Кровь моя холоднее льда

Селестия больна. Щита нет. Элементы Гармонии ждут Крисалис с минуты на минуту.А спасать... Разношерстая компания из трех пони. Фордж, Блюз и Дарки - что могут они сделать?

Chronicles Postapocalypse: Equestria

Неведомая Катастрофа поглотила мир более двух веков назад. Почему это произошло и кто виноват, никто не знает до сих пор. Найдутся ли смельчаки, которым окажется под силу раскрыть тайны нынешней Эквестрии? И не окажется ли правда, узнанная ими, слишком тяжелой ношей? Ставки высоки, как никогда. Враг силен, хватит ли сил одолеть его?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Дискорд

Песни скажут многое

Песни всегда говорят нам про что-то. Просто взгляни в текст и тебе откроется многое.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Гильда

Принцесса Северных земель

Гарри жил в отдалённом северном поселении, пока по роковому стечению обстоятельств не был вынужден отправиться царство вечного холода за той, кого он так любил. Он должен исправить то, что посчитал непростительной ошибкой всей своей жизни.

Принцесса Луна Другие пони

Повесть о совершенно обычном вторжении ("Магическая фотография для чайников")

Ничто так не бодрит с утра как чашечка горячего кофе, это подтвердит примерно 15% населения Кантерлота. 78% яростно им возразят, утверждая, что кофе напиток заспанных простолюдинов, а вот чай удел настоящих аристократов. 7% горделиво задрав нос заявят, что настоящему аристократу ради борьбы со сном должно хватать пары физических упражнений, но только один рассмеется им всем в лицо и скажет: «Что-что, а метровый, стреляющий молниями, паукообразный голем из всей вашей одежды уж точно подарит вам заряд бодрости на целый день! Это вообще довольно забавная история…» Если бы только этот голем был самым опасным созданием, что этот беспокойный пони притащил в Эквестию... Спасибо за вычитку Диме Леминчуку, Кириллу Пирожкову, Ефрему Пожарскому и Артуру Даркову

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд

Лучшие подруги

История дружбы Флаттершай и РейнБоу Дэш (Хуманизация)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Трактир

Оттоптав второе десятилетие по торговым путям, пони, бывший членом грифоньей купеческой гильдии, остановился в редком для Эквестрийских дорог явлении, - трактире.

ОС - пони

Рассказ "Прогресс: 5.5. Луна и Понивилль: Чаепитие"

Встретившись у Рейнбоу Дэш с Флаттешай, Луна принимает ее приглашение пойти на ланч.

Флаттершай Принцесса Луна Энджел

Закат в полосках

Принцесса Луна, со-правительница Эквестрии, в один не слишком прекрасный день оказалась в другом измерении. Не было никаких встречающих злодеев или героев. Не было пони, живущих обычной жизнью. Вообще никого не было. Лунная принцесса ступила в мир Пустоты.

Принцесса Луна ОС - пони

Они настоящие

После событий серии Bats Флаттершай, с подачи Рейнбоу Дэш, вынуждена пройти коммисию фестралов, дабы вступить в ряды Детей Ночи. Однако придя на собеседование, она делает для себя неожиданное открытие.

Флаттершай Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach
17: Dís 19: Urðr

18: Völva

Старая кобыла смотрела на медленно текущую воду. Вода была темна, глубока и холодна. На временном берегу кобыла была в одиночестве, её сотабунники прекрасно помнили, что расстроенную Ведающую лучше не беспокоить.

Впрочем, она не была расстроена. Впервые за долгие, долгие годы, она была счастлива. Как и давным-давно, в жизни, которая ей самой иногда казалась сказкой, она сделала то, что сама хотела сделать. Честь не сковывала её копыта. Традиции не глодали её совесть, приказывая делать что-то умное и полезное – с точки зрения пони, живших так давно, что даже она никогда не слышала их имён. Впервые за время, казавшееся вечностью, она была свободна, пусть и всего лишь на краткий миг. Это было приятно.

Конечно, следовало помнить о цене. Любое действие имело цену, уж она-то это прекрасно знала, и свобода была чертовски дорогим товаром. Прошлой ночью она купила свободу троим. Ценой была свобода четвёртой. Она тщательно сплела события, как делала это всегда, и потому точно знала, что её ждёт. С точки зрения любого пони в табуне, её собственная дочь предала семейную честь и наплевала на родителей и предков. Для малышки Иртэ это означало смертный приговор – конечно, если им удастся её найти. Кобыла была уверена, что грифоны умеют достаточно, чтобы этого никогда не произошло. Но значило это и то, что великая и могучая Тимер Урман ошиблась, когда растила дочь. В суровой жизни табунов не было места ошибкам.

— Пришёл мой срок, демон? Ты ведь этого дожидался? – спросила она у воды, и её отражение задрожало и сложилось в другое лицо, в котором не было ничего лошадиного. Оно было зелёным, разлагающимся и бесформенным.

— О чём ты, моя дражайшая противница? – прошептала вода, выпуская изо «рта» страшилища несколько пузырьков. – Я не меньше твоего удивился, когда она привела с собой эту пару щенков. Конечно, мне хватило бы маленького толчка, чтобы заставить того грифона выстрелить… но зачем мне нарушать договор ради такой мелочи? Не тешь себя иллюзиями, лошадь, я называю тебя противницей, но ты никогда не нарушала моих планов. Ты ничтожна. Но ты можешь быть полезна.

— Как будто я соглашусь тебе помогать, — оскалилась Тимер, пронзая воду своим взглядом. Конечно, на существо, с которым она разговаривала, это не произвело ни малейшего впечатления. Взгляд работал только на живых, но она сомневалась, что её собеседник хотя бы знает, что такое жизнь.

— Не беспокойся, о могучая противница. Ты уже очень помогла. За это я тебе тоже немножко помогу. Не благодари, заслужила. До свидания, лошадь. Ещё увидимся.

Отражение замерцало и вернулось в обычный вид. Тимер уставилась на него на мгновение, после чего вскочила и бросилась к лагерю. Она достаточно давно знала водяного беса, чтобы понимать, что его дары ядовитей ягод паслёна. Ей надо было понять, что произошло, и остановить, пока у неё ещё были на это силы. Когда она добежала до палаток, табун уже бурлил. Старейшины медленно, гуськом заходили в шатёр для совещаний, а воины носились повсюду, проверяя оружие и собираясь в патрули, как будто на лагерь кто-то напал. Что-то случилось, и Тимер была уверена, что случившееся ей не понравится.

— …я вам говорю, нельзя это спускать им с копыт! – сквозь полог шатра послышался голос одного из старейшин, её младшего двоюродного брата. Гаскэри Арчан всегда первым делом требовал мести, и его слова значили не более чем то, что произошедшее с небольшой вероятностью её действительно требовало. – Нам надо… наконец-то! Тимер, где тебя носило? Слышала новость? Великого Хана убили! Затащили в воду и утопили! Несомненно, кто-то из этих подлых пегасов или грифонов с Запада! Они должны поплатиться!

Тимер огляделась и заметила, что остальные старейшины согласно перешёптываются. Все пони, похоже, начисто забыли, что собирались сегодня изгнать её из табуна. Все пони хотели, чтобы она снова повела их в бой, как и много раз в прошлом. В любое другое время её рассмешило бы, насколько быстро эти старые дураки забывают про свою бесценную честь, как только в воздухе потянет войной и добычей. Не им ведь предстояло бросаться в бой, они всегда могли спрятаться за своей надёжной Ведьмой Железного Леса. Она знала, что сделает это ещё раз. Города запада снова запылают, и чудовище в глубинах насытится страданиями, принесёнными ею в мир. Остановить это было выше её сил, война начнётся и с ней, и без неё. Но она понимала, что у неё нет выбора. Слишком много жеребят привела она в мир, слишком много её внуков пойдут в бой. Она не могла их бросить, как не могла позволить Кургаш Иртэ взойти на погребальный костёр.

— Уделал, скотина, — прошептала она сквозь стиснутые зубы. – Уделал.