Автор рисунка: MurDareik

1. Ей и правда жаль, что никто не рассказал об этом раньше

Кризалис проскользнула через дверь, закрыв её за собой, и вернула своё тело в естественную форму. Попасть внутрь замка оказалось даже легче, чем она ожидала, и, оказавшись внутри, было удивительно легко пройти всех стражников и пони, которых она встретила, переключаясь между различными маскировками. Теперь она была в библиотеке, где, как ей сказали, Селестия читает в одиночестве, и всё, что ей нужно было сделать — это застать её врасплох.

Она начала ходить между двумя высокими книжными шкафами, прислушиваясь к любому звуку, который мог сообщить ей о местоположении аликорна, но внезапно остановилась. Перед ней была большая стена, похожая на белую ткань. Она попыталась подтолкнуть барьер копытом и обнаружила, что он гибкий, но стойкий и немного липкий. Она оторвала копыто и придвинулась ближе, чтобы наблюдать за происходящим, но её отвлекла какафония звуков, исходящих из-за её спины, словно множество очень больших ног, громыхающих по мостовой.

Она обернулась и увидела большого паука, смотрящего в ответ.

— Привет, Кризалис, — сказал паук голосом Селестии.

Кризалис немедленно телепортировалась. Или, по крайней мере, она пыталась. Но вместо того, чтобы появиться за пределами замка, она застряла в паутине в углу библиотеки. Она снова попыталась телепортироваться, но паутина заблокировала её магию.

Селестия спокойно пробралась к ней, заползла на стену, а затем перевернулась вверх ногами на потолке.

— Что привело тебя сюда? — она спросила чейнджлинга.

Кризалис молча сглотнула, дрожа от страха, она смотрела на тело большого паукообразного, когда оно двигалось к ней, её лицо отражалось в каждом из шести выпуклых глаз Селестии.

Паук на мгновение остановился и наклонил голову в сторону.

— О, прости, — сказала она, слегка вздрогнув, — полагаю, ты не была проинформирована об этом. Теперь я паук.

— Так… как это случилось? — спросила Кризалис, стараясь держаться как можно дальше от паука. Не то чтобы она могла держаться так далеко от неё, учитывая, что она застряла в паутине, но, по крайне мере, она пыталась.

— Так случилось, — ответила Селестия, возвращаясь к Кризалис. — Итак, что привело тебя сюда?

Кризалис не ответила. Вместо этого она просто молча смотрела, как паук придвинулся ближе к ней, опустился на её тело и начал плести паутину вокруг неё. Она подняла голову, чтобы увидеть клыки паука, подрагивающие чуть выше её лица, и её тело невольно задрожало.

— Ты… ты собираешься з-заточить меня здесь? — выдавила она наконец.

— Почему ты спрашиваешь, дорогая? — спросила Селестия.

Кризалис опустила глаза и уставилась на то, как ноги паука работали над паутиной.

Селестия проследила за её взглядом.

— Ой, извини, я делала это не специально. Должно быть, мои паучьи инстинкты взяли верх, — сказала она. При этом, не переставая плести свою паутину.

— А-а ты не собираешься о-остановиться? — спросила испуганная чейнджлинг.

Селестия глянула на свои ноги:

— О, глупая я. Я забыла остановить себя. — Она всё ещё продолжала плести.

Конечности Кризалис оказались полностью заблокированы. Она издала горловой звук, что-то между ворчанием и отчаянной мольбой о пощаде.

Селестия снова посмотрела на свои ноги.

— Мне действительно нужно начать контролировать свои инстинкты. — Её ноги не останавливались. — Хотя теперь, когда я об этом думаю, это будет подходящая расплата за то, что ты сделала со мной. Вынужденная свисать с потолка внутри кокона, тело вашего похитителя ползёт снаружи вашей тюрьмы, ваши силы покидают вас. Страшное ожидание, пока вы наблюдаете, что может произойти дальше, зная, что, во что бы то ни было, это полностью вне вашего контроля. Зная, что то, что захватило тебя, не может иметь никаких добрых намерений.

Кризалис сглотнула.

Селестия закончила заплетать тело чейнджлинга паутиной:

— Знаешь ли ты, Кризалис, что пауки обычно едят насекомых?

Кризалис кивнула. Затем, поняв, что паук не видит её через паутину, она попыталась ответить:

— Д-д-д-да, я-я з-з-з-наю о-об э-э-том, — ей наконец удалось выдавить из пересохшего горла.

— А ты знаешь, что они делают с ними, прежде чем съесть? — спросил паук, переместившийся над телом Кризалис.

— Н-н-н-нет, — сказала испуганная чейнджлинг, приложив немало усилий, чтобы убедиться, что её слова действительно покинули рот, и что были слышны и понятны, в отличие от визгов чистого ужаса, что она постоянно издавала.

— Сначала, — начала Селестия, — они покидают свою паутину и ждут, когда насекомые попадутся в неё. Затем, как только их жертва оказывается беспомощной в ловушке, они направляются к ней и заключают её в тюрьму внутри кокона из паутины. А потом, как только они убедятся, что их следующая еда не может сбежать… Ну…

Кризалис была парализована, задыхалась, широко раскрыв глаза, глядя на тень паука, видимую сквозь белые стены её тюрьмы.

Селестия снова переместилась.

— Расположив свою добычу, где они хотят, они прокусывают кокон и впрыскивают свой яд, растворяя внутренности своей жертвы, а потом выпивают её. — Селестия отклонилась назад, готовясь к броску.

Инстинкты выживания Кризалис заставили разум отойти от шока:

— Подожди! — закричала она, — Я на самом деле здесь, чтобы стать твоим другом! — солгала она.

Клыки Селестии пронзили поверхность кокона, едва остановившись вовремя, чтобы не попасть в лицо Кризалис. Паук медленно вынул их.

— Э-э, хм… извини. Я не собиралась кусать тебя, мои инстинкты просто захватили меня. Мне действительно нужно научиться контролировать их.

Кризалис была одновременно чрезвычайно обрадована и невероятно взбешена. Она решила, что лучше всего выбрать спокойствие с обеих сторон, когда имеешь дело со своим природным врагом.

— Спасибо, что не убила меня, – сказала она.

Селестия схватила кокон Кризалис и начала тащить его по потолку, затем закрепила его нитью паутины и оставила висеть посреди комнаты.

— Погоди! Что происходит? Что ты делаешь? — спросила Кризалис.

— Я оставлю тебя тут. Я решу, что с тобой делать позже, теперь мне нужно закончить мою книгу, — ответила Селестия.

— Эй, ребята! У нас пополнение! – весело сообщил голос слева от Кризалис.

Многочисленные другие голоса приветствовали в ответ из множества других коконов, висящих вокруг того, в котором находилась чейнджлинг.

— Кто вы? — спросила Кризалис.

— В основном стражники и прислуга замка. Могу поспорить, что Селестия всё время пыталась съесть и тебя, верно?

Кризалис не ответила.

— Так как долго вы здесь, ребята?

— Хех, самое большее пару дней. Не волнуйся, она, в конце концов, вспомнит о нас. А пока, хотите поиграть в шахматы?

— Как ты вообще собираешься играть в шахматы без…

— Я начну! Конь на С3.

Кризалис слабо расстроенно вздохнула.

Комментарии (21)

+2

Понивилльнутость, похоже, распространилась и на Кантерлот. Принцесса Селестия стала пауком? В сим под потолком в коконе? Всё путем, играем в шахматы. Как-нибудь образуется. Мило.

Кайт Ши #1
+1

Прикольно. Но у паука восемь глаз, и клыки как то по другому называются. И , это уже придирки, но незамкнутая кровеносная система и еще некоторые проблемы с анатомией, которые исключают существование паука размером с коня.

Artur #2
+2

Ну самая большая проблема там дыхальца, хотя кровеносная система тоже имеет недочеты. Так что если эта пауко-лошадь обзавелась нормальными легкими, то все остальное вполне приложится.

Глаз таки у пауков бывает от двух до двенадцать, хотя у большинства действительно восемь :) А клыки у них хелицерами обзываются. Хех, вот что значит Коллина Вильямса в детстве читать

repitter #4
+2

Лошадиная анатомяи исключает сущестсование волшебных округлых поней с человеческим интеллектом.)

doof #5
+4

А вот это не факт. Если принять телекинез за данность, то единороги таки могли развить интеллект, земнопони и пегасы его унаследовали в процессе каких-нибудь переселений народов... Еще вспомнил анекдот на тему. Биологи спорят, почему пауки не летают. Сходятся на мысли: оттого, что господь милостив.

Artur #7
+1

А вот в Эквестрии как раз таки летают) Они были в серии седьмого сезона, где Дэш, Эпплджек и Рэрити рассказывали в пещере истории про трёх Столпов Эквестрии.

Randy1974 #8
+1

Летают же. По ветру на паутине

WallShrabnic #9
0

Тогда и Пауколестию можно за данность принять же!)

doof #12
+1

Прикольно. Но у паука восемь глаз, и клыки как то по другому называются. И , это уже придирки, но незамкнутая кровеносная система и еще некоторые проблемы с анатомией, которые исключают существование паука размером с коня.

Их называют "жвалы"

Gamer_Luna #17
+1

Отлично) там ещё прода шикарная.

Skuzl #3
+3

И, к слову, к Селестии пришла настоящая паучья еда. Причём сама пришла.

Кайт Ши #6
+1

Я читала проду на англ.... Блин там умора! А Кризи я вообще не завидую!

Gamer_Luna #15
+2

Да, надо будет собраться перевести продолжение.

MLPMihail #16
+1

Там реально по полу кататься можно! Особенно из-за Кризи! Мне ее реално жалко....

Gamer_Luna #18
+1

Первый был забавнее. Просто по тону и смыслу. А тут уже просто огромный паук вместо Селестии — и ощущение забавности от происходящего куда-то пропадает.

Gedzerath #19
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...