Всадник Селестии

Анон, разумеется, рассказал Селестии, что люди ездят верхом на лошадях. Её это удивительно сильно заинтересовало...

Принцесса Селестия Человеки

FO:E - В далеких песках юга

Приключения Принцессы Луны в послевоенных пустошах Эквестрии.

Принцесса Луна ОС - пони

Параллель

Два мира, столь похожие и столь разные одновременно. У них было единое начало , но они пошли разными путями. И вот отнажды , после долгих лет разлуки они вновь встретились....

Я тебя люблю… Я тебя тоже нет

Любовь...

Флаттершай Твайлайт Спаркл

Очарование провинциального городка/ Small-town Charm

Помнишь, как параспрайты захватили Понивилль? Или как Цербер, трехглавый демонический пёс, стражник Тартара, преисподней Эквестрии, покинул свой пост и в итоге забрёл сюда? Я только хочу сказать, это необычный городок. Всякое может случиться. Это история о том, как миллионы звёздных пауков стали жить с Твайлайт Спаркл. И это не самое странное, что приключилось с ней в этом месяце. Понивилль, чувак. Безумное место.

Твайлайт Спаркл

Все начиналось с изумруда...

Твайлайт решила произвести эксперемент с участием Рэйнбоу Дэш. Результат превзошел все ожидания...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Fallout: Equestria - Расщепление - Осколок Гаст

Кантерлот. Простой пегас-перевозчик. Последний день, пошедший не так.

Другие пони ОС - пони

Портрет Трикси Луламун. Пропущенная сцена

Пропущенная сцена из «Портрета Трикси Луламун», писавшегося на конкурс. Местами наглый «кроссовер» с «Повелителем иллюзий» Баркера и одной книжкой Джона Бойтона Пристли, название которой я забыл. Сцена, призванная показать могущество Трикси, как новосотворённого лича, но ещё до конца не утратившего реакции и мотивацию живого существа - по условиям конкурса не вписывалась в «габарит». Несколько раз порывался дописать эту сцену, но всё не было вдохновения.

Жучашка-обнимашка

Вы с Тораксом - бро навеки. Однако ты твёрдо убеждён, что бро не тискаются друг с другом, а Торакс готов поспорить.

ОС - пони Торакс

Equestrian Tail

Эквестрия, эмиграция. События рассказа происходят в немного расширенной вселенной Эквестрии. Главный герой бежал от ужасов, творящихся во имя добра на его заснеженой родине и пытается найти свое место в Эквестрии.В самой Эквестрии, правда, настоящее затишье перед бурей и возможно уже жители Эквестрии встанут перед дилеммой, которую когда-то решали жители его далекого дома.

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Часть 2 (Джозеф) – Глава 4 Часть 2 – Интерлюдия

Часть 2 (Джозеф) – Глава 5

О том, что надо делать, когда находишься в успешных отношениях с женщиной, Джозеф не знал практически ничего. Да он в них до События никогда и не состоял, а все его краткие эксперименты и попытки указали ему, что то, чего он нахватался в сети и в печатных изданиях, в качестве полезных инструкций было совершенно и прискорбно бесполезным. До сих пор ему удалось обнаружить всего несколько моментов. Самым важным было наблюдение, что, как и мужчины, женщины любят, когда с ними проводят время и проявляют внимание к вещам, которые им интересны.

Для него эта идея была настолько революционной, что он даже записал её где-то на своём компьютере, там, где он мог бы видеть эту фразу ежедневно. Разумеется, самым сложным было не записать что-то мудро звучащее, а следовать этому совету в жизни.

Найти общий интерес с Морией было несложно, она тоже любила видеоигры, и они, скорее всего, играли в них больше, чем кто-бы то ни было в городе. Они даже потратили немало рабочих часов на то, чтобы переоборудовать один из городских кинотеатров, чтобы можно было играть на большом экране. Невероятный и бесполезный расход ресурсов, но прекрасно помогающий спустить пар.

Но что ещё общего у него было с Морией? Например, интерес к магии. То, что попытки Мории научиться магии обычно заканчивались катастрофой, быстро вылечило Джо от желания ей в этом помогать. Силой она обладала невероятной, скорее всего, куда большей, чем он сам. К сожалению, протез, судя по всему, всего лишь позволял открывать шлюз по желанию, а не улучшал качество того, что в итоге через него проходило.

Было ещё одно дело, которое им нравилось, и которое, так уж получилось, было единственным, что приносило ощутимую пользу поселению – разгадка тайн. У Мории не было к этому особых талантов (как и к чему-бы то ни было помимо управления самолётом, насколько он знал), но зато она была непрошибаемо упряма и внимательна к мелочам. Довольно часто это оказывалось решающим фактором.

Здание суда округа Эдгар располагалось в центре городской площади. Оно было довольно большим и, скорее всего, когда-нибудь послужит для самых разных нужд общины (как оно служило предыдущие две сотни лет), но на данный момент один из залов суда служил прекрасной рабочей площадкой. В здание уже было подведено электричество для радиостанции (Мория заставила его работать больше недели назад), вместе с беспроводной сетью, через которую можно было подключиться и к спутникам связи.

Джозеф установил свой ноутбук на верхнем этаже, заодно с несколькими школьными досками на колёсиках, расставленными на полу вместо скамеек защиты и обвинения. Полукруг досок был исписан текстом передачи, покрыт всевозможными распечатками, вероятностными моделями и графиками, полученными в попытках ручного перевода. До сих пор ничто из того, что он испробовал, не принесло ответа, но на этом этапе это было более-менее ожидаемо.

Джозеф любил сделать вид, что он гений криптографии, но на практике он был значительно лучше в деле защиты, а не взлома. Его «милометка» ему тоже не помогала, несмотря на то, что он чувствовал, что его способности к работе с компьютерами с её появлением улучшились.

Мория сидела рядом с ним в твёрдом деревянном кресле, потягивая кофе и рассматривая текст сообщения. Выглядело это так, как будто она задумалась, хоть Джо и предположить не мог, о чём. Он думал о том, что она мило выглядит, когда задумалась, но говорить он ей этого не собирался. Мория очень не любила, когда он что-то начинал. Ей хотелось всем управлять, в противном случае она умолкала и несколько часов его избегала.

Комплимент он мог сберечь и на потом.

— Думаю, мы с неправильной стороны зашли, — сказала она, внезапно поднимаясь на ноги и отставляя кофе в сторону.

— О? – посмотрел он на неё, пытаясь звучать заинтересованно. Признаваться он в этом, конечно, не собирался, но он не думал, что есть заметный шанс, что она решит задачу. Она тут была для того, чтобы помогать ему, не наоборот. Тем не менее, он старался быть открытым для идей. Про гражданских пилотов он мог бы многое сказать, но он никогда не слышал, чтобы они были глупы.

— Думаю, надо сделать шаг назад. Нам надо понять, кто послал сообщение перед тем, как мы можем попробовать его расшифровать. Понять, почему они вообще его шифруют. Если сможем понять, как у них мозги работают, шифр сломать будет тоже намного проще.

— Окей. – Он тоже встал и прошёлся вдоль досок. Сам текст был распечатан громадными буквами на больших вывесках, постере, который был растянут на всю длину досок. – Ну и кто же его отправляет?

— В первую очередь, скорее всего не выжившие. – Мория махнула копытом, указывая на пустую комнату. Судебный зал заседаний мог легко разместить 75 человек, но кроме них внутри никого не было. – Мы думали, что кроме нас во всём мире не осталось людей несколько месяцев. Зачем бы мы себя прятали? Мы хотели, чтобы нас нашли!

— И нет, не надо говорить, что это какие-то плохие люди из выживших, потому что в этом тоже нет смысла. Что сейчас можно такого плохого сделать? Поселений так мало, и разбросаны они так сильно, что кто угодно может уничтожить половину, и никто не узнает. Если бы не спутниковые телефоны, о которых, я думаю, это и так понятно, они и не подозревают.

— Потому что…

— Потому что если бы подозревали, зачем им передавать свои шифры на весь мир, чтобы их передачу мог услышать любой, и потом сломать? Да, телефоны, может, и прослушиваются, но шифр-то они могли использовать через них точно так же, как они его применяют сейчас! Это уменьшило бы количество желающих его взломать, ограничив его теми, кто контролирует сети Иридиума.

Джозеф подумал над этим несколько секунд. В конце концов, он кивнул.

— Окей, значит, этот кто-то не из поселений, которые объехал Адриан, потому что для них пользование спутниковым телефоном вполне логично… и даже если это они, мы никогда об этом не узнаем, потому что на самом деле ни за чем не следим. Кто остаётся?

— Не HPI, мы их можем сразу выкинуть из списка. У них свои военные спутники, да и голосовые шифры они не применяют. Да и вытащить из них мы ничего не сможем. Я не верю, что это вообще может быть кто-то из выживших… давай сделаем вид, что это не они, ладно? Остаются только пришельцы. Эквестрийские пришельцы, если точнее.

— Так другой мир же запечатан, разве нет? На тысячи лет.

Глаза Мории сузились.

— Эта информация под подозрением.

— Что, серьёзно? – в этот раз ему выпало быть скептиком. – Если мы этого не принимаем, что мы вообще можем принять? Мы тут не для того, чтобы подвергать сомнению всё, что они нам сказали. Мы код ломаем.

Мория обессиленно вздохнула.

— ЛАДНО! Мы сделаем вид, что «принцесса» нам не наврала. Эквестрия отрезана, так что никакого смысла посылать туда радиопередачи, нет.

— Кроме того, это не эквестрийский код. Там были числа, и передача достаточной мощности, чтобы было слышно на весь мир. А эта нет. В HPI её не слышали, а они от нас всего в нескольких штатах.

— Да, — улыбнулась она. – Задумайся: Сансет Шиммер посылала кодированные сообщения, и Алекс так и не выяснила, зачем. Она ведь не от нас свои сообщения прятала, это должны были быть другие пони. Я готова об заклад биться, что для получения передачи из другой вселенной необходимо специальное оборудование. Я готова об заклад биться, что те, кто, по её мнению, мог её подслушать, находился с этой стороны. Это вполне возможно, и даже вероятно, если пони, от которых она скрывалась, решили остаться здесь, когда Эквестрия предположительно куда-то там уплыла и прервала связь.

Это была внушительная цепочка умозаключений, сомнений не было. Джозеф не знал, впечатляться ему по этому поводу или злиться. Он полагал, что всё сведётся к тому, окажется ли она в итоге правой.

— Предположим, так всё и было. Ты говоришь, что код исходит от эквестрийцев. Они тут застряли на всю жизнь. Какой смысл сейчас использовать код? Сансет Шиммер и её группа больше значения не имеют, они все отправились домой.

— Предположим, что отправились. – Мория ещё раз прошлась мимо досок, судя по всему, даже их не замечая. – Кто решится добровольно и навсегда покинуть свой мир? Сознательно навеки отсекая себя от семьи и друзей. Примерно как то, что произошло с нами, только… добровольное.

Он мгновение поразмыслил и ответил.

— Герои и монстры. Могут оказаться пони даже благороднее, чем Сансет Шиммер и ей подобные, кто решил остаться и помочь нам отстроиться. Или… или это кто-то настолько разочарованный в собственной жизни, что им хочется начать заново. Пионеры, или… революционеры. Бандиты, политики и диссиденты.

— Первой группе прятаться незачем. А вот вторая…

Джозеф пролевитировал перед собой ручку, отправив её к пустому листу бумаги и начиная писать.

— Давай представим, что мы имеем дело с плохими пони из Эквестрии. Что это нам даёт? – он нахмурился. – Они будут использовать аналоговый шифр. У них не будет ни компьютеров ни даже понимания, что это такое. Они будут прятаться либо от… нас, либо друг от друга. Может, у них конкуренция, или…

Он отложил ручку.

— На этом этапе это голая теория, но возможно. Если бы мы только его расшифровали…

— Моли небеса, чтобы это был действительно шифр, а не какой-нибудь неизвестный нам эквестрийский язык. Ни в одной книге ничего про них не было. Конечно, если они хотели…

— Стоп. – Он положил ей на плечо копыто, но не в романтичном смысле. – Мы не пытаемся подозревать Луну или кого-то из посланных ею пони. Это другой разговор, к нынешнему не относящийся. Мы не можем оставлять неопределённые переменные. Так вот… это плохие пони, или политические диссиденты. Они разделились на несколько групп, и располагаются достаточно близко, чтобы их передатчик до нас добивал. Что они могут говорить?

Мория встала возле него, положив голову на его плечо.

— В этом-то и вопрос. Разберись в нём, Джо. Я знаю, ты можешь.

— Угу, — кивнул он. – Я… разберусь.

Код издевался над ним больше недели. В этот раз он его расколет, и достаточно быстро, чтобы в этом был смысл.

— Когда разберёшься… вызови их. Используй их код… Если это пони, которые не согласны с тем, как эквестрийские монархи поступили с Землёй, это наши друзья. Может, они знают много вещей, о которых нам книг не дали. Знают, как нам рассчитаться за то, что с нами сделали.