, – эта была наихудшей. Ярость вскипятила мои слёзы.

– Тебе придется.

– Я…

  Она явно не привыкла к угрозам. Не было никакого смысла убеждать её, что это не угроза.

– Не надо опускаться до такого уровня. У меня, Фотофиниш, есть план.

  Мне не понравилось то, как это звучит. Но я всё же перестала сверлить её своим взглядом и продолжила разглядывать тело умирающей кобылки. Она казалась такой крошечной, такой беззащитной. Сейчас она — простая маленькая кобылка, которую медленно покидает жизнь. Я вспомнила нашу первую встречу — как нашла её в луже собственного дерьма. Прикованной, как маленький цепной зверь. Она выглядела такой крохой..., Селестия, это несправедливо, забирать у неё жизнь сейчас. Так близко к её дому. Слёзы вновь затмили мой взор, но я сдержалась. Я не позволю умереть ей.

  У меня не было доверия к Фотофиниш и её идее, но это всё равно было лучше, чем стоять и в бессилии смотреть, как Серенити умирает. Дурацкий план лучше, чем ничего. Даже если его придумала пони, из-за которой это всё и случилось.

– Скажи мне, – произнесла я дрожащим голосом.

– Флэйр, зайди.

  Моя голова повернулась к двери. Это была его вина.

  Его синее лицо стало фиолетовым. Он задыхался, умирал.

  Потребовалось пять пони, чтобы убрать меня от него. Понадобилось бы ещё больше, если бы я не услышала всхлипываний Серенити. Я должна была убить его. Бросить умирать на улице, как крысу, которой он и являлся. Никто бы не плакал по нему. Никто бы даже не заметил. Вместо этого я сжалилась над ним и взяла его наркоманскую задницу помогать мне в его маленьком деле – рейде на ёбаную базу наркодилеров. Насколько это могло бы быть трудно? Четыре пони умерло в коллекторах от моих копыт. В ближайшее время может погибнуть и пятый. Мне всё равно, кем он был, его жизнь в любом случае не стоит этих жизней.

  Я аккуратно вытерла пот со лба Серенити. Позади меня Фотофиниш говорила... о чём-то. Я не 

заостряла внимания на деталях.

–––

– Я должна доверить жизнь Серенити ему?

  Уже в который раз я оказалась без каких-либо вменяемых вариантов решения этой проблемы. Сейчас, на моих глазах, Серенити умирала от внутренних кровотечений. Доктора Фотофиниш стараются делать всё для поддержания её жизни. Но просто извлечь этот кол из её груди они, к сожалению, не могли. Попытаются, и она бы потеряла бы слишком много крови, прежде чем лечебные зелья подействуют на неё. Если же они дадут ей эти зелья прямо сейчас, ей станет ещё хуже — кол по-прежнему торчал из груди. Они ничего не могли поделать. Так же, как и я. 

  Вскоре я оказалась перед воротами Дайса, где стояло... что-то. Это «что-то» выглядело как обычная коляска, лишённая каких-либо видимых колёс. Вместо них она имела блок каких-то механизмов, названный Флэйром «двигателем», позволяющим летать вместе с ним. Наиболее важным было то, что он мог перевозить Серенити в задней части фургона. “Доктор” Финишеров отправится с ней, сидя неподалеку. А если не захочет, то получит пулю в голову.

– У насс ниет выбоха.

  Фотофиниш, со своей стороны, была на удивление гостеприимна. Я была уверена, что она стала нам помогать не за мои милые глазки, но спрашивать причину такой щедрой помощи я не решалась. Не поймите меня неправильно — я была благодарна за всю оказанную нам помощь. Но хотелось бы, чтобы это была не её вина. Знаете, то не было ошибкой Фотофиниш, но она почему-то взяла и на себя груз ответственности. Так же, как и Флэйр.

  Ну, и ещё я. Естественно. Если бы не мои идиотские способы защиты...

– Что, если он упадет?

  Несмотря на свою истерику, сейчас я чувствую себя гораздо спокойнее. Хотя, может, это из-за виски.

– Пони умирает. Не повезло. Но этого не случится. Ведь я, Фотофиниш, пообещала.

– Я поеду с ней.

– Нет. – резко сказал Флэйр. За ним я увидела секьюритронов, которые охраняют ворота. Смотрели они на нас с подозрением. – Я... не настолько сильный. Не смогу поднять такой вес. – мои мышцы напряглись. Он сразу заметил это. Флэйр остановился и сказал мне на ухо. – Это будет долгая дорога. Если хочешь помочь – можешь воспользоваться тем, что ты взяла у меня.

  Дэш.

  Название было подобрано отлично, ведь он делал тебя быстрее. Помогал думать быстрее. Действовать быстрее. Этот наркотик позволял забыть об усталости и делал вас быстрее молнии. База Наблюдателей была на другой стороне Дайса (не маленькое расстояние, скажу я вам), а я устала, ранена и немного пьяна. Я не смогла бы пройти столько, но и ни за что не оставила бы Серенити одну со странными пони на такое долгое время.

  Фотофиниш пошла первой и выдала секьюритронам наши совершенно- законно-подделанные паспорта, которые взяла у Дэдхэда за день до этого. Всего три, ведь она не собиралась покидать свой город. Флэйр с прикреплённой повозкой низко летел рядом со мной. Пять механических штуковин грозно смотрели на нас, пока мы проходили через ворота. Я всеми силами старалась не смотреть на труп жеребёнка, которого убили вчера днём.

  В моей голове проплыло воспоминание о Митчефе.

 Ворота позади нас с треском закрылись. Мы пришли – это был Дайс. 

  Справа от меня, сияя огнями в каждом окне, находилось огромное здание с бассейном и фонтаном, выбрасывающим потоки воды в воздух над собой и светясь разными цветами. Громкая музыка звучала из скрытых динамиков. Я увидела две огромные мигающие надписи «Луна», одна из которых находилась над большой круглой дверью, к которой вела переливающаяся лестница. Ещё моё внимание привлекли две молодые кобылы, которые... ну, мне неловко об этом говорить. Сглотнув, я почувствовала, как мои щёки начали наливаться румянцем.

  Впереди по улице я увидела ряд небольших отелей и небоскрёбов, которые выглядели пустыми или, в лучшем случае, наполовину заполненными. Исключением являлся большое здание, которое находилось немного дальше. Оно было составлено из трёх круглых домов, похожих на большие бочки с сидром, и одного прямоугольного в центре. Всё это соединялось между собой разными мостами и переходами. На передней части здания была большая надпись «Эль Хаус!» (Да, на ней действительно был восклицательный знак.)

  А ещё там было очень много пони!

  Улица была настолько большой, что на ней поперёк могло поместиться пятьдесят пони, что, собственно, и происходило. Пони разных расцветок и рас носились по улице взад и вперёд. Я также приметила нескольких служащих НКА, но судя по тому, как они шатались и не могли идти прямо, не при исполнении. Похоже, я была не единственной пони, которая любила выпить. Теперь у меня не возникало никаких сомнений насчёт слухов о Дайсе.

  И правда, последний город в мире.

  Неважно. Я встряхнула головой. Никакие огни и пони не могли отвлечь меня от главной цели – спасти Серенити.

– Флэйр, – я повернулась к парящему в воздухе пегасу. – Вперёд!

  Он улетел, словно ракета.

  Дэш. Всего одна маленькая затяжка. Это не навредит мне. Нужно действовать быстрее.

  Всего одна... Внезапно, весь город стал ярче. Блестящим. Тааааким блестяяящим! Взглянув на всех этих красивых пони, я захотела танцевать с ними! Я могла задать ритм. Ведь я стала быстрее. Я побежала, оставляя этих растерянных моим поведением пони далеко позади себя.

  Мои копыта опять отстукивали какую-то мелодию об пол. Топ-клац-топ-топ. Топ-клац-топ-топ. Я поймала себя на том, что смотрю на своё копыто. Она... она сверкала, как звезды на небесах. Но почему же этого никто не видит? Это сделало бы всё такииим…

– Смотри куда идёшь, тупая шлюха! – крикнул пони, с которым я столкнулась.

  Огромный многоуровневый фонтан с большим пони в военной форме на дыбах с тряской появился перед моими глазами. Я свернула и начала кружить вокруг него, но вбежала прямо в большого бледно–зелёного единорога с красно-оранжевой полосатой гривой. 

– Пр-рости. Приятно познакомиться. Давай погоняемся.

  Я заорала, хихикая про себя; после этого я продолжила бегать вокруг этого фонтана. Через пару секунд я поняла, что он стоит на перекрёстке четырёх огромных улиц. А ещё они были блестящими. Тааакими блестящими, что я захотела пробежаться по ним.

  Но потом я встретила повозку, которая сигналила мне. Какая досада...

  Я опять потеряла рассудок; мои копыта понесли меня сами. Топ-клац-топ-топ. 

  После фонтана моим глазам предстали ещё больше построек. Просто куча разных зданий, большинство из которых светилось. Самое большое из них было большим, широким отелем, судя по огромной светящейся вывеске, названным «Клип'н'Клопс». Он бы ничем не выделялся, если бы не огромное количество секьюритронов, охраняющих округу. В принципе, эти роботы были на каждом этаже, за исключением башни. Не обычной башни, а той, огромной, которая касалась неба. Мне пришлось очень высоко (и неудобно) поднять голову, чтобы увидеть на верхушке башни голову Розовой Пони с такой же розовой кудрявой гривой. Улыбаясь, она задевала гривой облака. Я старалась рассмотреть её повнимательней, пока бежала...

  ...ну, до тех пор, пока не врезалась в пегаса с двумя облаками в качестве кьютимарки.

  Быстро отскочив от этого пони, я продолжила свой забег на другой стороне.

  Я начала понимать, как этот город работает. Слева от меня должен появиться ещё один прекрасный отель, который удивил бы меня своим видом. Но я ошиблась. Протиснувшись между пони, я надула щёчки. Да, там был отель, и это утешало меня, но не пафосный, а побитый и изношенный. Другие отели сохранили свои довоенные названия, но название этого замазано краской. Поверх краски было написано новое название «Отель и Казино Чёрная Саламандра». Но, в отличие от других трёх кварталов, которые я прошла, в каждом окне этого казино был включен свет. Это правильно... Но Скучно. Гонка, гонка!

 Впереди меня я видела Флэйра, проносящегося между пони. Я погналась за ним. Он должен был замедлиться, чтобы обойти группу секьюритронов, переводящую пожилую кобылку через дорогу. Я тоже должна была обойти их, но у меня получилось сохранить мою супер-пупер скорость. Хах. Я собиралась выиграть. Ещё одно очко крутости в копилку земных пони!

  Постепенно дорога сузилась до обычной брусчатки. Главные районы Дайса были позади. Мы были всё ближе, я знала. Ближе к Наблюдателям. По обеим сторонам от меня были обветшалые восьмиугольные здания, которые были окружены парком. Думаю, это выглядело бы красиво, однако парки были сожжены. Пробежав мимо, я увидела название этого места. «Малая гостевая резиденция принцессы Луны Эквестрийской». А ещё я заметила множество пегасов слева. Правое здание выглядело заброшенным, но множество самодельных лачуг оживляли его.

  Без разницы. Я бежала. И проигрывала. Ох уж эти пегасы с их крыльями!

  Мы обошли это чёртово здание и уперлись в стену. Не внешняя стена Дайса, а короткая внутренняя стена, облицованная штукатуркой. Казалось, что этот участок построен в стиле старых замков. Из-за этого мне захотелось стать рыцарем. Сэр Сильвер Шторм, к вашим услугам! Могу ли я спасти прекрасную деву? Не проблема! Всё что мне нужно – это моё верное копьё...

  Огромные деревянные ворота со скрипом открылись, когда я, наконец, догнала Флэйра с его летающим фургоном.

– Ээй! – я прыгала на месте. – Эй, Наблюдатели. – у ворот стояли четыре стражника с боевыми сёдлами.

– Эй! Послушайте, У Нас Раненая Кобылка!

  Они полностью игнорировали меня и перешёптывались вполголоса. Ублюдки. Я не шучу.

– ЭЙ! ПОСЛУШАЙТЕ! Кобылка Здесь. Ей Нужна Медицинская Помощь. Дайте Своего Лучшего Доктора, До Того Как Я…

  Охранник с ирокезом посмотрел на меня, прежде чем поднял своё копыто с закреплённым на нём металлическим устройством и сказал.

– Тут два наркомана. Похоже под дэшем. И кобылка в критическом состоянии. Сообщите.

– Я Не Наркоманка.

  Сказала я, бешено прыгая на месте, после чего обежала повозку с другой стороны.

– Послушайте, Я...

  Я остановилась, когда услышала приглушённый голос из устройства на ноге охранника. Я действительно не слышала, что он сказал, но в этот момент мой Пипбак интересовал меня намного больше. На нём были разные переключатели и кнопочки, о назначении которых я не знала практически ничего, но теперь я поняла, что он может стать намного круче. Пипбак может дать ответ на многие вопросы, если я только пойму, как им пользоваться.

  Хотя я не обращала внимания на их разговоры, мимо ушей пару раз проскользнула фраза «Номер шесть», а потом что-то об ограничении... сопротивлении... Мне действительно нужно было прислушаться.

  Следующее, что я помню, так это то, как к моему лицу прижали какую-то сильно пахнущую тряпку.

  А потом тьма.

–––

– Мэээ... – мои веки медленно поднимались, но я всё равно не видела ничего, кроме мрака.

  Я с трудом встала на ноги. Ой, не получилось. Зато я поняла, что оказалась привязана к столу кожаными ремнями, и при попытке подняться я как раз ударилась об этот стол. Я действительно рада, что никого не было рядом, чтобы увидеть этот позор.

  Никого рядом...

  Кто-то привязал меня к столу, и теперь его не было нигде рядом. По своему опыту я знаю, что обычно такие пони так не делают. Ну, знаете, на случай, если привязанный попытается сбежать. Не каждый пони согласится оказаться в такой ситуации и ждать своей участи... ну, кроме меня, конечно. Не хотелось бы ещё раз встретиться с таким же больным ублюдком, каким был Снейк.

  Пока я боролась с ремнями на моих ногах, глаза привыкли к плохому освещению. И если они мне не врали, то я оказалась в медицинском кабинете. Столы с оборудованием шли вдоль стены по всей комнате. Из-за своего врождённого кретинизма я не смогу вам сказать, какое точно там лежало оборудование, поэтому просто опишу его – это были блестящие железные трубки и ножи. Так что это либо кабинет доктора, либо комната безумного учёного. Или и то, и другое.

– Оххх... – когда зажгли свет, меня чуть не ослепило.

  Я медленно открыла глаза и увидела маленькую лампу во рту единорога. По длинной чёрной хреновине на шее я поняла, что это был доктор. Он медленно поставил лампу на стол и посмотрел на меня своими чёрными глазами. Нет, не чёрными, а просто тёмно-серыми. Ни капельки не страшно.

  Он усмехнулся.

– Да, мои глаза. Когда я был маленьким, другие жеребята считали меня демоном. Ну, а когда я им подыгрывал, они слушались меня.

  Он приятно улыбнулся, из-за чего я стала извиваться ещё больше.

– И я мог приказать им принести мне Спаркл Колу. Продолжалась это не долго, но всё равно мне было приятно.

  Он облизал губы при мысли о коле...

– Зачем меня привязали?

– Чтобы ты не могла двигаться.

  Он заржал и отвернулся от меня. Посмотрев пару секунд на один из столов с приборами, он снова обратил на меня внимание.

– Да я шучу. Это стандартная процедура для наркозависимых. Некоторые из них не хотят быть здесь, хотя им это очень нужно.

  Когда он повернулся ко мне боком, я заметила, что на его крупе нет кьютимарки. Или она была, но её выжгли.

– У меня нет зависимости.

  Я сильно зарычала, поворачиваясь и смотря прямо перед собой. Наверное, это было самое удобное положение в моей ситуации – кожаные ремни по-прежнему стягивали моё тело, но если бы я их порвала, то за этим бы последовал довольно неприятный разговор с этими милыми пони. Хех, а ведь я только сейчас заметила, что это здание – нихуя не здание. Это просто долбаный тент из не менее долбаной синей ткани. Большинство других пони заметили бы это уже давным-давно, но это же я.

– Знаете ли вы… – он начал поворачивать своё синее тело ко мне. – Что случается, если смешать алкоголь и дэш? Сначала они не реагируют, но в течение часа они становятся смертельно опасными химическими веществами. Когда-то в Ай Глоу молодые жеребцы и кобылы отважились их смешать, назвав это дерьмо «Гульей кровью». Они сказали, что после приёма этой бурды вы будете чувствовать себя лучше, чем когда-либо. Но потом оно убьёт вас. Однажды мы нашли пятнадцать трупов возле костра в каком-то заброшенном здании. Догадались, как они умерли?

  Кряхтя, я стукнулась своей тупой башкой об стол. Но как, чёрт возьми, я могла узнать о последствиях употребления этой херни? Он повернул свою красно-чёрную гриву от меня. Стильная!

– К счастью, ваш друг Флэйр был достаточно умён для того, чтобы рассказать нам о вашем состоянии.

  Но, блять, ведь дэш был его идеей. Если бы только я могла... только могла бы.

– Серенити!

  Я подскочила настолько сильно, что порвала два связывающих меня кожаных ремня. Врач же, посмеиваясь, немного отодвинулся от меня.

– Впечатляет. Кобылка в порядке. Сейчас она мирно спит. Вам повезло – доставили её ко мне как раз вовремя. Очень вовремя. Она хорошая кобылка. Я часто вспоминаю о ней, и ещё она многое рассказала о вас. Вы же знаете доктора Морровинда, не так ли?

  Я кивнула.

– Мы узнали, вы страдаете звезднометаллическим отравлением. Грустная вещь и, к сожалению, достаточно часто встречающаяся в наше время. Ну, чаще, чем это должно быть.

– Что?

– Вряд ли ты слышала историю о том, как кусок звёздного металла упал недалеко от города. Взрыв унёс много жизней, но журналисты скрыли этот факт нападением минотавров. Никто не хотел слышать о том, что какая-то хрень падает с неба в перерыве между вражескими набегами. Поэтому да, мистер Хайгас сообщил заведомую неправду, что, впрочем, он всегда и дела…

– Мистер Нью Хайгас?

  Ведь не может быть такого, что мы имели в виду одного и того же пони. Его голос был слишком приятным, чтобы принадлежать гулю, но других способов прожить столько же я не могла найти.

– Мистер Хайгас, – поправил доктор. – Он был ди-джеем до войны, с удивительным голосом. Когда появился Дайс, многие старались быть похожим на него.

  Он остановился и вопросительно посмотрел на меня.

– Ты на самом деле ничего об этом не знаешь?

  Я медленно покачала головой. Даже не задумывалась об этом. Вообще.

– Ладно, сейчас это не имеет значения. Вы всё-таки успели довести кобылку. Так-с... Теперь то, зачем Морровинд привёл тебя сю…

– Что значит «Номер шесть»?

  Это воспоминание пришло ко мне неожиданно. Тогда охранники пару раз повторили эту фразу.

  Он замешкался на секунду.

– Это... код. Шесть означает смертельные ранения, требующие немедленного оказания первой помощи. Теперь, когда я ответил на твои вопросы, может, позволишь мне дать тебе работу?

– Я слушаю.

– Когда ты пришла, мы были уверены, что наркотики убьют тебя. Так что пока ты была в отключке, мы сделали пару тестов.

  Я посмотрела на него своим испепеляющим взглядом, но всё же дала закончить. Всё-таки он спас жизнь Серенити.

– Да... Прости. Там, откуда я родом, говорят: “Время не ждет никого”. Тесты были простыми. Очень простыми. Ты удивительная. Есть рассказы о пони, которые выживали под воздействием звездного металла годами, но все официальные документы говорят, что жили они не более трёх дней. Ты – наш ответ на вопрос.

– Спасибо... наверное.

– И мы, в качестве извинений и своего непрофессионального поведения, решили отсыпать хорошую сумму в твои седельные сумки.

  Плевать, на самом деле. Всё, что я услышала в этом предложении – это то, что мне дали дохера крышек, а всё остальное не важно.

  Глядя на синего пони, я пожала плечами и подёргала оставшимися ремешками.

– Не возражаешь?

– Оу... точно. Ты хочешь увидеть кобылку, – я снова стукнула головой по столу.

  Серенити. Да. Я должна увидеть её. И отвести домой. В то место, где она будет вдалеке от радиации, поехавших работорговцев и взрывающихся дверей. Очевидно, что такое место находится как можно дальше от меня. И как бы я ни любила эту кобылку, моя жизнь полна опасностей, и всё становится хуже с каждым днём.

– Не сломай больше ничего... пожалуйста? – он усмехнулся. – Джинджер, пожалуйста, зайди к нам.

  Кто вообще даст такое имя пони?

  Оу.

  Джинджер не был пони.

  Он был… чем-то. Вместо того, чтобы ходить на четырёх ногах, он ходил на двух маленьких козьих ножках – почти как грифон, если бы у него были козьи ноги. Массивное тело сверху и широкая грудь. Казалось, что у него не было шеи; над этим огромным телом находилась маленькая голова с закруглёнными рогами. Он был выше, намного выше доктора, хотя он и сам был не таким уж маленьким. Вместо передних копыт у него были, похоже, руки, но вместо когтей, как у грифонов, на них были три пальца и один странный нарост. Всё тело было покрыто слоем длинной коричневой шерсти. Смотря на него снизу, я понимала, что даже такая крупная кобылка, как я, покажется крошечной по сравнению с ним.

– Что это за херня?!

–––

  Минотавры.

  Я слышала о них. Очень много раз. Иногда в стихах. Я думала, что это одна из многочисленных банд пони. Пыталась понять, что же у них общего с их тёзками. Дурочка. Если б я подумала, спросила, хоть что-нибудь узнала об истории Каледонии, мне стало бы понятно это намного раньше.

  Очевидно, что до войны Каледония никогда не воевала с зебрами. Вместо этого они вели войну с близкими союзниками зебр – минотаврами. Они были странной расой, населявшей обширные равнины и пустыни на западе от Эквестрии, уничтожавшие всё на своём пути. Ни пони, ни зебрам не удавалось наладить контакт с этим странным народом, прежде чем они начали нападать на Каледонские поселения. По мере того, как продолжалась война, зебры передали технологию мегазаклинаний минотаврам, а вскоре Эквестрия поступила точно также с Каледонией. Когда Рим и Кантерлот утонули в зеленом пламени и розовом тумане, Каледония вместе с минотаврами присоединились к ним.

  Поскольку они – кочевой народ, уклад их послевоенной жизни практически не изменился. Они по-прежнему бродили на западе, пусть и в меньшем количестве, и часто нападали на поселения НКА. Что-то типа рейдов.

  Буду честна, когда доктор начал рассказывать эту часть урока, я уснула. Да, урока. Он посадил меня как какую-нибудь пустобокую кобылку на полтора часа, чтобы я послушала историю о минотаврах, прежде чем позволил мне увидеть Серенити. Как вообще информация из двухсотлетних шаров памяти поможет мне выжить при нападении рейдеров?

  Единственное, что имело значение, так это то, что они перегруппировались. Минотавры сосредоточили свои силы в каньоне Ридж Бридж и теперь контролируют всё, что на западе от него, иногда переругиваясь с НКА. Видимо, они хотят уничтожить Дайс, хрен знает, по каким причинам. В любом случае, они представляют угрозу для города и, как я поняла, общий враг – единственная причина, по которой городские банды не порвали друг друга на части.

– Спасибо... – я протёрла свои заспанные глазёнки. – Серенити?

  Он оживился, его чёрно-красная грива почти что встала дыбом.

– Да, – он велел Джинджер открыть палатку, за которой находился лагерь Наблюдателей в сумерках.

  Хах. Тут было светлее, когда я пришла.

  Я застонала и поднялась на ноги. Если бы он не останавливался каждые три минуты, чтобы вспомнить своё детство, то тут не было бы так темно. И если вам захочется, то я могу рассказать вам истории из его жизни... кхм… точнее, всю его жизнь. Не приведи Селестия, чтобы со мной такое случилось ещё раз.

  Джинджер нетвёрдой походкой шёл перед нами. Как будто он собирался вот-вот упасть. Пони перед ним расступались в разные стороны. Не как маленькие кобылки от монстра, а как крысы от цокота копыт. И по его виду было понятно, что ему не нравится такое отношение.

– Беженец из лагеря минотавров, – начал говорить доктор. – Он поклялся не разговаривать, пока его бывшие товарищи не покинут Каледонскую пустошь. Многие побоялись брать его к себе, поэтому это сделали мы.

– Как мило. – сказала я мягко. 

  После прошедшей лекции мне было сложно слушать и понимать то, что говорит док, поэтому я просто рассматривала лагерь Наблюдателей.

  Это было не совсем то, что я ожидала увидеть. Когда Серенити описывала мне их как пони, которые помогают всем, кто придёт, я представила себе огромную больницу на несколько тысяч пони. На самом деле это оказался хорошо организованный палаточный городок. Сотни и сотни палаток, наполненных больными и ранеными. Всё это окружено огромной стеной, вдоль которой располагаются операционные и дома врачей.

– Итак. – я говорила медленно, опасаясь очередной словесной тирады от доктора. – Это лагерь Наблюдателей.

– Истинно так. Вы ожидали другое, не так ли? Мы сильно разрослись за последние несколько лет. На самом деле, только в этом году мы начали посылать караваны в родовые деревни на северо-восточные холмы. Конечно же, это не то, чего мы хотим, но... – его голос затих на несколько секунд. – Но Наблюдатели обязаны делать то, что нужно.

– Хах.  

  Тот ли это разговор, который я хотела вести с пони, у которого может быть шкафчик с ядами? Похоже на то, ведь что мой рот продолжил двигаться, не дав мне ни секунды на размышления.

– Это какая-то секта?

  Он усмехнулся и, замедлившись, повёл меня дальше через лабиринт палаток.

– Для некоторых, видимо, да. У нас нет никаких книг, или специальных молитв, или аликорна, которому можно было бы молиться, но некоторые всё равно странно к этому относятся.

  Удивительно, как он не врезался в других пони, не видя, куда идёт. Возможно, всему виной был Джинджер, который распугивал всех пони перед нами...

– Мы считаем, что у нас есть какое-то особое предназначение. Пустошь поместила нас сюда не просто так... она хочет, чтобы мы сделали что-то. Что-то хорошее, чего не делают другие пони. Она хочет, чтобы мы сохранили принцип довоенной жизни. Так что мы будем делать именно это.

  Ну, это объясняет название. Блин, я надеялась на что-то более загадочное.

– Что-то я заговорился.

   “Да что ты, вообще нет,” – раздраженно подумала я.

  Мы неожиданно остановились около точно такой же синей палатки, что скрывала от лишних глаз мою связанную тушку некоторое время назад. Вход палатки был закрыт, но я могла видеть тени фигур, сидящих внутри. Одна из теней показалась мне подозрительно знакомой.

– Мы на месте.

  Серенити. Внутри. Я так долго ждала этого. В голове заиграла грустная скрипичная мелодия.

– Эй. – крикнула я вслед уходящему доку и минотавру. Он развернулся и посмотрел на меня беспристрастными чёрными глазами. – Кто ты такой? – возможно, мне стоило спросить это, когда мы встретились, но я не настолько умная.

– Клин Кат. Я являюсь основателем и непосредственным руководителем Наблюдателей.

  После этих слов он убежал в закат со своим верным другом минотавром. Без шуток.

  Не важно.

  С трепетом в груди я вошла палатку, готовая к самому худшему.

– ХАЙРЕД!!!

  Она обняла меня, и её предплечье на моей щеке вызвало мурашки у меня на коже. 

– Я скучала по тебе.

  Как долго меня не было с ней? Я должна была задать другой вопрос... но нет. Она выпустила меня из своих объятий и посмотрела на меня с теплотой, которую я не заслуживаю.

– Ты спасла меня! Снова! – она хихикнула.

  Мне начало казаться, что она под обезболивающими. Взглянув на её грудь, я заметила, что рана практически затянулась, и осталась всего лишь сеточка мелких шрамов.

  Я аккуратно положила её на кровать, пока она продолжала говорить.

– Это уже третий раз. Третий! Я должна начать записывать.

– Серенити, я…

– Я надеялась, что во время операции они добавили мне импланты. Например, сердце! Тогда я была бы киборгом. Прямо как ты! Я бы смогла напугать любого рейдера.

– Серенити, посл...

– Ты только подумай! Эта идея была настолько крутой, что я не спала всю ночь, обдумывая это. – ну, это хорошее изъяснение. Я сделала мысленную заметку о том, чтобы следить за тем, как мои кобылки спят. – Правда, я не спала, так как подумала, что ты сердишься на меня...

– Сержусь на тебя? – я должна была остаться тут. Я не могла сердиться на эту кобылку больше пяти минут. Поверьте мне, я пыталась. – Нет, Серенити, я не сердилась.

– Хорошо. Когда они скажут, что я здорова, мы сможем уйти отсюда и найти хорошую работу с...

  Возможно, мне нужно было рассказать её о своих планах. Объяснить, почему мы пришли к Наблюдателям. Найти её дом. Теперь пришло время расстаться, но... я не могла. Слова застревали в моём горле, скручивая мои внутренности в узлы.

– Ты останешься здесь.

  Она посмотрела на меня. Я могла физически почувствовать напряжение, повисшее в воздухе.

– Ч-что? Я тебе не нравлюсь?

  Я не могла смотреть ей в глаза. Это... В моих планах это было намного легче. Сейчас она могла предположить, что я её ненавижу или же не люблю её. Я ведь уже продавала её рейдерам. Всего на тридцать секунд, но всё же...

– Нет, ты нравишься мне...

  Слова застревали у меня в горле. Опять. И почему я не могла подождать Смуз Тонга хоть минуту?

– Взгляни на себя.

  Она посмотрела на своё исцелённое тело и оглянулась по сторонам медицинской палатки; она считала это место своим временным домом.

– Ходить со мной не всегда безопасно. Ты опять пострадаешь. Ты можешь умереть.

– С твоей-то заботой обо мне? – она сказала это, отстранившись. – Никогда.

– Ты уже получила серьёзные травмы, – или она и вправду забыла то, что приключилось с ней несколько дней назад? – Ты почти что умерла.

– Н-но... Это же было только один ра...

– И когда ты почти утонула в стойле?

– Ну... – Серенити сморщила мордочку, раздумывая. – Н-но ты же спасла меня. Оба раза.

– Всё равно. – я вздохнула, мягко прижимаясь к её шее. – Я ведь не непобедимая. И не святая.

  Блять. Очевидным было то, что я должна была оставить её, прежде чем она стала считать меня героиней.

– Я стараюсь изо всех сил. Но, как говорится, дерьмо случается. Я не могу подвергнуть тебя опасности.

  И почему я была настолько соблазнительна для неё?

  Эмоции были для меня чем-то странным. Я могла спокойно, без всякого страха убить рейдера, но я не знала, что делать, когда мои глаза начали заливаться слезами. Я не могла остановить слезы, стреляя в них. Так что я сделала то, что делала всегда, – зарывала их внутри себя.

– Я... – она остановилась на секунду и слёзы начали наворачиваться на её серые глаза. – Я хочу быть с тобой. Я... Я имела в виду, что я, конечно же, люблю Наблюдателей. Н-но... Они никогда не заботились обо мне так, как заботилась ты. – я почувствовала прилив тепла, когда она лизнула мою щёку.

– Я не очень хорошая пони.

  Не всегда, но по большей части. Я работала на плохих пони и делала плохие вещи. Да и прекращать делать эти самые «вещи» я не собиралась. 

– Верно, – она хотя бы понимала это. – Н-но ты не плохая. Ты... – её морда опять сморщилась в попытках найти мои хорошие качества. – ...честная. Я так думаю. Ты делаешь свою... работу. Но ты никогда не лжёшь о том, что ты делаешь... когда работа выполнена по твоему усмотрению. Ты всегда делаешь всё правильно.

  Несколько раз не означало «всегда», правда? Я обещала себе оставаться верной своим контрактам, но не всегда делала всё правильно – особенно когда рядом не было заказчика.

– Я... это очень опасно.

– Я уже взрослая пони и сама могу решать!

  Тишина.

– Ладно.

  Я нарушила молчание, одним единственным словом вытянув её из депрессии, и сделала самой счастливой кобылкой на пустоши.

– Но... – добавила я, прежде чем была засыпана «божемойбожемойбожемойбожемойбожемойбожемойбожемой» – Ты должна обдумать это. Подумай об опасностях. Дашь ответ позже.

– Я го...

– Нет. – перебила я её. – Ты не права. Когда они скажут, что ты достаточно выздоровела, тогда и дашь ответ. – она печально кивнула и свернулась в клубочек, не в силах сдержать зевок. – Ты должна поспать.

  Я надеялась на лучший для меня финал.

  Развернувшись, я тихонько пошла к выходу, но, услышав тихий голосок за спиной, остановилась.

– Хайред. Ты можешь... полежать со мной?

  Я повернула голову к ней и искренне улыбнулась.

  Потратив несколько минут на то, чтобы скинуть всякое барахло на пол, я легла рядом с Серенити. Прошла пара секунд, и я, закрыв глаза, почувствовала что-то маленькое и тёплое на моей груди. Я действительно не понимаю эту кобылку, но это не страшно. Иногда не нужно знать всё – достаточно того, что ты знаешь сейчас.

  Вау

  Это было... сильно. Я удивлена.

–––

  Несколько дней под присмотром врачей помогли мне хорошенько отдохнуть. Если верить моему пипбаку, то я проснулась за час до Серенити и обнаружила её тихо сопящей у себя под боком. Вздохнув, я положила голову обратно на подушку и продолжила наслаждаться спокойствием. А его в моей жизни бывает очень мало. Не прошло и минуты, как я снова начала копаться в своей голове, продумывая, как бы мне защитить жизнь этой маленькой кобылки. Мне приходится выполнять трудную работу и при этом не нарушать обещание, которое я дала Вайлдфайр.

  Дерьмово.

  Решив пока что забить на эти глубокие мысли, я пошла прогуляться. Протез снова начал свою работу, и я поднялась на ноги, после чего укрыла Серенити одеялом. Выйдя из палатки, я увидела, что Дайс ночью выглядит намного лучше, чем днём. Свет от ламп заливал всё вокруг – как будто тысячи звёзд упали с неба и теперь освещают этот город. Глядя на все эти небоскрёбы ночью, я поняла, насколько они прекрасны.

Мои мысли прервал крик.

  Я оглядела море синего брезента. Я уверена, что слышала крики, но не знала откуда. Как только меня увидели пони, находящиеся возле моей палатки, – они сразу убежали. Почему они испугались меня? Я знаю, что я киборг, но ведь не настолько страшный, чтобы убегать от меня.

  Так что я не придумала ничего лучше, кроме как включить радио.

– ... для новостей!

  Почему новости начинаются тогда, когда я включаю радио?

– Странные сообщения приходят с шоссе пятьдесят два. В них говорится о каком-то «розовом призраке». Подробности будут тогда, когда у меня будет больше информации. Ну, кажется, мне придётся говорить эти слова дважды, потому что поступают сообщения о перестрелке между какими-то мстителями и неизвестным противником на улицах Дайса. Одна из мстителей называет себя Бэтмэйр, а её напарник – Смехоребец. Как сообщают очевидцы, эта парочка часто прибывает на места преступлений и начинает собственное расследование, но не проходит и нескольких часов, как они вступают с кем-то в бой. Я... у меня просто нет слов, так что вот вам музыка.

  Мстители. Агась.

  Пока я проходила через лабиринт палаток, тщетно пытаясь найти выход, я практически никого не замечала. Те, что попадались ко мне на глаза, быстро отводили от меня взгляд, когда замечали мой Пипбак. Только один пони остановился для приветствия, но у него даже не было кьютимарки. Он посмотрел на меня как на что-то опасное и быстро ушёл, оттащенный чьим-то копытом. Так или иначе, я не чувствовала себя желанным гостем здесь.

– Снова пугаешь народ, Хайред? Кажется, курс детоксикации не помог.

  Появившийся из ниоткуда Флэйр, севший рядом, выглядел... хорошо. Он выглядел реально хорошо. Даже не знаю. По сравнению с тем, как он трясся до этого, сейчас он выглядел здоровым. 

  Его шёрстка казалась голубее и ярче; его розовые глаза больше не были покрыты сетью раздутых капилляров и под ними не было мешков, как раньше. Чёрт, похоже, он сделал себе новую причёску.

– Похоже, что да. – я просмотрела ряды палаток, в которых никого не было. 

– Агась, ты идиотка. Но у меня для тебя хорошие новости. Я побуду Мистером Экспозицией и разложу говно по полочкам, как будто я яйцеголовый или типа того.

  Узнаю манеру речи Флэйра. Сначала он говорит что-то важное, после чего добавляет кучу ненужной информации и слов.

– Ты ведь не слышала о «Надзоре Селестии»? Не буду утверждать, что сам знаю много, но я уверен в том, что они не любят киборгов.

  Я что–то слышала о «Надзоре Селестии», но не могла вспомнить откуда.

  И вообще, мне обидно, когда меня называют киборгом. Я имею в виду, что технически я и есть киборг, но при этом слове я представляю фанатиков-роботов, потерявших душу. Но, насколько мне известно, моя душа была пока что цела. Клеймо киборгов, раздирающее душу на куски, должно быть одной из причин того, что «Надзор Селестии» смотрел на нас как на обречённых.

– И... – ох, он всё ещё говорил. Я пренебрежительно взглянула на него, скрывая своё удивление. – Наблюдатели начали свою деятельность именно отсюда и большинство жителей либо уже на службе у них, либо проявляют к ним симпатию. А это значит, что они не очень любят таких как ты.

– Ты знаешь, каково это?

– Если учитывать то, что я прожил всю свою жизнь здесь, в Дайсе, – да, я знаю. С тех самых пор, как нас скинули с облаков, и мы построили здесь базу. Я никогда не был командиром чего-либо, но командиры тут и не нужны – каждый пони знает, что ему нужно делать.

  Как же мне надоели все эти лекции. Если бы Лаки не разложил мне всё по полочкам, Дайс казался бы куда более опасным городом, чем он есть на самом деле.

– Давай свалим отсюда.

  Напряжение, царящее в воздухе, становилось заметным даже мне. Как будто за тобой наблюдают тысячи любопытных глаз, оценивающих каждое твоё движение. 

–––

– Страшно.

  Мы семенили по улицам Дайса в сторону центрального фонтана.

– Каждый пони здесь боится.

  Он хлопнул крыльями, чтобы немного пролететь над пони, что наполняли улочки Дайса в это время.

– С тех пор как НКА и минотавры напомнили нам о своём существовании, весь Дайс дрожит от страха. Протесты происходят тут каждую ночь. Когда Галициане посылают сюда своих Секьюритронов, здесь происходят бунты. Мустанги борются с Хаусами за контроль над электростанцией. Молли и Баши тоже чем-то занимаются, и это «что-то» –  не круто.

– Всего четыре банды, да?  

  Он кивнул. Четыре банды в Дайсе ведут постоянную борьбу за власть и территорию. Ну, не считая Наблюдателей, минотавров, НКА и Стальных Рейнджеров.

– Агась.

  Он кружился вокруг одной из скамеек возле фонтана, который считался центром города.

– Здесь становится всё хуже и хуже. Ходят слухи о начале полноценной войны уличных банд. Минотавры атакуют, опасаясь того, что НКА попытаются захватить город.

  Он резко встал на дыбы, притворяясь находящейся позади него статуей одного старого пони. Получилось бы правдоподобнее, не будь у него крыльев.

– Скоро весь город будет в огне... или типа того. Запомни мои слова. Я собирался валить из этого города... ну, пока у меня не возникли небольшие проблемы с наркотиками.

  Его морда покраснела, и он продолжил.

– Во всяком случае, такова жизнь. Так и на чём же я остановился? А, точно! Страх и всё такое... Не важно. Пони здесь любят выпивать и в азартных играх забываться на ночь. Прогуляемся до Луны!

  Я догадалась, что он имел в виду казино. Это звучало как план.

  Мне нужно было получше узнать город. Фонтан был неплохим компасом, поскольку он находился в центре города, и от него шли четыре самых больших дороги, направленные в разные стороны света. С той, которая идёт с севера на юг, я уже знакома. Отели на севере, Наблюдатели и множество разных зданий на юге. Так что эту дорогу я откинула сразу и перевела свой взгляд на западную улицу. Ну, ничего. Она резко заканчивалась, упираясь в стену Дайса. М-да... В конце концов, это не так важно, правда?

  Дорога, ведущая на восток, была забита пони, и чем дальше она шла – тем больше их становилось.

– Что там такое?

– Хех... Ну, ты знаешь, дома и всякие торговые точки. Любой, у кого мало крышек или нет связей, живёт в Кресте.

  Я думала, что «Крест» – это эти четыре пересекающихся улицы. По крайней мере, они соответствуют этому названию и делили город на четыре блока. Каждый блок принадлежит одной банде. Если бы только знать, где какая банда...

– Пони живут там в самодельных хибарах. Худшая часть города, не учитывая Парасайд Маунд или Истсайд за пределами города. Но это одно из лучших мест для торговли, потому что цена там не кусачая.

  Он пожал плечами, хлопая крыльями над моей головой.

– На Лунууууууууууу!

  Флэйр резко выпрямился, сделал сальто назад и аккуратно приземлился рядом со мной.

  Чёрт, я хочу себе крылья.

– Почему именно «Луна»? – спросила я, опустив голову пониже, и пошла вперёд по улице. Не хотелось бы, чтобы меня залило водой из фонтана.

– Это самое ахуенное казино. Конечно, «Эль Хаус!» соперничает с ним, но в «Луне» можно купить всё. – Звучит как рекламный ход. Наверное. На самом деле я понятия не имела, в чём смысл.

– Даже наркотики, но их я покупать не буду. Я смогу выдержать. У меня только получилось избавиться от зависимости и ещё раз подсесть мне не хочется. Кстати, у них есть шлюхи.

  Я почувствовала, как кровь приливает к моим щекам, когда он подмигнул мне. Единственное, на что я надеялась, так это то, что среди такого количества пони он не увидит мои покрасневшие щёчки.

– Жеребцы... ну и кобылки – для тебя. – подождите, что?

– Что ты сказал?  

  Я резко остановилась. Кобылки? Стоооооооп. Он действительно думал, что я шаловливка? Почему каждый встречный пони так считает?

– Хех... – он смущённо посмотрел на меня. – Н-ну... я так думаю. В смысле, ты порой так смотришь на кобылок вокруг... – неправда! Грязный лжец! – Это не имеет значения. Там ведь ещё есть жеребцы, хоть их и не так много.

  Я проигнорировала его слова и продолжила идти, запоминая всё, что встретится мне по дороге.

– Мы на месте.

  Я подняла голову и увидела, как кобылка с безвкусным макияжем улыбается мне. Ох, Селестия, почему? Она соблазнительно подмигнула, и у меня снова проступил румянец. За моей спиной послышался смех этого синего ублюдка. Прорычав, я пошла дальше и «случайно» толкнула эту шлюху.

– Вы любите пожёстче? Я тоже...

  Я ничего не ответила и, подавив приступ гнева, аккуратно открыла дверь. 

– Эй, куколка. – сказал красивый жеребец за столом. – Добро пожаловать в «Луну». Здесь непослушные кобылки будут наказаны.

  Интересно, а мои щеки могут покраснеть ещё сильнее?

– Мы можем принять ваш баг... – мне понадобилось всего две секунды, чтобы снять моё боевое седло и скинуть его к нему на стол. Мне реально было всё равно. Просто хотелось напиться.

– Не перетрудись. – Флэйр засмеялся рядом со мной, хлопая крыльями. – Ты всегда так напряжена. Тебе нужен отдых. – он открыл дверь из лобби в атриум. – Это – Луна.

  Тёмный пол создавал иллюзию ночи, но в помещении всё ещё было достаточно светло, чтобы видеть всё. В качестве освещения тут был огромный светящийся полумесяц, свисающий с потолка. В зале было две дюжины игровых столов с играми, которые я никогда не видела, и множество игровых автоматов, равномерно установленных по этому залу. Игроки бросали кости и переворачивали карты, пока кобылы в красивых нарядах ходили между столами и, покачивая фланками, обслуживали посетителей. В дальнем конце зала была сцена, на которой как раз начиналось представление. После того, как началась музыка, вышла кобылка и начала танцевать эээм... ох. Кхм. Вау.

– Бухло.

– Да-да.

  Он долетел до соседней стойки.Благодаря своим смутным воспоминаниям из Бридл Хоупа я приблизительно понимала, как тут всё работает. До того, как мы начнём играть и пить, нам нужны фишки. А фишки можно добыть, поиграв с другими игроками или обменяв их на какие-то вещи.

  Я последовала за ним и получила множество разноцветных фишек. Очевидно, что большую часть я отложила в свои сумки. Мне не хотелось проиграть все мои крышки.

– Ты играла в казино до этого? – я покачала головой. – Хех, эт легко.

  После этого воспоминания были расплывчаты. Я помню кобылку, которая наливала мне виски. И ещё виски. И ещё... После я почувствовала себя счастливой. Что-то связанное с картами и крышками. Потом целовалась с кобылкой и несколькими жеребцами. Кто-то сказал мне научиться сдерживать себя... почему-то мне сказали это, пока я была на полу в туалете.

–––

  Я медленно проснулась, проклиная себя за то, что могла думать. Голова раскалывалась, а живот крутило так, что я не могла пошевелиться. От чего это пахнет рвотой и мочой? Эти запахи делали мою жизнь ещё хуже. Застонав, я открыла глаза. Ну и нахуя я столько выпила? Взглянув на кровать, я возрадовалась, потому что в этот раз я не проснулась в объятиях незнакомой кобылы. 

  Клянусь, я не шаловливка... П-просто не будем говорить об этом.

– Ну, привет. – я не узнаю голос. Блять...

  Я посмотрела на дверь, возле которой стоял большой красный жеребец, который уже прицелился в меня.

– По запаху кажется, что ты весело провела время. Я...

– Закрой ебало. – я зарылась головой в подушку. – И так голова болит. – он фыркнул.

– Помойся. – отъебись. Неужели он не услышал в первый раз? – Ты потратила слишком много прошлой ночью. – неужели? Я сделала заметку о том, что красные пони любят говорить очевидное. – Ты должна нам две тысячи крышек.

  Я... что?

– Ты разорена. Даже твоё оружие не возместит долг. А это значит, что ты будешь работать на нас, пока не вернёшь всё. До последней крышки.

  Ебануться! Я скатилась с кровати, игнорируя желание блевать и умереть от головной боли. Блять... Ну почему головой вниз? Проморгавшись, я поняла, что моя нога деактивирована. Красный уёбок громко засмеялся надо мной.

– Поздравляю. Официально ты – Мустанг.

–––

Заметка: Новый уровень!

Навыки: Бартер – 25