Наблюдатель за звёздами

Солдат всегда здоров, солдат на всё готов, и пыль, как из ковров, он выбивает из дорог…

Найтмэр Мун Человеки

Fallout: Equestria - Тени Анклава

Я расскажу вам историю... В ней не будет прекрасных и могущественных принцесс-аликорнов на вершинах неприступных башен или же сказочных рыцарей-пегасов, отважно идущих в бой против изрыгающих пламя драконов. В том проклятом мире давно уже позабыли о любви, чести и сострадании. Идеалы магии дружбы остались в далеком прошлом, уступив место ненависти, предательству и злобе. Эквестрии удалось пережить Великую Войну, едва не стершую все живое с лица земли, однако обитатели образовавшейся на месте погибшего королевства Пустоши не извлекли для себя горького урока. Направив оружие друг против друга, они с упоением погрузились в нескончаемую череду длительных конфликтов и кратких перемирий, больше века происходящих под наблюдением небес. За всеми этими событиями никто не заметил, как в один ненастный день на территории Западного Сектора Эквестрийской Пустоши появился новый житель...

ОС - пони

Самое важное слово - Семья

Вышагивать в миру, который тебя отверг - сложно. Сложно настолько, что с каждым шагом, твой разум мечется промеж гнева и боли. И всё же, ты способна их отвергнуть, по крайней мере, на время. Но лишь для того, чтобы познать мир глазами того, кого ты любишь и ненавидишь больше всех на свете.

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Счастье,которое можно уместить в ларце.

Маленький и простой рассказ,с маленькой и простой моралью.Прочитав его,вы не откроете для себя ничего нового.Максимум,вы вспомните что-то,но уж точно не узнаете...

Другие пони

Одинокие зимние ночи

"Я смогу совладать с холодом. Я пегас. Пегасы способны противостоять морозам. Конечно, у большинства из них есть утепленный, пушистый облачный дом и приятная теплая кровать... и это самая холодная зима, которую я переживала... но я крепкая. Все будет хорошо... это всего то малость холодная погода..."

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Скуталу Другие пони

Трансмутация

История о рваных цепях и попытке возвращения.

Твайлайт Спаркл Спайк

За горизонтом

Там, далеко за горизонтом ожидает новый мир. Неизведанный и таинственный. Мир в котором важно не только найти голубую жемчужину, но и не менее важно её уберечь.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Сломанная Игрушка

Мир будущего с огромными Гигаполисами и таким же огромным населением, в котором генная инженерия дошла до возможности конструировать существ, вписывать им память и программу, омолаживать и модифицировать тела. Так в будущем обрели новую жизнь мультсериалы, фильмы и игры, когда корпорации стали выпускать "живые игрушки". Теперь не редкость увидеть фурри, покемонов, пони и других сказочных существ в жестоком людском мире, где все они считаются лишь собственностью без прав, которую люди, по своей неслыханной доброте, то и дело используют как рабов, игрушек для детей и целей для своей богатой и больной фантазии Здесь нет магии – только наука. Нет Эквестрии – только мир людей. Пороки и жестокость, безразличие и алчность – вот что переполняет тот (а фактически наш) мир. Но одно всегда и во всех мирах остается неизменным: дружба. Могущественная сила, способная повергнуть любое зло. * * * The English translation of the story is being done with the author's permission and may be found here: http://v-korneev.net/brokentoy/ * * * Большое оглавление по всему понячьему творчеству: https://docs.google.com/document/d/1ai-GmBVtds6XjAdyC3IzeeIvsuJv7WJT2jtP8BG0B7Y/edit

Рэйнбоу Дэш Скуталу Лира Другие пони Человеки

Октавия любит потяжелее / Octavia loves heavier

Винил Скрэтч стало крайне интересно, почему её близкая подруга Октавия начала слишком часто встречаться с подругами. Не выдержав любопытства, она решает проследить за ней. Однако она не знает, что этим она откроет один из самых скрываемых секретов Октавии Мелоди.

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Последний вечер вместе

Принцессы хотят поделиться уникальной возможностью с Твайлайт и её подругами — посетить древнее святилище, где они смогут прикоснуться к основам силы, дарованной им Древом Гармонии. К несчастью, по непреложному обычаю, посетители обязаны наголо сбрить свои гривы и хвосты. Рэрити просто не может выполнить это чудовищное требование, не устроив своим волосам прощальный вечер...

Рэрити

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава третья. Падший Глава пятая. Внезапное столкновение

Глава четвертая. Рождение и смерть

Tantum passus es pro te, fili Hraddo — только страдания ждут тебя, сын Храддо.

Methus dolor mors ac formido nis — страх боли, смерти и конца

Саундтрек к главе:

[1] (Burzum — Det som engang var) — https://www.youtube.com/watch?v=Wry9G6rcdQw

[2] (Warpath — capture the flag 1): https://www.youtube.com/watch?v=vWMPt6YAUFA&index=10&list=PLF4EfK_LdTIDuxFAPMQ66MGP47HDSNioN

[3] (Doom 3 theme remake ny Nemistade): https://www.youtube.com/watch?v=N4vOfWvsb7o

~~~

[1 — https://www.youtube.com/watch?v=Wry9G6rcdQw ]

Боль... Тьма... Холод...

"Ты помнишь свой грех...?"

Маленький пони сделал осторожный, неуверенный шаг. Потом еще один, и еще, и еще! А вскоре быстро поскакал к пропасти.

Что такое? В чем дело?

"Тебе не подвластно прошлое... Ты можешь лгать и бежать... Бежать даже от самого себя... Но избавиться от греха можно лишь через погибель..."

Кто это? Откуда эти слова?!

Бездна разверзлась перед пони, но он как будто не замечал этого! Я напряг горло и закричал, пытаясь остановить его, однако пони не слышал меня. Я звал, что было сил, а пони все так же беспечно скакал, приближаясь к своей смерти. И только на самом краю он как будто обернулся и непонимающе посмотрел на меня, но затем шагнул и... исчез...

Мои глаза больше ничего не различали, но я... не знаю, как это объяснить... видел нечто... черные формы были расплывчаты, но в них можно было разглядеть намёк на голову! Темень рассеивалась, открывая мне дикий, уродливый и непропорциональный лик: дьявольский череп, усеянный толстыми шипами и жутко скалящийся, резко переходящий в мешанину из лиц, искривлённых в ужасной гримасе. И... все это двигалось, меняясь, казалось, сотни раз в секунду! Из одной глазницы сиял зловещий, багровый огонь, а из второй текла кровь, переливающаяся бессчётными отблесками чего-то, похожего на...

О, богини! Что ты?!

"Икона. Твоя икона..."

Это... Нет! На иконах же изображают совершенно другое!

"У каждого есть своя... Вглядись!"

Черты чудовищного лика внезапно стали до боли знакомыми...

Нет... нет, нет! Это не могу быть... Я!!!

~~~

Сумеречный свет проникал в огромную пасть мёртвой горгульи, выгоняя из-под покрова полутьмы очертания расколотых зубов. Я лежал в районе щеки и пытался побороть тяжесть в голове. Ощущение слабости и муки усиливалось неимоверной жаждой. Я осторожно пошевелился, и завыл от резкой боли в правом боку. Неимоверным усилием я повернул голову и увидел, что крупный кусок клыка глубоко вошёл в меня. Я бы ужаснулся, если мог, но мой разум был настолько помутнён, что я просто опустился щекой на обрубки корня языка чудовища, устремив пустой взгляд на зубы. От головокружения хотелось закрыть глаза и уснуть. Сон. Вся жизнь — лишь один длинный сон и проснуться можно, только умерев... Мои веки закрылись сами собой, я глубоко вздохнул, погружаясь в грёзы, как вдруг от глубокого вдоха меня снова прорезала боль от раны. И она вернула мне понимание происходящего.

"Не засыпай, не смей, ты умираешь!" — внутренне закричал мой мозг от страха — "Это от потери крови!!!"

Умираю... я хочу сна...

"Вставай, вытащи из себя этот чёртов осколок, и иди!!! Живи!!!"

Пить... пить!

Мой язык высунулся изо рта, касаясь плоти мёртвого монстра. Соль... вкус крови... должно быть, моей. Нет! Нельзя умереть здесь, просто так! Я должен подняться и снова ворваться в бой! Я подтянул под себя копыта, и с поистине адским напряжением, заставил себя сесть. Теперь самое сложное — клык. Я медленно повернул корпус влево и, копытом попытался приподнять зуб. Тут же от боли слезы брызнули у меня из глаз, однако осколок сместился, чуть выходя из моего тела. Едва отступившее головокружение вернулось, и я сидел некоторое время, пока не решился снова подвинуть ранившую меня, кость. Снова жуткая боль. Нет, если двигаться осторожно и медленно, я замучаю себя до смерти. Нужно сделать это быстро! Сейчас...

Собравшись с духом, я схватил зубами осколок и потянул его. Сантиметр, за сантиметром, он выходил наружу, однако для меня, едва сохраняющего сознание, это были тысячи и тысячи миль! Я не знаю, как сумел выдержать до конца, но я, черт возьми, сделал это!!! Отшвырнув треклятый клык в сторону, я рухнул на плоть и истерически завопил, смеясь и плача одновременно. Мать-кобыла, ну почему же так больно?!

Но на этом муки не закончились: я дико хотел пить, и зубы горгульи хоть и были треснуты, не позволяли мне выбраться через рот. И тут я вспомнил про кровь, в луже которой лежал. Должно быть, она еще не застыла! Я опустил морду в солёную жидкость и с отвращением начал пить. Несколько раз тугой комок подкатывал к горлу, и каждый раз я проглатывал его вместе с красной субстанцией. Мой мозг вопил, но его мнение мне было абсолютно безразлично — я же должен жить!


Из-за того, что зубы закрывали выход из пасти, и того, что сквозь щеки горгульи прорубиться не удавалось, мне пришлось лезть через внутренности дохлой твари. О, богини, как же это было отвратительно! В жизни не испытывал более противных ощущений. Я чувствовал себя глистом, ох, даже рассказывать об этом не хочется, думаю, вы и сами понимаете, насколько может быть ужасно что-либо подобное.

Выбравшись из, простите, задней части убитого чудовища, я обнаружил, что нахожусь в каком-то медицинском здании. А судя по красочным плакатам с правилами обращения с жеребятами, это была детская больница. Сбитая звуковой радугой, горгулья упала сюда и пробила бетонную стену. Похоже, Рейнбоу Деш с остальными давно улетела. Я почувствовал укол обиды: могли бы и меня поискать! Хотя... да кто я вообще такой для неё? Расходная единица, вот кто! Сражаешься бок-о-бок с генералом — молодец, пропал в бою — да и дьявол с тобой, Айрон Лоуген! Кому ты нужен, кроме себя? Да и нужен ли ты себе, а?

Послав мысли куда подальше, я начал шариться по просторной комнате, в которой находился. Даже после вторжения демонов, тут царила настоящая медицинская чистота. Табуретки, стулья, стол с какими-то бумагами в синих папках с эмблемой Объединённой Аэромагической... так, понятно, куда я попал. В углу стоял большой белый металлический шкаф, по толщине стенок сравнимый с сейфом со сверхсекретными данными внутри. В его верхнем углу едва заметно светилась синим светом сенсорная панель с цифрами и надписью "Ячейка №17: Мед. принадлеж.". Хм, пара аптечек мне бы сейчас не помешала, да и отмыться от крови и, эм, кое-чего похуже, в чем я перемазался внутри чудища было бы неплохо. Только вот одна проблема: к шкафчику-то нужен код, а где его узнать — непонятно. Я в задумчивости постоял перед шкафом, разглядывая табло, а потом ввел "1-2-3". Табло изменило цвет на красный и отрицательно загудело. Понятно, лечить просто так меня не будут. Я обошел комнату еще раз, ищя какую-нибудь бумажку или записку с кодом, даже порылся в скучных папках. Ничего. Похоже, у владельца этого шкафа была хорошая память.

"Или хорошая фантазия" — подумал я, когда обнаружил листок внутри ручки, стилизованной под шприц. Развернув его, я скривил окровавленные губы в горькой усмешке, ибо там было написано следующее:

"Сумма цифр дня рождения приятельницы твоего соседа справа". Я прочитал это еще раз, затем еще раз, а потом хлопнул себя копытом по лицу

"Сумма цифр ДНЯ" — возмутился я в голове — "ДНЯ, елки-палки! Как это вообще понимать?!"

"Или просто ты тупой" — сказал мне мозг, — "Иди, все равно тут ничего не добьешься!"

А я вот взял и добился! И знаете чего? Открытия этого шкафчика и полного разочарования! Выйдя из комнаты, я увидел КПК, лежащий на полу совсем рядом. Когда я поднял его и включил, он вывел на экран сообщение о гибели некой Аргон Кристэл, и попросил ввести ключ охраны для разблокировки. Не поверите, но "1-2-3" сработал! И я получил доступ ко всем данным на компьютере. Я открыл список аудиозаписей, и сразу увидел ту, которая была мне нужна: "Код шкафа №17". Я тут же вернулся в покинутое мною помещение, и включил воспроизведение. Из динамиков полился радостный и приятный молодой голосок.

Привет! Меня зовут Аргон, и эта запись сделана совершенно по приколу, потому что это мой лучший день за всю мою жизнь, и я просто не могу не поделиться радостью с вами! Сегодня я наконец-то получила право заниматься своей любимой работой в самом лучшем месте на свете! В ОАК-сити! Знаете, когда я поступала на работу в Объединённую Аэромагическую, то думала, что меня все время будут окружать серьёзные мордочки скучных учёных, но все оказалось совершенно иначе! Все вокруг такие приветливые и жизнерадостные, что я просто в восторге! Ух! Ладно, хватит бессмысленной болтовни, сейчас скажу что-то очень важное! Очень-очень-о-о-о-очень важное! Это код для шкафчика в моем кабинете. Хм, постойте-ка, а зачем вы слушаете мои записи? Вы кто? Если вы-не я, то положите КПК на место, потому что брать чужое нехорошо! Будьте хорошими пони, и тогда я не пожалуюсь охранникам на вас. Вы не думайте, что я, хе-хе, такая неосведомлённая! КПК следит за тем, кто его берет, так что усь! Ну ладно, не бойтесь, я добрая пони. Я никому ничего не скажу. Я даже скажу вам код от шкафа, если вам он очень нужен. Вот, запоминайте: 7-4-6. Запомнили? Ну, теперь идите, и открывайте его в свое удовольствие. Пока-пока!

Значит, запись на бумажке была от чего-то другого. Вот и хорошо.

Я, радостный, бросился к шкафу, ввел код, и знаете, что я там обнаружил?! МЯГКИЕ РЕЗИНОВЫЕ ИГРУШКИ ДЛЯ ЖЕРЕБЯТ!!! ГДЕ АПТЕЧКИ? ГДЕ ПЛАЗМОМЕТ?! У меня бесследно исчез последний дробовик, а тут такое! Я дико разозлился, и, плюнув, вышел в коридор. Кстати, КПК в тот момент установил соединение с какой-то охранной системой и начал отслеживать мое состояние. Даже здоровье показывал: 31%, и комментировал "близок к смерти". Отлично, просто супер!


Здание оказалось двухэтажным роддомом. Стальные гидравлические двери, отделявшие кабинеты местных мед. регистраторов от "врачебной" части здания, были закрыты электронным охранным замком, который покорно открылся, когда я прислонил к нему специальную контактную панель КПК. Ужасная картина открылась моим усталым глазам: шестеро зверски убитых охранников, с вырванными внутренностями и расколотыми головами. Все было облито кровью. Кишки, рассыпавшиеся по полу, словно чертовы макароны, желудки и мозги, размазанные по стенам, будто адская краска. Я почувствовал, как по телу бежит мелкая дрожь, как зубы начинают нервно постукивать друг об дружку. Оружия у бедных пони не было, а броня была настолько сильно повреждена, что использовать её было невозможно. Они ничем не могли мне помочь, кроме как предупредить об опасности... черт, черт, ЧЕРТ! Мне не хотелось идти дальше, но спуститься на территорию жилого сектора ОАК-сити, в котором и располагался роддом, через окно я не мог — даже второй этаж находился слишком высоко от земли, а изобретать что-либо в таком состоянии я не мог. За изуродованными телами была темная лестница, ведущая куда-то выше. Странно, третьего этажа вроде бы тут не было. Но что же делать? Я медленно заковылял к ней. Подъем привел меня в узкий проход, заполненный плакатами о гигиене на стенах и рассыпанными гильзами на полу. В конце, между обычной и металлической дверьми, лежал еще один труп. Кобыла-пегас в полностью закрытом черно-красном шлеме и огромными дырами в шее. Я боязливо сглотнул: какие когти могли оставить такие следы? Рядом с убитой лежал копытный пистолет. Я подобрал его с чувством благодарности и сожаления. Копытным оружием я стрелял куда хуже, чем ротовым, но все же это было лучше, чем ничего. Я взглянул на таблички над дверьми. У простой двери — палата для рожениц, над металлической — выход. И естественно, черт побери, металлическая не стала открываться даже после того, как я потыкал в неё КПК Аргон Кристэл.

Однако мои уши уловили тихий плач, сопровождающийся приближающимися шагами. Звуки доносились из-за обыкновенной двери. Я повернулся к ней лицом, и, вжавшись в стену, выставил перед собой пистолет. Сердце бешено застучало, отдаваясь в висках, под шкурой похолодело, ледяной пот заструился по моему лицу. А некто подходил все ближе.

— Сюда, солдат... — послышался тихий голос из-за открывающейся двери.

Передо мной предстала истекающая кровью, белая единорожка. Её тело было покрыто глубокими рваными ранами, а глаза... её глаза закатились назад, открывая взору их заднюю часть с оборванными нервными нитями. Мои внутренности сжались в комок, копыто едва удерживало оружие. Сделав несколько шагов к мне, она рухнула на спину, обнажив... О, МАТЬ-КОБЫЛА! Её живот, и бедра, и круп — все было разорвано и смешивалось в ужасную кашу. Внутренности выпадали на пол и источали гной! И она еще жила при этом!

— Они... — заскулила единорожка — забрали мое дитя...куда...? Куда же...?

Все вдруг заиграло красной гаммой. Я почувствовал, что дрожу не только сам, но и пол подо мной. И тут пронзительный, душераздирающий визг прорезал слух.

— Мама!

Я потерял контроль над собой, но его быстро перехватил мозг. Чудом он заставил мое копыто отправить пулю прямо в лоб несчастной. Та опрокинула голову на бок, и смогла едва слышно прошептать:

— Мой ребенок...

— "Ты помнишь свой грех...? Грядет суд..." — зловещим ветром вонзился дьявольский глас в мое сознание.

Я тяжело выдохнул и опустился на пол. О, Луна, поверить не могу, что это происходит со мной! Такого даже самому последнему ублюдку на свете не пожелаешь! Почему я? За что, мать вашу?!

И снова из-за пресловутой двери послышался кобылий голос:

— Помогите! Доктор? Охрана? Хоть кто-нибудь? Где все?

Что бы там ни было, я должен пойти туда и разобраться. Ох, пусть моя смерть не будет ужасной!

Я стиснул зубы и поднялся. Перешагнув через труп единорожки, я вошел в большое помещение со множеством бордовых от крови кроватей и прикрепленных к ним непонятным приборам, вероятно, медицинского назначения (А какие еще механизмы могут быть в таком месте?). Большая часть коек была пуста, но на некоторых все еще лежали мертвые кобылы.

"Что за хрень с ними произошла?! Их будто рвали изнутри!" — подумал я, бросая взгляд на выдранные наружу внутренности с костями, и одновременно борясь с дрожью. Я нечаянно задел какую-то склянку, лежавшую на полу, и та с резким звоном стукнулась об одну из кроватей.

Тут же последовал вопрос:

— Кто здесь? — спросила плачущим голосом красная пегаска, лежащая на единственной чистой койке.

Я шагнул к кобылке и с удивлением увидел, что она была цела и невредима.

— Все-все хорошо, я охрана — пробормотал я, превозмогая настоящий циклон эмоций, образовавшийся от смешения шока, ужаса и радости.

— Позовите доктора... пожалуйста... мне очень плохо... прошу, позовите его скорее!

Я замялся. Что мне ей ответить? Сказать, что монстры вторглись в наш мир, и что нам всем скоро крышка? Стащить её с койки, дать оружие, и попытаться сбежать отсюда вместе с ней? Черт, все варианты бесполезны! И вообще, она видит меня, или нет? Погодите-ка...

Я наклонился и увидел, что глаза пегаски широко раскрыты, но зрачки закатились назад. Проклятье, она слепа! Живот кобылки был дико вздут. Гораздо больше, чем у нормальной беременной пони!

— Что же вы... молчите? Мне нужна помощь… сей... се... се... — внезапно она болезненно застонала и смяла простыню копытами: в её животе что-то зашевелилось. Кожа начала вспучиваться в четырех местах, а затем лопнула с отвратительным хлопком.

— Ма... — из чрева несчастной высовывались четыре огромных черных когтя, изогнутых, словно рога буйвола. Они рвали плоть пегаски, словно бумагу! В моем сознании все помутилось, и я отступил назад.

— Ма! — через разорванную кожу начала выходить лысая голова жеребенка, искривленная в жутком оскале, затем голое бледное тело, со слабыми крылышками, а дальше... культя вместо задних ног.

Монстро-жеребенок улыбнулся мне, а затем вонзил свои чудовищные когти в горло матери. Я, поражённый не мог даже пошевелиться. Я мог лишь стоять и смотреть, как он вгрызается в бедную пегаску, и жует её мясо. Я пытался совладать с собой, но не мог. Головокружение пошатнуло меня, и я рухнул на пол, громко звякая оружием. Чертов жеребенок посмотрел на меня и снова заулыбался во весь свой кровавый рот.

— Мам-мя — пропищал он и вдруг, взмахнув своими крылышками, прыгнул на меня. Его когти непременно бы раскроили мне голову, если бы я инстинктивно не защитился копытом. Жеребенок получил удар в морду и плюхнулся наземь. Я был слишком обескуражен, чтобы добить его выстрелом из пистолета, поэтому он тут же вскочил и снова бросился на меня с противным визгом. Его когти полоснули меня по копыту с ножом, оставив глубокие порезы. Свалившись на пол, он снова подскочил и снова ударил меня по ноге. Боль. Боль вернула меня в реальный мир и заставила бороться за жизнь!

Зарычав, словно дьявол, я сбил поганого монстрика на очередном подлете и, прижав к полу, начал пинать его. Получив несколько очень болезненных, судя по его визгу, ударов, жеребенок поднял на меня глаза и злобно зашипел. Я придвинул свою морду к его и издал такой рев, от которого сам немножко сбавил ярость, и, приставив ко лбу отродья пистолет, выпустил две пули. Его башка разлетелась на мелкие кусочки, забрызгав меня смердящими гнилью мозгами.

Едва успел я облегченно вздохнуть, как откуда-то с потолка свалилась пластина вместе с еще одним жеребенком-монстром. Я сумел дважды выстрелить в него, прежде чем он атаковал. Жаль, что одна пуля пролетела мимо. Чертово копытное оружие! Однако попадания даже одной пули в переднюю ногу жеребенка было достаточно для того, чтобы его кость с хрустом лопнула и отвалилась. Я бросился к раненому врагу, и вонзил нож ему в череп, после чего он еще немного подёргался и замер.

И тут начался настоящий ад! Монстры-жеребята повылезали отовсюду, наполнив роддом своими жалобными криками. Я не помню во всех деталях тот бой, но могу сказать со всей ответственностью — то была настоящая кровавая баня! Пули пистолета очень быстро закончились, и я пошел в копытопашную. Когти проклятых жеребят резали меня, вызывая жуткую боль и заставляя меня выть вместе с ними. Мой нож рвал и кромсал хрупкие разлагающиеся тела, копыта яростно давили тонкие хрустящие кости, а взгляд заплывал кровью, делая меня таким же страшным чудовищем, как и мои враги. И все было для меня лишь страданием, тяжелым и мучительным! Где-то на задворках подсознания Икона Греха паскудно ухмылялась, глядя, как я умираю, но тогда я изгнал разум из себя, обрушив на монстров силу столь же ужасную, сколь и они сами!

Один жеребенок прыгнул мне на спину и опустил когти мне в холку. Я вырвал его из себя и бил, бил, БИЛ, ПОКА ОН НЕ ПРЕВРАТИЛСЯ В КАШУ ИЗ ДЕРЬМА И КРОВИ!

Все монстры были мертвы. А я чертовски ранен. В изнеможении я упал на пол рядом с убитым мною жеребенком и в истерике загоготал, катаясь по полу.

— Уроды! Дьяволы! Сволочи! Отродья проклятые!!! — ревел я — Че, думали меня изнасиловать, ублюдки?! Да я вас сам изнасилую к чертовой матери!!! Ар-ха-ха-ха-хаааа!

Что-то пищало. Я немного очухался, и навострил уши, пытаясь понять, откуда идет звук. Так... что-то во мне... а! Это же КПК Аргон Кристэл в моем кармане! Ну-ка, ну-ка, на что ты там жалуешься? Сколько у меня здоровья? 7%? Ух ты, просто здорово!

"Стоп, с каких пор ты стал определять свое состояние не по самочувствию, а по каким-то цифрам на компьютере?" — спросил меня мозг и, зная что я не отвечу, добавил — "Иди, пошарься на предмет аптечки, должна же быть хоть одна во всем роддоме!"


И действительно, после непродолжительных поисков я обнаружил довольно большое количество медикаментов, которые быстро привели меня в порядок (Подняли здоровье до 87%!!!). Я решил повнимательнее изучить КПК, и присел в углу комнаты. Большинство записей Аргон Кристэл было посвящено каким-то документам, отчетам и прочей дребедени. Однако с двадцать четвертого числа прошлого месяца начинались аудиофайлы, имеющие непосредственное отношение к жеребятам-монстрам. Я запустил запись "Роды Артлист Боард". Зазвучал взволнованный голос Аргон Кристэл.

Сегодня рожала Артлист Боард, дочь нашей начальницы охраны. Я обычно не слежу за родами, но на этот раз... о, богини! Я сидела в своем кабинете и писала отчет, как вдруг услышала страшные вопли, доносившиеся из родильной палаты. Это... я никогда бы не подумала, что кобыла может издавать такие звуки! Весь персонал выскочил из своих офисов и столпился у дверей. Врачи, конечно, никого не пустили внутрь, но этот крик... Он был ужасен... ох, даже сейчас меня передергивает при одной мысли о нем... Кто-то требовал дать несчастной успокоительное, обезболивающее, или вовсе усыпить её... крик продолжался около часа... а потом прекратился так же резко, как и начался. Ох, никому так и не объяснили, в чем дело. Я попытаюсь выяснить это через подругу — акушерку.

Следующая запись называлась "Жеребенок Артлист Боард". Аргон Кристэл говорила еще нервнее и в её голосе чувствовался неподдельный страх.

Подруга сказала, что ребенок родился уродцем с... эм... жизнеспособной мутацией. Она даже согласилась показать мне его фотографии. Ох, он ужасен! Без задних ног, с острыми раздвоенными передними копытами... Луна святая, и он еще улыбается... Я... я вообще не могу представить себе, как ТАКОЕ могло случиться у нас! Неужели Артлист не делали УЗИ и прочие процедуры по выявлению генетических ошибок? Нет, нет, нет! Вроде бы я даже составляла отчет о её состоянии! Ох, а жеребенка забрали в изолятор, где... будут изучать? Я не понимаю... А еще... Артлист умерла... Богини, оградите нас ото зла, оградите нас ото зла!

"Жеребенок#2"

Я узнала предположения врачей по поводу уродца... Они считают, что мутация началась в последние дни, если не часы беременности... это глупость... это же невозможно! Так... не бывает... просто не может быть! Жеребенок разумен и агрессивен. Он пытался поранить одного из врачей. Слава Селестии и Луне, что ему это не удалось! Беднягу медика могло запросто распороть такими... когтями...

Далее следовал "Синдром черуба". Аргон, похоже, была на грани нервного срыва. И её эмоции передались мне с мурашками, вновь побежавшими по телу.

Десять рожениц. И десять одинаковых мутаций. ДЕСЯТЬ! Это проклятие какое-то! Это... не может быть простая ошибка, это что-то гораздо худшее! Всех жеребят с таким уродством назвали "черубы" и отправили в изолятор... Говорят, это какая-то болезнь... я не знаю, что думать... я не могу нормально спать — мне сняться эти уродливые, отвратительные, лысые тельца! Я... я не могу больше находиться здесь! Мне нужен отпуск, мне нужен отдых! Я скоро совсем сойду с ума! Слухи об этих жеребятах просачиваются в общественность. К нам скоро перестанут ходить рожать! Нам... доверяли, а теперь... *всхлип* теперь... к нам собирается приехать какой-то инспектор, а наши главные врачи — доктор Пинкхарт и доктор Кризис — вообще сейчас в стране зебр, и, может быть, даже не знают, что здесь происходит! Я... *еще всхлип* завтра состоится собрание врачей роддома, и я надеюсь, что они положат конец этому ужасу... иначе... ох...

Тень. У двери палаты виднелась черная тень. Она не двигалась, просто стояла там. Я тут же затаил дыхание и прижал КПК к груди, мысленно сжавшись в микроскопический комок. Послышался звук плоти, трущейся об пол. Я чуть подвинул голову вбок, дабы увидеть, как кровавое тело единорожки, убитой мною у входа в эту палату медленно поднимается куда-то вверх и исчезает во тьме вентиляционной шахты. Мои уши задрожали, когда их достиг звук чавканья и хруста костей. Я сглотнул. Нужно убираться отсюдова, пока не поздно!!! Я стиснул зубы и осторожно поднялся. Может, мне удастся выбежать из палаты незамеченным? Ведь, если меня до сих пор Оно не обнаружило, то, вероятно, ориентируется оно не на запах. А что дальше? Я выбегу, но гидравлическая дверь-то все равно закрыта! Или... Но все равно из этой комнаты нет выхода, тут даже окон нет! Единственный вариант — вернуться!

"Ну давай, только не дай ему меня съесть, хорошо?" — с надеждой попросил меня мозг — "Ради богинь! Ради Эквестрии! Ради крупа Рейнбоу Деш!!!"

"Эй, я не претендую на Рейнбоу, не надо!" — ответил я ему и, положив КПК в карман того, что осталось от моей солдатской попоны, двумя скачками оказался у выхода из комнаты. В следующую секунду я прошмыгнул в проход с мертвой кобылой-охранницей. Гидравлическая дверь все так же была заперта.

— Мл-ао-р-р-р! Мл-ао-р-р-р!!! — донеслись резкие звуки из вентиляции. Пара ярко-желтых глаз сверкнула в черноте и скользнула куда-то вверх. Я услышал мягкие и быстрые постукивания по металлу.

— Вот дерьмо!

Топот приближался, с каждым ударом все сильнее вселяя в меня панику. Я судорожно оглядывался по сторонам, ища спасение! Враг совсем близко! Проклятье! Он прямо надо мной! Луна, молю, спаси меня!!!

И спасение пришло — табло металлической двери вдруг засветилось зеленым, и та с шипением открылась. Спасибо! Я рванул туда, не задумываясь, и оказался в длинном коридоре со множеством обыкновенных дверей и лестницей спуска в конце. Так быстро я даже под пинками Рейнбоу не бегал! Озлобленные вопли следовали за мной прямо по пятам. Почти добежав до лестницы, я услышал, что топот обогнал меня. Я едва успел затормозить, когда с потолка свалилась железная плита, а за ней — яркий синий фаербол. Раскаленные брызги металла обожгли мне передние копыта, и я, едва успев сообразить, что происходит, неуклюже кинулся вбок, выбивая своим телом хлипкую пластиковую дверь. С ревом в коридор спрыгнул демон, слишком опасный для того, чтобы разглядывать его. Непрерывно рыча, он буквально влетел в комнату, загораживая единственный выход — теперь я в ловушке. В страхе я не нашел ничего умнее, чем швырнуть в него большим пластмассовым стулом, подвернувшимся под копыто. Монстр отбросил его в сторону и перешел в атаку. Длинный хвост обвился вокруг моей передней ноги и свалил меня на пол. Тварь подтянула меня к себе и непременно бы прикончила ударом здоровенных когтей в горло, не закройся я вовремя свободным копытом с ножом. Мои кости захрустели от страшного удара, но все же выдержали и не сломались. В ответ я полоснул оскаленную рожу своим лезвием, что сопровождалось пронзительным визгом. Хвост демона ослабился, и я ударил противника вторым копытом. Монстр отвел свой длиннющий хвост назад, а потом резко стукнул меня им по макушке, слегка дезориентировав. Воспользовавшись моим замешательством, он нанес мне два удара своими передними лапами по шее. Заорав, я бросился на него, сбив на пол и прижав всем своим весом. Он рвал меня когтями, а я бил его голову копытами. Мы оба дико выли от мучительной боли, но продолжали в ярости убивать друг друга. Я, как и он, боролся за жизнь. Только вот милость богинь была на моей стороне, и в какой-то момент мне удалось проломить твердый череп твари и вылить оттуда все мозги. Лапы демона остановились и упали, а легкие, если они у него были, выпустили воздух.

Я откинулся назад, пытаясь побороть жгучую боль в местах глубоких порезов. Так... вроде бы ни одну из артерий он мне не перебил. Уже хорошо. Я осмотрел поверженного врага. Это было черное существо размером чуть побольше среднего пони. Его кожа как будто состояла из множества тонких нитей, сплетенных воедино. Выглядело хрупко, но на деле... Голова имела перевёрнутую Y-образную форму с утолщением в середине, а рот был раздвоен, как у телепортирующегося демона, которого я встречал ранее. Длинные лапы имели по два толстых когтя, а хвост... был просто хвостом безо всяких выкрутасов.

Надо наконец выбраться из этого долбанного роддома!


Плохо, когда идешь один по темному коридору. Плохо, когда за спиной раздается хищное шипение. Плохо, если ты земной пони. Вдвойне плохо, если ты — сержант Айрон Лоуген!

Но что еще хуже, так это то чувство, когда, выйдя на разбитую улицу жилого района, наполненного полуразрушенными коробками домиков, ты понимаешь, что в треклятом роддоме было куда уютнее и безопаснее! На широких, заваленных кусками бетона, улицах, опасность не будет долго таиться и выбросит целую тучу разношерстного зла на твой несчастный, побитый круп!

А ведь все могло быть иначе! По крайней мере, со мной.

Я родился и вырос среди зебр. И мои родители были почти единственными пони, которых я знал. А что же до полосатых, то они были вполне дружелюбны. Ну, большинство из них. Пони оказались народом куда более противным. Да, я знаю, что сужу в основном по тем отбросам, с которыми, приехав в Эквестрию, потерял два с половиной года своей жизни. Этот шаг был моей огромной ошибкой, и я понял это почти сразу, но было уже поздно! Лучше бы я остался там, в зеленой и диковатой стране бело-серых лошадей. И погиб бы там в первые минуты вторжения...

В этих ошибках виновен лишь я. И лишь себя я должен корить за все, чем испортил себе жизнь. Нет, я не просто приехал в Эквестрию, я СБЕЖАЛ туда. Моя глупость начала проявляться еще до этого... Черт, даже вспоминать больно.

Не знаю, стоит ли мне вам рассказывать о моем прошлом. Мы же с вами едва знакомы, не так ли?


[2 — https://www.youtube.com/watch?v=vWMPt6YAUFA&index=10&list=PLF4EfK_LdTIDuxFAPMQ66MGP47HDSNioN ]

Ориентируясь по карте, повешенной на чудом уцелевшем стенде, я нашел охранно-пропускной пост рядом с большой, запертой экстренным замком, дверью, закрывавшей вход в низкое и плоское здание. Эта дверь меня и мои права, естественно, ни во что не ставила, о чем свидетельствовало неприятное гудение. А вот в тесную охранную кабинку, шириной и длиной всего в пару метров, замки меня охотно впустили. Внутри было темно, несмотря на широкое окно, через которое проникали остатки сумеречного света. И еще воняло гнилой плотью. А вот, кстати, и источник этого "аромата": я осветил облитый кровью труп охранника светом КПК. О, круто! У него еще и автоматический копытный дробовик!

Взяв оружие и удостоверившись, что оно заряжено и взведено, я оглядел терминал, встроенный в стол у окна. Даже мне не составило труда найти у него кнопку включения. Активировавшись, компьютер потребовал код доступа. Ничего себе! 1-2-3 снова сработал! Они что, совсем ничего не боялись?

С помощью терминала я открыл шкаф, встроенный в противоположную стену. Посветив туда КПК, я обнаружил раздавленный разлагающийся труп. В отличие от только начавшего гнить тела охранника, этот мертвец как будто пролежал там уже недели две. Я с отвращением протянул копыто, чтобы вытащить его, как вдруг он со стоном пошевелился и поднял на меня голову с закатившимися глазами. Мое копыто сработало четко, хоть и с небольшим замешательством — от сильного удара голова зомби буквально развалилась, вызывая у меня тошноту. Я вышвырнул мертвяка на улицу, и принялся собирать "дары" из шкафа. Две пачки патронов с картечью, три пистолетных магазина, громоздкая черная бронепопона со шлемом и какая-то цилиндрическая штука с желтой полоской.

"Запри-ка дверь снова, приятель, а то я чувствую, что как только ты нацепишь на себя что-нибудь из этого, тут же нагрянет целая орава всякой нечисти!" — дружески подсказал мне мозг.

Последовав его совету и закрывшись на замок, открываемый со все того же терминала, я принялся экипироваться. Грязная, вонючая и изорванная армейская попона, липкая от крови, полетела на пол. Приятный холодок пробежал по моему телу. Решив насладиться им подольше, я пошарил базу данных терминала на предмет какой-нибудь интересных записей, и включил нечто многообещающее: "Дебилы". Из динамиков послышался грубый и резкий кобылий голос.

Это аудиозапись Блэклист Боард, главы охраны ОАК-сити. Дата... а черт с ней, кому это нужно? Значит так, охранник! Исходя из последних событий я делаю вывод, что большая часть всего охранного состава является конченными идиотами! Мне надоело получать каждые полчаса одно и то же письмо: я забыл код своего сектора, шкафа, двери, унитаза и банки из-под ушных палочек! Не знаю, по каким психушкам набирают этот сброд, но мне это все уже в крупе сидит! Я поменяла все, абсолютно ВСЕ охранные коды ВСЕХ секторов на "один-два-три"! Это жесточайшее нарушение правил, но я, блин, уже не могу терпеть эту хренотень! И что, ты думаешь, я получила на следующее утро после этого?! ЕЩЕ ОДНО ТАКОЕ ЖЕ, МАТЬ ВАШУ, ПИСЬМО!!! Ну три цифры-то можно запомнить, или нет?! Короче, слушай меня внимательно. Если еще хоть кто-нибудь спросит у меня код, то будет уволен ко всем чертям! И со штрафом в пятьсот бит! Я не шучу! Мне нужны бойцы, а не дауны! И если ты сейчас стоишь в ступоре у двери с кодовым охранным замком, то получи от меня подсказку в последний раз! ОДИН-ДВА-ТРИ! Запомнил? Вот и молодец! Отбой.

Я усмехнулся и мысленно поблагодарил главу охраны за такое значительное облегчение, а то, похоже, мне бы пришлось возиться чуть ли с каждой дверью. Хотя вон та дрянь снаружи... о, так её же можно открыть с этого компьютера! Только надо сначала натянуть броню. Бронепопона была как-то уж слишком сложно устроена, и потребовала не один десяток минут, чтобы расстегнуть металлические скобы и столько же, чтобы застегнуть их уже когда я нацепил её на себя. Броня была жесткой и тяжелой, однако почти не мешала двигаться. И, что еще хорошо, у нее были встроенные карманы и крепления для оружия! Шлем не имел забрала, полностью закрывающего лицо — вместо этого у него были толстые очки. А еще у него было встроенное радио. Только вот при включении оно лишь плевалась в уши бесконечным шипением помех. Я долго вертел цилиндрическую штуковину, лежавшую в дальнем углу шкафа, пока не понял, что это такое — вакуумная граната. Звучит футуристично, однако я не знал ни того, как ею пользоваться, ни того, какой эффект она возымеет на противнике — инструкцию на неё приклеить никто не догадался. А жаль.

С терминала, как я понял, можно было открыть экстренный замок нажатием одной кнопки. К сожалению, я понял все неверно.

— Внимание, — заговорил приятный кобылий голос, — для подтверждения разблокировки замка необходима команда с другого охранного поста. Пожалуйста, поторопитесь, иначе дверь подземной транспортной ветки №2 перейдет в режим карантина и запечатается через пять минут.

— Да чтоб тебя! — я открыл дверь поста и выскочил оттуда, идя на трех ногах — на четвертую был повешен автоматический дробовик.

И тут же вокруг меня засверкали оранжевые вспышки! Четверо обезьяноподобных монстра с шипением бросились а атаку, попутно швыряя огненные шары. Уворачиваться почти не составляло труда — я был на открытом пространстве, однако им в считанные секунды удалось окружить меня. Два выстрела дробовика заставили монстра пошатнуться, а третий оторвал ему верхнюю лапу. Яркий фаербол прилетел мне в бронированную грудь. Жар обжёг тело, однако серьезного урона я не получил. Еще три выстрела выбили дух из второго монстра. Третий рванулся на меня, нанося сильный удар по шлему. В голове зазвенело, но я не потерял контроля над собой и рассек ножом грудь врага, а затем добил его выстрелом дробовика в голову в упор. Фейерверк из крови, костей и мозгов красноречиво объяснил последней твари, что её ждет. Жаль, что она не поняла урока. Еще двух выстрелов автоматического дробовика с лихвой хватило, чтобы уложить её.

Жалобный визг, который издал монстр без руки заставил меня обернуться к нему и, подойдя, прижать его уцелевшую лапу своей ногой.

— Вы кто такие?! — грубо рявкнул я, приставив оружие к многоглазой башке

— Тан-н-н-н-нту-у-у-у-м пас-с-с-с-с-с-сус ес-с-с-с-с пр-р-р-р-ро те-е-е-е-е, ф-ф-ф-фил-л-л-ли Храддо!(*) — прошипел он в ответ, злобно скалясь.

— Очень понятно, спасибо, — сплюнул я и разнес голову демона на мелкие кусочки.

"Звучало, как язык... ведут себя, как звери, а говорят! Вот только что? Он меня сейчас матом обливал, или отвечал на мой вопрос?"

— Внимание, до того, как дверь подземной транспортной ветки №2 запечатается через три минуты!

— Вот черт!


— Ойоойойоойойойойойойоой! — бормотал я, когда до блокировки оставалась одна минута, а соседний охранный пост не пускал меня. Блокировка из-за гибели начальницы охраны. И ничего нельзя сделать! Однако, на мое счастье, после ввода "1-2-3", они отменили запечатывание, и потребовали повышения пропускного ранга. Коды, десятки видов замков, уровни пропуска... а я только решил, что все будет просто... ну что ж делать? Надо искать КПК Блэклист! Будь тут Рейнбоу, все бы решилось просто и быстро, но нет, елки-палки, судьбе угодно забросить меня сюда одного, раненого, и пичкать монстрами, аудиозаписями, и прочими атрибутами какой-то фантастической ерунды! Вот только эта ерунда реальная!


Четырехэтажное здание администрации жилого центра. Думаю, именно здесь я найду этот дурацкий КПК, а с ним и огромную пушку, звездолет, Рейнбоу Деш и коллекционное издание космической стратегии "Ponyworld"!

Вот только встретило оно меня огромной толпой зомби! Кровавые, разлагающиеся пони побежали на меня с жутким ревом. Я не особо волновался за себя, ибо моя броня была достаточно прочной для того, чтобы выдержать напор зубов и копыт. Прицепив дробовик к спине, я вступил в ближний бой. Мои тяжелые копыта с легкостью ломали хрупкие кости, а нож проходил сквозь гнилую плоть, как через бумагу. Меня пытались укусить за шею, за челюсть, иногда даже за ноги, но зомби оказались настолько слабы, что их можно было назвать тупоголовыми мешками для битья!

Чего не скажешь о зомби-охранниках, которые открыли пальбу по мне сквозь дыру в потолке, как только я вошел внутрь, перебив всех безоружных зомбов. Мелкая пуля "Энфорсера" пробила мое копыто с ножом, вызвав сильную боль. Я мигом выскочил наружу и одел на копыто вместо дробовика пистолет. Тут мое радио внезапно включилось само по себе, и я услышал неразборчивое бормотание, которое мне, похоже, транслировал какой-то зомби-охранник. Я вспомнил, как бормотал зомби-караульный на гауптвахте. Отлично, если они все так любят болтать, то я буду прекрасно осведомлен об их присутствии!

Резко заглянув в дверной проем, я выстрелил в высовывающегося из-за перевернутого стола, зомби. Пуля со звоном отскочила от его брони, а мне пришлось быстро исчезнуть из поля зрения противника, чтобы его выстрелы не пробили мне горло.

— Ущшшшкаллмчкох! — с ноткой обиды сказал мне зомби, громко топая к двери. Я едва успел вытащить дробовик, когда он вдруг выскочил из здания и направил на меня автомат. В упор дробовик буквально разорвал броню на куски, а вместе с нею — и её обладателя.

На меня так же бездумно бросился второй, выкатившись на раздолбанный асфальт. Он умудрился выпустить в меня целую очередь, прежде чем был во второй раз убит моим оружием.

Не знаю, сколько оставалось еще зомбов внутри, но их было много и выходить они не спешили. Пистолетом убить их будет трудно... я подобрал два копытных "Энфорсера" с электронным показателем патронов, сообщавших, что оставалось еще 26 пуль, и открыл огонь в укрывшихся за дверными проемами каких-то кабинетов напротив. Короткая очередь пролетела мимо врага, разбив цветочный горшок за ним. Черт! Почему нигде нет ротового оружия?! Похоже, придется рисковать!

Вооружившись дробовиком и запихнув в него патронов до максимума, я бросился внутрь здания, прямо в комнату, где прятался враг. Снарядом влетев туда, я изо всех сил лягнул зомби, вбив его в стену, а затем разнес на куски дробовиком. Снова засверкали оранжевые огни. Демоны. Похоже, они действительно собираются меня убить на этот раз! Уже знакомый телепортирующийся монстр с лапами-серпами выскочил из молний позади меня. Непростительная ошибка. Мои задние ноги переломили ему позвоночник, а потом вдолбили в пол, выталкивая его внутренности наружу через пасть. Желудок, как желудок, кишки, как кишки, ничего сверхъестественного! Арргх! Фаербол прилетел мне прямо в защищенную голову, шлем начал плавиться, но все же пока удерживал форму и прочность. Да и жара моя голова почти не почувствовала. Я выбежал из комнатки, попутно пичкая дробью обезьяноподобного демона.

— Млао-о-о-о-р-р-р-р! — с потолка вдруг свалился хвостатый монстр, ударяя когтями мою бронепопону.

— СГИНЬ, СВОЛОЧЬ! — прорычал я, разделывая его из дробовика, который уже начинал становиться моей любимой пушкой.

Пули зомби-охранников, сидевших за цветочными клумбами на втором этаже, зазвенели об мою броню, заставляя меня укрыться за стоявшей рядом колонной.

"Энфорсером тяжело будет их убить, надо на второй этаж и там — дробовиком!" — решил я и понесся к лестнице наверх так быстро, как только мог. Шальная пуля снова пробила мне ногу с ножом, но рана была не столь значительна, чтобы остановить меня. Тяжелым топотом взбежав на второй этаж, я обрушил на зомби мощь моего оружия, превратив их в груды кровавого мяса и покореженного металла.

— Тебе не кажется, что это уж слишком убойная пушка, чтобы зомби ею не пользовались, а? — спросил мой мозг, подло сглазив: прошипев что-то по рации, из-за угла вдруг выскочил зомби с таким же дробовиком, что и у меня.

— Вот черт! — ругнулся я и рванулся назад к лестнице, когда мне в малозащищенный круп прилетела целая туча дроби. Дико завыв, я кубарем скатился по ступенькам вниз. Мой зад горел, передавая боль всему телу. Зомби приближался, оглушительно гремя тяжелыми ногами. О, Луна, я не хочу умереть сейчас! Я попытался подняться, но не смог — боль была слишком сильна. Бормотание зомби-охранника становилось невыносимым. Вот-вот он покажется на лестнице, прозвучит выстрел — и все, прощай, Коготь! Вот уже гнойно-кровавый шлем высунулся сверху! Нет!

В моменты паники моей слабой личности, мозг брал управление на себя, спасая в самые критические ситуации. Моя нога поднялась и пальнула в сторону врага. Но даже расстояния нескольких метров дробь была далеко не так смертоносна и, звякнув, отрикошетила от шлема зомби в стену. Однако он, видимо, сохранивший остатки разума, откатился в сторону и замер, продолжая что-то мямлить по рации. Я смог заставить себя отползти назад, к выходу. Заметив это, зомби сбежал вниз, где и был убит моим дробовиком. Ох, вроде всех перебил. Теперь — искать аптечки и КПК!


КПК Блэклист Боард лежал возле белой черногривой кобылы — пегаса во рваной попоне. Её кьютимарка представляла собой черный лист бумаги с неразборчивыми надписями на нем. Которые, кстати, выглядели так, словно их сделал какой-то пони. Хм... писать заметки прямо на своей кьютимарке? Круто, ничего не скажешь!

Мне очень хотелось послушать записи или даже прочесть письма этой пони, но я не рискнул больше сидеть долго на одном месте, и, собрав патроны с убитых зомби, поспешил покинуть здание, хотя мозг ненавязчиво советовал мне осмотреть и верхние этажи. Так же мне досталось несколько коробочек стимуляторов, которые встречались у охранников довольно редко. Парадокс, ведь они же вступали в бой куда чаще нас, армейцев! Помню, был случай, когда пьяные бандюганы ворвались в военную часть, и избили там всех солдат вместе с сержантом! А тот не смог даже ударить кого-либо из них, о расстреле нападающих и речи быть не могло — терпимость и милосердие! А сунься они хоть к одному охраннику — всех бы положил!

Иногда я спрашиваю себя: "Вот обязательно мне было идти в армию? Если так уж тянуло к пушкам, то мог бы пойти в охрану! Там и быдла меньше, и толку от каждого больше!". Ведь выбор у меня был! Я ведь мог... эх, но тогда мой мозг был настолько одурманен всем этим пафосным пиаром армии, что абсолютно ко всем остальным делам я относился с презрением. Я был глуп, чертовски глуп! Я плюнул в лицо тем, кто меня вырастил, кто был со мной в минуты тяжких душевных переживаний и телесных мук! И... когда они были готовы меня простить, я плюнул вновь, и лягнул под дых, а затем оставил, оскорбленных и униженных! И... о, проклятье! Лучше просто не думать! Стоит совершить какое-то дерьмо и сбежать, как оно начинает грызть тебя, не давая спать по ночам, и отрывая от дел днем...

Все-таки армия не была плохим выбором. В моем случае она была единственным моим моральным спасением. Внутренний духовный мир и то, что окружает личность, зависят друг от друга, словно сообщающиеся сосуды. Армия позволила мне уровнять гадость в душе с гадостью вокруг. А может быть и наоборот, она еще и ухудшила меня внутри. Я... я не помню! Первый год после того зебринского праздника я жил будто в тумане... потом вроде мне стало чуть лучше... или я скатился в такое абсолютное дно, что... ох, хватит! Время лечит, а думы калечат! Пора разобраться с более насущными проблемами!


КПК Блеклист позволил снять замок с пресловутой двери. Я было собрался погрузиться в изучение файлов пони, понравившейся мне еще со своего сообщения насчет охранников, но мне помешала оранжевая вспышка за окном охранного поста. Эй, кого там опять дробью накормить?!

Тут я почувствовал, как пол легонько вибрирует в такт доносившемуся гулу. Я вовремя заблокировал вход: снаружи донесся глубокий утробный рык. Черт! Такая тварь меня чуть не убила в военном городке! И вот она показалась, видимая на этот раз. Огромная бледно-кровавая туша с чудовищными передними лапами, большими, как колонны. Задние лапы видно не было, но это с лихвой компенсировала оскаленная пасть, размером с три-четыре моей головы. Два неимоверно больших, загнутых вверх, бивня, росли прямо из челюсти. Демон шагнул вперед, и я увидел его задние лапы — еще более крупные, чем передние, оснащенные тремя дьявольскими когтями.

Чудовище взревело поистине ужасным голосом и, немного отступив назад, бросилось прямо в стекло! Я отпрянул назад, когда смертоносные бивни пробили бронированный стеклопакет, осыпав пол сотнями мелких осколков. Судорожно подняв оружие, я выпустил тучу дроби в пасть монстра. Никакого эффекта. О, богини! Я в панике ударил по кнопке открытия двери поста и выскочил наружу. Тварь, похожая на лысого вепря-переростка, вытащила морду из стекла, и одним прыжком оказалась возле меня. Чудовищные бивни подняли меня воздух и бросили на землю. Я лишь чудом успел откатиться, иначе бы огромная лапа раздавила бы мне черепушку. Я пальнул из дробовика, однако дробь лишь завязла в толстом жире вепря. Я снова был поднят вверх и отправлен в полет к твердой стене полуразрушенного домика. Разбежавшись, монстр понесся на меня, яростно ревя и вызывая звон у меня в голове. Бивни смяли мою броню и пробили мой бок. Я завопил от боли, чувствуя, как они входят все глубже в меня. О, почему здесь нет Рейнбоу? Мозг! Сделай что-нибудь! Я не хочу умирать!!! Мое сознание начало ослабевать, в глазах потемнело и поплыло, но копыто все еще двигалось и тянулось... сердцебиение начало с гулом отдаваться в голове, а копыто нащупывало что-то металлическое... передо мной предстали образы моих родителей: отец глядел с явным осуждением, а мать с печальной болью... копыто зацепилось за металл и, резко дернувшись, вызвало электрический писк, пробившийся даже сквозь мое помутненное состояние. Маленький желтый цилиндр отправился в пасть демона.

У-р-р-р-р-рь-рь-рь-рь-и-и-и-и-и!

Оглушительный грохот на мгновение рассеял помутнение. Всего лишь на миг, но этого было достаточно для того, чтобы увидеть, как передняя часть вепря разлетается на части, обливая меня кровью и внутренностями. Я рухнул на землю, закрывая глаза.

"Вот же я везучий сукин сын..." — пронеслось у меня в голове, прежде чем все померкло окончательно.

~~~

"Узри зло, что внутри тебя!"

Икона Греха, парящая во мраке, приблизилась ко мне. Её вторая половина, что была сделана из плоти, вдруг начала расти, а потом превратилась в огромную реку из отвратительных лиц! Ужасный поток подхватил меня и понес на тошнотворных волнах прямиком в бесконечность. Я чувствовал, как что-то шевелится внутри меня... О, Луна! Если бы я мог, то закричал бы, но мне не было подвластно даже тело. Беспомощному и ничтожному, мне оставалось лишь смотреть, как дьявольская река втягивает меня в себя, погружая в абсолютную тьму.

А затем все исчезло...

Я начал судорожно дышать, пытаясь понять, где нахожусь. Я мог шевелиться, что уже было хорошо. Что-то шлепнулось рядом со мной, скрытое в темноте. Я, дрожа, подтянул к себе копыта. Ничего. Никаких звуков. Совершенная пустота.

И вдруг раздался этот душераздирающий вопль:

— МАМА!

Холодные когти опустились мне на шею, жеребенок-монстр прижался ко мне своей лысой головкой, а затем полоснул по горлу...

~~~

— Солдат! *шипение помех* Солдат, очнись! Сторожевой бот не сможет защ*помехи*. Ты должен помочь мне! Солдат! *снова помехи*.

Я с трудом открыл глаза. Большой металлический паук со множеством красных видеокамер копошился вокруг моего голого тела. Его металлические лапки бинтовали мой бок. Я вдруг понял, что не чувствую ни боли, ни немного одурманивающего эффекта стимуляторов. Как будто меня полечили... магией. Это было в моей жизни только один раз, когда я умудрился получить по голове падающей елью во время зимней вырубки леса. Тогда я был почти что при смерти, и врач, шутя, говорил, что будь в моей голове мозгов побольше — я бы не выжил после такого. Хотя, думаю, все-таки он был прав!

— Эй, приятель, ты откуда взялся? — спросил я робо-паука. А что такого? Могут же быть говорящие роботы!

Паук посмотрел на меня несколькими видеокамерами, а затем издал довольный писк. Его конечности закончили с бинтами и он, подойдя к моей голове вплотную, наклонился. Из паучка вновь донеслось шипение, а следом — голос, описать который было трудно из-за плохого качества звука.

— Ты жив! Отлично! Мена зовут Ксенон, я увидел тебя, умирающего, на камере наблюдения и послал охранного бота на помощь. Ух, я успел вовремя, а то бы тебя сожрали прямо здесь!

— Спасибо, — негромко сказал я, — Ксенон, правильно? Коготь. Приятно познакомиться. Я так понимаю, что мне нужно помочь вам убраться отсюда?

— Именно, Коготь, но у всего есть свои оговорки. Здесь, в ОАК-сити, остается важная информация, которую нужно бы прихватить с собой, прежде, чем бежать. Нет, это не какие-то отчеты, а данные, которые могут помочь нам в борьбе с этими существами! Но обо всем по порядку. Сейчас нужно вернуть тебе боеспособность и снабдить мощным оружием. Мой бот немного подлатал твою броню. Надень её.

Нацепив бронепопону не без помощи бота, я взял свое оружие, разбросанное вокруг, и спросил:

— Ксенон, я не из ОАК-сити, и попал сюда случайно, я весьма плохо ориентируюсь в этом месте, у тебя есть карта, или что-то в таком роде? И вообще, куда мне идти?

Легко, когда тобой командуют!

— Да, конечно, она есть у меня, но ею не обделен и твой КПК. Но, если тебе будет так удобнее, я буду направлять тебя, куда нужно. Итак, сначала ты направишься в лабораторные изоляторы, где скопируешь файлы с компьютера или КПК доктора Пинкхарт Дейлайт. Она единственная хранила данные о мутациях, произошедших за последнее время. Я думаю, эти существа как-то связаны с теми уродцами-жеребятами или пациентом ноль и один. Ах, точно, ты же не из ОАК! В общем, это довольно нелицеприятные организмы, с которыми лучше не встречаться. Так или иначе, но в этих данных может быть ключ к победе над врагом.

— И какой же? Неужели этими файлами можно будет за минуту убить всех чудовищ нахрен?

Ксенон кашлянул:

— Ну, не самими файлами, но с их помощью можно будет, например, изготовить биологическое оружие, которым уже уничтожить всех пришельцев!

— Ладно, что мне делать прямо сейчас?

— Иди на транспортную ветку под номером два. Не волнуйся насчет себя — у бота мощное оружие, он защитит тебя. А еще... упс! Черт!

Динамик робота издал щелчок и замолк. Постояв, я достал КПК Блэклист Боард, и, в поисках карты, наткнулся на видеозапись с названием "экстренное собрание генерально-администрирующего состава ОАК-сити". Я поставил видео на воспроизведение.

Длинный коричневый стол, занимающий почти весь белостенный зал. За столом сидят несколько пони в пиджаках с эмблемами ОАК. Одна из них сразу бросается в глаза — синеватая единорожка с морской гривой. Шейди Болл. Видна её кьютимарка — яркий белый шар, осыпающийся искрами. О! А вот, похоже, сама Блэклист, сидящая на главном месте с опущенной головой.

— Экстренное собрание объявляю открытым — сказала она хрипло-усталым голосом, подняв взгляд на камеру, которая, похоже, была расположена где-то на стене, на высоте этак полутора метров. Глаза Блэклист впали так глубоко, что это было видно даже на видео. — Леди, и джентльпони, дамы и господа, друзья и товарищи! Я больше не могу молчать и подчиняться тому, что мне говорит госпожа Пинкхарт!

Голос Блэклист окреп и она выставила копыто вперед, указывая, похоже, на розовато-желтую единорожку в очках и с красной гривой, завитой в косу.

— Это уже третьи сутки с тех пор, как пациенты ноль и один покинули изоляторы, убив охранника и медпони! С каждой минутой вероятность появления новых жертв растет, а вы требуете от меня безмолвия! Скажите, чего вы добиваетесь, Пинкхарт? Моя дочь мертва, как и десятки других пони, и все это вы требуете хранить в тайне? Зачем? Зачем, черт побери, а? — Блеклист перешла на крик, Пинкхарт медленно опустила голову — Молчите? Ну и молчите дальше, потому что сейчас буду говорить я, и только я! Я требую вовлечения в дело правления Объединенной Аэромагической Корпорации! И мне не важно, что вы на это ответите, Пинкхарт, потому что я передам им все сразу после этого собрания! Я...

— И погубите себя, — вдруг перебила её Пинкхарт жестким, но тихим голосом, — Управление обвинит именно вас в произошедшем, уж я об этом позабочусь! А теперь вы замолчите и будете слушать меня. Я закончу БШК "фауст" уже со дня на день, и тогда вся несанкционированная магия будет устранена. Вы же конечно понимаете, что это не мутация. Это нестабильное магическое поле, вызванное невежественным использованием донкельхейтума. Вы хоть можете себе представить, что будет, если он попадет в копыта общественности? Да что общественности, управление ОАК увидит в этом только товар. Товар, и ничего более! Для них это лишь еще один способ заработать!

— Но почему вы... вы... да как вы можете так спокойно говорить, когда пони вокруг гибнут! Умирают!!! — в голосе Блэклист зазвучали слезы, — Вы — монстр! Бессердечное отродье!!!

Блэклист рухнула на стол, обхватив голову передними ногами.

— Воды? — обеспокоилась Шейди, и подбежала к ней, бережно положив ей копыта на плечи, — Успокойтесь, пожалуйста.

Блеклист, должно быть, что-то прошептала в ответ, и Шейди вернулась на место.

Пинкхарт вздохнула и, протерев очки, продолжила с чуть более мягкой интонацией:

— Госпожа Блэклист, я понимаю вас и глубоко сочувствую вам, но прошу: никто, кроме тех, кто находится здесь, не должен знать о происходящем правды. Она может быть губительна! Мобилизуйте все свои силы, найдите и уничтожьте мутантов, но не говорите правды. Дайте мне еще немного времени, всего несколько часов! Это совсем немного, но это спасет всех нас! Может быть, даже спасет от угрозы, которую вы себе даже представить не можете! Ад... вы понимаете, что он существует?! Другое измерение, не Тартар, с которым мы дружны, а иное, совершенно враждебное нам, пространство? Доктор Кризис в стране зебр прорвался туда и я боюсь, что он не сможет контролировать свои телепортаторы, а без умения управлять донкельхейтумом мы не сможем ни закрыть ту дыру в измерениях, ни защитить себя от обитателей ада!

Блеклист поднялась и долго смотрела Пинкхарт прямо в глаза. Так долго, что я уж начал думать, что изображение повисло, но тут она процедила сквозь зубы:

— Я не знаю, о какой чертовщине вы говорите, и мне плевать на неё! Я вызываю управление. С меня хватит страха!

Пинкхарт глубоко вздохнула, потом стерла пот со лба и медленно произнесла:

— С этой минуты мы все мертвы.

Запись закончилась.

Я был в замешательстве. Значит, Шейди была в курсе как минимум большей части всех событий, происходивших здесь. Правда, запись была какая-то сумбурная для меня, потому что пони говорили о вещах, мне абсолютно неизвестных так, словно для них это было повседневностью. А может, так и было на самом деле! Странно, правда, что кроме Блеклист и Пинкхарт, никто из присутствующих в общем-то не говорил. Может, шептались, как это видно на записи, но так вот чтобы высказать что-нибудь... Надо спросить об это Ксенона. Хотя сомневаюсь, что он что-то знает.

Шейди... странная пони. Вроде бы уже наступил конец света, уже никто ни за что её ругать и наказывать не будет, даже наоборот — любая подобная информация ценна до абсурда, а она молчит! Ох, я так мало знаю... А слова Пинкхарт об аде в конце записи? Неужто они знали о грядущем кошмаре, и молчали? Да как? Как? Как так можно?!

"История обретает объем, приятель" — сказал мне мозг — "Ты записи-то слушай! Все подряд!"

"Да у меня ж голова расколется!" — возмущенно ответил я ему.

"Не расколется, она у тебя, брат, чугунная!"

Хм, а действительно стоит слушать. Может быть, если я покопаюсь в КПК повнимательнее, я найду что-нибудь очень важное! А что если этот... как его... до... докне... тьфу! Этот… кактотамум, о котором они говорили, что если именно о нем хочет узнать Ксенон? А что за мутации? То есть не простые мутации, а магические? Какие такие нестабильные поля? Кто убил охранника и какую-то пони? Откуда взялись эти демоны? Как защитить от них Эквестрию? Как спасти мир? Как спасти себя?


Транспортная станция была широкой темной платформой с двумя такими же темными тоннелями с боков. Робот-паучок послушно шел за мной, изредка попискивая. Ксенон велел мне ждать, пока он не пришлет мне вагонетку по одному из путей, который был исправен. Ждать... нет ничего хуже, чем сидеть без дела в темноте на мертвой научной станции во время вторжения демонов! Мое копыто обо что-то запнулось. Пушка какая-то... О! Коровий навоз! Это же АУМ-12 военного образца! Автоматический Универсальный (все-что-угодно-)Мет! Седловой, с дисковым магазином внутри и еще кучей таких же вокруг!

Не долго думая, я нацепил на себя боевое седло, и начал искать скобу, чтобы закрепить оружие на спине.

— Эй, дружок, не посветишь? — спросил я робота, надеясь на его всемогущество. И таки он включил фонарик! Вот почему сразу нельзя было так сделать?

[3 — https://www.youtube.com/watch?v=N4vOfWvsb7o ]

Но как только скоба защелкнулась у меня на груди, все (ну конечно, блин!) вдруг загорелось оранжевой гаммой. Противоположная стена вдруг лопнула, и оттуда вылезло что-то живое... Свет робота-паучка озарил огромного черного червя, покрытого шипами от усыпанного тентаклями, рта, до кончика хвоста с гнойным наростом на нем.

— Митос долор морс ак формидо нис(**) — прорычал он, получая в пасть жгучим магическим лучом паучка. Я сжал зубами сбрую управления седлом и заставил его выплёвывать дробь (насколько можно было судить о зарядах при свете фонаря) из дискового магазина рядом со сбруей.

Со вспышками на платформу полезли демоны. Я выстрелил еще несколько раз в червя, и развернулся, приняв стрелковую стойку. Обезьяноподобный демон не успел швырнуть фаербол, так как был разорван в клочья смертельными залпами моего боевого седла. Кровь брызнула в разные стороны, а куски мяса засыпали его собратьев. Я целился и стрелял, стрелял и целился: твари взрывались красными фонтанами. Лучи бота прикончили червя, и теперь помогали мне отстреливать монстров.

Фаерболы летели в нас: я уворачивался, а вот паучок почему-то не спешил избегать попаданий. Его видеокамеры опасно мерцали, а жалобный писк сообщал о сильных повреждениях, но он пока держался.

Молнии сверкнули под потолком и в бой ввязались летающие монстры-тыквы. Молнии осыпали меня искрами, но я довольно легко избегал попаданий, прыгая из стороны в сторону и обливая врагов дробью. И тут седло издало пустой щелчок. Черт, перезарядка! Я грубо выбил магазин и, едва не уронив, заменил его другим. Одними копытами сделать это было весьма трудно, но я справился. Однако получил фаерболом в бок и, не удержавшись, рухнул на землю, чтобы увидеть, как бот героически стреляет в демона, и как тот, хищно зашипев, выносит его к черту, швырнув сразу два фаербола.

— Гад!!! — рявкнул я и, передернув затвор зубами, изрешетил монстра.

Еще два фаербола прилетели мне в спину. А за ними — третий! Броня дико разогрелась, но все еще держала форму. Я вскочил и начал носиться, как ошпаренный (а так и было) по всей платформе, стреляя пиная и толкая врагов и получая когтями по лицу и броне в ответ. Боль от кровоточащих ран не могла сравниться с болью от раскаленной брони. Мое оружие грохотало, но даже выстрелы тонули в этом ливне из рыков, шипений, визгов, и прочих звуков! Я яростно палил во все стороны, демоны дохли, но на их место прибывали другие. В меня постоянно что-то летело, меня все время резало по ногам и колотило по шлему. Телепортирующиеся твари накинулись на меня и попытались перерезать мне глотку, но я кувырнулся на пол, упав и придавив их весом. Дальше в ход пошел мой нож.

Окровавленный, раненый, но в боевом задоре, я поднял смелый взгляд на врага...

...и получил фаерболом прямо в морду! Благо, очки шлема не дали моим глазам растаять, но я все же пошатнулся, потерял ориентацию, и, отступив назад, чуть не рухнул с края платформы. Мозг заставил мои челюсти сжать сбрую боевого седла и стрелять, не целясь, что, похоже, возымело отличный эффект, но я рисковал быть убитым какой-нибудь особо умной тварью, что зашла бы мне за спину.

И тут я услышал спасительный лязг вагонетки. Открыв глаза, я увидел, что она прибыла на противоположную от меня, сторону платформы. Нужно добраться до неё! Иначе я погиб!!!

Стиснув сбрую еще сильнее, я бросился прямо в толпу, и жестоко ударил передними копытами первого попавшегося обезьяноподобного монстра прямо в грудь. Его ребра хрустнули, вырываясь из кожи наружу, а я, лягнув монстра, зашедшего сзади, и отправив его в полет к противоположной стене, снова помчался вперед.

Удар в голову. Мой шлем прогнулся, а в ушах зазвенело. Я повалился на пол, слегка оглушенный.

— Давай, давай, ДАВАЙ ЖЕ! — прорычал я и, сбросив с себя напрыгнувшего монстра, прыгнул сгорбленному демону прямо на спину, а с неё — на свободный от врагов участок платформы. Еще прыжок — и я в вагонетке. Я с силой ударил по кнопке запуска. И поднял взгляд на демонов.

Бой еще не закончился...